Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Иов 19:1-29

Поделиться
1 И отвечал Иов и сказал:
 
2 Доколе будете мучить душу мою
  и терзать меня речами?
 
3 Вот, уже раз десять вы срамили меня,
  и не стыдитесь теснить меня.
 
4 Если я и действительно погрешил,
  то погрешность моя при мне остается.
 
5 Если же вы хотите повеличаться надо мною
  и упрекнуть меня позором моим,
 
6 то знайте, что Бог ниспроверг меня
  и обложил меня Своею сетью.
 
7 Вот, я кричу: "обида!" и никто не слушает;
  вопию, и нет суда.
Он преградил мне дорогу, и не могу пройти,
  и на стези мои положил тьму.
Совлек с меня славу мою,
  и снял венец с головы моей.
10 
Кругом разорил меня, и я отхожу;
  и, как дерево, Он исторг надежду мою.
11 
Воспылал на меня гневом Своим,
  и считает меня между врагами Своими.
12 
Полки Его пришли вместе,
  и направили путь свой ко мне,
  и расположились вокруг шатра моего.
13 
Братьев моих Он удалил от меня,
  и знающие меня чуждаются меня.
14 
Покинули меня близкие мои,
  и знакомые мои забыли меня.
15 
Пришлые в доме моем и служанки мои
  чужим считают меня;
  посторонним стал я в глазах их.
16 
Зову слугу моего, и он не откликается;
  устами моими я должен умолять его.
17 
Дыхание мое опротивело жене моей,
  и я должен умолять ее ради детей чрева моего.
18 
Даже малые дети презирают меня:
  поднимаюсь, и они издеваются надо мною.
19 
Гнушаются мною все наперсники мои,
  и те, которых я любил, обратились против меня.
20 
Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей,
  и я остался только с кожею около зубов моих.
21 
Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои;
  ибо рука Божия коснулась меня.
22 
Зачем и вы преследуете меня, как Бог,
  и плотью моею не можете насытиться?
23 
О, если бы записаны были слова мои!
  Если бы начертаны были они в книге,
24 
резцом железным с оловом,
  — на вечное время на камне вырезаны были!
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
28 
Вам надлежало бы сказать: "зачем мы преследуем его?"
  Как будто корень зла найден во мне.
29 
Убойтесь меча;
  ибо меч есть отмститель неправды,
  и знайте, что есть суд.
Свернуть

Иов упрекает друзей в жестокосердии за их непрекращающиеся обвинения в его адрес. Его самозащита опирается не только на естественное желание отстоять собственное достоинство, но и на более общие соображения: если даже принять, что Иов наказан Богом, то имеют ли право друзья (или как их ещё назвать) также обвинять его и тем более говорить, как знающие волю Бога? Самоуверенно озвучивая собственные версии от имени Бога, не ставят ли они себя на Его место? Упрекая Иова в нарушении Его воли, следуют ли они ей сами?

Дело не в том, что обвинители, как и любой человек, тоже не могут быть безгрешными, и даже не в том, что они самоуверенно и безосновательно судят, не имея полной картины происходящего и не будучи способными увидеть полноту в принципе. Ими движут немилосердие и готовность затоптать любого оступившегося, за тысячи лет до Ницше они следуют провозглашенному им принципу: «падающего толкни».

Иов же, даже сетуя и сокрушаясь, продолжает надеяться на Того, Кто его в последний день восставит из праха. Смятенное сердце Иова более открыто Богу, чем головы его «друзей».

Другие мысли вслух

 
На Иов 19:1-29
1 И отвечал Иов и сказал:
 
2 Доколе будете мучить душу мою
  и терзать меня речами?
 
3 Вот, уже раз десять вы срамили меня,
  и не стыдитесь теснить меня.
 
4 Если я и действительно погрешил,
  то погрешность моя при мне остается.
 
5 Если же вы хотите повеличаться надо мною
  и упрекнуть меня позором моим,
 
6 то знайте, что Бог ниспроверг меня
  и обложил меня Своею сетью.
 
7 Вот, я кричу: "обида!" и никто не слушает;
  вопию, и нет суда.
Он преградил мне дорогу, и не могу пройти,
  и на стези мои положил тьму.
Совлек с меня славу мою,
  и снял венец с головы моей.
10 
Кругом разорил меня, и я отхожу;
  и, как дерево, Он исторг надежду мою.
11 
Воспылал на меня гневом Своим,
  и считает меня между врагами Своими.
12 
Полки Его пришли вместе,
  и направили путь свой ко мне,
  и расположились вокруг шатра моего.
13 
Братьев моих Он удалил от меня,
  и знающие меня чуждаются меня.
14 
Покинули меня близкие мои,
  и знакомые мои забыли меня.
15 
Пришлые в доме моем и служанки мои
  чужим считают меня;
  посторонним стал я в глазах их.
16 
Зову слугу моего, и он не откликается;
  устами моими я должен умолять его.
17 
Дыхание мое опротивело жене моей,
  и я должен умолять ее ради детей чрева моего.
18 
Даже малые дети презирают меня:
  поднимаюсь, и они издеваются надо мною.
19 
Гнушаются мною все наперсники мои,
  и те, которых я любил, обратились против меня.
20 
Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей,
  и я остался только с кожею около зубов моих.
21 
Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои;
  ибо рука Божия коснулась меня.
22 
Зачем и вы преследуете меня, как Бог,
  и плотью моею не можете насытиться?
23 
О, если бы записаны были слова мои!
  Если бы начертаны были они в книге,
24 
резцом железным с оловом,
  — на вечное время на камне вырезаны были!
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
28 
Вам надлежало бы сказать: "зачем мы преследуем его?"
  Как будто корень зла найден во мне.
29 
Убойтесь меча;
  ибо меч есть отмститель неправды,
  и знайте, что есть суд.
Свернуть
Неудивительно, что отношение к себе и к своим словам, выраженное Билдадом, Иов...  Читать далее

Неудивительно, что отношение к себе и к своим словам, выраженное Билдадом, Иов воспринимает, как оскорбление (ст. 2 – 3). Ведь сказанное им сказано не сгоряча и не по недомыслию, для него всё абсолютно серьёзно, а его снова хотят обвинить в грехе, пускай и невольном, и сделать из него посмешище (ст. 3)! Иов же по-прежнему настаивает на том, о чём он уже не раз говорил. Он обвиняет Бога в своих бедах, будучи не без основания уверен, что без воли Божией с ним не случилось бы ничего из того, что ему пришлось пережить (ст. 6 – 24). Но всё же Иов уверен, что, если только когда-нибудь он сможет встретиться с Богом лицом к лицу, ситуация изменится кардинально. Свои надежды страдалец связывает теперь с Мессией, Которого он, следуя сложившейся в послепленном иудаизме традиции, называет Искупителем (ст. 25).

Интересно отметить, что теперь Иов говорит о воскресении, хотя и понимает он его несколько натуралистически (ст. 25 – 26). Как видно, с воскресением и с приходом Мессии Иов связывает, прежде всего, возможность увидеть Бога лицом к лицу и лично разрешить с Ним все свои проблемы. Что же касается друзей Иова, то они, по словам страдальца, ведут себя не как праведники, а как нечестивцы. Вместо того, чтобы поддержать страдающего праведника, они пользуются возможностью для самоутверждения за его счёт (ст. 5 – 6). Он просит своих друзей о милосердии (ст. 21 – 22), хотя и понимает, что никакого милосердия ему от них не дождаться. Может показаться, что обвинения эти слишком суровы, что друзья, заблуждаясь по существу, всё же не желают Иову зла.

Но проблема тут глубже, чем может показаться. Друзья Иова не просто не могут понять Иова, они не хотят и боятся вникать в то, что мучает страдальца. И страх этот носит религиозный характер: и Элифаз, и Билдад, и Цофар просто боятся потерять ту уверенность, которую даёт человеку сознание своей религиозной правоты. И страх этот носит религиозный характер, и Элифаз, и Билдад, и Цофар просто боятся потерять ту уверенность, которую даёт человеку сознание своей религиозной правоты. Иов же такой правоты отнюдь не демонстрирует, он, наоборот, уже не уверен ни в чём, и его друзья пытаются поддержать его. Но делают они это, как бы снисходя к страдальцу со своей высоты и правоты. Они совершенно уверены, что всё происходящее с Иовом — недоразумение, который они обязаны помочь ему разрешить, что они правы во всём, а Иов либо ошибается в своих суждениях, либо не помнит себя от свалившихся на него бед и несчастий. Мысль о возможной правоте Иова кажется им настолько ужасной, что они скорее готовы допустить безумие, временное помешательство своего друга, чем собственное заблуждение. Такая позиция, разумеется, самому Иову не могла не казаться оскорбительной: ведь его положение и без того было серьёзно, а от друзей он не видел ничего, кроме презрительно-жалостливой «помощи», от которой ему не было никакой пользы.

Свернуть
 
На Иов 19:1-29
1 И отвечал Иов и сказал:
 
2 Доколе будете мучить душу мою
  и терзать меня речами?
 
3 Вот, уже раз десять вы срамили меня,
  и не стыдитесь теснить меня.
 
4 Если я и действительно погрешил,
  то погрешность моя при мне остается.
 
5 Если же вы хотите повеличаться надо мною
  и упрекнуть меня позором моим,
 
6 то знайте, что Бог ниспроверг меня
  и обложил меня Своею сетью.
 
7 Вот, я кричу: "обида!" и никто не слушает;
  вопию, и нет суда.
Он преградил мне дорогу, и не могу пройти,
  и на стези мои положил тьму.
Совлек с меня славу мою,
  и снял венец с головы моей.
10 
Кругом разорил меня, и я отхожу;
  и, как дерево, Он исторг надежду мою.
11 
Воспылал на меня гневом Своим,
  и считает меня между врагами Своими.
12 
Полки Его пришли вместе,
  и направили путь свой ко мне,
  и расположились вокруг шатра моего.
13 
Братьев моих Он удалил от меня,
  и знающие меня чуждаются меня.
14 
Покинули меня близкие мои,
  и знакомые мои забыли меня.
15 
Пришлые в доме моем и служанки мои
  чужим считают меня;
  посторонним стал я в глазах их.
16 
Зову слугу моего, и он не откликается;
  устами моими я должен умолять его.
17 
Дыхание мое опротивело жене моей,
  и я должен умолять ее ради детей чрева моего.
18 
Даже малые дети презирают меня:
  поднимаюсь, и они издеваются надо мною.
19 
Гнушаются мною все наперсники мои,
  и те, которых я любил, обратились против меня.
20 
Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей,
  и я остался только с кожею около зубов моих.
21 
Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои;
  ибо рука Божия коснулась меня.
22 
Зачем и вы преследуете меня, как Бог,
  и плотью моею не можете насытиться?
23 
О, если бы записаны были слова мои!
  Если бы начертаны были они в книге,
24 
резцом железным с оловом,
  — на вечное время на камне вырезаны были!
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
28 
Вам надлежало бы сказать: "зачем мы преследуем его?"
  Как будто корень зла найден во мне.
29 
Убойтесь меча;
  ибо меч есть отмститель неправды,
  и знайте, что есть суд.
Свернуть
Отвечая Билдаду, а заодно и остальным своим друзьям, Иов утверждает не только собственную праведность. Он протестует...  Читать далее

Отвечая Билдаду, а заодно и остальным своим друзьям, Иов утверждает не только собственную праведность. Он протестует прежде всего против той бессудной расправы, которой, как уверен Иов, он подвергается со стороны Бога. Иов не спорит с друзьями в том, что касается Божьих прерогатив или Божьей справедливости. Он лишь хочет и даже требует, чтобы всё это распространялось и на него тоже.

Иов не понимает, как его друзья не могут увидеть того, что совершенно очевидно ему самому: его ничем не объяснимые и несправедливые страдания. Иов догадывается, что его друзья хотят представить их справедливыми и оправданными и обвинить его, Иова, в том, что он сам виноват во всём, что с ним происходит. Такая позиция друзей Иова вполне объяснима: они ведь понимают, что, если дело обстоит иначе, значит, и с ними самими может случиться всё, что угодно, включая то, что произошло с Иовом.

Если религиозность сама по себе не защищает от несчастий, то тогда кого угодно в любой момент может постичь всё, что угодно. Но кто же тогда Бог? Как Он действует, чем руководствуется в Своём отношении к человеку? Если Он абсолютно непредсказуем, остаётся лишь сидеть тихо и надеяться, что Он обойдёт тебя Своим вниманием: так лучше, потому, что Его внимание может означать всё, что угодно, включая и все несчастья мира, которые вполне могут обрушиться на голову даже самого благочестивого человека.

Поэтому и в случае с Иовом его друзья принимают, как им самим кажется, сторону Бога: они не хотят оказаться в положении Иова, и, если уж нельзя объяснить происходящее с ним в рамках традиционной религиозности, то, по крайней мере, как они думают, не стоит и раздражать Бога лишними и ненужными вопросами или требованиями. Сам Иов всё это, конечно же, прекрасно понимает и не надеется на поддержку своих друзей. Он лишь не понимает, как до его друзей не доходит, что их позиция ничего им не гарантирует: несмотря на свою «солидарность» с Богом, они в любой момент сами могут оказаться в положении Иова.

Ведь если Бог действительно таков, каким Он кажется Иову и каким Его готовы увидеть друзья Иова, то никакая «солидарность» с Ним ничего не гарантирует. Сам Иов в этой ситуации надеется лишь на Мессию, Которого он называет Искупителем. Во времена написания Книги Иова на Мессию смотрели уже и как на Судью, а потому, не рассчитывая на немедленный Божий суд, Иов, по крайней мере, мог надеяться на то, что в последний день, когда придёт Мессия, он всё-таки дождётся своего оправдания: ведь Иов не сомневается в своей праведности.

Свернуть
 
На Иов 19:1-29
1 И отвечал Иов и сказал:
 
2 Доколе будете мучить душу мою
  и терзать меня речами?
 
3 Вот, уже раз десять вы срамили меня,
  и не стыдитесь теснить меня.
 
4 Если я и действительно погрешил,
  то погрешность моя при мне остается.
 
5 Если же вы хотите повеличаться надо мною
  и упрекнуть меня позором моим,
 
6 то знайте, что Бог ниспроверг меня
  и обложил меня Своею сетью.
 
7 Вот, я кричу: "обида!" и никто не слушает;
  вопию, и нет суда.
Он преградил мне дорогу, и не могу пройти,
  и на стези мои положил тьму.
Совлек с меня славу мою,
  и снял венец с головы моей.
10 
Кругом разорил меня, и я отхожу;
  и, как дерево, Он исторг надежду мою.
11 
Воспылал на меня гневом Своим,
  и считает меня между врагами Своими.
12 
Полки Его пришли вместе,
  и направили путь свой ко мне,
  и расположились вокруг шатра моего.
13 
Братьев моих Он удалил от меня,
  и знающие меня чуждаются меня.
14 
Покинули меня близкие мои,
  и знакомые мои забыли меня.
15 
Пришлые в доме моем и служанки мои
  чужим считают меня;
  посторонним стал я в глазах их.
16 
Зову слугу моего, и он не откликается;
  устами моими я должен умолять его.
17 
Дыхание мое опротивело жене моей,
  и я должен умолять ее ради детей чрева моего.
18 
Даже малые дети презирают меня:
  поднимаюсь, и они издеваются надо мною.
19 
Гнушаются мною все наперсники мои,
  и те, которых я любил, обратились против меня.
20 
Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей,
  и я остался только с кожею около зубов моих.
21 
Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои;
  ибо рука Божия коснулась меня.
22 
Зачем и вы преследуете меня, как Бог,
  и плотью моею не можете насытиться?
23 
О, если бы записаны были слова мои!
  Если бы начертаны были они в книге,
24 
резцом железным с оловом,
  — на вечное время на камне вырезаны были!
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
28 
Вам надлежало бы сказать: "зачем мы преследуем его?"
  Как будто корень зла найден во мне.
29 
Убойтесь меча;
  ибо меч есть отмститель неправды,
  и знайте, что есть суд.
Свернуть
Утверждения друзей о том, что страдание свойственно только нечестивым и беззаконным Иов воспринимает как их попытку...  Читать далее

Утверждения друзей о том, что страдание свойственно только нечестивым и беззаконным, Иов воспринимает как их попытку возвеличиться за его счет. «Вы хотите за мой счет утвердиться в собственной праведности» – говорит Иов. Но он страдает не потому, что он хуже других людей, а потому, что Бог восстал против него. В своем несчастье Иов видит прикосновение руки Всемогущего, так как он уверен, что ничто в мире не совершается без Его воли. Иов ощущает происходящее как указание на то, что Бог преградил ему дорогу жизни. И от этого, по сюжету книги кажущегося, противостояния Бога Иов оказывается в страшном одиночестве. Никто из людей не только не может, но и не хочет облегчить его страдания. Самые близкие покинули его, и он стал предметом издевательств окружающих.

Это у Бога Иов требовал справедливого суда; у друзей он просит сострадания. Он молит их пожалеть его – но его мольбы тщетны. В предыдущей своей речи, не найдя в друзьях свидетелей в свою пользу, Иов просит Самого Бога встать на его защиту. Теперь, не найдя в друзьях и сочувствия, он взывает о сострадании к Самому Богу. С человеческой точки зрения это невозможно: никто из людей не может одновременно быть гонителем другого и сострадать ему. Но Бог не такой, как люди, и Иов продолжает твердо верить в это. Эта вера дает ему поразительную надежду, что он, несмотря ни на что, не отторгнут от руки Божьей, не брошен Им на произвол судьбы. Даже если по непонятной для самого Иова причине Бог воспылал на него гневом, все же Иов не забыт Им – и это самое главное.

Парадоксальные, не вытекающие из предыдущих слова произносит Иов о Боге – своем Защитнике. Термин goel может иметь разные оттенки смысла; в библейском контексте он означает Бога, освобождающего свой народ из-под гнета. Так говорится, в частности, о Боге, выводящем народ из Египта и возвращающем его из вавилонского плена. Поэтому Вульгата, славянский и Синодальный переводы говорят здесь об Искупителе; Септуагинта называет Его Освободителем. Иов верит в грядущую встречу с Ним. Смерть предстает ему в ином свете: последний день станет для Иова днем встречи с Искупителем.

25-26-й стихи можно толковать и переводить по-разному. Можно считать их исповеданием веры Иова в грядущее воскресение мертвых – это понимание лежит в основе Септуагинты, славянского и Синодального переводов. Можно понимать его скептически, как утверждение, что Бог встанет над прахом Иова и примет его последнее дыхание – на таком понимании основываются Вульгата и некоторые другие переводы. Следующие стихи подтверждают, что для Иова смерть станет встречей с Богом в его, Иова, плоти. Не кто-то другой, но сам Иов увидит Бога глазами. Как всякий человек библейской культуры, Иов знает о том, что Бог невидим, непостижим и недоступен человеческому восприятию. Но наперекор этому своему знанию он верит в неразрывность своей связи с Ним – хотя бы со стороны Бога расторгнуть ее невозможно; Бог всегда останется для Иова Творцом и Владыкой. Иов говорит нечто, не вполне понятное самому автору книги, о встрече во плоти; эта встреча связана со смертью. Но главное – Иов верит, что Бог не уклонится от того, чтобы освободить Иова от его муки. Может быть, самое существенное в этих словах – именно уверенность Иова в том, что Бог не бросит его. «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис.49:15), - сказал Бог через Исайю Вавилонского примерно за столетие до написания книги Иова, и автор книги знает, что это – правда.

Свернуть
 
На Иов 19:21-27
21 
Помилуйте меня, помилуйте меня вы, друзья мои;
  ибо рука Божия коснулась меня.
22 
Зачем и вы преследуете меня, как Бог,
  и плотью моею не можете насытиться?
23 
О, если бы записаны были слова мои!
  Если бы начертаны были они в книге,
24 
резцом железным с оловом,
  — на вечное время на камне вырезаны были!
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
Свернуть
Вопль Иова — обличение нам. Ведь мы так часто не знаем, что же делать, когда сталкиваемся с горем ближнего. И от непонимания... развиваем бурную и бессмысленную деятельность...  Читать далее

Вопль Иова — обличение нам. Ведь мы так часто не знаем, что же делать, когда сталкиваемся с горем ближнего. И от непонимания... развиваем бурную и бессмысленную деятельность. Мы кидаемся утешать, объяснять, обличать, вытирать слёзы, анализировать ситуацию... И тем самым только усугубляем страдание человека. Потому что если не чувствуешь мира — не сможешь поделиться им с ближним. Нельзя дать то, чего у тебя нет. Это и происходит с друзьями Иова: все их слова только усугубляют ситуацию. Иначе и быть не может. Проблема Иова — в его личных отношениях с Богом. В этих отношениях действуют только двое, он сам и Сам Бог. И никто больше не может «поучастовать». Но означает ли это, что от страдающего человека нужно быстренько отойти в сторонку, оставить его одного? Тоже нет. Нужно быть рядом, когда твоё присутствие нужно, но не вмешиваться в ситуацию и не решать за другого.

Свернуть
 
На Иов 19:25-27
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
27 
Я узрю Его сам;
  мои глаза, не глаза другого, увидят Его.
  Истаевает сердце мое в груди моей!
Свернуть
Прозвучавшие на рубеже 5-го и 4-го веков до Р.Х., одновременно с проповедью последних пророков Ветхого завета, эти слова вобрали в себя все упование человечества и всю нашу надежду на спасение. Двух веков не прошло с того дня...  Читать далее

Прозвучавшие на рубеже 5-го и 4-го веков до Р.Х., одновременно с проповедью последних пророков Ветхого завета, эти слова вобрали в себя все упование человечества и всю нашу надежду на спасение. Двух веков не прошло с того дня, когда в вавилонском плену Господь открыл пророку Иезекиилю Свою волю о воскресении мертвых, и вот, автор книги Иова делает из этого откровения окончательный вывод. Иов, чье имя стало нарицательным для обозначения человеческого страдания, видит свое спасение не в том, что все его беды прекратятся: ведь пережитое подлинное страдание нельзя просто вычеркнуть из памяти. Нет, Иов надеется, что в его страдающей плоти будет явлена слава Всемогущего. Боль и смерть, бывшие до того признаками крайнего удаления от Бога, Источника Жизни, становятся для Иова местом встречи с Искупителем.

Для древнего Востока не меньше, чем для современного мира, важна вера Иова в то, что «из праха» будет восставлена та самая плоть, в которой он ныне страдает. Во-первых, тем самым категорически неуместной становится идея «перевоплощения душ», отменяющая трагический опыт реальной человеческой жизни. И, во-вторых, только в перспективе воскресения страдание перестает быть воплощением жестокой бессмысленности. Ведь если жизнь человека заканчивается с его смертью, то его страдание — только знак победы зла, и более ничего. Никакое забвение не может исцелить трагический опыт прожитой человеком жизни, о подлинном страдании невозможно забыть, как о прошлогоднем гриппе. Смертью невозможно просто пренебречь — она может быть только побеждена вмешательством Искупителя, когда в Воскресении Христа смерть перестает быть собой и становится Откровением Жизни. Здесь мы соприкасаемся с тайной спасения, и едва ли возможно рационально объяснить ее. Но к ней можно устремиться, и эта тайна может стать единственным источником света во мраке безысходности.

И еще в этих словах Иова звучит совершенно неожиданная, необъяснимая надежда на то, что человеку может быть дано во плоти увидеть Незримого. Автор книги Иова не в силах отвести взгляд от этой надежды, и поэтому вкладывает в уста своего героя слова: «Истаевает сердце мое в груди моей!». Ведь эта встреча означает восстановление того, что было разрушено преступлением Адама. Только победа Искупителя над грехом делает эту встречу лицом к лицу вновь возможной.

Свернуть
 
На Иов 19:25-26
25 
А я знаю, Искупитель мой жив,
  и Он в последний день восставит из праха
  распадающуюся кожу мою сию,
26 
и я во плоти моей узрю Бога.
Свернуть
Вот почему многострадальный Иов ближе к Богу, чем его благочестивые друзья. Они пытаются в беде, постигшей Иова, увидеть Божию логику, Его справедливое воздаяние за грех и тем самым как бы оправдать наказание невиновного. Иов не может с этим согласиться, он понимает, что зло нелогично, иррационально, что нельзя ни игнорировать, ни оправдывать страдание, но через него, даже вопя и возмущаясь, нужно прорываться. Прорываться к Богу, к Его присутствию в жизни, к Его спасению. И в этом порыве к Богу Иову открывается то, что сокрыто от его собеседников...  Читать далее

Вот почему многострадальный Иов ближе к Богу, чем его благочестивые друзья. Они пытаются в беде, постигшей Иова, увидеть Божию логику, Его справедливое воздаяние за грех и тем самым как бы оправдать наказание невиновного. Иов не может с этим согласиться, он понимает, что зло нелогично, иррационально, что нельзя ни игнорировать, ни оправдывать страдание, но через него, даже вопя и возмущаясь, нужно прорываться. Прорываться к Богу, к Его присутствию в жизни, к Его спасению. И в этом порыве к Богу Иову открывается то, что сокрыто от его собеседников: жив Искупитель, то есть Тот, Кто «заплатит по счетам» Иова и выведет его из страданий, Тот, Кто остановит распад и смерть, Тот, Кто устранит преграду между ним и Богом. И здесь же он прозревает, что речь идет не только о бессмертии души, а о подлинно человеческой духовно-телесной жизни с Богом. И очень важно слово «сию», не о реинкарнации говорит Иов, а об истинном воскресении в своем же теле, но восстановленном из праха.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).