Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Ион 3:1-5

Поделиться
1 И было слово Господне к Ионе вторично: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
Свернуть

Господь вторично повелевает Ионе идти в Ниневию, и это не только подчёркивает особенную важность сказанного, как и всего, что в Библии говорится дважды. Господь обращается к Ионе как в первый раз, как будто не было попытки уклониться от призвания, Он даёт возможность отошедшему от Его путей начать заново.

Ниневия, враждебный языческий город, впервые названа городом великим у Бога, она Им не отвергнута окончательно из-за её греховности, её жители - тоже Его творение, потомки Адама. Выражение на три дня ходьбы, характеризующее размеры города - метафора, но она не более неточна, чем фраза о редкой птице, способной перелететь Днепр. Древняя Ниневия не достигала таких размеров, подобные эпитеты скорее заставляют вспомнить о современных городах, а их и в самом деле трудно обойти пешком. И тут мы понимаем, что Книга Ионы - обо всех временах, а значит, и мы, живущие в новых Ниневиях, подобно Ионе можем оказаться призванными на проповедь, обращённую к тем, кого мы привыкли считать закоренелыми грешниками. Хватит ли у нас решимости согласиться с таким призывом, если он последует, не захотим ли мы от него отбрыкаться под тем предлогом, что проповедь "всё равно не будет услышана"?..

Другие мысли вслух

 
На Ион 3:4-5
4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
Свернуть
Как видно, проповедь Ионы достигла успеха, если он сумел привести к раскаянию даже жителей такого города, как Ниневия. В самом деле: в допленный период (когда была написана Книга Ионы) именно Ниневия была символом всего худшего, что есть в мире (после Вавилонского плена место Ниневии в библейских книгах занял Вавилон)...  Читать далее

Как видно, проповедь Ионы достигла успеха, если он сумел привести к раскаянию даже жителей такого города, как Ниневия. В самом деле: в допленный период (когда была написана Книга Ионы) именно Ниневия была символом всего худшего, что есть в мире (после Вавилонского плена место Ниневии в библейских книгах занял Вавилон). Это неудивительно: ведь речь идёт о столице Ассирийской империи, правители и солдаты которой выделялись своей жестокостью даже в древнем мире, где вообще жестокостью было удивить трудно. Но дело не только в легендарной жестокости ассирийцев, дело ещё и в духе той империи, которую они создали.

В сущности, Ассирия дала миру первый пример практически безрелигиозного общества. Конечно, у ассирийцев, как и у всех народов древности, были свои боги, честь и достоинство которых они ревностно оберегали. Но боги эти были для ассирийцев скорее символами имперской мощи, чем объектами религиозного поклонения. Ситуация напоминало положение дел в поздней Римской империи: в Юпитера Капитолийского уже, конечно, никто всерьёз не верил, но не оказать ему подобающих почестей означало унизить Рим, со всеми вытекающими последствиями.

Замечательнейшее тому свидетельство — речь командующего экспедиционным ассирийским корпусом, направленным на завоевание Египта и по дороге решившего покончить с относительной автономией Иудеи и осадившего Иерусалим (её можно найти в Книге Исайи). Он говорит не о величии ассирийских богов, а о силе Ассирийской империи.

Он говорит осаждённым: на какого Бога вы надеетесь? Сколько было у разных народов богов, и помог ли хоть один бог хотя бы кому-нибудь? Для войны нужны, по его словам, «совет и сила», т.е. сильная армия и эффективное управление, а не поддержка каких-то богов. Эти речи явственно выдают практический (быть может, официально и не декларируемый) атеизм говорящего. И, можно думать, такое мировоззрение было свойственно не одному лишь командующему экспедиционным корпусом.

Для того, чтобы заставить раскаяться подобного рода людей, надо было постараться. Мало того: нужно было особое, целенаправленное усилие Бога, чтобы добиться такого эффекта. Но автор Книги Ионы, как видно, хорошо понимал: единственная возможность для Ниневии и для всей Ассирии выжить — это обращение и раскаяние в совершённых грехах. И историческая судьба Ассирии, оказавшейся в целом к такому покаянию неспособной, его правоту подтверждает.

Свернуть
 
На Ион 3:4-5
4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
Свернуть
Бывает, что в жизни отдельных людей и целых народов происходит нечто такое, о чём говорят, что этого не может быть потому, что не может быть никогда. К числу таких событий можно отнести массовое покаяние жителей Ниневии...  Читать далее

Бывает, что в жизни отдельных людей и целых народов происходит нечто такое, о чём говорят, что этого не может быть потому, что не может быть никогда. К числу таких событий можно отнести массовое покаяние жителей Ниневии. Пророк ведь именно потому и не хотел отправляться туда, что был абсолютно уверен: проповедовать в Ниневии, призывать её жителей к покаянию — дело заведомо бессмысленное. Но Бог всё-таки послал его именно туда. Для чего?

Библеисты до сих пор спорят, является ли история, рассказанная автором Книги Ионы, реальной или вымышленной, но, как бы то ни было, ясно одно: перед нами притча, и не так важно, что лежит в её основе: историческое событие или художественный вымысел. Это притча о пророке, который добился неожиданного успеха там, где успеха ожидать не приходилось, и сам не понявший того, что его успех был именно успехом, а не провалом, как ему показалось после обращения ниневитян.

Возможно, пророк сравнивал их со своим собственным народом: ведь евреи далеко не всегда относились к словам пророков с доверием. А тут, думал, вероятно, Иона, ниневитяне, язычники, да ещё живущие в стране, которая для его современников и соотечественников была символом всего худшего, что было в мире, символом нечестия и богоборчества. Неужели такие люди смогут услышать призыв Бога к обращению и раскаянию?

И вот происходит именно то, что пророк считал невероятным: его свидетельство услышано, город кается. Как это могло случиться? Ответ кажется парадоксальным, но именно мера греховности жителей города могла склонить их к раскаянию. Соотечественники пророка (если не все, то многие) обычно отнюдь не считали себя грешниками; они, конечно, грешили и знали об этом, но грешили «как все» и жили тоже «как все».

Чувство «мы не хуже других», «как все, так и мы» знакомо каждому, но не каждый задумывается, каким тормозом на духовном пути оно может стать, не давая думающему так увидеть свои поступки такими, какими они являются с точки зрения заповеди Божьей и пути праведности. У религиозных евреев чувство это было куда сильнее, чем у нерелигиозных ниневитян. Потому и раскаяться им было проще: они не питали иллюзий на собственный счёт. И опередили на пути покаяния соплеменников пророка, которые считали, что, не считая кое-каких мелочей, в их духовной жизни всё в порядке.

Свернуть
 
На Ион 3:1-10
1 И было слово Господне к Ионе вторично: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, 7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: "чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, 8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. 9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем".
10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.
Свернуть
Библейские пророки нередко предупреждали и свой собственный, и другие народы о грядущих бедствиях, которые грозят им за грехи и неправедную жизнь. Конечно, когда речь идёт о языческих народах, не знающих ни Бога, ни явно данных Богом заповедей, требования несколько смягчаются...  Читать далее

Библейские пророки нередко предупреждали и свой собственный, и другие народы о грядущих бедствиях, которые грозят им за грехи и неправедную жизнь. Конечно, когда речь идёт о языческих народах, не знающих ни Бога, ни явно данных Богом заповедей, требования несколько смягчаются. Строгого монотеизма, например, Бог не требует ни от какого народа, кроме Своего собственного.

Но вот в том, что касается отношения людей друг к другу, всё остаётся в силе. Оно и неудивительно: ведь тут обычно достаточно бывает голоса совести, напоминающего всё о тех же Божьих заповедях, которые Своему народу Бог даёт в явном виде. Достаточно прислушаться к этому голосу и следовать ему. И если со следованием голосу совести бывают проблемы, то не от недостатка информации, а лишь от нежелания ему следовать. Ниневия в те времена, когда была написана книга Ионы, воспринималась как символ и средоточие мирового зла, бросающего вызов Богу.

Она была столицей Ассирийской империи, о которой, по свидетельству пророка, во время и после её разрушения не пожалел ни один человек. Впоследствии, уже после Вавилонского плена, место Ниневии в библейском образно-символическом ряду занял Вавилон. Но произошло это позже, спустя несколько столетий после появления Книги Ионы. И вот в этом средоточии мирового зла, ставшего символом всемирного богоборчества, звучит проповедь, которая совершенно неожиданным образом вызывает раскаяние и обращение жителей города. Невероятно, но факт. А дальше происходит нечто, кажущееся ещё более невероятным: Бог отказывается от Своих планов, от наказания Ниневии.

Неужели одно обращение перевесило всё сделанное ниневитянами зло? Если подходить строго арифметически, подсчитывать злые и добрые поступки, то, конечно, нет. Одно раскаяние, одно обращение не перевешивает всех совершённых грехов. Ни в жизни отдельного человека, ни в жизни целого народа. Но Богу ведь не арифметика важна. Он не подсчитывает баланс злых и добрых дел — если бы было так, шансов не было бы ни у кого. Ему важно лишь обращение.

Важно, с кем человек или целый народ здесь и теперь — с Ним или с теми, кто Ему противостоит. И если с Ним, то Он сделает всё, чтобы обратившиеся получили возможность изменить свою жизнь. Может быть, даже начать её с чистого листа. Ведь Он не хочет, чтобы грешники умирали из-за своих грехов. Он хочет, чтобы грешник обратился к Нему, раскаялся в совершённом грехе и начал новую жизнь. И если грешник действительно раскаивается и обращается к Нему, Он сделает всё, чтобы эта новая жизнь стала для раскаявшегося возможной.

Свернуть
 
На Ион 3:1-10
1 И было слово Господне к Ионе вторично: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, 7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: "чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, 8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. 9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем".
10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.
Свернуть
Проповедь Ионы в Ниневии завершилась потрясающим успехом. Для современников автора Книги Ионы Ниневия...  Читать далее

Проповедь Ионы в Ниневии завершилась потрясающим успехом. Для современников автора Книги Ионы Ниневия, столица Ассирийской империи, была средоточием мирового зла, символом всего худшего, что есть на свете, между прочим, и богоборчества тоже. Историческая Ассирия давала основания для таких представлений: это действительно было первое в истории безрелигиозное общество. Конечно, в Ассирии были свои боги, но в глазах если не большинства, то очень многих ассирийцев они были всего лишь символами самой империи, не ассоциируясь у них ни с какими высшими силами.

И в такой-то город Бог посылает Своего пророка! Казалось бы, совершенно безнадёжное дело: чего можно ожидать от такого народа? Но происходит нечто совершенно неожиданное: весь город, во главе с самим царём, обращается к Богу и раскаивается в своих грехах, налагая на себя в знак раскаяния пост, как было принято в те времена.

Как такое могло случиться? Как ни странно, именно очевидная каждому греховность могла помочь жителям Ниневии прийти к раскаянию. Они были язычниками, да и в своих богов не верили. Их отличала изнеженность и склонность к роскоши, сочетавшаяся с вошедшей в поговорки жестокостью. Пренебрежение к побеждённым, которых часто вообще не считали за людей, было обычным делом.

Но при всём этом была у ассирийцев вообще и у ниневитян, в частности, ещё одна черта: известная откровенность и прямодушие в том, что касается своих грехов. Греша, они не считали нужным ничего скрывать, будучи уверены, что имеют право делать то, что делают.

Такая прямота всегда облегчает покаяние и вообще упрощает духовную жизнь. Конечно, раскаяние в любом случае требует духовных усилий, но в ситуации, подобной ассирийской, человеку, по крайней мере, не приходится обманываться на счёт собственных поступков: их суть и смысл он видит вполне ясно. Остаётся лишь понять, что поступки эти — грех, и тогда раскаяние вполне может стать следующим логическим шагом на духовном пути. Шагом, который окажется столь же решительным, сколь решительным были все прежние совершённые человеком поступки, греховности которых он раньше не осознавал или вообще об этом не задумывался.

Свернуть
 
На Ион 3:1-10
1 И было слово Господне к Ионе вторично: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, 7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: "чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, 8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. 9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем".
10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.
Свернуть
Покаяние ниневитян вступает в новую, более сильную стадию, когда покаянный порыв охватывает царя. И хотя исторические...  Читать далее

Покаяние ниневитян вступает в новую, более сильную стадию, когда покаянный порыв охватывает царя. И хотя исторические цари Ассирии, приносившие покаяние, нам неизвестны, здесь важно увидеть другое: царь не остаётся в стороне от охватившего народ покаянного движения, не отвергает "инициативу снизу", но, будучи главой народа, не отделяется от кающихся и признаёт собственные грехи, неотделимые от грехов всех своих подданных. Пример носителя власти может подействовать на подданных и в одну, и в другую сторону. Как не следует отвергать возможность изменения путей закоренелых грешников, так не стоит и думать, что властители неспособны руководствоваться иными соображениями, кроме чисто утилитарных.

Господь отменил предсказанные Им бедствия ввиду подлинности покаяния. Значит, и у нас есть надежда, что те бедствия, которые и сегодня нас страшат, могут не состояться, если мы изменим наши пути. Только бы наше покаяние не оказалось формальностью.

Свернуть
 
На Ион 3:1-10
1 И было слово Господне к Ионе вторично: 2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе. 3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы. 4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена! 5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, 7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: "чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, 8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. 9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем".
10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел.
Свернуть
Покаяние ниневитян вступает в новую, более сильную стадию, когда покаянный порыв охватывает царя. И хотя исторические...  Читать далее

Покаяние ниневитян вступает в новую, более сильную стадию, когда покаянный порыв охватывает царя. И хотя исторические цари Ассирии, приносившие покаяние, нам неизвестны, здесь важно увидеть другое: царь не остаётся в стороне от охватившего народ покаянного движения, не отвергает "инициативу снизу", но, будучи главой народа, не отделяется от кающихся и признаёт собственные грехи, неотделимые от грехов всех своих подданных. Пример носителя власти может подействовать на подданных и в одну, и в другую сторону. Как не следует отвергать возможность изменения путей закоренелых грешников, так не стоит и думать, что властители неспособны руководствоваться иными соображениями, кроме чисто утилитарных.

Господь отменил предсказанные Им бедствия ввиду подлинности покаяния. Значит, и у нас есть надежда, что те бедствия, которые и сегодня нас страшат, могут не состояться, если мы изменим наши пути. Только бы наше покаяние не оказалось формальностью.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).