Библия-Центр
РУ

Шестоднев и современная апологетика

А.В. Лакирев
Скачать в формате:
Поделиться

Введение

Библейский рассказ о сотворении мира, содержащийся в 1 и 2 главах книги Бытия и обычно называемый Шестодневом по числу упомянутых в нем дней творения, занимает совершенно исключительное место в контексте христианского Откровения. С одной стороны, этот текст является основой важнейших догматических представлений Церкви. В то же время, с другой стороны, он с древнейших времен был в центре внимания христианских апологетов и в наше время остается, быть может, одним из наиболее оспариваемых и критикуемых текстов. Все это говорит о том, что значение этого текста трудно переоценить.

Окончательная фиксация текста Шестоднева, как и в целом Пролога книги Бытия, произошла, по предположениям библейской науки, в XIII-XI вв. до нашей эры в результате сочетания т.наз. Яхвистической и Элохистической традиций, сохранивших значительно более древние устные предания, восходящие непосредственно к Моисею 1 Прот. А. Мень, Исагогика, I, § 16.
.

Сложность и образная насыщенность этого текста с глубокой древности сделали его предметом изучения и толкования, поскольку Шестоднев лежит в основе трех важнейших компонентов Богооткровенной религии. Именно в Шестодневе, по мнению дохристианских писателей, Отцов Церкви и современных экзегетов, задается своеобразная отправная точка библейской монотеистической теологии — веры в Единого Бога, открывающего Себя человеку. Не меньше значение Шестоднева как основы библейской антропологии. Представление человека о себе самом не может обойти фундаментальное Откровение о тварности человека. Наконец, представление о мире и его судьбе также находит себе в Шестодневе важнейший источник.

a. Место Шестоднева в общем контексте библейского Откровения

В общем контексте Библии рассказ о сотворении мира и человека тесно связан с центральным во всем Пятикнижии Откровением о единственности Бога, Творца неба и земли.

С точки зрения положительной (катафатической) библейской теологии именно Шестоднев лежит в основе веры в предвечность бытия Божия и трансцендентность Сущего.

Кроме того, сотворение мира оказывается первым действием Божиим, в котором человек познает попечение Творца о мире и человеке. Далее, сотворение мира — это такое действие Божие, в котором с исключительной силой раскрывается перед человеком всемогущество Творца. Именно поэтому Шестоднев находит отражение в величественных гимнах Ветхого Завета: Псалмах, 38-40 главах книги Иова, песни трех отроков в 3 главе книги Даниила, книге Премудрости Соломоновой и многих других. Именно факт сотворения мира имплицитно обосновывает право власти Всемогущего и в мире в целом, и в жизни каждого человека. Именно сотворение налагает на человека неотменимую и возвышенную ответственность перед Творцом.

b. Шестоднев в апологетическом и культурном контексте

i. Шестоднев на фоне языческих космогоний

Археологические и историко-культурные данные позволяют сопоставить Шестоднев с космогоническими представлениями древних народов, поскольку последние составляют идейный фон, своеобразный культурный контекст, в котором было дано Откровение.

С одной стороны, в Шестодневе священный автор пользуется выразительными средствами, в заметной степени походящими на языческие мифы о происхождении мира. Как пишет игум. Иларион (Алфеев), «нельзя не отметить черт поразительного сходства между космогонией Библии и другими древними космогониями, например месопотамской и древнегреческой» 2 Игум. Иларион (Алфеев), Таинство веры, стр. 60.
. В XIX веке констатация этого сходства привела даже к появлению теорий, пытавшихся доказать заимствованное происхождение библейского рассказа, его полную зависимость от вавилонских сказаний.

В то же время есть ряд наиболее важных, сущностных особенностей зафиксированного в библейском рассказе Откровения, разительно выделяющих Шестоднев на общем фоне древних мифов. Свт. Василий Великий (329-379 гг.) говорил об авторах этих языческих космогоний, что «много книг о природе составлено было от еллинских мудрецов, но ни единое слово у них не осталось неизменным и непоколебленным… Ибо они, о Боге не ведавшие, не могли согласиться о том, что возникновение всецелого сущего упреждалось некой разумной причиною, а в соответствии с этим своим изначальным неведением заключали они и о прочем» 3 Василий Великий, Первая гомилия на Шестоднев, стр. 194, цит. по переводу О.Е. Нестеровой: Свт. Василий Великий, Гомилии на Шестоднев, «Символ», № 36, Париж, 1996.
.

Основным характерным отличием Шестоднева от языческих космогоний является, таким образом, его строгий монотеизм, несопоставимый не только с политеизмом, но и с дуалистическими и пантеистическим представлениями древних. Монотеизм Библии, в том числе и Шестоднева, исходит из представления о полной иноприродности Бога и твари, отрицая языческие идеи о том, что материя так же вечна, как божество. Эту иноприродность, трансцендентность Бога подчеркивает свт. Феофил Антиохийский (2 в.): «Прежде всего пророки научили нас, что Бог все сотворил из ничего. Ибо ничто не совечно Богу…» 4 Свт. Феофил Антиохийский, К Автолику кн. II, 10, стр. 475.
.

Характер библейского повествования подчеркнуто противостоит натуралистическим сказаниям древних о битвах богов, о порождающих их стихиях, решительно отвергая религиозный антропоморфизм. Если древние мифы наибольшее внимание уделяют как раз перипетиям отношений своих мнимых божеств, то в центре внимания Откровения — реальные события и священный автор никогда не пытается художественно изобразить невыразимое. В.Н. Лосский так объяснял это: «земля духовно центральна, потому что она — плоть человека, потому что человек — существо центральное… В центре Вселенной бьется сердце человека» 5 Лосский, Догматическое богословие, стр. 234-235.
.

Огромный нравственный смысл имеют многократно повторенные слова Творца: «вот, хорошо весьма». Пожалуй, ни одному автору-язычнику такое и в голову бы прийти не могло. Однако вся динамика разворачивающихся перед нами событий и действие в них воли Вседержителя, несмотря на трагичность библейской истории, неявно, но ярко противостоят языческому фатализму и пессимизму.

ii. Шестоднев на фоне неоязычества

В дальнейшем Шестоднев сохраняет актуальность как Откровение Божие, хотя, быть может, на первый план выходят несколько иные его аспекты. В первую очередь, в новое время наиболее остро воспринимается подразумеваемое в Шестодневе отрицание пантеизма. Центральное положение о воле Творца как единственной творящей мир силе вновь и вновь предостерегает человеческую мысль от отношения к человеку и его сиюминутным интересам как к «мере всех вещей» и возвращает ее к Тому, кто «положил меру» 6 Иов. 38:5.
земле.

iii. Шестоднев на фоне квазинаучного атеизма

Наконец, в XIX-ХХ веках Шестоднев стал объектом яростной и не всегда корректной, а порой и вовсе недостойной критики со стороны естествознания и тоталитарных идеологий. Причины этого выходят за рамки нашего рассмотрения, однако необходимо отметить, что критика эта в большой степени исходила, с одной стороны, из статической модели физического мира, полагавшей Вселенную вечной, безграничной и, в сущности, неизменной. Эта статическая модель устарела и была отвергнута с созданием теории относительности и представлений о расширяющейся Вселенной. С другой стороны, Шестоднев подвергался сомнению благодаря средневековому латинскому буквализму, приведшему к распространению идей о неизменности живых существ. Внебиблейское по своей сути, это учение было подвергнуто уничтожающей критике с появлением данных палеонтологии, а затем и с созданием теорий эволюции природы. Важно, однако, понимать, что предметом полемики было, строго говоря, не содержание библейского рассказа, а лишь наиболее одиозное его толкование. В настоящее время эта полемика скорее напоминает исторический курьез, но в ней, как в капле воды, отражается вся мировоззренческая значимость Шестоднева для человечества.

Характерные черты библейского рассказа о сотворении мира

Наиболее значимым (и, одновременно, наименее зависящим от литературных особенностей жанра) в Шестодневе является учение о Боге, о мире и о человеке.

a. Теология Шестоднева

i. Единственность Бога

Несомненно, главным Откровением о Боге, содержащимся в Шестодневе, является весть о Его Единственности. Потеряв в результате грехопадения возможность непосредственного общения с Единым, люди, по слову ап. Павла, «осуетились в умствованиях» 7 Рим. 1:21.
и это привело в конечном итоге к возникновению языческого политеизма. Последний, в сущности, является весьма приземленным, антропоморфным представлением о Незримом, проецирующим в религиозную сферу эмпирическое знание человека о собственной многочисленности. Слова первого стиха первой главы книги Бытия «В начале сотворил Бог небо и землю» твердо отвергают этот политеизм, и это — действительно первое и самое главное, что необходимо для жизни и, если так можно выразиться, для духовного здоровья человека.

Однако, как пишет игум. Иларион (Алфеев), «уже в Ветхом Завете мы встречаем намеки на множественность Лиц в Боге. Первый стих Библии — «В начале сотворил Бог небо и землю» — в еврейском тексте содержит слово «Бог» во множественном числе (Элохим), тогда как глагол «сотворил» стоит в единственном числе» 8 Игум. Иларион (Алфеев), ibid., стр. 39.
. Такое словоупотребление традиционно для Ветхого Завета. Оно, строго говоря, не предполагает множественности божеств, что было бы немыслимо для Библии, но выражает веру в бесконечное превосходство Творца над ограниченностью твари.

В конце первой главы, повествуя о сотворении человека, священный автор вновь приоткрывает тайну Божественной природы, передавая слова Творца «сотворим человека…» 9 Быт. 1:26.
. Множественное число в этом выражении истолковывалось различно. Так, в иудейской (да и не только в иудейской) среде было распространено мнение, что эта слова Творца могли быть обращены к тварным нематериальным существам, бывшим свидетелями сотворения человека. Но «среди св. Отцов преобладает мнение, что в Шестодневе речь идет о внутрибожественной тайне, о «Троичном совете» 10 Прот. А. Мень, ibid., § 17.
.

Единство Божие выражено, таким образом, в первую очередь в единстве Его воли и действия при сотворении мира, а также использованием слова «Элохим» — своеобразного библейского термина, множественным числом именующего Единого, но бесконечного и трансцендентного Бога.

ii. Трансцендентность Бога

Именно это превосходство Творца, Его непринадлежность и несоприродность этому миру являются вторым важнейшим компонентом теологии Шестоднева. Эта мысль выражена в том, что первый стих говорит о сотворении Богом всего мира, неба и земли. Поскольку далее говорится о «тверди небесной» и о разделении «воды, которая под твердью, от воды, которая над твердью» 11 Быт. 1:7.
, ясно, что речь идет не столько о небосводе, сколько о некоторой неземной реальности, небе духовном. И эта реальность также по слову Шестоднева является тварной и имеющей начало, и она, пользуясь словами православного богослужения, «не может вместить Невместимого». Кроме того, слово о сотворении «в начале» означает в первую очередь безначальность Самого Творца, в корне отличающую Его природу от природы твари.

Таким образом, как пишет игум. Иларион (Алфеев), «тварное бытие иноприродно Богу: оно не является эманацией — проявлением или излиянием Божества, как это представляет пантеизм. Божественная сущность в процессе сотворения мира не претерпела никакого разделения или изменения: она не смешалась с тварью и не растворилась в ней» 12 Игум. Иларион (Алфеев), ibid., стр. 51.
.

iii. Личностность Бога

Повествуя о сотворении мира, священный автор говорит о Боге как о Личности. Только личность может иметь волю, выражающуюся в таких грандиозных деяниях, только личность может произнести «повеление утру» 13 Иов. 38:12.
, только личность, наконец, может оценить сотворенную реальность, говоря «хорошо весьма». В контексте древнего язычества, представлявшего божеств как личностей, пусть и весьма непривлекательных, человекоподобных, это Откровение о личностности Бога, возможно, и не казалось таким удивительным. Однако в новое время, с распространением пантеизма и восточных представлений о божественном как о безликой силе, разлитой в мире, это слово приобрело совершенно исключительную остроту и актуальность. Сегодня одним из центров тяжести христианского свидетельства является не столько самый факт существования Бога, сколько именно Его личностность.

iv. Всемогущество Бога.

Разительным отличием Единого, трансцендентного и личностного Бога от человека и антропоморфных порождений человеческих умствований является Его Всемогущество, о котором так ярко повествует Шестоднев. Одним лишь словом, одним выражением Своей воли Он приводит в бытие все великолепие мира: «ибо Он сказал, и они сделались, повелел, и сотворились» 14 Пс. 148:5.
.

Свт. Василий Великий призывает нас в красоте и величии твари увидеть отражение бесконечной красоты и могущества Творца: «восславим Сего Превосходнейшего Художника всей премудро и благоискусно устроенной твари. И из красоты всего видимого выведем понятие о Том, Кто превосходит Собою всякую красоту, а от величия сих воспринимаемых чувствами и конечных земных вещей заключим по подобию к бесконечному, величайшему и превышающему всякое разумение изобилием силы Своей Существу» 15 Василий Великий, ibid., стр. 205.
.

С древнейших времен описанное в Шестодневе сотворение мира «словом Божиим» христианские авторы соотносили с Логосом, Единородным Сыном и Словом Божиим, связывая тем самым Шестоднев с прологом Евангелия от Иоанна. Комментируя Шестоднев, свт. Феофил Антиохийский пишет: «Бог, имея Слово Свое в собственных недрах родил Его, проявив Его вместе с Своею Премудростию прежде всего. Слово сие Он имел исполнителем Своих творений и чрез Него все сотворил. Оно называется началом, потому что начальствует и владычествует над всем, что чрез Него создано» 16 Свт. Феофил Антиохийский, ibid., стр. 475.
.

Наконец, важно, что Шестоднев повествует о «происхождении неба и земли» как о непрестанном творческом действии Бога. Созданная тварь «безвидна и пуста», и только Божие повеление является силой, гармонизирующей мир и преодолевающей его неустроенность. Это, конечно, не только Откровение о всемогуществе Творца, но и источник упования для человека.

b. Космогония Шестоднева

Свойства мира, в котором Бог поселил человека, влияют на нашу жизнь, но еще более имеют для нас значение потому, что определяют позицию человека перед Творцом. Шестоднев говорит о некоторых существенных особенностях твари, избавляя человека от неразумного поклонения ей.

Важнейшим аспектом тварного мира является то, что он именно тварный. Это выражено в первую очередь словами о том, что «в начале сотворил Бог небо и землю». Как уже упоминалось выше, эти слова обозначают собою всю эмпирическую реальность, а не только область материального. Подтверждает это первый стих второй главы, говорящий: «Так совершены небо и земля и все воинство их» и утверждающий, тем самым, тварность и бесплотных сил.

Выражение «небо и земля» подразумевает тварность не просто небесной и материальной реальностей, но всего разнообразия мира. Как говорит свт. Василий Великий, «через эти две крайности (небо и землю) он таинственно обозначил существование всецелого мира… конечно, если что-либо помещалось между сими пределами, то оно вместе с ними и было сотворено» 17 Василий Великий, ibid, стр. 200.
.

i. Сотворение из ничего

Как уже указывалось выше, одним из ключевых аспектов Откровения является отрицание предвечности материи. Согласно библейскому рассказу, вечен только один Всемогущий, тварь же сотворена из ничего, или, выражаясь словами свт. Иоанна Златоуста, приведена «от небытия в бытие» 18 Анафора литургии свт. Иоанна Златоуста.
. Сам Шестоднев вообще не говорит о том, «из чего», из какого источника сотворен мир. Однако, во 2-й книге Маккавейской мы находим утверждение о том, что «все сотворил Бог из ничего» 19 2 Макк. 7:28.
, явно отражающее древнюю иудейскую устную традицию. Подразумевается сотворение мира из ничего и в том способе творения словом Божьим, о котором постоянно говорит Шестоднев.

Собственный опыт человека таков, что для него логически и психологически невозможно представить себе созидание чего бы то ни было не из предсуществующего материала. Для античной культуры именно этот факт сотворения из ничего оказался наиболее трудным. Как говорит свт. Василий Великий, «даже изрядно наторевшие во всем этом люди решили, будто Богу, Творцу всецелого сущего, совечен сей видимый мир, и тем самым возвели этот последний, конечный и наделенный вещественным телом, в ту же славу, которая подобает природе необъятной и невидимой» 20 Василий Великий, ibid, стр. 196.
. Тем самым мы находим здесь имплицитное свидетельство божественности Откровения, коль скоро человеческий разум не в силах породить подобной мысли.

ii. Историчность мира

Из того, что тварь не со-вечна Богу, с очевидностью следует основополагающее свойство мира, которое открывается в Шестодневе, а именно то, что все, что имеет существование, имеет начало. Более того, по словам блж. Августина, и самого времени не было до начала мира, ибо оно было создано вместе с миром 21 Блж. Августин, Исповедь, XI, 13.
.

Это важнейшее утверждение, противостоит которому довольно мрачная мысль о бесконечной продолжительности времени. Эта идея была распространена в глубокой древности и выражалась в разнообразных языческих космогониях либо представлениями о бесконечной цикличности мира, либо бесконечной протяженности его во времени. Также популярна оказалась идея бесконечности осязаемой вселенной в пространстве и во времени в неоязыческих материалистических представлениях XIX-XX веков. Этой пессимистической мысли противостоит твердое и ясное слово Шестоднева о том, что мир имеет начало, «берешит» по-еврейски или «άρχή» по-гречески.

Использованное переводчиками Септуагинты греческое выражение «Έν άρχή» подразумевает начало не только как отправную точку во времени, но и как некоторое формирующее начало. Достаточно вспомнить однокоренное греческое слово «архонт» — правитель в греческих полисах. Следовательно, начало, о котором говорит священный автор, это и временнόе, и функциональное, упорядочивающее начало мира. Кроме того, имеющий начало мир предстает нам не столько как статическая картина, сколько как развивающийся процесс, имеющий свою уникальную историю. В этой истории есть место возникновению нового, что радикально отличает библейское мировоззрение от языческого, лучше всего выражаемого максимой «ничто не ново под луной». Более того, поскольку в этой истории совершаются действия Божии, она имеет непреходящее значение для всей жизни человека.

iii. Постепенность усложнения мира

В начале своей истории сотворенный мир не таков, каким застает его человек: по выражению священного автора, «земля же была безвидна и пуста» 22 Быт. 1:2.
. Воля Божия изменяет мир, приводя к бытию все новые реалии, причем это усложнение происходит постепенно. Постепенность развития творения также является одним из его важнейших свойств.

Только воля Творца, как следует из библейского рассказа, поддерживает неизменность существования твари. Сама тварь не обладает качеством неизменности, говорит свт. Василий Великий: «Такова природа вещей возникающих: то всячески прибывает и умножается, то оскудевает и истощается, не обнаруживая собою ни малейшего постоянства или устойчивости. Но так ведь и следовало, чтобы тела животных и растений, как бы вливающиеся, в силу естественной необходимости, в некий поток и подхваченные движением, увлекающим их к возникновению или гибели, были объяты временем, естество которого, по свойствам своим, сродно всему изменчивому» 23 Василий Великий, ibid, стр. 1986.
. В позднем средневековье в Западной Европе возобладало представление о неизменности твари, разительно контрастирующее с этими словами свт. Василия. В самом Священном Писании мы также находим слова о изменчивости твари: «Самые стихии изменились, как в арфе звуки изменяют свой характер, всегда оставаясь теми же звуками; это можно усмотреть чрез тщательное наблюдение бывшего. Ибо земные животные переменялись в водяные, а плавающие в водах выходили на землю» 24 Прем. 19:17-18.
. Не будь книга Премудрости Соломоновой, откуда взята эта цитата, отвергнута частью западных христиан за то, что сохранилась только в греческом, а не в древнееврейском варианте, эти слова заставили бы христианских буквалистов XIX века стать ярыми сторонниками дарвинизма — и не было бы никаких «обезьяньих процессов».

Далее, принципиально важно для нашего представления об истории мира то, что возникающие в нем по воле Творца новые реалии следуют в определенном порядке одна за другой, от более простых (с человеческой точки зрения) к более сложным. Существенно, что использованное священным автором еврейское слово «йом» (день, греческое ήμέρα) в библейском словоупотреблении не обязательно означает 24 часа. Так, в 94 псалме сорокалетнее странствование избранного народа названо «днем искушения в пустыне» 25 Пс. 94:8.
, а ап. Петр во 2-ом Послании говорит о том, что «у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» 26 2 Петр. 3:8.
. Это дает нам возможность не настаивать на буквалистском понимании выражения Шестоднева, что, в свою очередь, исключительно важно с апологетической точки зрения. Постепенное усложнение происходит, таким образом, в некотором не вполне известном нам темпе, меру которому полагает Сам Творец.

iv. Гармоничность мира

Повествование Шестоднева о событиях, происходящих в каждый день творения, завершается словами: «и увидел Бог, что это хорошо». Весь же рассказ первой главы о сотворении мира завершается словами: «и вот, хорошо весьма». Констатируемая Творцом гармоничность мира не является очевидной с человеческой точки зрения, нам лишь отчасти дано ощутить красоту и совершенство Божьих творений. Поэтому так важно для нас, что со Своей точки зрения Создатель видит окончательное совершенство мира, войти в которое нам еще только предстоит.

v. Завершенность мира

Наконец, библейское повествование о сотворении мира, говоря о начале мира, тем самым до некоторой степени открывает перед человеком истину о его конечной судьбе, так как все, что имеет начало, должно иметь и завершение. Свт.  Василий Великий говорит, что это важный компонент христианской веры: «Слова же В начале сотворил Бог суть предвозвещение догматов о скончании мира и новом творении, передаваемое нам здесь в виде кратком, в азах богодухновенной науки. Ведь то, что со временем начиналось, непременно должно завершиться во времени, и если имеет мир временнόе начало, то не усомнись и в его конце» 27 Василий Великий, ibid, стр. 196.
. В сочетании с откровением о грядущем конце, завершении творения, констатируемое в Шестодневе совершенство твари (пусть и потенциальное в человеческих глазах) оказывается для человека источником непреходящей надежды и радости о Боге.

c. Антропология Шестоднева

Духовная и физическая жизнь человека неизбежно определяется тем, как он понимает самого себя. Вопрос о том, кто есть человек и для чего он живет на свете, во все времена был и остается самым острым. Поэтому так значимо для нас то, что Шестоднев говорит о нас самих.

Именно это важно в антропологии Шестоднева, и поэтому «технический» вопрос о материале, из которого мы «изготовлены», священный автор обходит, в сущности, молчанием. Его выражение «прах земной» 28 Быт. 2:7.
, хотя и является наиболее известным, однако, далеко не «химический» термин. Септуагинта использует здесь слово γή, земля, обозначающее, как и в первой главе, простую материальность.

В полемике рубежа XIX-XX веков был популярен вопрос о том, насколько структурирован был этот «прах земной», то есть была ли это просто частица грунта или некое человекообразное существо (представитель семейства Hominidae). Текст Шестоднева не дает нам возможности обсуждать этот вопрос, не говоря об этом ничего. Однако нельзя не отметить, что такие авторитетные христиане 1-й половины XIX века, как преп. Серафим Саровский и свт. Феофан Затворник, старшие современники Ч. Дарвина, не знакомые с его книгой о происхождении человека, однозначно склонялись ко второй точке зрения. Строго говоря, вопрос этот, коль скоро сотворение человека уже совершилось, представляет теперь чисто академический интерес.

Гораздо значимее для нас то, как древние переводчики, знакомые, возможно, и с устной традицией, переводят слова «и вдунул в лице его дыхание жизни». Септуагинта говорит здесь: καί ένεφύσησεν είς το πρόσωπον αύτού πνοήν ζωής. Слово ένεεν имеет корень φύσης, природа, и означает, таким образом, творческое действие Создателя над природой творимого существа. Последнее делает, следовательно, этот прах земной иноприродным материи, выделяя его из природы как обладателя не только телесной, но и духовной сущности. Наконец, дыхание жизни не просто вносится в природу человека; греческое πρόσωπον, в большинстве современных языков переводимое как лицо, означает не только и не столько часть тела человека. В средние века, во времена христологических и тринитарных споров, его, как правило, переводили латинским словом persona, личность.

i. Человек как образ и подобие Божие

Слово Писания говорит о том, что человек появляется в мире не как игрушка слепых сил или случайных природных процессов, не как раб, обязанный кормить ленивых и самовлюбленных божеств, но потому, что воля Единого Бога вызвала его к жизни. По слову свт. Феофила Антиохийского, «ничто не совечно Богу, но будучи Сам Себе местом, ни в чем не нуждаясь и существуя прежде веков, Он восхотел создать человека, дабы им познаваем был, и для него-то предуготовил мир» 29 Свт. Феофил Антиохийский, ibid., стр. 475.
. Кроме того, свт. Феофил замечает, что «словами «сотворим человека по образу и подобию Нашему» Бог… показывает достоинство человека» 30 Свт.Феофил Антиохийский, ibid., стр. 483.
. Сотворенный Богом, человек получает центральное место в творении, становится его венцом.

Слова о том, что человек сотворен «по образу и подобию» Бога, в еврейском оригинале близки по значению, почти синонимичны. В греческом же тексте Септуагинты эти слова переданы как «κατ’ είκόνα ήμετέραν καί καθ’ όμοίωσιν», то есть «как икону нашу и как подобие». Икона есть зримый образ незримого, ограниченный образ беспредельного и невещественного, которая являет нам нечто, не являясь при этом по природе сходной с открываемым. Так и человек призван быть живой иконой Бога в мире, не единосущным (όμούσιν) Творцу, но подобным Ему в своем устроении. В первую очередь это подобие заключается в дарованной человеку личности, духовной сущности человека. Преп. Анастасий Синаит говорит об этом, что «сотворив Адама по образу и подобию Своему, Бог через вдуновение вложил в него благодать, просвещение и луч Всесвятого Духа» 31 Преп. Анастасий Синаит, цит. по: Игум. Иларион, ibid., стр. 67.
. В связи с этим важно мнение свт. Григория Нисского, который рассматривает «образ» как то, что дано человеку от природы, а «подобие» как высший идеал, к которому человек должен стремиться 32 Свт. Григорий Нисский, Об устроении человека, XVI.
.

ii. Место и задача человека в мире

В повествовании о сотворении человека дважды говорится о том, для чего он сотворяется и поселяется в мире. В первой главе Бог говорит: «да владычествуют они… над всею землею» 33 Быт. 1:26.
, а во второй главе сказано, что Бог «поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» 34 Быт. 2:15.
. Порученное человеку владычество над землей и всеми живущими на ней тварями является существенным аспектом его богоподобия. В греческом тексте Быт. 1:26 употреблен глагол «άρχεύω» — предводительстовать, начальствовать, однокоренной слову «άρχή» (начало, евр. «берешит»), с которого начинается первая глава. Как воля Божия — гармонизирующее, созидательное начало этого мира, так и человек призван быть в нем таким гармонизирующим и созидательным началом. Эта функция человека — неотъемлемая часть замысла Божия, поэтому, по слову ап. Павла, «тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих» 35 Рим. 8:19.
.

Передавая слова Создателя «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» 36 Быт. 1:28.
, переводчики Септуагинты ставят в этом месте слова πληρώσατε τήν γήν, используя тот же самый глагол, который передает слово Христа «не нарушить [закон] пришел Я, но исполнить [πληρώσαι]» 37 Мф. 5:17.
. Поэтому слова «наполняйте землю» могут пониматься нами не только как повеление увеличивать число людей на земле, но как повеление «исполнить» смысл, предназначение всей твари.

Такова задача, которую ставит Бог перед человеком, определяющая и достоинство, и ответственность, и благо человека. Одновременно Творец дарует и источник жизни для человека, «древо жизни посреди рая» 38 Быт. 2:9.
. Это древо жизни церковная традиция с древнейших времен соотносит со знамением бесконечной любви Творца, с Крестом: «Рай другий познася Церковь, якоже прежде древо имущая живоносное, Крест Твой, Господи…(Церковь познается как новый рай, как и прежний, имеющая древо живоносное — Крест Твой, Господи)» 39 Утреня недели 3-й Великого поста (Крестопоклонной), канон преп. Феодора Студита, песнь 5, троп. 4.
, как пишет преп. Феодор Студит (759 — 826 гг.). Следовательно, порученное человеку владычество над всею землею должно осуществляться им постольку, поскольку источником его собственной жизни является любовь Всемогущего.

iii. Особенности устроения человека

Исполнению этой задачи подчинено и все устроение человека, о существенных чертах которого мы также узнаем в первых главах книги Бытия. В первую очередь это двуединая, духовно-телесная природа человека, о которой свт. Ириней Лионский (ок. 130 — 202 гг.) пишет: «мы состоим из тела, взятого от земли, и из души, получающей дух от Бога» 40 Ириней Лионский, Против ересей, III, 22, 1.
. Именно эта двуединая природа делает человека своеобразным связующим звеном между Творцом и тварью.

Как уже было сказано выше, владычествовать (άρχεύω) над землей для человека есть подобие Божественного владычества, поэтому оно не допускает насилия. Именно этим объясняется то, что в качестве пищи человеку предлагается «зелень травная», а не плоть и кровь сотворенных Богом существ, не «душа живая».

Сложность человеческой природы, призванной стать, подобно Богу, вместилищем любви и единения, отражается также в том, что «мужчину и женщину сотворил их» 41 Быт. 1:27.
. В полном противоречии с обычаями эпохи священный автор говорит не только о равном достоинстве мужчины и женщины, но и об их сущностном единстве. В греческом тексте Септуагинты в словах «когда он уснул, взял одно из ребр его» 42 Быт. 2:21.
употреблено слово πλευρών, которое переводится не столько как ребро, но, в первую очередь, как бок, сторона (в т.ч. фланг войска) 43 Вейсман А.Д., Греческо-русский словарь, М., 1999 (репринт изд-я 1899 г.)
. Мужчина и женщина являются, таким образом, двумя сторонами, аспектами человека, едиными в различии. Русский перевод еврейской версии этого места звучит так же: «и он уснул; и Он взял одну из его сторон…». Иудейский комментарий также говорит о том, что стоящее здесь слово по-древнееврейски может означать «ребро» или «грань, сторона» 44 Пятикнижие, Иерусалим, 1978, стр. 29. .

Наконец, к особенностям Божественного устроения человека также относится и место, в котором Бог поселил его. Рай «географически» определяется четырьмя реками, две из которых были хорошо известны в древности и могут быть легко идентифицированы на карте (Тигр и Евфрат), а две другие, напротив, совершенно не идентифицируются. Более того, в том районе, где протекают Тигр и Евфрат, нет никаких других сколько-нибудь заметных рек. Возможно, священный автор указывает здесь две таинственные реки намеренно, чтобы показать, что жизнь человека должна протекать и в земном, и в небесном измерениях.

Заключение

Таковы в общих чертах главные элементы Откровения, данного нам в первых главах книги Бытия. Ни с чем не сопоставимое в древности, оно и в наши дни остается важнейшим источником истины и противоядием против многообразных заблуждений.

К счастью, в начале ХХI века уже нет необходимости подробно говорить о несостоятельности научно-атеистической критики Шестоднева. Гораздо важнее те удивительные иллюстрации, которые современная наука предлагает к библейскому рассказу.

Так, созданная на основе теории относительности теория Большого Взрыва и расширяющейся Вселенной говорит о том, что Вселенная имела начало. Время в физике связывается с однонаправленным процессом, которым является расширение Вселенной. До так называемого Большого Взрыва этот процесс не имел места и, следовательно, говорить о времени «до» этого момента некорректно с физической, а не только с богословской точки зрения. Эта теория предполагает, что «до» момента Взрыва (или, точнее говоря, «в» этот момент), вся масса Вселенной была сосредоточена в одной точке (т.наз. Первоатом) и не была структурирована («безвидна и пуста»). Существование же или несуществование вещества «до» Взрыва не может корректно обсуждаться в рамках науки.

Далее, первым событием истории Вселенной была, согласно современным представлениям, вспышка света. Именно этот свет, как полагают, регистрируется и по сей день как т.наз. реликтовое излучение.

С конца XVIII — начала XIX века, с развитием палеонтологии, в естествознании общепринятой стала мысль о том, что известный нам органический мир возник не сразу, но развивался постепенно, как и сообщает нам Писание.

Наконец, влияние человека на природу планеты стало столь сильным, что с удивительной наглядностью явило нам ту ответственность человека за тварный мир, которой наделил нас Творец.

С другой стороны, история последних столетий демонстрирует человеку всю пагубность религиозно-нравственного индифферентизма и, одновременно, бесплодность попыток построить внерелигиозную, безбожную этику.

Все это делает повествование о сотворении мира одним из самых ярких и важных в Откровении и для нашего времени.

Литература.

1. Септуагинта, Η Παλαια Διαθηκη, Deutsche Biebelgesellschaft, Stuttgart, 1979.
2. Пятикнижие Моисеево (Тора) с рус. переводом и комментарием, Иерусалим, 1978.
3. Блж. Августин, О книге Бытия, Творения, Киев, 1983-1895, ч. 7-8.
4. Свт. Василий Великий, Беседы на Шестоднев, в кн.: Творения, ч. 1, М., 1845, репринт: М., 1991.
5. Свт. Василий Великий, Гомилии на Шестоднев, пер. О.Е. Нестеровой, «Символ», № 6, Париж, 1996.
6. Свт. Григорий Нисский, Об устроении человека, Творения, М., 1861, ч. 1.
7. Игум. Иларион (Алфеев), Таинство веры (Введение в православное догматическое богословие), Изд-во братства Свт. Тихона, М., 1996.
8. Свт. Ириней Лионский, Против ересей, III, в кн.: Ранние отцы Церкви, Брюссель, «Жизнь с Богом», 1988.
9. Лосский В.Н., Догматическое богословие: Очерк мистического богословия Восточной Церкви. К., 1991.
10. Мень А., прот., Исагогика, М., Фонд имени А. Меня, 2000.
11. Свт. Феофил Антихийский, К Автолику, кн. II, в кн.: Ранние отцы Церкви, Брюссель, «Жизнь с Богом», 1988.


Отрывки к тексту:
Быт 1-2
Иов 38-40
Дан 3
1
В начале сотворил Бог небо и землю.
2
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою.
3
И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.
4
И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы.
5
И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.
6
И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. (И стало так.)
7
И создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.
8
И назвал Бог твердь небом. (И увидел Бог, что это хорошо.) И был вечер, и было утро: день второй.
9
И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. (И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.)
10
И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.
11
И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее, и) дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.
12
И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду (и по подобию) ее, и дерево (плодовитое), приносящее плод, в котором семя его по роду его (на земле). И увидел Бог, что это хорошо.
13
И был вечер, и было утро: день третий.
14
И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной (для освещения земли и) для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;
15
и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.
16
И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;
17
и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,
18
и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.
19
И был вечер, и было утро: день четвёртый.
20
И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. (И стало так.)
21
И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.
22
И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
23
И был вечер, и было утро: день пятый.
24
И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.
25
И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.
26
И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, (и над зверями,) и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.
27
И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
28
И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями,) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею,) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
29
И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу;
30
а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому (гаду,) пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.
31
И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.
1
Так совершены небо и земля и все воинство их.
2
И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.
3
И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.
4
Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо,
5
и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли,
6
но пар поднимался с земли и орошал все лице земли.
7
И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.
8
И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.
9
И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
10
Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.
11
Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото;
12
и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс.
13
Имя второй реки Гихон (Геон): она обтекает всю землю Куш.
14
Имя третьей реки Хиддекель (Тигр): она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат.
15
И взял Господь Бог человека, (которого создал,) и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
16
И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
17
а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.
18
И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему.
19
Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел (их) к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.
20
И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.
21
И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию.
22
И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.
23
И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего).
24
Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть.
25
И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.
Скрыть
1
(Когда Елиуй перестал говорить,) Господь отвечал Иову из бури и сказал:
2
Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?
3
Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне:
4
Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.
5
Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?
6
На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее,
7
при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?
8
Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева,
9
когда Я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его,
10
и утвердил ему Мое определение, и поставил запоры и ворота,
11
и сказал: «доселе дойдешь и не перейдешь, и здесь предел надменным волнам твоим»?
12
Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее,
13
чтобы она охватила края земли и стряхнула с нее нечестивых,
14
чтобы земля изменилась, как глина под печатью, и стала, как разноцветная одежда,
15
и чтобы отнялся у нечестивых свет их, и дерзкая рука их сокрушилась?
16
Нисходил ли ты во глубину моря, и входил ли в исследование бездны?
17
Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной?
18
Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь все это.
19
Где путь к жилищу света, и где место тьмы?
20
Ты, конечно, доходил до границ ее и знаешь стези к дому ее.
21
Ты знаешь это, потому что ты был уже тогда рожден, и число дней твоих очень велико.
22
Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града,
23
которые берегу Я на время смутное, на день битвы и войны?
24
По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?
25
Кто проводит протоки для излияния воды и путь для громоносной молнии,
26
чтобы шел дождь на землю безлюдную, на пустыню, где нет человека,
27
чтобы насыщать пустыню и степь и возбуждать травные зародыши к возрастанию?
28
Есть ли у дождя отец? или кто рождает капли росы?
29
Из чьего чрева выходит лед, и иней небесный, — кто рождает его?
30
Воды, как камень, крепнут, и поверхность бездны замерзает.
31
Можешь ли ты связать узел Хима, и разрешить узы Кесиль?
32
Можешь ли выводить созвездия в свое время и вести Ас с ее детьми?
33
Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?
34
Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя?
35
Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они, и скажут ли тебе: «вот мы»?
36
Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?
37
Кто может расчислить облака своею мудростью и удержать сосуды неба,
38
когда пыль обращается в грязь и глыбы слипаются?
39
Ты ли ловишь добычу львице и насыщаешь молодых львов,
40
когда они лежат в берлогах, или покоятся под тенью в засаде?
41
Кто приготовляет вóрону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи?
1
Знаешь ли ты время, когда рождаются дикие козы на скалах, и замечал ли роды ланей?
2
Можешь ли расчислить месяцы беременности их? и знаешь ли время родов их?
3
Они изгибаются, рождая детей своих, выбрасывая свои ноши.
4
Дети их приходят в силу, растут на поле, уходят и не возвращаются к ним.
5
Кто пустил дикого осла на свободу, и кто разрешил узы онагру,
6
которому степь Я назначил домом и солончаки — жилищем?
7
Он посмевается городскому многолюдству и не слышит криков погонщика.
8
По горам ищет себе пищи и гоняется за всякою зеленью.
9
Захочет ли единорог служить тебе и переночует ли у яслей твоих?
10
Можешь ли веревкою привязать единорога к борозде, и станет ли он боронить за тобою поле?
11
Понадеешься ли на него, потому что у него сила велика, и предоставишь ли ему работу твою?
12
Поверишь ли ему, что он семена твои возвратит и сложит на гумно твое?
13
Ты ли дал красивые крылья павлину и перья и пух страусу?
14
Он оставляет яйца свои на земле, и на песке согревает их,
15
и забывает, что нога может раздавить их и полевой зверь может растоптать их.
16
Он жесток к детям своим, как бы не своим, и не опасается, что труд его будет напрасен;
17
потому что Бог не дал ему мудрости и не уделил ему смысла.
18
А когда поднимется на высоту, посмевается коню и всаднику его.
19
Ты ли дал коню силу и облек шею его гривою?
20
Можешь ли ты испугать его, как саранчу? Храпение ноздрей его — ужас!
21
Роет ногою землю и восхищается силою; идет навстречу оружию.
22
Он смеется над опасностью и не робеет, и не отворачивается от меча.
23
Колчан звучит над ним, сверкает копье и дротик.
24
В порыве и ярости он глотает землю, и не может стоять при звуке трубы.
25
При трубном звуке он издает голос: «гу! гу!» и издалека чует битву, громкие голоса вождей и крик.
26
Твоею ли мудростью летает ястреб и направляет крылья свои на полдень?
27
По твоему ли слову возносится орел и устрояет на высоте гнездо свое?
28
Он живет на скале и ночует на зубце утесов и на местах неприступных.
29
Оттуда высматривает себе пищу: глаза его смотрят далеко.
30
Птенцы его пьют кровь, и где труп, там и он.
31
И продолжал Господь и сказал Иову:
32
будет ли состязающийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему.
33
И отвечал Иов Господу и сказал:
34
Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои.
35
Однажды я говорил, — теперь отвечать не буду, даже дважды, но более не буду.
1
И отвечал Господь Иову из бури и сказал:
2
Препояшь, как муж, чресла твои; Я буду спрашивать тебя, а ты объясняй Мне.
3
Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?
4
Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он?
5
Укрась же себя величием и славою, облекись в блеск и великолепие.
6
Излей ярость гнева твоего, посмотри на все гордое и смири его.
7
Взгляни на всех высокомерных и унизь их, и сокруши нечестивых на местах их.
8
Зарой всех их в землю, и лица их покрой тьмою.
9
Тогда и Я признаю, что десница твоя может спасать тебя.
10
Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол;
11
вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его.
12
Поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены.
13
Ноги у него — как медные трубы; кости у него — как железные прутья.
14
Это — верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой.
15
Горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют.
16
Он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах.
17
Тенистые дерева покрывают его своею тенью; ивы при ручьях окружают его.
18
Вот, он пьет из реки и не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его.
19
Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром?
20
Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?
21
Вденешь ли кольцо в ноздри его? Проколешь ли иглою челюсть его?
22
Будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко?
23
Сделает ли он договор с тобою, и возьмешь ли его навсегда себе в рабы?
24
Станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих?
25
Будут ли продавать его товарищи ловли, разделят ли его между Хананейскими купцами?
26
Можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою?
27
Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперед не будешь.
Скрыть
1
Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской.
2
И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор.
3
И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор.
4
Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки:
5
в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор.
6
А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем.
7
Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.
8
В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев.
9
Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи!
10
Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану;
11
а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем.
12
Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.
13
Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю.
14
Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь?
15
Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16
И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это.
17
Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит.
18
Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19
Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее,
20
и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем.
21
Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем.
22
И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго.
23
А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
24
И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа.
25
И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил:
26
«Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки.
27
Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами, и все дела Твои истинны и пути Твои правы, и все суды Твои истинны.
28
Ты совершил истинные суды во всем, что навел на нас и на святый град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас за грехи наши.
29
Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всем согрешили.
30
Заповедей Твоих не слушали и не соблюдали их, и не поступали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было.
31
И все, что Ты навел на нас, и все, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду.
32
И предал нас в руки врагов беззаконных, ненавистнейших отступников, и царю неправосудному и злейшему на всей земле.
33
И ныне мы не можем открыть уст наших; мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих и чтущих Тебя.
34
Но не предай нас навсегда ради имени Твоего, и не разруши завета Твоего.
35
Не отними от нас милости Твоей ради Авраама, возлюбленного Тобою, ради Исаака, раба Твоего, и Израиля, святаго Твоего,
36
которым Ты говорил, что умножишь семя их, как звезды небесные и как песок на берегу моря.
37
Мы умалены, Господи, паче всех народов, и унижены ныне на всей земле за грехи наши,
38
и нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя, ни всесожжения, ни жертвы, ни приношения, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести жертву Тебе и обрести милость Твою.
39
Но с сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты.
40
Как при всесожжении овнов и тельцов и как при тысячах тучных агнцев, так да будет жертва наша пред Тобою ныне благоугодною Тебе; ибо нет стыда уповающим на Тебя.
41
И ныне мы следуем за Тобою всем сердцем и боимся Тебя и ищем лица Твоего.
42
Не посрами нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей
43
и избави нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи,
44
и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится,
45
и да познают, что Ты Господь Бог един и славен по всей вселенной».
46
А между тем слуги царя, ввергшие их, не переставали разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостом,
47
и поднимался пламень над печью на сорок девять локтей
48
и вырывался, и сожигал тех из Халдеев, которых достигал около печи.
49
Но Ангел Господень сошел в печь вместе с Азариею и бывшими с ним
50
и выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их.
51
Тогда сии трое, как бы одними устами, воспели в печи, и благословили и прославили Бога:
52
«Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, и хвальный и превозносимый во веки, и благословенно имя славы Твоей, святое и прехвальное и превозносимое во веки.
53
Благословен Ты в храме святой славы Твоей, и прехвальный и преславный во веки.
54
Благословен Ты, видящий бездны, восседающий на Херувимах, и прехвальный и превозносимый во веки.
55
Благословен Ты на престоле славы царства Твоего, и прехвальный и превозносимый во веки.
56
Благословен Ты на тверди небесной, и прехвальный и превозносимый во веки.
57
Благословите, все дела Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
58
Благословите, Ангелы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
59
Благословите, небеса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
60
Благословите Господа, все воды, которые превыше небес, пойте и превозносите Его во веки.
61
Благословите, все силы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
62
Благословите, солнце и луна, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
63
Благословите, звезды небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
64
Благословите, всякий дождь и роса, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
65
Благословите, все ветры, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
66
Благословите, огонь и жар, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
67
Благословите, холод и зной, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
68
Благословите, росы и инеи, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
69
Благословите, ночи и дни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
70
Благословите, свет и тьма, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
71
Благословите, лед и мороз, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
72
Благословите, иней и снег, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
73
Благословите, молнии и облака, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
74
Да благословит земля Господа, да поет и превозносит Его во веки.
75
Благословите, горы и холмы, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
76
Благословите Господа, все произрастания на земле, пойте и превозносите Его во веки.
77
Благословите, источники, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
78
Благословите, моря и реки, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
79
Благословите Господа, киты и все, движущееся в водах, пойте и превозносите Его во веки.
80
Благословите, все птицы небесные, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
81
Благословите Господа, звери и весь скот, пойте и превозносите Его во веки.
82
Благословите, сыны человеческие, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
83
Благослови, Израиль, Господа, пой и превозноси Его во веки.
84
Благословите, священники Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
85
Благословите, рабы Господни, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
86
Благословите, духи и души праведных, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
87
Благословите, праведные и смиренные сердцем, Господа, пойте и превозносите Его во веки.
88
Благословите, Анания, Азария и Мисаил, Господа, пойте и превозносите Его во веки;
ибо Он извлек нас из ада и спас нас от руки смерти, и избавил нас из среды печи горящего пламени, и из среды огня избавил нас.
89
Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.
90
Благословите, все чтущие Господа, Бога богов, пойте и славьте, ибо вовек милость Его».)
91
Навуходоносор царь, (услышав, что они поют,) изумился, и поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: истинно так, царь!
92
На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию.
93
Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего! выйдите и подойдите! Тогда Седрах, Мисах и Авденаго вышли из среды огня.
94
И, собравшись, сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы, и волосы на голове не опалены, и одежды их не изменились, и даже запаха огня не было от них.
95
Тогда Навуходоносор сказал: благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго, Который послал Ангела Своего и избавил рабов Своих, которые надеялись на Него и не послушались царского повеления, и предали тела свои (огню), чтобы не служить и не поклоняться иному богу, кроме Бога своего!
96
И от меня дается повеление, чтобы из всякого народа, племени и языка кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен в куски, и дом его обращен в развалины, ибо нет иного бога, который мог бы так спасать.
97
Тогда царь возвысил Седраха, Мисаха и Авденаго в стране Вавилонской (и возвеличил их и удостоил их начальства над прочими Иудеями в его царстве).
98
Навуходоносор царь всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: мир вам да умножится!
99
Знамения и чудеса, какие совершил надо мною Всевышний Бог, угодно мне возвестить вам.
100
Как велики знамения Его и как могущественны чудеса Его! Царство Его — царство вечное, и владычество Его — в роды и роды.
Скрыть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).