Библия-Центр
РУ
Оглавление
Поделиться

Новое небо над новой землей (размышления над Библией)

В.В. Сорокин

Слово жизни

Пролог Евангелия от Иоанна, говорящий о Боговоплощении, вместе с тем напоминает нам о другой великой тайне христианства — о тайне Св. Троицы. Церковь учит нас видеть в каждом из Лиц Св. Троицы совершенную полноту Божию, раскрывающуюся особенным, именно для данной Ипостаси характерным, образом. Вне такого Откровения Бог остаётся для нас совершенно трансцендентным, и мы можем судить о Нём только по Его проявлениям в природе, в истории и в нашей внутренней жизни. Евангельское обоснование этого церковного учения всегда осложнялось тем, что представление об Отце, Сыне и Святом Духе связывалось в сознании верующих (в особенности верующих, хорошо знакомых с традиционным иудейским богословием) с представлениями, сложившимися в иудейской (в основном фарисейской) среде. Ведь и фарисеи могли назвать Бога Отцом, в этом они не видели ничего кощунственного (Ин 8:41), и выражение «сын Божий» также было им хорошо знакомо (об этом уже шла речь выше). Однако слушавшие проповеди Иисуса фарисеи, не понимая Его учения по существу (о причинах этого Иисус высказывается вполне однозначно, см. Ин 8:42-47), всё же чувствовали, что хорошо знакомые им понятия Он употребляет в ином, нетрадиционном смысле (Ин 10:31-39). Учение о Св. Троице имеет в виду именно этот, собственно евангельский смысл; но, как это ни парадоксально, в Евангелии, на первый взгляд, мы не находим цельного и последовательного учения о Св. Троице, которое могло бы лечь в основу церковного понимания этого вопроса. Однако учение это отсутствует в Евангелии лишь на первый взгляд: именно Пролог Евангелия от Иоанна излагает его, притом в такой полноте и глубине, по сравнению с которыми традиционные догматические формулы оказываются лишь кратким комментарием.

Собственно, уже первый стих Пролога открывает нам ту тайну внутренней жизни Бога, которая и легла в основу этого учения. С первых же слов, ἐν ἀρχή, мы входим в мир довременно?го бытия. Возникает естественная перекличка с Прологом Книги Бытия, в особенности с первой главой этой Книги, где повествование о творении Божием также начинается с «начала» (Быт 1:1; евр. бе-решит). Еврейский корень r-sh стал, возможно, достаточно рано обозначать в текстах религиозно-философского характера начало довременнóе. Что же касается греческого ἀρχή, то впервые в философском смысле слово это употребил Фалес Милетский, обозначив им первопричину и онтологическую первооснову мира. В дальнейшем оно использовалось представителями как милетской, так и других философских школ именно в этом значении, и Евангелист явно удерживает его, вероятно, для передачи смысла, выражаемого еврейским корнем r-sh. О том же довременнóм бытии напоминает нам последовательное (Ин 1:1-2; 4-5; 8; 10) употребление в тексте Пролога греческого глагола «быть» в форме аориста (греч. η̃̓ν). Форма эта изначально использовалась в греческом (так же, как и в других индоевропейских языках) для выражения не столько действия, сколько состояния; она весьма употребительна в эпической поэзии (в том числе и в гомеровских поэмах) для описания событий, принадлежащих уже не времени, но вечности. Таким же образом и первый стих Пролога описывает нам нечто происходящее в вечности — очевидно, в вечности Божией, и это нечто явно имеет отношение к самым основам, к сущности жизни Божией (Ин 1:4).

Что же пребывает «в начале»? Ответ Евангелиста краток и прост: Слово (Ин 1:1-5; греч. λόγος). С понятием этим в греческой философии и в греческой мифологии связано очень многое. Уже в древнейшие времена предфилософские построения греков включали его в себя, связывая с ним стройность и порядок мироздания (об индоевропейской древности такого представления, возможно, свидетельствует ведический гимн, посвящённый богине речи и слова, которая прославляется в нём как устроительница мира). Аналогичные представления были, по-видимому, характерны и для семитского мира, но здесь, можно думать, сильнее проявлялся магический аспект представления о священном слове, связанный с практикой произнесения особых формул-заклинаний. Именно поэтому, возможно, традиционные представления о слове Божием, сложившиеся в Израиле, не видели в этом слове особого, действующего в мире начала. Слово произносится Богом всякий раз заново, это каждый раз иное слово, на что автор Пролога Книги Бытия обращает внимание при описании сотворения мира, где каждый «день творения» начинается таким словом, являющим собою смысл того, что должно совершиться именно в этот «день». Не то в Греции: здесь λόγος, по-видимому, достаточно рано стал пониматься именно как особое космоорганизующее начало, что особенно ярко проявилось у Гераклита и у Платона. Гераклит описывал λόγος даже как всеобщий космический закон, наподобие «дао» китайских философов, но эта школа не получила на греческой почве дальнейшего развития: λόγος по определению не мог быть безмолвным и невыразимым, он должен был звучать, и звучание это всегда пробуждало вопрос об источнике. Для язычника им мог быть космический разум (как для Анаксагора), для христианина — Бог-Творец.

Замечательно, что λόγος Иоанна соединяет в себе «слово» израильских священнописателей с λόγος'ом греческих философов: его λόγος являет Собою особое начало, действующее, однако, не в тварном мире, а в самом сердце Бога, о котором говорит псалмопевец (Пс 33:11). «Сердце» — сокровенная глубина Божия — и есть подлинная ἀρχή, а λόγος, его раскрывающий, — подлинно λόγος, изначальный и неизменный. Язычники искали его в космосе, а Он оказался в глубине Божией, раскрывшись в конце времён как первопричина всего сущего, в том числе и тех определений Божиих, которые звучат на каждый «день творения». Слово, пребывающее «в начале», рождается в самой глубине Божией (Ин 1:2), Оно раскрывает в Боге Его полноту, являемую прежде всего в Его внутренней жизни, потому-то Оно «у Бога» и «к Богу» (Ин 1:1-2; греч. πρὸς τὸν θεόν). Тайна внутренней жизни Бога — это тайна Его самораскрытия, тем более непостижимая для нас, что в Своей вечности Бог пребывает вместе и как ещё не раскрывший Своей полноты, и как её раскрывающий, и как уже эту полноту явивший; естественно, что для тварного существа эта внутренняя жизнь Бога оказывается совершенно трансцендентной, и оно видит Его лишь как вечного и неизменного.

Однако, хотя внутренняя жизнь Бога и остаётся для человека совершенно трансцендентной, само существование тварного мира связано с этой внутрибожественной жизнью самым тесным образом. Евангелист указывает на эту связь, говоря о Слове, что Им творится мир (Ин 1:3) и что именно Оно есть источник того духовного начала, которым жив человек (Ин 1:4-5). Эта связь тайны бытия Бога с тайной бытия мира и проявляется в акте сотворения Богом мира. По общему положению библейского креационизма, мир творится Богом из небытия. Пролог Книги Бытия и Пролог Евангелия от Иоанна лишь вскользь касаются этой темы, это подразумевается как бы само собой. Замечательно, однако, что бытописатель при описании акта творения использует глагол бара (Быт 1:1), тогда как Иоанн говорит ἐγένετο (Ин 1:3). Каждый из этих двух глаголов имеет свои оттенки смысла. Еврейский корень b-r имеет значение «выделывать», «вырезать, отсекая все лишнее», «придавать форму бесформенной массе». На фоне Быт 1:2, где речь идёт о хаотичной и неустроенной (евр. тоху-ва-воху) земле, это вполне естественно; примечательно, однако, что сотворённый мир у бытописателя оказывается изначально (Быт 1:1-2) биполярным: он одновременно и гармоничен (Быт 1:1), и дисгармоничен (Быт 1:2), и, хотя всё дальнейшее повествование священнописателя говорит о том, что Бог не хочет допустить хаос в Им сотворённый мир, что Он всячески ограждает от него Своё творение, всё это тем не менее не даёт ответа на вопрос о причине его изначальной биполярности. В греческом ἐγένετο «возникать» выделяется восходящий к индоевропейскому греческий корень -γεν-, связанный с идеей рождения; мир у Иоанна рождается к бытию, но рождается, естественно, не через эманацию из Божественной сущности. «Рождение» это можно было бы связать с преодолением небытия, с изменением его изначального качества, а такое преодоление, естественно, есть одновременно и преодоление хаоса — ведь хаос, в сущности, представляет собою не что иное, как всё то же небытие, живущее своей иллюзорной, отдельной от Бога жизнью.

Интересно отметить, что Слово, которым творится мир, несет в себе жизнь (греч. ζωὴ — принцип или субстанция жизни в отличие от греч. βίος — конкретные проявления жизни) и духовное начало, без которого нет человека — «свет человеков» (Ин 1:4). Евангелист как бы особенно выделяет в творении эти три проявления: бытие, жизнь и дух, перекликаясь с бытописателем, который глагол бара использует, лишь говоря о сотворении мира в целом (Быт 1:1), жизни (Быт 1:21) и человека (Быт 1:27). Мы видим, что каждая из этих трёх форм тварного мира являет собою новый уровень организации, все дальше уводящей его от небытия. По мере раскрытия полноты Божественной жизни раскрывается и всё множество Его свойств и качеств. В единении с Его Словом они являют собой мир нетварной Премудрости Божией; рассматриваемые же отдельно, в разрыве с Его благодатной полнотой, они образуют мир теней, представляющий из себя как бы изнанку этой Премудрости. Творение в состоянии хаоса и есть торжество мира теней, призрачной реальности над реальностью подлинной, духовной; но Творец, не желающий такого торжества, даже в этом почти несуществующем мире устраивает ту иерархию, которая максимально приближает этот мир к Его Собственной полноте.

В иерархии качеств Божией полноты, определяющих бытие творения, основное место занимают тварные духовные существа, к числу которых можно отнести Ангелов и людей. Бог помнит каждое человеческое сердце (Пс 33:13-15), Его свет касается каждого сердца (Ин 1:4), и тьма небытия не уничтожит этого света (Ин 1:5). Именно в этом смысле каждое сердце, которого касается Слово, начинает светиться Его светом и в известной степени выражать невыразимое. Однако Бог хочет Сам войти в Свой мир, вместиться в него с тем, чтобы круговорот хаоса и метафизических теней навсегда был изгнан из Его творения, и чтобы само это творение перестало быть иноприродным Ему и стало бы частью Его полноты настолько, насколько это вообще возможно для творения, которое даже после преображения не обретёт полноты своего Творца.

Отпадение части Ангелов, а затем грехопадение человека, разумеется, изменило способ выполнения этой задачи (ведь Бог действует в Своём мире с учетом свободного выбора Им сотворённых духовных существ), но не отменило её. Однако, чтобы войти в мир, Богу недостаточно лишь относительного вмещения Его человеческим сердцем. Ему нужен человек, который вместил бы Его до конца, но, поскольку нет такого человека, который мог бы стать Богом, Бог Сам становится Человеком. Замечательно выражение, которым пользуется Иоанн, чтобы описать это (Ин 1:14). Говоря о λόγος'е, что Он ἐσκήνωσεν ἐν ἡμι̃ν, Евангелист как бы возвращается к образу Скинии Завета. Еврейское название Скинии — «мишкан» — связано с еврейским корнем sh-k-n, имеющим значение «обитать», и греч. σκηνή также значит «шатёр, палатка», так, что возникает образ Слова, Которое сходит в мир и творит в нем новую Скинию взамен прежней (образ Христа как живой Скинии был довольно широко распространён у раннехристианских писателей).

Прежняя Скиния была местом, которое Господь назначил верующим для встречи с Собою, и каждый, приходивший на это место и вступавший под сияющее облако славы Господней, преображался постольку, поскольку Его Слово входило в сердце обращающегося. Теперь Один Богочеловек вместил в Себя это облако, став живой Скинией, а под облаком оказался весь мир — ведь Спаситель оставил дверь открытой, так, чтобы каждый мог войти в Его полноту. Если прежде Бог лишь отчасти открывал Своим избранникам Свой Лик, то теперь, когда небо открылось с тем, чтобы более не закрываться, этот Лик может увидеть каждый, но для этого нужно единение с Тем, Кто явил миру Лик Отца (Ин 1:18). Так высшая тайна Откровения, тайна Лиц Св. Троицы, оказывается связана с тайной внутренней жизни Бога, открываясь нам вместе с нею через пришествие в мир Богочеловека.

Отрывки к тексту:
Ин 8
Ин 1:1-5
Пс 33
Быт 1:1-2
1
Gesù si avviò allora verso il monte degli Ulivi.
2
Ma all'alba si recò di nuovo nel tempio e tutto il popolo andava da lui ed egli, sedutosi, li ammaestrava.
3
Allora gli scribi e i farisei gli conducono una donna sorpresa in adulterio e, postala nel mezzo,
4
gli dicono: «Maestro, questa donna è stata sorpresa in flagrante adulterio.
5
Ora Mosè , nella Legge, ci ha comandato di lapidare donne come questa. Tu che ne dici?».
6
Questo dicevano per metterlo alla prova e per avere di che accusarlo. Ma Gesù , chinatosi, si mise a scrivere col dito per terra.
7
E siccome insistevano nell'interrogarlo, alzò il capo e disse loro: «Chi di voi è senza peccato, scagli per primo la pietra contro di lei».
8
E chinatosi di nuovo, scriveva per terra.
9
Ma quelli, udito ciò , se ne andarono uno per uno, cominciando dai più anziani fino agli ultimi. Rimase solo Gesù con la donna là in mezzo.
10
Alzatosi allora Gesù le disse: «Donna, dove sono? Nessuno ti ha condannata?».
11
Ed essa rispose: «Nessuno, Signore». E Gesù le disse: «Neanch'io ti condanno; và e d'ora in poi non peccare più ».
12
Di nuovo Gesù parlò loro: «Io sono la luce del mondo; chi segue me, non camminerà nelle tenebre, ma avrà la luce della vita».
13
Gli dissero allora i farisei: «Tu dai testimonianza di te stesso; la tua testimonianza non è vera».
14
Gesù rispose: «Anche se io rendo testimonianza di me stesso, la mia testimonianza è vera, perché so da dove vengo e dove vado. Voi invece non sapete da dove vengo o dove vado.
15
Voi giudicate secondo la carne; io non giudico nessuno.
16
E anche se giudico, il mio giudizio è vero, perché non sono solo, ma io e il Padre che mi ha mandato.
17
Nella vostra Legge sta scritto che la testimonianza di due persone è vera:
18
orbene, sono io che do testimonianza di me stesso, ma anche il Padre, che mi ha mandato, mi dà testimonianza».
19
Gli dissero allora: «Dov'è tuo padre?». Rispose Gesù : «Voi non conoscete né me né il Padre; se conosceste me, conoscereste anche il Padre mio».
20
Queste parole Gesù le pronunziò nel luogo del tesoro mentre insegnava nel tempio. Enessuno lo arrestò , perché non era ancora giunta la sua ora.
21
Di nuovo Gesù disse loro: «Io vado e voi mi cercherete, ma morirete nel vostro peccato. Dove vado io, voi non potete venire».
22
Dicevano allora i Giudei: «Forse si ucciderà , dal momento che dice: Dove vado io, voi non potete venire?».
23
E diceva loro: «Voi siete di quaggiù , io sono di lassù ; voi siete di questo mondo, io non sono di questo mondo.
24
Vi ho detto che morirete nei vostri peccati; se infatti non credete che io sono, morirete nei vostri peccati».
25
Gli dissero allora: «Tu chi sei?». Gesù disse loro: «Proprio ciò che vi dico.
26
Avrei molte cose da dire e da giudicare sul vostro conto; ma colui che mi ha mandato è veritiero, ed io dico al mondo le cose che ho udito da lui».
27
Non capirono che egli parlava loro del Padre.
28
Disse allora Gesù : «Quando avrete innalzato il Figlio dell'uomo, allora saprete che Io Sono e non faccio nulla da me stesso, ma come mi ha insegnato il Padre, così io parlo.
29
Colui che mi ha mandato è con me e non mi ha lasciato solo, perché io faccio sempre le cose che gli sono gradite».
30
A queste sue parole, molti credettero in lui.
31
Gesù allora disse a quei Giudei che avevano creduto in lui: «Se rimanete fedeli alla mia parola, sarete davvero miei discepoli;
32
conoscerete la verità e la verità vi farà liberi».
33
Gli risposero: «Noi siamo discendenza di Abramo e non siamo mai stati schiavi di nessuno. Come puoi tu dire: Diventerete liberi?».
34
Gesù rispose: «In verità , in verità vi dico: chiunque commette il peccato è schiavo del peccato.
35
Ora lo schiavo non resta per sempre nella casa, ma il figlio vi resta sempre;
36
se dunque il Figlio vi farà liberi, sarete liberi davvero.
37
So che siete discendenza di Abramo. Ma intanto cercate di uccidermi perché la mia parola non trova posto in voi.
38
Io dico quello che ho visto presso il Padre; anche voi dunque fate quello che avete ascoltato dal padre vostro!».
39
Gli risposero: «Il nostro padre è Abramo». Rispose Gesù : «Se siete figli di Abramo, fate le opere di Abramo!
40
Ora invece cercate di uccidere me, che vi ho detto la verità udita da Dio; questo, Abramo non l'ha fatto.
41
Voi fate le opere del padre vostro». Gli risposero: «Noi non siamo nati da prostituzione, noi abbiamo un solo Padre, Dio!».
42
Disse loro Gesù : «Se Dio fosse vostro Padre, certo mi amereste, perché da Dio sono uscito e vengo; non sono venuto da me stesso, ma lui mi ha mandato.
43
Perché non comprendete il mio linguaggio? Perché non potete dare ascolto alle mie parole,
44
voi che avete per padre il diavolo, e volete compiere i desideri del padre vostro. Egli è stato omicida fin da principio e non ha perseverato nella verità , perché non vi è verità in lui. Quando dice il falso, parla del suo, perché è menzognero e padre della menzogna.
45
A me, invece, voi non credete, perché dico la verità .
46
Chi di voi può convincermi di peccato? Se dico la verità , perché non mi credete?
47
Chi è da Dio ascolta le parole di Dio: per questo voi non le ascoltate, perché non siete da Dio».
48
Gli risposero i Giudei: «Non diciamo con ragione noi che sei un Samaritano e hai un demonio?».
49
Rispose Gesù : «Io non ho un demonio, ma onoro il Padre mio e voi mi disonorate.
50
Io non cerco la mia gloria; vi è chi la cerca e giudica.
51
In verità , in verità vi dico: se uno osserva la mia parola, non vedrà mai la morte».
52
Gli dissero i Giudei: «Ora sappiamo che hai un demonio. Abramo è morto, come anche i profeti, e tu dici: "Chi osserva la mia parola non conoscerà mai la morte".
53
Sei tu più grande del nostro padre Abramo, che è morto? Anche i profeti sono morti; chi pretendi di essere?».
54
Rispose Gesù : «Se io glorificassi me stesso, la mia gloria non sarebbe nulla; chi mi glorifica è il Padre mio, del quale voi dite: "E' nostro Dio!",
55
e non lo conoscete. Io invece lo conosco. E se dicessi che non lo conosco, sarei come voi, un mentitore; ma lo conosco e osservo la sua parola.
56
Abramo, vostro padre, esultò nella speranza di vedere il mio giorno; lo vide e se ne rallegrò ».
57
Gli dissero allora i Giudei: «Non hai ancora cinquant'anni e hai visto Abramo?».
58
Rispose loro Gesù : «In verità , in verità vi dico: prima che Abramo fosse, Io Sono».
59
Allora raccolsero pietre per scagliarle contro di lui; ma Gesù si nascose e uscì dal tempio.
Скрыть
1
In principio era il Verbo, il Verbo era presso Dio e il Verbo era Dio.
2
Egli era in principio presso Dio:
3
tutto è stato fatto per mezzo di lui, e senza di lui niente è stato fatto di tutto ciò che esiste.
4
In lui era la vita e la vita era la luce degli uomini;
5
la luce splende nelle tenebre, ma le tenebre non l'hanno accolta.
Скрыть
1
Esultate, giusti, nel Signore; ai retti si addice la lode.
2
Lodate il Signore con la cetra, con l'arpa a dieci corde a lui cantate.
3
Cantate al Signore un canto nuovo, suonate la cetra con arte e acclamate.
4
Poiché retta è la parola del Signore e fedele ogni sua opera.
5
Egli ama il diritto e la giustizia, della sua grazia è piena la terra.
6
Dalla parola del Signore furono fatti i cieli, dal soffio della sua bocca ogni loro schiera.
7
Come in un otre raccoglie le acque del mare, chiude in riserve gli abissi.
8
Tema il Signore tutta la terra, tremino davanti a lui gli abitanti del mondo,
9
perché egli parla e tutto è fatto, comanda e tutto esiste.
10
Il Signore annulla i disegni delle nazioni, rende vani i progetti dei popoli.
11
Ma il piano del Signore sussiste per sempre, i pensieri del suo cuore per tutte le generazioni.
12
Beata la nazione il cui Dio è il Signore, il popolo che si è scelto come erede.
13
Il Signore guarda dal cielo, egli vede tutti gli uomini.
14
Dal luogo della sua dimora scruta tutti gli abitanti della terra,
15
lui che, solo, ha plasmato il loro cuore e comprende tutte le loro opere.
16
Il re non si salva per un forte esercito né il prode per il suo grande vigore.
17
Il cavallo non giova per la vittoria, con tutta la sua forza non potrà salvare.
18
Ecco, l'occhio del Signore veglia su chi lo teme, su chi spera nella sua grazia,
19
per liberarlo dalla morte e nutrirlo in tempo di fame.
20
L'anima nostra attende il Signore, egli è nostro aiuto e nostro scudo.
21
In lui gioisce il nostro cuore e confidiamo nel suo santo nome.
22
Signore, sia su di noi la tua grazia, perché in te speriamo.
Скрыть
1
In principio Dio creò il cielo e la terra.
2
Ora la terra era informe e deserta e le tenebre ricoprivano l'abisso e lo spirito di Dio aleggiava sulle acque.
Скрыть
Оглавление
Поделиться

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).