Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Деян 27:1-44

1 Когда было решено, что мы должны плыть в Италию, Павла и других узников передали центуриону по имени Юлий из когорты императора. 2 Мы сели на корабль из Адрамита, который должен был заходить в прибрежные гавани Асии, и вышли на нем в море. С нами был еще македонянин Аристарх из Фессалоники.
3 И на другой день мы пристали к берегу в Сидоне, и Юлий, расположенный к Павлу, разрешил ему сходить к друзьям, которые могли бы снабдить его необходимым*Букв.: воспользоваться (их) заботой. в дороге. 4 Покинув Сидон, мы поплыли вдоль подветренного берега Кипра, поскольку ветер был встречный. 5 Потом наш корабль пересек открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и мы вошли в порт города Миры в провинции Ликия. 6 И там центурион, найдя александрийский корабль, который отплывал в Италию, посадил нас на него. 7 Несколько дней мы медленно плыли и, наконец, с трудом приблизились к Книду. Ветер не позволил нам плыть в том направлении дальше, поэтому мы поплыли с подветренной стороны Крита вдоль мыса Салмона. 8 Держась ближе к берегу, мы с большими усилиями доплыли до места, называемого «Хорошие пристани», недалеко от города Ласея.
9 Между тем прошло немало времени, к тому же и пост уже прошел, и продолжение плавания в такое время было очень опасно. И тогда Павел, предупреждая, 10 сказал всем на корабле: «Люди добрые! Я вижу, что плавание будет сопряжено с опасностью и большим ущербом не только для груза и корабля, но и с риском для жизни нашей».
11 Центурион же больше доверял тому, что говорили кормчий и хозяин корабля, чем словам Павла. 12 А так как гавань не подходила для зимней стоянки, то большинство было за то, чтобы выйти в море и добраться, по возможности, до Финика и перезимовать там, в этой критской гавани, открытой с юго-запада и северо-запада.
13 И когда подул легкий южный ветер, они, подумав, что их намерение может осуществиться, подняли якорь и поплыли вдоль Крита, не отходя далеко от берега. 14 Но прошло совсем немного времени, как со стороны острова обрушился ураганный ветер, называемый «эвракилон»*Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер., 15 и увлек за собой корабль, так что тот не мог развернуться навстречу ветру. Мы предались стихии, и нас понесло в море. 16 Когда мы проплывали с подветренной стороны островка, называемого КавдаВ некот. рукописях: Клавда., нам удалось, хотя и с большим трудом, сделать всё, чтобы не потерять лодкуРечь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.. 17 Подняв ее на палубу, моряки, используя снасти, обвязали борта корабля. Затем, опасаясь, как бы не сесть на мель возле СиртаСирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья., они бросили плавучий якорьБукв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти., и мы продолжали дрейфовать. 18 Шторм был настолько свирепым, что моряки на следующий день стали выбрасывать груз в море, 19 а еще через день вынуждены были собственноручно побросать за борт и оснастку корабля. 20 Многие дни на небе не было видно ни солнца, ни звезд, а буря не ослабевала, так что, в конце концов, мы начали терять всякую надежду на спасение.
21 На корабле давно уже никто ничего не ел. Тогда Павел, встав среди них, сказал: «Друзья! Если бы вы послушали меня и не покинули Крит, то можно было избежать и этих бед, и потерь. 22 Но теперь призываю вас не падать духом, потому что никто из вас не погибнет, мы потеряем только корабль. 23 Ибо этой ночью ангел явился мне. Он пришел от Бога, Которому я отдал себя*Букв.: от Бога, Чей [я] есть. и Которому служу, 24 и сказал: Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед кесарем, и вот Бог даровал тебе жизнь всех спутников твоих. 25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет. 26 Нас обязательно выбросит на берег какого-нибудь острова».
27 На четырнадцатую ночь, когда нас еще носило по морю*Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю., моряки около полуночи почувствовали, что близко земля. 28 Произведя замеры, они обнаружили, что глубина была двадцать саженей*Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.. Проплыв еще немного, замерили вновь - было уже пятнадцать саженей. 29 И тогда, боясь быть выброшенными на скалы, они бросили четыре якоря с кормы корабля и молились о скорейшем наступлении дня. 30 Когда же моряки пытались сбежать с корабля и спустили лодку на воду под предлогом, будто хотят бросить якоря спереди, 31 Павел сказал центуриону и воинам: «Вы не сможете спастись, если их не будет на корабле». 32 Воины тут же обрубили канаты, и лодка упала.
33 Незадолго до рассвета Павел стал уговаривать всех подкрепиться. «Сегодня четырнадцатый день, - говорил он, - как вы без пищи, в постоянном ожидании вы в рот ничего не брали. 34 Умоляю вас поесть, это нужно для вашего*В некот. рукописях: нашего. же спасения. Ни у одного из вас волос с головы не упадет». 35 Сказав это, он взял хлеб, на глазах у всех возблагодарил Бога, разломил и начал есть. 36 Все приободрились и тоже принялись за еду. 37 Всего же на корабле было 276*В некот. рукописях: 76 / 275. человек. 38 Когда все досыта поели, они стали облегчать корабль, выбрасывая в море мешки с пшеницей.
39 С наступлением дня моряки увидели какой-то залив с песчаным берегом и решили, если возможно, провести туда корабль; сама же земля была им неизвестна. 40 Они обрубили якоря, оставив их в море. В то же самое время они развязали веревки, крепившие рулевые весла, и, поставив парус на фок-мачте*Или: поставив передний парус. под ветер, направились к берегу. 41 Но они попали на мелководье*Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье., и корабль сел на мель. Нос его прочно увяз - корабль не двигался, и волны разбивали корму.
42 Воины хотели было убить узников, чтобы кто-нибудь из них, выплыв, не убежал, 43 но центурион, желая спасти Павла, помешал им в этом. Он приказал сначала тем, кто умеет плавать, прыгать за борт и добираться до земли, 44 а остальным - плыть на досках или на других обломках корабля. И так все спаслись, выбравшись на берег.
Свернуть

Путь в Рим для Павла и его спутников оказался непростым. Плавание вдоль Средиземноморского побережья никогда не бывало лёгким, а особенно зимой. В критической же ситуации нередко оказывается, что интуиция человека, ощущающего дыхание Царства всем своим существом, и человеческий опыт и здравый смысл не совпадают. Опыт и здравый смысл подсказывают одно, а интуиция — другое, порой прямо противоположное. Так и произошло во время того плавания: советы Павла часто противоречили советам опытных моряков. И апостол обычно оказывался прав.

Означает ли это, что человек, живущий полноценной духовной жизнью, жизнью Царства, знает даже то, чему никогда не учился и чем никогда в жизни не занимался? Нет, конечно. Павел ведь и не изображает из себя моряка. Он не берётся за дело, в котором понимает мало или совсем ничего. Но своей интуицией Павел не пренебрегает. Он знает, что, если Бог ему открывает нечто, значит, этим откровением надо поделиться с другими, о нём надо засвидетельствовать.

И в конечном счёте оказывается, что советы Павла действительно помогают всем спастись и избежать гибели там, где, казалось, избежать её практически невозможно. Но дело не только в том, что интуиция, связанная с откровением, позволяет Павлу понять, как поступить в той или иной ситуации, где выводы, сделанные на основе логики и здравого смысла, не работают. Дело ещё и в той внутренней уверенности в правильности своих действий, без которой человек бессилен. Вот тут интуиция, основанная на откровении, действительно не идёт ни в какое сравнение с логикой, опытом и здравым смыслом. Логика не всегда может дать однозначный ответ на вопрос, а опыт и здравый смысл в критической ситуации часто оказываются бессильными.

Вернее, внутренне бессильным оказывается человек, на них опирающийся. А вот основанная на откровении интуиция оказывается опорой вполне надёжной. Она, конечно, не связана напрямую с логикой или опытом: Павел вряд ли смог бы объяснить, например, свой совет отказаться от плавания при, казалось бы, благоприятном ветре. Но он знал совершенно точно: плыть не надо. И эта его уверенность оказалась вполне оправданной, хоть он и не мог объяснить опытным морякам, почему им не стоило выходить в море при попутном ветре.

Зато когда разразилась буря и весь опыт оказался бесполезен, уверенность апостола в своих, основанных всё на той же интуиции, действиях сделала его фактически главным: именно он отдавал и команде, и пассажирам те распоряжения, которые в конечном счёте помогли всем спастись. Но тут как раз нет ничего удивительного: Павел ведь знает, что в Рим его ведёт Бог. А значит, Он не даст ему погибнуть по дороге. Стало быть, и спутники Павла могут быть относительно спокойны: сгинуть бесследно в море им не грозит.

Другие мысли вслух

 
На Деян 27:1-44
1 Когда было решено, что мы должны плыть в Италию, Павла и других узников передали центуриону по имени Юлий из когорты императора. 2 Мы сели на корабль из Адрамита, который должен был заходить в прибрежные гавани Асии, и вышли на нем в море. С нами был еще македонянин Аристарх из Фессалоники.
3 И на другой день мы пристали к берегу в Сидоне, и Юлий, расположенный к Павлу, разрешил ему сходить к друзьям, которые могли бы снабдить его необходимым*Букв.: воспользоваться (их) заботой. в дороге. 4 Покинув Сидон, мы поплыли вдоль подветренного берега Кипра, поскольку ветер был встречный. 5 Потом наш корабль пересек открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и мы вошли в порт города Миры в провинции Ликия. 6 И там центурион, найдя александрийский корабль, который отплывал в Италию, посадил нас на него. 7 Несколько дней мы медленно плыли и, наконец, с трудом приблизились к Книду. Ветер не позволил нам плыть в том направлении дальше, поэтому мы поплыли с подветренной стороны Крита вдоль мыса Салмона. 8 Держась ближе к берегу, мы с большими усилиями доплыли до места, называемого «Хорошие пристани», недалеко от города Ласея.
9 Между тем прошло немало времени, к тому же и пост уже прошел, и продолжение плавания в такое время было очень опасно. И тогда Павел, предупреждая, 10 сказал всем на корабле: «Люди добрые! Я вижу, что плавание будет сопряжено с опасностью и большим ущербом не только для груза и корабля, но и с риском для жизни нашей».
11 Центурион же больше доверял тому, что говорили кормчий и хозяин корабля, чем словам Павла. 12 А так как гавань не подходила для зимней стоянки, то большинство было за то, чтобы выйти в море и добраться, по возможности, до Финика и перезимовать там, в этой критской гавани, открытой с юго-запада и северо-запада.
13 И когда подул легкий южный ветер, они, подумав, что их намерение может осуществиться, подняли якорь и поплыли вдоль Крита, не отходя далеко от берега. 14 Но прошло совсем немного времени, как со стороны острова обрушился ураганный ветер, называемый «эвракилон»*Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер., 15 и увлек за собой корабль, так что тот не мог развернуться навстречу ветру. Мы предались стихии, и нас понесло в море. 16 Когда мы проплывали с подветренной стороны островка, называемого КавдаВ некот. рукописях: Клавда., нам удалось, хотя и с большим трудом, сделать всё, чтобы не потерять лодкуРечь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.. 17 Подняв ее на палубу, моряки, используя снасти, обвязали борта корабля. Затем, опасаясь, как бы не сесть на мель возле СиртаСирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья., они бросили плавучий якорьБукв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти., и мы продолжали дрейфовать. 18 Шторм был настолько свирепым, что моряки на следующий день стали выбрасывать груз в море, 19 а еще через день вынуждены были собственноручно побросать за борт и оснастку корабля. 20 Многие дни на небе не было видно ни солнца, ни звезд, а буря не ослабевала, так что, в конце концов, мы начали терять всякую надежду на спасение.
21 На корабле давно уже никто ничего не ел. Тогда Павел, встав среди них, сказал: «Друзья! Если бы вы послушали меня и не покинули Крит, то можно было избежать и этих бед, и потерь. 22 Но теперь призываю вас не падать духом, потому что никто из вас не погибнет, мы потеряем только корабль. 23 Ибо этой ночью ангел явился мне. Он пришел от Бога, Которому я отдал себя*Букв.: от Бога, Чей [я] есть. и Которому служу, 24 и сказал: Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед кесарем, и вот Бог даровал тебе жизнь всех спутников твоих. 25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет. 26 Нас обязательно выбросит на берег какого-нибудь острова».
27 На четырнадцатую ночь, когда нас еще носило по морю*Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю., моряки около полуночи почувствовали, что близко земля. 28 Произведя замеры, они обнаружили, что глубина была двадцать саженей*Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.. Проплыв еще немного, замерили вновь - было уже пятнадцать саженей. 29 И тогда, боясь быть выброшенными на скалы, они бросили четыре якоря с кормы корабля и молились о скорейшем наступлении дня. 30 Когда же моряки пытались сбежать с корабля и спустили лодку на воду под предлогом, будто хотят бросить якоря спереди, 31 Павел сказал центуриону и воинам: «Вы не сможете спастись, если их не будет на корабле». 32 Воины тут же обрубили канаты, и лодка упала.
33 Незадолго до рассвета Павел стал уговаривать всех подкрепиться. «Сегодня четырнадцатый день, - говорил он, - как вы без пищи, в постоянном ожидании вы в рот ничего не брали. 34 Умоляю вас поесть, это нужно для вашего*В некот. рукописях: нашего. же спасения. Ни у одного из вас волос с головы не упадет». 35 Сказав это, он взял хлеб, на глазах у всех возблагодарил Бога, разломил и начал есть. 36 Все приободрились и тоже принялись за еду. 37 Всего же на корабле было 276*В некот. рукописях: 76 / 275. человек. 38 Когда все досыта поели, они стали облегчать корабль, выбрасывая в море мешки с пшеницей.
39 С наступлением дня моряки увидели какой-то залив с песчаным берегом и решили, если возможно, провести туда корабль; сама же земля была им неизвестна. 40 Они обрубили якоря, оставив их в море. В то же самое время они развязали веревки, крепившие рулевые весла, и, поставив парус на фок-мачте*Или: поставив передний парус. под ветер, направились к берегу. 41 Но они попали на мелководье*Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье., и корабль сел на мель. Нос его прочно увяз - корабль не двигался, и волны разбивали корму.
42 Воины хотели было убить узников, чтобы кто-нибудь из них, выплыв, не убежал, 43 но центурион, желая спасти Павла, помешал им в этом. Он приказал сначала тем, кто умеет плавать, прыгать за борт и добираться до земли, 44 а остальным - плыть на досках или на других обломках корабля. И так все спаслись, выбравшись на берег.
Свернуть
Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с...  Читать далее

Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с Одиссеей. Но при внешнем сходстве двух рассказов о морских приключениях их смысловая нагрузка различна. Древние иудеи, в отличие от древних греков, были сухопутным народом, море для них было чуждой стихией, отождествляемой с местом обитания сил тьмы. Не случайно Иона, не желая выполнять волю Бога, пытается от Него скрыться, уйдя в морское плавание.

Но Господь царствует и над сушей, и над морями. И теперь Павел выходит в море для того, чтобы нести весть о том, что Христос нанёс силам зла решающий удар, а это значит, что тьма больше не всесильна ни на земле, ни на воде. Поэтому Павел не пытается убежать от Божиего поручения, как Иона, а выходит в море, чтобы выполнить его.

Свернуть
 
На Деян 27:1-44
1 Когда было решено, что мы должны плыть в Италию, Павла и других узников передали центуриону по имени Юлий из когорты императора. 2 Мы сели на корабль из Адрамита, который должен был заходить в прибрежные гавани Асии, и вышли на нем в море. С нами был еще македонянин Аристарх из Фессалоники.
3 И на другой день мы пристали к берегу в Сидоне, и Юлий, расположенный к Павлу, разрешил ему сходить к друзьям, которые могли бы снабдить его необходимым*Букв.: воспользоваться (их) заботой. в дороге. 4 Покинув Сидон, мы поплыли вдоль подветренного берега Кипра, поскольку ветер был встречный. 5 Потом наш корабль пересек открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и мы вошли в порт города Миры в провинции Ликия. 6 И там центурион, найдя александрийский корабль, который отплывал в Италию, посадил нас на него. 7 Несколько дней мы медленно плыли и, наконец, с трудом приблизились к Книду. Ветер не позволил нам плыть в том направлении дальше, поэтому мы поплыли с подветренной стороны Крита вдоль мыса Салмона. 8 Держась ближе к берегу, мы с большими усилиями доплыли до места, называемого «Хорошие пристани», недалеко от города Ласея.
9 Между тем прошло немало времени, к тому же и пост уже прошел, и продолжение плавания в такое время было очень опасно. И тогда Павел, предупреждая, 10 сказал всем на корабле: «Люди добрые! Я вижу, что плавание будет сопряжено с опасностью и большим ущербом не только для груза и корабля, но и с риском для жизни нашей».
11 Центурион же больше доверял тому, что говорили кормчий и хозяин корабля, чем словам Павла. 12 А так как гавань не подходила для зимней стоянки, то большинство было за то, чтобы выйти в море и добраться, по возможности, до Финика и перезимовать там, в этой критской гавани, открытой с юго-запада и северо-запада.
13 И когда подул легкий южный ветер, они, подумав, что их намерение может осуществиться, подняли якорь и поплыли вдоль Крита, не отходя далеко от берега. 14 Но прошло совсем немного времени, как со стороны острова обрушился ураганный ветер, называемый «эвракилон»*Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер., 15 и увлек за собой корабль, так что тот не мог развернуться навстречу ветру. Мы предались стихии, и нас понесло в море. 16 Когда мы проплывали с подветренной стороны островка, называемого КавдаВ некот. рукописях: Клавда., нам удалось, хотя и с большим трудом, сделать всё, чтобы не потерять лодкуРечь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.. 17 Подняв ее на палубу, моряки, используя снасти, обвязали борта корабля. Затем, опасаясь, как бы не сесть на мель возле СиртаСирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья., они бросили плавучий якорьБукв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти., и мы продолжали дрейфовать. 18 Шторм был настолько свирепым, что моряки на следующий день стали выбрасывать груз в море, 19 а еще через день вынуждены были собственноручно побросать за борт и оснастку корабля. 20 Многие дни на небе не было видно ни солнца, ни звезд, а буря не ослабевала, так что, в конце концов, мы начали терять всякую надежду на спасение.
21 На корабле давно уже никто ничего не ел. Тогда Павел, встав среди них, сказал: «Друзья! Если бы вы послушали меня и не покинули Крит, то можно было избежать и этих бед, и потерь. 22 Но теперь призываю вас не падать духом, потому что никто из вас не погибнет, мы потеряем только корабль. 23 Ибо этой ночью ангел явился мне. Он пришел от Бога, Которому я отдал себя*Букв.: от Бога, Чей [я] есть. и Которому служу, 24 и сказал: Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед кесарем, и вот Бог даровал тебе жизнь всех спутников твоих. 25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет. 26 Нас обязательно выбросит на берег какого-нибудь острова».
27 На четырнадцатую ночь, когда нас еще носило по морю*Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю., моряки около полуночи почувствовали, что близко земля. 28 Произведя замеры, они обнаружили, что глубина была двадцать саженей*Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.. Проплыв еще немного, замерили вновь - было уже пятнадцать саженей. 29 И тогда, боясь быть выброшенными на скалы, они бросили четыре якоря с кормы корабля и молились о скорейшем наступлении дня. 30 Когда же моряки пытались сбежать с корабля и спустили лодку на воду под предлогом, будто хотят бросить якоря спереди, 31 Павел сказал центуриону и воинам: «Вы не сможете спастись, если их не будет на корабле». 32 Воины тут же обрубили канаты, и лодка упала.
33 Незадолго до рассвета Павел стал уговаривать всех подкрепиться. «Сегодня четырнадцатый день, - говорил он, - как вы без пищи, в постоянном ожидании вы в рот ничего не брали. 34 Умоляю вас поесть, это нужно для вашего*В некот. рукописях: нашего. же спасения. Ни у одного из вас волос с головы не упадет». 35 Сказав это, он взял хлеб, на глазах у всех возблагодарил Бога, разломил и начал есть. 36 Все приободрились и тоже принялись за еду. 37 Всего же на корабле было 276*В некот. рукописях: 76 / 275. человек. 38 Когда все досыта поели, они стали облегчать корабль, выбрасывая в море мешки с пшеницей.
39 С наступлением дня моряки увидели какой-то залив с песчаным берегом и решили, если возможно, провести туда корабль; сама же земля была им неизвестна. 40 Они обрубили якоря, оставив их в море. В то же самое время они развязали веревки, крепившие рулевые весла, и, поставив парус на фок-мачте*Или: поставив передний парус. под ветер, направились к берегу. 41 Но они попали на мелководье*Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье., и корабль сел на мель. Нос его прочно увяз - корабль не двигался, и волны разбивали корму.
42 Воины хотели было убить узников, чтобы кто-нибудь из них, выплыв, не убежал, 43 но центурион, желая спасти Павла, помешал им в этом. Он приказал сначала тем, кто умеет плавать, прыгать за борт и добираться до земли, 44 а остальным - плыть на досках или на других обломках корабля. И так все спаслись, выбравшись на берег.
Свернуть
Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с...  Читать далее

Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с Одиссеей. Но при внешнем сходстве двух рассказов о морских приключениях их смысловая нагрузка различна. Древние иудеи, в отличие от древних греков, были сухопутным народом, море для них было чуждой стихией, отождествляемой с местом обитания сил тьмы. Не случайно Иона, не желая выполнять волю Бога, пытается от Него скрыться, уйдя в морское плавание.

Но Господь царствует и над сушей, и над морями. И теперь Павел выходит в море для того, чтобы нести весть о том, что Христос нанёс силам зла решающий удар, а это значит, что тьма больше не всесильна ни на земле, ни на воде. Поэтому Павел не пытается убежать от Божиего поручения, как Иона, а выходит в море, чтобы выполнить его.

Свернуть
 
На Деян 27:1-26
1 Когда было решено, что мы должны плыть в Италию, Павла и других узников передали центуриону по имени Юлий из когорты императора. 2 Мы сели на корабль из Адрамита, который должен был заходить в прибрежные гавани Асии, и вышли на нем в море. С нами был еще македонянин Аристарх из Фессалоники.
3 И на другой день мы пристали к берегу в Сидоне, и Юлий, расположенный к Павлу, разрешил ему сходить к друзьям, которые могли бы снабдить его необходимым*Букв.: воспользоваться (их) заботой. в дороге. 4 Покинув Сидон, мы поплыли вдоль подветренного берега Кипра, поскольку ветер был встречный. 5 Потом наш корабль пересек открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и мы вошли в порт города Миры в провинции Ликия. 6 И там центурион, найдя александрийский корабль, который отплывал в Италию, посадил нас на него. 7 Несколько дней мы медленно плыли и, наконец, с трудом приблизились к Книду. Ветер не позволил нам плыть в том направлении дальше, поэтому мы поплыли с подветренной стороны Крита вдоль мыса Салмона. 8 Держась ближе к берегу, мы с большими усилиями доплыли до места, называемого «Хорошие пристани», недалеко от города Ласея.
9 Между тем прошло немало времени, к тому же и пост уже прошел, и продолжение плавания в такое время было очень опасно. И тогда Павел, предупреждая, 10 сказал всем на корабле: «Люди добрые! Я вижу, что плавание будет сопряжено с опасностью и большим ущербом не только для груза и корабля, но и с риском для жизни нашей».
11 Центурион же больше доверял тому, что говорили кормчий и хозяин корабля, чем словам Павла. 12 А так как гавань не подходила для зимней стоянки, то большинство было за то, чтобы выйти в море и добраться, по возможности, до Финика и перезимовать там, в этой критской гавани, открытой с юго-запада и северо-запада.
13 И когда подул легкий южный ветер, они, подумав, что их намерение может осуществиться, подняли якорь и поплыли вдоль Крита, не отходя далеко от берега. 14 Но прошло совсем немного времени, как со стороны острова обрушился ураганный ветер, называемый «эвракилон»*Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер., 15 и увлек за собой корабль, так что тот не мог развернуться навстречу ветру. Мы предались стихии, и нас понесло в море. 16 Когда мы проплывали с подветренной стороны островка, называемого КавдаВ некот. рукописях: Клавда., нам удалось, хотя и с большим трудом, сделать всё, чтобы не потерять лодкуРечь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.. 17 Подняв ее на палубу, моряки, используя снасти, обвязали борта корабля. Затем, опасаясь, как бы не сесть на мель возле СиртаСирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья., они бросили плавучий якорьБукв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти., и мы продолжали дрейфовать. 18 Шторм был настолько свирепым, что моряки на следующий день стали выбрасывать груз в море, 19 а еще через день вынуждены были собственноручно побросать за борт и оснастку корабля. 20 Многие дни на небе не было видно ни солнца, ни звезд, а буря не ослабевала, так что, в конце концов, мы начали терять всякую надежду на спасение.
21 На корабле давно уже никто ничего не ел. Тогда Павел, встав среди них, сказал: «Друзья! Если бы вы послушали меня и не покинули Крит, то можно было избежать и этих бед, и потерь. 22 Но теперь призываю вас не падать духом, потому что никто из вас не погибнет, мы потеряем только корабль. 23 Ибо этой ночью ангел явился мне. Он пришел от Бога, Которому я отдал себя*Букв.: от Бога, Чей [я] есть. и Которому служу, 24 и сказал: Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед кесарем, и вот Бог даровал тебе жизнь всех спутников твоих. 25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет. 26 Нас обязательно выбросит на берег какого-нибудь острова».
Свернуть
Сегодняшнее чтение показывает нам, как транспортировка арестанта может превратиться в миссионерскую поездку...  Читать далее

Сегодняшнее чтение показывает нам, как транспортировка арестанта может превратиться в миссионерскую поездку. Начинается всё с того, что Павел, предвидя предстоящие трудности, посоветовал спутникам перезимовать там, где зимовка, как видно, должна была быть не слишком удобной из-за неприспособленности места (ст. 8 – 10). Впрочем, к нему не прислушиваются, предпочитая его советам решения людей, более опытных в морском деле (ст. 11 – 13). Между тем, вскоре же начали сбываться худшие ожидания апостола, и корабль оказался на краю гибели (ст. 14 – 19). И именно тогда, когда гибель уже казалась неминуемой, Павел подаёт своим спутникам надежду, рассказывая им о полученном от Бога откровении (ст. 20 – 26). При этом апостол не преминул напомнить и о своём совете не выходить в море (ст. 21). Едва ли он хотел просто упрекнуть своих спутников в пренебрежении к своему совету; скорее всего, Павел хотел лишь подчеркнуть, что он подал его, исходя не из обычных человеческих соображений, а из полученного откровения. Теперь же апостол обнадёжил плывущих, сославшись на видение, из которого следовало, что все они останутся живы, потеряв лишь корабль с грузом (ст. 22 – 24). Конечно, в критической ситуации спутники Павла готовы были поверить всему, что давало хоть какую-то надежду на спасение. Но апостол никого не упрекает в неверии, он лишь использует сложившуюся ситуацию для свидетельства о Боге Авраама. Он понимает, что, оказавшись между жизнью и смертью, в Бога готовы поверить многие, если не все. Но впоследствии, когда ситуация меняется, те же самые люди быстро становятся другими и нередко бывают готовы приписать своё спасение простой случайности, а не вмешательству Божию. И апостол, как видно, старается закрепить в памяти своих товарищей по несчастью то, что, возможно, в тот момент было в душе у каждого: понимание того, что без участия высших сил им было не спастись. Но для того, чтобы чудо не забылось, его нужно было связать не с какими-то абстрактными высшими силами, а с Богом евреев, чтобы впоследствии, вспоминая своё чудесное спасение, путешественники вспоминали именно Его, а не кого-то другого. И последовавшие вскоре события полностью подтвердили истинность слов апостола.

Свернуть
 
На Деян 27:1-26
1 Когда было решено, что мы должны плыть в Италию, Павла и других узников передали центуриону по имени Юлий из когорты императора. 2 Мы сели на корабль из Адрамита, который должен был заходить в прибрежные гавани Асии, и вышли на нем в море. С нами был еще македонянин Аристарх из Фессалоники.
3 И на другой день мы пристали к берегу в Сидоне, и Юлий, расположенный к Павлу, разрешил ему сходить к друзьям, которые могли бы снабдить его необходимым*Букв.: воспользоваться (их) заботой. в дороге. 4 Покинув Сидон, мы поплыли вдоль подветренного берега Кипра, поскольку ветер был встречный. 5 Потом наш корабль пересек открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и мы вошли в порт города Миры в провинции Ликия. 6 И там центурион, найдя александрийский корабль, который отплывал в Италию, посадил нас на него. 7 Несколько дней мы медленно плыли и, наконец, с трудом приблизились к Книду. Ветер не позволил нам плыть в том направлении дальше, поэтому мы поплыли с подветренной стороны Крита вдоль мыса Салмона. 8 Держась ближе к берегу, мы с большими усилиями доплыли до места, называемого «Хорошие пристани», недалеко от города Ласея.
9 Между тем прошло немало времени, к тому же и пост уже прошел, и продолжение плавания в такое время было очень опасно. И тогда Павел, предупреждая, 10 сказал всем на корабле: «Люди добрые! Я вижу, что плавание будет сопряжено с опасностью и большим ущербом не только для груза и корабля, но и с риском для жизни нашей».
11 Центурион же больше доверял тому, что говорили кормчий и хозяин корабля, чем словам Павла. 12 А так как гавань не подходила для зимней стоянки, то большинство было за то, чтобы выйти в море и добраться, по возможности, до Финика и перезимовать там, в этой критской гавани, открытой с юго-запада и северо-запада.
13 И когда подул легкий южный ветер, они, подумав, что их намерение может осуществиться, подняли якорь и поплыли вдоль Крита, не отходя далеко от берега. 14 Но прошло совсем немного времени, как со стороны острова обрушился ураганный ветер, называемый «эвракилон»*Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер., 15 и увлек за собой корабль, так что тот не мог развернуться навстречу ветру. Мы предались стихии, и нас понесло в море. 16 Когда мы проплывали с подветренной стороны островка, называемого КавдаВ некот. рукописях: Клавда., нам удалось, хотя и с большим трудом, сделать всё, чтобы не потерять лодкуРечь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.. 17 Подняв ее на палубу, моряки, используя снасти, обвязали борта корабля. Затем, опасаясь, как бы не сесть на мель возле СиртаСирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья., они бросили плавучий якорьБукв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти., и мы продолжали дрейфовать. 18 Шторм был настолько свирепым, что моряки на следующий день стали выбрасывать груз в море, 19 а еще через день вынуждены были собственноручно побросать за борт и оснастку корабля. 20 Многие дни на небе не было видно ни солнца, ни звезд, а буря не ослабевала, так что, в конце концов, мы начали терять всякую надежду на спасение.
21 На корабле давно уже никто ничего не ел. Тогда Павел, встав среди них, сказал: «Друзья! Если бы вы послушали меня и не покинули Крит, то можно было избежать и этих бед, и потерь. 22 Но теперь призываю вас не падать духом, потому что никто из вас не погибнет, мы потеряем только корабль. 23 Ибо этой ночью ангел явился мне. Он пришел от Бога, Которому я отдал себя*Букв.: от Бога, Чей [я] есть. и Которому служу, 24 и сказал: Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед кесарем, и вот Бог даровал тебе жизнь всех спутников твоих. 25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет. 26 Нас обязательно выбросит на берег какого-нибудь острова».
Свернуть
Простые слова ангела: «Бог даровал тебе всех плывущих с тобой» снова приводят нас к древнему убеждению, что мир...  Читать далее

Простые слова ангела: «Бог даровал тебе всех плывущих с тобой» снова приводят нас к древнему убеждению, что мир (или, в данном случае, корабль) держится на нескольких праведниках. Павел, которому Богом суждено побывать в Риме, оказывается гарантом спасения нескольких сот человек — его конвоиров, торговцев и матросов. Очевидно, плавание прошло бы гораздо благоприятнее, если бы все пассажиры корабля осознавали особую роль узника, которого они везут в Рим. Это плавание становится как бы моделью всего мира и отдельных сообществ — есть те, на которых этот мир держится (подобные Тому единственному Праведнику, ради Которого он был создан и Которым был спасен), и есть те, кому роль этих праведников неочевидна. Но (и тут скрывается великая тайна Божьего промысла) погибнуть или спастись они могут только вместе — ведь они плывут на одном корабле, живут в одной стране, в одном мире, на одной планете... Так что сегодняшнее чтение ставит перед нами двоякую задачу — держаться за тех, на ком держится мир (начиная с Того, Единственного), и самим по возможности быть лучом света в своем царстве — на работе, в семье, в стране и т.д.

Свернуть
 
На Деян 27:25
25 Потому ободритесь! Я доверяю Богу и знаю: как мне сказано, так и будет.
Свернуть
Кому должен верующий верить больше: людям, складывающимся обстоятельствам, тому, что называется обычно объективными фактами, или Богу? Вопрос кажется...  Читать далее

Кому должен верующий верить больше: людям, складывающимся обстоятельствам, тому, что называется обычно объективными фактами, или Богу? Вопрос кажется риторическим. Но всегда ли так бывает на самом деле? Увы, этот вопрос тоже можно считать скорее риторическим. Почему же так? Наверное, не в последнюю очередь потому, что для многих христиан христианство стало (а для некоторых, возможно, всегда было) всего лишь религией, такой же, как многие другие, а если и лучшей других, то лучшей лишь только в том смысле, в котором одна религия для конкретного человека может оказаться по сравнению со всеми остальными более близкой или более подходящей. В таком случае отношения человека с Богом, даже оставаясь для него на первом плане, всё же не станут реальностью, определяющей его жизнь. В самом деле, ведь человек живёт в непреображённом мире, подчиняясь его законам, и, если он реалист, а не безнадёжный романтик, он не может не понимать, что ради него даже Бог не станет пересоздавать мир заново с тем, чтобы сделать его более подходящим для верующих людей. Иное дело человек, живущий в Царстве, христианин в изначальном и подлинном смысле слова. Для такого человека Царство оказывается если не единственной, то главной и определяющей реальностью: ведь, даже учитывая, что, не дойдя ещё до полноты преображения, он частично принадлежит ещё непреображённому порядку вещей, такой человек не может не понимать, что жизнь его всё же полностью определяется Царством, настолько, что, даже лишись он той части жизни, которая принадлежит непреображённому миру, он всё же не потеряет главного: Царства и его жизни, намного превосходящей то жалкое подобие жизни, которое носит это имя в падшем мире. Тогда и реальность открывается ему иначе, не потому, что она вдруг становится кардинально иной, а потому, что он начинает видеть ею всю целиком, а не ту малую часть, которую называют реальностью те, кто знает лишь непреображённый мир, лежащий во зле. И даже праведники дохристианской эпохи жили предощущением Царства: только оно и могло дать им силу идти путём праведности. А у Павла после встречи на дамасской дороге, конечно, уже не оставалось никаких сомнений в реальности Царства, ставшей определяющей частью его собственной жизни. Потому и непреображённый мир он видит другими глазами. Глазами жителя Царства, где данные Богом обещания не могут не исполниться.

Свернуть
 
На Деян 27:27-44
27 На четырнадцатую ночь, когда нас еще носило по морю*Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю., моряки около полуночи почувствовали, что близко земля. 28 Произведя замеры, они обнаружили, что глубина была двадцать саженей*Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.. Проплыв еще немного, замерили вновь - было уже пятнадцать саженей. 29 И тогда, боясь быть выброшенными на скалы, они бросили четыре якоря с кормы корабля и молились о скорейшем наступлении дня. 30 Когда же моряки пытались сбежать с корабля и спустили лодку на воду под предлогом, будто хотят бросить якоря спереди, 31 Павел сказал центуриону и воинам: «Вы не сможете спастись, если их не будет на корабле». 32 Воины тут же обрубили канаты, и лодка упала.
33 Незадолго до рассвета Павел стал уговаривать всех подкрепиться. «Сегодня четырнадцатый день, - говорил он, - как вы без пищи, в постоянном ожидании вы в рот ничего не брали. 34 Умоляю вас поесть, это нужно для вашего*В некот. рукописях: нашего. же спасения. Ни у одного из вас волос с головы не упадет». 35 Сказав это, он взял хлеб, на глазах у всех возблагодарил Бога, разломил и начал есть. 36 Все приободрились и тоже принялись за еду. 37 Всего же на корабле было 276*В некот. рукописях: 76 / 275. человек. 38 Когда все досыта поели, они стали облегчать корабль, выбрасывая в море мешки с пшеницей.
39 С наступлением дня моряки увидели какой-то залив с песчаным берегом и решили, если возможно, провести туда корабль; сама же земля была им неизвестна. 40 Они обрубили якоря, оставив их в море. В то же самое время они развязали веревки, крепившие рулевые весла, и, поставив парус на фок-мачте*Или: поставив передний парус. под ветер, направились к берегу. 41 Но они попали на мелководье*Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье., и корабль сел на мель. Нос его прочно увяз - корабль не двигался, и волны разбивали корму.
42 Воины хотели было убить узников, чтобы кто-нибудь из них, выплыв, не убежал, 43 но центурион, желая спасти Павла, помешал им в этом. Он приказал сначала тем, кто умеет плавать, прыгать за борт и добираться до земли, 44 а остальным - плыть на досках или на других обломках корабля. И так все спаслись, выбравшись на берег.
Свернуть
Книга Деяний — это рассказ о продолжающемся присутствии Христа в Церкви после Его вознесения. Мы уже...  Читать далее

Книга Деяний — это рассказ о продолжающемся присутствии Христа в Церкви после Его вознесения. Мы уже читали о том, как апостолы проповедовали, исцеляли, утешали — то есть делали все то, о чем им заповедал Иисус, говоря «Верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин 14:12). Сегодняшний эпизод — продолжает эту параллель между земным, ощутимым присутствием Христа, описанным в Евангелии, и действиями Его учеников. Снова перед нами корабль, снова буря, испуганные и отчаявшиеся люди и посреди них — тот, кто смыслом своей жизни видит подражание Христу. Он не прекращает бурю властным словом, но он утешает людей, дает им надежду на спасение, повторяя слова, сказанные когда-то Учителем: «Ни у кого из вас не пропадет волос с головы». Как писал Павел, не каждый из нас призван к тому, чтобы творить настоящие чудеса и знамения. Но зато к каждому относится его призыв «Подражайте мне, как я — Христу». И сегодня мы читали, как это бывает в жизни...

Свернуть
 
На Деян 27:27-44
27 На четырнадцатую ночь, когда нас еще носило по морю*Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю., моряки около полуночи почувствовали, что близко земля. 28 Произведя замеры, они обнаружили, что глубина была двадцать саженей*Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.. Проплыв еще немного, замерили вновь - было уже пятнадцать саженей. 29 И тогда, боясь быть выброшенными на скалы, они бросили четыре якоря с кормы корабля и молились о скорейшем наступлении дня. 30 Когда же моряки пытались сбежать с корабля и спустили лодку на воду под предлогом, будто хотят бросить якоря спереди, 31 Павел сказал центуриону и воинам: «Вы не сможете спастись, если их не будет на корабле». 32 Воины тут же обрубили канаты, и лодка упала.
33 Незадолго до рассвета Павел стал уговаривать всех подкрепиться. «Сегодня четырнадцатый день, - говорил он, - как вы без пищи, в постоянном ожидании вы в рот ничего не брали. 34 Умоляю вас поесть, это нужно для вашего*В некот. рукописях: нашего. же спасения. Ни у одного из вас волос с головы не упадет». 35 Сказав это, он взял хлеб, на глазах у всех возблагодарил Бога, разломил и начал есть. 36 Все приободрились и тоже принялись за еду. 37 Всего же на корабле было 276*В некот. рукописях: 76 / 275. человек. 38 Когда все досыта поели, они стали облегчать корабль, выбрасывая в море мешки с пшеницей.
39 С наступлением дня моряки увидели какой-то залив с песчаным берегом и решили, если возможно, провести туда корабль; сама же земля была им неизвестна. 40 Они обрубили якоря, оставив их в море. В то же самое время они развязали веревки, крепившие рулевые весла, и, поставив парус на фок-мачте*Или: поставив передний парус. под ветер, направились к берегу. 41 Но они попали на мелководье*Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье., и корабль сел на мель. Нос его прочно увяз - корабль не двигался, и волны разбивали корму.
42 Воины хотели было убить узников, чтобы кто-нибудь из них, выплыв, не убежал, 43 но центурион, желая спасти Павла, помешал им в этом. Он приказал сначала тем, кто умеет плавать, прыгать за борт и добираться до земли, 44 а остальным - плыть на досках или на других обломках корабля. И так все спаслись, выбравшись на берег.
Свернуть
Сегодняшнее чтение завершает рассказ о чудесном спасении Павла и его спутников во время бури. И здесь становится...  Читать далее

Сегодняшнее чтение завершает рассказ о чудесном спасении Павла и его спутников во время бури. И здесь становится ясно видимой ещё одна, практическая сторона свидетельства. В самом деле, Павел, заранее зная, что и ему самому, и его спутникам не придётся погибнуть, сумел, как видно, обнадёжить своих товарищей по несчастью. Но, вероятно, как и всегда бывает в таких случаях, отчаяние боролось в их душах с надеждой. Не удивительно, что они две недели ничего не ели (ст. 33): стресс и ощущение полной безнадёжности ситуации, как правило, лишают человека аппетита, нередко вызывая у него даже полное отвращение к пище. Да и морская болезнь, вероятно, должна была играть свою роль. Как бы то ни было, ситуацию необходимо было переломить, иначе всем плывущим грозила смерть от истощения. И тогда Павел подаёт пример остальным: он берёт хлеб и, прочитав обычную в таких случаях у евреев молитву благословения, начинает есть на глазах у своих спутников (ст. 34 – 35). Конечно, в самом этом факте не было бы ничего необычного, если бы не сложившаяся ситуация. Как видно, спутники Павла всё же больше готовы были к смерти, чем к жизни; быть может, они и не ели именно потому, что уже не видели никакого смысла в том, чтобы поддерживать свою жизнь, которая, как им казалось, всё равно очень скоро прервётся. А апостол своим примером показал им, что надежда есть и сдаваться ещё рано. Тем самым он, как видно, вселил в своих спутников уверенность, которая приободрила их и заставила поесть (ст. 36). Казалось бы, всё это не имеет прямого отношения к свидетельству Павла о Боге, посылающем спасение. Но так кажется лишь на первый взгляд. На самом же деле такое поведение тоже является свидетельством, и в первую очередь - свидетельством доверия к Богу и к полученному от Него откровению. Спутники апостола, как видно, и верили, и вместе с тем не верили в обещанное спасение; Павел же верил в него безусловно, так, что ни у кого из тех, кто его видел, не возникало ни тени сомнения в его уверенности. Более того, видя такую уверенность, надеждой проникались даже те, кто совсем ещё недавно был близок к полному отчаянию. И всем становилось ясно, что такая уверенность недостижима одними человеческими усилиями, что этот необычный человек находит в себе силы вести себя так лишь потому, что он опирается на Кого-то бесконечно более сильного, чем он сам. Так надежда и уверенность Павла становятся свидетельством о Боге, ведущем апостола к месту его последнего свидетельства.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).