Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Иов 10:1-22

Поделиться
Опротивела душе моей жизнь моя;
  предамся печали моей;
  буду говорить в горести души моей.
Скажу Богу: не обвиняй меня;
  объяви мне, за что Ты со мною борешься?
Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь,
  что презираешь дело рук Твоих,
  а на совет нечестивых посылаешь свет?
Разве у Тебя плотские очи,
  и Ты смотришь, как смотрит человек?
Разве дни Твои — как дни человека,
  или лета Твои — как дни мужа,
что Ты ищешь порока во мне
  и допытываешься греха во мне,
хотя знаешь, что я не беззаконник,
  и что некому избавить меня от руки Твоей?
Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом,
  — и Ты губишь меня?
Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня,
  и в прах обращаешь меня?
10 
Не Ты ли вылил меня, как молоко,
  и, как творог, сгустил меня,
11 
кожею и плотью одел меня,
  костями и жилами скрепил меня,
12 
жизнь и милость даровал мне,
  и попечение Твое хранило дух мой?
13 
Но и то скрывал Ты в сердце Своем,
  — знаю, что это было у Тебя —
14 
что если я согрешу, Ты заметишь,
  и не оставишь греха моего без наказания.
15 
Если я виновен, горе мне!
  если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением;
  взгляни на бедствие мое:
16 
оно увеличивается.
  Ты гонишься за мною, как лев,
и снова нападаешь на меня,
  и чудным являешься во мне.
17 
Выводишь новых свидетелей Твоих против меня;
  усиливаешь гнев Твой на меня;
  и беды, одни за другими, ополчаются против меня.
18 
И зачем Ты вывел меня из чрева?
  пусть бы я умер, когда еще ничей глаз не видел меня;
19 
пусть бы я, как небывший,
  из чрева перенесен был во гроб!
20 
Не малы ли дни мои?
  Оставь, отступи от меня,
  чтобы я немного ободрился,
21 
прежде нежели отойду, — и уже не возвращусь,
  — в страну тьмы и сени смертной,
22 
в страну мрака, каков есть мрак тени смертной,
  где нет устройства, где темно, как самая тьма.
Свернуть

Понимая, что терять ему уже нечего, Иов обращается к Богу с пространной речью (ст. 1). Он говорит Богу: почему Ты против меня (ст. 2)? Ведь Ты не человек, Тебя не подкупить, так почему же нечестивцы оказываются в Твоём мире успешнее праведника (ст. 3 – 4)? Но главный вопрос Иова в другом. Он говорит Богу: ведь Ты знаешь меня и знаешь мою праведность, чего же Ты хочешь от меня, зачем выискиваешь во мне грехи (ст. 5 – 7)? Очевидно, Иов, как и его друзья, прекрасно понимает, что безгрешных людей на свете нет, что праведность означает не безгрешность, а верность Богу, Который, конечно, даже в том, кто идёт за Ним и хранит Ему верность, всегда может найти какой-нибудь грех, в котором праведника можно обвинить.

Но ведь такое копание в чужих грехах с тем, чтобы найти повод для обвинения, характерно для человека, притом для человека нечестивого, но никак не для Бога! Ты Сам, говорит Иов, обращаясь к Богу, сделал меня тем, что я есть, и Ты хранил меня (ст. 8 – 12). Конечно, Иов прекрасно понимает, что это не даёт ему права на грех и нечестие (ст. 13 – 14), ведь не Бог делает человека грешником. Но в случае Иова речь не идёт о суде, ведь любой суд предполагает объективное и непредвзятое рассмотрение существа обвинений, выдвинутых против обвиняемого. Между тем, никакого суда, собственно, Иов и не видит, он видит со стороны Бога лишь бессудную расправу. Он говорит о себе: если я виновен, горе мне! Но если и не так, от этого всё равно не легче (ст. 15 – 16). Суда нет, никакие доводы в пользу обвиняемого не принимаются, а свидетелей обвинения становится всё больше и больше (ст. 17).

Конечно, религиозному сознанию Бог нередко видится не столько справедливым, сколько немилосердным судьёй. Но Иов хочет достучаться до Бога откровения, и потому он говорит Богу: если так, то зачем вообще мне было рождаться на свет? Зачем я прожил свою жизнь (ст. 18 – 19)? Впрочем, говорит Иов, и сейчас ещё не поздно, ведь смерть рядом (ст. 20 – 22). На первый взгляд, здесь перед нами те же сетования, которыми начинается первая речь Иова. Но в данном случае он говорит о чём-то более глубоком и важном: Иов пытается достучаться до Бога откровения, напоминая Ему о смысле, в данном случае о смысле собственной жизни, равно, впрочем, как и о смысле жизни всякого человека вообще.

В самом деле, если Богу нет дела до человека, если Он не собирается снисходить к нему, то зачем вообще нужен человек на земле? Человеческая жизнь лишь тогда могла бы иметь какой-то смысл, если бы Бог был не просто силой, безразличной к человеку, но именно справедливым Судьёй, готовым человека принять, пусть даже после самой суровой проверки и самой жёсткой оценки. Но если Бог готов просто перешагнуть через человека, будь то грешник или праведник, человеческая жизнь теряет всякий смысл, и Иов это понимает. Он понимает, что жить имеет смысл лишь перед Богом откровения, а не перед Богом религии. И потому он так хочет увидеть Бога лицом к лицу, ведь тогда и только тогда он сможет получить ответ на мучающий его вопрос: кто же всё-таки его Бог?

Другие мысли вслух

 
На Иов 10:1-22
Опротивела душе моей жизнь моя;
  предамся печали моей;
  буду говорить в горести души моей.
Скажу Богу: не обвиняй меня;
  объяви мне, за что Ты со мною борешься?
Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь,
  что презираешь дело рук Твоих,
  а на совет нечестивых посылаешь свет?
Разве у Тебя плотские очи,
  и Ты смотришь, как смотрит человек?
Разве дни Твои — как дни человека,
  или лета Твои — как дни мужа,
что Ты ищешь порока во мне
  и допытываешься греха во мне,
хотя знаешь, что я не беззаконник,
  и что некому избавить меня от руки Твоей?
Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом,
  — и Ты губишь меня?
Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня,
  и в прах обращаешь меня?
10 
Не Ты ли вылил меня, как молоко,
  и, как творог, сгустил меня,
11 
кожею и плотью одел меня,
  костями и жилами скрепил меня,
12 
жизнь и милость даровал мне,
  и попечение Твое хранило дух мой?
13 
Но и то скрывал Ты в сердце Своем,
  — знаю, что это было у Тебя —
14 
что если я согрешу, Ты заметишь,
  и не оставишь греха моего без наказания.
15 
Если я виновен, горе мне!
  если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением;
  взгляни на бедствие мое:
16 
оно увеличивается.
  Ты гонишься за мною, как лев,
и снова нападаешь на меня,
  и чудным являешься во мне.
17 
Выводишь новых свидетелей Твоих против меня;
  усиливаешь гнев Твой на меня;
  и беды, одни за другими, ополчаются против меня.
18 
И зачем Ты вывел меня из чрева?
  пусть бы я умер, когда еще ничей глаз не видел меня;
19 
пусть бы я, как небывший,
  из чрева перенесен был во гроб!
20 
Не малы ли дни мои?
  Оставь, отступи от меня,
  чтобы я немного ободрился,
21 
прежде нежели отойду, — и уже не возвращусь,
  — в страну тьмы и сени смертной,
22 
в страну мрака, каков есть мрак тени смертной,
  где нет устройства, где темно, как самая тьма.
Свернуть
Самое страшное для Иова в сложившейся ситуации — экзистенциальная катастрофа, как назвал бы это современный философ. Ему всегда было очевидно, что он — Божье творение. Бог не просто его создал...  Читать далее

Самое страшное для Иова в сложившейся ситуации — экзистенциальная катастрофа, как назвал бы это современный философ. Ему всегда было очевидно, что он — Божье творение. Бог не просто его создал — Он сопровождает Иова каждое мгновение его жизни. Казалось бы, при таких отношениях надо говорить уже о чём-то гораздо более глубоком, чем одна лишь человеческая религиозность. Во многом оно так и есть, если бы не одно «но».

Судя по собственным его словам, Иов уверен, что Бог тщательно отслеживает каждый его праведный или греховный поступок и готов наградить его за праведность и наказать за грех. Он уверен, что зло в мире появляется не случайно и что оно есть не что иное, как наказание грешникам. Потому-то и вводит его в ступор его собственная ситуация: дело не в страданиях как таковых, а в страданиях праведника — что для Иова есть нравственный абсурд. Страдать по определению должны грешники. И друзья Иова всеми своими аргументами лишь подтверждают это: они ведь не случайно всё время возвращаются к теме греха.

Между тем, представления Иова о праведности и о грехе, о воздаянии праведникам и грешникам в этом мире мало согласуются с его же собственными отношениями с Богом, по крайней мере, такими, какими их видит сам Иов. Если Бог знает его, что называется, «от и до», то чего Ему ждать? Или Он не знает, на что Иов способен, насколько праведен и насколько грешен? Иов-то как раз и уверен, что Бог про него знает всё, а значит, благоденствие как награда за праведность по жизни должна подразумеваться сама собой. Или Бог чего-то не досмотрел?

Бог вовсе не собирается играть в награды и наказания. Для Него все такие человеческие счёты и расчёты сродни песочнице в детском саду: серьёзные и глубокие отношения с Богом в песочнице не построить. А в Божьем мире, когда дело касается отношений человека с Богом, вопрос «для чего?» всегда уместнее вопроса «за что?». Но сам Иов пока не видит этого противоречия чаемого качества отношений с Богом (где всё по-взрослому) и детской песочницы Божьих «наград» и «наказаний», где конфетки по-детски чередуются с ремнём. Настанет момент, когда он его увидит.

Свернуть
 
На Иов 10:1-22
Опротивела душе моей жизнь моя;
  предамся печали моей;
  буду говорить в горести души моей.
Скажу Богу: не обвиняй меня;
  объяви мне, за что Ты со мною борешься?
Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь,
  что презираешь дело рук Твоих,
  а на совет нечестивых посылаешь свет?
Разве у Тебя плотские очи,
  и Ты смотришь, как смотрит человек?
Разве дни Твои — как дни человека,
  или лета Твои — как дни мужа,
что Ты ищешь порока во мне
  и допытываешься греха во мне,
хотя знаешь, что я не беззаконник,
  и что некому избавить меня от руки Твоей?
Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом,
  — и Ты губишь меня?
Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня,
  и в прах обращаешь меня?
10 
Не Ты ли вылил меня, как молоко,
  и, как творог, сгустил меня,
11 
кожею и плотью одел меня,
  костями и жилами скрепил меня,
12 
жизнь и милость даровал мне,
  и попечение Твое хранило дух мой?
13 
Но и то скрывал Ты в сердце Своем,
  — знаю, что это было у Тебя —
14 
что если я согрешу, Ты заметишь,
  и не оставишь греха моего без наказания.
15 
Если я виновен, горе мне!
  если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением;
  взгляни на бедствие мое:
16 
оно увеличивается.
  Ты гонишься за мною, как лев,
и снова нападаешь на меня,
  и чудным являешься во мне.
17 
Выводишь новых свидетелей Твоих против меня;
  усиливаешь гнев Твой на меня;
  и беды, одни за другими, ополчаются против меня.
18 
И зачем Ты вывел меня из чрева?
  пусть бы я умер, когда еще ничей глаз не видел меня;
19 
пусть бы я, как небывший,
  из чрева перенесен был во гроб!
20 
Не малы ли дни мои?
  Оставь, отступи от меня,
  чтобы я немного ободрился,
21 
прежде нежели отойду, — и уже не возвращусь,
  — в страну тьмы и сени смертной,
22 
в страну мрака, каков есть мрак тени смертной,
  где нет устройства, где темно, как самая тьма.
Свернуть
В мольбе о справедливости, которую Иов обращает к Вседержителю, неожиданно становится видна надуманность и недостаточность...  Читать далее

В мольбе о справедливости, которую Иов обращает к Вседержителю, неожиданно становится видна надуманность и недостаточность объясняющей человеческое страдание теории кары и исправления. Если вдуматься, оказывается, что она просто недостойна Единого истинного Бога, потому что умаляет Его величие. Так, по крайней мере, думает автор книги, по воле которого Иов восклицает Богу: «не обвиняй меня, скажи, за что Ты со мною борешься». Иов не видит в своем страдании смысла для себя; может быть, для Бога есть этот смысл? Может быть, тем самым Бог достигает каких-то Своих целей? Что хорошего для Бога в страдании Иова, какой в этом смысл для Него Самого? «Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь?» – спрашивает Иов. Ведь человек – дело рук Божьих, и ничто в человеке не тайна для Всемогущего. Особенно непереносимо для Иова, что он страдает в то время, как нечестивые благоденствуют. Зачем это нужно Богу? Неужели Ему свойственная примитивная человеческая мстительность?

Сами вопросы Иова в 10:2–7, в сущности, риторические; они с очевидностью подразумевают отрицательный ответ. Однако, чтобы задать их, требуется известное мужество. Очевидно, что Бог – не человек, и Он смотрит иначе. Но тогда чего же Он добивается?

Иов напоминает Богу, что Он Сам сотворил его – и Сам губит его. Какой в этом смысл, и не лучше ли было вовсе не сотворять Иова? Он просит дать ему возможность прийти в себя перед смертью, потому что воспринимает происходящее как погоню Бога за собой, как борьбу Бога с человеком. Иов говорит, что если он виноват – Бог заметит и осудит его, но и если Иов прав, ему не доказать этого. Для чего Богу бороться с прахом? И зачем живет человек, ценность которого для его Создателя столь ничтожна? Ответить на эти вопросы возможно только зная о том, что настанет день, когда Сам Бог воплотится и станет человеком. Только это придает существованию человеческого рода неотменимый смысл. Но для Иова это – тайна, и потому он не видит смысла в своей правоте, и потому для него единственная перспектива – смерть.

Свернуть
 
На Иов 10:1-22
Опротивела душе моей жизнь моя;
  предамся печали моей;
  буду говорить в горести души моей.
Скажу Богу: не обвиняй меня;
  объяви мне, за что Ты со мною борешься?
Хорошо ли для Тебя, что Ты угнетаешь,
  что презираешь дело рук Твоих,
  а на совет нечестивых посылаешь свет?
Разве у Тебя плотские очи,
  и Ты смотришь, как смотрит человек?
Разве дни Твои — как дни человека,
  или лета Твои — как дни мужа,
что Ты ищешь порока во мне
  и допытываешься греха во мне,
хотя знаешь, что я не беззаконник,
  и что некому избавить меня от руки Твоей?
Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом,
  — и Ты губишь меня?
Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня,
  и в прах обращаешь меня?
10 
Не Ты ли вылил меня, как молоко,
  и, как творог, сгустил меня,
11 
кожею и плотью одел меня,
  костями и жилами скрепил меня,
12 
жизнь и милость даровал мне,
  и попечение Твое хранило дух мой?
13 
Но и то скрывал Ты в сердце Своем,
  — знаю, что это было у Тебя —
14 
что если я согрешу, Ты заметишь,
  и не оставишь греха моего без наказания.
15 
Если я виновен, горе мне!
  если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением;
  взгляни на бедствие мое:
16 
оно увеличивается.
  Ты гонишься за мною, как лев,
и снова нападаешь на меня,
  и чудным являешься во мне.
17 
Выводишь новых свидетелей Твоих против меня;
  усиливаешь гнев Твой на меня;
  и беды, одни за другими, ополчаются против меня.
18 
И зачем Ты вывел меня из чрева?
  пусть бы я умер, когда еще ничей глаз не видел меня;
19 
пусть бы я, как небывший,
  из чрева перенесен был во гроб!
20 
Не малы ли дни мои?
  Оставь, отступи от меня,
  чтобы я немного ободрился,
21 
прежде нежели отойду, — и уже не возвращусь,
  — в страну тьмы и сени смертной,
22 
в страну мрака, каков есть мрак тени смертной,
  где нет устройства, где темно, как самая тьма.
Свернуть
Можно было бы сказать, что Иов бросает Богу вызов, упрекая Его за то, что с ним произошло. Но в словах Иова на этот...  Читать далее

Можно было бы сказать, что Иов бросает Богу вызов, упрекая Его за то, что с ним произошло. Но в словах Иова на этот раз можно увидеть и преклонение перед величием Творца, и склонение перед Его волей, и смиренную готовность принять Его решения. Иов не только готов принять наказание за грехи, но и отказывается настаивать на своих подлинных заслугах: если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей. Но он хочет знать, по какой причине на него обрушились бедствия, почему его прежний мир, такой понятный и привычный, рухнул?

Когда рушится привычный уклад, а образ жизни, казавшийся незыблемым и единственно возможным, уходит в прошлое, миллионы людей на развалинах задают себе и окружающим те же или сходные вопросы, что и Иов. Но даже если объяснение возможно и доступно для понимания, оно не всегда может быть услышано в момент переживания последствий катастрофы, когда не всякому пострадавшему хватает сил для принятия ответа. Не исключено, что Господь потому не всегда отвечает прямо, что щадит нас: иное сердце могло бы быть раздавлено Его ответом.

Но и при кажущемся безмолвии Он рядом со страдающими и не оставляет их.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).