Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Песн 1:1-2:17

Поделиться
1 Песнь Песней Соломона
Да лобзает он меня лобзанием уст своих!
Ибо ласки твои лучше вина.
  От благовония мастей твоих
имя твое — как разлитое миро;
  поэтому девицы любят тебя.
Влеки меня, мы побежим за тобою; —
  царь ввел меня в чертоги свои, —
будем восхищаться и радоваться тобою,
  превозносить ласки твои больше, нежели вино;
  достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские!
  черна я, но красива,
как шатры Кидарские,
  как завесы Соломоновы.
Не смотрите на меня, что я смугла;
  ибо солнце опалило меня:
сыновья матери моей разгневались на меня,
  поставили меня стеречь виноградники, —
  моего собственного виноградника я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя:
  где пасешь ты?
  где отдыхаешь в полдень?
к чему мне быть скиталицею
  возле стад товарищей твоих?
Если ты не знаешь этого,
  прекраснейшая из женщин,
то иди себе по следам овец,
  и паси козлят твоих
  подле шатров пастушеских.
Кобылице моей в колеснице фараоновой
  я уподобил тебя, возлюбленная моя.
10 
Прекрасны ланиты твои под подвесками,
  шея твоя в ожерельях;
11 
золотые подвески мы сделаем тебе
  с серебряными блестками.
12 
Доколе царь был за столом своим,
  нард мой издавал благовоние свое.
13 
Мирровый пучок — возлюбленный мой у меня;
  у грудей моих пребывает.
14 
Как кисть кипера, возлюбленный мой
  у меня в виноградниках Енгедских.
15 
О, ты прекрасна, возлюбленная моя,
  ты прекрасна!
  глаза твои голубиные.
16 
О, ты прекрасен, возлюбленный мой,
  и любезен!
и ложе у нас — зелень;
17 
  кровли домов наших — кедры,
  потолки наши — кипарисы.
Я нарцисс Саронский,
  лилия долин!
Что лилия между тернами,
  то возлюбленная моя между девицами.
Что яблоня между лесными деревьями,
  то возлюбленный мой между юношами.
В тени ее люблю я сидеть,
  и плоды ее сладки для гортани моей.
Он ввел меня в дом пира,
  и знамя его надо мною — любовь.
Подкрепите меня вином,
  освежите меня яблоками,
  ибо я изнемогаю от любви.
Левая рука его у меня под головою,
  а правая обнимает меня.
Заклинаю вас, дщери Иерусалимские,
  сернами или полевыми ланями:
не будите и не тревожьте возлюбленной,
  доколе ей угодно.
Голос возлюбленного моего!
  вот, он идет,
скачет по горам,
  прыгает по холмам.
Друг мой похож на серну
  или на молодого оленя.
Вот, он стоит
  у нас за стеною,
заглядывает в окно,
  мелькает сквозь решетку.
10 
Возлюбленный мой начал говорить мне:
  встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
11 
Вот, зима уже прошла;
  дождь миновал, перестал;
12 
цветы показались на земле;
  время пения настало,
и голос горлицы
  слышен в стране нашей;
13 
смоковницы распустили свои почки,
  и виноградные лозы, расцветая,
  издают благовоние.
Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
14 
Голубица моя в ущелье скалы
  под кровом утеса!
покажи мне лице твое,
  дай мне услышать голос твой;
потому что голос твой сладок
  и лице твое приятно.
15 
Ловите нам лисиц,
  лисенят,
которые портят виноградники;
  а виноградники наши в цвете.
16 
Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему;
  он пасет между лилиями.
17 
Доколе день дышит прохладою,
  и убегают тени,
возвратись, будь подобен серне
  или молодому оленю на расселинах гор.
Свернуть

Для тех, чьё понимание духовной жизни сводится к нормативной религиозности, эта часть Библии выпадает из центра внимания, ведь она не вписывается в стерилизованные представления о том, каким должно быть Слово Божие. Смущение откровенными образами обычно пытались преодолеть, истолковывая книгу символически, и в её образах действительно скрыто иносказание. И всё же случайно ли иносказание выражено в образах земной любви? Не потому ли, что она — ценность в глазах Того, Кто сотворил влюбленных?

Диалог жениха и невесты можно понимать как образное выражение взаимоотношений Бога и избранного Им народа, но если в ветхозаветном повествовании каждая верующая душа способна увидеть прообраз своего предстояния перед Богом, собственных подъёмов и падений, то и здесь каждый из нас оказывается похожим на невесту, ищущую Того, Кто говорил о Себе как о Женихе (Мф. 9:15, да и другие места).

Поначалу невеста вынуждена стеречь чужой виноградник, она оторвана от своего, обладание которым невозможно без жениха. Она не знает, где её избранник, но направляется на поиски, и обязательно встретит его: неизвестный избранник уже идёт ей навстречу.

Душа опасается своего несовершенства (я смугла), но любящий видит скрытую красоту.

Другие мысли вслух

 
На Песн 1:1-2:17
1 Песнь Песней Соломона
Да лобзает он меня лобзанием уст своих!
Ибо ласки твои лучше вина.
  От благовония мастей твоих
имя твое — как разлитое миро;
  поэтому девицы любят тебя.
Влеки меня, мы побежим за тобою; —
  царь ввел меня в чертоги свои, —
будем восхищаться и радоваться тобою,
  превозносить ласки твои больше, нежели вино;
  достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские!
  черна я, но красива,
как шатры Кидарские,
  как завесы Соломоновы.
Не смотрите на меня, что я смугла;
  ибо солнце опалило меня:
сыновья матери моей разгневались на меня,
  поставили меня стеречь виноградники, —
  моего собственного виноградника я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя:
  где пасешь ты?
  где отдыхаешь в полдень?
к чему мне быть скиталицею
  возле стад товарищей твоих?
Если ты не знаешь этого,
  прекраснейшая из женщин,
то иди себе по следам овец,
  и паси козлят твоих
  подле шатров пастушеских.
Кобылице моей в колеснице фараоновой
  я уподобил тебя, возлюбленная моя.
10 
Прекрасны ланиты твои под подвесками,
  шея твоя в ожерельях;
11 
золотые подвески мы сделаем тебе
  с серебряными блестками.
12 
Доколе царь был за столом своим,
  нард мой издавал благовоние свое.
13 
Мирровый пучок — возлюбленный мой у меня;
  у грудей моих пребывает.
14 
Как кисть кипера, возлюбленный мой
  у меня в виноградниках Енгедских.
15 
О, ты прекрасна, возлюбленная моя,
  ты прекрасна!
  глаза твои голубиные.
16 
О, ты прекрасен, возлюбленный мой,
  и любезен!
и ложе у нас — зелень;
17 
  кровли домов наших — кедры,
  потолки наши — кипарисы.
Я нарцисс Саронский,
  лилия долин!
Что лилия между тернами,
  то возлюбленная моя между девицами.
Что яблоня между лесными деревьями,
  то возлюбленный мой между юношами.
В тени ее люблю я сидеть,
  и плоды ее сладки для гортани моей.
Он ввел меня в дом пира,
  и знамя его надо мною — любовь.
Подкрепите меня вином,
  освежите меня яблоками,
  ибо я изнемогаю от любви.
Левая рука его у меня под головою,
  а правая обнимает меня.
Заклинаю вас, дщери Иерусалимские,
  сернами или полевыми ланями:
не будите и не тревожьте возлюбленной,
  доколе ей угодно.
Голос возлюбленного моего!
  вот, он идет,
скачет по горам,
  прыгает по холмам.
Друг мой похож на серну
  или на молодого оленя.
Вот, он стоит
  у нас за стеною,
заглядывает в окно,
  мелькает сквозь решетку.
10 
Возлюбленный мой начал говорить мне:
  встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
11 
Вот, зима уже прошла;
  дождь миновал, перестал;
12 
цветы показались на земле;
  время пения настало,
и голос горлицы
  слышен в стране нашей;
13 
смоковницы распустили свои почки,
  и виноградные лозы, расцветая,
  издают благовоние.
Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
14 
Голубица моя в ущелье скалы
  под кровом утеса!
покажи мне лице твое,
  дай мне услышать голос твой;
потому что голос твой сладок
  и лице твое приятно.
15 
Ловите нам лисиц,
  лисенят,
которые портят виноградники;
  а виноградники наши в цвете.
16 
Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему;
  он пасет между лилиями.
17 
Доколе день дышит прохладою,
  и убегают тени,
возвратись, будь подобен серне
  или молодому оленю на расселинах гор.
Свернуть
Для тех, чьё понимание духовной жизни сводится к нормативной религиозности, эта часть Библии выпадает из центра внимания...  Читать далее

Для тех, чьё понимание духовной жизни сводится к нормативной религиозности, эта часть Библии выпадает из центра внимания, ведь она не вписывается в стерилизованные представления о том, каким должно быть Слово Божие. Смущение откровенными образами обычно пытались преодолеть, истолковывая книгу символически, и в её образах действительно скрыто иносказание. И всё же случайно ли иносказание выражено в образах земной любви? Не потому ли, что она — ценность в глазах Того, Кто сотворил влюбленных?

Диалог жениха и невесты можно понимать как образное выражение взаимоотношений Бога и избранного Им народа, но если в ветхозаветном повествовании каждая верующая душа способна увидеть прообраз своего предстояния перед Богом, собственных подъёмов и падений, то и здесь каждый из нас оказывается похожим на невесту, ищущую Того, Кто говорил о Себе как о Женихе (Мф. 9:15, да и другие места).

Поначалу невеста вынуждена стеречь чужой виноградник, она оторвана от своего, обладание которым невозможно без жениха. Она не знает, где её избранник, но направляется на поиски, и обязательно встретит его: неизвестный избранник уже идёт ей навстречу.

Душа опасается своего несовершенства ("я смугла"), но любящий видит скрытую красоту.

Свернуть
 
На Песн 2:4
Он ввел меня в дом пира,
  и знамя его надо мною — любовь.
Свернуть
Комментаторы Библии уже на протяжении многих столетий спорят о том, как понимать Песнь Песней: буквально или...  Читать далее

Комментаторы Библии уже на протяжении многих столетий спорят о том, как понимать Песнь Песней: буквально или аллегорически. С одной стороны, перед нами замечательнейший гимн любви, любви высокой и чистой. Но, возражают другие, Библия — книга духовная, и место ли в ней любовной лирике, пусть речь идёт даже о любви действительно высокой и чистой? Ведь это всё же чувство чисто человеческое, это любовь мужчины к женщине, отнюдь не небесная, а вполне земная, к духовным высотам отношения не имеющая. И, наверное, будь мы не людьми, а ангелами, бесплотными духами, которым всё природное чуждо по определению, с возражениями ригористов пришлось бы согласиться. Но мы не ангелы, мы люди. Это не означает, что мы лучше или хуже. Мы просто другие. Природное — неотъемлемая часть нашей жизни, и это не какое-то недоразумение и не следствие грехопадения, это изначальный замысел Бога о нас, как о людях. А значит, и природа может быть частью духовного мира. В том числе и наша собственная природа. Особенно в таких её проявлениях, как высокая и чистая любовь между мужчиной и женщиной. Любовь, в которой природного столько же, сколько и духовного. Любовь, которая не профанирует духа, сводя его к одной лишь природе, а преображает природу духом. Любовь, в которой Бог присутствует не меньше самих любящих. Любовь, которая принадлежит Царству, как и каждый дар Божий.

Свернуть
 
На Песн 2:8-14
Голос возлюбленного моего!
  вот, он идет,
скачет по горам,
  прыгает по холмам.
Друг мой похож на серну
  или на молодого оленя.
Вот, он стоит
  у нас за стеною,
заглядывает в окно,
  мелькает сквозь решетку.
10 
Возлюбленный мой начал говорить мне:
  встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
11 
Вот, зима уже прошла;
  дождь миновал, перестал;
12 
цветы показались на земле;
  время пения настало,
и голос горлицы
  слышен в стране нашей;
13 
смоковницы распустили свои почки,
  и виноградные лозы, расцветая,
  издают благовоние.
Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
14 
Голубица моя в ущелье скалы
  под кровом утеса!
покажи мне лице твое,
  дай мне услышать голос твой;
потому что голос твой сладок
  и лице твое приятно.
Свернуть
Как в иудейской, так и в христианской традиции Песнь Песней чаще всего трактуется как аллегорическая поэма о любви между Богом и Его народом — Израилем или Церковью. Иногда говорят, что это песнь любви Бога и человеческой души. И хотя буквальное...  Читать далее

Как в иудейской, так и в христианской традиции Песнь Песней чаще всего трактуется как аллегорическая поэма о любви между Богом и Его народом — Израилем или Церковью. Иногда говорят, что это песнь любви Бога и человеческой души. И хотя буквальное понимание Песни Песней как поэмы о человеческой любви никто не отменял, в чтениях Церкви всё-таки важно именно символическое понимание. Сейчас, в конце Адвента, мы читаем отрывок, в котором невеста слышит голос жениха. Душа слышит голос Бога. И Он призывает проснуться, встать. Кончается время зимы — время ожидания. Господь близко. И душа узнаёт Его голос, голос, который невозможно перепутать ни с каким другим.

Свернуть
 
На Песн 2:8-14
Голос возлюбленного моего!
  вот, он идет,
скачет по горам,
  прыгает по холмам.
Друг мой похож на серну
  или на молодого оленя.
Вот, он стоит
  у нас за стеною,
заглядывает в окно,
  мелькает сквозь решетку.
10 
Возлюбленный мой начал говорить мне:
  встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
11 
Вот, зима уже прошла;
  дождь миновал, перестал;
12 
цветы показались на земле;
  время пения настало,
и голос горлицы
  слышен в стране нашей;
13 
смоковницы распустили свои почки,
  и виноградные лозы, расцветая,
  издают благовоние.
Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!
14 
Голубица моя в ущелье скалы
  под кровом утеса!
покажи мне лице твое,
  дай мне услышать голос твой;
потому что голос твой сладок
  и лице твое приятно.
Свернуть
Книгу Песни Песней в истории и Синагоги, и Церкви интерпретировали очень по-разному. В женихе видели Бога или Мессию, а в невесте — народ Божий или Церковь. Аллегория стала основой при интерпретации Песни Песней. Конечно, все понимали, что перед нами один из прекраснейших образцов...  Читать далее

Книгу Песни Песней в истории и Синагоги, и Церкви интерпретировали очень по-разному. В женихе видели Бога или Мессию, а в невесте — народ Божий или Церковь. Аллегория стала основой при интерпретации Песни Песней. Конечно, все понимали, что перед нами один из прекраснейших образцов любовной лирики, но почти никто не допускал даже мысли о её уместности в Библии, особенно в Средние века. Да и в Новое время было не намного лучше, особенно там, где решающую роль играли строгие пуританские традиции с их порой неумеренным морализмом. Для моралиста любовь если и допустима, то только как нечто высшее и бестелесное. Ничего плотского в ней не должно быть, иначе Богу такая любовь угодной не будет.

Бог между тем заповедал людям «плодиться и размножаться» ещё до грехопадения, не видя, судя по всему, ничего плохого в плотской любви самой по себе. При одном, правда условии: она должна быть частью той полноты отношений, которые связывают супругов между собой. И при этом частью отнюдь не определяющей. Но тут нет ничего специфического: ведь, по замыслу Бога, природная составляющая вообще не должна была определять качество жизни человека. Его должно было определять то Божье «дыхание жизни», которое Бог вдувает человеку в ноздри при сотворении. А природа должна была быть лишь одним из элементов этой данной Богом человеку жизни.

Важным, но отнюдь не главным. Неудивительно, что и в зарождении новой человеческой жизни человеческая природа должна была, по замыслу Божьему, участвовать. Участвовать ровно настолько, насколько она вообще участвует в человеческой жизни. Не больше и не меньше. Но, уж конечно, в этой жизни не преобладать, определяя её и затмевая собой всё остальное.

Если же отношения между мужчиной и женщиной именно таковы, то они действительно могут быть моделью для отношений человека с Богом, или отношений с Ним Его народа, или отношений Христа и Церкви. Ведь любовь одна, её духовное пространство едино. И если именно духовная составляющая оказывается определяющей, то и природа перестаёт быть низменной. Она может оказаться таковой, если станет преобладать в жизни двоих, превращая их в животных.

В животных, которыми они никогда не смогут стать потому, что Бог их такими не задумал. И красота которых, так же, как и их естественность, останется поэтому для них недостижимой. Позволяя природе торжествовать над духом, человек не становится животным, он становится грешным человеком. Но отношения как таковые тут не при чём, они лишь создают пространство общения. Которое можно заполнить чем угодно: от дыхания Божия до животных порывов. И только от наполнения зависит, станут ли они образом публичного дома или прообразом Царства.

Свернуть
 
На Песн 1:15
15 
О, ты прекрасна, возлюбленная моя,
  ты прекрасна!
  глаза твои голубиные.
Свернуть
Многие из тех, кто читал Песнь Песней, удивлялись тому, что такое произведение вошло в библейский канон: ведь речь, очевидно, идёт о любовной лирике, безусловно высокой и чистой, но к религиозной и духовной жизни, казалось бы, отношения не имеющей...  Читать далее

Многие из тех, кто читал Песнь Песней, удивлялись тому, что такое произведение вошло в библейский канон: ведь речь, очевидно, идёт о любовной лирике, безусловно высокой и чистой, но к религиозной и духовной жизни, казалось бы, отношения не имеющей. Относительно жизни религиозной с таким мнением, наверное, можно было бы согласиться. Если же говорить о жизни духовной, ситуация оказывается далеко не столь однозначной. Конечно, в книге нет ничего о религии, она о влюблённых, ищущих друг друга, друг о друге мечтающих, друг другом любующихся. Принято думать, что Библия имеет в виду не такую любовь, что речь в ней идёт о любви братской, о любви к ближнему, о любви к человеку вообще.

В Декалоге между тем есть специальная заповедь, посвящённая любви не братской, а супружеской, нарушение которой оказывается для духовной жизни так же губительно, как и нарушение всякой другой заповеди. Но если так, значит, любовь между мужчиной и женщиной, любовь супружескую тоже можно считать элементом духовной жизни, не менее важным, чем любая другая любовь.

В самом деле: можно ли разделить любовь на части? А если нет, то может ли оказаться, что одни виды любви — «духовные» и возвышенные, а другие — «плотские» и низменные? Что одна любовь — от Бога, а другая, как думали и думают некоторые, — от дьявола? Наверное, если бы дьявол был способен к любви или к творчеству, такой вопрос был бы возможен. Но ведь он не способен ни на то, ни на другое, он может лишь портить и извращать то, что создано не им.

Иногда, если мы позволяем ему испортить данную нам от Бога любовь, он может это сделать. И всё же любви «не от Бога» не бывает. Конечно, она бывает разной, по-разному соединяя людей, по-разному раскрывая их друг другу. Но если всё происходит по замыслу и по воле Бога, любовь никогда не станет ни «низменной», ни «плотской».

Всякая любовь имеет телесное измерение, более или менее явное: ведь мы не ангелы, а люди, и природная жизнь так же нам свойственна, как жизнь духовная. Вопрос лишь в том, что будет преобладать в тех отношениях, которые связывают нас с любящими и любимыми: дух или природа. Преобладание природы исказит всякую любовь, будь то любовь между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сёстрами. Преобладание духа над природой сделает всякую любовь благословенной: ведь Бог есть любовь, и именно её надо считать подлинным благословением Божиим.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).