Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Откр 19:1-10

И# по си1хъ слы1шахъ глaсъ ве1лій наро1да мно1га на небеси2, глаго1лющагw: ґллилyіа: спcніе и3 слaва, и3 чтcь и3 си1ла гDу нaшему,
ћкw и4стинни и3 пр†ви суди6 є3гw2: ћкw суди1лъ є4сть любодёйцу вели1ку, ћже посмради21растли2 зе1млю любодэsніемъ свои1мъ, и3 tмсти1лъ кро1вь рабHвъ свои1хъ t руки2 є3S.
И# второ1е рёша: ґллилyіа. И# ды1мъ є3S восхождaше во вёки вэкHвъ.
И# падо1ша двaдесzть и3 четы1ри стaрцы и3 четы1ри живHтна и3 поклони1шасz бг7ови сэдsщему на пrто1лэ, глаго1люще: ґми1нь, ґллилyіа.
И# глaсъ и3зы1де t пrто1ла гlющь: по1йте бг7у нaшему, вси2 раби2 є3гw2 и3 боsщіисz є3гw2, и3 мaліи и3 вели1цыи.
И# слы1шахъ ћкw глaсъ наро1да мно1га, и3 ћкw глaсъ во1дъ мно1гихъ, и3 ћкw глaсъ громHвъ крёпкихъ, глаго1лющихъ: ґллилyіа, ћкw воцRи1сz гDь бг7ъ вседержи1тель:
рaдуимсz и3 весели1мсz, и3 дади1мъ слaву є3мY: ћкw пріи1де брaкъ ѓгнчій, и3 женA є3гw2 ўгото1вила є4сть себе2.
И# дано2 бы1сть є4й њблещи1сz въ вmссо1нъ чи1стъ и3 свётелъ: вmссо1нъ бо њправд†ніz с™ы1хъ є4сть.
И# глаго1ла ми2: напиши2: бlже1ни звaнніи на ве1черю брaка ѓгнча. И# глаго1ла ми2: сі‰ словесA и4стинна б9іz сyть.
10 И# пaдъ пред8 ногaма є3гw2, поклони1хсz є3мY: и3 глаго1ла ми2: ви1ждь, ни2: клевре1тъ ти2 є4смь и3 брaтій твои1хъ и3мyщихъ свидётельство ї}сово: бг7у поклони1сz: свидётельство бо ї}сово є4сть д¦ъ прbро1чествіz.
Свернуть

Конец Вавилона и Вавилонской блудницы был не чем иным, как концом того лежащего во зле мира, который предназначен был быть «внешней тьмой», но который силы тьмы всеми силами старались сделать центром мироздания. И теперь, когда с этими попытками покончено, наступает время торжества Царства — уже, наконец, полного и окончательного. И показано апостолу это торжество в традиционном образе, хорошо известном и по ветхозаветным, и особенно по новозаветным книгам — в образе небесного брака и мессианского пира.

Христос и Церковь как жених и невеста — образ, прекрасно знакомый первый поколениям христиан (так же, впрочем, как и нам сегодня). Вот этот самый брак и видит Иоанн. А белизна, чистота Церкви — праведность святых, из которых она состоит. Надо заметить, что в средневековом христианстве понятие святости несколько изменилось по сравнению с изначальным.

Святыми в эти времена стали называть тех, кого на языке Библии правильно было бы назвать праведниками. А святость в Библии — нечто иное. Святость — это простой факт того, что человек освящён Божьим присутствием, так, как, к примеру, освящался каждый, приходящий к яхвистским алтарям ещё в дохристианские времена, если только он был чист и не нёс на себе последствий совершённых грехов. Человеческой заслуги тут нет, освящение — целиком дело Божье.

И христиане первых поколений прекрасно осознавали тот факт, что христианская жизнь предполагает освящение, иначе она просто немыслима, и потому христиане нередко тогда называли себя святыми именно в таком смысле. И лишь позже, когда церковь стала массовой, а христианство для многих номинальным, пришло (вполне реалистичное) понимание, что не все, считающие себя христианами, ведут жизнь людей освящённых. Тогда и появилось представление о неких особых, праведных людях, которые ведут особую (на самом деле — просто нормальную) христианскую жизнь.

Апостолу же показано, что такая освящённая жизнь — необходимое условие пребывания в Церкви и вхождения в Царство, без неё считающим себя христианами рассчитывать не на что. Но и праведность тоже важна — ведь именно она позволяет человеку сохранить ту освящённость, которую он получает от Бога в Божьем присутствии. Иначе полученное будет тут же потеряно, и человек быстро откатится в прежнее состояние, вернувшись к прежней жизни, никакого освящения не предполагающей. Так дополняют друг друга святость и праведность, давая христианину возможность жить в Церкви и войти в Царство.

Другие мысли вслух

 
На Откр 19:1-10
И# по си1хъ слы1шахъ глaсъ ве1лій наро1да мно1га на небеси2, глаго1лющагw: ґллилyіа: спcніе и3 слaва, и3 чтcь и3 си1ла гDу нaшему,
ћкw и4стинни и3 пр†ви суди6 є3гw2: ћкw суди1лъ є4сть любодёйцу вели1ку, ћже посмради21растли2 зе1млю любодэsніемъ свои1мъ, и3 tмсти1лъ кро1вь рабHвъ свои1хъ t руки2 є3S.
И# второ1е рёша: ґллилyіа. И# ды1мъ є3S восхождaше во вёки вэкHвъ.
И# падо1ша двaдесzть и3 четы1ри стaрцы и3 четы1ри живHтна и3 поклони1шасz бг7ови сэдsщему на пrто1лэ, глаго1люще: ґми1нь, ґллилyіа.
И# глaсъ и3зы1де t пrто1ла гlющь: по1йте бг7у нaшему, вси2 раби2 є3гw2 и3 боsщіисz є3гw2, и3 мaліи и3 вели1цыи.
И# слы1шахъ ћкw глaсъ наро1да мно1га, и3 ћкw глaсъ во1дъ мно1гихъ, и3 ћкw глaсъ громHвъ крёпкихъ, глаго1лющихъ: ґллилyіа, ћкw воцRи1сz гDь бг7ъ вседержи1тель:
рaдуимсz и3 весели1мсz, и3 дади1мъ слaву є3мY: ћкw пріи1де брaкъ ѓгнчій, и3 женA є3гw2 ўгото1вила є4сть себе2.
И# дано2 бы1сть є4й њблещи1сz въ вmссо1нъ чи1стъ и3 свётелъ: вmссо1нъ бо њправд†ніz с™ы1хъ є4сть.
И# глаго1ла ми2: напиши2: бlже1ни звaнніи на ве1черю брaка ѓгнча. И# глаго1ла ми2: сі‰ словесA и4стинна б9іz сyть.
10 И# пaдъ пред8 ногaма є3гw2, поклони1хсz є3мY: и3 глаго1ла ми2: ви1ждь, ни2: клевре1тъ ти2 є4смь и3 брaтій твои1хъ и3мyщихъ свидётельство ї}сово: бг7у поклони1сz: свидётельство бо ї}сово є4сть д¦ъ прbро1чествіz.
Свернуть
«Блаженны званые на брачную вечерю Агнца». Кто эти званые и что это за вечеря? Вечеря, на которую Он зовёт каждого из нас, — это Евхаристия. И блаженны...  Читать далее

«Блаженны званые на брачную вечерю Агнца». Кто эти званые и что это за вечеря? Вечеря, на которую Он зовёт каждого из нас, — это Евхаристия. И блаженны званые на неё и ответившие на Его призыв, потому что зовёт Он всех, а приходят только некоторые. И каждого из нас Он зовёт всегда — а отвечаем мы не так уж часто... Ведь ответить на Его призыв — это не только прийти на Мессу и принять причастие. И то, и другое можно сделать совершенно механически. Блаженны же те, для кого это действительно праздник, вечеря Господа, встреча с Ним.

Свернуть
 
На Откр 19:1-10
И# по си1хъ слы1шахъ глaсъ ве1лій наро1да мно1га на небеси2, глаго1лющагw: ґллилyіа: спcніе и3 слaва, и3 чтcь и3 си1ла гDу нaшему,
ћкw и4стинни и3 пр†ви суди6 є3гw2: ћкw суди1лъ є4сть любодёйцу вели1ку, ћже посмради21растли2 зе1млю любодэsніемъ свои1мъ, и3 tмсти1лъ кро1вь рабHвъ свои1хъ t руки2 є3S.
И# второ1е рёша: ґллилyіа. И# ды1мъ є3S восхождaше во вёки вэкHвъ.
И# падо1ша двaдесzть и3 четы1ри стaрцы и3 четы1ри живHтна и3 поклони1шасz бг7ови сэдsщему на пrто1лэ, глаго1люще: ґми1нь, ґллилyіа.
И# глaсъ и3зы1де t пrто1ла гlющь: по1йте бг7у нaшему, вси2 раби2 є3гw2 и3 боsщіисz є3гw2, и3 мaліи и3 вели1цыи.
И# слы1шахъ ћкw глaсъ наро1да мно1га, и3 ћкw глaсъ во1дъ мно1гихъ, и3 ћкw глaсъ громHвъ крёпкихъ, глаго1лющихъ: ґллилyіа, ћкw воцRи1сz гDь бг7ъ вседержи1тель:
рaдуимсz и3 весели1мсz, и3 дади1мъ слaву є3мY: ћкw пріи1де брaкъ ѓгнчій, и3 женA є3гw2 ўгото1вила є4сть себе2.
И# дано2 бы1сть є4й њблещи1сz въ вmссо1нъ чи1стъ и3 свётелъ: вmссо1нъ бо њправд†ніz с™ы1хъ є4сть.
И# глаго1ла ми2: напиши2: бlже1ни звaнніи на ве1черю брaка ѓгнча. И# глаго1ла ми2: сі‰ словесA и4стинна б9іz сyть.
10 И# пaдъ пред8 ногaма є3гw2, поклони1хсz є3мY: и3 глаго1ла ми2: ви1ждь, ни2: клевре1тъ ти2 є4смь и3 брaтій твои1хъ и3мyщихъ свидётельство ї}сово: бг7у поклони1сz: свидётельство бо ї}сово є4сть д¦ъ прbро1чествіz.
Свернуть
Поражение дьявола и сил тьмы сопровождается возгласами торжествующей Церкви, доносящимися от Престола славы...  Читать далее

Поражение дьявола и сил тьмы сопровождается возгласами торжествующей Церкви, доносящимися от Престола славы (ст. 5 – 7). На первый взгляд может показаться, что в этом торжестве присутствуют довольно хорошо различимые мстительные ноты (ст. 1 – 4). Но дело, конечно, не в том, что христиане радуются катастрофам, которые обрушиваются на мир вследствие его греховности. Ведь образ «Вавилонской блудницы» появляется в видении Иоанна не просто так, он, несомненно, связан с другим женским образом — «жены Агнца», готовой к тому браку, который в новозаветных книгах становится символом мессианского Царства (ст. 7 – 9). Здесь одновременно параллель и антитеза: ведь в библейских книгах, как ветхозаветных, так и новозаветных, супружеские отношения становятся символом отношений Бога со Своим народом, так же, как и с отдельным человеком. Новозаветная символика брака, брачного чертога и брачного пира, как символов мессианского Царства, оказывается продолжением этой традиции, а образ «Вавилонской блудницы» — её элементом, который, разумеется, тоже не случаен: ведь и в ветхозаветных книгах (прежде всего, в книгах пророческих) язычество нередко рассматривается как духовный разврат, как измена тому союзу с Богом, символом которого становятся супружеские связи.

В таком контексте гибель «Вавилонской блудницы» становится не просто символом катастрофы, обрушивающейся на тех, кто противостоит Богу, она оказывается торжеством Завета над изменой, верности над отступничеством, Царства над его врагами. А такое торжество, разумеется, не может вызвать у верных ничего, кроме радости, и не потому, что им доставляет удовольствие видеть, как наказывают грешников, а потому, что торжество Царства для них является целью и смыслом жизни. Конечно, любой христианин хотел бы, чтобы спасся каждый, чтобы вне Царства не остался бы никто. Но это зависит от выбора тех, кому Царство предложено, а его никто не может ни предопределить, ни изменить: ведь Царство не навязывается, оно предлагается, и принять его можно лишь по доброй воле. Конечно, о выборе отвергающих Царство остаётся лишь пожалеть, но радости верных по поводу его торжества это сожаление не уменьшит.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).