Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на8 Апреля 2020

 
На Ин 15:7 
Свернуть
 

Мы привыкли к тому, что пост – это другое время, есть рядовое время, есть праздник, а есть пост, и это три различных модуса существования. Для ветхозаветного иудея это так и было, ибо пост был временем, когда пища вовсе не вкушалась, и человек не только не ел и не пил, но и не занимался своими обычными делами, посвящая все время молитве. И хотя сейчас мы не можем позволить себе совсем не есть и не пойти на работу, все же пост мы ощущаем отчетливо по ограничениям, по молитвам, имеющим иной род, иными словами, по каким-то формальным внешним признакам. Но вот то, что говорит Господь сегодня, устами пророка Исаии: раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, – это совсем не относится к ряду тех формальных признаков, по которым мы чувствуем, что наступил пост, ибо это мы стараемся делать в любое время. Сам Господь говорит об этом как о заповеди на каждый день. Но если это так, давайте прочтем слова Исаии «в обратную сторону» — преврати всю твою жизнь в пост, пусть каждый твой день будет подобен посту. Но не так ли и со всеми нашими постными ограничениями, разве мы не стараемся ограничивать себя в рядовое время? Разве не каемся, не ищем непрестанной молитвы? На самом деле, восприятие поста как времени углубления духовной жизни, оно и хорошо, и опасно. Опасно, ибо чем-то похоже на известное «с понедельника…», и мы должны понимать глубинную духовную общность и поста, и праздника, и рядового времени, их укорененность на единой почве жизни.

: Вспомним описание апостолом Павлом своей жизни: «...в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2 Кор 11:27). Современный перевод дает слово «пост», и даже Словарь библейского богословия Дюфура так это слово трактует, а на самом деле это значит просто, что не было ни еды, ни питья («altogether without food or drink», как переводит Ново-Иерусалимская). Но сравнение разных переводов и принятие обоих в своем культурном контексте означает лишь одно: пост для апостола Павла был образом его жизни, а не привычкой делать это в то или иное время.

Ни в коем случае это не означает, что мы пытаемся оспорить годовой богослужебный круг, нет. Но наша жизнь изменилась, пост дается неожиданно, а не во время отдыха от полевых работ. И как ценно нам молиться со всей Церковью, так ценно нам молиться наедине с Господом. Церковные традиции постов и праздников дают очень много, они подобие двигателя церковного организма. Но как нельзя сказать голодному сейчас не пост и я тебя не накормлю, - так нельзя сказать Господу: сейчас пост, изволь мне предстать пред Твои очи и послушай, что я хочу Тебе сказать. Ибо и пост – вся жизнь и каждый день, и праздник – вся жизнь и каждый день. А Церковь просто дает нам всегда быть в унисон. Хотя у каждого своя совершенно неповторимая песня.

Свернуть

Мы привыкли к тому, что пост – это другое время, есть рядовое время, есть праздник, а есть пост, и это три...

скрыть

Мы привыкли к тому, что пост – это другое время, есть рядовое время, есть праздник, а есть пост, и это три...  Читать далее

 
На Ис 50:4-9 

Слова о «языке мудрых» можно отнести не только к пророческому дару самого Исайи, но и к возможности, которая предоставляется всем людям. Тем более, что пророк обращается ко всему народу Израиля.

Как велика милость и верность Господа, который каждый день обращается к человеку, не взирая на то, что этот человек совершает в своей жизни. Бог дает ему возможность услышать правду, возможность не только слышать, но и говорить, для того чтобы «подкреплять нуждающегося». Этот дар слова дается без исключения всем людям. Единственное, что требуется от слушающего – это «не отступить назад» и внимать услышанному, каким бы странным оно не было.

Порой эта Божья истина может оказаться совершенно невместимой нашим человеческим сознанием. Слова Исайи говорят нам о жертве Христа и о пути страданий, которым идет каждый человек. Господь действительно готов «каждое утро пробуждать ухо» наше, если мы сможем так же, как Он сказать: «лица моего не закрывал от поруганий и оплевания».

Свернуть

Слова о «языке мудрых» можно отнести не только к пророческому дару самого Исайи, но и к возможности...

скрыть

Слова о «языке мудрых» можно отнести не только к пророческому дару самого Исайи, но и к возможности...  Читать далее

 

Иногда при чтении Нагорной проповеди может показаться, что, объясняя Тору, Иисус изменяет и даже отменяет некоторые её нормы и положения. В самом деле, как иначе понять, к примеру, запрет мести (ст. 38 – 42) или развода (ст. 31 – 32)? Между тем, ситуация с этими нормами ветхозаветного Закона не так проста. Конечно, Тора и в самом деле допускает месть (Исх 21:23–25; Лев 24:19–20) и развод (Втор 24:1–3). Но эти нормы едва ли следует считать указаниями и руководством к действию. Ведь, например, в случае нанесения телесных повреждений той же Торой предусмотрены и другие варианты возмещения ущерба (Исх 21:18–19). Очевидно, принцип «око за око и зуб за зуб» является скорее ограничительным, это своего рода дань нормам обычного права, которые были распространены у евреев ещё до появления Торы. Месть в те времена вообще была распространена повсеместно, а принцип «око за око и зуб за зуб» был призван ввести её в известные границы. Идеалом был бы, конечно, отказ от мести вообще, но идеал этот оставался недостижимым не только во времена Моисея, но и во времена гораздо более поздние. А Иисус предлагает именно полный отказ от мести, без всяких скидок на человеческую слабость (ст. 39 – 41). Речь идёт именно об отказе от мести, в данном случае от мести за публичное оскорбление, которым считалась данная при всех пощёчина. То же и с разводом: Сам Иисус прямо говорит о том, что право на развод есть не что иное, как уступка человеческой греховности, человеческому «жестокосердию» (Мф 19:7–8), и Сам Он таких уступок делать не намерен. Эта бескомпромиссность может показаться жёсткой до жестокости, если забыть о главном, о том, что целью Иисуса является, ни много ни мало, сделать Своих учеников и последователей подобными Отцу Небесному (ст. 45). Но такое подобие возможно лишь в том случае, если отношения человека и к Богу, и к другим людям являются отношениями любви, притом такой любви, которая не признаёт ни исключений, ни компромиссов (ст. 43 – 48). Очевидно, без такой любви в Царство не войти. А Спаситель призывает нас изгнать из нашей жизни всё, что может помешать нам войти в Царство.

Свернуть

Иногда при чтении Нагорной проповеди может показаться, что, объясняя Тору, Иисус изменяет и даже отменяет некоторые...

скрыть

Иногда при чтении Нагорной проповеди может показаться, что, объясняя Тору, Иисус изменяет и даже отменяет некоторые...  Читать далее

 

К кому обращены эти строки, для чего они были написаны? Они рассказывают о том, как от Иисуса отвернулись те, кто, казалось бы, должен был Его принять — об отречении первого ученика от Учителя и об отречении старейшин первосвященников от своего Мессии. Вряд ли они должны были возбудить вражду или ненависть к иудеям или поколебать авторитет известного апостола. Наверное, читатель, узнающий о том, через сколько отречений и предательств пришлось пройти Христу и как Он это перенес, должен был понять, насколько он сам не в праве предавать Учителя, понять невозможность своего участия в повторении этой ситуации. А ситуация такая может случиться всегда — когда, под давлением общества, страха, жизненных обстоятельств, сами просятся на язык слова «не знаю Этого Человека», когда происходит отречение не от идеи, мировоззрения, партии, а от Человека, от Бога, от того, что есть человеческого и божеского в тебе самом...

Свернуть

К кому обращены эти строки, для чего они были написаны? Они рассказывают о том, как от Иисуса отвернулись те, кто...

скрыть

К кому обращены эти строки, для чего они были написаны? Они рассказывают о том, как от Иисуса отвернулись те, кто...  Читать далее

 

Продолжая разговор о религии в её отношении к Царству, Павел предлагает критерии, которыми можно руководствоваться в том, что касается религиозных обязанностей. Прежде всего, он обращает внимание, что в Царстве в принципе нет и не может быть ничего такого, что было бы греховно или нечисто само по себе, ведь грех и нечистота не могут быть частью Царства по определению. Проблема возникает тогда, когда кто-то из живущих в Царстве начинает видеть грех или нечистоту там, где их нет; в этом случае для видящего ситуацию таким образом они могут стать реальностью, сделав для него жизнь в Царстве проблематичной (ст. 14). Конечно, если бы Царство уже теперь было явлено миру во всей своей полноте, такого рода проблемы были бы лишь проблемами отдельных, конкретных людей. Но Царство ещё не раскрылось полностью, оно лишь завоёвывает мир, и прежний порядок вещей, ещё не до конца преобразившись, может оказывать влияние на умы не только ищущих Царства, но и тех, кто уже соприкоснулся с ним. Не каждый из обретших Царство пока ещё укоренён в нём настолько, чтобы всё, связанное с прежним порядком вещей, включая религию, стало бы для него духовно безразличным, и с этим приходится считаться, чтобы кто-нибудь не потерял Царства лишь из-за того, что живущие рядом с ним не сочли нужным снизойти к его слабости (ст. 15 – 16).

Проблема религии здесь, как видно, связана уже не с духовным наполнением религиозности как таковой, а с воздействием её на души ищущих Царства и тех, кто только что его обрёл (ст. 13). Но есть и другой критерий, позволяющий убедиться в собственной искренности перед Богом. Речь идёт о сомнениях, которые вполне естественным образом могут появиться у того, кто не следует общепринятым религиозным нормам. И здесь апостол весьма категоричен: если есть хотя бы малейшее сомнение в своей правоте, значит, речь идёт именно о нарушении нормы, а не о свободе, свойственной живущим в Царстве (ст. 21 – 22). В самом деле, общепринятые нормы можно просто нарушать, не считаясь с ними, а можно быть выше их. Но опыт Царства исключает сомнения, и, если они всё же появляются, то можно сказать с уверенностью, что речь идёт именно о нарушении нормы. Но, поскольку живущий в Царстве не игнорирует общепринятые религиозные нормы и правила, он лишь чувствует себя совершенно свободным в том, что касается религии, ему не составляет труда им следовать ради духовной пользы ближнего. Главной задачей в отношениях с ближним для живущих в Царстве оказывается сохранение того мира и радости, без которых нет Царства, а не борьба с религиозностью как таковая. Потому-то им и не составляет труда следовать религиозным нормам и правилам, если это облегчает жизнь ближнему (ст. 17 – 21).

Свернуть

Продолжая разговор о религии в её отношении к Царству, Павел предлагает...

скрыть

Продолжая разговор о религии в её отношении к Царству, Павел предлагает...  Читать далее

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).