Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Зах 11:1-17

Отворяй, Ливан, ворота твои,
  и да пожрет огонь кедры твои.
Рыдай, кипарис, ибо упал кедр,
  ибо и величавые опустошены;
рыдайте, дубы Васанские,
  ибо повалился непроходимый лес.
Слышен голос рыдания пастухов,
  потому что опустошено приволье их;
слышно рыкание молодых львов,
  потому что опустошена краса Иордана.
4 Так говорит Господь Бог мой: паси овец, обреченных на заклание, 5 которых купившие убивают ненаказанно, а продавшие говорят: «благословен Господь; я разбогател!» и пастухи их не жалеют о них. 6 Ибо Я не буду более миловать жителей земли сей, говорит Господь; и вот, Я предам людей, каждого в руки ближнего его и в руки царя его, и они будут поражать землю, и Я не избавлю от рук их.
7 И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных. И возьму Себе два жезла, и назову один — благоволением, другой — узами, и ими буду пасти овец. 8 И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня. 9 Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая — пусть умирает, и гибнущая — пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой. 10 И возьму жезл Мой — благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами. 11 И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это слово Господа. 12 И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет — не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребреников. 13 И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище — высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребреников и бросил их в дом Господень для горшечника. 14 И переломил Я другой жезл Мой — «узы», чтобы расторгнуть братство между Иудою и Израилем.
15 И Господь сказал мне: еще возьми себе снаряд одного из глупых пастухов. 16 Ибо вот, Я поставлю на этой земле пастуха, который о погибающих не позаботится, потерявшихся не будет искать и больных не будет лечить, здоровых не будет кормить, а мясо тучных будет есть и копыта их оторвет.
17 Горе негодному пастуху,
  оставляющему стадо!
меч на руку его
  и на правый глаз его!
рука его совершенно иссохнет,
  и правый глаз его совершенно потускнет.
Свернуть

Эта часть пророчества может повергнуть в пессимизм, ведь нам дано, причём в очень малой степени, прикоснуться к тому, насколько непроглядная тьма может наступить, если Завет Господа с людьми рухнет. Надо ли понимать слова пророчества как точное предсказание той ситуации, которая возникнет фатально и неотвратимо? Или же в словах Захарии следует увидеть предупреждение, адресованное людям: вы постоянно отступаете от Завета с Господом, отвергаете его условия, неизменно возвращаетесь к одним и тем же привычным грехам, так посмотрите же, каким станет мир, если столь стесняющий вас Завет будет расторгнут, вкусите же, какой окажется жизнь после того, как вы окончательно отвергнете Господа.

Стадо, отвергающее доброго Пастыря, обязательно нарвётся на негодного пастуха, который его погубит, а затем и сам погибнет. Это было уже не раз, но проходят века, а горький опыт никого не учит.

Другие мысли вслух

 
На Зах 11:1-17
Отворяй, Ливан, ворота твои,
  и да пожрет огонь кедры твои.
Рыдай, кипарис, ибо упал кедр,
  ибо и величавые опустошены;
рыдайте, дубы Васанские,
  ибо повалился непроходимый лес.
Слышен голос рыдания пастухов,
  потому что опустошено приволье их;
слышно рыкание молодых львов,
  потому что опустошена краса Иордана.
4 Так говорит Господь Бог мой: паси овец, обреченных на заклание, 5 которых купившие убивают ненаказанно, а продавшие говорят: «благословен Господь; я разбогател!» и пастухи их не жалеют о них. 6 Ибо Я не буду более миловать жителей земли сей, говорит Господь; и вот, Я предам людей, каждого в руки ближнего его и в руки царя его, и они будут поражать землю, и Я не избавлю от рук их.
7 И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных. И возьму Себе два жезла, и назову один — благоволением, другой — узами, и ими буду пасти овец. 8 И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня. 9 Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая — пусть умирает, и гибнущая — пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой. 10 И возьму жезл Мой — благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами. 11 И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это слово Господа. 12 И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет — не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребреников. 13 И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище — высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребреников и бросил их в дом Господень для горшечника. 14 И переломил Я другой жезл Мой — «узы», чтобы расторгнуть братство между Иудою и Израилем.
15 И Господь сказал мне: еще возьми себе снаряд одного из глупых пастухов. 16 Ибо вот, Я поставлю на этой земле пастуха, который о погибающих не позаботится, потерявшихся не будет искать и больных не будет лечить, здоровых не будет кормить, а мясо тучных будет есть и копыта их оторвет.
17 Горе негодному пастуху,
  оставляющему стадо!
меч на руку его
  и на правый глаз его!
рука его совершенно иссохнет,
  и правый глаз его совершенно потускнет.
Свернуть
Начиная с 11-й главы в словах Второзахарии о приходе Мессии вдруг появляются новые, совершенно неожиданные интонации...  Читать далее

Начиная с 11-й главы в словах Второзахарии о приходе Мессии вдруг появляются новые, совершенно неожиданные интонации. Только что он воспевал гимн очищению от языческих соблазнов, только что он говорил о новых пастырях народа, которые станут знамением совершившегося искупления. Но Бог дает ему увидеть нечто непостижимое, и пророк передает это со всей возможной точностью. Он видит, что с приходом Мессии связана некая таинственная катастрофа в избранном народе, что наступление Царства кроткого Мессии-Царя не будет триумфальным. Господь говорит о народе, как об овцах, обреченных на заклание, оставленных без суда и защиты. Слово Божие называет народ «поистине бедными», которым не на что надеяться. Причина этому в том, что души людей отвращаются от Бога, и потому Бог отвращается от них.

Об этой трагической справедливости говорили многие пророки; еще в преддверии плена они возвестили, что народ, которому не нужен Бог, который не хочет искать Его, обречен. Бог не может вмешиваться в его жизнь насильно, и открывается тем, кто жаждет правды и милости, не зная Единого Бога: «Я открылся не вопрошавшим обо Мне», с горечью говорит Господь Второисайе (Ис 65:1слл). Взыскание Бога — единственное, что нужно человеку, чтобы жить, но это очень практическая вещь. Человек ищет Бога в смирении сердца, в желании исполнять волю Бога и в делании правды и милосердия: «О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим», — еще в конце 8-го века до Р.Х. говорил пророк Михей (Мих 6:8). Однако, если мы только на словах призываем Бога, но строим свою жизнь по собственному усмотрению, — тем самым мы на деле отвергаем Его. И это отвержение Бога становится величайшей трагедией мира, потому что не только люди оказываются беззащитными, но и Сам Всемогущий страждет. «Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне» — почти человеческая, почти знакомая нам мука неразделенной любви звучит в этих словах, сказанных тому же Михею (Мих 6:3).

Вот эту глубинную трагедию истории мира, трагедию преданной нами любви Творца дано было пережить и Второзахарии. Он видит, что продолжение завета становится невозможным, потому что люди ищут от Бога благ, но не желают знать Его Самого. Вера Авраама и Моисея, Давида и пророков, превращается в насилие над Богом, в попытки использовать Его в мелких человеческих интересах. Господь бесконечно выше и любовь Его опаляет, как огонь; поэтому расторжение завета станет знамением Божьей истины для бедных, ожидающих Господа.

Народ Божий делает свой свободный выбор, и утрачивает присутствие Господне. С непередаваемой болью Господь говорит через пророка: «если угодно вам, дайте Мне плату Мою; если же нет — не давайте». Плату за Исход и закон, за чудеса и знамения, исцеления и защиту от угнетателей. Плату за Имя, открытое Моисею, за присутствие славы, увиденное Исайей... Кощунственно и неуместно звучат эти слова, и читать их по-настоящему страшно. Но это не литературный прием, не поэтическое преувеличение: пророк в Духе Божьем прозревает грядущее, и сообщает нам из него только одну чудовищную деталь. Это тридцать серебренников, уплаченных за Кровь Праведного и пошедших на покупку земли горшечника. У нас нет права гадать, что же открылось Второзахарии; важно, что эта деталь сразу смещает центр тяжести его пророчества. Не на троне видит он воцарение Помазанника Божьего: Его Царство открывается на Кресте.

Для пророка это не историческая случайность, обусловленная обстоятельствами. Предательство и тридцать серебренников для него суть выражение отношений всего человечества со своим Создателем. Но он видит и то, что конкретная причина трагедии — неверные пастыри Израиля, о вине которых он говорит в заключительных стихах этой невероятной главы.

Свернуть
 
На Зах 11:13
13 И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище — высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребреников и бросил их в дом Господень для горшечника.
Свернуть
Тридцать сребреников стали символом предательства, самого страшного предательства в истории человечества — предательства Иудой Мессии, учеником Которого он был. А пророческая проповедь, как это иногда бывает, стала пророчеством в полном смысле слова, предсказанием того, что...  Читать далее

Тридцать сребреников стали символом предательства, самого страшного предательства в истории человечества — предательства Иудой Мессии, учеником Которого он был. А пророческая проповедь, как это иногда бывает, стала пророчеством в полном смысле слова, предсказанием того, что произошло во дни земного служения Спасителя. Конечно, миссия пророка заключается вовсе не в том, чтобы предсказывать будущее. Пророк не предсказатель, он свидетель Божий, который может донести до своих современников (если, конечно, те захотят его услышать), что Бог думает о них самих и об их делах и поступках. Но бывают в истории ситуации, которые историк культуры, наверное, назвал бы архетипическими, ситуации, где форма не менее символична, чем сам смысл. И одной из таких ситуаций оказывается плата за предательство. А тогда ситуации могут иногда повторяться почти, что называется, один в один. И Захария как раз отмечает одну из таких ситуаций, один из тех моментов, где форма и смысл сливаются почти нераздельно: презрительно брошенные деньги, попадающие в храмовую копилку, как отступное, как плата Богу «за беспокойство». Союз-завет разорван, Бог берёт Свою плату, как берут неустойку, говоря: если вы цените хоть сколько-нибудь Мои труды, заплатите. И Ему платят, платят цену, положенную не слишком дорогому ремесленнику: не так, чтобы совсем без расчёта, но с расчётом, недостойным не только Бога, но даже человека, чей труд ценят действительно высоко. А дальше стоит только довести эту логику до конца, чтобы получить цену предательства. Ведь отделаться от Бога — означает от Него отвернуться, отделаться от Мессии — означает Его убить. Те, кто оценили Бога в цену горшечника, и Мессию выше не оценят.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).