Библия-Центр
РУ
Оглавление
Скачать в формате:
Поделиться

Историко-культурный контекст Ветхого Завета

В.Сорокин

Начало

Первые главы Книги Бытия обычно производят на читателя впечатление чего-то очень древнего, напоминающего миф. Наверное, прежде всего это связано с тем, чему они посвящены — началу истории мироздания и человечества. Да и по форме рассказы о сотворении мира и человека, на первый взгляд, ближе всего к тем мифологическим произведениям, которые некоторые из нас читали в детстве.

И всё же ситуация не так однозначна, какой кажется на первый взгляд, ведь мифы и эпические сказания были сложены очень давно, ещё до появления на земле великих цивилизаций древности, таких, как египетская или шумерская. Можно ли быть уверенным в том, что первые главы Книги Бытия столь же древни? Большинство исследователей Библии сегодня отвечают на этот вопрос отрицательно. Они скорее склонны думать, что не только первые её главы, но и вся книга была написана довольно поздно, во время Вавилонского плена, когда еврейская община оказалась после разгрома находившегося в Иудее еврейского государства депортированной в Вавилон. Там же, по мнению большинства библеистов, была написана не только Книга Бытия, но и всё Пятикнижие в целом, куда входят также Книга Исхода, Книга Левита, Книга Чисел и Книга Второзакония.

Традиционное еврейское название этого сборника — Тора (евр. תורה тора, «закон»), хотя в более ранний период Торой, по-видимому, назывались некоторые другие тексты (см. главу «История Торы»).

Для ветхозаветного религиозного сознания характерно, что под Торой всегда подразумевался не только некий текст, непременно включающий в себя в том числе и религиозное законодательство, но также и определённый уклад и образ жизни, этому законодательству соответствующий, предполагавший известные этические и поведенческие нормы. Такие поведенческие нормы нередко объяснялись на конкретных примерах из жизни героев древности, и потому не удивительно, что в Пятикнижии мы находим не только заповеди, как, например, в гл. 20 Книги Исхода, или религиозное законодательство, как в Книге Второзакония, но и так называемые нарративные, то есть повествовательные части, как в Книге Бытия, которая в основном состоит из рассказов о жизни отцов-основателей еврейского народа, которых мы сегодня называем обычно Патриархами.

Но даже на таком фоне первые 11 глав Книги Бытия выделяются особо, настолько, что исследователи Библии сегодня предпочитают называть их Прологом Книги Бытия, подчеркивая ту роль, которую они играют не только в этой книге, но и в Пятикнижии в целом. Действительно, нигде более во всём Пятикнижии мы не найдём упоминаний о происхождении мира и человека или рассказов о том, откуда в мире берётся зло. Да и история, которую мы находим в Прологе, касается не собственно еврейского народа (как в основной части Книги Бытия), а всего человечества в целом. Именно в ситуации Вавилонского плена эта тема, лишь затронутая некоторыми допленными пророками, естественным выходит на первый план.

Прежде, в Иудее, верующих евреев интересовала, в первую очередь, своя собственная история, национальная и религиозная. Прежде всего, разумеется, их занимало становление и развитие той религии, которую называют иногда библейской или ветхозаветной, но которую правильнее всего было бы назвать яхвизмом — по тому священному имени, под которым Бог открылся Моисею на Синае. Конечно, у яхвизма была и своя предистория, восходящая к Аврааму, который первым услышал голос Яхве, ещё не зная Его по имени. История яхвизма продолжалась до 70 года н.э., когда римской армией был взят восставший против римской власти Иерусалим и разрушен Иерусалимский Храм, где до этого на протяжении (с небольшими, правда, перерывами) почти тысячелетие совершались яхвистские жертвоприношения.

Яхвистская религиозная община, её история и её судьба неотделимы от исторической судьбы еврейского народа. Община эта состояла практически исключительно из евреев, и неудивительно, что в исторической памяти еврейства национальная и религиозная история сплелись воедино. Что же касается истории других народов и истории мировой, то она довольно долго евреев не интересовала вообще, за исключением, разумеется, тех случаев, когда прямо затрагивала судьбы еврейства, как это было, например, во время пребывания евреев в Египте или во время ассирийских войн.

Но вавилонская ситуация требовала иного осмысления истории. Конечно, разгром Иудеи и последующая депортация воспринимались еврейским народом как национальная и религиозная катастрофа. Но положение еврейской общины в Вавилоне всё же значительно отличалось от положения их предков в Египте. В Египте евреи (как и другие обитавшие там одновременно с ними семитские племена) довольно скоро оказались фактически в положении маргиналов, стоявших, по существу, вне египетского общества, чуждого им во всех отношениях. В Вавилонии же они отнюдь не чувствовали себя чужими: и язык, и культура этой страны были евреям очень близки, и ассимиляция здесь была для них вполне возможна. Единственным отличием еврейской общины от вавилонского общества было отличие религиозное: евреи оставались яхвистами, вавилоняне же поклонялись своим богам. В такой ситуации для каждого еврея религиозный вопрос становился также и вопросом национальным, т.к. смена религии означала быструю ассимиляцию.

Однако и сама яхвистская религиозность неизбежно должна была теперь стать другой. Прежде, в Иудее, яхвизм был государственной религией, которую исповедовало (хотя и не всегда последовательно) большинство еврейского населения; теперь каждый должен был делать свой выбор сам, и прежняя, нередко безотчётная, массовая религиозность неизбежно должна была уступить место религиозности более личностной и осознанной, а, следовательно, и более активной. Не случайно именно в Вавилоне появляется такой ставший впоследствии традиционным яхвистский религиозный институт, как синагога, и не случайно там же складывается новая редакция Торы в форме Пятикнижия, которое известно нам сегодня (см. главу «История Торы»).

В рассматриваемую нами эпоху религиозные искания были характерны не только для еврейской общины: это было время, когда в Индии проповедовал Будда, в Персии лишь совсем недавно отзвучал голос Заратустры, в Греции учили Сократ и Платон, а в далёком и ещё неизвестном на Западе Китае — Конфуций и Лао Цзы. Нельзя забывать, что и Вавилон был по тем временам настоящим мегаполисом, где были представлены, наверное, почти все существовавшие в то время на Ближнем Востоке религиозные и философские системы. Весь VI век, на который приходится период Вавилонского плена, был эпохой кризиса традиционной языческой религиозности и напряжённых религиозных исканий. При этом образовательный уровень еврейской общины в Вавилоне позволял интересующимся быть в курсе всего нового, появлявшегося в этой области. Вопросы о мире и о человеке, о происхождении зла и т.п. требовали в такой ситуации яхвистского осмысления и яхвистского ответа. Возможно, первые главы книги Бытия и воплотили в себе такой ответ.

Читатели первых глав Книги Бытия нередко задаются вопросом: как понимать рассказы и описания, которые там находятся? Одни понимают их буквально, видя в этих рассказах естественную историю или историю человечества; другие предпочитают аллегорические интерпретации, нередко достаточно произвольные. Между тем, многое станет яснее, если учесть, где, когда и с какой целью был написан Пролог Книги Бытия. Нетрудно убедиться, что он состоит из двух частей: первые три главы из одиннадцати описывают сотворение Богом мира и человека, а также грехопадение, которое, следуя логике библейского автора, произошло на заре истории человечества; следующие же восемь касаются истории человечества уже после падения, постепенно подводя читателя к началу истории еврейского народа как народа Божия.

Такое введение предполагает, во-первых, наличие текста Торы в современном его виде, и, во-вторых, интерес к основополагающим философским и метафизическим вопросам, таким, как вопросы о происхождении мира, человека и мирового зла. Такое сочетание было характерно как раз для эпохи Вавилонского плена. Но в таком случае нельзя смотреть на первые главы Книги Бытия, как на мифологический текст — ведь для VI веке мифологические тексты были уже не характерны. Вместе с тем, едва ли можно смотреть на них и как на древнейший вариант естественной истории — время для таких произведений ещё не наступило. Чаще всего о начале мира авторы этой эпохи рассказывали в форме так называемых космогонических поэм, то есть поэм, повествующих о начале мироздания и о его поэтапном становлении.

Такого рода поэмы были широко распространены в древности повсеместно на Ближнем Востоке, они были известны и в Египте, и в Вавилонии, и в Греции, их появление было связано с кризисом традиционных религиозных представлений и стало началом становления философии, прежде всего в Греции. По структуре и тематике первая глава Книги Бытия и представляет собой космогоническую поэму, и даже образный язык её очень напоминает язык, свойственный этому жанру у соседних народов. Во всех такого рода поэмах мир переживает несколько этапов становления, причём всегда мирозданию как космосу, т.е. как стройному, упорядоченному целому предшествует хаос, представляющий собой нечто неопределённое как в отношении структуры, так и в отношении качества элементов, из которых он состоит. Становление мироздания в этом отношении связано, по логике авторов древних космогоний, прежде всего с обретением миром в целом структуры, а отдельных его частей — вполне определённых свойств, позволяющих им быть элементами такой структуры. Надо заметить, что структурирование мироздания у древних авторов обычно связывалось с выделением в хаосе первичных противоположностей, таких, как свет и тьма, небо и земля, день и ночь, вода и суша, верх и низ, мужское и женское.

Все эти элементы присутствуют и в библейской поэме о сотворении мира, но есть существенные отличия. Прежде всего, при всех параллелях с литературой сопредельных народов, библейская поэма есть прежде всего поэма именно о сотворении мира, а не о его происхождении. Конечно, и в космогонической поэзии некоторых других народов, напр., египтян или вавилонян, присутствуют божества, организующие хаос (и, как правило, вступающие в борьбу с другими богами, им противостоящими и выступающими на стороне сил хаоса), но ни одно из них не является ни Единым, ни даже единственным. Кроме того, в библейской поэме хаос вовсе не рассматривается как изначальное состояние мироздания; упоминаемые в Быт 1:1 «небо и землю» можно интерпретировать по-разному, но, во всяком случае, речь вовсе не идёт о хаосе, он появляется в мире уже после сотворения, причём его границы отнюдь не совпадают с границами мироздания. И, наконец, нельзя не обратить внимания на то, что библеисты называют антропоцентризмом, т.е. на тот факт, что главным событием поэмы является сотворение человека.

Более подробно оно описано в главе 2 Книги Бытия, которая представляет собой не что иное, как комментарий к библейской поэме о сотворении мира. По форме эти комментарии представляют собой, по-видимому, т.н. мидраши, т.е. традиционные для раввинистической литературы тексты, которые встречаются как в чисто иудейской литературе (Талмуд и некоторые другие иудейские религиозные сборники состоят преимущественно из мидрашей), так и в Библии, прежде всего, в Пятикнижии. Мидраш как литературный жанр представляет собой род краткого комментария на какой-либо отрывок (обычно один-два стиха) из Библии (экзегетический мидраш) или короткую притчу из жизни кого-либо из великих людей древности (обычно мудрецов или известных раввинов) (исторический мидраш). Впрочем, в Книге Бытия форма исторического мидраша нередко используется в жизнеописаниях Патриархов, а экзегетический мидраш использован, в частности, для уточнения и интерпретации некоторых стихов из поэмы о сотворении мира. По-видимому, библейские мидраши являются самыми ранними произведениями этого жанра, и появится они могли именно в период Вавилонского плена, вместе с появлением синагоги, а значит, и началом формирования раввинистической традиции.

Замечательно, что в мидрашах гл. 2 Книги Бытия человек очевидно выходит на первый план, все внимание перенесено на факт сотворения человека, описанный с разных точек зрения и в различных аспектах, и само мироздание меняется в соответствии с состоянием человека. Такого внимания к человеку мы не найдём в космогонической литературе языческих народов. Примечательно, что и проникновение зла в мир также во многом связано с человеком.

Конечно, библейский рассказ о грехопадении (гл. 3 Книги Бытия) не только не исключает участия в этом процессе нечеловеческих сил, а даже его предполагает (образ змея — явное тому свидетельство), но главную ответственность библейский автор возлагает всё же на человека. Здесь также налицо отличие от языческих космогоний, где, как правило, происхождение зла в мире связывается с некими нечеловеческими силами, противопоставляющими себя богам, поддерживающим в мироздании порядок и гармонию (человек же если и участвует в борьбе этих сил между собой, то далеко не на первых ролях).

Таким образом, в Библии мы видим такое развитие темы происхождения мира и человека, которое предполагает креационистский и антропоцентрический подход. Первое предполагает, что мир не является извечным, а творится Единым; второе заключается в той центральной роли, которая отдаётся в мироздании человеку. Очевидно, именно эти черты библейской поэмы о сотворении мира и являются сугубо яхвистскими, отличая её, при всех несомненно существующих параллелях, от космогонической поэзии языческих народов.

Отрывки к тексту:
Быт 1
Быт 2
Быт 3
1
В начале сотворил Бог небо и землю.
2
Пустынной, необитаемой была земля. Мрак окутывал бездну, и Дух Божий витал над водами.
3
И сказал Бог: «Да будет свет!» И появился свет.
4
Увидел Бог, что свет хорош. Отделил Он свет от тьмы
5
и дал свету имя «день», а тьме - «ночь». Был тогда и вечер, было и утро - прошел один день.
6
И сказал Бог: «Да будет свод среди воды, пусть отделяет он одни воды от других».
7
Создал Бог свод и отделил воду под сводом от воды над ним. И стало так.
8
Назвал Бог свод «небом». Был тогда и вечер, было и утро - прошел второй день.
9
И сказал Бог: «Да соберутся воды, что под небом, в одно место, дабы показалась суша». И стало так.
10
Бог назвал сушу «землею», а собравшиеся воды назвал «морями». Увидел Бог, что и это было хорошо.
11
И сказал Бог: «Да зазеленеет земля, покрывшись разнообразной растительностью: растениями, семена дающими, и деревьями, по роду своему приносящими плоды с семенами своими». И стало так.
12
Всякую растительность произвела земля: растения, дающие семена по роду своему, и деревья с разными - по роду их - плодами с семенами своими. Увидел Бог, что и это было хорошо.
13
Был тогда и вечер, было и утро - прошел третий день.
14
И сказал Бог: «Да появятся светила на своде небесном, чтобы отделять день от ночи; и пусть они служат знаками, чтобы указывать на времена, дни и годы.
15
Пусть со свода небесного они освещают землю». И стало так.
16
Два светила великие - большее, которое стало владыкою дня, и меньшее, чтобы правило оно ночью, - сотворил Бог, а также и звезды;
17
и определил Бог место им на своде небесном, дабы землю освещать,
18
течением дня и ночи управлять и отделять свет от тьмы. Увидел Бог, что и это было хорошо.
19
Был тогда и вечер, было и утро - прошел четвертый день.
20
И сказал Бог: «Да кишит вода живыми существами, а над землей пусть птицы летают по небесным просторам».
21
Сотворил Бог и огромных тварей морских, и всякого рода иных живых существ, которыми кишит вода; сотворил Он и разного рода пернатых. Увидел Бог, что и это было хорошо.
22
Всех их Бог благословил, сказав: «Будьте плодовитыми и многочисленными, наполняйте воды в морях; и птицы пусть во множестве плодятся на земле».
23
Был тогда и вечер, было и утро - прошел пятый день.
24
И сказал Бог: «Да произведет земля всякого рода живых существ: скот, пресмыкающихся и всяких диких зверей». И стало так.
25
Создал Бог всякого рода диких зверей и скот, создал ползающих по земле существ всякого рода; увидел Он, что и это было хорошо.
26
Тогда сказал Бог: «Создадим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, чтобы властвовал он над рыбами, в воде живущими, и птицами, под небом парящими, и над скотом, и над всею землею, над всяким живым существом, по земле ползающим».
27
И сотворил Бог человека по образу Своему, по Божию образу сотворил его, мужчину и женщину - обоих Он сотворил.
28
Благословил их Бог и сказал им: «Будьте плодовитыми и многочисленными, заселяйте землю - вам владеть ею! Вам властвовать над рыбами в морях, птицами в небе и над всеми живыми существами на земле!»
29
И еще сказал им Бог: «Дарую вам всякое, какое только есть на всей земле, растение, семена приносящее, и всякое дерево дарую, у которого плоды с семенами его, - они будут пищей вам.
30
А всем зверям, и всем птицам, и всему, что по земле ползает, - всем живым существам, - всякое растение зеленое в пищу дано». И стало так.
31
Посмотрел Бог на всё, что Он создал, - оно было весьма хорошо. Был тогда и вечер, было и утро - прошел шестой день.
Скрыть
1
Так были созданы небо, земля и всё, что в красе своей наполняло их.
2
К седьмому дню окончил Бог тот труд, который совершал Он; и в день седьмой уже не делал всего того, что совершал прежде.
3
Благословил Бог день седьмой и освятил его, ибо в этот день Он в покое пребывал после тех дел, которые при сотворении совершал.
4
Вот рассказ о небе и земле при их сотворении. Когда Господь Бог создал землю и небо,
5
на земле не было дикого кустарника, не было ничего дикорастущего, ведь и дождя Господь Бог еще не посылал на землю, и не было человека, чтобы ее возделывать.
6
Пар поднимался с земли и орошал всю поверхность ее.
7
Господь Бог создал человека из праха земного и вдохнул в него дыхание жизни, и стал тот твореньем живым.
8
Насадил Господь Бог сад на востоке, в Эдеме, и там поселил человека, которого создал.
9
Из земли по изволению Господа Бога выросли всякие деревья, приятные на вид и с пригодными в пищу плодами, а посреди сада - дерево жизни и дерево познания добра и зла.
10
Из Эдема, орошая его, текла река, и далее она разделялась на четыре реки.
11
Название первой - Пишон; она течет вокруг всей земли Хавила, той самой, где есть золото.
12
(Золото той земли хорошее; есть там и благовония, и драгоценный камень оникс.)
13
Название второй реки Гихон, она течет вокруг всей земли Куш.
14
Название третьей реки Тигр, она течет к востоку от Ассирии. Четвертая река - Евфрат.
15
Господь Бог сделал всё для благополучия человека в Эдемском саду, за которым тот должен был ухаживать и который должен был беречь.
16
И тогда Господь Бог дал такую заповедь человеку: «Ты можешь есть плоды любого дерева в саду,
17
но не с дерева познания добра и зла. Не ешь его плодов, ибо в тот же день, как отведаешь их, непременно умрешь».
18
И сказал Господь Бог: «Нехорошо человеку быть одному, в помощь ему сотворю Я того, кто будет ему под стать».
19
Привел Господь Бог к человеку созданных Им из земли всевозможных животных, что на суше обитают, и птиц, что по небу летают, чтобы посмотреть, как человек их назовет: они должны были получить от него свои имена.
20
Человек дал имена скоту всякому, имена птицам под небом, имена диким зверям - но для него не нашлось помощника, который был бы ему под стать.
21
Тогда Господь Бог навел глубокий сон на человека, и как только тот уснул, вынул у него ребро и закрыл плотью место, где оно было.
22
Из того самого ребра создал Господь Бог женщину и привел ее к человеку.
23
И воскликнул человек: «Наконец! Кость от кости моей и плоть от плоти моей! Женщиной она называться будет, ибо взята из мужчины».
24
Поэтому отца и мать оставляет мужчина, соединяясь с женою своей, - двое плотью единой становятся.
25
И Адам, и жена его были наги, но не стыдились.
Скрыть
1
Змей выделялся особой хитростью среди всех зверей полевых, которых сотворил Господь Бог. Он спросил женщину: «Правда ли, что Бог запретил вам есть плоды какого бы то ни было дерева в этом саду?»
2
«Мы, - ответила женщина змею, - можем есть плоды любого дерева здесь,
3
кроме плодов дерева, которое среди сада. О них сказал Бог: „Не ешьте их и даже не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть“».
4
На это змей возразил женщине: «Нет, не умрете вы,
5
но знает Бог, что в день, в который вы отведаете их, откроются глаза ваши и станете вы такими, как Он, знающими и добро, и зло».
6
Женщина увидела, что плоды этого дерева хороши, кажутся вкусными, радуют взор и вожделенны они, потому что мудростью и знанием наделяют отведавшего их; сорвала она несколько плодов с него, сама ела и мужу своему их дала, и он ел вместе с ней.
7
И тут открылись у них глаза - они увидели себя нагими и сделали себе набедренные повязки из смоковных листьев.
8
А как только повеяло прохладой, услышали они Господа Бога, идущего по саду и скрылись от Него за деревьями сада.
9
«Где ты?» - позвал Господь Бог человека.
10
«Услышал я, как Ты идешь по саду, - откликнулся тот, - и испугался, ведь я наг; потому я и скрылся».
11
«Кто сказал тебе, что ты наг? - спросил Бог. - Ты ел плоды того дерева, с которого Я запретил тебе есть?»
12
«Жена, которую Ты дал мне в спутницы, она дала мне плоды этого дерева, и я ел их», - промолвил человек.
13
Господь Бог обратился к женщине: «Что же ты сделала?!» «Змей обольстил меня, и я ела», - ответила женщина.
14
И сказал Господь Бог змею: «За то, что ты сделал это, из всех зверей и скота всякого ты понесешь на себе такое проклятие: на животе ползать ты будешь и всю жизнь прах будешь есть;
15
и сделаю так, что между тобой и женщиной вражда воцарится и между потомками вашими продолжится; ее Потомок будет разить тебя в голову, а ты Его - в пяту».
16
И женщине сказал Он: «Многие тяготы в беременности твоей уготованы Мною тебе, в муках рожать детей будешь. Стремиться будешь мужем своим владеть, а он властвовать над тобою будет».
17
Адаму же сказал: «За то, что ты послушался жены своей и отведал плода того дерева, о котором тебе было сказано: „Не ешь плоды его“, - проклята земля за тебя; плоды ее будут доставаться тебе трудом тягостным все дни жизни твоей.
18
Колючки и сорняки произрастит она тебе, и будешь питаться травой полевою,
19
в поте лица придется тебе добывать хлеб свой, пока не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься».
20
Адам назвал жену свою Евой, ведь она - прародительница всех живущих.
21
После того Господь Бог сделал Адаму и жене его одежды из шкур и одел их.
22
И сказал Господь Бог: «Теперь, когда человек стал как один из Нас, знающим добро и зло, да не будет того, чтобы он, протянув руку к дереву жизни, срывал его плоды, ел их и жил вечно!»
23
Изгнал Господь Бог Адама из сада Эдемского и послал его возделывать землю, из которой тот был взят.
24
Изгнав первых людей, Бог поставил с восточной стороны сада Эдемского херувимов и огненный меч, острие которого, сверкая, обращалось во все стороны, дабы охранять путь к дереву жизни.
Скрыть
Читать следующую главу
Оглавление
Поделиться

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).