Библия-Центр
РУ
Оглавление
Поделиться

Размышления о псалмах

Клайв Стейплз Льюис

V. Красота Господня

Пришла пора поговорить о вещах более веселых. Если слово «веселый» кажется вам неуместным, значит, вы особенно нуждаетесь в том, что псалмы могут дать больше любой другой книги. Мы знаем, что Давид плясал перед ковчегом. Плясал он так самозабвенно, что одна из его жен (которая была современней, но не лучше его) решила, что он ставит себя в смешное положение. Давид об этом не думал. Он радовался Господу. Тут мы вспомним, что иудаизм был одной из древних религий. Это значит, что «внешностью» своей он больше походил на язычество, чем на ту скованность, ту осторожность, ту почтительную приглушенность, которая связана у нас со словом «религиозный». В одном смысле это отделяет его от нас. Мы бы не смогли присутствовать при древних обрядах. Все храмы на свете, от прекрасного Парфенона до святого храма Соломонова, были священными бойнями (даже иудеи не могут к этому вернуться, они не строят храма и не возобновляют всесожжения). Но и тут все не так просто: в храмах пахло кровью, пахло и жареным мясом. В них было не только страшно, в них было уютно и празднично.

В детстве я думал, что Иерусалимский храм был как бы кафедральным собором, а синагоги — приходскими церквами. Это не так. То, что происходило в синагогах, было совсем не похоже на происходившее в храме. Там собирались, учили, толковали Закон, обращались к народу (см.: Лк. 4:20; Деян. 13:15). В храме совершали жертвоприношения; именно в нем служили Ягве. Наши церкви — наследницы и храма и синагог: проповедь восходит к синагоге, таинства — к храму. Иудаизм без храма искалечен, неполон; христианским же храмом может стать сарай, палата, комната, поле.

Я больше всего люблю в псалмах именно то, из-за чего плясал Давид. «Это» не так чисто и не так глубоко, как любовь к Богу, которой достигли великие мистики и святые новозаветных времен. Я их не сравниваю, я сравниваю радость Давида и прилежное «хождение в церковь». При таком сравнении она удивляет и непосредственностью, и силой. Читая, мы завидуем ей и надеемся ею заразиться.

Радость эта была сосредоточена в храме. Иногда поэт различает ту любовь к Богу, которую мы, как это ни опасно, назвали бы «духовной», и любовь к храмовым праздникам. Это надо понять правильно. В отличие от греков, иудеи не были склонны к анализу и логике (собственно, из древних народов только греки отличались этой склонностью). В отличие от нас, они не могли бы разделить тех, кто поклоняется в храме Богу, и тех, кто наслаждается «прекрасной службой», музыкой, красотой. Ближе всего мы подойдем к их восприятию, если представим себе благочестивого крестьянина, который пришел в церковь на Рождество. Я имею в виду благочестивого, то есть не того, кто, никогда не причащаясь, только на Рождество и ходит, — то язычник, отдающий дань Неведомому по большим годовым праздникам. Мой крестьянин — христианин. Но он не сможет отделить свои религиозные переживания от той радости, которую дали ему встреча со множеством знакомых, прекрасная музыка, воспоминания о таких же службах в детстве и ожидание праздничного обеда. Все это едино в его душе. Вот это, только еще сильней, чувствовали древние, особенно — иудеи. Они были крестьянами. Они никогда не слышали о празднестве, о музыке, о земледелии отдельно от религии или о религии, отделенной от них. Конечно, это грозило им определенными опасностями, но и давало преимущества, которых у нас нет.

Например, когда псалмопевец говорит, что видел Господа, это нередко означает, что он побывал в храме. Мы сильно ошибемся, если скажем: «А, он просто видел празднество!» Лучше сказать: «Если бы мы там были, мы увидели бы празднество». В псалме 67 мы читаем: «Видели шествие Твое, Боже, шествие Бога моего, царя моего во святыне. Впереди шли поющие, позади играющие на орудиях, в средине девы с тимпанами» (25-26). Если бы там был я, я бы увидел музыкантов и девушек с тимпанами, а отдельно, «в другом плане», я бы «ощутил» (или не ощутил) присутствие Божие. Древний человек такого разделения не ведал. Точно так же, если бы нынешний человек захотел «пребывать... в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню» (26:4), то это были бы разные желания; у псалмопевца же, как я подозреваю, это повторение, параллелизм.

Когда они стали способнее и к абстракции, и к анализу, такое единство распалось. Тогда, и только тогда, обряд мог стать заменой Богу или даже соперником. Когда мы воспринимаем его отдельно, он может отделиться и зажить своей, злокачественной жизнью. Маленький ребенок не отличает религиозного смысла Пасхи или Рождества от их праздничного обличья. Один очень маленький мальчик сочинил песню, которая начиналась так: «Яйца покрасили, Христос воскрес». На мой взгляд, он проявил и благочестие, и поэтическое чутье. Но мальчик побольше такого не придумает. Он отделит одно от другого и, раз уж отделил, вынужден будет поставить что-то на первое место. Если он поставит «духовное», яйца смогут и впредь вызывать в нем пасхальные чувства. Если же поставит «праздничное», оно очень скоро станет просто праздничным столом. В какой-то период иудаизма, а может быть — только у отдельных иудеев, произошло нечто похожее. Обряды стали отличаться от встречи с Богом. Но это, к сожалению, не значит, что роль их уменьшилась — она могла и увеличиться. Обряд мог стать сделкой с алчным богом, которому на что-то нужны груды остовов, и он без них милости не окажет. Хуже того, можно считать, что Богу вообще только обряд и нужен и потому надо тщательно его выполнять, не обращая внимания на Его призывы к суду, милости и вере. Для жрецов обряды станут важны тем, что это — их хлеб, их дело, с которым связано и общественное и экономическое их положение. Они будут совершенствоваться в этом деле. Конечно, в самом иудаизме есть противовес. Такое отношение к обряду неустанно обличают пророки, и даже в Псалтири — в сборнике храмовых песен — есть псалом 49, в котором Господь говорит, что храмовые службы не цель, и высмеивает языческие представления о Его любви к жареному мясу: «Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе». Я представляю иногда, как Он говорит некоторым нашим священникам: «Если бы Я захотел послушать музыку или вникнуть в тонкости западного обряда, то, честное слово, обошелся бы и без тебя». Опасности эти так известны, что нет нужды долго о них говорить. Я хочу обратить ваше внимание на иное — на ту радость, которой нам (во всяком случае, мне) не хватает. Радость о Боге очень сильна в псалмах и связана — теснее ли, нет ли — с храмом, сердцем иудаизма. Псалмопевцам по сравнению с нами было почти не за что любить Бога. Они не знали, что Он предлагает им вечное блаженство; не знали, что Он умрет, чтобы это блаженство для них отвоевать. Но они так любят Его, так к Нему тянутся, как любят Его и тянутся к Нему только лучшие из христиан или, быть может, только христиане в лучшие свои минуты. Их тяга к «красоте Господней» сильна, как физическая жажда. Без Него их души иссыхают, как земля без воды (см. Пс. 68). Они говорят о Боге: «Ты посещаешь землю и утоляешь жажду ее... Напояешь борозды ее... размягчаешь ее каплями дождя, благословляешь произрастения ее» (64:10-11). Душа их томится, как птичка без гнезда (83:3-4), и «один день во дворах Твоих лучше тысячи» (83:11).

Я назвал бы это именно жаждой или алканьем, а не «любовью». Слова «любовь к Богу» сразу вызывают в памяти слово «духовная» со всеми теми значениями, которыми оно, к несчастью, обросло. В древних стихотворцах было меньше важности и меньше смирения (я бы даже сказал — меньше удивления), чем в нас. Чувство, о котором я толкую, было веселым и простым, как естественное, даже физическое желание. Они радуются и торжествуют (9:3). Они славят Бога на гуслях (42:4), на псалтири и гуслях (56:9), они «радостно поют Богу» и берут для этого тимпан, «сладкозвучные гусли с псалтирью» (80:2-3). Но музыки им мало, им нужен шум. Им надо, чтобы всплескивали руками все народы (48:2), чтобы кимвалы были звучными и громогласными (150:5), чтобы веселились многочисленные острова (96:1) — места чужие и всегда далекие для иудеев, не знавших мореплавания.

Я не предлагаю вам возродить эту буйную жажду. Во-первых, ее возродить и невозможно, потому что она не умирала; только искать ее надо не у нас, англикан, а у католиков, православных, Армии Спасения. Мы слишком привержены хорошему вкусу. Однако бывает она и у нас, у некоторых, иногда. Но главная причина не в том: иудеи не знали, а христиане знают, как «дорога цена искупления души их». Христианская жизнь начинается смертью — мы крестимся в смерть Христову; наш праздник невозможен без ломимого Тела и изливаемой Крови. В нашем богослужении есть трагическая глубина, которой у иудеев не было. Наша радость должна быть такой, чтобы ей не противоречить. Но все это не умаляет нашего долга псалмам (во всяком случае, когда я их читаю, я чувствую себя в долгу). Мы находим там религиозный опыт, ставящий в центр Бога; видим, как человек просит у Бога только Его Самого, только Его присутствия, радостного и ощутимого до предела.

Но радость эта шла и по другому руслу. Об этом мы сейчас поговорим.

Отрывки к тексту:
Лк 4:20
Деян 13:15
Пс 67:25-26
Пс 26:4
Пс 64:10-11
Пс 83:3-4
Пс 83:11
Пс 9:3
Пс 42:4
Пс 56:9
Пс 80:2-3
Пс 48:2
Пс 150:5
Пс 96:1
Пс 67
Пс 49
Пс 68
20
Et cum plicuisset librum, reddit ministro, et sedit. Et omnium in synagoga oculi erant intendentes in eum.
Скрыть
15
Post lectionem autem legis et prophetarum, miserunt principes synagogæ ad eos, dicentes: Viri fratres, si quis est in vobis sermo exhortationis ad plebem, dicite.
Скрыть
25
Viderunt ingressus tuos, Deus, ingressus Dei mei, regis mei, qui est in sancto.
26
Prævenerunt principes conjuncti psallentibus, in medio juvencularum tympanistriarum.
Скрыть
4
Unam petii a Domino, hanc requiram, ut inhabitem in domo Domini omnibus diebus vitæ meæ; ut videam voluptatem Domini, et visitem templum ejus.
Скрыть
10
Visitasti terram, et inebriasti eam; multiplicasti locupletare eam. Flumen Dei repletum est aquis; parasti cibum illorum: quoniam ita est præparatio ejus.
11
Rivos ejus inebria; multiplica genimina ejus: in stillicidiis ejus lætabitur germinans.
Скрыть
3
Concupiscit, et deficit anima mea in atria Domini; cor meum et caro mea exsultaverunt in Deum vivum.
4
Etenim passer invenit sibi domum, et turtur nidum sibi, ubi ponat pullos suos: altaria tua, Domine virtutum, rex meus, et Deus meus.
Скрыть
11
Quia melior est dies una in atriis tuis super millia; elegi abjectus esse in domo Dei mei magis quam habitare in tabernaculis peccatorum.
Скрыть
3
Lætabor et exsultabo in te; psallam nomini tuo, Altissime.
Скрыть
4
Et introibo ad altare Dei, ad Deum qui lætificat juventutem meam. Confitebor tibi in cithara, Deus, Deus meus.
Скрыть
9
Exsurge, gloria mea; exsurge, psalterium et cithara: exsurgam diluculo.
Скрыть
2
Exsultate Deo adjutori nostro; jubilate Deo Jacob.
3
Sumite psalmum, et date tympanum; psalterium jucundum cum cithara.
Скрыть
2
Audite hæc, omnes gentes; auribus percipite, omnes qui habitatis orbem:
Скрыть
5
Laudate eum in cymbalis benesonantibus; laudate eum in cymbalis jubilationis.
Скрыть
1
Huic David, quando terra ejus restituta est.Dominus regnavit: exsultet terra; lætentur insulæ multæ.
Скрыть
1
In finem. Psalmus cantici ipsi David.
2
Exsurgat Deus, et dissipentur inimici ejus; et fugiant qui oderunt eum a facie ejus.
3
Sicut deficit fumus, deficiant; sicut fluit cera a facie ignis, sic pereant peccatores a facie Dei.
4
Et justi epulentur, et exsultent in conspectu Dei, et delectentur in lætitia.
5
Cantate Deo; psalmum dicite nomini ejus: iter facite ei qui ascendit super occasum. Dominus nomen illi; exsultate in conspectu ejus. Turbabuntur a facie ejus,
6
patris orphanorum, et judicis viduarum; Deus in loco sancto suo.
7
Deus qui inhabitare facit unius moris in domo; qui educit vinctos in fortitudine, similiter eos qui exasperant, qui habitant in sepulchris.
8
Deus, cum egredereris in conspectu populi tui, cum pertransires in deserto,
9
terra mota est, etenim cæli distillaverunt, a facie Dei Sinai, a facie Dei Israël.
10
Pluviam voluntariam segregabis, Deus, hæreditati tuæ; et infirmata est, tu vero perfecisti eam.
11
Animalia tua habitabunt in ea; parasti in dulcedine tua pauperi, Deus.
12
Dominus dabit verbum evangelizantibus, virtute multa.
13
Rex virtutum dilecti, dilecti; et speciei domus dividere spolia.
14
Si dormiatis inter medios cleros, pennæ columbæ deargentatæ, et posteriora dorsi ejus in pallore auri.
15
Dum discernit cælestis reges super eam, nive dealbabuntur in Selmon.
16
Mons Dei, mons pinguis: mons coagulatus, mons pinguis.
17
Ut quid suspicamini, montes coagulatos? mons in quo beneplacitum est Deo habitare in eo; etenim Dominus habitabit in finem.
18
Currus Dei decem millibus multiplex, millia lætantium; Dominus in eis in Sina, in sancto.
19
Ascendisti in altum, cepisti captivitatem, accepisti dona in hominibus; etenim non credentes inhabitare Dominum Deum.
20
Benedictus Dominus die quotidie: prosperum iter faciet nobis Deus salutarium nostrorum.
21
Deus noster, Deus salvos faciendi; et Domini, Domini exitus mortis.
22
Verumtamen Deus confringet capita inimicorum suorum, verticem capilli perambulantium in delictis suis.
23
Dixit Dominus: Ex Basan convertam, convertam in profundum maris:
24
ut intingatur pes tuus in sanguine; lingua canum tuorum ex inimicis, ab ipso.
25
Viderunt ingressus tuos, Deus, ingressus Dei mei, regis mei, qui est in sancto.
26
Prævenerunt principes conjuncti psallentibus, in medio juvencularum tympanistriarum.
27
In ecclesiis benedicite Deo Domino de fontibus Israël.
28
Ibi Benjamin adolescentulus, in mentis excessu; principes Juda, duces eorum; principes Zabulon, principes Nephthali.
29
Manda, Deus, virtuti tuæ; confirma hoc, Deus, quod operatus es in nobis.
30
A templo tuo in Jerusalem, tibi offerent reges munera.
31
Increpa feras arundinis; congregatio taurorum in vaccis populorum: ut excludant eos qui probati sunt argento. Dissipa gentes quæ bella volunt.
32
Venient legati ex Ægypto; Æthiopia præveniet manus ejus Deo.
33
Regna terræ, cantate Deo; psallite Domino; psallite Deo.
34
Qui ascendit super cælum cæli, ad orientem: ecce dabit voci suæ vocem virtutis.
35
Date gloriam Deo super Israël; magnificentia ejus et virtus ejus in nubibus.
36
Mirabilis Deus in sanctis suis; Deus Israël ipse dabit virtutem et fortitudinem plebi suæ. Benedictus Deus!
Скрыть
1
Psalmus Asaph.Deus deorum Dominus locutus est, et vocavit terram a solis ortu usque ad occasum.
2
Ex Sion species decoris ejus:
3
Deus manifeste veniet; Deus noster, et non silebit. Ignis in conspectu ejus exardescet; et in circuitu ejus tempestas valida.
4
Advocabit cælum desursum, et terram, discernere populum suum.
5
Congregate illi sanctos ejus, qui ordinant testamentum ejus super sacrificia.
6
Et annuntiabunt cæli justitiam ejus, quoniam Deus judex est.
7
Audi, populus meus, et loquar; Israël, et testificabor tibi: Deus, Deus tuus ego sum.
8
Non in sacrificiis tuis arguam te; holocausta autem tua in conspectu meo sunt semper.
9
Non accipiam de domo tua vitulos, neque de gregibus tuis hircos:
10
quoniam meæ sunt omnes feræ silvarum, jumenta in montibus, et boves.
11
Cognovi omnia volatilia cæli, et pulchritudo agri mecum est.
12
Si esuriero, non dicam tibi: meus est enim orbis terræ et plenitudo ejus.
13
Numquid manducabo carnes taurorum? aut sanguinem hircorum potabo?
14
Immola Deo sacrificium laudis, et redde Altissimo vota tua.
15
Et invoca me in die tribulationis: eruam te, et honorificabis me.
16
Peccatori autem dixit Deus: Quare tu enarras justitias meas? et assumis testamentum meum per os tuum?
17
Tu vero odisti disciplinam, et projecisti sermones meos retrorsum.
18
Si videbas furem, currebas cum eo; et cum adulteris portionem tuam ponebas.
19
Os tuum abundavit malitia, et lingua tua concinnabat dolos.
20
Sedens adversus fratrem tuum loquebaris, et adversus filium matris tuæ ponebas scandalum.
21
Hæc fecisti, et tacui. Existimasti inique quod ero tui similis: arguam te, et statuam contra faciem tuam.
22
Intelligite hæc, qui obliviscimini Deum, nequando rapiat, et non sit qui eripiat.
23
Sacrificium laudis honorificabit me, et illic iter quo ostendam illi salutare Dei.
Скрыть
1
In finem, pro iis qui commutabuntur. David.
2
Salvum me fac, Deus, quoniam intraverunt aquæ usque ad animam meam.
3
Infixus sum in limo profundi et non est substantia. Veni in altitudinem maris, et tempestas demersit me.
4
Laboravi clamans, raucæ factæ sunt fauces meæ; defecerunt oculi mei, dum spero in Deum meum.
5
Multiplicati sunt super capillos capitis mei qui oderunt me gratis. Confortati sunt qui persecuti sunt me inimici mei injuste; quæ non rapui, tunc exsolvebam.
6
Deus, tu scis insipientiam meam; et delicta mea a te non sunt abscondita.
7
Non erubescant in me qui exspectant te, Domine, Domine virtutum; non confundantur super me qui quærunt te, Deus Israël.
8
Quoniam propter te sustinui opprobrium; operuit confusio faciem meam.
9
Extraneus factus sum fratribus meis, et peregrinus filiis matris meæ.
10
Quoniam zelus domus tuæ comedit me, et opprobria exprobrantium tibi ceciderunt super me.
11
Et operui in jejunio animam meam, et factum est in opprobrium mihi.
12
Et posui vestimentum meum cilicium; et factus sum illis in parabolam.
13
Adversum me loquebantur qui sedebant in porta, et in me psallebant qui bibebant vinum.
14
Ego vero orationem meam ad te, Domine; tempus beneplaciti, Deus. In multitudine misericordiæ tuæ, exaudi me in veritate salutis tuæ.
15
Eripe me de luto, ut non infigar; libera me ab iis qui oderunt me, et de profundis aquarum.
16
Non me demergat tempestas aquæ, neque absorbeat me profundum, neque urgeat super me puteus os suum.
17
Exaudi me, Domine, quoniam benigna est misericordia tua; secundum multitudinem miserationum tuarum respice in me.
18
Et ne avertas faciem tuam a puero tuo; quoniam tribulor, velociter exaudi me.
19
Intende animæ meæ, et libera eam; propter inimicos meos, eripe me.
20
Tu scis improperium meum, et confusionem meam, et reverentiam meam;
21
in conspectu tuo sunt omnes qui tribulant me. Improperium exspectavit cor meum et miseriam: et sustinui qui simul contristaretur, et non fuit; et qui consolaretur, et non inveni.
22
Et dederunt in escam meam fel, et in siti mea potaverunt me aceto.
23
Fiat mensa eorum coram ipsis in laqueum, et in retributiones, et in scandalum.
24
Obscurentur oculi eorum, ne videant, et dorsum eorum semper incurva.
25
Effunde super eos iram tuam, et furor iræ tuæ comprehendat eos.
26
Fiat habitatio eorum deserta, et in tabernaculis eorum non sit qui inhabitet.
27
Quoniam quem tu percussisti persecuti sunt, et super dolorem vulnerum meorum addiderunt.
28
Appone iniquitatem super iniquitatem eorum, et non intrent in justitiam tuam.
29
Deleantur de libro viventium, et cum justis non scribantur.
30
Ego sum pauper et dolens; salus tua, Deus, suscepit me.
31
Laudabo nomen Dei cum cantico, et magnificabo eum in laude:
32
et placebit Deo super vitulum novellum, cornua producentem et ungulas.
33
Videant pauperes, et lætentur; quærite Deum, et vivet anima vestra:
34
quoniam exaudivit pauperes Dominus, et vinctos suos non despexit.
35
Laudent illum cæli et terra; mare, et omnia reptilia in eis.
36
Quoniam Deus salvam faciet Sion, et ædificabuntur civitates Juda, et inhabitabunt ibi, et hæreditate acquirent eam.
37
Et semen servorum ejus possidebit eam; et qui diligunt nomen ejus habitabunt in ea.
Скрыть
Читать следующую главу
Оглавление
Поделиться

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).