Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Синодальный перевод (ru)
Поделиться

Первая книга Маккавейская, Глава 11

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ - ИОНАФАН - (160 - 142 до Р.Х.)> Деятельность, победы и смерть Ионафана> 1 Упадок и смерть Александра, 20 Поддержка Димитрия Ионафаном, 28 Освобождение от податей, 38 Спасение Димитрия Иудеями, 54 Ионафан за Антиоха IV против Димитрия II, 67 Победа Ионафана на равнине Насор
1 Между тем царь Египетский, собрав многочисленное войско, как песок на берегу морском, и множество кораблей, домогался овладеть царством Александра хитростью и присоединить его к своему царству. 2 Он пришел в Сирию с мирными речами, и жители отворяли ему города и выходили навстречу, ибо дано было от царя Александра повеление встречать его, потому что он был тесть его. 3 Когда же Птоломей входил в города, то оставлял войско для стражи в каждом городе.
4 Когда приблизился он к Азоту, то показали ему сожженное капище Дагона, и Азот и окрестные города разрушенные, и тела пораженные и сожженные во время сражения, ибо сложили их в груды по пути его, 5 и рассказали царю о всем, что сделал Ионафан, жалуясь на него; но царь промолчал. 6 Тогда вышел Ионафан навстречу царю в Иоппию с почетом, и приветствовали друг друга и ночевали там. 7 И шел Ионафан с царем до реки, называемой Елевфера, и потом возвратился в Иерусалим.
8 Царь же Птоломей овладел городами на морском берегу до Селевкии приморской и составлял злые замыслы против Александра. 9 И послал послов к царю Димитрию, говоря: приди сюда, заключим между собою союз, и я дам тебе дочь мою, которую имеет Александр, и ты будешь царствовать в царстве отца твоего. 10 Я раскаиваюсь, что отдал ему дочь мою, ибо он старался убить меня. 11 Так клеветал он на него, потому что сам домогался царства его. 12 И, отняв у него дочь свою, отдал ее Димитрию, и стал чужим для Александра, и обнаружилась вражда их.
13 И вошел Птоломей в Антиохию и возложил на свою голову два венца — Азии и Египта. 14 Царь Александр находился в то время в Киликии, потому что жители тех мест отпали от него. 15 Услышав об этом, Александр пошел против него воевать; тогда Птоломей вывел войско и встретил его с крепкою силою, и обратил его в бегство. 16 И убежал Александр в Аравию, чтобы укрыться там; царь же Птоломей возвысился. 17 Завдиил, Аравитянин, снял голову с Александра и послал ее Птоломею. 18 Царь же Птоломей на третий день умер, а оставшиеся в крепостях истреблены были жителями крепостей. 19 И воцарился Димитрий в сто шестьдесят седьмом году.
20 В те дни собрал Ионафан Иудеев, чтобы завоевать крепость Иерусалимскую, и устроил перед нею множество машин. 21 Но некоторые ненавистники народа своего, отступники от закона, пошли к царю и донесли, что Ионафан облагает крепость. 22 Когда он услышал об этом, разгневался и, поспешно собравшись, отправился в Птолемаиду, и написал Ионафану, чтобы он не облагал крепости, а как можно скорее шел к нему навстречу в Птолемаиду, чтобы переговорить с ним.
23 Но Ионафан, выслушав это, приказал продолжать осаду и, избрав из старейшин Израильских и священников, решился подвергнуться опасности. 24 Взяв серебра и золота, одежды и много других даров, он пошел к царю в Птолемаиду и приобрел благоволение его. 25 И хотя некоторые отступники из того же народа клеветали на него, 26 но царь поступил с ним так же, как поступали с ним предшественники его, и возвысил его пред всеми друзьями своими, 27 и утвердил за ним первосвященство и другие почетные отличия, какие он имел прежде, и сделал его одним из первых друзей своих.
28 И просил Ионафан царя освободить от податей Иудею и три области и Самарию и обещал ему триста талантов. 29 Царь согласился и написал Ионафану обо всем этом письмо такого содержания:
30 "Царь Димитрий брату Ионафану и народу Иудейскому — радоваться. 31 Список письма, которое мы писали о вас Ласфену, родственнику нашему, посылаем и к вам, чтобы вы знали. 32 Царь Димитрий Ласфену-отцу — радоваться. 33 Народу Иудейскому, друзьям нашим, верно исполняющим свои обязанности перед нами, мы рассудили оказать благодеяние за их доброе расположение к нам. 34 Итак, мы утверждаем за ними как пределы Иудеи, так и три области: Аферему, Лидду и Рамафем, которые присоединены к Иудее от Самарии, и все, принадлежащее всем жрецам их в Иерусалиме, за те царские оброки, которые прежде ежегодно получал от них царь с произрастаний земли и с плодов древесных, 35 и все прочее, принадлежащее нам отныне из десятин и даней, следующих нам, соленые озера и венечный сбор, нам принадлежащий, все вполне уступаем им. 36 И ничего не будет отменено из сего отныне и навсегда. 37 Итак, позаботьтесь сделать список с сего, и пусть будет отдан он Ионафану и положен на святой горе в известном месте".
38 И увидел царь Димитрий, что преклонилась земля пред ним и ничто не противилось ему, и отпустил все войска свои, каждого в свое место, кроме войск чужеземных, которые он нанял с островов чужих народов, за что все войска отцов его ненавидели его. 39 Трифон, один из прежних приверженцев Александра, видя, что все войска ропщут на Димитрия, отправился к Емалкую Аравитянину, который воспитывал Антиоха, малолетнего сына Александрова; 40 и настаивал, чтобы он выдал его ему, дабы сделать его царем вместо него; и рассказал ему обо всем, что сделал Димитрий, и о неприязни, которую имеют к нему войска его, и пробыл там много дней.
41 И послал Ионафан к царю Димитрию, чтобы он вывел оставленных им в Иерусалимской крепости и укреплениях, ибо они нападали на Израиля. 42 Димитрий послал сказать Ионафану: не только это сделаю для тебя и для народа твоего, но и почту тебя и народ твой великою честью, как скоро буду иметь благоприятное время. 43 Теперь же ты справедливо поступишь, если пришлешь мне людей на помощь в войне, ибо отложились от меня все войска мои. 44 И послал к нему Ионафан в Антиохию три тысячи храбрых мужей, и пришли они к царю, и обрадовался царь прибытию их.
45 Граждане же, собравшись на средину города до ста двадцати тысяч человек, хотели убить царя. 46 Но царь убежал во дворец, а граждане заняли все улицы города и начали осаждать его. 47 Тогда царь призвал на помощь Иудеев, и все они тотчас собрались к нему, и вдруг рассыпались по городу, и умертвили в тот день в городе до ста тысяч, 48 и зажгли город, и взяли в тот день много добычи, и спасли царя. 49 И увидели граждане, что Иудеи овладели городом, как хотели, и упали духом, и начали взывать к царю, умоляя и говоря: 50 прости нас, и пусть Иудеи перестанут нападать на нас и на город. 51 И сложили оружие и заключили мир. И прославились Иудеи перед царем и перед всеми в царстве его и возвратились в Иерусалим с большою добычею.
52 И воссел царь Димитрий на престоле царства своего, и успокоилась земля пред ним. 53 Но он солгал во всем, что обещал, и изменил Ионафану и не воздал за сделанное ему добро и сильно оскорбил его.
54 После того возвратился Трифон и с ним Антиох, еще очень юный; он воцарился и возложил на себя венец. 55 И собрались к нему все войска, которые распустил Димитрий, и начали воевать с ним, и он обратился в бегство, и был поражен. 56 И взял Трифон слонов и овладел Антиохиею. 57 И писал юный Антиох Ионафану, говоря: предоставляю тебе первосвященство и поставляю тебя над четырьмя областями, и ты будешь в числе друзей царских. 58 И послал ему золотые сосуды и домашнюю утварь и дал ему право пить из золотых сосудов и носить порфиру и золотую пряжку, 59 а Симона, брата его, поставил военачальником от области Тирской до пределов Египта.
60 И выступил Ионафан в поход, и проходил по ту сторону реки (Иордана) и по городам, и собрались к нему на помощь все Сирийские войска; и пришел он к Аскалону, и встретили его жители города с честью. 61 Оттуда пошел он в Газу; но жители Газы заперлись; и осадил он город, и сжег огнем предместья его, и опустошил их. 62 И упросили жители Газы Ионафана, и он примирился с ними, только взял в заложники сыновей начальников их и отослал их в Иерусалим, и прошел страну до Дамаска.
63 И услышал Ионафан, что пришли в Кадис, в Галилее, военачальники Димитрия с многочисленным войском, чтобы удалить его от страны. 64 Но он пошел навстречу им, брата же своего, Симона, оставил в стране. 65 И расположил Симон стан свой при Вефсуре, и осаждал его многие дни, и запер его. 66 И просили его о мире, и он согласился, но выгнал их оттуда, и овладел городом, и поставил в нем стражу.
67 А Ионафан и войско его расположились станом при водах Геннисаретских и утром стали на равнине Насор. 68 И вот, войско иноплеменников встретилось с ним на равнине, оставив против него засаду в горах, само же шло навстречу ему с противной стороны. 69 И вышли бывшие в засаде из своих мест, и начали сражаться: тогда все бывшие с Ионафаном обратились в бегство, 70 и ни одного из них не осталось, кроме Маттафии, сына Авессаломова, и Иуды, сына Халфиева, начальников воинских отрядов. 71 И разодрал Ионафан одежды свои, и посыпал землю на голову свою, и молился. 72 Потом возвратился сражаться с ними и поразил их, и они бежали. 73 Увидев это, убежавшие от него возвратились к нему, и с ним преследовали их до Кадиса, до самого стана их, и там остановились. 74 В тот день пало от иноплеменников до трех тысяч мужей; и возвратился Ионафан в Иерусалим.

Первая книга Маккавейская, Глава 12

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ - ИОНАФАН - (160 - 142 до Р.Х.)> Деятельность, победы и смерть Ионафана> 1 Возобновление союза с Римом и Спартой, 24 Новый поход Ионафана и Симона против Димитрия II, 39 Плен Ионафана
1 Ионафан, видя, что время благоприятствует ему, избрал мужей и послал в Рим установить и возобновить дружбу с Римлянами, 2 и к Спартанцам и в другие места послал письма о том же. 3 И пришли они в Рим, и вошли в совет, и сказали: "Ионафан-первосвященник и народ Иудейский прислали нас, чтобы возобновить дружбу с вами и союз по-прежнему". 4 И там дали им письма к местным начальникам, чтобы проводили их в землю Иудейскую с миром.
5 Вот список письма, которое писал Ионафан Спартанцам: 6 "Первосвященник Ионафан и народные старейшины и священники и остальной народ Иудейский братьям Спартанцам — радоваться. 7 Еще прежде от Дария (Арея), царствовавшего у вас, присланы были к первосвященнику Онии письма, что вы — братья наши, как показывает список. 8 И принял Ония посланного мужа с честью, и получил письма, в которых ясно говорилось о союзе и дружбе. 9 Мы же, хотя и не имеем надобности в них, имея утешением священные книги, которые в руках наших, 10 но предприняли послать к вам для возобновления братства и дружбы, чтобы не отчуждаться от вас, ибо много прошло времени после того, как вы присылали к нам. 11 Мы неопустительно во всякое время, как в праздники, так и в прочие установленные дни, воспоминаем о вас при жертвоприношениях наших и молитвах, как должно и прилично воспоминать братьев. 12 Мы радуемся о вашей славе; 13 нас же обстоят многие беды и частые войны; ибо воевали против нас окрестные цари. 14 Но мы не хотели беспокоить вас и прочих союзников и друзей наших в этих войнах, 15 ибо мы имеем помощь небесную, помогающую нам; мы избавились от врагов наших, и враги наши усмирены. 16 Теперь мы избрали Нуминия, сына Антиохова, и Антипатра, сына Иасонова, и послали их к Римлянам возобновить дружбу с ними и прежний союз. 17 Поручили им идти и к вам, приветствовать вас и вручить вам письма от нас о возобновлении и с вами нашего братства. 18 И вы хорошо сделаете, ответив нам на них".
19 Вот и список писем, которые прислал Дарий (Арей): 20 "Царь Спартанский Онии первосвященнику — радоваться. 21 Найдено в писании о Спартанцах и Иудеях, что они — братья и от рода Авраамова. 22 Теперь, когда мы узнали об этом, вы хорошо сделаете, написав нам о благосостоянии вашем. 23 Мы же уведомляем вас: скот ваш и имущество ваше — наши, а что у нас есть, то ваше. И мы повелели объявить вам об этом".
24 И услышал Ионафан, что возвратились военачальники Димитрия с большим войском, нежели прежде, чтобы воевать против него, 25 и вышел из Иерусалима, и встретил их в стране Амафитской, и не дал им времени войти в страну его. 26 И послал соглядатаев в стан их, которые, возвратившись, объявили ему, что они готовятся напасть на них в эту ночь. 27 Посему, когда зашло солнце, Ионафан приказал своим бодрствовать, быть в вооружении и готовиться к сражению всю ночь, и поставил вокруг стана передовых сторожей. 28 И услышали неприятели, что Ионафан со своими приготовился к сражению, и устрашились, и затрепетали сердцем своим, и, зажегши огни в стане своем, ушли. 29 Ионафан же и бывшие с ним не знали о том до утра, ибо видели горящие огни. 30 И погнался Ионафан за ними, но не настиг их, потому что они перешли реку Елевферу. 31 Тогда Ионафан обратился на Арабов, называемых Заведеями, поразил их и взял добычу их. 32 Потом, возвратившись, пришел в Дамаск и прошел по всей той стране.
33 И Симон вышел, и прошел до Аскалона и ближайших крепостей, и обратился в Иоппию, и овладел ею 34 ибо он услышал, что (Иоппияне) хотят сдать крепость войскам Димитрия — и поставил там стражу, чтобы охранять ее.
35 И возвратился Ионафан, и созвал старейшин народа, и советовался с ними, чтобы построить крепости в Иудее, 36 возвысить стены Иерусалима и воздвигнуть высокую стену между крепостью и городом, дабы отделить ее от города, так чтобы она была особо и не было бы в ней ни купли, ни продажи. 37 Когда собрались устроить город и дошли до стены у потока с восточной стороны, то построили так называемую Хафенафу. 38 А Симон построил Адиду в Сефиле и укрепил ворота и запоры.
39 Между тем Трифон домогался сделаться царем Азии и возложить на себя венец и поднять руку на царя Антиоха, 40 но опасался, как бы не воспрепятствовал ему Ионафан и не начал против него войны; поэтому искал случая, чтобы взять Ионафана и убить, и, поднявшись, пошел в Вефсан. 41 И вышел Ионафан навстречу ему с сорока тысячами избранных мужей, готовых к битве, и пришел в Вефсан. 42 Когда Трифон увидел, что Ионафан идет с многочисленным войском, то побоялся поднять на него руки. 43 И принял его с честью, и представил его всем друзьям своим, дал ему подарки, приказал войскам своим повиноваться ему, как себе самому. 44 Потом сказал Ионафану: для чего ты утруждаешь весь этот народ, когда не предстоит нам войны? 45 Итак, отпусти их теперь в домы их, а для себя избери немногих мужей, которые были бы с тобою, и пойдем со мною в Птолемаиду, и я передам ее тебе и другие крепости и остальные войска и всех, заведующих сборами, и потом возвращусь; ибо для этого я и нахожусь здесь.
46 И поверил ему Ионафан, и сделал так, как он сказал, и отпустил войска, и они отправились в землю Иудейскую; 47 с собою же оставил три тысячи мужей, из которых две тысячи оставил в Галилее, тысяча же отправилась с ним. 48 Но как скоро вошел Ионафан в Птолемаиду, Птолемаидяне заперли ворота, и схватили его, и всех вошедших с ним убили мечом.
49 Тогда Трифон послал войско и конницу в Галилею и на великую равнину, чтобы истребить всех бывших с Ионафаном. 50 Но они, услышав, что Ионафан схвачен и погиб и бывшие с ним, ободрили друг друга и вышли густым строем, готовые сразиться. 51 И увидели преследующие, что дело идет о жизни, и возвратились назад. 52 А они все благополучно пришли в землю Иудейскую и оплакивали Ионафана и бывших с ним, и были в большом страхе, и весь Израиль плакал горьким плачем. 53 Тогда все окрестные народы искали истребить их, ибо говорили: теперь нет у них начальника и поборника; итак, будем теперь воевать против них и истребим из среды людей память их.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

11:7 "Елевфера" - Нахр-эл-Кебир (Большая река), протекает на С от Триполи и служит границей между Сирией и Финикией.


11:8 "Селевкия приморская" - город, расположенный у устья Оронты, главная пристань Антиохии.


11:19 В 145 г.


11:32 "Ласфен" - критянин, который набирал наемников для Димитрия в момент его высадки в Киликии. Он носит почетный титул "царского родственника" и "отца".


11:37 " Святая гора" - Сион.


11:54 Антиох VI-Дионисий (144-142).


12:7 Ония I был первосвященником с 325 по 300 г. Арей I царствовал в Спарте с 309 по 265 г.


12:9 "Священные книги" представляли собою более пространное собрание книг, чем "книги Закона" (1 Макк 3:48) или "священная книга" (2 Макк 8:23); таковыми считались все книги, которые рассматривались как богодухновенные. В это именно время и определился ВЗ-ный канон: один из цитируемых псалмов назван Писанием (1 Макк 7:16) и в прологе кн Сир (132 г.) различаются Закон, Пророки и "другие книги" (ср 2 Макк 2:13). Это подразделение и сохранилось в евр Библии (ср Рим 1:2; 2 Тим 3:15).


Повествование 1 кн Маккавейской охватывает 40 лет — от воцарения Селевкида Антиоха Епифана в 175 г до смерти Симона Маккавея, происшедшей в 134 г до Р.Х. Книга была написана по-еврейски, но сохранилась только в греч переводе. Автор ее по всем имеющимся данным — палестинский еврей, писавший не раньше 134 г, но до 63 г — года взятия Иерусалима Помпеем. Книга представляет определенную ценность для изучения истории того времени, однако следует иметь в виду, что свящ писатель, подражая форме древних израильских летописей, считает своей главной целью чисто религиозную интерпретацию событий. Несчастья своего народа он рассматривает как наказание за грехи, а успехи объясняет помощью Божией. Перед нами — иудей, ревнующий о вере в Бога Израилева и знающий, что борьба между языч. влиянием и отеческими обычаями ведется за торжество истинного богопочитания. Поэтому он выступает как решительный противник эллинизации и восхищается героями, боровшимися за Закон и за Храм, отвоевавшими народу религиозную свободу, и затем — национальную независимость. Он — летописец борьбы, спасшей иудейство, миссией которого было передать человечеству Откровение.

Книги Маккавейские (1 и 2) не вошли в евр канон Писания, но они находятся в LXX и Западная Церковь признала их богодухновенными (второканоническими). В них описывается борьба евр народа против Селевкидов за религиозную и политическую независимость. Название книг происходит от прозвища Маккавей (евр «мак-кави» — молот), данного Иуде, герою этой борьбы (1 Макк 2:4), и затем распространенного на его братьев. Последние строки книги (1 Макк 16:23-24) указывают, что она была написана не раньше конца царствования Иоанна Гиркана, вернее вскоре после его смерти, около 100 до Р.Х.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

11:1-11 Хитрость, посредством которой Птоломей хотел овладеть царством Александра, состояла в том, что Птоломей всюду старался показать себя защитником прав Александра, как своего зятя. Другие, правда, не отказывают Птоломею и в действительном желании помочь Александру, но только во всяком случае желание это признается небескорыстным, имевшим в виду поживиться так или иначе за счет владений Александра. Это понял, по-видимому, не сразу — и сам Александр. Приказав вначале устраивать своему тестю самый пышный прием по всем городам на его пути, он вдруг перешел в открытую вражду к нему и, вместо союзника, объявил его своим врагом. Тогда и Ионафан, имевший сначала намерение принять участие во всем походе Птоломея, как союзник его зятя, отделился от Птоломея и пошел против него. Это заставило и Птоломея поставить себе цель прямее и откровеннее, особенно после произведенного в Птолемаиде на его жизнь покушения, участником которого оказался один из видных любимцев Александра — Аммоний. Отказ Александра выдать Аммония по требованию Птоломея дал ему основание объявить виновником покушения самого Александра, и этим оправдать свой наступательный образ действий на его владения. Но писатель нашей книги — 11:11 — представляет весь этот заговор просто «клеветой», выдуманной самим Птоломеем в его вышеуказанных целях.


11:7 Река Елевтер — пограничная между Финикией и Сирией (Страбон XVI, р. 753), протекает по Ливану, и между Триполисом и Арадом впадает в Средиземное море, — вероятно, нынешний Nahr el Kebir, большой, быстротекущий поток.


11:8  Селевкия приморская — названа так в отличие от 8 других, построенных вновь или возобновленных Селевком Никатором и по его имени названных городов, — лежала в 40 стадиях севернее от устья р. Оронта, в 3 милях от Антиохии, столицы Сирии (называлась также Picria от горы Pierius, на которой лежала).


11:13  Два венца — Азии и Египта — см. к 8:6.


11:17-18 Более подробные сведения о смерти Александра находятся у Диодора Сицилийского, l. с. Nr. XXI. О смерти Птоломея см. Иосиф Флавий (ср. Ливий. Epit. LII).


На третий день, т. е. после получения головы Александра.


Оставшиеся в крепостях — см. ст. 3.


11:19  В 167-м году — э. Сел. = 146-145 г. до Р. Х.


11:20 Крепость Иерусалимская, как видно отсюда, до сих пор была занята сирийцами, которых хотя и обещал Димитрий убрать (10:32), однако, еще не убрал, после того, как его предложения иудеям вообще не достигли своей цели.


11:28 Относительно «трех областей» см. к 10:30.


И Самарию. Упоминание о Самарии здесь весьма странно и едва ли имело место в действительности, не только ввиду враждебных отношений между самарянами и иудеями, но и ввиду противоречия, создаваемого при таком чтении, с 34 ст. и 10:30. Вероятно, здесь надо читать не καὶ τὴν Σαμαρι̃τιν, но τη̃ς Σαμαρείτιδος. Освобождение от податей обещал иудеям еще отец Димитрия, но они отклонили эти предложения, не доверяя царю, причинившему им столько бед (10:25-46). Теперь Ионафан сам просит этого, причем обещает царю триста талантов в качестве выкупной суммы. Относительно уплаты этой суммы мнения толкователей разделяются, должна ли она была уплатиться как единовременный взнос за все уступленное царем, или это количество денег надлежало вносить ежегодно — взамен собираемых царскими чиновниками податей. Выражение в данном случае допускает оба толкования, но ст. 35, где царь уступает иудеям все десятины, сборы и дани, кажется, говорит за первое толкование.


Талант — древнегреческая высшая мера веса и монеты, не повсюду одинаковой стоимости; наиболее употребительный аттический талант = 2 210 рублей.


11:29-32 «Письмо» царя Ионафану было собственно списком другого письма, адресованного Ласфену. Выражения — «брату Ионафану» и «Ласфену-отцу» суть обычные формы для означения родственно-дружеского отношения к особо доверенным и заслуженным лицам (ср. 9:18; 10:89; Быт 45:8).


Ласфен, по Иосифу Флавию. Иуд. древн. XIII, 4, §3 — тот самый критянин, который собрал Димитрию наемное войско для водворения «в земле своих отцов» — 10:67. Из того обстоятельства, что Димитрий свое благосклонное письмо о иудеях направляет к Ласфену, можно с точностью заключить, что Ласфен был или наместником Келе-Сирии, или верховным министром царства.


11:34-35  Утверждаем, т. е. не в смысле: «вновь даем» — ср. к 10:30.


АферемаΑφαιρεμα, — вероятно — ןִיַרֽפָע2 Пар 13:19 qeri — город ’Εφραΐμ, упоминаемый в Евангелии Ин 11:54, по Иосифу Флавию. Иуд. война IV, 9, §9 — лежал близ Вефиля (Ефрон, Офра, Нав 18:23).


ЛиддаΛύδδα— ветхозаветный Lod1 Пар 8:12, позднее — Диосполис, нынешнее значительное магометанское селение под древним именем Lud — между Яффой и Иерусалимом — севернее Рамлы.


Рамафем‘Ραμαθέν, иначе ‘Ραθαμει̃ν и ‘Ραμαθαΐμ, у Иосифа Флавия ‘Ραμαθά, — без сомнения, известный город Самуила Ramatain Sofim1 Цар 1:1, обыкновенно называемый הָמָרָה, нынешнее селение er Rвm, в 4 геогр. милях севернее от Иерусалима, новозаветная Аримафея (Мф 27:15; Ин 19:33).


Расположенный на границе царств Иудейского и Израильского, этот город мог тогда действительно принадлежать Самарии и от нее быть присоединенным к Иудее.


Принадлежащее всем жрецам их в Иерусалиме — ср. Чис 35:4 и 10:39 нашей книги. От слов: «всем жрецам их в Иерусалиме» начинается новое предложение, сказуемое которого в конце 35-го ст.: мы уступаем им. Предшествующие этому слова: «и все, принадлежащее» — собственно должны быть читаемы, как продолжение к упомянутым областям, присоединенным к Иудее от Самарии (см. точнее слова: «три страны... и вся надлежащая к ним», и затем уже: «всем жрецам»... и т. д., кончая словами: «оставляем им». В выражении: «за те царские оброки» — ἀντὶ τω̃ν βασιλικω̃ν — чего-то недостает для полноты и округленности. Некоторые полагали, что здесь выпала какая-либо цифра, обозначающая сумму, которая уплачивалась царю «за те царские оброки» и теперь оставлялась им. Другие толкователи еще справедливее думают, что здесь пред ἀντὶ выпало просто неопределенное τὰ (τὰ ἀντὶ τω̃ν βασιλικω̃ν, — как в 10:30: «то, что полагалось за третью часть семян» и пр. τη̃ς τιμη̃ς... ἀντὶ του̃ τρίτου), или еще вернее — само ἀντὶ образовалось вместо τὰ (не: ἀντὶ τω̃ν βασιλικω̃ν, а: τὰ τω̃ν βασιλικω̃ν) или καὶ τὰ, что при стечении нескольких альф (и при смешении ι с ν) весьма легко могло случиться. Все выражение, таким образом, получает следующий простой и ясный смысл: «и то, вместо царских прав на плоды земли, что уплачивалось ежегодными оброками и все прочее (35 ст.) ... вполне уступаем им». О десятинах, данях и пр. см. к 10:29,31.


Соленые озера — вм. «пошлины с озерной соли» (τιμη̃ του̃ ἁλὸς, 10:29).


11:37 Список с письма должен был быть положен на святой горе в известном месте, как раньше в 8:22.


11:38  Преклонилась земля пред нимἡσύχασεν ἡ γη̃ — точнее слав.: «утишися земля пред ним», ср. к 1:3.


С островов чужих народов, т. е. вероятно — с Крита, Родоса, Кипра и других островов Средиземного моря и Архипелага.


Войска отцов его, т. е. Селевка Филопатора и Димитрия I. О ненависти к Димитрию II за «жестокость» (ob crudelitatem) и «беспечность» (propter segnitiam) упоминают также Ливий (Epit. LII) и Иустин (XXXVI, 1, 9).


11:39  Трифон — назывался собственно Diodotus, а Τρύφων, т. е. распутник, было собственно его прозвище (см. о нем у Диодора, Ливия, Страбона и Аппиона).


Емалкуй Аравитянин называется очень различно в других памятниках: Εἰμαλκουαί, Ιμαλκουέ, Σιμαλκουή, Σιμαλκουέ, Emalchuel (Вульгата) и Malchus. Это был арабский властитель, которому Александр поручил своего сына в воспитание. Диодор, l. с., № 20 называет его Диоклесом (Diokles), напротив — в Nr. 21 — Ямвлихом (Iamblichus), хотя последний, может быть, сын первого и преемник.


Антиоха, сына Александрова, Диодор (l. с.) отмечает как τὸν Επιφανη̃ χρηματίζοντα; на монетах он называется ’Επιφανής Διύνυσος. По Ливию, epit. LII, он был лет двух от роду, когда Трифон захватил опекунство над ним, и — по epit. с. LV — десяти лет, когда он его умертвил.


11:40  Пробыл там много дней. На эти «многие дни» (ἡμέρας πολλάς) падает описываемое в 41-53 стихах восстание антиохийцев против Димитрия, усмиренное с помощью присланного от Ионафана иудейского отряда.


11:43  Справедливо поступишь, если пришлешьὀρθω̃ς ποιήσεις ἀποστείλας — тонкое обращение с просьбою, ср. 12:18,22; Ин 3:6.


11:47  И вдруг рассыпались по городу, т. е. восставшие антиохийцы, но не иудеи, хотя в обоих соседних предложениях — предыдущем и последующем — подлежащее «Иудеи». Такая быстрая перемена подлежащих очень нередка в еврейском строе речи (ср. 4:20).


Слав. текст в данном месте точнее выражает мысль подлинника: «И собрашася вси вкупе (πάντες ἅμα, т. е. иудеи) к нему и расточишася вси (πάντες ἅμα, очевидно — антиохийцы) по граду». При другом понимании приведенного выражения — πάντες ἅμα было бы неуместной тавтологией. Число умерщвленных (100 000), равно как и восставших (120 000), — быть может, значительно преувеличено.


11:50  Прости нас, греч.: δὸς ἡμι̃ν δεξιὰς, — слав. точнее: «даждь нам десницу» (ср. 6:58), т. е. «примирись с нами».


11:51  И сложили оружиеἔρριψαν τὰ ὅπλα, — слав. точнее: «и повергоша оружия» — подлежащее «Антиохийцы».


11:54 О возрасте Антиоха см. к 39 ст.


11:55 По Иосифу Флавию, Димитрий бежал в Киликию, по Ливию — (epit. LII) в Селевкию.


11:56 Вместо «слонов» подлинник имеет собственно τὰ θηρία (слав.: «и взя Трифон звери»). Эти слоны могли принадлежать египетскому войску, и, по смерти Птоломея Филометора (18 ст.), перейти в обладание Димитрия, если только действительно сохранялось в договоре с римлянами, после битвы при Магнезии, условие — не употреблять для войны слонов (6:30).


11:57  Поставляю тебя (т. е. наместником) над четырьмя областями. О трех из этих областей мы уже знаем из 28 и 34 ст. Относительно четвертой мнения расходятся. Одни называют — Птолемаиду, другие — Аккарон (10:89), третьи — саму Иудею.


11:58  И домашнюю утварьκαὶ διακονίαν, слав.: «и служение», т. е. иначе говоря — столовые приборы («сервиз»).


11:60-61  По ту сторону реки — это мог быть только Иордан.


Собрались к нему на помощь все Сирийские войска, т. е. уволенные Димитрием. Такова была и цель похода — собрать рассеянных по всем городам Палестины воинов Димитрия, чтобы употребить их потом против филистимских городов, которые до сих пор держали сторону Димитрия II. Жители Аскалона приняли Ионафана с честью, как ранее — 10:86. Зато жители Газы (нынешний Ghuzzeh) заперлись и покорены лишь силою.


11:63  КадисΚάδης (или Κηδες) в Галилее — есть древний левитский и свободный город שָרָק, в горах Неффалимовых — нынешнее незначительное селение того же имени северо-западнее от Галилейского озера (Нав 12:22).


Удалить его от страныμεταστη̃σαι αὐτὸν τη̃ς χρείας, собств.: отставить его от дела, т. е. затеянного им в пользу Антиоха. Выражение «от страны» объясняется разночтениями некоторых текстов — χώρας вм. χρείας.


11:64-66 Прежде рассказа о сражении Ионафана с военачальником Димитрия, повествуется о взятии Вефсуры Симоном. Эта пограничная крепость менаду Иудеею и Идумеею (см. к 4:29), со времени завоевания ее Антиохом Евпатором (6:50) оставалась в руках сирийцев, сильно укрепленная Димитрием I (9:52), и только теперь отошла опять к Иудее.


11:67  При водах Геннисаретских, т. е. при озере Геннисаретском.


На равнине НасорΝασώρ — правильнее Ασώρевр. רוצָח — древняя ханаанская столица, положение которой ныне трудно указать с точностью, но вероятно — на месте нынешних развалин Huzzur или Hasireh — в 2 час. пути западнее от Bint Dschebail (Нав 11:1).


11:69-73 Дело, по-видимому, было так: войско Ионафана от неожиданного нападения врагов так растерялось, что дрогнуло и начало бежать; только Ионафан вместе с 2 другими военачальниками мужественно оставались на местах, и это отрезвляюще подействовало и на остальных, которые все скоро оправились от своей растерянности и, возвратившись, дружно устремились на врага и одолели его.


11:74 Преследование врагов продолжалось до самого стана их. Здесь, вероятно, враги укрылись за сильными укреплениями, и Ионафан, не считая себя достаточно сильным, чтобы идти на штурм, предпочел возвратиться в Иерусалим, дав возможность скоро врагам выступить против него с еще большим войском (12:24 и далее).


12:1 Послами в Рим для заключения союза избраны были, как узнаем из дальнейшего (ст. 16 и 14:22), Нуминий и Антипатр.


12:2 Из ст. 16-го видно, что те же послы, что были в Риме, заходили и к спартанцам для вручения письма иудеев и для заключения союза.


12:3-4 Время этого посольства падает, по мнению некоторых, на 169 или 168 г. э. Сел. = 144-143 или 143-142 г. до Р. Х. — немного спустя после взятия Карфагена и Коринфа.


12:6 Впервые здесь в нашей книге упоминается собрание «старейшин» народа (ἡ γερουσία του̃ ἔθνους), вместе с другими представителями (первосвященник и священники) составлявших верховное иудейское управление («Иудейский сенат»). Во 2 Макк 4:44; 11:27 (ср. 1:10 и 3 Макк 1:8,20) — этот «совет старейшин» упоминается уже при Антиохе IV и V. Более точных сведений об организации его не имеется.


12:7 Послание Ионафана спартанцам начинается напоминанием прежде бывшей переписки между первосвященником иудейским Ониею и царствовавшим у спартанцев Дарием (правильная форма ’Αρεὺς). Точный список обращения последнего с заявлениями о братстве прилагается тотчас после изложения нового послания (20-23 ст.).


Возникает вопрос о более точном определении времени первой переписки и действующих в ней лиц. Вопрос этот не столь легкий для разрешения ввиду того, что в истории известны 3 Онии и 3 Арея, причем указываемое, между прочим, Иосифом Флавием преемство этих Оний — после Симона, — совершенно тождественно в 2 случаях, как ясно из следующего: Оний (I), сын Иаддая, Симон (I) Прав., сын Онии I. Елеазар, брат Симона (20 лет), Монассия, дядя.


Ония (II), сын Симона Прав. Симон (II), сын этого Онии и Ония (III), сын Симона II. Если, таким образом, не принимать во внимание брата и дядю между Симоном I и Ониею II, его сыном, то преемство будет совершенно тождественно в обоих случаях: Ония (I), Симон (I), Ония (II); и затем опять: Ония (II), Симон (П), Ония (III), — и везде — отец и сын. Столь запутывается дело и между 3 Ареями. Доподлинно известны два царя Спарты под данным именем — Арей I, царствовавший — по Диодору XX, 29 — с 309-265 г. до Р. Х. и Арей II, царствовавший около 255 г. до Р. Х., но уже 8-летним мальчиком умерший (Павзаний III, 66). Так как Ония II едва ли был современником Арея II, то — по мнению некоторых толкователей — остается считать таковыми лишь Арея I и Онию I (323-300 г.). Переписка, следовательно, падает на время «диадохов», когда спартанцы в борьбе с Антигоном и его сыном Димитрием Полиоркетом естественно могли задаваться мыслью подготовить своим противникам затруднение завязкою сношений на востоке.


Ближайшие последствия этой переписки и сношений спартанцев с евреями неизвестны. Любопытно, однако, что в последующее время экс-первосвященник Иасон именно в Лакедемоне искал убежища от своих преследователей: это показывает, что мысль о родстве иудеев и спартанцев находила себе и фактическое применение. Что касается оснований для этой мысли в библейских родословиях («что они — братья и от рода Авраамова», 21 ст.), то после напрасных поисков в самой Библии, мы должны искать этих оснований разве лишь в греческих сказаниях о происхождении спартанцев от финикиян. А каким образом эта мысль могла прийтись по сердцу евреям, можно объяснить давно известною страстью этого народа считать еврейство источником всякого развития.


12:9 Каким образом священные книги были «утешением» Израиля и устранением необходимости союза и дружбы? — Воспитанием уверенности, что Бог — их защита и спасение, как показывало неоднократное избавление их от тяжких обстоятельств особыми посланниками Божиими.


12:11 Молитва хотя и за языческий, но считавшийся родственным народ — вполне могла быть приносимою иудеями, подобно молитвам за языческих властителей их страны.


12:16 Посланники иудейские носят греческие имена, вероятно, для больших удобств при сношениях. Личности их неизвестны: одно кажется вероятным, что Иасон, отец Антипатра, здесь упоминается тот самый, которого Иуда посылал с Евполемом в Рим (8:17).


12:23 Мысль о желании взаимной поддержки всеми силами и средствами здесь выражена в форме пословицы, не требующей, конечно, буквального понимания.


12:24 Повествование о новых войнах Ионафана и Симона является продолжением описанных выше (11:74 и ранее 67 ст.) войн их с сирийскими военачальниками в Галилее, явившихся теперь «с большим войском, нежели прежде» (11:68).


12:25 Страна Амафитская — где Ионафан встретил врагов, — ἡ ’Αμαθι̃τις χώρα — есть страна города Hamatהָטֽח, — иначе — Αἰμὰθ (Чис 34:8 и др.; 4 Цар 25:21 и др.), или ’Ημάθ (2 Цар 8:9 и др.) и ’Εμάθ (Нав 13:5 и др.): большой город на Оронте и северном склоне Ливана, доныне существующий под именем Hamah.


12:30 О реке Елевфер см. к 11:7. Эта река составляла границу между Финикией и Сирией; посему Ионафан и не переходил ее, не желая переносить войну в самую Сирию.


12:31 Что побуждало Ионафана обратиться на арабское племя Заведеев, неизвестно, как неизвестно и само это племя. Большую вероятность имеет предположение, что наименование этого племени стоит в связи с именем равнины, деревни и реки Zebdini на восточном отроге Антиливана, прямо по карте в 4 геогр. милях северо-западнее Дамаска.


12:33-34 Об Аскалоне — см. к 10:86; об Иоппии — к 10:75. Иоппия уже была ранее взята Ионафаном (10:75 и далее), но, вероятно, оставлена была под охраною лишь местного городского отряда, которого могло быть совершенно достаточно для мирного времени. Теперь же, когда эта крепость проявила тяготение к Димитрию Симон вновь «овладевает» ею и оставляет более сильный иудейский гарнизон для охраны города.


12:36  Не было бы в ней ни купли, ни продажи, ср. 12:49. Крепость предполагалось, таким образом, взять измором, что и было достигнуто.


12:37  У потока, т. е. Кедрона — с восточной стороны. Вероятно, в этом месте или совсем не уцелело стен, или остатки их были столь слабы, что не выдержали бы тяжести новой кладки. Здесь строители построили Хафенафу, как называлась, по-видимому, часть этих полуобрушившихся стен.


12:38  АдидаΑδιδὰ — (точнее ריִרָה, Езд 2:33; Неем 11:34) — к востоку от Лидды, где ныне el Hadithe, большое селение на восточном берегу при устье Wady — место по своему стратегическому положению весьма важное для защиты Иудеи со стороны Сефилы. Здесь Веспасиан впоследствии устроил для себя окопы, приготовляясь к осаде Иерусалима (Иосиф Флавий. Иуд. война IV, 9, §1).


12:40  Вефсан, т. е. Скифополис, нынешний Beisan, см. к 5:52.


12:45 Трифон обещает здесь Ионафану, по-видимому, наместничество над всею приморскою страною от Птолемаиды до Иоппии.


12:49  На великую равнину, т. е. Ездрелонскую, см. к 5:52.


12:50  Услышавши, что Ионафан схвачен и погиб — это было пока преувеличенною вестью, так как гибель Ионафана последовала несколько позднее (13:23).


12:51 Видя, что дело идет о жизни (ὅτι περὶ ψυχη̃ς αὐτοι̃ς ἐστι, слав.: «яко о души им есть»), т. е. как говорят доныне, что они готовы биться «не на живот, а на смерть», преследователи не посмели тревожить отступавших и возвратились назад.


Стройное хронологическое течение священного кодекса и более или менее связное, исторически-последовательное содержание его книг — после книг Неемии и пророка Малахии — внезапно нарушается крупным пробелом в несколько столетий (440-175 г. до Р. Х.), не нашедших себе достойного увековечения в священных книгах. С 175 года книги Маккавейские1Книги Маккавейские переведены с греческого, потому что в еврейском тексте их нет. снова продолжают изложение событий священного характера для ветхозаветного человечества и доводят его до 135 г. до Р. Х., после чего ветхозаветный кодекс вновь обрывается совершенно, уступая место священным книгам кодекса новозаветного, начинающегося евангельскими повествованиями о рождестве Спасителя мира.

Наименование свое Маккавейские книги заимствовали от прозвания, первоначально усвоенного 3-му сыну священника Маттафии — Иуде — Маккавей, что значит молот (בֽקוַמ), за его выдающееся геройство и успехи в борьбе с врагами иудеев (1M 2:4Ιουδας ὁ καλούμενος Μακκαβαι̃ος; ср. Ιουδας Μακκαβαι̃ος — 66 ст.; 1M 3:1; 1M 5:24; 1M 8:20 и др. Во 2-ой Маккавейской книге во многих местах (1M 8:5.16) прямо ὁ Μακκαβαι̃ος, и даже просто Μακκαβαι̃ος1M 10:1, как встречается и в 1M 5:34). — От этого прозвища Иуды получило такое наименование «Маккавеев» и все семейство братьев Иуды, и само движение, вызванное и руководимое ими, стало известно под названием борьбы или эпохи «Маккавеев».

Под именем «Маккавейских» в Библии имеются три книги, признаваемые неканоническими.

Первая книга Маккавейская, передав вкратце обстоятельства воцарения Антиоха Епифана на сирийском престоле, повествует о тяжких гонениях этого безбожника на верное Богу иудейство и о геройской борьбе за свою веру и свободу последовательно всего семейства Маккавеев, начиная Маттафиею, родоначальником этой фамилии, и кончая Симоном, т. е. от 175-135 г. до Р. Х. (Маттафия, 1M 1-2; Иуда, 1M 3:1-9:22; Ионафан, 1M 9:23-12:53; Симон, 1M 13-16).

По свидетельству Оригена и блаж. Иеронима, эта книга написана первоначально на еврейском наречии. Свидетельство первого (у Евсевия, Церк. истор. VI, 25) таково: «ἔξω τούτοω (т. е. кроме этих, канонических книг Ветхого Завета) ἐστὶ τὰ Μακκαβαικά 2Хотя выражение τὰ Μακκαβαικά подразумевает, по-видимому, несколько книг, однако, приводимое дальше еврейское надписание книги не оставляет сомнения в том, что речь здесь идет лишь о 1-й Маккавейской книге, которая одна имелась на еврейском наречии. , ἅπερ ἐπιγέγραπται Σαρβὴθ Σαρβανὲ ἔλ» — (евр. לא ינב ךֹש טיברׁש, т. е. «владычество», или «История князей сынов Божиих»). — Блаж. Иероним в своем свидетельстве (prolog. galeat.) называет в числе книг, не принадлежащих к канону, только две Маккавейские книги, и при этом замечает: Machabaeorum primum librum hebraicum reperi; secundus graecus est, quod ex ipsa quoque phrasi probari potest. — Обе книги находятся уже в Италийском кодексе, и из него перешли в Вульгату, так что блаж. Иероним не переводил их вновь.

Время написания книги. Время написания книги приблизительно может быть указано — в конце жизни первосвященника Иоанна, преемника Симона. Это следует из пометки самого писателя в конце книги, где он, дойдя до истории Иоанна, отсылает читателя к книге дней первосвященства его, не упоминая о его смерти, но перечисляя — «и войны его, и мужественные подвиги его, славно совершенные, и сооружение стен, им воздвигнутых, и другие деяния его... с того времени, как сделался он первосвященником после отца своего» — (1M 16:23-24).

Перевод на греческий язык еврейского оригинала, несомненно, был сделан вскоре же после появления оригинала. Сделанный довольно вольно от оригинала и по-видимому столь же авторитетным лицом, этот перевод вытеснил собою даже оригинал, войдя вместо него и в греческий канон. Иосиф Флавий, известный иудейский историк, пользовался для своего классического труда исключительно переводным текстом.

Писатель книги (как и переводчик) точно неизвестен. Вероятно, это был палестинский иудей, близко стоявший к описываемым лицам и событиям, имевший возможность при написании книги пользоваться не только личными впечатлениями и воспоминаниями, но и официальными документами того времени. Это самое — ставит подлинность и историческую достоверность описываемых событий вне всякого сомнения, тем более, что обо всем том и совершенно согласно повествуют и другие — сирийские и греческие историки (особенно — Полибий), излагая события времен царей сирийских.

Скрыть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).