Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на 2 Цар 24:1-25

Поделиться
1 Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду. 2 И сказал царь Иоаву военачальнику, который был при нем: пройди по всем коленам Израилевым (и Иудиным) от Дана до Вирсавии, и исчислите народ, чтобы мне знать число народа. 3 И сказал Иоав царю: Господь Бог твой да умножит столько народа, сколько есть, и еще во сто раз столько, а очи господина моего царя да увидят это; но для чего господин мой царь желает этого дела? 4 Но слово царя Иоаву и военачальникам превозмогло; и пошел Иоав с военачальниками от царя считать народ Израильский. 5 И перешли они Иордан и остановились в Ароере, на правой стороне города, который среди долины Гадовой, к Иазеру; 6 и пришли в Галаад и в землю Тахтим-Ходши; и пришли в Дан-Яан и обошли Сидон; 7 и пришли к укреплению Тира и во все города Хивеян и Хананеян и вышли на юг Иудеи в Вирсавию; 8 и обошли всю землю и пришли чрез девять месяцев и двадцать дней в Иерусалим. 9 И подал Иоав список народной переписи царю; и оказалось, что Израильтян было восемьсот тысяч мужей сильных, способных к войне, а Иудеян пятьсот тысяч.
10 И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я. 11 Когда Давид встал на другой день утром, то было слово Господа к Гаду пророку, прозорливцу Давида: 12 пойди и скажи Давиду: так говорит Господь: три наказания предлагаю Я тебе; выбери себе одно из них, которое совершилось бы над тобою. 13 И пришел Гад к Давиду, и возвестил ему, и сказал ему: избирай себе, быть ли голоду в стране твоей семь лет, или чтобы ты три месяца бегал от неприятелей твоих, и они преследовали тебя, или чтобы в продолжение трех дней была моровая язва в стране твоей? теперь рассуди и реши, что мне отвечать Пославшему меня. 14 И сказал Давид Гаду: тяжело мне очень; но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне. (И избрал себе Давид моровую язву во время жатвы пшеницы.)
15 И послал Господь язву на Израильтян от утра до назначенного времени; (и началась язва в народе) и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек. 16 И простер Ангел (Божий) руку свою на Иерусалим, чтобы опустошить его; но Господь пожалел о бедствии и сказал Ангелу, поражавшему народ: довольно, теперь опусти руку твою. Ангел же Господень был тогда у гумна Орны Иевусеянина. 17 И сказал Давид Господу, когда увидел Ангела, поражавшего народ, говоря: вот, я согрешил, я (пастырь) поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они? пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего.
18 И пришел в тот день Гад к Давиду и сказал: иди, поставь жертвенник Господу на гумне Орны Иевусеянина. 19 И пошел Давид по слову Гада (пророка), как повелел Господь. 20 И взглянул Орна и увидел царя и слуг его, шедших к нему, и вышел Орна и поклонился царю лицем своим до земли. 21 И сказал Орна: зачем пришел господин мой царь к рабу своему? И сказал Давид: купить у тебя гумно для устроения жертвенника Господу, чтобы прекратилось поражение народа. 22 И сказал Орна Давиду: пусть возьмет и вознесет в жертву господин мой, царь, что ему угодно. Вот волы для всесожжения и повозки и упряжь воловья на дрова. 23 Все это, царь, Орна отдает царю. Еще сказал Орна царю: Господь Бог твой да будет милостив к тебе! 24 Но царь сказал Орне: нет, я заплачу тебе, что стоит, и не вознесу Господу Богу моему жертвы, взятой даром. И купил Давид гумно и волов за пятьдесят сиклей серебра. 25 И соорудил там Давид жертвенник Господу и принес всесожжения и мирные жертвы. (После Соломон распространил жертвенник, потому что он мал был.) И умилостивился Господь над страною, и прекратилось поражение Израильтян.
Свернуть

Рассказ о переписи начинается с упоминания гнева Господа на израильтян. Повествователь не уточняет, чем был вызван гнев на этот раз, тем не менее мы вправе рассматривать затеянную Давидом перепись в связи с общим греховным состоянием народа, за которое надо держать ответ. Устами пророка Гада Господь предлагает Давиду выбрать кару самому, и Давид выбирает наименее продолжительную.

Но даже кратковременная эпидемия оказалась чрезмерно опустошительной. Увидев масштабы бедствия, Давид не только упрашивает Ангела остановить истребление, но и просит покарать себя самого, только бы отвести беду от народа. Характерно, что, обращаясь к Господу, Давид сравнивает народ с овцами, тем самым уподобляя себя пастуху. И действительно, в этом эпизоде Давид ведёт себя, как тот самый добрый пастырь, готовый пострадать за своих овец, о котором через много лет напомнит Сын Давидов.

Темы:

Другие мысли вслух

 
На 2 Цар 24:10
10 И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я.
Свернуть
В традиционных обществах люди обычно очень осторожно (а чаще и прямо негативно) относятся ко всякого рода попыткам переписи населения, паспортизации и всем другим формам государственного учёта населения или его имущества...  Читать далее

В традиционных обществах люди обычно очень осторожно (а чаще и прямо негативно) относятся ко всякого рода попыткам переписи населения, паспортизации и всем другим формам государственного учёта населения или его имущества. Оно и неудивительно: ведь в таком обществе существуют свои, обычно общинные, формы и способы учёта и контроля. А на всякого рода нововведения в этой области носители традиционалистского менталитета смотрят как на попытку лишить их прежней свободы и подчинить власти каких-то структур, почти всегда воспринимающихся как нечто чуждое или прямо враждебное.

Вряд ли отношение к переписи во времена Давида могло быть иным. В самом деле, еврейское общество при Давиде было ещё вполне патриархальным, так же, как и само государство. Царь опирался в управлении государством на традиционные племенные институты вроде совета старейшин и народного собрания. У Давида был, конечно, и свой круг приближённых, и своя дружина, но ни регулярного бюрократического аппарата, ни регулярной армии в его государстве ещё не существовало.

И то, и другое появилось в Израиле только во время правления сына Давида Соломона как следствие проведённых Соломоном реформ. И духовные лидеры, стоявшие во главе пророческого движения, тоже относились к переписи отрицательно: они всегда поддерживали традиционный уклад жизни и старинные патриархальные обычаи. Но было в этой затее с переписью и иное, собственно духовное измерение. Любая перепись делается для того, чтобы сделать управление страной более эффективным. Пересчитать всех с тем, чтобы людьми было проще распоряжаться, чтобы легче было ими манипулировать.

Понятая так перепись была несомненным шагом к укреплению той земной государственности, которая всегда враждебна Богу как таковая, по самой своей сути. Предоставленная сама себе, всякая государственность превращается рано или поздно в очередную Вавилонскую башню, конец которой предопределён самой её природой. И каждый шаг на пути к укреплению государственности поэтому следует делать лишь тогда, когда это абсолютно необходимо, когда другого выхода просто нет.

Тогда, когда без такого шага народ не сможет дальше нормально жить. В случае с Давидом ничего подобного явно не было: перепись делалась просто для того, чтобы подвести итоги пройденного пути. Без неё вполне можно было обойтись. И Давид, уже отдав распоряжение о переписи, почти сразу же понял, какой шаг он сделал, какой духовный процесс запустил. Как человек духовно чуткий он не мог этого не понять. А поняв, не мог не раскаяться в совершённом: ведь он всегда оставался в первую очередь пророком, Божьим человеком, и лишь затем царём, политиком, воином.

Свернуть
 
На 2 Цар 24:14
14 И сказал Давид Гаду: тяжело мне очень; но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне. (И избрал себе Давид моровую язву во время жатвы пшеницы.)
Свернуть
Как часто мы ловим себя на том, что мы бы поступили совсем иначе, руководствуясь нашими представлениями о том, что прилично или неприлично, целесообразно или нецелесообразно, реально или нереально, справедливо или несправедливо. А он все эти соображения отметает...  Читать далее

Как часто мы ловим себя на том, что мы бы поступили совсем иначе, руководствуясь нашими представлениями о том, что прилично или неприлично, целесообразно или нецелесообразно, реально или нереально, справедливо или несправедливо. А он все эти соображения отметает, беря в расчет только свои отношения с Богом. И никто не имеет права встать между ним и Господом, потому что он — царь народа Божиего. Никто из людей не смеет поднять руку на помазанника, Богу же Давид предоставляет всю полноту власти над его жизнью. Высочайшее достоинство Давида намертво скреплено с его полной ответственностью перед Господом.

Понимаем ли мы, что это и к нам имеет отношение? Ведь это нам сказано: «Вы — царственное священство» (1 Пет. 2:9). А мы все время пытаемся поставить кого-то между нами и Богом: то царя или какого-нибудь еще начальника, то священника или какого-нибудь еще служителя, — только бы нам не нести ответственность за свою жизнь. Но ведь уже Давид, в ветхозаветные времена, понимал, что велико милосердие Божие, нам же это открыто во всей полноте Сыном Божиим. А мы все боимся.

Свернуть
 
На 2 Цар 24:17
17 И сказал Давид Господу, когда увидел Ангела, поражавшего народ, говоря: вот, я согрешил, я (пастырь) поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они? пусть же рука Твоя обратится на меня и на дом отца моего.
Свернуть
Каждому, наверное, нередко приходилось слышать о том, что в мире всё же есть справедливость, что совершённое человеком зло возвращается к нему и прочие подобного рода сентенции, которые, быть может, помогают человеку смириться с творящейся в мире несправедливостью. Впрочем...  Читать далее

Каждому, наверное, нередко приходилось слышать о том, что в мире всё же есть справедливость, что совершённое человеком зло возвращается к нему и прочие подобного рода сентенции, которые, быть может, помогают человеку смириться с творящейся в мире несправедливостью. Впрочем, ещё чаще приходится слышать, что никакой справедливости в мире нет, что беды обрушиваются нередко на головы тех, кто их вовсе не заслуживает, а те, которые своими делами их вполне заслужили, наоборот, благоденствуют. Так кто же прав? Ведь и та, и другая сторона, ссылаясь на некие конкретные случаи, вполне могла бы привести немало свидетельств собственной правоты. Но что, если правы и те, кто считает, что справедливость в мире есть, и те, кто считает, что её нет? Или, вернее, что, если неправы и те, и другие? Быть может, такие понятия, как справедливость и воздаяние за грех или праведность, к тому, что происходит в нашем мире, вообще неприменимы? Волю Божию нарушает один, а бедствие обрушивается на весь народ. Конечно, этот один — правитель народа, его глава, и всё же… Ведь тогда получается, что жизнь человека в глазах Божиих ничто, что коллективное наказание за вину одного — для Бога норма, словом, получается, что Бог похож уже вовсе не на Бога, а на кого-то совсем другого. Но ведь после грехопадения мир и попал во всласть именно этого «другого»! Если так, то всё встаёт на свои места. Но тогда в непреображённом мире и не приходится искать ни справедливости, ни должного воздаяния за грех или за праведность. Всё это можно найти лишь в Царстве. Или получить, если Бог непосредственно вмешается в ситуацию. Если, конечно, найдётся, кому Его об этом попросить.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).