Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Рим 13:12-14:4

Поделиться
12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. 2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. 3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. 4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.
Свернуть

Сегодняшнее чтение из послания к Римлянам — один из самых важных отрывков Писания, если среди них вообще могут быть более и менее важные. Он должен лежать в основе представлений христиан о том, какие средства духовной жизни следует применять и как к ним относиться. Богооткровенная религия на практике отличается от идолопоклонства в первую очередь тем, что средства в ней не становятся целью. На вопрос о том, что нужно делать, чтобы наследовать жизнь вечную, апостол дважды говорит «облекитесь» (ένδύω, endyo означает одевать что-то на себя или всецело предаваться чему-либо): облекитесь в оружие света и в Господа Иисуса Христа. Не «приведите плоть в нужный вид» (вегетарианской диетой или иными средствами), но облекитесь в оружие света. Материальная природа человека требует известного попечения, ее силы нужно поддерживать и ее же нужно обуздывать, чтобы она не становилась главным, но: попечения о плоти не превращайте в похоти. В отличие от стоиков и эпикурейцев, апостол утверждает, что добрая жизнь и мудрое попечение (πρόνοια, pronoia, мудрость, осторожность, забота) о плоти не приводят нас к цели автоматически. Строго говоря, этот текст не приветствует ни бесконтрольности плотской стороны человека, ни умерщвления плоти как главного смысла жизни. Впрочем, в наше время, как и во времена апостола, первая опасность более актуальна, чем вторая.

Второе, и не менее важное в сегодняшнем отрывке: немощного в вере принимайте без споров о мнениях. Апостол утверждает, что не следует нам дискутировать о средствах духовной жизни (конкретно речь идет о посте). Мы отчитываемся в них перед Богом, а не друг перед другом. Между прочим, нельзя не заметить, что на протяжении всей нашей истории, равно как и в настоящее время, исполнить эти слова для многих из нас — непосильная задача. С другой стороны, эта свобода распространяется апостолом на область средств духовной жизни, но отнюдь не на содержание веры, как иногда пытаются это представить.

Наконец, небесполезно услышать слово оригинала: в 1-м стихе 14 главы апостол говорит: «Немощного в вере…». Άσθενής τή πίστει, astenis ti pistei, астеничный в вере. Так и возникает перед глазами, как в зеркале, тощий астеничный персонаж с обескровленной физиономией и вяло повисшими руками. По-русски мы называем это бледной немочью. Вот так мы верим. И вот поэтому сосредоточиваемся на себе, собственной духовной немощи и внешних проявлениях благочестия. Преодолевается это, как известно, только Кровью Иисуса Христа.

Другие мысли вслух

 
На Рим 14:1
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.
Свернуть
Павел всегда с уважением относился к людям, соблюдающим нормы и правила своей религии. Но, с другой стороны, в церковных общинах в те времена было немало таких, кто «не различал дней», язычников, а фактически, просто...  Читать далее

Павел всегда с уважением относился к людям, соблюдающим нормы и правила своей религии. Но, с другой стороны, в церковных общинах в те времена было немало таких, кто «не различал дней», язычников, а фактически, просто, выражаясь современным языком, светских людей, для которых никакая религия сама по себе не была интересна. Как тут было поступить? Ведь у людей религиозных такое отношение к религии вызывало, как минимум, недоумение. Но Павел, как видно, не спешит их поддерживать. И это едва ли нас удивит, если мы поймём мотивы, которыми руководствуется апостол. Сам Павел был, конечно, человеком религиозным, он сам говорит о себе, как о «фарисее от фарисеев». Но он отнюдь не абсолютизирует собственную религиозность. И на то есть причины. Если бы религия могла быть спасением сама по себе, если бы она могла открыть своим адептам путь в Царство, апостол, наверное, относился бы к ней по-другому. Но он прекрасно понимает, что, будь оно так, Христу не надо было бы приходить к нам, чтобы нас спасти. А если религия не спасает, если она — дело человеческое, то и относится к ней надо соответственно, как к делу человеческому. Если есть в церкви люди, которым религия важна, это дело их совести, и, конечно, апостол был далёк от того, чтобы бороться с чьей бы то ни было религиозностью. Но он прекрасно понимал и все опасности, которые несёт религия для духовной жизни. А одной из главных опасностей была как раз абсолютизация религиозными людьми своей религиозности, как единственно возможной и единственно приемлемой формы христианской жизни. Такая абсолютизация не только отталкивала людей нерелигиозных, она искажала саму суть христианства, которое при таком подходе превращалось в род новой религии, тем самым выхолащиваясь и теряя свою духовную суть. И Павел выступает резко против — не религии как таковой, а абсолютизации всякой религиозности, в том числе и той, носителем которой был он сам. Избежать же такой абсолютизации можно было лишь одним способом: оставив выбор религии на усмотрение каждого члена церкви. С тем, чтобы каждый сам выбрал наиболее подходящую ему форму жизни в Церкви, а значит, и в Царстве.

Свернуть
 
На Рим 13:12-14:4
12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. 2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. 3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. 4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.
Свернуть
"Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали". С момента нашего обращения ко Христу, мы смотрим на мир уже другими глазами...  Читать далее

"Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали". С момента нашего обращения ко Христу, мы смотрим на мир уже другими глазами. Для каждого что-то меняется в его жизни. И принимая Причастие, мы становимся ближе Христу. Мы принимаем Его и тот путь спасения, который Он нам предлагает. И каждый из нас "будет восставлен, ибо силен Бог восставить его". Мы падаем и поднимаемся на нашем пути вслед за Христом. И нам уготовано падение в глазах этого мира, как путь спасения. Мы сами увидим глубину своего падения в покаянии. И Он восставит нас по милости своей. Восставит в день Воскресения мертвых в Жизнь вечную.

Свернуть
 
На Рим 13:13
13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;
Свернуть
Слова апостола о свете дня, при котором лучше не безобразничать, порой вызывают улыбку: читая их, можно подумать, что под покровом ночи можно делать то, чего при свете дня делать не станешь. Между тем, Павел говорит о дне в особом, специфически яхвистском, смысле этого слова...  Читать далее

Слова апостола о свете дня, при котором лучше не безобразничать, порой вызывают улыбку: читая их, можно подумать, что под покровом ночи можно делать то, чего при свете дня делать не станешь. Между тем, Павел говорит о дне в особом, специфически яхвистском, смысле этого слова. День Яхве, или, как его обычно называют в русскоязычных переводах, день Господень — особое время в жизни народа Божия. Это время, когда Бог прямо и непосредственно вмешивается в жизнь народа.

Днём Яхве называли, например, времена стихийных бедствий или войн. Но с таким вмешательством связывалось также и представление о Божьем суде. Суд же понимали в разные времена по-разному. Самое раннее и самое простое представление о нём предполагало взгляд на войну или на стихийное бедствие как на наказание за совершённый народом грех.

Но еще до Вавилонского плена это представление уступило место другому: на суд стали смотреть как на своего рода взвешивание человека и его дел на неких духовных весах, примерно так, как представляли себе божий суд соседние народы. Однако у тех народов суд этот был обычно посмертным, на весах взвешивалась душа человека, явившаяся на суд, у евреев же Бог взвешивал человеческие дела ещё при жизни человека, определяя, достоин ли человек того, чтобы оставить его в живых, или по своим делам он уже заслуживает смерти.

Спаситель говорит о суде совершенно не так: суд, по Его словам, заключается в том, что в мир пришёл свет (Он, очевидно, имеет в виду свет того Царства, которое принёс в мир), и теперь от самого человека зависит, примет он этот свет или убежит прочь потому, что понимает: его жизнь с этим светом несовместима.

Так же день Яхве понимает и Павел: это день, когда свет входит в мир. И если прежде ещё можно было медлить с выбором, откладывать раскаяние и обращение, то теперь времени уже не остаётся: решение надо принимать немедленно, а приняв, исполнять его решительно и неуклонно. В самом деле, речь ведь идёт о спасении, о Царстве, о том, что определяет судьбу человека в вечности. Тут колебания неуместны.

Свернуть
 
На Рим 13:14
14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Эти слова апостола Павла лежат в основе представлений христиан о том, какие средства духовной жизни следует применять и как к ним относиться. Богооткровенная религия на практике отличается от идолопоклонства...  Читать далее

Эти слова апостола Павла лежат в основе представлений христиан о том, какие средства духовной жизни следует применять и как к ним относиться. Богооткровенная религия на практике отличается от идолопоклонства в первую очередь тем, что средства в ней не становятся целью. На вопрос о том, что нужно делать, чтобы наследовать жизнь вечную, апостол дважды говорит «облекитесь» (endyo означает одевать что-то на себя или всецело предаваться чему-либо): облекитесь в оружие света и в Господа Иисуса Христа. Не «приведите плоть в нужный вид» (вегетарианской диетой или иными средствами), но облекитесь в оружие света. Материальная природа человека требует известного попечения, ее силы нужно поддерживать и ее же нужно обуздывать, чтобы она не становилась главным, но: попечения о плоти не превращайте в похоти. В отличие от стоиков и эпикурейцев, апостол утверждает, что добрая жизнь и мудрое попечение (pronoia, мудрость, осторожность, забота) о плоти не приводят нас к цели автоматически. Строго говоря, этот текст не приветствует ни бесконтрольности плотской стороны человека, ни умерщвления плоти как главного смысла жизни. Впрочем, в наше время, как и во времена апостола, первая опасность значительно более актуальна, чем вторая.

Что же означает на практике призыв апостола «облечься в Господа Иисуса Христа»? Апостол Павел говорит об этом в контексте разговора о законе, правилах и образе поведения христиан. Основной вывод его заключается в том, что «любовь есть исполнение закона». Говоря о необходимости облечься во Христа, апостол, в сущности, подразумевает именно это. Господь заповедал ученикам любить друг друга так, как Он возлюбил нас. Исполнение этой заповеди и будет исполнением закона; это же и можно назвать «облечением» в Господа Иисуса Христа.

Свернуть
 
На Рим 14:1-16:1
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. 2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. 3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. 4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.
5 Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума. 6 Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога. 7 Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; 8 а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни. 9 Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми.
10 А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов. 11 Ибо написано:
"живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено,
  и всякий язык будет исповедовать Бога".
 12 Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу.
13 Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к преткновению или соблазну. 14 Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто. 15 Если же за пищу огорчается брат твой, то ты уже не по любви поступаешь. Не губи твоею пищею того, за кого Христос умер. 16 Да не хулится ваше доброе. 17 Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе. 18 Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей. 19 Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию. 20 Ради пищи не разрушай дела Божия. Все чисто, но худо человеку, который ест на соблазн. 21 Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает. 22 Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом. Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. 23 А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех.
24 Могущему же утвердить вас, по благовествованию моему и проповеди Иисуса Христа, по откровению тайны, о которой от вечных времен было умолчано, 25 но которая ныне явлена, и через писания пророческие, по повелению вечного Бога, возвещена всем народам для покорения их вере, 26 Единому Премудрому Богу, через Иисуса Христа, слава во веки. Аминь.
1 Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. 2 Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. 3 Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: "злословия злословящих Тебя пали на Меня". 4 А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду. 5 Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, 6 дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа.
7 Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию. 8 Разумею то, что Иисус Христос сделался служителем для обрезанных — ради истины Божией, чтобы исполнить обещанное отцам, 9 а для язычников — из милости, чтобы славили Бога, как написано:
"за то буду славить Тебя, (Господи,) между язычниками,
  и буду петь имени Твоему".
 10 И еще сказано:
"возвеселитесь, язычники, с народом Его".
 11 И еще:
"хвалите Господа, все язычники,
  и прославляйте Его, все народы".
 12 Исаия также говорит:
"будет корень Иессеев,
  и восстанет владеть народами;
на Него язычники надеяться будут".
 13 Бог же надежды да исполнит вас всякой радости и мира в вере, дабы вы, силою Духа Святаго, обогатились надеждою.
14 И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благости, исполнены всякого познания и можете наставлять друг друга; 15 но писал вам, братия, с некоторою смелостью, отчасти как бы в напоминание вам, по данной мне от Бога благодати 16 быть служителем Иисуса Христа у язычников и совершать священнодействие благовествования Божия, дабы сие приношение язычников, будучи освящено Духом Святым, было благоприятно Богу. 17 Итак я могу похвалиться в Иисусе Христе в том, что относится к Богу, 18 ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос через меня, в покорении язычников вере, словом и делом, 19 силою знамений и чудес, силою Духа Божия, так что благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Иллирика. 20 Притом я старался благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании, 21 но как написано: "не имевшие о Нем известия увидят, и не слышавшие узнáют".
22 Сие-то много раз и препятствовало мне прийти к вам. 23 Ныне же, не имея такого места в сих странах, а с давних лет имея желание прийти к вам, 24 как только предприму путь в Испанию, приду к вам. Ибо надеюсь, что, проходя, увижусь с вами и что вы проводите меня туда, как скоро наслажусь общением с вами, хотя отчасти. 25 А теперь я иду в Иерусалим, чтобы послужить святым, 26 ибо Македония и Ахаия усердствуют некоторым подаянием для бедных между святыми в Иерусалиме. 27 Усердствуют, да и должники они перед ними. Ибо если язычники сделались участниками в их духовном, то должны и им послужить в телесном. 28 Исполнив это и верно доставив им сей плод усердия, я отправлюсь через ваши места в Испанию, 29 и уверен, что когда приду к вам, то приду с полным благословением благовествования Христова.
30 Между тем умоляю вас, братия, Господом нашим Иисусом Христом и любовью Духа, подвизаться со мною в молитвах за меня к Богу, 31 чтобы избавиться мне от неверующих в Иудее и чтобы служение мое для Иерусалима было благоприятно святым, 32 дабы мне в радости, если Богу угодно, прийти к вам и успокоиться с вами. 33 Бог же мира да будет со всеми вами, аминь.
1 Представляю вам Фиву, сестру нашу, диакониссу церкви Кенхрейской.
Свернуть
"Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает". Осуждение себя - это не выполнение того, что...  Читать далее

"Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает". Осуждение себя - это не выполнение того, что мы принимаем на себя перед Богом. Не осуждать себя в своем избрании - это не оглядываться и не фантазировать. Не предполагать, "что было бы если бы...". Это навык прямого хождения перед Богом в тайне сердца. Это умение вести жизнь терпения и не завидовать тем, кто живет по-другому. Бывает, что мы смотрим на людей, которые не исполняют поста и думаем, что их жизнь легче, веселее, проще. Мы отступаем от своего выбора Христа. Через сомнение и фантазии мы впускаем в свою жизнь лукавство и недоверие Богу.

Свернуть
 
На Рим 14:1-12
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. 2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. 3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. 4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.
5 Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума. 6 Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога. 7 Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; 8 а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни. 9 Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми.
10 А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов. 11 Ибо написано:
"живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено,
  и всякий язык будет исповедовать Бога".
 12 Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу.
Свернуть
Продолжая разговор о жизни в Царстве, Павел вновь возвращается к вопросу о...  Читать далее

Продолжая разговор о жизни в Царстве, Павел вновь возвращается к вопросу о религии и о религиозных обрядах. Как видно, в римской церкви, где, вероятно, бок о бок жили как иудео-христиане, строго соблюдавшие все установления Торы, включая положения кашрута, так и недавние язычники, для которых, по слову апостола, «все дни одинаковы» (ст. 5), эта проблема стояла порой достаточно остро. И острота её была, вероятно, связана с тем, что для ревнителей религиозных обычаев и традиций их соблюдение было неотделимо от самой возможности войти в Царство и пребывать там. Для одних вопрос о кошерной пище был вопросом духовной жизни и духовной смерти, другие относились к нему достаточно равнодушно (ст. 2 – 3). Павел же, как видно, советует оставить спор о тонкостях религиозных установлений, которые, как он считает, вполне могут быть предоставлены на усмотрение каждого (ст. 4).

И дело тут не только в том, что у каждого обретшего Царство свои отношения с Тем, Кто ему это Царство открыл. Дело в том, что религиозность как таковая вообще не имеет прямого отношения к Царству. В самом деле, для тех, кто уже обрёл Царство, всё оказывается одинаково действенным на духовном пути: религиозные праздники и их отсутствие, еда и воздержание от еды, и даже сама жизнь или смерть, ведь и они в Царстве перестают быть тем, чем являются в этом мире, так что смерть в Царстве оказывается лишь продолжением жизни в иной её форме (ст. 6 – 9).

В таком случае споры о религиозных обрядах или, тем более, осуждение тех, кто смотрит на них не так, как привычно людям религиозным, становятся не просто бессмысленными, но и прямо вредными, ведь такие споры нередко приводят к осуждению тех, кто осуждения вовсе не заслуживает. Каждый ищущий Царства и обретший его предстанет на суд Божий и даст Ему отчёт во всём, что сделал (ст. 10 – 12). Прежде ещё отчасти можно было судить по внешним, религиозным признакам о духовной жизни человека, так что несоблюдение тех или иных (в первую очередь, основополагающих) религиозных норм могло стать основанием для суждения о духовной жизни и о духовном состоянии человека. Теперь, когда речь идёт уже о жителях Царства, религиозный критерий перестаёт работать вообще. Лишь открытое нарушение заповедей Торы, особенно тогда, когда нарушающий их ни в чём не раскаивается, действительно несовместимо с пребыванием в Царстве. Религиозность же как таковая не имеет для Царства особого значения. Главное, чтобы она не мешала, чтобы не приводила к осуждению тех, кто его вовсе не заслуживает, и чтобы споры о религии не отпугивали тех, кто ищет в Церкви не новой религии, а Царства (ст. 1).

Свернуть
 
На Рим 14:1-12
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. 2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи. 3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его. 4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.
5 Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума. 6 Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога. 7 Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя; 8 а живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, — всегда Господни. 9 Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми.
10 А ты что осуждаешь брата твоего? Или и ты, что унижаешь брата твоего? Все мы предстанем на суд Христов. 11 Ибо написано:
"живу Я, говорит Господь, предо Мною преклонится всякое колено,
  и всякий язык будет исповедовать Бога".
 12 Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу.
Свернуть
Как видно, в Римской церкви вопрос соблюдения (или несоблюдения) религиозных предписаний иудаизма стоял достаточно остро. Оно и неудивительно: христианская община Рима не могла не быть смешанной...  Читать далее

Как видно, в Римской церкви вопрос соблюдения (или несоблюдения) религиозных предписаний иудаизма стоял достаточно остро. Оно и неудивительно: христианская община Рима не могла не быть смешанной. Там должно было быть немало евреев: ведь еврейская община Рима была в Римской империи одной из крупнейших общин диаспоры, и среди римских евреев наверняка было немало принявших Христа.

Но не меньше, вероятно, было в Римской церкви и недавних язычников: Рим был самым крупным городом империи, там было немало интересующихся и иудаизмом, и разного рода новыми духовными движениями, так, что почва для проповеди там была благоприятная. И вот тут-то, когда евреи сталкивались в христианской общине с недавними язычниками, и начинались разного рода коллизии на религиозной почве, в основном связанные с вопросами соблюдения шаббата и кашрута. Для язычников, даже активно интересовавшихся иудаизмом и посещавших синагогу (таких в еврейской среде называли обычно «боящимися Бога»), соблюдение иудейских религиозных предписаний обязательным не было.

И став христианами, они не видели для себя ни смысла, ни необходимости их соблюдать. Для них все дни были одинаковыми, и некошерное мясо с римских базаров они, как и прежде, ели без раздумий и без опасений. Но за одним столом с ними сидели евреи, которые со стола язычника могли позволить себе взять разве что какие-нибудь овощи или фрукты: кошерность всего остального на языческом столе была под вопросом, и правоверный еврей, соблюдающий все заповеди своей религии, не стал бы даже прикасаться к некошерной пище.

То же и с шаббатом, да и с другими иудейскими праздниками: для иудеев тут действовала целая система ритуальных запретов и ограничений, которая у недавнего язычника не вызывала ничего, кроме улыбки. Вставал закономерный вопрос: считать ли соблюдение религиозных норм и предписаний иудаизма обязательным для всех христиан? В принципе, состоявшийся незадолго до написания послания в Иерусалиме Апостольский собор ответил на этот вопрос отрицательно, решив, что язычникам, принимающим Христа, вовсе не обязательно становиться иудеями.

Но на практике вопрос стоял шире: имеет ли религия какую-то ценность для христианина сама по себе? Даёт ли она какие-нибудь преимущества тем, кто её хранит? Павел не отвечает на этот вопрос так однозначно, как, возможно, хотелось бы кому-то из адресатов его послания. Он оставляет его на усмотрение каждого члена Церкви, требуя лишь одного: не навязывать никому своей религии или своей безрелигиозности.

Павел ведь прекрасно понимает, что христианство — не новая религия, идущая на смену иудаизму или каким-то языческим культам, а жизнь со Христом в Его Царстве. Кому-то религия может в этом помочь, и тогда человек волен использовать её для достижения цели, а кому-то она скорее помешает, и такому не надо её навязывать, требуя от него соблюдения бесполезных для него норм и правил. Главное — жизнь в любви Христовой, а остальное лучше оставить на усмотрение каждого. В том числе религию.

Свернуть
 
На Рим 13:11-14
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. 12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Тексты на первое воскресенье Адвента в первую очередь призывают нас к бдительности  Читать далее

Тексты на первое воскресенье Адвента в первую очередь призывают нас к бдительности. Не только потому, что мы не можем определить, в какой момент начнется появление на свет ребенка. Но и потому, что сейчас наше ожидание увидеть Иисуса должно быть таким, каким оно становится, когда родители уже восемь месяцев ждут рождения ребенка. Уже никакого терпения нет, когда, наконец, можно будет увидеть, узнать кто это, какой он. Жизнь должна измениться с минуты на минуту, и этих минут слишком много. Перемены в нашей жизни, которые дает нам Иисус, неизмеримо больше. Он придет к нам как новорожденный младенец, у которого нет возможности говорить, который никуда не попадет, если мы Его не перенесем. За то время, что осталось нам до Его рождения, надо приучить себя к мысли, что, как и любой маленький ребенок, Иисус  — это хлопоты, постоянные тревоги, бдительность в любое время дня и ночи. Хорошо ли Ему с нами, тепло ли Ему, научим ли мы Его улыбаться? И разучимся ли мы воевать с Его появлением в нашей жизни?

Свернуть
 
На Рим 13:8-14
8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. 9 Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого" и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". 10 Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. 12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Один из основных недостатков закона (причем не только в религиозной сфере) — то, что он очень большой...  Читать далее

Один из основных недостатков закона (причем не только в религиозной сфере) — то, что он очень большой. Для того, чтобы не нарушить (а тем более, исполнить) его, необходимо его хорошо знать и постоянно помнить о соблюдении этого закона. А коль скоро закон содержит волю Божью о том, как нам жить в этом огромном мире, масштаб его слишком велик для немощного человека. Судя по словам апостола Павла, в этом нет ничего удивительного, потому что не закон должен был управлять нашей жизнью по замыслу Творца. Не закон, а Законодатель. Оказывается, есть вполне понятный и надежный, хотя и вовсе не такой простой, способ исполнить закон — это любить ближнего. Именно это имеет в виду апостол Павел, когда пишет христианам, что мы живем не под законом, а под благодатью: ведь любовь — это дар, который Бог дает нам бескорыстно и незаслуженно.

И поскольку любовь есть исполнение закона, то ее отсутствие есть его нарушение, то есть грех. По природе своей он является ни чем иным, как недостатком любви. Это важно, потому что дает нам возможность на практике определять, являются ли наши поступки грехом или нет.

Свернуть
 
На Рим 13:8-14
8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. 9 Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого" и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". 10 Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. 12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Мы привыкли воспринимать нестроения в человеческих отношениях как данность, а если и переживаем из-за них...  Читать далее

Мы привыкли воспринимать нестроения в человеческих отношениях как данность, а если и переживаем из-за них, то часто потому просто, что они выводят нас из равновесия. А у апостола получается, что наша ругань, темные чувства по отношению к ближнему, у которого что-то получилось чуть лучше, чем у нас - вещи одного порядка с пированием,пьянством и сладострастием. Ровно потому, что и пьянство, и ссоры - результат нашего своеволия, результат того, что наши попечения о самих себе, как в телесном, так и в душевном, подчиняют себе наше стремление к добру.

Павел недаром чуть выше еще раз повторяет слова Христа о главнейшей заповеди, которая объемлет собой все остальные - любить ближнего своего как самого себя. Ведь ссоры и зависть, то есть грехи против ближнего, истоком своим имеют нашу нелюбовь как к ближнему (и это более или менее очевидно), так и к самому себе (и это не менее важно). Эта вторая часть заповеди часто не осознается нами до конца. А ведь любовь - это принятие, и основой ее является принятие самого себя, адекватное представление о своих возможностях, об их ограниченности. Чтобы принять самого себя, очень важно понять, что мы - не сверхчеловеки и ими никогда не будем, что наши возможности небезграничны, что часто мы иногда берем на себя слишком многое и от усталости начинаем обижать наших ближних. А ведь многих ссор можно избежать, просто признав свою усталость и поняв, что конструктивный разговор стоит отложить на потом. И плоть наша часто испытывает многие потребности, которые нуждаются в удовлетворении. Но для того, чтобы еда не превращалась в обжорство - важно хорошо понимать себя и свои потребности, важно понимать, что на самом деле нам достаточно и простой пищи. Это то, о чем Павел говорит: "попечения о плоти не превращайте в похоти".

А если мы будем любить себя такими, какие мы есть, принимать и осознавать свои грехи, не превращая покаяние в самобичевание, то и ближнего любить станет гораздо легче. Потому что и они - точно такие же как и мы, точно так же несовершенны. И только одно средство нам дает Бог, чтобы справиться с нашей человеческой ограниченностью - это любовь.

Свернуть
 
На Рим 13:8-14
8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. 9 Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого" и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". 10 Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. 12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Говоря об отношениях, связывающих живущих в Царстве, Павел, возвращаясь к...  Читать далее

Говоря об отношениях, связывающих живущих в Царстве, Павел, возвращаясь к словам Спасителя, сказанным Им на Тайной Вечере, напоминает своим читателям о любви. Апостол убеждён, что именно в ней заключена полнота Торы (ст. 8). В самом деле, все заповеди Торы даны, в конечном счёте, для того, чтобы следующий ей мог сделать правильный выбор между добром и злом, а любовь предполагает, что выбор этот уже сделан, следовательно, именно любящий ближнего и являет полноту Торы (ст. 9 – 10). Здесь апостол, как видно, вновь возвращается к теме «живой Торы», которой должен стать человек, ищущий Царства. Для Павла «живая Тора», собственно, только в Царстве и возможна, ведь Тора для него — реальность вполне объективная. Общепринятым во времена Павла было представление о том, что Тора существовала в замысле Божием ещё до сотворения мира, а в истории она лишь открывалась народу Божию, который тоже был задуман ещё до сотворения мира.

Такой взгляд не очень далёк от истины, если допустить (а Библия исходит именно из такой предпосылки), что Тора описывает объективно существующую динамику отношений между Богом и человеком и её закономерности. В таком случае она должна существовать, как минимум, столько же, сколько существует сам человек, а возможно, и дольше, если допустить, что динамика эта была во всех деталях известна Богу ещё до сотворения Им человека (допущение вполне основательное). В таком случае Тора не сводима к одним лишь заповедям или законам, она есть, прежде всего, отношение — будь то отношение человека к Богу или отношение его к ближнему.

Но полнота отношений и с Богом, и с ближним необходима и возможна именно в Царстве. Любовь, о которой говорит Иисус, любовь, которой не знает мир, но которой пронизано Царство, составляет плоть, духовную субстанцию таких отношений, а Тора, та внутренняя Тора, о которой столько спорили во времена Павла, образует их структуру. Лишь в Торе находит себе форму та духовная субстанция, из которой состоит Царство, а Тора, в свою очередь, лишь в Царстве находит себе ту духовную субстанцию, которая позволяет ей воплотиться. И происходит это в человеке и через человека, ведь в Царстве каждый становится «живой Торой», подобно тому, как стал ею для ищущих Царства Сам Спаситель. По-видимому, именно такой опыт жизни Царства имеет в виду Павел, говоря о том, что день уже наступает и спасение близко (ст. 11 – 12). Воздержание от излишеств (ст. 13 – 14) здесь выглядит уже даже не аскетическим усилием, а просто естественным состоянием. Естественным настолько, насколько может быть естественной жизнь в Царстве.

Свернуть
 
На Рим 13:8-14
8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. 9 Ибо заповеди: "не прелюбодействуй", "не убивай", "не кради", "не лжесвидетельствуй", "не пожелай чужого" и все другие заключаются в сем слове: "люби ближнего твоего, как самого себя". 10 Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. 12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. 13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
Свернуть
Говоря о любви, Павел упоминает, что в ней — полнота Торы. Речь идёт, разумеется, о внутренней Торе в первую очередь. А помимо отношений любви никто никому ничего не должен. Такой подход к жизни и отношениям может показаться...  Читать далее

Говоря о любви, Павел упоминает, что в ней — полнота Торы. Речь идёт, разумеется, о внутренней Торе в первую очередь. А помимо отношений любви никто никому ничего не должен. Такой подход к жизни и отношениям может показаться максималистским и потому мало реалистичным, но лишь на первый взгляд. На самом же деле слова апостола глубже, чем кажется вначале, и потому они как раз вполне реалистичны.

Если, конечно, на любовь смотреть не как на эмоции, разделив всех окружающих по принципу «нравится — не нравится», «симпатичен — антипатичен», а как на отношения, не зависящие от эмоций или симпатий. В таком случае как раз и становится понятно, что именно отношения обусловливают всё остальное, всё то, что входит в понятие внутренней Торы. В самом деле: внутренняя Тора ведь — прежде всего стремления, желания, интенции, определяющие духовную жизнь человека. Которые могут или соответствовать Божьим заповедям, переживаемым человеком как внутренний духовно-нравственный императив, или им не соответствовать.

Принято думать, что физически мы есть то, что мы едим, а психически — то, что думаем и чувствуем. Духовно же мы есть то, чего мы желаем и к чему стремимся. Сам Иисус говорит об этом кратко и просто: где сокровище, там и сердце. Но желания, стремления и, соответственно, интенции, с ними связанные, могут в нашем сердце существовать по-разному.

Они могут быть чем-то самодовлеющим, управляя нами и определяя наше отношение к окружающим и к миру вообще, не подчиняясь при том никому и ничему, включая нас самих. А могут быть частью отношений и работать на их поддержание и выстраивание. В первом случае о любви можно говорить лишь в известном смысле и до известного предела: ведь зачастую именно наши желания и разрушают наши отношения с другими людьми, если становятся самодовлеющими.

Порой отношения могут рухнуть от самых обычных и не слишком глубоких негативных эмоций, которые берут в плен нашу волю и заставляют нас желать (или, точнее, в данном случае не желать) того, что на самом деле нам важно и дорого, но не кажется таким тогда, когда эмоции берут верх над нами. Во втором же случае, когда именно отношения переживаются человеком как настоящая ценность, никакие эмоции и желания сами по себе уже не становятся для него самоценными. И вот тогда он может быть спокоен и за соблюдение заповедей: вряд ли при таком отношении к ближнему человеку придёт в голову их нарушить, по крайней мере, те из них, которые определяют его отношения с этим самым ближним.

Если любишь, уже не надо дрессировать себя на вежливые слова и вежливые улыбки, не надо сдерживать негативные эмоции по отношению к другому: их просто нет, а слова и улыбки сами рождаются на языке и на лице. Тогда и следование внутренней Торе оказывается для человека вполне естественным и органичным. Тем более, если речь идёт о той любви, которая соединяет жителей Царства: ведь тут полнота, предполагающая идеал живой Торы, к которой в евангельские времена каждый христианин стремился, как к цели своей духовной жизни, как к тому, что сделает его подобным Христу.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).