Библия-Центр
РУ
Оглавление
Поделиться

Размышления о псалмах

Клайв Стейплз Льюис

I. Введение

Остину и Катарине Фаррер

Это не ученый труд. Я не гебраист, не экзегет, не археолог, не историк Древнего мира. Я пишу для неученых о том, о чем и сам не много знаю. Если мне надо просить за это прощения, я прошу его примерно так: очень часто два школьника могут помочь друг другу лучше, чем учитель. Сообщи они ему о своих затруднениях, он, как все мы помним, будет объяснять то, что они и без него знают, и то, чего они знать не хотят, но ни слова не скажет им в ответ. Я видел это с обеих сторон — я ведь учитель и сам пытался отвечать ученикам, но быстро замечал по их лицам, что и я, как мои учителя, потерпел поражение. Соученик поможет лучше, потому что он знает меньше. Он сам недавно думал о том же, что и его друг. Учитель думал об этом так давно, что все перезабыл. Теперь он видит предмет совсем по-иному и просто понять не может, в чем затруднение. Видит он и десятки других затруднений, ученику неведомых.

И вот я пишу как любитель любителю. Я расскажу о трудностях, вставших передо мной, и о моих догадках, надеясь, что это поможет неопытным читателям псалмов или хотя бы тронет их. Я не учу, я просто показываю тетрадь. Кто-то сказал мне, что псалмы для меня — вешалки, на которые я развесил собственные мысли. Не вижу, какой от этого вред; и если кто-нибудь так прочитает книгу, я не огорчусь. Но писал я ее не так. Все мысли, какие тут есть, вызваны чтением псалмов. Я думал о том, что вы прочитаете, и радовался тем или иным строкам или встречал строки, которым радоваться не мог.

Разные поэты слагали псалмы и в разное время. Насколько мне известно, некоторые псалмы разрешено относить ко временам Давида, а псалом 17 (который мы встречаем в немного ином виде, читая 2-ю книгу Царств, глава 22) сложен самим царем. Но есть и псалмы, сложенные после плена (который сейчас бы назвали «депортацией в Вавилон»). В ученом труде пришлось бы уточнить хронологию; в такой книге, как эта, я не должен и не вправе о ней говорить.

Зато я должен сказать, что псалмы — это стихи, причем такие, которые пели вслух. Не трактаты, даже не проповеди, а стихи. Те, кто предлагает читать Писание «ради его литературных достоинств», хотят, вероятно, чтобы не обращали никакого внимания на его суть, сердцевину, центр. Мне кажется, это бессмысленно. Однако их совет можно толковать иначе: Писание — это книга, и потому, читая его, мы поневоле входим в область словесности. В нем есть разные жанры. Псалмы — это лирика со всеми ее условностями, гиперболами, внелогическими сочетаниями слов. Если об этом не помнить, псалмов не поймешь; увидишь в них то, чего в них нет, и проглядишь главное.

Очень важную особенность их формы можно сохранить в переводе. Это — так называемые параллелизмы: одно и то же сказано дважды, по-разному: «Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им» (2:4); «И выведет, как свет, правду твою, и справедливость твою, как полдень» (36:6). Если читатель не видит, что это — прием, он станет думать, в чем же разница, и в конце концов ее выдумает (так делали в старину многие проповедники), или просто устанет, или удивится.

На самом же деле этот прием воплощает суть искусства. Кто-то сказал, что искусство — это «то же самое, но иначе». Танцуя народный танец, вы делаете три прыжка вправо и три таких же прыжка влево. Если в здании есть левое крыло, в нем есть и правое. В музыке можно сказать ABC, потом abc, потом альфа/бета/гамма. «Параллелизм» — характерная для древних евреев разновидность «того же самого, но иначе»; однако встречается он и в Англии. Очень хороший пример — в детской рождественской песенке: «Иосиф — старик, он старый человек».

Конечно, прием этот не всегда выступает в таком простом виде. Иногда его заметишь не сразу, как прикровенную симметрию хорошей картины. Но сейчас мне важен сам факт, само наличие такого приема. Какая удача, нет — какой дар Промысла, что у стихов, которые должны были прозвучать на всех языках, сохраняется в переводе главная особенность формы!

Если вы хоть немного чувствуете стихи, эта особенность вас обрадует. Если же не чувствуете, то ощутите к ней почтение: она радовала Христа, Он любил ее и употреблял. «Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7:2). «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7). Можете считать, что цель тут — практическая, учительная: Господь облекает Свои речения в такую ритмическую, почти напевную форму, что их просто невозможно забыть. Но я думаю, что это не все. Когда Тот, Кто замыслил Себе и нам на радость прекрасный, как стихи, мир, умалился до человеческой речи, речь эта неизбежно стала подобной стихам. Ведь поэзия — малое Воплощение, она дает плоть невидимому и неслышимому доселе.

И еще, я думаю, нам не повредит, если мы вспомним, что, вочеловечившись, Иисус принял благое бремя наследственности и детских впечатлений. Он перенял эту поэтическую форму хотя бы от Своей Матери. Смотрите: «...призрел Он на смирение рабы Своей... сотворил Мне величие Сильный... явил силу мышцы Своей; рассеял надменных... низложил сильных с престолов» (Лк. 1:48-52). Прием этот применен здесь тоньше, чем в псалмах, но он есть. (Скажу, наконец: только ли в этом Он был похож на Нее? Не кажется ли вам, что в трогательном Magnificat есть и суровая сила Деворы, которой не найдешь в наших нежных Мадоннах? Я думаю часто, что жизнь Святого Семейства была, конечно, и мирной, и кроткой, но не совсем в том смысле, какой придают этим словам авторы церковных гимнов. Не было ли в ней и напряженной печали, и резкой деревенской прямоты, неприятно поражавшей иерусалимских горожан?)

Даже на своем, любительском уровне я не собираюсь «охватить предмет». Я буду говорить только о том, что задело меня самого. Об исторических псалмах я ничего не скажу — и потому, что они меньше для меня значили, и потому, что они, наверное, вызывают меньше вопросов. Начну же я с того, что больше всего отталкивает современного читателя Псалтири. Наше поколение приучено получать все готовеньким, как дети; добрые, старинные няни давали сперва то, что есть труднее, а сладкое — в самом конце.

Всякому читателю станет ясно, что это — не так называемая «апология». В этой книге я не убеждаю неверующих в истинности нашей веры. Я обращаюсь к верующим или хотя бы к тем, кто открыл Псалтирь, чтобы подкрепить свою зарождающуюся веру. Нельзя непрестанно защищать истину, надо и насладиться ею.

И последнее: я старался, как мог, избежать конфессиональных распрей. В одном месте мне пришлось объяснить, в чем я не согласен и с католиками, и с протестантами; надеюсь, читатель не подумает, что я «вообще против» тех или других. Еще я надеюсь, что ни тех ни других не обидел; но здесь, собственно говоря, бояться нечего. Опыт показал мне, что обижаются и оскорбляются не сильно верующие люди и даже не атеисты, а те, кто верит как бы наполовину. Вот их не умиришь никакими оговорками, не обезоружишь кротостью. Но я ведь, наверное, гораздо неприятней, чем мне самому кажется. (Быть может, в чистилище мы увидим свои лица и услышим свой голос?)

Отрывки к тексту:
Пс 2:4
Пс 36:6
Мф 7:2
Мф 7:7
Лк 1:48-50
2 Цар 22
Пс 17
4
Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им.
Скрыть
6
и выведет, как свет, правду твою, и справедливость твою, как полдень.
Скрыть
2
ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.
Скрыть
7
Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;
Скрыть
48
что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;
49
что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;
50
и милость Его в роды родов к боящимся Его;
Скрыть
1
И воспел Давид песнь Господу в день, когда Господь избавил его от руки всех врагов его и от руки Саула, и сказал:
2
Господь — твердыня моя и крепость моя и избавитель мой.
3
Бог мой — скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего, ограждение мое и убежище мое; Спаситель мой, от бед Ты избавил меня!
4
Призову Господа достопоклоняемого и от врагов моих спасусь.
5
Объяли меня волны смерти, и потоки беззакония устрашили меня;
6
цепи ада облегли меня, и сети смерти опутали меня.
7
Но в тесноте моей я призвал Господа и к Богу моему воззвал, и Он услышал из (святого) чертога Своего голос мой, и вопль мой дошел до слуха Его.
8
Потряслась, всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания небес, ибо разгневался (на них Господь).
9
Поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий; горящие угли сыпались от Него.
10
Наклонил Он небеса и сошел; и мрак под ногами Его.
11
И воссел на Херувимов, и полетел, и понесся на крыльях ветра,
12
и мраком покрыл Себя, как сению, сгустив воды облаков небесных;
13
от блистания пред Ним разгорались угли огненные.
14
Возгремел с небес Господь, и Всевышний дал глас Свой;
15
пустил стрелы и рассеял их; (блеснул) молниею и истребил их.
16
И открылись источники моря, обнажились основания вселенной от грозного гласа Господа, от дуновения духа гнева Его.
17
Простер Он руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих;
18
избавил меня от врага моего сильного, от ненавидящих меня, которые были сильнее меня.
19
Они восстали на меня в день бедствия моего; но Господь был опорою для меня,
20
и вывел меня на пространное место, избавил меня, ибо Он благоволит ко мне.
21
Воздал мне Господь по правде моей, по чистоте рук моих вознаградил меня.
22
Ибо я хранил пути Господа и не был нечестивым пред Богом моим;
23
ибо все заповеди Его предо мною, и от уставов Его я не отступал.
24
И был непорочен пред Ним, и остерегался, чтобы не согрешить мне.
25
И воздал мне Господь по правде моей, по чистоте моей пред очами Его.
26
С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним — искренно,
27
с чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его.
28
Людей угнетенных Ты спасаешь, и взором Своим унижаешь надменных.
29
Ты, Господи, светильник мой; Господь просвещает тьму мою.
30
С Тобою я поражаю войско; с Богом моим восхожу на стену.
31
Бог! — непорочен путь Его, чисто слово Господа, щит Он для всех, надеющихся на Него.
32
Ибо кто Бог, кроме Господа, и кто защита, кроме Бога нашего?
33
Бог препоясует меня силою, устрояет мне верный путь;
34
делает ноги мои, как оленьи, и на высотах поставляет меня;
35
научает руки мои брани, и мышцы мои напрягает, как медный лук.
36
Ты даешь мне щит спасения Твоего, и милость Твоя возвеличивает меня.
37
Ты расширяешь шаг мой подо мною, и не колеблются ноги мои.
38
Я гоняюсь за врагами моими и истребляю их, и не возвращаюсь, доколе не уничтожу их;
39
и истребляю их и поражаю их, и не встают, и падают под ноги мои.
40
Ты препоясываешь меня силою для войны, и низлагаешь предо мною восстающих на меня.
41
Ты обращаешь ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня.
42
Они взывают, но нет спасающего, — ко Господу, но Он не внемлет им.
43
Я рассеваю их, как прах земной, как грязь уличную мну их и топчу их.
44
Ты избавил меня от мятежа народа моего; Ты сохранил меня, чтоб быть мне главою над иноплеменниками; народ, которого я не знал, служит мне.
45
Иноплеменники ласкательствуют предо мною; по слуху обо мне повинуются мне.
46
Иноплеменники бледнеют и трепещут в укреплениях своих.
47
Жив Господь и благословен защитник мой! Да будет превознесен Бог, убежище спасения моего,
48
Бог, мстящий за меня и покоряющий мне народы,
49
и избавляющий меня от врагов моих! Над восстающими против меня Ты возвысил меня; от человека жестокого Ты избавил меня.
50
За то я буду славить Тебя, Господи, между иноплеменниками и буду петь имени Твоему,
51
величественно спасающий царя Своего и творящий милость помазаннику Своему Давиду и потомству его во веки!
Скрыть
1
Начальнику хора. Раба Господня Давида, который произнес слова песни сей к Господу, когда Господь избавил его от рук всех врагов его и от руки Саула. И он сказал:
2
Возлюблю тебя, Господи, крепость моя!
3
Господь — твердыня моя и прибежище мое, Избавитель мой, Бог мой, — скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего и убежище мое.
4
Призову достопоклоняемого Господа, и от врагов моих спасусь.
5
Объяли меня муки смертные, и потоки беззакония устрашили меня;
6
цепи ада облегли меня, и сети смерти опутали меня.
7
В тесноте моей я призвал Господа, и к Богу моему воззвал. И Он услышал от (святаго) чертога Своего голос мой, и вопль мой дошел до слуха Его.
8
Потряслась и всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания гор; ибо разгневался (Бог).
9
Поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий; горячие угли сыпались от Него.
10
Наклонил Он небеса и сошел, — и мрак под ногами Его.
11
И воссел на Херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра.
12
И мрак сделал покровом Своим, сению вокруг Себя мрак вод, облаков воздушных.
13
От блистания пред Ним бежали облака Его, град и угли огненные.
14
Возгремел на небесах Господь, и Всевышний дал глас Свой, град и угли огненные.
15
Пустил стрелы Свои и рассеял их, множество молний, и рассыпал их.
16
И явились источники вод, и открылись основания вселенной от грозного гласа Твоего, Господи, от дуновения духа гнева Твоего.
17
Он простер руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих.
18
Избавил меня от врага моего сильного и от ненавидящих меня, которые были сильнее меня.
19
Они восстали на меня в день бедствия моего; но Господь был мне опорою.
20
Он вывел меня на пространное место и избавил меня, ибо Он благоволит ко мне.
21
Воздал мне Господь по правде моей, по чистоте рук моих вознаградил меня;
22
ибо я хранил пути Господни и не был нечестивым пред Богом моим;
23
ибо все заповеди Его предо мною, и от уставов Его я не отступал.
24
Я был непорочен пред Ним, и остерегался, чтобы не согрешить мне.
25
И воздал мне Господь по правде моей, по чистоте рук моих пред очами Его.
26
С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним — искренно;
27
с чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его.
28
Ибо Ты людей угнетенных спасаешь, а очи надменные унижаешь.
29
Ты возжигаешь светильник мой, Господи; Бог мой просвещает тьму мою.
30
С Тобою я поражаю войско, с Богом моим восхожу на стену.
31
Бог! — Непорочен путь Его, чисто слово Господа; щит Он для всех, уповающих на Него.
32
Ибо кто Бог, кроме Господа, и кто защита, кроме Бога нашего?
33
Бог препоясывает меня силою и устрояет мне верный путь.
34
Делает ноги мои, как оленьи, и на высотах моих поставляет меня;
35
научает руки мои брани, и мышцы мои сокрушают медный лук.
36
Ты дал мне щит спасения Твоего, и десница Твоя поддерживает меня, и милость Твоя возвеличивает меня.
37
Ты расширяешь шаг мой подо мною, и не колеблются ноги мои.
38
Я преследую врагов моих и настигаю их, и не возвращаюсь, доколе не истреблю их.
39
Поражаю их, и они не могут встать; падают под ноги мои.
40
Ибо Ты препоясал меня силою для войны и низложил под ноги мои восставших на меня;
41
Ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня.
42
Они вопиют, но нет спасающего; ко Господу, — но Он не внемлет им.
43
Я рассеваю их, как прах пред лицем ветра, как уличную грязь попираю их.
44
Ты избавил меня от мятежа народа, поставил меня главою иноплеменников; народ, которого я не знал, служит мне.
45
По одному слуху о мне повинуются мне; иноплеменники ласкательствуют предо мною.
46
Иноплеменники бледнеют и трепещут в укреплениях своих.
47
Жив Господь и благословен защитник мой! Да будет превознесен Бог спасения моего,
48
Бог, мстящий за меня и покоряющий мне народы,
49
и избавляющий меня от врагов моих! Ты вознес меня над восстающими против меня и от человека жестокого избавил меня.
50
За то буду славить Тебя, Господи, между иноплеменниками, и буду петь имени Твоему,
51
величественно спасающий царя и творящий милость помазаннику Твоему Давиду и потомству его во веки.
Скрыть
Читать следующую главу
Оглавление
Поделиться

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).