Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Иов 13:1-28

Поделиться
Вот, все это видело око мое,
  слышало ухо мое и заметило для себя.
Сколько знаете вы, знаю и я;
  не ниже я вас.
Но я к Вседержителю хотел бы говорить,
  и желал бы состязаться с Богом.
А вы сплетчики лжи;
  все вы бесполезные врачи.
О, если бы вы только молчали!
  это было бы вменено вам в мудрость.
Выслушайте же рассуждения мои,
  и вникните в возражение уст моих.
Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду
  и для Него говорить ложь?
Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему
  и за Бога так препираться?
Хорошо ли будет, когда Он испытает вас?
  Обманете ли Его, как обманывают человека?
10 
Строго накажет Он вас,
  хотя вы и скрытно лицемерите.
11 
Неужели величие Его не устрашает вас,
  и страх Его не нападает на вас?
12 
Напоминания ваши подобны пеплу;
  оплоты ваши оплоты глиняные.
13 
Замолчите предо мною, и я буду говорить,
  что бы ни постигло меня.
14 
Для чего мне терзать тело мое зубами моими
  и душу мою полагать в руку мою?
15 
Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться;
  я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!
16 
И это уже в оправдание мне;
  потому что лицемер не пойдет пред лице Его!
17 
Выслушайте внимательно слово мое
  и объяснение мое ушами вашими.
18 
Вот, я завел судебное дело;
  знаю, что буду прав.
19 
Кто в состоянии оспорить меня?
  Ибо я скоро умолкну и испущу дух.
20 
Двух только вещей не делай со мною,
  и тогда я не буду укрываться от лица Твоего:
21 
удали от меня руку Твою,
  и ужас Твой да не потрясает меня.
22 
Тогда зови, и я буду отвечать,
  или буду говорить я, а Ты отвечай мне.
23 
Сколько у меня пороков и грехов?
  покажи мне беззаконие мое и грех мой.
24 
Для чего скрываешь лице Твое,
  и считаешь меня врагом Тебе?
25 
Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь,
  и не сухую ли соломинку преследуешь?
26 
Ибо Ты пишешь на меня горькое,
  и вменяешь мне грехи юности моей,
27 
и ставишь в колоду ноги мои,
  и подстерегаешь все стези мои,
  — гонишься по следам ног моих.
28 
А он, как гниль, распадается,
  как одежда, изъеденная молью.
Свернуть

Понимая, что поддержки от друзей ему ждать нечего, Иов обращает свою речь прямо к Богу. Друзьям он говорит прямо: вы лицемеры. Вы защищаете Бога потому, что так вам выгоднее, а не потому, что действительно понимаете дело. Но что будет, если Он и вас испытает так же, как теперь меня? Что вы скажете тогда? Как видно, Иов прекрасно понял истинные мотивы своих друзей. Понял, что те защищают больше себя и привычный порядок вещей, чем истину. Спорить так, очевидно, не имеет смысла.

Иов вновь обращается к Богу. Лейтмотив его обращения всё тот же, выражен он ясно и отчётливо. Никто не сомневается, что Бог сильнее человека. Но дело не в силе, а в правде. Если Бог — только сила, и больше ничего, то Он уже не Бог, а тиран вселенского масштаба. В такое Иов поверить не может. И он задаёт Богу прямой вопрос: чем я перед Тобой виноват? Иов уверен, что, если бы суд был честным, он бы его выиграл: ведь он праведник.

В своей праведности Иов не сомневается: праведность для него пока что ограничена традиционными религиозными рамками, а в этих рамках ему себя действительно упрекнуть не в чем. И он готов поэтому судиться даже с Богом, если бы такое было возможно: ведь правда на его стороне. Именно такого, если не суда, то объяснения Иов и требует у Бога. До сих пор Бог лишь молча наносил удар за ударом, ничего не объясняя, не предъявляя никаких обвинений. Но так может действовать тиран, а справедливый царь не наказывает своих подданных без вины и без суда.

Вот и Иов требует у Бога именно суда, а не бессудной расправы. Он говорит Богу: если ты действительно справедливый Судья, то давай же разберём моё дело. Я от Тебя не бегу, как нечестивцы. Я готов предстать перед Тобой. То же самое, кстати, говорит Иов в своё оправдание и друзьям: будь я грешником, разве стал бы я искать суда Божия? Иов действительно уверен в своей праведности. И он хочет, чтобы Бог его праведность подтвердил.

Ему не так важно, сколько он проживёт на земле. Ему важно, чтобы его праведность не пропала перед Богом. А если он всё же не праведник, а грешник, и его друзья правы, то пусть и это подтвердит Бог. Одних человеческих слов Иову мало. Пусть тогда Бог Сам укажет Иову, в чём он неправ и чем согрешил. Тогда всё встанет на свои места, и Иов будет знать, что ему делать дальше. Он хочет лишь одного: ясности и определённости. Притом ясности не человеческой, а Божьей.

Другие мысли вслух

 
На Иов 13:1-28
Вот, все это видело око мое,
  слышало ухо мое и заметило для себя.
Сколько знаете вы, знаю и я;
  не ниже я вас.
Но я к Вседержителю хотел бы говорить,
  и желал бы состязаться с Богом.
А вы сплетчики лжи;
  все вы бесполезные врачи.
О, если бы вы только молчали!
  это было бы вменено вам в мудрость.
Выслушайте же рассуждения мои,
  и вникните в возражение уст моих.
Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду
  и для Него говорить ложь?
Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему
  и за Бога так препираться?
Хорошо ли будет, когда Он испытает вас?
  Обманете ли Его, как обманывают человека?
10 
Строго накажет Он вас,
  хотя вы и скрытно лицемерите.
11 
Неужели величие Его не устрашает вас,
  и страх Его не нападает на вас?
12 
Напоминания ваши подобны пеплу;
  оплоты ваши оплоты глиняные.
13 
Замолчите предо мною, и я буду говорить,
  что бы ни постигло меня.
14 
Для чего мне терзать тело мое зубами моими
  и душу мою полагать в руку мою?
15 
Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться;
  я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!
16 
И это уже в оправдание мне;
  потому что лицемер не пойдет пред лице Его!
17 
Выслушайте внимательно слово мое
  и объяснение мое ушами вашими.
18 
Вот, я завел судебное дело;
  знаю, что буду прав.
19 
Кто в состоянии оспорить меня?
  Ибо я скоро умолкну и испущу дух.
20 
Двух только вещей не делай со мною,
  и тогда я не буду укрываться от лица Твоего:
21 
удали от меня руку Твою,
  и ужас Твой да не потрясает меня.
22 
Тогда зови, и я буду отвечать,
  или буду говорить я, а Ты отвечай мне.
23 
Сколько у меня пороков и грехов?
  покажи мне беззаконие мое и грех мой.
24 
Для чего скрываешь лице Твое,
  и считаешь меня врагом Тебе?
25 
Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь,
  и не сухую ли соломинку преследуешь?
26 
Ибо Ты пишешь на меня горькое,
  и вменяешь мне грехи юности моей,
27 
и ставишь в колоду ноги мои,
  и подстерегаешь все стези мои,
  — гонишься по следам ног моих.
28 
А он, как гниль, распадается,
  как одежда, изъеденная молью.
Свернуть
Отвечая своим друзьям, Иов прямо говорит им, что они не сказали ему ничего...  Читать далее

Отвечая своим друзьям, Иов прямо говорит им, что они не сказали ему ничего такого, чего бы он не знал (ст. 1 – 2). Но он говорит также, что хотел бы обратиться не к ним, а к Богу (ст. 3). В самом деле, совершенно очевидно, что на вопросы, заданные Иовом, не смог бы ответить никто, кроме Бога. А своих друзей Иов называет лжецами, которым лучше было бы помолчать: в этом и проявилась бы их мудрость (ст. 4 – 5). Он, как видно, прекрасно понял, что все речи его друзей были порождены не столько стремлением помочь, сколько страхом перед заданными им вопросами. Такое лукавство, конечно, не может быть нужно Богу, и было бы неудивительно, если бы друзей Иова постигло бы наказание от Бога за неискренность там, где ей не может и не должно быть места (ст. 6 – 13). О себе же Иов говорит, что он, во всяком случае, не лицемер, ведь двуличный человек едва ли осмелился бы требовать встречи с Богом так, как требует её Иов (ст. 14 – 16). Он снова повторяет то, что уже говорил: он готов держать ответ перед Богом, но требует суда, а не бессудной расправы. Он задаёт Богу вопрос, как равному себе, и требует ответа (ст. 18 – 22).

Такая позиция, на первый взгляд, выглядит, по меньшей мере, неблагочестивой, но Иов, как видно, понимает, что единственный способ добиться от Бога хоть какого-то ответа — поставить вопрос ребром. Вызывая Бога на суд, Иов как бы говорит Ему: если Тебе есть хоть какое-нибудь дело до человека, если праведность праведника в Твоих глазах чего-нибудь стоит, то Ты не должен молча смотреть на происходящее. Если я грешен, говорит Иов, то покажи мне мои грехи, чтобы и я мог их увидеть; а иначе почему Ты скрываешься от меня и считаешь меня Своим врагом (ст. 23 – 24)? Ты преследуешь меня, хотя я ничто перед Тобой, говорит Богу Иов, но ведь это не ответ на мой вопрос (ст. 25 – 28).

Слова Иова кажутся дерзостью, но он, в сущности, хочет лишь докричаться до Бога, до того Бога, Который, как Иов был всегда уверен, никогда бы не оставил праведника на произвол судьбы. Если Бог не таков, то надеяться не на кого и не на что; но Иов не верит в это, он хочет испробовать все средства, использовать все возможности для того, чтобы достучаться до живого Бога, Который бы ответил ему, а не просто гнал бы его по миру, как ветер гонит сухие листья. Как видно, Иова пугает не смерть, его пугает Бог, Которому нет дела до людей. И он готов даже на смерть, лишь бы убедиться в том, что Бог не такой.

Свернуть
 
На Иов 13:1-28
Вот, все это видело око мое,
  слышало ухо мое и заметило для себя.
Сколько знаете вы, знаю и я;
  не ниже я вас.
Но я к Вседержителю хотел бы говорить,
  и желал бы состязаться с Богом.
А вы сплетчики лжи;
  все вы бесполезные врачи.
О, если бы вы только молчали!
  это было бы вменено вам в мудрость.
Выслушайте же рассуждения мои,
  и вникните в возражение уст моих.
Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду
  и для Него говорить ложь?
Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему
  и за Бога так препираться?
Хорошо ли будет, когда Он испытает вас?
  Обманете ли Его, как обманывают человека?
10 
Строго накажет Он вас,
  хотя вы и скрытно лицемерите.
11 
Неужели величие Его не устрашает вас,
  и страх Его не нападает на вас?
12 
Напоминания ваши подобны пеплу;
  оплоты ваши оплоты глиняные.
13 
Замолчите предо мною, и я буду говорить,
  что бы ни постигло меня.
14 
Для чего мне терзать тело мое зубами моими
  и душу мою полагать в руку мою?
15 
Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться;
  я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!
16 
И это уже в оправдание мне;
  потому что лицемер не пойдет пред лице Его!
17 
Выслушайте внимательно слово мое
  и объяснение мое ушами вашими.
18 
Вот, я завел судебное дело;
  знаю, что буду прав.
19 
Кто в состоянии оспорить меня?
  Ибо я скоро умолкну и испущу дух.
20 
Двух только вещей не делай со мною,
  и тогда я не буду укрываться от лица Твоего:
21 
удали от меня руку Твою,
  и ужас Твой да не потрясает меня.
22 
Тогда зови, и я буду отвечать,
  или буду говорить я, а Ты отвечай мне.
23 
Сколько у меня пороков и грехов?
  покажи мне беззаконие мое и грех мой.
24 
Для чего скрываешь лице Твое,
  и считаешь меня врагом Тебе?
25 
Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь,
  и не сухую ли соломинку преследуешь?
26 
Ибо Ты пишешь на меня горькое,
  и вменяешь мне грехи юности моей,
27 
и ставишь в колоду ноги мои,
  и подстерегаешь все стези мои,
  — гонишься по следам ног моих.
28 
А он, как гниль, распадается,
  как одежда, изъеденная молью.
Свернуть
Итак, повторяет Иов, он не меньше своих друзей преклоняется перед величием Всемогущего, но именно поэтому он...  Читать далее

Итак, повторяет Иов, он не меньше своих друзей преклоняется перед величием Всемогущего, но именно поэтому он и требует суда над собой. Иову не нужны объяснения, которые придумывают его друзья – он хочет прямого разговора с Богом, непосредственной встречи с Ним. Он упрекает друзей за то, что они взяли на себя роль адвокатов Бога и защищают Его от вопля страдальца. Зачем было так препираться за Него, если мудрость и могущество Его столь очевидны? Эти слова Иова в первую очередь важны тем, что мы читаем их не в какой иной книге, а именно в Священном Писании. Попытки своих друзей объяснить причины и смысл страдания Иов называет обманом, потому что в страдании нет и не может быть смысла: Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих (Прем. 1:13), а всякое страдание – проявление смерти. Иов говорил о несоразмерности его мук и масштаба человеческого существа; с его точки зрения невозможно оправдать Бога в том, что человек страдает. В сущности, это так и есть – и Бог Сам не оправдывается в этом, а разделяет с человеком его страдание и смерть. Пусть позиция Иова выглядит непочтительной, кощунственной, но именно Иов, а не его друзья, предчувствует замысел Бога о спасении людей.

Иов отказывается дискутировать с друзьями и хочет говорить с Самим Богом. «Вот, Он убивает меня», – говорит Иов. Но ведь именно так воспринимает страдание человек, твердо знающий истину о всемогуществе Бога. Если Бог – владыка мира, то кто же еще несет ответственность за страдание людей? Тем более, что по сюжету книги Иов не знает о просьбах сатаны, стремящегося оклеветать его.

Иов, конечно, допускает возможность того, что он в чем-то погрешил и навлек на себя гнев Вседержителя, но что это дает Богу? «Не сорванный листок ли Ты преследуешь?», - говорит он. Иов просит Бога показать ему его пороки и грехи, предполагая, что они могут быть. Если они есть, для Иова это может служить объяснением причины его страданий, хотя в предыдущих речах было видно, что он не готов удовлетвориться таким объяснением. В сущности, Иов следует логике своих друзей: он тоже считает причиной страданий грех самого человека, он тоже не исключает, что Бог воспитывает его. Но он требует открытости, потому что сам не знает за собой греха. «Я к Вседержителю хотел бы говорить», - заявляет он в начале главы. Это поразительные слова, но именно в них заключена правда.

Свернуть
 
На Иов 13:1-28
Вот, все это видело око мое,
  слышало ухо мое и заметило для себя.
Сколько знаете вы, знаю и я;
  не ниже я вас.
Но я к Вседержителю хотел бы говорить,
  и желал бы состязаться с Богом.
А вы сплетчики лжи;
  все вы бесполезные врачи.
О, если бы вы только молчали!
  это было бы вменено вам в мудрость.
Выслушайте же рассуждения мои,
  и вникните в возражение уст моих.
Надлежало ли вам ради Бога говорить неправду
  и для Него говорить ложь?
Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему
  и за Бога так препираться?
Хорошо ли будет, когда Он испытает вас?
  Обманете ли Его, как обманывают человека?
10 
Строго накажет Он вас,
  хотя вы и скрытно лицемерите.
11 
Неужели величие Его не устрашает вас,
  и страх Его не нападает на вас?
12 
Напоминания ваши подобны пеплу;
  оплоты ваши оплоты глиняные.
13 
Замолчите предо мною, и я буду говорить,
  что бы ни постигло меня.
14 
Для чего мне терзать тело мое зубами моими
  и душу мою полагать в руку мою?
15 
Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться;
  я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его!
16 
И это уже в оправдание мне;
  потому что лицемер не пойдет пред лице Его!
17 
Выслушайте внимательно слово мое
  и объяснение мое ушами вашими.
18 
Вот, я завел судебное дело;
  знаю, что буду прав.
19 
Кто в состоянии оспорить меня?
  Ибо я скоро умолкну и испущу дух.
20 
Двух только вещей не делай со мною,
  и тогда я не буду укрываться от лица Твоего:
21 
удали от меня руку Твою,
  и ужас Твой да не потрясает меня.
22 
Тогда зови, и я буду отвечать,
  или буду говорить я, а Ты отвечай мне.
23 
Сколько у меня пороков и грехов?
  покажи мне беззаконие мое и грех мой.
24 
Для чего скрываешь лице Твое,
  и считаешь меня врагом Тебе?
25 
Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь,
  и не сухую ли соломинку преследуешь?
26 
Ибо Ты пишешь на меня горькое,
  и вменяешь мне грехи юности моей,
27 
и ставишь в колоду ноги мои,
  и подстерегаешь все стези мои,
  — гонишься по следам ног моих.
28 
А он, как гниль, распадается,
  как одежда, изъеденная молью.
Свернуть
Иов отвергает человеческую самонадеянность друзей, он переходит в наступление и обличает их в лживости и...  Читать далее

Иов отвергает человеческую самонадеянность друзей, он переходит в наступление и обличает их в лживости и пустословии. Его слова вряд ли могут понравиться обвинителям, но на них невозможно возразить по существу, ведь всякому обличителю можно посоветовать посмотреть на себя и поискать, нет ли у него тех же грехов, в которых он норовит обвинить другого, а то и более серьёзных.

С друзьями Иову неинтересно, он хочет говорить с Богом, и в самом этом желании нет ничего чрезмерного и горделивого. Человек, даже нищий и больной, всеми презираемый и гниющий на помойке, остаётся венцом творения, созданным по образу и подобию Бога.

Грех исказил человеческую природу, и человек извратил изначальную возможность богообщения, заменив её богохульством и богоборчеством. Но даже грехопадение не отменило дарованное Богом высшее предназначение человека, для осуществления которого Бог стал Человеком и пошёл на Крест.

Свернуть
 
На Иов 13:9
Хорошо ли будет, когда Он испытает вас?
  Обманете ли Его, как обманывают человека?
Свернуть
Все разумные люди во все времена понимали, что за свои слова так или иначе придётся отвечать. Если не перед людьми, то перед Богом уж точно. Неразумные тоже понимали, но обычно тогда, когда было уже поздно. Но меньше всего о своей ответственности задумываются обычно те, кто считает себя Божьим защитником...  Читать далее

Все разумные люди во все времена понимали, что за свои слова так или иначе придётся отвечать. Если не перед людьми, то перед Богом уж точно. Неразумные тоже понимали, но обычно тогда, когда было уже поздно. Но меньше всего о своей ответственности задумываются обычно те, кто считает себя Божьим защитником. Те, кто защищает, например, Его право судить грешника. Нередко такие люди даже опережают Бога: каждое несчастье, каждую неудачу человека они объясняют совершёнными этим человеком грехами, даже если ничего конкретного о них не знают. А уж если знают, то поучениям обычно конца не видно.

Казалось бы, формально по крайней мере обличители правы: ведь грех налицо, а значит, неудачи и несчастья грешника вполне могут быть следствиями его греха. Если бы не одно «но»: право обличать грешника предполагает и готовность нести ответственность за собственные грехи. Между тем нередко оказывается, что обличители (осознанно или нет) обличают другого прежде всего с тем, чтобы отвлечь внимание Бога и людей от собственных грехов.

Конечно, Бог не человек, но, может быть, Он примет во внимание позицию обличителя? Ведь обличитель изо всех сил Его поддерживал… Правда, предварительно этот самый обличитель не удосужился поинтересоваться у Бога, нужна ли Ему такая поддержка. А если бы поинтересовался, узнал бы, что Он в ней не нуждается. И даже не потому, что Он и без помощи людей всё прекрасно видит и знает, притом так, как не увидит и не узнает чужой души никакой человек, а потому, что Он вообще не ставит обличение Своей целью. Он и так прекрасно знает, что все люди грешны. Но Он хочет не наказать их за грех, а избавить от этого греха и спасти.

Да, конечно, избавление от греха может оказаться для грешника болезненным. Но наказанием такую боль считать не приходится: это лишь боль от необходимой, но болезненной медицинской процедуры. Если кто и наказывает человека за грех, то лишь он сам, сначала греша, а затем пожиная последствия собственного греха, от которого грешник нередко не желает отказываться, несмотря ни на что. Но человеческие обличения в этом случае обычно не помогают.

Они вообще обычно не помогают потому, что обличители и не стараются помочь: ведь они уверены, что Бог хочет наказать грешника, а не спасти его. А между тем такие обличения чужого греха с желанием грешнику как можно более сурового наказания сами по себе являются грехом. Хотя бы потому, что никто из нас не является ни для кого судьей. Оценка чужого поступка для нас возможна и допустима, оценка человека и его греховности — нет. Так же, как и определение той меры наказания за грех, которой человек заслуживает. Лучше отдать это Богу. А Он уж сумеет спасти каждого, кого возможно спасти.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).