Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на20 Августа 2018

 
На Мк 5:17 

Читая Евангелие, мы нередко сталкиваемся с такими ситуациями, где Иисусу не рады. Они очень разные, и у каждого из тех, кто Ему не рад, обычно есть на то свои причины. Но есть в них во всех и нечто общее: Ему не рады тогда, когда не хотят перемен. Разумеется, не каждый сознается в таких мотивах собственного нежелания видеть Иисуса. Такие глубоко религиозные и нередко по-своему искренние люди, как фарисеи, например, никогда бы не признались не только другим, но даже самим себе в том, что они боятся не за народ и не за истинную веру, а за себя, за свою религиозность, которой свидетельство Иисуса угрожало разрушением.

Но в районе Гадарина жили самые обычные светские люди, которых мы привыкли называть язычниками (хотя говорить о какой-то их особой религиозности, хотя бы и языческой, не приходится). Люди простые и по-своему откровенные. Которым было откровенно страшно и также откровенно жаль потерянного свиного стада.

И которые, как люди простые, не стеснялись прямо и в упор высказать своё нежелание видеть его тому, кого они действительно не желают видеть. Конечно, они были свидетелями чуда. Которое, конечно, поняли совершенно правильно: понять его по-другому было просто невозможно. Но в том-то и дело, что падшему человеку не очень нужны чудеса. По крайней мере, такие, которые нельзя проконтролировать. И Бога падшему человеку обычно не надо. Падшему человеку нужен не Бог, а джинн из волшебной восточной сказки. Такой, чтобы мог сделать всё, но при этом ничего бы не требовал от своего хозяина и, когда не нужен, мирно сидел бы в своей бутылке или волшебной лампе, никак не обнаруживая своего присутствия.

Люди, ставшие свидетелем совершённого Иисусом исцеления, при всей своей простоте понимали, что этот Чудотворец — не джинн. Если дать Ему возможность остаться, Он не ограничится одним исцелением. И никто не скажет точно, что ещё Он сделает. Дело вполне может не ограничиться потерей одного свиного стада. Но главное даже не в материальном ущербе. Интуитивно, в глубине собственного подсознания каждый понимал: если позволить этому Человеку действовать, лишишься не только стад, но и жизни.

Он возьмёт твою жизнь Себе. Да, конечно, не ради Себя. Может быть, ради того Царства, о котором Он говорит. Но твоей твоя жизнь больше не будет. И сам ты больше не будешь принадлежать себе, а станешь принадлежать Ему — Царю неведомого Царства. И это всегда страшно. Вопрос лишь в том, преодолеть ли этот страх ради Царства или отступить назад. Во внешнюю тьму. К своим стадам, к своей жизни. И к своей смерти.

Свернуть

Читая Евангелие, мы нередко сталкиваемся с такими ситуациями, где Иисусу не рады. Они очень разные, и у каждого из тех, кто Ему не рад, обычно есть на то свои причины. Но есть в них во всех и нечто общее: Ему не рады тогда, когда не хотят перемен...

скрыть

Читая Евангелие, мы нередко сталкиваемся с такими ситуациями, где Иисусу не рады. Они очень разные, и у каждого из тех, кто Ему не рад, обычно есть на то свои причины. Но есть в них во всех и нечто общее: Ему не рады тогда, когда не хотят перемен...  Читать далее

 
На Мк 3:6-12 

Иногда, как это видно в сегодняшнем чтении, евангелист рисует нам картину Царства, которое движется по земле вместе с Иисусом, принесшим это Царство в мир. А мир реагирует на новую, неожиданно открывшуюся ему реальность, реагирует, не всегда отдавая себе отчёт в том, с чем и с Кем имеет дело. Но всегда, при любом повороте событий становится видно, как бежит от дыхания Царства то зло, в котором лежит мир. Перед нами снова описание массовых исцелений, и мы видим, как даже духи тьмы свидетельствуют о Том, Кто не даёт им покоя. Но Ему не нужны такие свидетельства.

В самом деле, зачем могла бы понадобиться Иисусу слава чудотворца, народного героя, за которым валом валит толпа народу, жаждущего исцеления или освобождения от власти тёмных сил? А с другой стороны те, кто в исцелении не нуждаются (или, по крайней мере, думают, что не нуждаются): фарисеи и люди Ирода, желающие только одного: чтобы этот Человек, не дающий им покоя, исчез, пусть даже для этого придётся Его убить. А между ними толпа мало что понимающих или вовсе ничего не понимающих людей, которые идут за Иисусом, не всегда понимая, кто Он такой, но на собственном опыте убедившись, что Он может и исцелить, и освободить от власти тёмных сил. И все они как-то, каждый по-своему, видят Царство.

Духи тьмы видят его явственно, и это зрелище для них мучительно: они понимают, Кто перед ними, и хотят одного: чтобы Он ушёл. Фарисеи, люди глубоко религиозные, с местными политиками, выступающими на стороне существующей власти, не согласны между собой ни в чём, кроме одного: такого Царства, о котором свидетельствует этот Человек, им не надо.

Они не очень, может быть, понимают, какое оно, но понимают очень хорошо, что ни земная власть, ни абсолютизированная религиозность с ним несовместимы и перед ним не устоят. И они хотят убить Того, Кто грозит их власти и их религиозным ценностям. А идущая за Иисусом толпа, тоже, наверное, не очень понимая, что же такое Царство, всё-таки знает одно: чем бы оно ни было, и кем бы ни был Иисус, Он может им помочь, и, стало быть, Его Царство, наверное, вещь хорошая. Чем бы ни было это Царство, пусть только оно поможет исцелиться, избавиться от болезни или от власти тёмных сил, а там… там будет видно, стоит ли идти за этим необычным Проповедником дальше. А Иисус между тем приближается к Иерусалиму, где всё должно решиться. И встать на свои места.

Свернуть

Иногда, как это видно в сегодняшнем чтении, евангелист рисует нам картину Царства, которое движется по земле вместе с Иисусом, принесшим это Царство в мир...

скрыть

Иногда, как это видно в сегодняшнем чтении, евангелист рисует нам картину Царства, которое движется по земле вместе с Иисусом, принесшим это Царство в мир...  Читать далее

 

Диалог между Христом и богатым юношей, о котором мы читаем в сегодняшнем Евангелии, — одно из самых известных и пререкаемых мест в Новом завете. Он вызывает сильные эмоции у большинства людей — потому что мы моментально пугаемся, что подобный призыв может быть обращен и к нам, а исполнить его нам будет так же трудно, как этому юноше. Никакая логика в этот момент не срабатывает. Бессмысленно объяснять, что не ко всем этот призыв обращен (ведь в этом случае в идеале просто некому будет купить распродаваемое всеми имущество); бессмысленно напоминать, что Сам Господь говорит, что тот, кто идет по этому пути, обретает несравненно больше, чем теряет. Страх расстаться с владением охватывает нас до кончиков пальцев. Мы так упорно видим в имуществе источник нашего бытия и достоинства… Именно это испытал народ Израиля по выходе из Египта. Рабство обеспечивало «прожиточный минимум», и потому оно оказалось желаннее столь трудной свободы. Мы тоже вспоминаем колбасу за 2.20 (кто еще застал ее) — не потому, чтобы она была хороша (гадость была редкостная), — но это был призрак надежности, когда можно было тихо прозябать в крошечной норке и не трудиться доверять Богу.

Именно поэтому нам так важен этот призыв Христа. Даже если лично тебя Он в данную минуту не призывает распродать имущество, это призыв к тебе. Раб отличается от свободного тем, что он не может расстаться с поработителем. Если ты не можешь расстаться с призраком обеспеченности, с обладанием имуществом, значит ты его раб, только и всего. Так что перед нами частный случай того призыва к свободе во Христе, который звучит во всем Евангелии.

Свернуть

Диалог между Христом и богатым юношей, о котором мы читаем в сегодняшнем Евангелии, — одно из самых известных и пререкаемых мест в Новом завете...

скрыть

Диалог между Христом и богатым юношей, о котором мы читаем в сегодняшнем Евангелии, — одно из самых известных и пререкаемых мест в Новом завете...  Читать далее

 

Бедный богач. У него было все необходимое, чтобы быть нормальным, хорошим человеком. Но чтобы стать совершенным, ему нужно было «прыгнуть выше головы», совершить поступок, на который вряд ли отважится и бедный человек, не то что богатый. Так что ужас учеников вполне понятен: если для входа в Царство Божье нужно сделать такое, что легче «верблюду пролезть сквозь игольное ушко», то кто же может спастись? Иными словами, на кого рассчитана проповедь Христа, ради чего они ходят вместе с Ним? И даже если они сами оставили дом и семью ради Него, то достаточно ли этого для спасения? Ответ Иисуса парадоксален: спасение, невозможно для человека, но возможно для Бога. Значит Его Весть рассчитана на тех, кто сможет это понять и претворить в жизнь, хотя бы всем верблюдам пришлось лезть через игольные ушки...

Свернуть

Бедный богач. У него было все необходимое, чтобы быть нормальным, хорошим человеком. Но чтобы стать совершенным...

скрыть

Бедный богач. У него было все необходимое, чтобы быть нормальным, хорошим человеком. Но чтобы стать совершенным...  Читать далее

 

Заключая свою речь, Иов взывает о к Богу о милосердии. Вот чего не хватает ему в представлении о страдании как каре за грехи. Если бы жизнь можно было повторить, если бы она длилась вечно – тогда «воспитание» наказанием было бы целесообразно. Но, говорит Иов, человеку отмерены краткие дни – «и на него-то Ты отверзаешь очи свои?», спрашивает он. Если Ты, говорит он Богу, отмерил дни его – пожалей его.

Даже иссохшее дерево может надеяться на возрождение, но не человек. Когда умрет человек, будет ли он жить опять? Это еще одна кардинальная проблема, которой посвящена книга Иова. Если бы только Бог дал Иову возможность выйти из преисподней – в ней он переждал бы время гнева. Если бы только было возможно возвращение к жизни – Иов хранил бы верность и терпел, чтобы в свое время ответить Богу на Его призыв. При всем несходстве жанров и образа мыслей, автор книги Иова – пророк и наследник пророков, но пророчество его иное, чем мы привыкли читать в книгах пророков. Сердце его разрывается от ужаса при мысли о том, что друзья Иова могут оказаться правы – настолько это не соответствует пророческому по своей природе знанию о благости Творца. Автор книги вкладывает в уста Иова вопрос о грядущем воскресении, – ответ ему не известен, но он чувствует, что это была бы милость, достойная Всемогущего.

Речь Иова заканчивается горькими словами о том, что без надежды на воскресение и оправдание в жизни человека остается только боль и страдание.

Свернуть

Заключая свою речь, Иов взывает о к Богу о милосердии. Вот чего не хватает ему в представлении о страдании как каре за...

скрыть

Заключая свою речь, Иов взывает о к Богу о милосердии. Вот чего не хватает ему в представлении о страдании как каре за...  Читать далее

 

С практической точки зрения в читаемой сегодня притче о милосердном самарянине важнее всего различие между тем, что понимает под словом «ближний» книжник, спрашивающий Христа о жизни вечной, и Сам Господь. Книжник, вполне в духе обычного человеческого мышления, полагает ближним того человека, который находится к нам в определенном отношении. Он ожидает в ответ слова, которое было бы в одном ряду с понятиями «родственник, друг, сосед, единоплеменник, единоверец». О необходимости помогать тем, кто рядом с нами, неоднократно говорит Священное Писание и Нового, и, особенно, Ветхого Завета. Нужно сказать, что позиция Ветхозаветного закона в этом вопросе весьма возвышенна, он требует делать добро всем, от родни до беженцев, которых называет пришельцами в земле нашей. И все же ветхозаветное сознание не отличается в этом от образа мыслей всех людей. Оно предполагает наличие все более широких концентрических кругов людей, которые располагаются ближе или дальше от тебя самого. Ветхий Завет, по сравнению с языческими верованиями и нравами, лишь существенно расширяет этот круг, подводя ответ на вопрос: «кто мой ближний» к предельному: «любой человек, оказавшийся рядом».

Господь же завершает притчу о милосердном самарянине ответным вопросом книжнику: «кто из троих стал ближним попавшемуся разбойникам». Синодальный перевод в этом стихе несколько приблизителен. Греческий же текст содежит не глагол «быть», но глагол «становиться, рождаться, делаться». Господь говорит о том, что ты стал ближним человеку потому, что он нуждается в твоей помощи. Дело не в отношениях близости или родства, а в отношении потребности в другом человеке. Мало того, Он подчеркнуто обращает понятие: не попавшийся разбойникам стал ближним одному из трех путников, но один из них стал ближним ему. Таким образом, в центре определяющих понятие «ближний» кругов Господь ставит не тебя, а другого, того, кто в тебе нуждается. И здесь важно вспомнить, как апостол Павел называет уверовавших «сограждане святым и свои Богу». Мы становимся ближними Богу потому, что нуждаемся в Нем. И Он предлагает нам определять ближнего так, как Он Сам это делает, то есть следовать Его путем, быть подобными Ему.

Свернуть

С практической точки зрения в читаемой сегодня притче о милосердном самарянине важнее всего различие между тем, что понимает под словом «ближний» книжник, спрашивающий Христа о жизни вечной, и Сам Господь

скрыть

С практической точки зрения в читаемой сегодня притче о милосердном самарянине важнее всего различие между тем, что понимает под словом «ближний» книжник, спрашивающий Христа о жизни вечной, и Сам Господь  Читать далее

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).