Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на23 Июня 2021

 

В Библии часто можно встретить утверждение, что Бог есть дух. С этим несомненным фактом апостол связывает свободу, как бы утверждая, что Бог, будучи духом, является Богом свободы, а не порабощения, даже если речь идёт о порабощении той или иной форме религиозности. На первый взгляд, связь между этими двумя утверждениями не просматривается.

Но если вдуматься, нетрудно увидеть, что связь эта всё же существует, хотя заметна она не сразу. В самом деле, всякий дух (будь то Сам Бог или любое сотворённое им духовное существо) отличается от природы (во всех возможных её, быть может, ещё даже неведомых нам сегодня, формах) именно полной и абсолютной свободой. У Бога нет никакой природы, Он — чистая воля и чистое самосознание.

Не случайно, в отличие от богословов, Библия ничего не говорит нам о природе Бога, а вот о Его воле и о Его личностных качествах — постоянно. Воля и есть основание всякого духа и первичное его проявление, не случайно она составляет основу всякой духовной жизни, в том числе и человеческой. Самосознание — производное от воли, которое в нормальном случае обусловлено только ею и только от неё зависит.

Практически это означает, что дух в подлинном смысле слова зависит лишь от самого себя, и никогда ни от чего и ни от кого другого. Любые отношения между духовными существами всегда будут свободными и глубоко личностными, а любое ограничение проявления воли означает и ограничение свободы, которое в конечном счёте ведёт к умалению полноты духовной жизни того, чья воля ограничивается. Иное дело природа: она никогда не определяет своего собственного бытия, будучи всегда зависима от чего-то, а в конечном счёте от кого-то, другого. Если дух по определению свободен, так, что умаление его свободы снижает его духовный потенциал, то природа так же по определению несвободна.

Конечно, всякий дух может взаимодействовать с природой, не теряя своей свободы, так же, как Бог сотворил весь природный мир, нисколько не умаляя Себя и не стесняя тем Своей свободы. Его самоумаление и самоограничение оказалось связано не с природой, а с сотворёнными им духовными существами, с которыми Его связывают отношения любви. Такое самоумаление и самоограничение, конечно, формально тоже можно считать ограничением свободы, но, поскольку речь идёт об абсолютно добровольном выборе, такое ограничение перестаёт быть внешним, оказываясь для Бога органичной формой Его собственного существования.

И в Царстве все формы определяются таким же образом, исходя из отношений взаимной любви, которые предполагают взаимное самоограничение, как следствие учёта существования тех, кто находится рядом. Никаких внешних границ здесь нет, есть лишь добровольно принимаемая каждым форма собственного бытия, учитывающая наличие отношений с Богом, со Христом, с ближним. А вот в непреображённом мире, наоборот, все ограничения связаны, прежде всего, с природной составляющей человека, которая после грехопадения возобладала, подчинив себе то дыхание жизни, которое каждый человек получает при рождении. Неудивительно, что они связывают, сковывают духовную свободу человека.

И религия тут не исключение: ведь, помимо свойственной ей духовной составляющей, в ней немало природного, связанного с психикой и поведенческими моделями падшего человека. А апостол, разумеется, не мог об этом не знать. Потому-то он и призывает своих корреспондентов к свободе. К той свободе Царства, без которых невозможны настоящие, полноценные отношения с Богом. А значит, невозможно и спасение.

Свернуть

В Библии часто можно встретить утверждение, что Бог есть дух. С этим несомненным фактом апостол...

скрыть

В Библии часто можно встретить утверждение, что Бог есть дух. С этим несомненным фактом апостол...  Читать далее

 

Сотворенность мира очевидна для всякого не-богоборца. Само существование этого мира и его великолепие свидетельствуют, по мысли ап. Павла, о величии и благости Творца. Отказ принять это свидетельство приводит к глубочайшим искажениям в человеческой природе и поведении (Рим. 1:24-27). Иисус в Нагорной проповеди говорит о том, грех заключается не в поступках, а в помыслах, пораженности нашей духовной сферы, и отсюда же должно начаться наше исцеление.

Свернуть

Сотворенность мира очевидна для всякого не-богоборца. Само существование...

скрыть

Сотворенность мира очевидна для всякого не-богоборца. Само существование...  Читать далее

 

Перед нами обычная картина: Учитель и ученики, Он что-то рассказывает им, они слушают… На этот раз притча является ответом на прямо заданный Иисусу вопрос: почему Твои ученики едят неумытыми руками? (см. Мк. 7:5) И вопрос этот не просто придирка к тому, что ученики Иисуса - неряхи, не знают правил гигиены и не заботятся о своем здоровье. Это вопрос, касающийся предания: «Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук; и, придя с торга, не едят не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей» (Мк. 7:3-4). И вдруг эти фарисеи видят то, что сильно их задевает: кто-то не придерживается этого предания, что для них равносильно оскорблению.

Мы можем задать себе вопрос: а что, ученики Иисуса не были Иудеями? Были и, вероятно, хорошо знали это правило. Но дело в том, что они уже ученики Учителя, а не просто Иудеи… И свобода Духа, свобода любви уже начинает действовать в их сердцах. А эта любовь призвана исполнять настоящий закон, данный Богом, отделяя от него все лишнее. «Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым, … говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого» (Иер. 31:33).

Свернуть

Перед нами обычная картина: Учитель и ученики, Он что-то рассказывает им, они слушают…

скрыть

Перед нами обычная картина: Учитель и ученики, Он что-то рассказывает им, они слушают…  Читать далее

 

Господь обещает Своему народу мир. Это не просто прекращение войны с Ассирией. Когда воцарится Мессия, отрасль из корня Иессеева (отца Давида), мир будет всеобъемлющим — он распространится на все народы, преобразит всю природу: животные перестанут истреблять друг друга и человека, младенец сможет играть со змеей, прекратится вражда между Израилем и язычниками. Когда же наступят эти сказочные времена? Новый Завет говорит нам о примирении с Богом через смерть Иисуса Христа. Не это ли начало и корень мира на земле, начало осуществления Его Царства?

Свернуть

Господь обещает Своему народу мир. Это не просто прекращение войны с Ассирией...

скрыть

Господь обещает Своему народу мир. Это не просто прекращение войны с Ассирией...  Читать далее

 

Человеку свойственно довольно болезненно переживать свою немощь. На что только не пускаются люди, чтобы почувствовать себя сильными, значимыми и достойными. Слабость воспринимается нами как наша непригодность к чему-то хорошему. И потому мы с большой легкостью оправдываем собственной немощью нежелание противостоять злу. Ну, в самом деле, что мы можем?

И вот апостолу Павлу Господь говорит эти удивительные слова. Именно в это слабости, когда сам ты ничего не можешь, и обретает полноту сила Божия. Это очень утешительно: ты можешь не бояться своей немощи. Более того, значимость и сила человека, оказывается, заключаются в том, чтобы не искать своего величия, а дать место этой силе Божией. Для этого важно согласиться быть немощным — ради Бога и Его силы. И еще для этого важно согласиться, что все, что ты будешь делать, будет сделано не тобой, а Богом. И заслуга будет Божья. И так ты станешь участником Его жизни и Его делания, а они вечны.

Свернуть

Человеку свойственно довольно болезненно переживать свою немощь. На что только не пускаются люди, чтобы почувствовать себя сильными...

скрыть

Человеку свойственно довольно болезненно переживать свою немощь. На что только не пускаются люди, чтобы почувствовать себя сильными...  Читать далее

 

Попытки человека договориться с Богом никогда не прекращались. Равно, впрочем, как и с теми языческими богами, которых нередко люди если не создавали сами, то, во всяком случае, представляли их себе по собственному образу и подобию. Так и Валак — он вначале хотел лишь одного: поражения народа Божия в той войне, которая ему с ним предстояла. Бог Валаама нужен был ему лишь как сила, которую можно было противопоставить народу и его непонятному Богу. Для Валака существует только сила, естественная и сверхъестественная, и обе разновидности равно годятся для достижения поставленной цели. Валаам для Валака — лишь специалист по управлению сверхъестественной силой, не более того.

Может быть, он и догадывался, что пророк и пророчество — нечто большее, чем такое управление, но, судя по рассказу, это большее его не интересовало. Валаам же оказался настоящим пророком, хоть и языческим. Настоящим потому, что отказывался следовать кому бы то ни было и чему бы то ни было, кроме голоса, который слышал и который его вёл. Такими были настоящие пророки — они, судя по тому, что знаем мы о них сегодня, далеко не всегда понимали, кому именно они служат, но одно они знали твёрдо: их жизнь предполагает путь и служение.

Нельзя изменять тому опыту, который открывается тебе в глубине собственного сердца, нельзя не слушать голоса, который там звучит, и нельзя изменять своему пути — иначе неизбежна катастрофа, крах всей жизни. Валаам следует этим правилам — не всегда последовательно, но всегда искренне, а Богу ведь и нужна от человека в первую очередь искренность, верность себе и верность собственному пути. Валак же хочет, чтобы Валаам просто решил поставленную перед ним задачу — иначе зачем было вообще его приглашать? Вот тут-то и нашла коса на камень: Валаам отказывается действовать так, как требует от него Валак, несмотря ни на посулы, ни на угрозы.

Он отказывается даже от предложенного Валаком компромисса: не благословлять народ и не проклинать его. Валак был в крайнем случае согласен даже на такой вариант — раз уж не получилось по максимуму, но Валаам не может изменить себе. Скорее всего, он ничего не знал о Яхве, по крайней мере, вначале, когда Валак пригласил его к себе. Зато он знал, что нельзя изменить себе и Тому, Кто говорит в сердце, кем бы Он ни был. Вот эта верность себе и своему пути и позволила Валааму услышать Бога, Которого он прежде не знал.

Свернуть

Попытки человека договориться с Богом никогда не прекращались. Равно, впрочем, как и с теми языческими богами, которых нередко люди если не создавали сами, то, во всяком случае, представляли их себе по собственному образу и подобию. Так и Валак — он вначале хотел лишь одного...

скрыть

Попытки человека договориться с Богом никогда не прекращались. Равно, впрочем, как и с теми языческими богами, которых нередко люди если не создавали сами, то, во всяком случае, представляли их себе по собственному образу и подобию. Так и Валак — он вначале хотел лишь одного...  Читать далее

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).