Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Гал 2:7-14

Поделиться
7 Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — 8 ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — 9 и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, 10 только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности.
11 Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. 12 Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. 13 Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. 14 Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?
Свернуть

Интересно, что Господь разделяет ответственности, призвания, обязанности в Церкви, очень конкретизируя. Павел призван не просто благовествовать, но благовествовать язычникам. Господь разделяет особую благодать апостольства среди обрезанных и среди необрезанных. Казалось бы, ну чисто технические детали — здесь об этом говорим, о том не говорим, там наоборот... Возможно, именно этого Господь и не хочет — сведения дела к технической стороне. Апостол Павел говорит, что Пётр вёл себя непоследовательно, сначала отказавшись от соблюдения иудейских обрядов, а потом начав «таиться». Наверное, в определённой ситуации необходимо чётко определиться, в какой системе ты существуешь, и не пытаться просоответствовать сразу двум. В частности, для этого важно разделение призваний.

Другие мысли вслух

 
На Гал 2:11-21
11 Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. 12 Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. 13 Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. 14 Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?
15 Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; 16 однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. 17 Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. 18 Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. 19 Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, 20 и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. 21 Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер.
Свернуть
Суть христианской жизни Павел выражает просто и кратко: уже не я живу, а Христос во мне. Христианство и есть жизнь со Христом в Его Царстве, при которой мы разделяем Его жизнь настолько...  Читать далее

Суть христианской жизни Павел выражает просто и кратко: уже не я живу, а Христос во мне. Христианство и есть жизнь со Христом в Его Царстве, при которой мы разделяем Его жизнь настолько, что Он как бы Сам живёт в нашем сердце, и Его воля определяет нашу жизнь не извне, а изнутри. Но в связи с обрезанием неизбежно вставал и другой вопрос — вопрос следования Торе, с которым, собственно, и связывалось требование обязательного обрезания для христиан. Вероятно, сторонники обрезания просто спрашивали христиан, собираются ли они следовать Торе, а если собираются, то как они думают это делать, не обрезываясь? Обрезание ведь было заповедано ещё Аврааму, с этим спорить не приходилось.

Ответ на вопрос Павел начинает с рассуждения о том, что такое вообще Тора для христианина. Праведность — не от Торы, а от следования ей. Тора может сделать человека праведником лишь в том случае, если человек безгрешен, но таких людей нет. Здесь ясно просматривается та же проблема, которая достаточно подробно описана Павлом в другом его послании, в Послании римлянам: тут, как и там, Павел говорит, что стремящихся следовать ей Тора убивает. Не потому, что она смертоносна сама по себе, а потому, что падший человек, пока жив, не может быть свободен от греха, а следовать Торе всерьёз означает самому стать живой Торой, жить только ею и ничем больше. Но как раз именно этого падший человек сделать и не может, пытаясь заменить качество количеством, состояние живой Торы — исполнением множества религиозных обязанностей, которые апостол называет «делами Торы» («делами закона»).

Между тем, такой путь оказывается тупиковым: никакое множество исполненных человеком религиозных обязанностей не меняет качественно его духовного состояния. Закон перехода количества в качество тут не работает, религиозность не делает человека духовным. Если и можно обрести полноту жизни, то через Христа и во Христе, а пытаться снова идти старым путём, снова искать праведности в религии — значит в духовном отношении двигаться назад, а не вперёд.

Свернуть
 
На Гал 2:11-21
11 Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. 12 Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. 13 Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. 14 Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?
15 Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; 16 однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. 17 Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. 18 Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. 19 Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, 20 и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. 21 Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер.
Свернуть
Ситуация знакомая. Сам-то, ты считаешь, что некоторое правила уже отжили свое, но в определенной среде...  Читать далее

Ситуация знакомая. Сам-то, ты считаешь, что некоторое правила уже отжили свое, но в определенной среде следуешь им, чтобы не создавать лишних проблем. Но когда встает вопрос о том, чтобы заставить и всех остальных следовать этим уже отжившим правилам, как ты поступишь? Согласишься с большинством этого узкого круга или будешь отстаивать свободу жить по-другому, в том числе и свою свободу, которой ты в тайне пользуешься. Так и в этом тексте. Павел требует, чтобы апостолы, которые и сами уже не выполняют предписания закона, будучи ведомы Святым Духом, прекратили требовать выполнения этого же закона от язычников, сразу принявших Христа. Павел очень подробно разъясняет, чем грозит церкви и человеку подобная политика двойных стандартов. И более того, насколько она вредна для Церкви Христовой. Надо сказать, что подобная речь Павла резка и особенно важно вспомнить, что он говорит все это апостолам, избранным самим Христом. Т.о. избранные не застрахованы от ошибок, но, приняв Христа, человек удивительный дар слышания, потому что все время помнит , что Дух дышит, где хочет.

Свернуть
 
На Гал 2:11-21
11 Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. 12 Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. 13 Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. 14 Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?
15 Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; 16 однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. 17 Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. 18 Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. 19 Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, 20 и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. 21 Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер.
Свернуть
Говоря о новой жизни, о жизни Царства, Павел противопоставляет её тому, что он называет «делами Торы»...  Читать далее

Говоря о новой жизни, о жизни Царства, Павел противопоставляет её тому, что он называет «делами Торы» («делами Закона», ст. 16). Казалось бы, именно дела Торы и должны быть главным занятием тех, кто стремится исполнить заповеди. Но дело, как видно, обстояло не совсем так. Во времена Христа и Павла под делами Торы понимали нередко приблизительно то, что мы называем сегодня религиозными обязанностями. Формально все они, конечно, связывались с необходимостью исполнения тех или иных норм Торы, но фактически многие из них давно уже перестали иметь к ней какое бы то ни было отношение, основываясь исключительно на традиции, нередко мало связанной с Торой. Исполнение этих религиозных обязанностей превращалось в кругах религиозно активных людей (наподобие, к примеру, тех же фарисеев) в подобие своеобразного религиозного спорта, успехи и достижения в котором ценились очень высоко: ведь наградой преуспевшим, по общепринятому в религиозной среде мнению, было Царство, к которому религиозные активисты стремились иногда совершенно искренне, порой, впрочем, не очень представляя себе, что же такое то Царство, к которому они так стремятся.

Павел же, как видно, прекрасно понимает, что никакие успехи в религиозной жизни не имеют никакого отношения к решению главной задачи: они не могут никого приблизить к Царству. Апостол не устает напоминать о том, что грешный человек не в состоянии следовать Торе до конца, что ему для этого придётся умереть, иначе грех никогда не оставит его, и никакая религия не в силах здесь ничего изменить (ст. 19 – 21). Прежняя, природная жизнь должна исчезнуть, чтобы уступить место другой, новой жизни, той жизни Царства, которой живёт воскресший Христос. Но это трудный путь, и падшая человеческая природа начинает вполне естественным образом искать более лёгких путей, обращаясь в том числе и к религии. Для Павла же все такие попытки представляют собой не что иное, как стремление вернуться к прежней, греховной жизни, отказываясь от того пути, на который зовёт Своих верных Спаситель (ст. 17 – 18). Это отказ от Царства ради человеческих мнений, человеческих концепций и человеческой религиозности. Отказ, который никогда не проходит бесследно для отказавшихся.

Свернуть
 
На Гал 2:1-10
1 Потом, через четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. 2 Ходил же по откровению, и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мною язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. 3 Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, 4 а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас, 5 мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. 6 И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. 7 Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — 8 ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — 9 и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, 10 только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности.
Свернуть
Как видно, Павел всё же советовался с другими апостолами по поводу своего служения. Судя по тому, что вопрос...  Читать далее

Как видно, Павел всё же советовался с другими апостолами по поводу своего служения (ст. 1 – 2). Судя по тому, что вопрос стоял об обрезании, Павел всё же поставил его перед Церковью с тем, чтобы он не вносил в церкви расколов и разделений (ст. 3 – 5). Но для самого Павла это была не столько санкция на проповедь того, что он проповедовал о религии вообще и об обрезании в частности, сколько свидетельство самой Церкви, которое было для него так же непреложно, как и всякое другое свидетельство. Он не ждёт никаких подтверждений духовной подлинности своего служения от людей, хотя бы этими людьми были сами апостолы (ст. 6). Но апостолы, как видно, подтвердили подлинность служения Павла (ст. 7 – 10).

Здесь апостол раскрывает нам очень важный принцип духовной жизни и духовного служения: его уникальность и неповторимость. Потому и оценка чужого служения оказывается делом далеко не простым. Всякое откровение всегда неповторимо и до конца понятно лишь тому, кому предназначено. И для оценки его подлинности нужно уметь увидеть чужое откровение глазами того, кому оно дано, а это дело далеко не простое. Иное дело ситуация, когда человек живёт не своим откровением, а чужими идеями и мнениями, относительно которых ему кажется, будто мнения эти являются его собственными. Тут всё куда однозначнее. Потому и Павел довольно жёстко оценивает попытки галатийских христиан следовать проповедникам, которые опираются не на опыт откровения, а на свои человеческие построения. Нельзя мешать человеку делать дело Божие. Но можно и нужно предостеречь его тогда, когда он пытается заменить дело Божие делами человеческими.

Свернуть
 
На Гал 2:1-10
1 Потом, через четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. 2 Ходил же по откровению, и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мною язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. 3 Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, 4 а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас, 5 мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. 6 И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. 7 Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — 8 ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — 9 и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, 10 только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности.
Свернуть
В этой главе апостол Павле рассказывает о Иерусалимском соборе, подробно описанном в книге Деяний. На нем обсуждали...  Читать далее

В этой главе апостол Павле рассказывает о Иерусалимском соборе, подробно описанном в книге Деяний. На нем обсуждали, как поступать с язычниками, которые сразу уверовали во Христа и не знали Закона. В честности, нужно им совершать обрезание и выполнять все положения Закона, действительные для иудеев. Свидетельство Павла и Варравы об обращении язычников, их твердость в отстаивании своих взглядов и послушание Церкви, показывают нам, как решались возникающие проблемы у первых христиан. Внимание к чужому мнению, общее обсуждение происходящее и принятие решения, вот основные пути для разрешения спорных вопросов.

Надо сказать, что слова Христа о том, что "истина сделает вас свободными" очень хорошо иллюстрируются этим текстом. Казалось бы, Павел, фарисей и ученик Гамалиила, должен был быть против обращения язычников вообще. И вот он свидетельствует тем, кто не знает Единого Бога. Он должен был бы отстаивать букву Закона, но он настаивает на том, что главное для обращения – это принять Христа распятого и воскрешено, получить Святого Духа. И первым среди двенадцати апостолов, поддержавших его, назван не Петр, как всегда, а Иаков. Это тот самый Иаков, который, будучи христианином, продолжал так неукоснительно исполнять все положения закона, что иудеи называли его праведным. Такая свобода во внешних проявлениях уверовавших возможна только, когда посреди них живет и действует Святой Дух.

Свернуть
 
На Гал 2:1-10
1 Потом, через четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. 2 Ходил же по откровению, и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мною язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. 3 Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, 4 а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас, 5 мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. 6 И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. 7 Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных, — 8 ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, — 9 и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, 10 только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности.
Свернуть
Как видно, главной проблемой в Галатийской церкви стала проблема обрезания. Оно и неудивительно: ведь все церковные общины в те времена включали в себя как обратившихся ко Христу евреев, так и недавних язычников...  Читать далее

Как видно, главной проблемой в Галатийской церкви стала проблема обрезания. Оно и неудивительно: ведь все церковные общины в те времена включали в себя как обратившихся ко Христу евреев, так и недавних язычников. А евреям, как и прежде, трудно было сесть за один стол и преломить хлеб с необрезанными. Можно думать, что тут не всегда речь шла о религиозности в чистом виде. Вполне возможно, что в принципе, теоретически многие из тех евреев, которые настаивали на обрезании, готовы были признать, что обрезание само по себе для христианина непринципиально.

Но именно и только вообще, в принципе. Когда же дело касалось конкретной церковной жизни, те же самые люди вполне могли настаивать на том, чтобы все были обрезаны, просто по обычаю, ради мира в общине, для того, чтобы не смущать новообращённых евреев. Казалось бы, ничего страшного тут нет. Собственно, так бы оно и было, если бы в конце концов обрезанные не начали настаивать на духовной значимости обрезания как такового. А вот с этим апостол уже не мог смириться.

Вообще говоря, Павел не требовал ни от кого никакой религиозности, равно как и не настаивал на обязательном её отсутствии. Сам он был и всегда оставался иудеем, но он прекрасно понимал, что религиозность сама по себе не помогает и не мешает в христианской жизни. Если, конечно, она не становится самоцелью или если ей не приписывается духовная значимость, которой она на самом деле не имеет. Однако в Галатийской церкви, судя по словам Павла, именно это и произошло.

На обрезание тут стали (очевидно, под влиянием местных учителей-евреев) смотреть как на нечто обязательное не только для евреев, но и для принявших Христа недавних язычников. Обрезание начинает переосмысляться как обряд собственно христианский и потому для христиан обязательный, распространяется мнение, что необрезанные не спасутся и в Царство не войдут. И тут апостол, естественно, не мог не вмешаться — не потому, что был принципиальным противникам обрезания (такого трудно ожидать от еврея, который от своего еврейства отказываться отнюдь не собирался), а потому, что любое религиозное обусловливание духовной жизни христианина он считал её искажением или умалением.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).