Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Гал 1:11-24

11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
13  Ибо вы слышали о моем образе жизни некогда в иудействе, что я, не зная меры, гнал Церковь Божию и опустошал её,
14  преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерно ревнителем отеческих моих преданий.
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
17  и не пошел в Иерусалим к тем, которые были раньше меня апостолами, но ушел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18  Потом, три года спустя, я пошел в Иерусалим познакомиться с Кифой и пробыл у него пятнадцать дней;
19  другого же из апостолов я не видел: только Иакова, брата Господня.
20  А что пишу вам, - вот, пред Богом: не лгу.
21  Затем я пошел в страны Сирии и Киликии.
22  Церкви же Иудейские, которые во Христе, меня не знали в лицо.
23  Но только слышно было, что некогда гнавший нас теперь благовествует веру, которую некогда истреблял,
24  и прославляли за меня Бога.
Свернуть

Говоря о собственном духовном пути, Павел не случайно подчёркивает, что он, будучи в своё время ревностным приверженцем иудаизма, стал впоследствии свидетелем Христа, Который послал его благовествовать язычникам (ст. 13 – 17). По-видимому, тем самым апостол отвечал на возможные упрёки в том, что он и сам резко изменил свои взгляды по основополагающим вопросам духовной и религиозной жизни. Если так, почему бы христианам Галатии не сделать того же самого, тем более, что изменения в их мировоззрении были куда менее радикальными по сравнению с теми, которые пережил Павел? Но апостол сразу же отмечает принципиально важный момент в том, что касается его духовного пути: абсолютную искренность своих исканий. Если он был вначале ревностным сторонником иудаизма, то не потому, что хотел быть «как все», а потому, что был искренне убеждён в правильности перед Богом того, как он жил и как верил.

Именно эта искренность и помогла ему встретить Христа и обрести Царство. Но одной встречи на Дамасской дороге было недостаточно, теперь нужно было решительно менять свою жизнь с тем, чтобы стать свидетелем Христовым. Павел и тут оказался верен себе, он не стал искать никого, кто подтвердил бы истинность его откровения, он просто отправился делать то дело, которое Бог ему поручил (ст. 15 – 19). Такая искренность является залогом и духовной трезвости, и духовной безошибочности. Духовно искрений человек никогда не станет искать обходных путей в духовной жизни с тем, чтобы избежать проблем, найти способ жить в Царстве полегче, искать компромиссов там, где они недопустимы. Вероятно, те проповедники, извращающие благовестие, о которых говорит апостол, настаивали на строгой обязательности для всех христиан соблюдения иудейских религиозных предписаний. И вызвано это было, скорее всего, желанием избежать конфликта с Синагогой, который в ином случае становился неизбежным. Очевидно, такие «духовные поиски» не имели никакого отношения ни к духовности, ни к подлинному поиску. Они могли лишь отдалить человека от Царства, о чём не устаёт напоминать Павел.

Темы:

Другие мысли вслух

 
На Гал 1:11-24
11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
13  Ибо вы слышали о моем образе жизни некогда в иудействе, что я, не зная меры, гнал Церковь Божию и опустошал её,
14  преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерно ревнителем отеческих моих преданий.
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
17  и не пошел в Иерусалим к тем, которые были раньше меня апостолами, но ушел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18  Потом, три года спустя, я пошел в Иерусалим познакомиться с Кифой и пробыл у него пятнадцать дней;
19  другого же из апостолов я не видел: только Иакова, брата Господня.
20  А что пишу вам, - вот, пред Богом: не лгу.
21  Затем я пошел в страны Сирии и Киликии.
22  Церкви же Иудейские, которые во Христе, меня не знали в лицо.
23  Но только слышно было, что некогда гнавший нас теперь благовествует веру, которую некогда истреблял,
24  и прославляли за меня Бога.
Свернуть
Продолжая разговор о духовной самотождественности человека, Павел подчёркивает, что речь идёт отнюдь не о неизменности взглядов и убеждений, даже таких фундаментальных, как религиозные...  Читать далее

Продолжая разговор о духовной самотождественности человека, Павел подчёркивает, что речь идёт отнюдь не о неизменности взглядов и убеждений, даже таких фундаментальных, как религиозные. И в пример он приводит самого себя: он ведь был убеждённым противником христиан и христианства, пока сам не встретился с воскресшим Христом на Дамасской дороге. И лишь после той встречи Павел стал тем, кем его узнали галаты: апостолом Христовым. Но при этом Павел, как ни парадоксально, остался самим собой. Но парадоксальной его ситуация выглядит лишь на первый взгляд.

Вопрос ведь и заключается в том, что такое «мы сами». Что означает быть собой настоящим? Где искать себя настоящего? Самый простой и быстрый способ заключается в том, чтобы внутренне отстранить от себя (хотя бы на время) всё то, что мы называем своим — потому, что, если мы ощущаем что-то своим, значит, это уж точно не мы сами. Разгрести все физиологические, психофизические и психические наслоения. Тогда-то и можно найти себя настоящего. В первый момент может показаться, что нас вообще нет — но это и понятно, ведь мы привыкли видеть не себя самих, а своё отражение в собственных мыслях, чувствах, эмоциональных состояниях.

Конечно, человек — не только дух, но и природа, однако ядро человеческой личности духовно, а не природно, и если мы привыкли переживать себя как природу (тут уже неважно, природу внешнюю, телесную, или внутреннюю, психическую), если привыкли отождествлять себя с ней, то, впервые пережив своё существование как жизнь духовного «я», мы, скорее всего, почувствуем себя не в своей тарелке. Но только так мы сможем понять, кто мы на самом деле, и понять, чем мы можем стать перед Богом и людьми. Потому, что тут вопрос об истинности или ложности наших представлений, понятий, взглядов, а главное — наших поступков и того выбора, который мы делаем, открывается нам совсем по-другому.

Тут можно из гонителя христиан превратится в христианина самому и остаться притом самим собой — но только если произойдёт что-то такое, что затронет эту глубину подлинного, духовного «я». Вот Павел и призывает галатов оставаться на глубине, не ориентируясь на внешние, поверхностные проявления собственных «я». Не пытаться найти на поверхности то, что находится на этой глубине. Тогда и станет им совершенно ясно и очевидно, где подлинное благовестие, а где мнимое. И никакие внешние взгляды, привычки и модели не смогут помешать этому узнаванию.

Свернуть
 
На Гал 1:11-24
11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
13  Ибо вы слышали о моем образе жизни некогда в иудействе, что я, не зная меры, гнал Церковь Божию и опустошал её,
14  преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерно ревнителем отеческих моих преданий.
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
17  и не пошел в Иерусалим к тем, которые были раньше меня апостолами, но ушел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18  Потом, три года спустя, я пошел в Иерусалим познакомиться с Кифой и пробыл у него пятнадцать дней;
19  другого же из апостолов я не видел: только Иакова, брата Господня.
20  А что пишу вам, - вот, пред Богом: не лгу.
21  Затем я пошел в страны Сирии и Киликии.
22  Церкви же Иудейские, которые во Христе, меня не знали в лицо.
23  Но только слышно было, что некогда гнавший нас теперь благовествует веру, которую некогда истреблял,
24  и прославляли за меня Бога.
Свернуть
Всё-таки апостола Павла отличает поразительное дерзновение, которое иногда хочется назвать наглостью. Ну посудите сами, что он говорит: после того, как...  Читать далее

Всё-таки апостола Павла отличает поразительное дерзновение, которое иногда хочется назвать наглостью. Ну посудите сами, что он говорит: после того, как Бог открыл ему Сына Своего, он «не стал советоваться с плотью и кровью»! Вообще-то прямая дорога к созданию секты — общаться с Богом только напрямую, игнорировать Церковь... Стоп. А разве Павел игнорирует Церковь? Нет, и ещё раз нет. Он именно приходит в Церковь, входит в неё, начинает проповедовать Христа — не отдельно от Церкви. Чего он не ищет — так это человеческого учительства и одобрения. Для него достаточно призвания Божия, и ему не обязательно идит к апостолам за подтверждением своего призвания. Он входит в ту общину, которая есть, потом идёт проповедовать... В сущности, не пытаясь связаться с апостолами, он не пытается и получить дополнительный авторитет. Ему не нужно подтвержение от человеков.

Свернуть
 
На Гал 1:11-19
11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
13  Ибо вы слышали о моем образе жизни некогда в иудействе, что я, не зная меры, гнал Церковь Божию и опустошал её,
14  преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерно ревнителем отеческих моих преданий.
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
17  и не пошел в Иерусалим к тем, которые были раньше меня апостолами, но ушел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18  Потом, три года спустя, я пошел в Иерусалим познакомиться с Кифой и пробыл у него пятнадцать дней;
19  другого же из апостолов я не видел: только Иакова, брата Господня.
Свернуть
Павел, как видно, даже с некоторым вызовом говорит о том, что, получив своё откровение по дороге в Дамаск, он с самого начала отказался от мысли...  Читать далее

Павел, как видно, даже с некоторым вызовом говорит о том, что, получив своё откровение по дороге в Дамаск, он с самого начала отказался от мысли советоваться с кем бы то ни было из людей, даже со своими единоверцами, хотя бы то были сами апостолы. Странно? На первый взгляд, да: ведь встретить единомышленника и единоверца радостно всегда, а в начале духовного пути особенно. Но апостол, как видно, понимал: есть вещи, до конца понятные лишь тем, кому они открыты, и разбираться в них надо самому. По дороге в Дамаск он встретил воскресшего из мёртвых Мессию, и только он сам мог и должен был понять, как жить дальше, как строить отношения с Тем, Кого он искал и наконец нашёл там, где не ждал найти. Другие могли рассказать Павлу о своём опыте, но не могли сделать этот опыт его собственным. А Павлу нужен был именно свой опыт, ведь Богу он нужен был как свидетель, а подлинный свидетель не может свидетельствовать с чужих слов. Не потому ли и наше свидетельство оказывается порой не слишком убедительным, что мы свидетельствуем не о своём опыте, а о чужом? Такое свидетельство можно называть «обучением основам веры», «приобщением к традиции» и какими угодно другими красивыми и, быть может, даже верными словами. Но такое свидетельство всё равно не будет до конца подлинным, если мы будем рассказывать о Христе и о Царстве с чужих слов, не зная сами того, что должны были бы знать. А тут уже никакое обучение и воспитание не заменит пути, который прошёл сам.

Свернуть
 
На Гал 1:11-19
11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
13  Ибо вы слышали о моем образе жизни некогда в иудействе, что я, не зная меры, гнал Церковь Божию и опустошал её,
14  преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерно ревнителем отеческих моих преданий.
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
17  и не пошел в Иерусалим к тем, которые были раньше меня апостолами, но ушел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18  Потом, три года спустя, я пошел в Иерусалим познакомиться с Кифой и пробыл у него пятнадцать дней;
19  другого же из апостолов я не видел: только Иакова, брата Господня.
Свернуть
С достойной подражания честностью и прямотой апостол Павел в сегодняшнем чтении из послания к Галатам противопоставляет человеческое и благодатное в служении Богу. Он говорит, что пытаясь служить Богу по собственному (человеческому) разумению, он «гнал Церковь… будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий»...  Читать далее

С достойной подражания честностью и прямотой апостол Павел в сегодняшнем чтении из послания к Галатам противопоставляет человеческое и благодатное в служении Богу. Он говорит, что пытаясь служить Богу по собственному (человеческому) разумению, он «гнал Церковь… будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий». Когда же Бог благоволил, Он открыл (т.е. сделал явным) в нем присутствие Сына Божьего и поставил апостола благовествовать Его язычникам. Уже не сам Савл из Тарса, но Бог благоволил избрать его на служение; уже не себя и свою ревность он может нести людям, но Сына Божьего; уже не ревновать о правильности он послан, но благовествовать спасение. Вот такой выбор предоставляется нам, христианам, читающим эти слова: неумеренно ревнительствовать об отеческих преданиях или благовествовать Сына Божьего. Как говорит в своих первых словах Дидахэ (Учение 12 апостолов, памятник христианской письменности конца 1 века), «Есть два пути: один — жизни и один — смерти…».

Свернуть
 
На Гал 1:15-16
15  Когда же благоволил Избравший меня от чрева матери моей и Призвавший благодатью Своей
16  открыть Сына Своего во мне, чтобы я благовествовал Его среди язычников, я не стал тотчас же советоваться с плотью и кровью,
Свернуть
Апостол Павел, конечно, в первую очередь говорит о своем собственном призвании, — но далеко не только своем. В сущности, призывая каждого человека в Церковь, Бог совершает те четыре ключевых действия, о которых говорит апостол...  Читать далее

Апостол Павел, конечно, в первую очередь говорит о своем собственном призвании, — но далеко не только своем. В сущности, призывая каждого человека в Церковь, Бог совершает те четыре ключевых действия, о которых говорит апостол. Во-первых, Господь избирает каждого, и мы становимся для Него уникальными, единственными и неповторимыми. Мучаясь вопросом о смысле своей жизни, нам важно помнить, что избрание Божие уже содержится в замысле Творца о каждом из нас. Во-вторых, Господь призывает каждого человека. Он обращается к сердцу и ждет отклика, ждет, чтобы мы приняли Его Самого и Его волю о нас. Этот призыв — великий дар благодати Божьей. В-третьих, для того, чтобы мы были по-настоящему живы и несли в себе неискаженный образ Незримого Бога, Господь «открывает в нас Сына Своего». Апостол воздерживается от уточнения того, как это происходит; для него важно, что когда человек откликается на призвание, он всем своим существом соединяется с Сыном Божьим. Происходит то, что отцы Церкви назвали обожением человека. Наконец, в-четвертых, дар жизни дается нам для того, чтобы мы пользовались им так, как это делает Сам Бог. А это в первую очередь означает отдавать жизнь, нести другим — не себя, но Слово Божье.

Апостол Павел очень ярко противопоставляет человеческое и благодатное в служении Богу. Он говорит, что пытаясь служить Богу по собственному (человеческому) разумению, он «гнал Церковь... будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий». Когда же Бог благоволил, Он открыл (т.е. сделал явным) в нем присутствие Сына Божьего и поставил апостола благовествовать Его язычникам. Уже не сам Савл из Тарса, но Бог благоволил избрать его на служение; уже не себя и свою ревность он может нести людям, но Сына Божьего; уже не ревновать о правильности он послан, но благовествовать спасение. Вот такой выбор предоставляется нам, христианам, читающим эти слова: неумеренно ревнительствовать об отеческих преданиях или благовествовать Сына Божьего. Как говорит в своих первых словах Дидахэ (Учение 12 апостолов, памятник христианской письменности конца 1 века), «Есть два пути: один — жизни и один — смерти».

Свернуть
 
На Гал 1:20-2:5
20  А что пишу вам, - вот, пред Богом: не лгу.
21  Затем я пошел в страны Сирии и Киликии.
22  Церкви же Иудейские, которые во Христе, меня не знали в лицо.
23  Но только слышно было, что некогда гнавший нас теперь благовествует веру, которую некогда истреблял,
24  и прославляли за меня Бога.
Затем, по истечении четырнадцати лет, я снова пошел в Иерусалим вместе с Варнавой, взяв с собой и Тита;
пошел же по откровению и изложил им и отдельно тем, которые были почитаемы, то Евангелие, которое я проповедую среди язычников: не бегу или не бежал ли я впустую,
Но и Тит, бывший со мною, хотя и Еллин, не был принужден к обрезанию:
а из-за вкравшихся лжебратьев, которые проникли выследить нашу свободу, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы нас поработить:
им мы не уступили и не подчинились ни на час, чтобы истина Евангелия сохранилась у вас.
Свернуть
Апостол Павел пишет письмо Галатийским церквам в связи с малоприятной ситуацией...  Читать далее

Апостол Павел пишет письмо Галатийским церквам, которое мы начинаем читать сегодня, в связи с малоприятной ситуацией. Некие неназванные люди смутили галатийцев сообщением, что возвещаемая апостолом Павлом свобода во Христе — иллюзия, и нужно идти к Богу тернистым путем ветхозаветного законодательства. Не то важно, говорили они, любишь ли ты Бога и людей, а то, правильно ли ты ради Бога моешь посуду и соблюдаешь прочие ритуалы. Поэтому в самом начале послания апостол говорит о том, что Христос отдал Себя Самого за грехи наши. Это означает, помимо прочего, что возвещаемое апостолом — не религия. По определению, религия — это наш человеческий путь воссоединения с бесконечно далеким Богом. И дело даже не в том, что закон, как и все остальное в человеческой религиозности, не является таким путем (об этом апостол подробно пишет римлянам). Он противопоставляет своим оппонентам тот факт, что Бог Сам уже прошел разделяющий нас путь, Сам преодолел эту дистанцию.

Нельзя не присоединиться к удивлению апостола о том, как легко наша человеческая природа склоняется под иго безликого закона, отодвигая себя от слишком приблизившегося Бога. Такова психологическая разница между верой и религиозностью. И это важно иметь в виду, потому что каждый из нас нуждается в том, чтобы проверять себя: в вере ли ты живешь или в религии.

Свернуть
 
На Гал 1:6-12
Удивляюсь, что вы так скоро отпадаете в иное Евангелие от Призвавшего вас благодатью Христовой.
Но нет другого, а есть только некоторые, смущающие вас и желающие исказить Евангелие Христово.
Но если бы даже мы или ангел с неба благовествовал вам вопреки тому, что мы благовествовали вам, - да будет анафема.
Как мы прежде сказали, и теперь я снова говорю: если кто вам благовествует вопреки тому, что вы приняли, - да будет анафема.
10  Ибо теперь у людей ли ищу я благоволения или у Бога? Или людям стремлюсь я угождать? Если бы я всё еще угождал людям, я не был бы рабом Христовым,
11  Объявляю вам, братья: Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое;
12  ибо я и не от человека его принял и не был ему обучен, но получил чрез откровение Иисуса Христа.
Свернуть
Снова Павел напоминает нам о том, Кто — главный, Кто — на первом месте. Ведь так часто мы действительно ищем благоволения у людей и делаем что-то...  Читать далее

Снова Павел напоминает нам о том, Кто — главный, Кто — на первом месте. Ведь так часто мы действительно ищем благоволения у людей и делаем что-то, чтобы о нас говорили хорошо. Но Павел говорит ясно и жёстко: «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым». Мы-то всё пытаемся совместить несовместимое: угодить и Богу, и людям. Поступить по сердцу, но при этом всем вокруг нравиться. Мы боимся человеческого осуждения. Мы оглядываемся: а что скажут? Что подумают? Павел не оглядывается. Он выбрал путь, он знает, что идёт по пути, предназначенному, для него Богом. Всё остальное неважно. Кто бы что бы ни говорил — мы будем рабами Христа, только если откажемся от мысли нравиться всем и каждому.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).