Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Деян 25:1-12

1 Festus ergo cum venisset in provinciam, post triduum ascendit Jerosolymam a Cæsarea. 2 Adieruntque eum principes sacerdotum et primi Judæorum adversus Paulum: et rogabant eum, 3 postulantes gratiam adversus eum, ut juberet perduci eum in Jerusalem, insidias tendentes ut interficerent eum in via. 4 Festus autem respondit servari Paulum in Cæsarea: se autem maturius profecturum. 5 Qui ergo in vobis, ait, potentes sunt, descendentes simul, si quod est in viro crimen, accusent eum. 6 Demoratus autem inter eos dies non amplius quam octo aut decem, descendit Cæsaream, et altera die sedit pro tribunali, et jussit Paulum adduci. 7 Qui cum perductus esset, circumsteterunt eum, qui ab Jerosolyma descenderant Judæi, multas et graves causas objicientes, quas non poterant probare: 8 Paulo rationem reddente: Quoniam neque in legem Judæorum, neque in templum, neque in Cæsarem quidquam peccavi. 9 Festus autem volens gratiam præstare Judæis, respondens Paulo, dixit: Vis Jerosolymam ascendere, et ibi de his judicari apud me? 10 Dixit autem Paulus: Ad tribunal Cæsaris sto: ibi me oportet judicari: Judæis non nocui, sicut tu melius nosti. 11 Si enim nocui, aut dignum morte aliquid feci, non recuso mori: si vero nihil est eorum quæ hi accusant me, nemo potest me illis donare. Cæsarem appello. 12 Tunc Festus cum concilio locutus, respondit: Cæsarem appellasti? ad Cæsarem ibis.
Свернуть

Как видно, Павел окончательно завершает все свои дела в Иерусалиме и требует суда императора, на который, как римский гражданин, он имел право. Внешне такое решение выглядит как капитуляция. В самом деле: апостол отказывается отстаивать свою правоту перед Синедрионом, отказывает представителям того народа, к которому принадлежит, в праве судить себя. Пользуется своим правом римского гражданина пренебречь всяким судом, кроме императорского.

Такое решение с точки зрения Галахи было очевидным нарушением норм и Торы, и самой Галахи: евреям Галаха запрещает обращаться в суды язычников, когда дело касается вопросов религии. Человек, так поступивший, ставит себя вне еврейской общины, за этим следует обычно отлучение от Синагоги. Но в том-то и дело, что Павел не собирался действовать в соответствии с нормами Галахи везде и всюду. Разумеется, он её прекрасно знал, по крайней мере, в том виде, в котором она существовала на тот момент: обучение «у ног Гамалиэля» даром не прошло. Но Галаха не была для него непререкаемым законом. Оно и понятно: Галаха – не Тора. Это всего лишь законодательство, на Торе основанное.

Тора — не только законодательство, это описание тех духовных законов, которые определяют отношения человека с Богом. Тора — явление духовное, хотя она и породила мощную религиозную традицию, Галаха — чисто религиозное. А религия после встречи с воскресшим Христом на дамасской дороге не была для Павла чем-то абсолютным. Он, конечно, не отказывался от той религиозной традиции, в которой вырос, но и не абсолютизировал её. И не видел поэтому никакого смысла в следовании той же Галахе любой ценой.

В Иерусалим он пришёл для того, чтобы свидетельствовать там о Царстве, и эту свою задачу апостол выполнил, едва не став жертвой религиозных фанатиков. Больше в Иерусалиме ему было делать нечего. Играть по религиозным правилам для Павла не было никакого смысла. Сам-то он прекрасно знает, что не совершил никакого преступления ни против своего народа, ни против своей религии, ни против Иерусалима, ни против Храма. Но он прекрасно понимал, что Синедриону, например, он ничего бы не доказал.

Да и не имело смысла уже никому в Иерусалиме ничего доказывать: в конце концов, не храмовое священство, не Синедрион и не синагогальные лидеры возглавляют то Царство, жителем которого Павел стал после встречи на дамасской дороге. А если уж выбирать, какой из земных властей отдать себя в руки, то светская власть выглядела предпочтительнее религиозной: она, по крайней мере, далеко не так фанатично относилась к религиозным вопросам, как многие представители Синедриона и храмовой верхушки. И Павел выбирает суд императора. И отправляется в Рим.

Другие мысли вслух

 
На Деян 25:1-12
1 Festus ergo cum venisset in provinciam, post triduum ascendit Jerosolymam a Cæsarea. 2 Adieruntque eum principes sacerdotum et primi Judæorum adversus Paulum: et rogabant eum, 3 postulantes gratiam adversus eum, ut juberet perduci eum in Jerusalem, insidias tendentes ut interficerent eum in via. 4 Festus autem respondit servari Paulum in Cæsarea: se autem maturius profecturum. 5 Qui ergo in vobis, ait, potentes sunt, descendentes simul, si quod est in viro crimen, accusent eum. 6 Demoratus autem inter eos dies non amplius quam octo aut decem, descendit Cæsaream, et altera die sedit pro tribunali, et jussit Paulum adduci. 7 Qui cum perductus esset, circumsteterunt eum, qui ab Jerosolyma descenderant Judæi, multas et graves causas objicientes, quas non poterant probare: 8 Paulo rationem reddente: Quoniam neque in legem Judæorum, neque in templum, neque in Cæsarem quidquam peccavi. 9 Festus autem volens gratiam præstare Judæis, respondens Paulo, dixit: Vis Jerosolymam ascendere, et ibi de his judicari apud me? 10 Dixit autem Paulus: Ad tribunal Cæsaris sto: ibi me oportet judicari: Judæis non nocui, sicut tu melius nosti. 11 Si enim nocui, aut dignum morte aliquid feci, non recuso mori: si vero nihil est eorum quæ hi accusant me, nemo potest me illis donare. Cæsarem appello. 12 Tunc Festus cum concilio locutus, respondit: Cæsarem appellasti? ad Cæsarem ibis.
Свернуть
Фест, полномочный представитель земной власти, к тому же иноземной, признаёт законным желание Павла предстать перед...  Читать далее

Фест, полномочный представитель земной власти, к тому же иноземной, признаёт законным желание Павла предстать перед императорским судом в Риме. Павел апеллирует к земной справедливости, проявляющейся в государственных законах, и это не противоречит его облику, каким он вырисовывается из его посланий и книги Деяний Апостолов.

Но после Павла, и даже в наше время, не все христиане уверены в том, что для людей духовных, устремлённых к горнему миру, допустимо поступать подобным образом. Признавая правоту Павла, такие люди считают несмиренным подражать ему в отстаивании собственных прав. Однако если мы соглашаемся кесарю отдавать кесарево, только бы он не претендовал на большее, то из этого следует выполнение установленных кесарем законов.

Отстаивание своих прав многим кажется проявлением гордости. Гордость, конечно, может сюда примешаться, как и ко многому другому, что делается людьми, но пользование своими правами - естественная норма, и мы можем утверждать, что Павел её санкционировал. Если же разумный закон направлен на благо подданных кесаря, не будет ли горделивого превозношения в отказе пользоваться таким законом?

Свернуть
 
На Деян 25:1-27
1 Festus ergo cum venisset in provinciam, post triduum ascendit Jerosolymam a Cæsarea. 2 Adieruntque eum principes sacerdotum et primi Judæorum adversus Paulum: et rogabant eum, 3 postulantes gratiam adversus eum, ut juberet perduci eum in Jerusalem, insidias tendentes ut interficerent eum in via. 4 Festus autem respondit servari Paulum in Cæsarea: se autem maturius profecturum. 5 Qui ergo in vobis, ait, potentes sunt, descendentes simul, si quod est in viro crimen, accusent eum. 6 Demoratus autem inter eos dies non amplius quam octo aut decem, descendit Cæsaream, et altera die sedit pro tribunali, et jussit Paulum adduci. 7 Qui cum perductus esset, circumsteterunt eum, qui ab Jerosolyma descenderant Judæi, multas et graves causas objicientes, quas non poterant probare: 8 Paulo rationem reddente: Quoniam neque in legem Judæorum, neque in templum, neque in Cæsarem quidquam peccavi. 9 Festus autem volens gratiam præstare Judæis, respondens Paulo, dixit: Vis Jerosolymam ascendere, et ibi de his judicari apud me? 10 Dixit autem Paulus: Ad tribunal Cæsaris sto: ibi me oportet judicari: Judæis non nocui, sicut tu melius nosti. 11 Si enim nocui, aut dignum morte aliquid feci, non recuso mori: si vero nihil est eorum quæ hi accusant me, nemo potest me illis donare. Cæsarem appello. 12 Tunc Festus cum concilio locutus, respondit: Cæsarem appellasti? ad Cæsarem ibis.
13 Et cum dies aliquot transacti essent, Agrippa rex et Bernice descenderunt Cæsaream ad salutandum Festum. 14 Et cum dies plures ibi demorarentur, Festus regi indicavit de Paulo, dicens: Vir quidam est derelictus a Felice vinctus, 15 de quo cum essem Jerosolymis, adierunt me principes sacerdotum et seniores Judæorum, postulantes adversus illum damnationem. 16 Ad quos respondi: Quia non est Romanis consuetudo damnare aliquem hominem priusquam is qui accusatur præsentes habeat accusatores, locumque defendendi accipiat ad abluenda crimina. 17 Cum ergo huc convenissent sine ulla dilatione, sequenti die sedens pro tribunali, jussi adduci virum. 18 De quo, cum stetissent accusatores, nullam causam deferebant, de quibus ego suspicabar malum. 19 Quæstiones vero quasdam de sua superstitione habebant adversus eum, et de quodam Jesu defuncto, quem affirmabat Paulus vivere. 20 Hæsitans autem ego de hujusmodi quæstione, dicebam si vellet ire Jerosolymam, et ibi judicari de istis. 21 Paulo autem appellante ut servaretur ad Augusti cognitionem, jussi servari eum, donec mittam eum ad Cæsarem. 22 Agrippa autem dixit ad Festum: Volebam et ipse hominem audire. Cras, inquit, audies eum. 23 Altera autem die cum venisset Agrippa et Bernice cum multa ambitione, et introissent in auditorium cum tribunis et viris principalibus civitatis, jubente Festo, adductus est Paulus. 24 Et dicit Festus: Agrippa rex, et omnes qui simul adestis nobiscum viri, videtis hunc de quo omnis multitudo Judæorum interpellavit me Jerosolymis, petentes et acclamantes non oportere eum vivere amplius. 25 Ego vere comperi nihil dignum morte eum admisisse. Ipso autem hoc appellante ad Augustum, judicavi mittere. 26 De quo quid certum scribam domino, non habeo. Propter quod produxi eum ad vos, et maxime ad te, rex Agrippa, ut interrogatione facta habeam quid scribam. 27 Sine ratione enim mihi videtur mittere vinctum, et causas ejus non significare.
Свернуть
Прокуратор Фест довольно точно определил суть конфликта Павла с иудеями. Речь идет о поклонении Богу и о некоем...  Читать далее

Прокуратор Фест довольно точно определил суть конфликта Павла с иудеями. Речь идет о поклонении Богу и о некоем умершем Иисусе, о Котором Павел говорит, что Он жив. Павел и сам неоднократно говорит в своих посланиях, что страдает за имя Господа Иисуса, за весть о Его воскресении. На фоне такого ясного понимания проблемы прокуратором кажется несколько странной позиция Павла, желающего представить этот вопрос на суд Кесаря. Неужели римский император обладает в глазах Павла таким авторитетом, чтобы судить о том, жив ли Иисус или нет, тщетна вера Павла и всех христиан, или нет? Конечно, можно сказать, что императорский суд — только предлог для того, чтобы добраться под охраной солдат до Рима и там проповедать Благую Весть. Если это так, то нам следует поучиться у Павла умению использовать жизненные обстоятельства для исполнения своего призвания. Но возможно, идея человеческого суда об истинности Евангелия не так уж абсурдна. Ведь уже через несколько лет после того, как Павел оказался в Риме, тысячи жителей столицы — от патрициев до рабов — вынесли свой приговор по этому делу, приняв крещение и мученичество за истинность Воскресения. Евангелие и сегодня никому не навязывается. Оно снова и снова требует нашего суда над ним — личного, конкретного решения о том, жив ли умерший Иисус и прав ли Его служитель Павел.

Свернуть
 
На Деян 25:1-27
1 Festus ergo cum venisset in provinciam, post triduum ascendit Jerosolymam a Cæsarea. 2 Adieruntque eum principes sacerdotum et primi Judæorum adversus Paulum: et rogabant eum, 3 postulantes gratiam adversus eum, ut juberet perduci eum in Jerusalem, insidias tendentes ut interficerent eum in via. 4 Festus autem respondit servari Paulum in Cæsarea: se autem maturius profecturum. 5 Qui ergo in vobis, ait, potentes sunt, descendentes simul, si quod est in viro crimen, accusent eum. 6 Demoratus autem inter eos dies non amplius quam octo aut decem, descendit Cæsaream, et altera die sedit pro tribunali, et jussit Paulum adduci. 7 Qui cum perductus esset, circumsteterunt eum, qui ab Jerosolyma descenderant Judæi, multas et graves causas objicientes, quas non poterant probare: 8 Paulo rationem reddente: Quoniam neque in legem Judæorum, neque in templum, neque in Cæsarem quidquam peccavi. 9 Festus autem volens gratiam præstare Judæis, respondens Paulo, dixit: Vis Jerosolymam ascendere, et ibi de his judicari apud me? 10 Dixit autem Paulus: Ad tribunal Cæsaris sto: ibi me oportet judicari: Judæis non nocui, sicut tu melius nosti. 11 Si enim nocui, aut dignum morte aliquid feci, non recuso mori: si vero nihil est eorum quæ hi accusant me, nemo potest me illis donare. Cæsarem appello. 12 Tunc Festus cum concilio locutus, respondit: Cæsarem appellasti? ad Cæsarem ibis.
13 Et cum dies aliquot transacti essent, Agrippa rex et Bernice descenderunt Cæsaream ad salutandum Festum. 14 Et cum dies plures ibi demorarentur, Festus regi indicavit de Paulo, dicens: Vir quidam est derelictus a Felice vinctus, 15 de quo cum essem Jerosolymis, adierunt me principes sacerdotum et seniores Judæorum, postulantes adversus illum damnationem. 16 Ad quos respondi: Quia non est Romanis consuetudo damnare aliquem hominem priusquam is qui accusatur præsentes habeat accusatores, locumque defendendi accipiat ad abluenda crimina. 17 Cum ergo huc convenissent sine ulla dilatione, sequenti die sedens pro tribunali, jussi adduci virum. 18 De quo, cum stetissent accusatores, nullam causam deferebant, de quibus ego suspicabar malum. 19 Quæstiones vero quasdam de sua superstitione habebant adversus eum, et de quodam Jesu defuncto, quem affirmabat Paulus vivere. 20 Hæsitans autem ego de hujusmodi quæstione, dicebam si vellet ire Jerosolymam, et ibi judicari de istis. 21 Paulo autem appellante ut servaretur ad Augusti cognitionem, jussi servari eum, donec mittam eum ad Cæsarem. 22 Agrippa autem dixit ad Festum: Volebam et ipse hominem audire. Cras, inquit, audies eum. 23 Altera autem die cum venisset Agrippa et Bernice cum multa ambitione, et introissent in auditorium cum tribunis et viris principalibus civitatis, jubente Festo, adductus est Paulus. 24 Et dicit Festus: Agrippa rex, et omnes qui simul adestis nobiscum viri, videtis hunc de quo omnis multitudo Judæorum interpellavit me Jerosolymis, petentes et acclamantes non oportere eum vivere amplius. 25 Ego vere comperi nihil dignum morte eum admisisse. Ipso autem hoc appellante ad Augustum, judicavi mittere. 26 De quo quid certum scribam domino, non habeo. Propter quod produxi eum ad vos, et maxime ad te, rex Agrippa, ut interrogatione facta habeam quid scribam. 27 Sine ratione enim mihi videtur mittere vinctum, et causas ejus non significare.
Свернуть
Сегодняшнее чтение позволяет нам лучше понять, почему Павел решился потребовать рассмотрения своего дела императорским...  Читать далее

Сегодняшнее чтение позволяет нам лучше понять, почему Павел решился потребовать рассмотрения своего дела императорским судом, на что он имел право, как римский гражданин (ст. 11 – 12). Казалось бы, суд императора не лучшее место для решения споров по делам, касающимся Торы и норм иудейской религии. И всё же апостол избирает именно его. И обосновывает свой выбор весьма убедительно: он не сделал ничего плохого своим соплеменникам и единоверцам, а потому и не хочет, чтобы его отдавали на волю его обвинителей (ст. 8 – 11). Конечно, во многом такое нежелание можно объяснить тем, что Павел просто не верил в объективность Синедриона, на что имел все основания. Более того, он вполне мог опасаться даже бессудной расправы. И всё же выносить чисто религиозный спор на суд тех, кто не имеет к соответствующей религии никакого отношения, кажется шагом довольно бессмысленным. Но в том-то и дело, что Павел, по-видимому, не считал свои разногласия с соплеменниками вопросом чисто религиозным. Для него спор шёл не о богословии, а о Царстве, которое было открыто каждому, а не одним лишь его единоверцам. До пришествия в мир Христа и Тора, и Царство, действительно, принадлежали только одному народу на земле; теперь ситуация изменилась, и Павел, разумеется, прекрасно это понимает. Он и здесь вполне последователен: если язычники могут принять Христа и войти в Царство, не становясь при этом евреями, значит, и вопросы, касающиеся Христа и Царства, так же, как и всего, что с ними связано, могут быть отданы и на их рассмотрение тоже. Здесь речь шла уже не о вопросах религии, которые действительно касались лишь самих евреев, а о чём-то гораздо большем, что касалось каждого. Как видно, Павел считает, что неприятие его свидетельства Синагогой и Синедрионом, так же, как и большинством его соплеменников, отнюдь этого свидетельства не обесценивает и не говорит о неправоте апостола. И если дальнейшее свидетельство окажется возможным лишь вопреки желанию Синагоги и только под защитой римской власти, значит, нужно воспользоваться такой защитой и продолжать свидетельствовать, что Павел и делает. Конечно, свидетельство о Царстве римской власти было совсем ни к чему, так что Павла и в Риме могли ждать лишь новые преследования. Но, как видно, его римская миссия была ещё впереди, а вот миссия в Иерусалиме подошла к концу. И не потому, конечно, что апостолу нечего было больше сказать своим соплеменникам, а потому, что там не нашлось тех, кто готов был его услышать.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).