Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на19 Октября 2017

 
На Лк 6:37 

На первый взгляд, это просто конкретное приложение общего «золотого правила этики»: «Не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе». Но стоит заглянуть поглубже. Мы не хотим, чтобы нас судили люди, потому что не доверяем их суду: они все равно ни в чем не разберутся. Мы не принимаем их осуждения, потому что считаем их ничем не лучше нас. Но поэтому же мы гордо отказываемся от их прощения, что позволяет и нам никого не прощать. Итак мы судим, осуждаем и не прощаем. Но Иисус ведь говорит не только о человеческом суде и прощении, но и о Божьем. Здесь все по-другому, Бог безусловно имеет право судить, и этот суд нам страшен, потому что Судья нас видит насквозь. Вот тут-то мы и начинаем мечтать о прощении, о незаслуженной нами милости. Но тогда мы должны признать превосходство милости над справедливостью и в том, как мы относимся к другим. А это значит — не судить, не осуждать, прощать.

Свернуть

На первый взгляд, это просто конкретное приложение общего «золотого правила этики»: «не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе»...

скрыть

На первый взгляд, это просто конкретное приложение общего «золотого правила этики»: «не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе»...  Читать далее

 

Когда мы читаем в Евангелии от Луки рассказ о том, что заключенный в темницу Иоанн Креститель посылает своих учеников вопросить Господа Иисуса: «Ты ли Тот, Которому должно придти, или другого ожидать нам?», чаще всего у нас возникает встречный вопрос: а почему Иоанн сомневается. Этот вопрос стал общим местом и регулярно задается самыми разными людьми. Может быть, он возникал и у сопровождавших Иисуса Христа учеников, некоторые из которых были прежде учениками Крестителя и были направлены к Иисусу им самим. Отчасти этим объясняется то, что ответив посланным от Иоанна, Господь обращается к народу и говорит о Крестителе удивительные слова: «из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна». Во всяком случае, в этом отрывке, в особенности в ответе посланным, нет упрека в маловерии, с которым порой Господь обращается и к ученикам, и к народу.

Видимо, вопрос Иоанна Крестителя глубже, чем мы думаем, да и задан он человеком, который, в отличие от нас, не читал Евангелия и не знает о воскресении. Смысл вопроса мы можем попытаться восстановить по ответу Христа, как это нередко приходится делать, читая Евангелие. Скорее всего, Иоанн, хорошо знающий и дух, и букву Ветхого завета, спрашивает о чем-то, связанном с пророчествами о Царстве Мессии, в котором Свет Божий преобразит весь мир, в котором будет побеждено всякое зло и Бог Сам отрет всякую слезу людей. Пророки Ветхого завета возвещали духовный смысл того, что будет даровано Богом через Христа, но тайна первого и второго Его пришествия не была открыта им, и они не различали того, что совершится в Новом завете и в конце времен. Вероятно, Иоанн Креститель как раз и спрашивает, следует ли ожидать исполнения этих пророчеств, и каким образом оно совершится. Нельзя забывать также, что в то время среди иудейских богословов была популярна теория двух Мессий — Царя и Священника, служение которых будет различным. Эта теория возникла из толкования некоторых пророчеств в условиях, когда тайна Воплощения Сына Божьего еще была недоступна людям. Наконец, Господь Иисус в тот момент, судя по свидетельству евангелистов, еще не говорил о Новом завете. Евангелисты единодушно свидетельствуют, что Новый завет заключается на только Тайной вечере, но для Крестителя это остается еще сокрытым.

Итак, дело не в том, что Иоанн сомневается в том, является ли Мессией Иисус из Назарета. Ему, вестнику Царства Божьего, важно увидеть происходящее в контексте пророчеств. Именно поэтому Господь отвечает на его вопрос указанием на пророчества, которые уже исполняются в том, что происходит в этот момент и этот ответ, по-видимому, удовлетворяет Иоанна. И понятно также, почему Христос добавляет: «блажен, кто не соблазнится о Мне». Тем самым Господь обращает мысль Иоанна к тому, что пророчества глубже их буквального понимания, и не все верно в их расхожих толкованиях.

Наконец, евангелист Лука сообщает нам, что, выслушав Христа, весь народ воздал славу Богу, крестившись крещением Иоанновым. Значит, Господь подтвердил Своим словом служение Иоанна Крестителя как последнего вестника Нового завета. Возможно, что в этом и был, на самом деле, подтекст вопроса Иоанна: он обращается к Самому Сыну Божьему с вопросом о своем служении. Вся жизнь Иоанна была посвящена проповеди покаяния и приготовления к приходу Христа — и вот теперь он приносит это служение на суд Сына Божьего. И Господь отвечает словами о том, что в возвещенном Иоанном Крестителем Царстве Небесном дар Божий людям несравненно превосходит все, что мы можем помыслить. Меньший в Царстве будет обладать большим, чем обладает сейчас Иоанн. В этой связи вспоминаются слова апостола Павла о том, что ныне мы видим Бога как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, в Царстве же Свет Божий беспрепятственно достигнет наших очей.

Свернуть

Когда мы читаем в Евангелии от Луки рассказ о том, что заключенный в темницу Иоанн Креститель посылает своих учеников вопросить Господа Иисуса...

скрыть

Когда мы читаем в Евангелии от Луки рассказ о том, что заключенный в темницу Иоанн Креститель посылает своих учеников вопросить Господа Иисуса...  Читать далее

 

Размышляя о Торе и о Царстве, Павел обращается к одному из ключевых библейских понятий — к понятию праведности. Он говорит о том, что с пришествием в мир Христа ситуация в этом отношении изменилась коренным образом: теперь праведность явлена во всей полноте вместе с Царством, которое принёс Мессия (ст. 21 – 22). Прежде праведность достигалась хоть и с помощью Божией, но всё же человеческими усилиями; теперь она вошла в мир через Иисуса и стала частью той жизни Царства, которую Он принёс с Собой и к которой теперь может приобщиться каждый, если только он готов довериться Иисусу (ст. 24). И эта принесённая Иисусом в мир праведность несопоставима с той, что была явлена даже величайшими праведниками прежней эпохи: ведь полнота праведности означает свободу от греха, а от него до пришествия в мир Иисуса Христа не был свободен ни один человек (ст. 23).

Апостол не случайно связывает эту полноту праведности с отражённым в Торе понятием искупления (ст. 25 – 26): как выкупающий раба давал ему свободу от рабства, которой тот никогда не достиг бы собственными усилиями, так и Иисус, явив миру полноту праведности, освободил от власти греха тех, кто этой праведности искал, но не мог полностью освободиться от греха собственными силами. А полнота праведности, принесённая в мир Иисусом, неотделима от полноты Царства: она освобождает верных от любого греха, ведь она не совместима ни с каким грехом так же, как Царство не совместимо ни с каким злом (ст. 25). Не случайно Павел называет то, что сделал Иисус для Своих верных, «жертвой милосердия»: соответствующее еврейское слово означало именно готовность дать тому, в отношении кого милосердие проявлено, нечто заведомо им незаслуженное, такое, на что тот не имеет никакого права ни по закону, ни по заключённому между сторонами договору.

Если так, если праведности не достичь никакими «делами Торы» (ст. 28), то сама Тора становится действительно универсальной: ведь праведность обретается лишь благодаря той верности, которая связывает ищущего праведности с Богом через Иисуса Христа (ст. 27 – 28). Здесь нет разницы между евреем и язычником: бывший язычник, доверившийся Иисусу и через Него обретший Царство, получает ту же полноту праведной жизни, что и еврей, которого с детства приучали следовать Торе (ст. 29 – 30). Но значения Торы это отнюдь не умаляет: ведь Тора не просто текст, Тора — духовный закон, определяющий отношения человека с Богом столько же, сколько существует сам человек. Такая Тора остаётся незыблемой даже после пришествия в мир Христа, ведь она остаётся основой духовной жизни человека не только в нашем, ещё не до конца преображённом мире, но и в Царстве.

Свернуть

Размышляя о Торе и о Царстве, Павел обращается к одному из ключевых библейских...

скрыть

Размышляя о Торе и о Царстве, Павел обращается к одному из ключевых библейских...  Читать далее

 

Вряд ли Филиппу пришло бы в голову идти проповедовать на пустую дорогу, но Ангел Господень прямо вмешивается в проповедническое служение и посылает его на эту дорогу в тот момент, когда по ней должен проезжать эфиопский придворный. Эту встречу нельзя назвать обычной, и не только потому, что она произошла по причине прямой ангельской подсказки. Сама встреча явилась воплощением пророчества Исаии, книгу которого читал эфиоп.

То, что иноземец был иудеем по вере, неудивительно, в то время вера в Бога Израилева уже вышла за пределы еврейского народа, так что не может удивить, что эфиоп читал книгу пророка Исаии. Но поражает смирение царедворца, его готовность выслушать толкование от обычного на вид человека, встретившегося по дороге.

Сразу же после того, как Филипп раскрыл эфиопскому евнуху, имя которого нам осталось неизвестным, смысл пророчества, тот пожелал креститься. Ему не понадобилось длительное оглашение, и не только потому, что он сам уже был к нему готов. Должно быть, расставшись с Филиппом, эфиоп продолжил чтение Исаии, и через несколько разворотов свитка ему предстояло прочитать пророчество о том, что Господь примет и евнухов, которым даст «вечное имя, которое не истребится,» (Ис. 56:5), и иноплеменников, «ибо дом Мой назовётся домом молитвы для всех народов» (Ис. 56:7).

Свернуть

Вряд ли Филиппу пришло бы в голову идти проповедовать на пустую дорогу, но Ангел Господень прямо вмешивается в...

скрыть

Вряд ли Филиппу пришло бы в голову идти проповедовать на пустую дорогу, но Ангел Господень прямо вмешивается в...  Читать далее

 
Сегодняшнее чтение продолжает тему искупления и обновления народа, притом в несколько необычном аспекте. Неудивительно, что судьба народа изменяется лишь тогда, когда Бог Сам вмешивается в события. Никому другому до народа Божия дела нет, и потому Бог действует один (ст. 1 – 6). Вполне логично, что в связи с этим вмешательством Божиим пророк обращается мысленно к истории еврейского народа, которая давала более чем достаточно материала для аналогий (ст. 7 – 14). Но итог его размышлений оказывается довольно неожиданным: он приходит к выводу, что тот народ, который Бог спасает от гибели, оказывается, в известном смысле, чужим прежнему Израилю (ст. 15 – 16). Конечно, речь идёт и о том, что народ, отвернувшийся от Бога, как это не раз, увы, случалось в допленные времена, фактически перестаёт быть народом Божиим, духовно он действительно чужд и Аврааму, и тому Израилю, который родился на Синае в день заключения завета. Но дело не только в этом духовном несоответствии. По-видимому, пророк прекрасно понимает, что то обновление народа, которое произошло исключительно по милости Божией, полностью изменив его судьбу, сделало его качественно иным, что послепленное еврейство — иное, его нельзя считать просто потомками депортированных несколько десятилетий назад жителей Иерусалима. История допленного еврейства действительно закончилась, прежнего народа больше нет, он прошёл свой путь, прожив отпущенный ему срок естественной исторической жизни, который есть у каждого народа так же, как есть естественный срок жизни, отпущенный отдельному человеку. А то, что происходило на глазах Исайи было, очевидно, самым настоящим чудом: Бог даровал Своему народу ещё одну, новую жизнь, который ни по каким естественным, общественным и историческим, законам, не могло и не должно было быть. У Исайи нет иллюзий насчёт духовного состояния и исторической судьбы своих соплеменников (ст. 17 – 19). И он понимает: все грядущие века его народа будут непрерывным чудом. Чудом Божия искупления и Божией любви.
Свернуть

Сегодняшнее чтение продолжает тему искупления и обновления народа, притом в несколько необычном аспекте...

скрыть

Сегодняшнее чтение продолжает тему искупления и обновления народа, притом в несколько необычном аспекте...  Читать далее

 

Получив в предыдущей главе подтверждение неотвратимости наказания для народа, Иосия поступил не совсем обычно. В ситуации, когда ты ничего не можешь изменить, когда, что бы ты ни сделал, все равно наступит страшное, можно было бы расслабиться и ничего не делать. Зачем что-то менять, когда это ничего не изменит? Зачем очищать себя от грязи и греха, когда жизнь все равно не порадует, тем более, что уже было обещано царю, что сам он исполнения пророчества не увидит? Тем не менее, Иосия идет до конца и делает все, чтобы очистить свою землю, народ, храм и себя от язычества и идолопоклонства. Уничтожены идолы, подтвержден Завет, опять празднуется Пасха и после этого царь погибает в бою с Египтянами. Сын его не царствовал и трех лет, когда был отправлен в Египет в качестве пленника, а брат его стал платить дань фараону.

Свернуть

Получив в предыдущей главе подтверждение неотвратимости наказания для народа, Иосия поступил не совсем обычно...

скрыть

Получив в предыдущей главе подтверждение неотвратимости наказания для народа, Иосия поступил не совсем обычно...  Читать далее

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).