Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на 2Tm 2:11-19

11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
14 Tout cela, rappelle-le, attestant devant Dieu qu'il faut éviter les querelles de mots, bonnes seulement à perdre ceux qui les écoutent.
15 Efforce-toi de te présenter à Dieu comme un homme éprouvé, un ouvrier qui n'a pas à rougir, un fidèle dispensateur de la parole de vérité.
16 Quant aux discours creux et impies, évite-les. Leurs auteurs feront toujours plus de progrès dans la voie de l'impiété,
17 et leur parole étendra ses ravages comme la gangrène. Hyménée et Philète sont de ceux-là ;
18 ils se sont écartés de la vérité, en prétendant que la résurrection a déjà eu lieu, renversant ainsi la foi de plusieurs.
19 Cependant les solides fondations posées par Dieu tiennent bon, marquées du sceau de ces paroles : Le Seigneur connaît les siens, et : Qu'il évite l'iniquité, celui qui prononce le nom du Seigneur.
Свернуть

«Сие напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения, что нимало не служит к пользе, а к расстройству слушающих». Наверное, это важнейшее правило церковного здоровья, здоровья людей, склонных к активной внутрицерковной жизни или просто людей активных в отношении своей духовности. Обратимся к духовным дневникам одного из крупнейших богословов XX века протопресвитера Александра Шмемана. «… какая путаница, даже тьма в этих молодых головах, как убита непосредственная нравственная реакция, какой сумбур создала в мире, в душе, в культуре всевозможная «интеллигенция». Бесконечная гордыня всего этого. Гордыня и пошлость. Иссскуственная взволнованность псевдопроблемами, гордость псевдосознанием, важность пустоты. И теперь этот злосчастный «академизм», «проблематика», возможность каждому возомнить себя чем-то. И вера в «обсуждения», «выяснения », «коммуникации». Ни один человек в мире не обогатился обсуждениями. Только встречей с реальностью, с правдой, добром, красотой. <...> Поэтому по мере приближения к «реальности» все меньше нужно слов. В вечности уже только: «Свят, свят, свят…» Только слова хвалы и благодарения, моление, белизна полноты и радости. Поэтому и слова только те подлинны и нужны, которые не о реальности («обсуждение»), а сами – реальность: ее символ, присутствие, явление, таинство. Слово Божие. Молитва. Искусство»(«Дневники», М., 2005, с.21, 22). В той же книге, уже много позже, он вспоминает краем уха слышанный разговор двух женщин. Они спорили сколько умершие с нами остаются: сорок дней или не сорок. «Ведь Церковь учит…» "Зачем это?" – просто спрашивает отец Александр. И это самое страшное, когда мы тратим время на «споры о вере». Все это лишь жалкая пародия на брань о Духе. Так зачем предаваться ей? Будем искать среди людей близких не по убеждениям, а по тому, как показано нам Господом в притче о милосердном самарянине.

Другие мысли вслух

 
На 2Tm 2:11-13
11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
Свернуть
Самое начало 11-го стиха наводит на мысль о двусторонних отношениях между нами и священным текстом. Павел, который многократно использует цитаты из Писания для подтверждения своих слов, здесь, наоборот, сам утверждает, что некоторое высказывание верно...  Читать далее

Самое начало 11-го стиха наводит на мысль о двусторонних отношениях между нами и священным текстом. Павел, который многократно использует цитаты из Писания для подтверждения своих слов, здесь, наоборот, сам утверждает, что некоторое высказывание верно. Замечательно это взаимное признание присутствия Духа Святого в Слове и в человеке!

Дальнейшее, по-видимому, представляет собой фрагмент древнего христианского гимна, основной смысл которого — провозглашение того, что жизнь в соединении с Богом, начавшись здесь со страдания и смерти, разделяемых с Иисусом Христом, продолжается и после смерти — в Его Воскресении и царствовании. Отметим для себя некоторую парадоксальность завершения этого фрагмента: наша отречение от Бога (т.е. разрыв отношений с Ним) и означает нашу неверность, но Божие отречение от нас не является неверностью, потому что Он остается верен Самому Себе и Своему замыслу, что придает надежду нашему существованию в этом изменчивом и неверном мире.

Свернуть
 
На 2Tm 2:13
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
Свернуть
Для Павла было очевидно, что христианство — это жизнь со Христом в Его Царстве. Так же очевидно было для него и то, что в Царстве нет места ни злу, ни греху. Но Павел всегда оставался реалистом. Он прекрасно знал, что такое человеческая природа. Он по своему опыту понимал, что не...  Читать далее

Для Павла было очевидно, что христианство — это жизнь со Христом в Его Царстве. Так же очевидно было для него и то, что в Царстве нет места ни злу, ни греху. Но Павел всегда оставался реалистом. Он прекрасно знал, что такое человеческая природа. Он по своему опыту понимал, что не грешить падшему человеку невозможно. А полностью избавиться от греха можно лишь после полного преображения человеческой природы. Между тем, к новой жизни, к жизни в Своём Царстве, Спаситель призывает каждого из нас уже сейчас. Как же это возможно? Очевидно, только вопреки нашей собственной греховности.

Но что значит «вопреки»? В тот самый момент, когда мы даём в своей жизни место греху, мы тем самым отделяем себя от Царства, от его жизни. Но иногда это происходит помимо нашей воли: ведь в падшем состоянии мы далеко не всегда можем проконтролировать собственные интенции, включая те, которые ведут нас к греху. Если мы грешим сознательно и не раскаиваемся в совершённом грехе, Царство оказывается для нас закрытым. Но ведь возможна и иная неверность: не предательство, а ошибка, духовный срыв. В этом случае мы не тонем в нашем грехе окончательно, но он вполне может, пусть и на время, захлестнуть нас с головой.

Но до тех пор, пока мы сами не считаем такое состояние нормой, грех не имеет над нами полной власти. И, значит, от Царства с его жизнью мы не отрезаны полностью. Но что же удерживает нас в Царстве? Очевидно, то наше подлинное «я», которое не согласно с грехом, нас захлёстывающим. Но наша верность Царству и его жизни всё-таки остаётся неполной: в тот момент, когда мы оказываемся во власти греха, мы как бы внутренне раздваиваемся. А вот Христос раздвоиться не может.

И не только потому, что несёт в Себе всю полноту Божью, но ещё и потому, что Его человеческая природа от греха свободна. Он — абсолютно цельная Личность. И потому только на Нём может держаться Царство. А мы сможем стать Ему полноценными помощниками лишь тогда, когда станем такими же цельными личностями. Божьей полноты нам, конечно, не вместить, но вот преображение нашей человеческой природы и избавление её от власти греха — вполне реально. Надо лишь пройти тот путь, на который мы вступили как христиане. До конца.

Свернуть
 
На 2Tm 2:14
14 Tout cela, rappelle-le, attestant devant Dieu qu'il faut éviter les querelles de mots, bonnes seulement à perdre ceux qui les écoutent.
Свернуть
Интересно: почему Павел призывает Тимофея избегать споров? Тем более, что сам апостол был прекрасным полемистом, это видно по...  Читать далее

Интересно: почему Павел призывает Тимофея избегать споров? Тем более, что сам апостол был прекрасным полемистом, это видно по всем его посланиям. И сторонником насаждаемого сверху единомыслия в Церкви он тоже, безусловно, не был. Так в чём же дело? И как может существовать какая бы то ни было община без споров и дискуссий по вызывающим разногласия темам? Вопросы риторические. Да и иудейская культура богословской дискуссии слишком хорошо известна, чтобы можно было представить себе, что Павел, получивший традиционное иудейское богословское образование во вполне традиционной школе, мог призывать к запрету в Церкви богословских споров и диспутов. Но было нечто существенное в церковной жизни, что заставляло Павла относиться к дискуссиям и спорам несколько настороженно, особенно, когда дело касалось церковных собраний. И этим существенным была сама суть Церкви, которая отнюдь не была религиозной общиной, какой была, к примеру, Синагога, так же, как и христианство никогда не было религией, подобной иудаизму. Христианство не религия, а жизнь в Царстве. И церковное собрание не религиозное мероприятие, хотя бы и центральное в жизни Церкви, а форма актуализации полноты жизни Царства внутри конкретной церковной общины, происходящее здесь и теперь. Члены Церкви собираются на свои собрания не для того, чтобы выражать свою религиозную сущность, будь то эмоционально или интеллектуально, а для встречи с Воскресшим за священной трапезой, подобной тому последнему в земной жизни Спасителя пасхальному седеру, который в церковной традиции получил название Тайной Вечери. Так насколько уместны тут богословские споры, если даже на самом обычном, без участия Мессии, седере или за трапезой шаббата их обычно стараются избегать? Там стараются не дискутировать, чтобы дать место Богу и услышать Его голос, тут дискуссии уместны ещё меньше, ведь речь идёт о встрече с Воскресшим, Которого услышать не менее важно. А диспуты, конечно, в Церкви будут, отменить или запретить их невозможно, да и не нужно. Но в своё время и в своём месте. Там и тогда, где и когда они будут уместны.

Свернуть
 
На 2Tm 2:19
19 Cependant les solides fondations posées par Dieu tiennent bon, marquées du sceau de ces paroles : Le Seigneur connaît les siens, et : Qu'il évite l'iniquité, celui qui prononce le nom du Seigneur.
Свернуть
Говоря о заложенном Богом духовном фундаменте, Павел приводит две цитаты из Книги Псалмов и из той литературы, которую мы называем сегодня учительной, или писаниями мудрецов: «знает Яхве своих» и «да оставит беззаконие каждый, исповедующий имя Яхве». В этих двух изречениях кратко изложено...  Читать далее

Говоря о заложенном Богом духовном фундаменте, Павел приводит две цитаты из Книги Псалмов и из той литературы, которую мы называем сегодня учительной, или писаниями мудрецов: «знает Яхве своих» и «да оставит беззаконие каждый, исповедующий имя Яхве». В этих двух изречениях кратко изложено яхвистское и иудейское учение о праведности, каким мы находим его в Библии. Праведность — дело не человеческое, а Божье. Только Бог праведен, только Ему праведность свойственна как нечто неотъемлемое. Человеку же она, наоборот, несвойственна. Для человека праведность — не свойство и не качество, это лишь то состояние, в котором человек может пребывать, причём такое пребывание противоречит падшей человеческой природе.

В известном смысле можно было бы сказать, что человек может быть праведником лишь вопреки самому себе — не себе настоящему, разумеется, а себе, каким он стал после грехопадения. Но пребывать в состоянии праведности для человека возможно лишь тогда, когда Бог его «знает», в Божьем присутствии. Конечно, Бог так или иначе видит и знает каждого, от Него никому и нигде не укрыться. Но Его непосредственное присутствие рядом с человеком — не просто знание о том, что такой-то живёт на свете, и даже не то всеведение, благодаря которому от Бога не скрыто ни одно человеческое сердце.

Тут всегда налицо воля Бога, непосредственно обращённая к конкретному человеку — а это невозможно, если сам человек не ищет Бога и не стремится к общению с Ним. Вот благодаря такому стремлению человек и становится для Бога «своим» — не в смысле, что такой человек становится у Бога любимчиком, а в смысле осознанности отношений человека с Богом. Но осознание предполагает и другое: тот, кто осознаёт свои отношения с Богом и ставит их на первое место, должен и жизнь свою выстроить соответственно, имея в виду Тору, и прежде всего Тору внутреннюю.

Только если заповедь станет для человека внутренним императивом, духовным и нравственным, сможет человек не только осознать свои отношения с Богом, но и сделать их устойчивыми. А при устойчивых отношениях с Богом осознанному и добровольному греху в жизни человека места быть уже не может. Конечно, споткнутся и упасть может каждый, но такие вещи происходят обычно помимо воли человека. Такое выстраивание осознанных и устойчивых отношений с Богом и есть тот духовный фундамент, о котором говорит апостол.

Свернуть
 
На 2Tm 2:14-26
14 Tout cela, rappelle-le, attestant devant Dieu qu'il faut éviter les querelles de mots, bonnes seulement à perdre ceux qui les écoutent.
15 Efforce-toi de te présenter à Dieu comme un homme éprouvé, un ouvrier qui n'a pas à rougir, un fidèle dispensateur de la parole de vérité.
16 Quant aux discours creux et impies, évite-les. Leurs auteurs feront toujours plus de progrès dans la voie de l'impiété,
17 et leur parole étendra ses ravages comme la gangrène. Hyménée et Philète sont de ceux-là ;
18 ils se sont écartés de la vérité, en prétendant que la résurrection a déjà eu lieu, renversant ainsi la foi de plusieurs.
19 Cependant les solides fondations posées par Dieu tiennent bon, marquées du sceau de ces paroles : Le Seigneur connaît les siens, et : Qu'il évite l'iniquité, celui qui prononce le nom du Seigneur.
20 Dans une grande maison, il n'y a pas seulement des vases d'or et d'argent ; il en est aussi de bois et d'argile. Les uns sont réservés aux usages nobles, les autres aux usages vulgaires.
21 Si donc quelqu'un se préserve des fautes dont je parle, il sera un vase noble, sanctifié, utile au Maître, propre à toute œuvre bonne.
22 Fuis les passions de la jeunesse. Recherche la justice, la foi, la charité, la paix, en union avec ceux qui d'un cœur pur invoquent le Seigneur.
23 Mais les folles et stupides recherches, évite-les : tu sais qu'elles engendrent des querelles.
24 Or, le serviteur du Seigneur ne doit pas être querelleur, mais accueillant à tous, capable d'instruire, patient dans l'épreuve ;
25 c'est avec douceur qu'il doit reprendre les opposants, en songeant que Dieu, peut-être, leur donnera de se convertir, de connaître la vérité
26 et de revenir à la raison, une fois dégagés des filets du diable, qui les retient captifs, asservis à sa volonté.
Свернуть
Павел призывает Тимофея избегать ненужных и бесполезных споров, которые никому ничего не дают и лишь разрушают внутренний мир в них участвующих...  Читать далее

Павел призывает Тимофея избегать ненужных и бесполезных споров, которые никому ничего не дают и лишь разрушают внутренний мир в них участвующих. Надо заметить, что и греко-римский, и еврейский мир был миром множества слов, множества споров и множества мнений. Речь идёт не просто о том, что сегодня называют плюрализмом, речь именно о культе спора, диспута, дискуссии. Разговор нередко на достаточно абстрактные темы, спор, философский диспут считались самым приличным занятием для свободного человека, у которого есть досуг для таких занятий — так повелось в греко-римском мире ещё с античных времён.

И в мире еврейском дискуссии и диспуты, но уже на религиозные темы, на темы, связанные с Торой, были обычным делом, и участвовали в них зачастую не только учёные раввины и учителя Торы, но и люди самые обычные: ведь Тору читал и изучал каждый верующий еврей, а других тогда не было, так, что поговорить и поспорить было кому и было о чём. Конечно, в определённом отношении такая атмосфера была весьма продуктивной: новые идеи, взгляды, концепции, теории появлялись в ней еда ли не ежедневно.

Интеллектуальная жизнь процветала, а вот духовная — не всегда. Оно и понятно: такая обстановка способствует тому, чтобы спор, диспут, дискуссия становились самоценными, так, что участие в них уже само по себе считалось важным делом и серьёзным занятием, а на духовную работу времени зачастую не оставалось, да она и не считалась особенно важной, главными ведь казались правильные взгляды и мнения, а не правильная жизнь.

Такая атмосфера проникала и в церковные общины, и тут этому было совершенно необходимо противостоять. Даже если бы христианство было просто новой религией, и тогда бы раньше или позже появилась необходимость остановиться и задуматься не о словах, а о жизни; учитывая же, что христианство никогда и не было религией, а всегда было именно новой жизнью, жизнью в том Царстве, которое принёс в мир Спаситель, избыток слов, споров и дискуссий угрожал христианам серьёзными духовными потерями.

Конечно, на серьёзные вопросы, возникавшие в христианской среде, отвечать было необходимо: они-то ведь действительно могли оказать влияние на духовную жизнь человека. Если, например, кто-то, подобно упомянутым апостолом «учителям», всерьёз думал, что «воскресение уже было», что всё уже закончилось и христианство, по сути, осталось в прошлом, он вряд ли сумел бы при таких взглядах жить полноценной христианской жизнью.

Но посвящать свою жизнь спорам и дискуссиям с тем, чтобы одержать в них победу и стать самым известным и непобедимым спорщиком, тем более видеть в такой победе смысл своего церковного служения — это духовный тупик. Спорам не будет конца, и в итоге они просто поглотят человека, не оставив ему времени для жизни — даже самой обычной, не говоря уже о христианской. Вот от этой опасности и предостерегает Павел своего ученика.

Свернуть
 
На 2Tm 2:14-26
14 Tout cela, rappelle-le, attestant devant Dieu qu'il faut éviter les querelles de mots, bonnes seulement à perdre ceux qui les écoutent.
15 Efforce-toi de te présenter à Dieu comme un homme éprouvé, un ouvrier qui n'a pas à rougir, un fidèle dispensateur de la parole de vérité.
16 Quant aux discours creux et impies, évite-les. Leurs auteurs feront toujours plus de progrès dans la voie de l'impiété,
17 et leur parole étendra ses ravages comme la gangrène. Hyménée et Philète sont de ceux-là ;
18 ils se sont écartés de la vérité, en prétendant que la résurrection a déjà eu lieu, renversant ainsi la foi de plusieurs.
19 Cependant les solides fondations posées par Dieu tiennent bon, marquées du sceau de ces paroles : Le Seigneur connaît les siens, et : Qu'il évite l'iniquité, celui qui prononce le nom du Seigneur.
20 Dans une grande maison, il n'y a pas seulement des vases d'or et d'argent ; il en est aussi de bois et d'argile. Les uns sont réservés aux usages nobles, les autres aux usages vulgaires.
21 Si donc quelqu'un se préserve des fautes dont je parle, il sera un vase noble, sanctifié, utile au Maître, propre à toute œuvre bonne.
22 Fuis les passions de la jeunesse. Recherche la justice, la foi, la charité, la paix, en union avec ceux qui d'un cœur pur invoquent le Seigneur.
23 Mais les folles et stupides recherches, évite-les : tu sais qu'elles engendrent des querelles.
24 Or, le serviteur du Seigneur ne doit pas être querelleur, mais accueillant à tous, capable d'instruire, patient dans l'épreuve ;
25 c'est avec douceur qu'il doit reprendre les opposants, en songeant que Dieu, peut-être, leur donnera de se convertir, de connaître la vérité
26 et de revenir à la raison, une fois dégagés des filets du diable, qui les retient captifs, asservis à sa volonté.
Свернуть
От темы свидетельства Павел переходит к теме возложенной на Тимофея, как на пресвитера, ответственности за духовное...  Читать далее

От темы свидетельства Павел переходит к теме возложенной на Тимофея, как на пресвитера, ответственности за духовное состояние общины. Апостол не случайно считает главной задачей своего ученика «нести прямое слово истины», не участвуя в бесполезных словопрениях (ст. 14 – 18; в Синодальном переводе - «верно преподавать слово истины»). Сейчас уже нелегко понять, что имели в виду упоминаемые Павлом Именей и Филит. Возможно, они говорили о воскресении, как о деле прошлом, как о чём-то таком, что уже произошло и завершилось. Павлу, как и всему первому поколению христиан, было очевидно, что воскресение Христа стало лишь началом процесса, который завершится возвращением Воскресшего, Судом и всеобщим воскресением, которое затронет каждого.

Упомянутые же апостолом проповедники, вероятно, смотрели на дело иначе: они, должно быть, полагали, что всё это уже произошло и ждать больше нечего, тем самым превращая христианство в разновидность учения о бессмертии души и о посмертном воздаянии, аналоги которого были широко распространены в языческом мире, а впоследствии проникли даже в христианскую среду. Как бы то ни было, Павел считает главной задачей Тимофея, как служителя Церкви, противодействие распространению в церковных общинах подобного рода идей и представлений, как противоречащих самой сути христианства. Но противодействие это, как видно, не должно было выливаться в бессмысленные и никому не нужные диспуты с людьми, которые сами толком не понимали того, о чём говорят (ст. 23 – 26).

И дело тут не в каком-то снобизме «посвящённых», которым известно нечто, недоступное профанам. Дело в самой природе свидетельства. Спорить и дискутировать имеет смысл лишь тогда, когда спорящие ищут истину. Конечно, тут важна искренность ищущих, но даже в случае полной искренности в процессе поиска споры и несогласия неизбежны. Иное дело свидетельство: свидетель ни с кем ни о чём не спорит просто потому, что спорить ему не о чем. Он может лишь рассказать о том, что видел. Свидетель, конечно, может солгать или ошибиться, как всякий человек. В первом случае он, очевидно, станет лжесвидетелем, во втором же его свидетельство станет ошибочным или неполным. Но в обоих случаях спорить со свидетелем бесполезно: он не теоретик, а практик, он не размышляет об истине, а рассказывает о том, что для него очевидно. Теоретические аргументы и даже требования обосновать увиденное в данном случае неуместны: ни то, ни другое задачей свидетеля не является. Разумеется, свидетель может в некоторых случаях достаточно глубоко осмыслить увиденное и подвести под него теоретическое обоснование, но это будет означать лишь то, что, помимо свидетельства, он решил ещё одну задачу, прямого отношения к свидетельству не имеющую. Между тем, главное в христианстве — отношения с Воскресшим и опыт жизни в Царстве — основано на свидетельстве, а не на теоретических концепциях. Свидетельство побуждает пойти и посмотреть, теория — сесть и размышлять. На пути в Царство первое оказывается важнее второго.

Свернуть
 
На 2Tm 2:8-15
Souviens-toi de Jésus Christ, ressuscité d'entre les morts, issu de la race de David, selon mon Évangile.
Pour lui je souffre jusqu'à porter des chaînes comme un malfaiteur. Mais la parole de Dieu n'est pas enchaînée.
10 C'est pourquoi j'endure tout pour les élus, afin qu'eux aussi obtiennent le salut qui est dans le Christ Jésus avec la gloire éternelle.
11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
14 Tout cela, rappelle-le, attestant devant Dieu qu'il faut éviter les querelles de mots, bonnes seulement à perdre ceux qui les écoutent.
15 Efforce-toi de te présenter à Dieu comme un homme éprouvé, un ouvrier qui n'a pas à rougir, un fidèle dispensateur de la parole de vérité.
Свернуть
Во втором послании к Тимофею апостол Павел, вероятно, приводит слова одного из христианских гимнов...  Читать далее

Во втором послании к Тимофею апостол Павел, вероятно, приводит слова одного из христианских гимнов (2 Тим. 2:11-13). Он пишет об этих строках: «Верно слово», - как бы подписываясь под их содержанием. И правда, они напоминают своим строением стихи, которые в малом количестве слов несут так много смысла. Затрагивается самое главное в жизни человека: ее смысл и то, в результате, как эту жизнь нужно проживать, о чем нужно помнить. Если мы связываем свою жизнь с жизнью Христа настолько, что отдаем Ему жизнь, то Он — наш Господь — в силе вернуть нам жизнь сполна, воскресив нас из мертвых. О содержании этой связанности с Богом мы читаем дальше: терпеть вместе с Ним, разделяя Его страдания, быть верными. А страшные слова о Его отречении от нас в ответ на наше отречение от Него означают лишь констатацию Им того, что связь с Творцом прервана. Прервана с нашей стороны. А ответить Он может лишь одним — Своей верностью, «ибо Себя отречься не может» (2 Тим. 2:13).

Свернуть
 
На 2Tm 2:1-13
Toi donc, mon enfant, fortifie-toi dans la grâce du Christ Jésus.
Ce que tu as appris de moi sur l'attestation de nombreux témoins, confie-le à des hommes sûrs, capables à leur tour d'en instruire d'autres.
Prends ta part de souffrances, en bon soldat du Christ Jésus.
Dans le métier des armes, personne ne s'encombre des affaires de la vie civile, s'il veut donner satisfaction à qui l'a engagé.
De même l'athlète ne reçoit la couronne que s'il a lutté selon les règles.
C'est au cultivateur, qui travaille dur, que doivent revenir, en premier lieu, les fruits de la récolte.
Comprends ce que je veux dire. D'ailleurs le Seigneur te fera tout comprendre.
Souviens-toi de Jésus Christ, ressuscité d'entre les morts, issu de la race de David, selon mon Évangile.
Pour lui je souffre jusqu'à porter des chaînes comme un malfaiteur. Mais la parole de Dieu n'est pas enchaînée.
10 C'est pourquoi j'endure tout pour les élus, afin qu'eux aussi obtiennent le salut qui est dans le Christ Jésus avec la gloire éternelle.
11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
Свернуть
Вопрос о страдании за Христа всегда является одним из самых сложных. Неверующие считают глупостью отстаивать право на веру...  Читать далее

Вопрос о страдании за Христа всегда является одним из самых сложных. Неверующие считают глупостью отстаивать свою веру вплоть до смерти, дескать, оно того не стоит, никому этим ничего не докажешь, да и не нужно ничего доказывать. Верующие понимают, что в сложной ситуации может не хватить духу, сил и смелости сопротивляться физическому и моральному давлению. И, тем не менее, Павел в ожидании смерти призывает нас к стойкости перед лицом любых испытаний, потому что отречение от Иисуса является всегда последствием того, что он называет связыванием житейскими делами. Нас страшит неизвестность, боль, возможные последствия нашего упорства для родных и близких. Павел не дает нам рецептов, как противостоять искушению отречением, он просто призывается нас помнить всегда о том, что при всей нашей неверности Бог всегда верен, всегда за нас. И нет ничего страшеннее отречения от того, кто доверил нам Самого Себя.

Свернуть
 
На 2Tm 2:1-13
Toi donc, mon enfant, fortifie-toi dans la grâce du Christ Jésus.
Ce que tu as appris de moi sur l'attestation de nombreux témoins, confie-le à des hommes sûrs, capables à leur tour d'en instruire d'autres.
Prends ta part de souffrances, en bon soldat du Christ Jésus.
Dans le métier des armes, personne ne s'encombre des affaires de la vie civile, s'il veut donner satisfaction à qui l'a engagé.
De même l'athlète ne reçoit la couronne que s'il a lutté selon les règles.
C'est au cultivateur, qui travaille dur, que doivent revenir, en premier lieu, les fruits de la récolte.
Comprends ce que je veux dire. D'ailleurs le Seigneur te fera tout comprendre.
Souviens-toi de Jésus Christ, ressuscité d'entre les morts, issu de la race de David, selon mon Évangile.
Pour lui je souffre jusqu'à porter des chaînes comme un malfaiteur. Mais la parole de Dieu n'est pas enchaînée.
10 C'est pourquoi j'endure tout pour les élus, afin qu'eux aussi obtiennent le salut qui est dans le Christ Jésus avec la gloire éternelle.
11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
Свернуть
В послании к Тимофею, как и в некоторых других случаях, Павел сравнивает христианина с воином, который не может позволить себе оказаться связанным теми повседневными...  Читать далее

В послании к Тимофею, как и в некоторых других случаях, Павел сравнивает христианина с воином, который не может позволить себе оказаться связанным теми повседневными житейскими делами, которые обременяют других.

Может показаться, что в таком случае христианин не должен иметь ни дома, ни семьи, а единственно возможный христианский путь — путь монашеский: монах ведь как раз и похож на воина именно тем, что ничто в этом мире его не связывает. Но на самом деле речь не обязательно должна идти именно о монашестве, хотя определённая связь между путём монаха и путём воина (по крайней мере, как он понимался в традиционных культурах) есть. Речь идёт прежде всего о том внутреннем состоянии человека, которое в Библии называется бедностью. Но не в смысле материального положения, а в смысле именно духовного состояния.

Конечно, в определённых случаях для определённых людей путь внутренней нищеты возможен лишь при полном, и в том числе внешнем, отказе не только от всякого богатства, но также и от семьи, и от дома, а значит, и от имущества вообще, кроме самого необходимого минимума. Но дело не в таком отказе как таковом. Дело в том, чтобы отказаться от всяких попыток опираться в жизни на что-нибудь, кроме Бога.

А для этого необходимо осознание человеком того простого и, в общем-то, очевидного факта, что мы и сами себе не принадлежим: ведь мы и людьми-то стали благодаря тому «дыханию жизни», которое Бог «вдунул» в нас при сотворении. И если уж мы сами не свои, а Божьи, то вряд ли имеют хоть какой-то смысл наши притязания на владение чем-то в этом мире. Бог нам даёт весь мир, но не во владение, а в пользование и в управление, однако при одном необходимом условии: практического признания Его полного и безоговорочного суверенитета и над миром, и над нами самими.

И тогда человек может, пользуясь всем, жить, ничего не имея и ничем себя не связывая — как воин, который, пока он на службе, не думает о том, как заработать себе на жизнь, а думает о том, как исполнить полученный приказ. О его пропитании же заботится тот, у кого воин находится на службе. И если такое отношение к жизни предполагается для всякого, вставшего на духовный путь, то тем более оно должно быть свойственно христианину как жителю Царства, о чём и напоминает Павел Тимофею.

Свернуть
 
На 2Tm 2:1-13
Toi donc, mon enfant, fortifie-toi dans la grâce du Christ Jésus.
Ce que tu as appris de moi sur l'attestation de nombreux témoins, confie-le à des hommes sûrs, capables à leur tour d'en instruire d'autres.
Prends ta part de souffrances, en bon soldat du Christ Jésus.
Dans le métier des armes, personne ne s'encombre des affaires de la vie civile, s'il veut donner satisfaction à qui l'a engagé.
De même l'athlète ne reçoit la couronne que s'il a lutté selon les règles.
C'est au cultivateur, qui travaille dur, que doivent revenir, en premier lieu, les fruits de la récolte.
Comprends ce que je veux dire. D'ailleurs le Seigneur te fera tout comprendre.
Souviens-toi de Jésus Christ, ressuscité d'entre les morts, issu de la race de David, selon mon Évangile.
Pour lui je souffre jusqu'à porter des chaînes comme un malfaiteur. Mais la parole de Dieu n'est pas enchaînée.
10 C'est pourquoi j'endure tout pour les élus, afin qu'eux aussi obtiennent le salut qui est dans le Christ Jésus avec la gloire éternelle.
11 Elle est sûre cette parole : Si nous sommes morts avec lui, avec lui nous vivrons.
12 Si nous tenons ferme, avec lui nous régnerons. Si nous le renions, lui aussi nous reniera.
13 Si nous sommes infidèles, lui reste fidèle, car il ne peut se renier lui-même.
Свернуть
Продолжая разговор о свидетельстве, Павел обращает внимание на ответственность свидетеля. Свидетельство для апостола...  Читать далее

Продолжая разговор о свидетельстве, Павел обращает внимание на ответственность свидетеля. Свидетельство для апостола — своего рода духовная эстафета, в ходе которой каждый получивший возможность приобщиться к жизни Царства впоследствии сам становится свидетелем для ищущих новой жизни (ст. 1 – 2). И дело тут, как видно, не в одном лишь чувстве долга, пусть и долга, как иногда говорят в таких случаях, священного. Дело в том, что свидетельство — это нормальное духовное состояние христианина. Речь, конечно, идёт не о том, что христианин должен целыми днями проповедовать, рассказывая окружающим о Христе и о Царстве. Речь о другом: если христианство для человека — действительно новая жизнь, а не просто новая религия или новая мораль, он не сможет скрыть этой новой жизни от окружающих, да вряд ли и захочет её скрывать. И дело тут не в одной радости, переживаемой каждым, кто знает, что такое Царство.

Дело ещё и в том, что Царство может существовать, лишь непрерывно расширяясь и включая в себя всё новых жителей. Дыхание Царства не случайно переживалось (в частности, и в день Пятидесятницы), как ветер: подобно ветру, оно не знает преград, и, подобно воздуху, проникает всюду, куда только возможно, занимая всё доступное пространство. Отличие этого дыхания от физического воздуха лишь в том, что оно распространяется от сердца к сердцу, и любовь к ближнему становится для него такой же органичной средой распространения, какой для ветра является атмосфера. И христианин, если только он не хочет потерять Царство, непременно должен стать частью этого процесса, этого духовного движения, связанного с распространением Царства в нашем преображающемся, но ещё не до конца преображённом мире. Только тогда его собственная духовная жизнь будет полноценной, о чём и напоминает Павел Тимофею (ст. 3 – 7).

Напоминает он своему ученику и о другом: о той верности Христу, без которой нет Царства (ст. 8 – 13). Павлу очевидно, что верность Христу и верность Царству — одно и то же, ведь Иисус из Назарета не просто Учитель, показывающий дорогу, Он Сам и есть Царство, Он несёт его в Себе во всей полноте. Христианин может отречься от Царства постольку, поскольку сам ещё, до полного преображения своей человеческой природы, живёт двойственной жизнью; принадлежа Царству лишь отчасти, он так же отчасти принадлежит ещё прежнему, непреображённому порядку вещей. Иное дело Христос: Он весь Царство, в Нём нет никакой иной жизни, и отречься от Царства для Него означало бы отречься от Самого Себя. А Павел, как видно, призывает и Тимофея, и всех остальных христиан уподобляться Христу именно в этой полноте, в полноте жизни Царства.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).