Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Рим 2:11

Поделиться
11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть

Слова Павла о том, что Бог нелицеприятен, казалось бы, понятны любому верующему. И, как правило, говоря об этом, мы имеем в виду, прежде всего, неподкупность Бога и Его справедливость. Наши ожидания от суда Божия связаны в первую очередь с тем, что на Его суде каждый получит по заслугам, в том числе и тот, кому по каким-то причинам удалось избежать справедливого суда на земле, так же, как и тот, кто искал справедливости у земных судей и не смог её найти. Иначе говоря, мы видим в Боге блюстителя справедливости, как мы её понимаем, такого блюстителя, который может сделать то, что не под силу сделать нам потому, что падший мир, по слову Спасителя, «лежит во зле».

А у Бога между тем, похоже, цели совершенно иные. И понятия о справедливости тоже. Его задача не восстановление справедливости, а спасение каждого, кого можно спасти. Конечно, тут безусловно важен духовный и нравственный выбор человека. Того, кто принципиально не считает нужным соблюдать данные Богом заповеди, спасти очень трудно. И не потому, что Бог сердится на таких людей, а потому, что заповеди никогда не давались Богом Своему народу как исключительно моральный кодекс.

Они всегда были, в первую очередь, описанием того духовного пути, который вёл человека к Богу, углубляя и упрочивая его с Богом отношения. Или пути, который, наоборот, уводил человека прочь от Бога, если человек выбирал путь нарушения заповеди.

А спасать того, кто бежит от тебя прочь, нелегко. И дело тут не в том, что у Бога нет возможностей воздействовать на тех, кто нарушает данные Им заповеди, а в том, что Он слишком уважает свободу каждого из нас для того, чтобы спасть нас насильно, без нашего на то согласия. Но если только человек готов оставить в прошлом свой грех и своё противостояние Богу, если он готов обратиться и раскаяться, Бог принимает его так, как будто никаких грехов за ним нет.

Бог не блюститель нравственности и справедливости, Он — Бог любви и спасения. Ему не важно, кем был человек, когда грешил, Ему важно, кем является человек, обращающийся к Нему здесь и теперь. И уж тем более не важно Богу, каких взглядов и убеждений обратившийся к Нему человек придерживается. Ему даже не так важно, религиозен ли обращающийся, или нет. Важно одно: как этот обращающийся собирается отныне строить свою жизнь: в соответствии с волей Божией или вопреки ей. Ведь только это и определяет, сможет ли обращающийся войти в Царство, или останется вне его, во внешней тьме.

Другие мысли вслух

 
На Рим 2:11
11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть
В религиозной психологии есть такое понятие: религиозный антропоморфизм. Это когда мы судим о Боге по себе, думая, что Он — такой же и забывая Его собственные слова: «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои» (Ис. 55:8). Именно в таком помрачении мы думаем, что...  Читать далее

В религиозной психологии есть такое понятие: религиозный антропоморфизм. Это когда мы судим о Боге по себе, думая, что Он — такой же и забывая Его собственные слова: «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои» (Ис. 55:8). Именно в таком помрачении мы думаем, что Бог выбирает и отличает тех, кто Ему по тем или иным причинам нравится больше. Но Он Сам говорит, что «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных». Никакие второстепенные обстоятельства не делают нас ближе или дальше от Бога, кроме нашей собственной воли и поступков.

И еще для нас важно помнить контекст, в котором Священное Писание произносит эту мысль: «во всяком народе под небесами боящийся Бога угоден Ему». То, что мы считаем своими заслугами и преимуществами: принадлежность к определенной народности, определенному исповеданию или что-нибудь еще — все это имеет так же мало значения, как и цвет глаз и волос. Ибо нет лицеприятия у Бога, и один подлец ничем не лучше другого.

Свернуть
 
На Рим 2:11
11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть
Слова Павла о том, что Бог нелицеприятен, казалось бы, понятны любому верующему. И, как правило, говоря об этом, мы имеем в виду, прежде всего, неподкупность Бога и Его справедливость. Наши ожидания от суда Божия связаны в первую очередь с тем, что...  Читать далее

Слова Павла о том, что Бог нелицеприятен, казалось бы, понятны любому верующему. И, как правило, говоря об этом, мы имеем в виду, прежде всего, неподкупность Бога и Его справедливость. Наши ожидания от суда Божия связаны в первую очередь с тем, что на Его суде каждый получит по заслугам, в том числе и тот, кому по каким-то причинам удалось избежать справедливого суда на земле, так же, как и тот, кто искал справедливости у земных судей и не смог её найти. Иначе говоря, мы видим в Боге блюстителя справедливости, как мы её понимаем, такого блюстителя, который может сделать то, что не под силу сделать нам потому, что падший мир, по слову Спасителя, «лежит во зле».

А у Бога между тем, похоже, цели совершенно иные. И понятия о справедливости тоже. Его задача не восстановление справедливости, а спасение каждого, кого можно спасти. Конечно, тут безусловно важен духовный и нравственный выбор человека. Того, кто принципиально не считает нужным соблюдать данные Богом заповеди, спасти очень трудно. И не потому, что Бог сердится на таких людей, а потому, что заповеди никогда не давались Богом Своему народу как исключительно моральный кодекс.

Они всегда были, в первую очередь, описанием того духовного пути, который вёл человека к Богу, углубляя и упрочивая его с Богом отношения. Или пути, который, наоборот, уводил человека прочь от Бога, если человек выбирал путь нарушения заповеди.

А спасать того, кто бежит от тебя прочь, нелегко. И дело тут не в том, что у Бога нет возможностей воздействовать на тех, кто нарушает данные Им заповеди, а в том, что Он слишком уважает свободу каждого из нас для того, чтобы спасть нас насильно, без нашего на то согласия. Но если только человек готов оставить в прошлом свой грех и своё противостояние Богу, если он готов обратиться и раскаяться, Бог принимает его так, как будто никаких грехов за ним нет.

Бог не блюститель нравственности и справедливости, Он — Бог любви и спасения. Ему не важно, кем был человек, когда грешил, Ему важно, кем является человек, обращающийся к Нему здесь и теперь. И уж тем более не важно Богу, каких взглядов и убеждений обратившийся к Нему человек придерживается. Ему даже не так важно, религиозен ли обращающийся, или нет. Важно одно: как этот обращающийся собирается отныне строить свою жизнь: в соответствии с волей Божией или вопреки ей. Ведь только это и определяет, сможет ли обращающийся войти в Царство, или останется вне его, во внешней тьме.

Свернуть
 
На Рим 2:1-16
1 Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. 2 А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. 3 Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? 4 Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? 5 Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, 6 Который воздаст каждому по делам его: 7 тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную; 8 а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, — ярость и гнев. 9 Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! 10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину! 11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся, — 13 потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, 14 ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: 15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, — 16 в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.
Свернуть
Оправдывает не наличие закона, не формальная приверженность ему, но его исполнение, дела находящихся под властью...  Читать далее

Оправдывает не наличие закона, не формальная приверженность ему, но его исполнение, дела находящихся под властью закона по закону же и будут судимы. Но почему вне закона должны погибнуть те, которые не и м е я закона согрешили? Соответствует ли высшему милосердию юридический принцип «незнание закона не освобождает от ответственности»?

Павел даёт ответ и на этот, и на другой постоянно задаваемый вопрос: что будет с теми людьми, которые совершали добрые дела, не зная заповедей? Разумом, действительно, не знали, но в их сердце жил закон совести, внятный каждому, кто не заглушил его в себе. И на деле такие люди могут быть большими исполнителями неписаного закона, чем иные знатоки писаного. О таких людях не сказано, что они не пойдут на суд, на суд не идут уверовавшие (Ин. 3:18), но на суде они смогут представить добрые дела, совершаемые по зову совести. Каким будет приговор в каждом конкретном случае, мы не знаем, но мы верим, что приговор Того, Кто нелицеприятен, не может не быть справедливым.

Свернуть
 
На Рим 2:1-11
1 Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. 2 А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. 3 Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? 4 Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? 5 Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, 6 Который воздаст каждому по делам его: 7 тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную; 8 а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, — ярость и гнев. 9 Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! 10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину! 11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть
Обличая грехи, Павел тут же призывает к осторожности, указывая на опасность для самого обличителя: он рискует...  Читать далее

Обличая грехи, Павел тут же призывает к осторожности, указывая на опасность для самого обличителя: он рискует погрузиться в те же самые грехи, которые обличает в окружающих. И уж тем более не следует судить о чужих грехах людям, совершающим те же самые дела, которые они взялись обличать. Впрочем, человеку часто свойственно обвинять окружающих именно в тех грехах, склонность к которым он имеет сам.

Многие люди на это могли бы возразить, что они потому и осуждают, что сами не таковы. Но вспомним, как легко Петр совершил падение, о способности к которому не предполагал. Упорство в грехах, о котором пишет Павел, может проявляться, помимо прочего, и в нежелании видеть свои собственные грехи.

Одним из способов сопротивления собственной греховности может стать постоянство в добрых делах, и Павел не просто призывает делать их время от времени, а пишет именно о постоянном делании. Возможно ли это для людей? Вообще-то говоря, невозможно. Но «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:27).

Свернуть
 
На Рим 2:1-11
1 Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. 2 А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. 3 Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? 4 Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? 5 Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, 6 Который воздаст каждому по делам его: 7 тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную; 8 а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, — ярость и гнев. 9 Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! 10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину! 11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть
Рассуждая о суде и об осуждении, Павел исходит из того же, из чего и Сам Спаситель, призывавший Своих последователей воздерживаться от суда и от осуждения ближних. И дело тут не в том, что мы неспособны увидеть грех другого человека...  Читать далее

Рассуждая о суде и об осуждении, Павел исходит из того же, из чего и Сам Спаситель, призывавший Своих последователей воздерживаться от суда и от осуждения ближних. И дело тут не в том, что мы неспособны увидеть грех другого человека. Дело в том, что никто из нас, людей, не в состоянии оценить жизнь другого человека во всей её полноте. Один из великих учителей Торы, живший за два примерно столетия до прихода Спасителя, Гиллель, говорил: не суди ближнего до тех пор, пока сам не побываешь в его положении. Он говорил всего лишь об оценке конкретных поступков, но даже тут был очень осторожен и понимал, что для адекватной оценки ситуацию нужно знать во всей полноте и притом изнутри. А ведь христианство — это жизнь Царства и жизнь в Царстве.

И суд, о котором говорит Павел, так же, как и тот, о котором говорит Сам Иисус, — это суд в Царстве над жителем Царства. Суд абсолютный. Которого не может быть помимо Самого Христа, да и то лишь в конце времён. Потому, что увидеть всю жизнь человека во всей её полноте может только Он один, и не раньше того момента, когда сам человек поставит в ней последнюю точку, а последняя точка в любом случае будет поставлена не раньше дня последнего Суда.

Вот и выходит, что всякая иная оценка конкретного поступка человека в той или иной ситуации может быть лишь оценкой, но не судом. Квалификацией преступления, если речь идёт действительно о преступлении, но не приговором. Ещё, между прочим, и потому, что принцип «побывать в шкуре своего ближнего прежде, чем судить» остаётся в силе и для христиан. Но в данном случае это означает не только побывать в его положении применительно к конкретной жизненной ситуации, но и побывать в полноте жизни Царства с тем, чтобы всё оценить адекватно: ведь речь-то идёт об оценке человека, живущего в двух мирах, в мире ещё не преображённом и в Царстве одновременно. С миром непреображённым у нас обычно проблем нет, а вот с полнотой Царства они вполне могут возникнуть.

Тут принцип прост: пусть судит тот, кто без греха. А иначе самого судящего будут судить исходя из логики падшего мира, а не из логики Царства. Того самого мира, где прощения за сознательно совершённый грех нет, а есть лишь вечное за него наказание. И дело тут не в какой-то мстительности Бога, а в том, что, выбирая ту или иную точку зрения, тот или иной взгляд на человека и его жизнь, мы тем самым выбираем и меру полноты собственного существования. Или, точнее, выбрав ту или иную меру полноты собственного существования, мы решаемся так или иначе оценить поступки тех, кто рядом. А ведь именно этот выбор становится выбором гибели или спасения. Именно он определяет, оказываемся ли мы в конечном счёте в Царстве или во «внешней тьме».

Свернуть
 
На Рим 2:1-11
1 Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. 2 А мы знаем, что поистине есть суд Божий на делающих такие дела. 3 Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? 4 Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? 5 Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, 6 Который воздаст каждому по делам его: 7 тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную; 8 а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, — ярость и гнев. 9 Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! 10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину! 11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
Свернуть
Возвращаясь к образу двух путей — пути праведности и пути нечестия, апостол...  Читать далее

Возвращаясь к образу двух путей — пути праведности и пути нечестия, апостол развивает далее тему универсализма, начатую им рассуждениями о естественном богопознании и о «естественной Торе». Он говорит о вещах, казалось бы, самоочевидных, напоминая, что не стоит осуждать других за грехи, от которых не свободен сам (ст. 1 – 2). В послании, как видно, речь идёт о людях, испытывающих долготерпение Божие именно таким образом (ст. 3 – 8). А из контекста становится понятно, что осуждение это имело под собой формально-религиозные основания: осуждавшие, вероятно, противопоставляли себя другим по признаку принадлежности или к еврейскому народу, или к Церкви (первое, судя по уравниванию апостолом в праведности «иудеев» и «эллинов» (ст. 9 – 11) , т.е. евреев и язычников, более вероятно). Конечно, такая религиозная гордыня отнюдь не оправдывала перед Богом тех, кто ей предавался, она лишь прибавляла к совершаемым ими грехам ещё один.

Но дело было не только в лицемерии и тщетной надежде на то, что принадлежность к еврейскому народу сама по себе окажется своего рода индульгенцией. Дело было в самом понимании праведности теми, кто стоял на такой позиции. Для них, очевидно, праведность была неотделима от принадлежности к определённой национальной и религиозной общине, так что принадлежащие к ней по определению должны были быть судимы Богом по каким-то особым, быть может, щадящим законам. А Павел с самого начала видит праведность исключительно в контексте отношений человека с Богом. Тора же для него универсальна, она дана каждому независимо от национальной или религиозной принадлежности и не является исключительной собственностью какой бы то ни было религиозной общины.

Язычник может следовать Торе, и тогда он найдёт Христа и войдёт в Царство, хотя, конечно, еврею это сделать проще, ведь он изучает Тору с детства. Но, если еврей нарушает Тору, спрос с него будет не меньше, а больше, чем с язычника, хотя и язычник, имевший опыт естественного откровения, ответит за совершённые им злые дела, о которых он знал, что они плохи. Павел не сомневается в том, что принесённое в мир Христом Царство одно на всех. Но тогда и праведность должна быть одна на всех. И Тора тоже.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).