Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Деян 4:32-37

Поделиться
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть

В подтверждение слов Иисуса: «Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду» (Ин.14:12), читаем строки сегодняшнего отрывка из книги Деяний. Христос ушел к Отцу, и оставшиеся на земле верующие в Него творят чудеса. Все мы помним рассказ о богатом юноше (см. Мф.19:16-26). Но ведь тот молодой человек не притворил совет Господа в жизнь, по крайней мере, в тот самый момент, когда его получил… Услышав слова Иисуса о том, что ему не достает только продать имение и пойти за Ним, юноша с грустью отошел в сторону, сознаваясь в трудности такого шага. А что же мы видим здесь? Апостолы, проповедуя, так зажигают огонь в сердцах людей, что те сами идут и продают свои имения, отдавая деньги принесшим им весть о Спасителе и поделившимся светом Христовым. И нет у отдающих ни сожаления, ни жадности, потому что Сам Христос делает это в них.

Другие мысли вслух

 
На Деян 4:32-37
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть
Читая описание первохристианской общины, мы сегодня обращаем внимание в первую очередь на ту общность имущества, которая была ей свойственна. Между тем, это, вероятно, был лишь один из возможных вариантов христианской общинности того времени...  Читать далее

Читая описание первохристианской общины, мы сегодня обращаем внимание в первую очередь на ту общность имущества, которая была ей свойственна. Между тем, это, вероятно, был лишь один из возможных вариантов христианской общинности того времени. Есть в Книге Деяний эпизоды, из которых с очевидностью следует, что отдавать всё своё имущество церкви было необязательно, это был личный добровольный выбор вступающего в общину. Но вот что было обязательным условием, так это то, что автор книги называет «единым сердцем и единой душой». Без общности имущества община существовать может, без единого сердца и единой души — нет, даже если общность имущества станет в ней обязательной нормой.

В самом деле: что означает быть единым сердцем? Сердце в Библии — духовный центр человеческой личности, духовное «я» человека, тот самый подлинный центр, где начинается человек, где данное Богом дыхание жизни соприкасается с человеческой природой. Именно тут, в сердце, в глубине духовного «я», и рождаются те интенции, которые определяют, чем будет человек перед Богом и перед людьми. А сила и, главное, мера осознанности каждой интенции определяют, насколько чистой и интенсивной будет духовная жизнь человека. Если каждый из членов общины не заботится в этом смысле о своём сердце, он разрушает общину. А если заботится, то община становится своего рода школой духовной жизни, школой не теоретической, а практической.

Тогда у общины появляется как бы единое сердце — ведь интенции, исходящие из всех сердец, направлены к одному. Тогда становится возможной и «единая душа», или, точнее, единая, общая жизнь. Ведь то греческое слово, которое употребляет священнописатель, равно как и его еврейский эквивалент, обозначают душу как поток жизни, в котором мы пребываем и который вместе с тем течёт сквозь нас. В этом потоке духовное соединяется с природным, а силу ему даёт Бог, дарующий нам жизнь. Что же касается качества потока жизни, преобладания в нём духовного или природного, то тут всё зависит от нас, от интенций, исходящих из нашего сердца, от нашего духовного «я».

От нас зависит, какой будет наша жизнь и в смысле духовной чистоты, и в смысле духовной интенсивности. От нас зависит также и то, кому будет открыт доступ в нашу жизнь. Настоящая община и возможна только тогда, когда поток её жизни един.

Конечно, у каждой струи, у каждой отдельной жизни, входящей в общий поток, должно быть соответствующее духовное качество, иначе общий поток окажется мутным и грязным или вовсе исчезнет. Но такой общий поток жизни, «общая душа», является непременным условием существования общины. Имущество может быть или не быть общим — это зависит от конкретных условий и обстоятельств.

Но душа должна быть общей непременно — иначе община исчезает, даже если внешне все формы общинной жизни сохраняются. Вот такой общей душой, за которой стояло единое сердце, и обладала иерусалимская христианская община. И пока такое положение дел сохранялось, Божье дыхание веяло в ней свободно, не встречая преград.

Свернуть
 
На Деян 4:32-37
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть
Сегодняшнее чтение из Деяний святых апостолов начинается потрясающими словами: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа». Возможно ли такое? Можем ли мы себе это хотя бы представить?...  Читать далее

Сегодняшнее чтение из Деяний святых апостолов начинается потрясающими словами: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа». Возможно ли такое? Можем ли мы себе это хотя бы представить? Нашего единодушия и даже просто единомыслия обыно хватает так ненадолго... Более того, зачастую именно в церковной общине мы «расслабляемся» — и на свет выползают все наши «домашние» проблемы. Известно, что именно с самыми близкими бывает особенно трудно сохранять мирные отношения. Так получается и в Церкви. А вот у первых христиан, похоже, этой проблемы не было! В чём тут дело? В особой благодати? Кончено, без благодати никак, но, кажется мне, в первую очередь дело в открытости людей этой благодати. Господь всё Тот же, Он неизменен, и Он не только может, но и хочет даровать ту же благодать единства всем нам, нашей Церкви и нашим общинам.

Свернуть
 
На Деян 4:32-37
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть
Краткие, но ёмкие строки раскрывают нам, как жила Церковь на своей ранней заре. У нас нет оснований сомневаться в...  Читать далее

Краткие, но ёмкие строки раскрывают нам, как жила Церковь на своей ранней заре. У нас нет оснований сомневаться в достоверности рассказа об этом, но можно задаться вопросом: почему такое оказалось неосуществимым позднее, когда Церковь расширилась на все континенты? Только ли потому, что увеличились её размеры и усложнилась структура, вед и позднее в небольших общинах, вроде бы, удавалось в той или иной степени приблизиться к раннему идеалу?

То, как жила ранняя Церковь, объясняется не человеческими усилиями и благими намерениями новообращённых, а действием Святого Духа. Единство первых уверовавших было в первую очередь единением в Духе, откуда и следовало единение сердец и помыслов, поэтому совместная жизнь и была естественной, как дыхание. Впоследствии на протяжении веков будет много попыток преодолеть разобщённость людей с помощью обобществления их имущества, и подавляющее количество таких попыток рухнет. Причины тому будут разными, но не последней из них окажется та, что новые обобществители станут отрицать реальность и важность духовного начала, и будут уповать на силу и механическое перераспределение материального имущества. Его они отнесут к "базису", а всё остальное, что не смогут пощупать, назовут "надстройкой над базисом".

Но опыт первой Иерусалимской общины показывает обратное. То, что до сих пор многим кажется "надстройкой", на самом деле - Основа.

Свернуть
 
На Деян 4:32
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее.
Свернуть
Судя по свидетельству Книги Деяний, первохристианская Церковь должна была быть общиной, где нормой была, в частности, общность имущества. Первохристианскому идеалу...  Читать далее

Судя по свидетельству Книги Деяний, первохристианская Церковь должна была быть общиной, где нормой была, в частности, общность имущества. Первохристианскому идеалу впоследствии пытались следовать многие христиане (и не только они). Кому-то это удавалось лучше, кому-то хуже. Но что же двигало всеми этими людьми? Ведь общность имущества практиковали и представители некоторых религиозно-философских учений в дохристианские времена, не говоря уже о еврейских религиозных братствах наподобие ессеев. Что же побуждало этих столь разных людей отказываться от своего имущества в пользу общины? Очень часто главным мотивом оказывалось стремление к аскетической жизни, которое двигало не только христианскими монахами Средних веков и Нового времени, но и, к примеру, последователями Пифагора, в общинах которых общность имущества тоже была делом если не обязательным, то, по-видимому, достаточно широко распространённым. Здесь человеком двигало, прежде всего, желание максимально упростить свою жизнь, в том числе и в том, что касается экономических и социальных связей. Отказываясь от имущества, человек тем самым отказывался также и от общества, равно как и от того, что связывало его с обществом. Другой случай — отказ от имущества в контексте близящейся эсхатологической и апокалиптической перспективы, как это было, к примеру, у ессеев-кумранитов. Тут свою роль играла уверенность в том, что мир обречён на гибель из-за своей нечистоты, а спастись смогут лишь принадлежащие к общине «чистых» (под которыми кумраниты, разумеется, имели в виду себя). Тут пожертвование имущества в общину было равнозначно вкладу в строительство единственного на земле спасительного ковчега, на который не жалко ничего. Но могла ли первохристианская Церковь руководствоваться аскетическими или апокалиптическими мотивами? Наверное, всё-таки нет. Ведь речь шла не о воздержании и не о грядущем конце, а о жизни Царства. Но здесь был другой, не менее мощный стимул: сам опыт жизни в Царстве. Ведь Царство только и возможно как отдача, отказ от своей отделённости, готовность разделить всё, что имеешь, с тем, чтобы получить всё взамен той малой части, которую отдаёшь. Здесь отдать означает не отказаться и не потерять, а приобрести и получить. Это как раз тот случай, когда разделить и означает умножить. И общность имущества оказывается тут не воплощением идеи, аскетической или эсхатологической, а естественным продолжением в непреображённом мире той жизни Царства, которая когда-нибудь, после преображения, станет для него естественной и органичной.

Свернуть
 
На Деян 4:1-37
1 Когда они говорили к народу, к ним приступили священники и начальники стражи при храме и саддукеи, 2 досадуя на то, что они учат народ и проповедуют в Иисусе воскресение из мертвых; 3 и наложили на них руки и отдали их под стражу до утра; ибо уже был вечер. 4 Многие же из слушавших слово уверовали; и было число таковых людей около пяти тысяч.
5 На другой день собрались в Иерусалим начальники их и старейшины, и книжники, 6 и Анна первосвященник, и Каиафа, и Иоанн, и Александр, и прочие из рода первосвященнического; 7 и, поставив их посреди, спрашивали: какою силою или каким именем вы сделали это? 8 Тогда Петр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские! 9 Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, 10 то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. 11 Он есть
камень, пренебреженный вами зиждущими,
  но сделавшийся главою угла,
  и нет ни в ком ином спасения, 12 ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись.
13 Видя смелость Петра и Иоанна и приметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись, между тем узнавали их, что они были с Иисусом; 14 видя же исцеленного человека, стоящего с ними, ничего не могли сказать вопреки. 15 И, приказав им выйти вон из синедриона, рассуждали между собою, 16 говоря: что нам делать с этими людьми? Ибо всем, живущим в Иерусалиме, известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего; 17 но, чтобы более не разгласилось это в народе, с угрозою запретим им, чтобы не говорили об имени сем никому из людей. 18 И, призвав их, приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса. 19 Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: судите, справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? 20 Мы не можем не говорить того, что видели и слышали. 21 Они же, пригрозив, отпустили их, не находя возможности наказать их, по причине народа; потому что все прославляли Бога за происшедшее. 22 Ибо лет более сорока было тому человеку, над которым сделалось сие чудо исцеления.
23 Быв отпущены, они пришли к своим и пересказали, что говорили им первосвященники и старейшины. 24 Они же, выслушав, единодушно возвысили голос к Богу и сказали: Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и всё, что в них! 25 Ты устами отца нашего Давида, раба Твоего, сказал Духом Святым:
"что мятутся язычники,
  и народы замышляют тщетное?
 
26 Восстали цари земные,
  и князи собрались вместе
    на Господа и на Христа Его".
 
27 Ибо поистине собрались в городе сем на Святаго Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским, 28 чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой. 29 И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое, 30 тогда как Ты простираешь руку Твою на исцеления и на соделание знамений и чудес именем Святаго Сына Твоего Иисуса. 31 И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением.
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть
Апостолы не устрашились угроз Синедриона и молят Бога дать им смелость возвещать Благую Весть. Многие из них в...  Читать далее

Апостолы не устрашились угроз Синедриона и молят Бога дать им смелость возвещать Благую Весть. Многие из них впоследствии умрут мученической смертью и станут примером для многих тысяч мучеников-христиан. Смелость, о которой они просят, не имеет никакого отношения к готовности совершить безрассудный поступок. Для апостолов Божья воля — гораздо реальнее и существеннее всех угроз противников Христа. Таким образом, христианская смелость напрямую связана с верой — полнотой жизни в воскресшем Господе Иисусе. Чем сильнее эта вера, тем очевиднее для человека, что никакие угрозы не могут сравниться для него с блаженством, счастьем, которое дает Христос. И наоборот, страх потерять жизнь, имущество, работу, дружбу, которым все мы в той или иной мере страдаем, ставит под вопрос реальность нашей веры...

Свернуть
 
На Деян 4:1-37
1 Когда они говорили к народу, к ним приступили священники и начальники стражи при храме и саддукеи, 2 досадуя на то, что они учат народ и проповедуют в Иисусе воскресение из мертвых; 3 и наложили на них руки и отдали их под стражу до утра; ибо уже был вечер. 4 Многие же из слушавших слово уверовали; и было число таковых людей около пяти тысяч.
5 На другой день собрались в Иерусалим начальники их и старейшины, и книжники, 6 и Анна первосвященник, и Каиафа, и Иоанн, и Александр, и прочие из рода первосвященнического; 7 и, поставив их посреди, спрашивали: какою силою или каким именем вы сделали это? 8 Тогда Петр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские! 9 Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, 10 то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав. 11 Он есть
камень, пренебреженный вами зиждущими,
  но сделавшийся главою угла,
  и нет ни в ком ином спасения, 12 ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись.
13 Видя смелость Петра и Иоанна и приметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись, между тем узнавали их, что они были с Иисусом; 14 видя же исцеленного человека, стоящего с ними, ничего не могли сказать вопреки. 15 И, приказав им выйти вон из синедриона, рассуждали между собою, 16 говоря: что нам делать с этими людьми? Ибо всем, живущим в Иерусалиме, известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего; 17 но, чтобы более не разгласилось это в народе, с угрозою запретим им, чтобы не говорили об имени сем никому из людей. 18 И, призвав их, приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса. 19 Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: судите, справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? 20 Мы не можем не говорить того, что видели и слышали. 21 Они же, пригрозив, отпустили их, не находя возможности наказать их, по причине народа; потому что все прославляли Бога за происшедшее. 22 Ибо лет более сорока было тому человеку, над которым сделалось сие чудо исцеления.
23 Быв отпущены, они пришли к своим и пересказали, что говорили им первосвященники и старейшины. 24 Они же, выслушав, единодушно возвысили голос к Богу и сказали: Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и всё, что в них! 25 Ты устами отца нашего Давида, раба Твоего, сказал Духом Святым:
"что мятутся язычники,
  и народы замышляют тщетное?
 
26 Восстали цари земные,
  и князи собрались вместе
    на Господа и на Христа Его".
 
27 Ибо поистине собрались в городе сем на Святаго Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским, 28 чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой. 29 И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое, 30 тогда как Ты простираешь руку Твою на исцеления и на соделание знамений и чудес именем Святаго Сына Твоего Иисуса. 31 И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением.
32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. 33 Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. 34 Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного 35 и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. 36 Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит — "сын утешения", левит, родом Кипрянин, 37 у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов.
Свернуть
Сегодняшнее чтение поднимает одну из важнейших в Библии тем — тему свидетельства. И первое, что бросается в глаза: подлинное свидетельство всегда...  Читать далее

Сегодняшнее чтение поднимает одну из важнейших в Библии тем — тему свидетельства. И первое, что бросается в глаза: подлинное свидетельство всегда есть свидетельство о факте, в данном случае — о факте совершённого апостолами исцеления (ст. 9 – 10). Именно факт становится неопровержимой основой свидетельства. Но он же становится и причиной беспокойства религиозных властей, которые видят угрозу не во мнениях или взглядах апостолов, а в самом факте (ст. 13 – 18). На первый взгляд, такое отношение к фактам выглядит как минимум странным, и странным прежде всего своей недобросовестностью: речь ведь в данном случае идёт не об объяснении происходящего, которое, как и всегда бывает в таких случаях, можно было бы объяснить по-разному, а именно о попытке замолчать сам факт, притом факт, уже известный, как минимум, всему городу. И всё же представители храмовой верхушки полны решимости запретить апостолам свидетельствовать о том, что уже известно всем. И неудивительно: ведь свидетельство о факте исцеления для них неотделимо от свидетельства о другом факте — о том, что казнённый по инициативе религиозных властей Иисус - действительно обещанный Богом Мессия, а Царство уже вошло в мир, преображая его (ст. 8 – 12). И апостолы не могут свидетельствовать иначе: ведь для них исцеление — всего лишь одно из проявлений Царства, так, что, говоря об одном, невозможно не упомянуть и о другом. Но именно об этом «другом» представители религиозной власти слышать не хотят. Конечно, отчасти такое нежелание связано с тем, что для храмового священства в евангельскую эпоху был характерен известный религиозный скептицизм: его представители, как правило, не верили ни в мессианскую перспективу, ни во всеобщее воскресение. Но были и другие, религиозно-политические соображения: проповедь апостолов была нежелательна ещё и потому, что она могла бы привести к рождению в народе нового движения, уже никак не подконтрольного Храму. Такое отношение было вполне естественным: для людей, не верящих в Царство, всякий разговор или тем более свидетельство о нём кажутся в лучшем случае опасным заблуждением, в худшем же — сознательным обманом, за которым, как им представляется, всегда стоят далеко идущие политические или религиозно-политические цели. Конфликт в данном случае был неизбежен, и сами апостолы, равно, впрочем, как и их единомышленники, прекрасно это понимали (ст. 23 – 30). Казалось бы, речь шла о власти религиозной, которой проповедь Царства не должна была бы быть страшна так, как могла она быть страшна власти светской. Но религия и Царство — далеко не одно и тоже, и Царство так же не вмещается в рамки религиозных институтов, как не вмещается оно в рамки светской власти. И неудивительно: ведь Царство, принимая и вмещая в себя мир, отторгает его ограниченность. Всякую. И светскую, и религиозную.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).