Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на17 Июля 2017

 
На Co2 1:5 

Многие люди считают, что существование страданий и смерти делает веру во Христа бессмысленной (справедливости ради отметим, что не меньшее количество людей приходит к вере через опыт страдания и смерти где-то рядом). Как можно говорить, что Христос победил смерть, если мы сталкиваемся со смертью чуть ли не каждый день? Какой смысл в страстях Христовых, если страдания людей этим не упразднились? Сегодняшний отрывок наводит на такие мысли: самое страшное в наших страданиях — это одиночество, никто не может по-настоящему разделить с нами наше страдание. Сострадание близких к нам людей не снимает нашей внутренней боли, хотя и приносит некоторое утешение. Но вот во Христе Сам Бог входит в человеческое страдание, наполняет его Своим присутствием, и если мы принимаем это нашей верой во Христа, то и наше страдание уже не одиноко, в нем присутствует страдающий Христос. Он сострадает нам. В каком-то смысле, и наши страдания — уже не вполне наши, а Христовы, потому что Христос вошел в них через нашу веру и сострадание Ему. Но тогда в этом взаимном сострадании исчезает самая главная боль — одиночества, неразделенности боли — и мы можем испытать такое утешение, которое будет для нас гораздо важнее, чем страдание.

Свернуть

Многие люди считают, что существование страданий и смерти делает веру во Христа бессмысленной...

скрыть

Многие люди считают, что существование страданий и смерти делает веру во Христа бессмысленной...  Читать далее

 

Ситуация неприятия пророка в родных местах, как видно, оказывается типичной: в ней оказался даже Сам Иисус в пору Своего земного служения. И причины её в евангельском рассказе описаны достаточно прозрачно: в родных местах служителя Божия, парадоксальным образом, знают слишком хорошо, чтобы признать в нём служителя Божия. Конечно, если бы Иисус был признан официально, отношение к Нему в родных местах было бы иным: Им бы, как водится в таких случаях, гордились и считали бы местной знаменитостью. Но в том-то и дело, что увидеть в Иисусе Человека Божия надо было самим, без подсказок и указаний «сверху». Никакой общественной выгоды родному городу Иисуса и прилегающим к нему территориям от такого признания не было бы. В такой ситуации в дело вступают другие факторы, связанные уже не с общественным мнением, а с особенностями падшей человеческой природы. Падший же человек вообще крайне неохотно признаёт другого лучшим себя, особенно тогда, когда такое признание не несёт ему никакой выгоды. И дело тут не только в том, что признание это влечёт за собой некие практические следствия, к примеру, привилегии того или иного рода, положенные лучшему: ведь в случае, в частности, с Иисусом ничего подобного не было. Дело в том психологическом и духовном дискомфорте, который порождает такое признание для падшего человека. Ведь тогда придётся признать и то, что в мире есть альтернатива тому образу жизни, который так привычен падшей человеческой природе. И хотя альтернатива, кажется, «не от мира сего», но вот же здесь, перед глазами, Тот, Кто стал её живым воплощением. И что тут можно сказать? Разве что не принимать Его всерьёз. А как не принимать? Проще всего отмахнуться, не заметить очевидного, не поверить. И тут на помощь приходят память и рассудок: ну, какой Он там пророк или, тем более, Мессия? Мы же хорошо Его знаем, с детства, никакой Он не Мессия и не пророк, и всех Его родных мы знаем, Он же нам, так сказать, свой в доску, ну, какой Он там Мессия? Даже говорить смешно… А подо всем этим звучит: да ладно, никакой Он не другой, такой же, как мы, пусть другим рассказывает о Царстве, другим показывает чудеса, другим представляется то ли пророком, то ли Мессией, а нас не обманешь, мы Его знаем, как облупленного. И самое страшное в такой позиции даже не то, что стоящие на ней не готовы увидеть в Мессии Мессию. Самое страшное в ней то, что и Царства они тоже не увидят никогда: оно ведь тоже другое. Не от мира сего.

Свернуть

Ситуация неприятия пророка в родных местах, как видно, оказывается типичной: в ней оказался...

скрыть

Ситуация неприятия пророка в родных местах, как видно, оказывается типичной: в ней оказался...  Читать далее

 

Слова Иисуса очень трудны для нас. Хотелось бы попроще... Неужели все так жестко? Неужели Его способы устроения мира действительно несовместимы с нашими и следование за Ним обязательно требует отказа от того, что кажется правильным нам? Неужели на пути к единству нам предстоит пройти через разделения, на пути к любви — через вражду, на пути к славе — через крест, на пути к истинной жизни — через смерть? Господи, умножь в нас веру!

Свернуть

Слова Иисуса очень трудны для нас. Хотелось бы попроще...

скрыть

Слова Иисуса очень трудны для нас. Хотелось бы попроще...  Читать далее

 
На Luk 4:1-15 

Что такое искушение Спасителя в пустыне? Почему оно стало возможным? Простой и традиционный ответ заключается в том, что Он, при Своей божественности оставаясь Человеком, мог подвергнуться искушению от дьявола так же, как любой человек. Но это лишь часть ответа. Всякое искушение — испытание, в греческом (да и в еврейском) оба понятия обозначаются одним словом. Так в чём же был смысл испытания? Иисус — Мессия, и, очевидно, испытание было связано именно с Его мессианским служением. Точнее, с возможностью это служение исказить и тем самым сделать его бессмысленным. Исказить так же, как дьявол уже успел исказить его в сознании многих верующих евреев.

Тех, которые ждали Мессию-чудотворца, Мессию, Который обеспечит Своим подданным полное изобилие. Разумеется, на земле, в нашем мире, ещё отнюдь не преображённом и лежащем во зле. Собственно, это всё и предлагает сделать Спасителю дьявол. Превратить камни в хлеб. Продемонстрировать чудеса, связанные со сверхспособностями, скрытыми в человеческой природе. Но главное искушение в другом: дьявол предлагает Иисусу сделку. Он пытается уверить Спасителя, что мир на самом деле принадлежит именно ему, дьяволу, а не Богу.

И что договариваться о Царстве надо с ним, с дьяволом, если, конечно, Иисус хочет, чтобы Его Царству вообще нашлось место в мире. Дьявол искушает Спасителя тем же самым, чем искушает он всякого человека, делающего дело Божье, потому-то и важно описание этого искушения для нас. Если бы Его искушали каким-то особенным, только для Мессии придуманным способом, для нас рассказ о Его искушениях был бы интересен только теоретически. И, конечно, биографически, как важнейший эпизод земного служения Христа.

Но так или иначе, в той или иной форме всё это ждёт любого из нас, если мы христиане и хотим идти за Христом Его путём. Подменить Царство и его жизнь — будь то призрачной возможностью всеобщего земного благоденствия или развитием сверхчеловеческих способностей. А если этого не получится, то предложить сделку, компромисс, который обезопасит нас от проблем и неприятностей на христианском пути в мире, лежащем во зле. И каждому из нас приходится этим искушениям противостоять. Во всё время нашего земного пути. Если, конечно, наш земной путь действительно будет продолжением Его пути. Пути Царства, пролегающего через мир, лежащий во зле.

Свернуть

Что такое искушение Спасителя в пустыне? Почему оно стало возможным? Простой и традиционный ответ заключается в том, что Он, при Своей божественности оставаясь Человеком, мог подвергнуться искушению от дьявола так же, как любой человек. Но это лишь часть ответа...

скрыть

Что такое искушение Спасителя в пустыне? Почему оно стало возможным? Простой и традиционный ответ заключается в том, что Он, при Своей божественности оставаясь Человеком, мог подвергнуться искушению от дьявола так же, как любой человек. Но это лишь часть ответа...  Читать далее

 
На Joh 10:1-21 

Казалось бы, зачем перелезать через забор, если дверь открыта? Разве что в том случае, если нет уверенности, что у дверей тебя завернут, но в этом случае и после «перелезания» попросят удалиться. Ещё, возможно из озорства, как в детстве, нравилось лазить через окно, чтобы не соблюдать надоевшие правила поведения. Но здесь озорство неуместно, речь идёт о вещах предельно серьёзных.

За отрицанием Христа обычно таится желание обойтись без Него, а также самоуверенное представление о достаточности собственных сил для ведения праведного образа жизни. Поддавшись соблазну самодостаточности, можно и не заметить: то, что казалось «своими силами и средствами», на самом деле вовсе не своё и совсем не силы, а наваждение, навеянное мутным источником.

Поэтому, какими бы резкими ни казались слова о приходивших ранее ворах и разбойниках (а эти слова можно отнести и ко многим, приходившим позднее), они справедливы. Вожди и лжепророки, для которых люди — средство для реализации их собственных планов, постоянно посылают их на гибель, и конца тому пока не предвидится.

Но добрый пастырь не для того ведёт стадо, чтобы стричь и резать, а чтобы вывести на хорошее пастбище. Всякое сравнение условно, условно и сравнение людей со стадом, но не будем забывать, что для Доброго Пастыря каждый из нас уникален, каждого Он знает по имени.

Свернуть

Казалось бы, зачем перелезать через забор, если дверь открыта? Разве что в том случае, если нет уверенности, что...

скрыть

Казалось бы, зачем перелезать через забор, если дверь открыта? Разве что в том случае, если нет уверенности, что...  Читать далее

 

По отношению к тому, кто согрешает против нас, даны совершенно определённые и реально выполнимые правила поведения. Но вот предложенные нормы выполнены и не привели ни к взаимопониманию, ни к примирению. Теперь к такому человеку предлагается относиться как к язычнику и мытарю, то есть считать его максимально чужим.

Но не забудем, что Христос вовсе не перечёркивает ни язычников, ни фарисеев, ведь Он хочет спасти и их тоже, в случае обращения они не будут отвергнуты. Значит, и у отвергнутых братьев есть возможность покаяться и вернуться.

Жаль только, что они напрасно истратят время, проблуждав вдали от Христа. А ведь Он совсем рядом. Вот только почему же Христос говорит о двоих или троих, если Он может обращаться непосредственно даже к одному-единственному слушающему?

Заметим, однако, что Он вовсе не намерен отклонять индивидуальные просьбы в связи с тем, что Он призывает нас молиться вместе. Не потому, что Господь оставляет без внимания частную молитву, которую прекрасно слышит и отвечает на неё, но потому, что хочет, чтобы мы вышли из клетки нашего эгоцентризма, чтобы открылись навстречу друг другу. Ведь общение с Ним — выход за собственные пределы, а можно ли выйти к Богу, отказываясь видеть частицу Его образа в ближнем?

Вопрос, заданный Петром о прощении — это вопрос, задаваемый каждым из нас. В самом деле, до каких пор можно прощать, если сил не хватает простить даже один раз? Но Христос советует нам совершать именно то, что нам кажется невозможным. Ведь если мы поставим перед собой предел, до которого сможем прощать, а после которого не станем, то очень скоро увидим, что неспособны простить ни разу. Здесь, как и во многих других случаях, Христос ставит нам планку повыше, чтобы мы допрыгнули хотя бы до «доступной» высоты.

«Будьте реалистами, требуйте невозможного!».

Свернуть

По отношению к тому, кто согрешает против нас, даны совершенно определённые и реально выполнимые правила поведения...

скрыть

По отношению к тому, кто согрешает против нас, даны совершенно определённые и реально выполнимые правила поведения...  Читать далее

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).