Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Дан 6:18

Поделиться
18 Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.
Свернуть

Что может и чего не может правитель, пусть даже абсолютный монарх, глава великой державы своего времени? Читая некоторые главы из Книги Даниила, порой кажется, что он не может почти ничего. Или, по крайней мере, не может сделать главного: принять то решение, которое ему в конкретной ситуации кажется единственно правильным. Так и Дарий: он не хочет смерти Даниила, он рад был бы изменить принятое им прежде решение и отменить изданный им же указ, но не в силах сделать этого: принятые в Персидской империи законы были неотменяемы, и даже царь не мог тут ничего поделать.

Трудно сегодня сказать с уверенностью, было ли так на самом деле, или перед нами одна из многочисленных легенд о Персидской империи и её правителях. Но в данном случае это неважно: как бы ни было, автор книги подметил одну характерную особенность положения правителя, стоящего во главе любого государства, живущего по законам непреображённого мира: он не властен ни над собой, ни над ситуациями, в которых оказывается как правитель. И дело тут не в сакральности законов или власти и не в том, что, как гласит известная поговорка, «свита делает короля».

Конечно, и о сакральности законов в известном смысле и в известные эпохи можно говорить, и влияние окружения на правителя — реальность, с которой любому правителю приходится считаться. Но и то, и другое, и ещё многое, с чем сталкивается любой властитель, в конечном счёте, представляет собой не что иное, как то, что можно было бы назвать логикой власти. Конечно, от конкретного человека зависит многое. И всё же авторы всех библейских книг единодушны: хорошей власти в падшем мире не бывает, бывает лишь плохая или очень плохая. И не потому, что все её представители непременно и изначально злонамеренны, а потому, что любое государство всегда было и остаётся машиной, механизмом, который или функционирует по присущим ему законам, или не функционирует вовсе. И чем сложнее и масштабнее механизм, тем больше проявляется в нём то зло, в котором, по слову Евангелия, лежит мир.

Для автора Книг Самуила теократия лучше монархии, даже выборной, какой она была во времена Саула и Давида, не только потому, что у власти при этом оказываются лидеры-харизматики, ведомые Богом (в тех же книгах реальная теократия описана как институт и духовно, и политически неоднозначный), но ещё и (а может быть, даже в первую очередь) потому, что он позволяет избежать формирования государственного механизма.

Хотя, конечно, в падшем мире и теократия не панацея. Тора и для пророков, и для мудрецов — лучшее законодательство из всех возможных, но и она не сделает общество идеальным, она может сделать его лишь, по выражению Платона, «вторым после наилучшего». А в обществе обычном, в великой империи правителю порой остаётся лишь мучиться угрызениями совести и невозможностью помочь тому, кого он вовсе не считает виновным. И только эти угрызения совести сможет он представить Богу в день Суда как свидетельство своих лучших неосуществлённых намерений.

Другие мысли вслух

 
На Дан 6:1-28
1 Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве, 2 а над ними трех князей — из которых один был Даниил — чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения. 3 Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством. 4 Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем. 5 И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.
6 Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи! 7 Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров. 8 Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен. 9 Царь Дарий подписал указ и это повеление.
10 Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того. 11 Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим, 12 потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения. 13 Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.
14 Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его. 15 Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.
16 Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя! 17 И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле. 18 Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.
19 Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, 20 и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов? 21 Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! 22 Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления. 23 Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего. 24 И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.
25 После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: "Мир вам да умножится! 26 Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым,
потому что Он есть Бог живый
  и присносущий,
и царство Его несокрушимо,
  и владычество Его бесконечно.
 
27 Он избавляет и спасает,
  и совершает чудеса и знамения
  на небе и на земле;
Он избавил Даниила
  от силы львов".
28 И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского.
Свернуть
Продолжая тему противостояния правителей со служителем Божиим, автор Книги Даниила переносит действие во времена...  Читать далее

Продолжая тему противостояния правителей со служителем Божиим, автор Книги Даниила переносит действие во времена персидского царя Дария, правившего спустя почти полвека после Кира Великого. В том, что касается государства и его власти над человеком, автор смотрит на ситуацию достаточно реалистично: он понимает, что правитель нередко сам оказывается заложником той государственной машины, которой он поставлен управлять. Дарий рад видеть Даниила среди своих приближённых (ст. 1 – 3). Но о его окружении этого сказать нельзя, и вокруг Даниила закручивается одна из тех интриг, которым праведнику очень трудно противостоять: ведь для такого противостояния надо самому стать интриганом, забыв о пути праведности (ст. 4 – 9). К тому же, человека Божия интриганы стараются поставить в такое положение, чтобы ему пришлось выбирать между верностью Богу и Торе, с одной стороны, и собственным благополучием, с другой (ст. 5).

Для праведника подобная ситуация оказывается обычно ситуацией свидетельства своей верности Богу (ст. 10). А вот люди, облечённые властью, могут повести себя по-разному. Конечно, выбирать в этом случае приходится каждому, но форма выбора оказывается обусловлена возможностями человека, возможностями, разумеется, не политическими, а духовными. От Дария, как видно, не требуется, чтобы он, подобно Даниилу, являл готовность отдать всё, включая собственную жизнь, ради верности тому, кого он считает праведником; ему достаточно лишь внутреннего несогласия с печальной необходимостью, выраженного открыто, для того, чтобы остаться правителем и, в отличие от царей Вавилонии, не понести ответственности за то, что по его вине праведник едва не погиб (ст. 11 – 24). И переходить в иудаизм, принимать веру народа Божия ему тоже не понадобилось: достаточно было лишь предоставить возможность свободно служить Богу тем, кого Он к этому призвал (ст. 25 – 27). Так автор книги очерчивает границы светской власти: от её представителей не требуется многого, нужно лишь, чтобы они не мешали служителям Божиим делать своё дело, а народу Божию жить в соответствии с данным ему Богом законом.

Свернуть
 
На Дан 6:1-28
1 Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве, 2 а над ними трех князей — из которых один был Даниил — чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения. 3 Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством. 4 Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем. 5 И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.
6 Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи! 7 Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров. 8 Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен. 9 Царь Дарий подписал указ и это повеление.
10 Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того. 11 Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим, 12 потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения. 13 Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.
14 Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его. 15 Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.
16 Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя! 17 И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле. 18 Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.
19 Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, 20 и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов? 21 Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! 22 Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления. 23 Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего. 24 И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.
25 После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: "Мир вам да умножится! 26 Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым,
потому что Он есть Бог живый
  и присносущий,
и царство Его несокрушимо,
  и владычество Его бесконечно.
 
27 Он избавляет и спасает,
  и совершает чудеса и знамения
  на небе и на земле;
Он избавил Даниила
  от силы львов".
28 И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского.
Свернуть
Образ правителя-язычника в Книге Даниила раскрашен не одной лишь чёрной краской. Такой правитель — не всегда и не обязательно воплощение чистого зла, исчадие ада, в котором нет ничего человеческого. С одной стороны...  Читать далее

Образ правителя-язычника в Книге Даниила раскрашен не одной лишь чёрной краской. Такой правитель — не всегда и не обязательно воплощение чистого зла, исчадие ада, в котором нет ничего человеческого. С одной стороны — Валтасар, циник, готовый нарушить любые нормы и правила и попрать любые святыни потому, что для него вообще нет ничего святого, никаких норм и правил, кроме своей воли и собственных желаний.

С другой — Дарий, человек совсем другого склада, со своими представлениями о добре и зле и соответствующими правилами жизни и правления, которым, в общем, Дарий готов следовать. Вынужденный бросить львам человека, который, как понимает это сам Дарий, невиновен и не заслуживает казни, правитель не находит себе места, потому, что нарушил очевидные для него и обязательные для соблюдения нравственные нормы.

Но тут начинают работать законы государства, та самая государственная машина, которая ни с какими нравственными нормами не считается, как не считается с ними вообще никакая машина. Её символом становится неотменяемость принятого в Персидской империи закона и абсолютная обязательность его для всех без исключения. Отдавая распоряжения и подписывая указы, царь становится их пленником. Он не может отменить свои решения, не может остановить запущенную им машину: рядом и вокруг приближённые, которые не позволят царю это сделать, даже если сам царь того и захочет. Свита действительно до известной степени делает короля, нередко короля весьма жестокого — так было во все времена.

Конечно, многое тут зависит от конкретного человека, от того, насколько сам человек готов следовать правилам игры и позволять государственной машине определять себя и своё существование как человека, как политика, как государственного деятеля. Однако, как нередко случалось в истории, человек, не желающий играть по правилам, оказывается вне игры — или по доброй воле, или вынужденно. Понимая это, люди, стремившиеся к духовной и житейской независимости, во все времена старались держаться подальше от государственных дел и от политики.

Зачастую ими руководила не трусость и не снобистский эскапизм, а трезвая оценка ситуации и реализм, свойственный людям, которым известно истинное положение вещей. Бывали, конечно, и исключения — люди, которые даже на высоких постах и во главе государства делали то, что считали правильным, но таких были единицы и судьба их никогда не была простой. Дарий, герой Книги Даниила, в их число, как видно, не входит. И ему остаётся лишь сокрушаться, продолжая делать то, что требует запущенная им самим машина. В его духовном состоянии, в состоянии язычника, попавшего под власть князя мира сего, иного выбора у него нет.

Свернуть
 
На Дан 6:1-28
1 Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать сатрапов, чтобы они были во всем царстве, 2 а над ними трех князей — из которых один был Даниил — чтобы сатрапы давали им отчет и чтобы царю не было никакого обременения. 3 Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством. 4 Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем. 5 И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.
6 Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи! 7 Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров. 8 Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен. 9 Царь Дарий подписал указ и это повеление.
10 Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того. 11 Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося и просящего милости пред Богом своим, 12 потом пришли и сказали царю о царском повелении: не ты ли подписал указ, чтобы всякого человека, который в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, бросать в львиный ров? Царь отвечал и сказал: это слово твердо, как закон Мидян и Персов, не допускающий изменения. 13 Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.
14 Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его. 15 Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.
16 Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя! 17 И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле. 18 Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.
19 Поутру же царь встал на рассвете и поспешно пошел ко рву львиному, 20 и, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живаго! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов? 21 Тогда Даниил сказал царю: царь! вовеки живи! 22 Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасть львам, и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления. 23 Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего. 24 И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.
25 После того царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим по всей земле: "Мир вам да умножится! 26 Мною дается повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым,
потому что Он есть Бог живый
  и присносущий,
и царство Его несокрушимо,
  и владычество Его бесконечно.
 
27 Он избавляет и спасает,
  и совершает чудеса и знамения
  на небе и на земле;
Он избавил Даниила
  от силы львов".
28 И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царствование Кира Персидского.
Свернуть
Поведение Даниила  — это идеальное отдавание кесарю кесарева. Есть работа, которую он выполняет лучше...  Читать далее

Поведение Даниила  — это идеальное отдавание кесарю кесарева. Есть работа, которую он выполняет лучше всех, и Дарий ни в чем не может его упрекнуть. Есть закон страны, где живет Даниил, и закон не может быть отменен, изменен или нарушен ради него. Но есть Бог, который выше всего этого. Бог важнее карьеры, царя, денег и закона. Даниил поклоняется Богу и, если этим он нарушает закон, то, осознавая необходимость отдавать кесарю кесарево, он может и в яму с львами пойти. В этом видна последовательность, которой нам так часто не хватает. Служа Богу, надо быть готовым к тому, что кесарю придется отдать по полной программе. Чудо же состоит не в том, что отдавать не придется, а в том, что Бог помогает пройти через это.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).