Библия-Центр
РУ
Оглавление
Скачать в формате:
Поделиться

В поисках смысла (Книга Экклезиаста)

Свящ. Антоний Лакирев

Ничтожность богатства и славы (6:1 — 8:17)

a. 6-я глава

Богатство и слава даются человеку Богом; но и обладание ими Экклезиаст тоже расценивает как суету и погоню за ветром. Смерть полагает предел пользованию богатством, а посмертная участь неподвластна человеку. На этом основании Экклезиаст строит глубокое различение между земными потребностями человека и тем, что нужно его душе. Богатство приносит лишь обилие пищи: «Все труды человека — для рта его, а душа его не насыщается». Ни благополучие, ни долгая жизнь, к которой стремятся люди, ни даже многочисленное потомство и слава не насыщают душу. Но без этой таинственной пищи духа, без того, чем душа человека может наслаждаться подобно тому, как тело наслаждается земными удовольствиями, нет смысла жить.

Это очень серьезный вывод, который можно назвать главным во всей книге: ничто земное не насыщает душу, но если душа не обретает своей таинственной пищи, жизнь утрачивает смысл. «Не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек», было сказано во Второзаконии. Экклезиаст утверждает то же самое; кроме того, для него пища души первична по отношению ко всему остальному, даже по отношению к самой человеческой жизни.

На первый взгляд, Экклезиаст ничего не говорит о том, что же может «насытить душу», стать для нее источником радости и жизни. Но здесь, быть может, следует обратить внимание на то, о чем он не говорит. Систематически рассуждая о человеческой жизни и о том, из чего она состоит, касаясь и благочестия и отношений с Богом, Экклезиаст ни в чем не находит того, что могло бы «насытить душу». Однако он подчеркнуто оставляет за рамками своего исследования опыт непосредственного общения человека с Богом, Избавителем Израиля. Для мудреца и исследователя, живущего в послепленную эпоху, когда Бог посылал к своему народу множество пророков (последние из них, возможно, были современниками автора), такое умолчание может быть только преднамеренным.

Лишь Сам Всемогущий, Чье бытие окутано тайной и непостижимо для сынов человеческих, остается за рамками исследования Экклезиаста. Это, в сущности, естественно, так как Господь (во всяком случае — для Экклезиаста) пребывает за гранью человеческого мира. Но коль скоро ничто в человеческом мире не может «насытить душу», а душа тем не менее требует насыщения, следовательно, ответ на поиски Экклезиаста может быть только у Бога.

И Господь дает этот ответ, говоря: «истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру» и «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда». И хотя для Экклезиаста этот ответ еще не прозвучал, почему слова его и исполнены печали, он предполагает, что ответ на вопрос о Хлебе жизни должен существовать; хотя сам он и не находит его, его печаль открывает путь надежде.

b. 7-я глава

Начиная с 7-й главы Экклезиаст говорит о прообразах, бледных подобиях того высшего блага, которое, как он обнаружил, недостижимо для человека. Все, о чем идет речь во второй половине книги, обозначается как בוט, tov: мудрость и умеренность, благочестие и справедливость. В них нет подлинного счастья (ןורתי, ithron), но все же, по мнению Экклезиаста, человек находит в них его подобие. В относительном и кратковременном житейском благе заключен прообраз евангельского блаженства, и это придает призрачному и несовершенному временному благу хотя бы какую-то ценность.

Седьмая глава по содержанию и литературной форме очень близка к другим произведениям «мудрых Израиля». Она содержит ряд афористичных сентенций, связанных мыслью об относительности хорошего. В предыдущих главах Экклезиаст делает вывод о суетности всего в мире и о том, что ничто земное не может насытить душу человека. Но и в этом земном и суетном он тщательно различает хорошее и плохое, пусть даже это лишь «более хорошее» и «более плохое». Яркий пример — первая строка главы: «Доброе имя лучше дорогой масти».

Несколько высказываний 7-й главы открывают читателю то, что Экклезиаст знает и думает о Боге. Наиболее загадочное из них — 7:14: «Во дни благополучия пользуйся благом, а во дни несчастья размышляй: то и другое соделал Бог для того, чтобы человек ничего не мог сказать против Него (ויָרהא)», как предалагет Синодальный перевод. Другие варианты перевода последних слов фразы таковы: «то и другое сотворил Бог, чтобы не мог человек постичь Его дела», «чтобы человек ничего не мог сказать после себя». Славянский перевод, слепо копируя Септуагинту, говорит здесь «сие сотвори Бог, о глаголании, да не обрящет человек за Ним ничтоже»; сама же Септуагинта в словах «περὶ λαλιᾶς, ἵνα μὴ εὕρῃ ὁ ἄνθρωπος ὀπίσω αὐτοῦ μηδέν» имеет в виду «так все сотворил Бог, чтобы ничего сказать не смог человек после Него». Вульгата предлагает здесь чтение «sic et illam fecit Deus ut non inveniat homo contra eum iustas querimonias»: «то и другое сотворил Бог так, чтобы не нашел человек против Него справедливого сетования». Европейские переводы предпочитают вариант «чтобы человек не знал о том, что будет после». Таким образом, возможны два варианта понимания этих слов: а) Бог сотворил благо и несчастье, чтобы человек не мог знать своего будущего и б) Бог сотворил благо и несчастье, чтобы человек не мог роптать. Так или иначе, Экклезиаст говорит о смирении человека перед волей Творца, посылающего ему благо и несчастье. Эта пессимистическая точка зрения характерна для «мудрых Израиля», да и для всего Ветхого Завета в целом. Лишь пророки смотрят на это несколько иначе, полагая, что несчастье — плод собственных помыслов человека в мире, устроенном по благому Закону Творца (ср. Иер. 6:19). Но именно эта позиция мудрецов будет распространена в умах людей, когда прозвучит важнейшее откровение Христа: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12:32).

Далее, в 20-м стихе Экклезиаст в рамках своего исследования напоминает читателю важную мысль о том, что «нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы». Для автора она обосновывает призыв, с одной стороны, не зависеть от человеческих мнений и суждений, и, с другой стороны, — воздерживаться от осуждения, которое будет запрещено Христом Спасителем. Но и само по себе это утверждение весьма важно; забвение его ведет человека к фарисейскому самодовольству.

Исключительно важна для библейской антропологии заключительная фраза 7-й главы. Экклезиаст, как и многие другие библейские авторы, говорит о том, что Бог сотворил человека праведным (букв. правым, прямым). Таким образом, ответственность за грех лежит на самом человеке: он сам разрушает изначальную праведность (прямоту). Обращает на себя внимание сходство этой фразы с последней фразой первой, стихотворной части главы: «кто может выпрямит то, что Он сделал кривым?» (Еккл. 7:13). Этим контрастом Экклезиаст еще раз подчеркивает, что Бог не сотворял греха, но сам человек повинен в нем. Смысл последней фразы, в которой Синодальный перевод, как и славянский текст, следует за Септуагинтой, можно передать так: «человек ищет слишком многих выдумок», то есть, говоря привычными словами Экклезиаста, гоняется за ветром.

c. 8-я глава

В 8-й главе Экклезиаст обращается к социальной стороне жизни, и формулирует несколько существенных выводов. Первый из них, — об отношении к власти. По Экклезиасту, приказания царя следует исполнять не ради царя и его власти, а ради верности Богу, что напоминает Пс. 14:4: «кто может обитать на святой горе Твоей… кто клянется, хотя бы злому, и не изменяет». Царь в глазах Экклезиаста лишен всякого героического ореола, он силен и безответственен, но власть его не распространяется на дух. Главный же вывод содержится в 9-м стихе, который разные переводы передают по-разному. Синодальный перевод, вслед за Вульгатой и европейскими переводами, выражается мягко: «бывает время, когда человек властвует над человеком во вред ему». Славянский перевод высказывается куда более определенно: «вся, во еликих обладан есть человек над человеком — еже озлобити ему». Это точный перевод Септуагинты, в которой сказано «τὰ ὅσα ἐξουσιάσατο ὁ ἄνθρωπος ἐν ἀνθρωπῳ τοῦ κακῶσαι αὐτόν», «насколько властвует человек над человеком — вредит ему». Для Экклезиаста вполне жива и значима идея теократии, но он не признает власть человека над человеком прообразом этой теократии или приближением к ней. В этом с Экклезиастом расходятся многие теоретики и практики религиозно-государственных отношений новозаветной эпохи. Не совпадает с этой точкой зрения и функциональный подход к государственной власти, характерный для апостольских посланий. Последние, не считая власть иконой теократии, все же находят ее полезной для поддержания порядка в обществе. Но Экклезиаст говорит об ответственности человека перед Богом, и власть людей кажется ему в этом случае только вредной.

В следующих стихах мы находим удивительное свидетельство о вере Экклезиаста, такой, казалось бы, скрытой. Как и многие библейские авторы, Экклезиаст размышляет над судьбой праведника и нечестивого. Он констатирует, что «нескоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло». В отличие от пророка Аввакума, который страстно нуждался в объяснении этого факта, Экклезиаст принимает его как нечто печальное, но естественное. Но, как и Аввакум, услышавший на свое вопрошание слова «праведный верой жив будет», Экклезиаст опирается на веру. «Хотя грешник сто раз делает зло… но я знаю, что благо будет боящимся Бога». Здесь библейская вера противоречит жизни, но Экклезиаст, скептик и пессимист, все же оказывается укорененным в пророческой традиции и в вере отцов. За его словами «я знаю» скрывается глубокое благоговение перед тайной Бога и вера в благость Его замыслов.

Заканчивается восьмая глава словами о делах Божьих, которые человек «не может постигнуть… сколько бы ни трудился в исследовании». Мысль Экклезиаста останавливается перед гранью, проникнуть за которую она не в силах. Познание Бога, центральное в библейском богословии, невозможно рациональным путем. То, что Экклезиаст ясно понимает это и обходит этот вопрос благоговейным молчанием, делает его мироощущение предельно точным и целомудренным. Для него очевидно, что ответ на вопрос о том, что может «насытить душу», кроется в области откровения; но Бог открывает человеку не ответы на вопросы, а Самого Себя, и только по Своей инициативе.

Кроме того, утверждение о непостижимости самого глубокого и важного в мире — тайны Творца, делает книгу Экклезиаста «книгой ожидания», подобной книгам великих пророков. Наряду с ними, всем сердцем ждущими явления славы Всемогущего, Экклезиаст — тоже «чающий утешения Израилева». Можно сказать, что по Рождестве Сына Божьего праведный Симеон говорит «Ныне отпущаеши раба Твоего» и от имени Экклезиаста и родственных ему ветхозаветных мыслителей и праведников.

Отрывки к тексту:
Екк 6:1-8:17
1
Есть зло, которое видел я под солнцем, и оно часто бывает между людьми:
2
Бог дает человеку богатство и имущество и славу, и нет для души его недостатка ни в чем, чего не пожелал бы он; но не дает ему Бог пользоваться этим, а пользуется тем чужой человек: это — суета и тяжкий недуг!
3
Если бы какой человек родил сто детей, и прожил многие годы, и еще умножились дни жизни его, но душа его не наслаждалась бы добром и не было бы ему и погребения, то я сказал бы: выкидыш счастливее его,
4
потому что он напрасно пришел и отошел во тьму, и его имя покрыто мраком.
5
Он даже не видал и не знал солнца: ему покойнее, нежели тому.
6
А тот, хотя бы прожил две тысячи лет и не наслаждался добром, не все ли пойдет в одно место?
7
Все труды человека — для рта его, а душа его не насыщается.
8
Какое же преимущество мудрого перед глупым, какое — бедняка, умеющего ходить перед живущими?
9
Лучше видеть глазами, нежели бродить душею. И это — также суета и томление духа!
10
Что существует, тому уже наречено имя, и известно, что это — человек, и что он не может препираться с тем, кто сильнее его.
11
Много таких вещей, которые умножают суету: что же для человека лучше?
12
Ибо кто знает, что хорошо для человека в жизни, во все дни суетной жизни его, которые он проводит как тень? И кто скажет человеку, что будет после него под солнцем?
1
Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти — дня рождения.
2
Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу.
3
Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше.
4
Сердце мудрых — в доме плача, а сердце глупых — в доме веселья.
5
Лучше слушать обличения от мудрого, нежели слушать песни глупых;
6
потому что смех глупых то же, что треск тернового хвороста под котлом. И это — суета!
7
Притесняя других, мудрый делается глупым, и подарки портят сердце.
8
Конец дела лучше начала его; терпеливый лучше высокомерного.
9
Не будь духом твоим поспешен на гнев; потому что гнев гнездится в сердце глупых.
10
Не говори: "отчего это прежние дни были лучше нынешних?", потому что не от мудрости ты спрашиваешь об этом.
11
Хороша мудрость с наследством, и особенно для видящих солнце:
12
потому что под сенью ее то же, что под сенью серебра; но превосходство знания в том, что мудрость дает жизнь владеющему ею.
13
Смотри на действование Божие: ибо кто может выпрямить то, что Он сделал кривым?
14
Во дни благополучия пользуйся благом, а во дни несчастья размышляй: то и другое соделал Бог для того, чтобы человек ничего не мог сказать против Него.
15
Всего насмотрелся я в суетные дни мои: праведник гибнет в праведности своей; нечестивый живет долго в нечестии своем.
16
Не будь слишком строг, и не выставляй себя слишком мудрым; зачем тебе губить себя?
17
Не предавайся греху, и не будь безумен: зачем тебе умирать не в свое время?
18
Хорошо, если ты будешь держаться одного и не отнимать руки от другого; потому что кто боится Бога, тот избежит всего того.
19
Мудрость делает мудрого сильнее десяти властителей, которые в городе.
20
Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы;
21
поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя;
22
ибо сердце твое знает много случаев, когда и сам ты злословил других.
23
Все это испытал я мудростью; я сказал: "буду я мудрым"; но мудрость далека от меня.
24
Далеко то, что было, и глубоко — глубоко: кто постигнет его?
25
Обратился я сердцем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум, и познать нечестие глупости, невежества и безумия —
26
и нашел я, что горче смерти женщина, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею.
27
Вот это нашел я, сказал Екклесиаст, испытывая одно за другим.
28
Чего еще искала душа моя, и я не нашел? — Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщины между всеми ими не нашел.
29
Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы.
1
Кто — как мудрый, и кто понимает значение вещей? Мудрость человека просветляет лице его, и суровость лица его изменяется.
2
Я говорю: слово царское храни, и это ради клятвы пред Богом.
3
Не спеши уходить от лица его, и не упорствуй в худом деле; потому что он, что захочет, все может сделать.
4
Где слово царя, там власть; и кто скажет ему: "что ты делаешь?"
5
Соблюдающий заповедь не испытает никакого зла: сердце мудрого знает и время и устав;
6
потому что для всякой вещи есть свое время и устав; а человеку великое зло оттого,
7
что он не знает, что будет; и как это будет — кто скажет ему?
8
Человек не властен над духом, чтобы удержать дух, и нет власти у него над днем смерти, и нет избавления в этой борьбе, и не спасет нечестие нечестивого.
9
Все это я видел, и обращал сердце мое на всякое дело, какое делается под солнцем. Бывает время, когда человек властвует над человеком во вред ему.
10
Видел я тогда, что хоронили нечестивых, и приходили и отходили от святого места, и они забываемы были в городе, где они так поступали. И это — суета!
11
Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло.
12
Хотя грешник сто раз делает зло и коснеет в нем, но я знаю, что благо будет боящимся Бога, которые благоговеют пред лицем Его;
13
а нечестивому не будет добра, и, подобно тени, недолго продержится тот, кто не благоговеет пред Богом.
14
Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это — суета!
15
И похвалил я веселье; потому что нет лучшего для человека под солнцем, как есть, пить и веселиться: это сопровождает его в трудах во дни жизни его, которые дал ему Бог под солнцем.
16
Когда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле, и среди которых человек ни днем, ни ночью не знает сна —
17
тогда я увидел все дела Божии и нашел, что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы человек ни трудился в исследовании, он все-таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого.
Скрыть
Оглавление
Поделиться

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).