Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Nova Vulgata (lat)
Поделиться

Liber Primus Paralipomenon, Глава 23,  стихи 3-32

Numeratique sunt Levitae a triginta annis et supra, et inventa sunt triginta octo milia virorum.
“ Ex his, inquit, praesint ministerio domus Domini viginti quattuor milia, praepositi autem et iudices sex milia;
porro quattuor milia ianitores et totidem psaltae canentes Domino in organis, quae feci ad canendum ”.
Et distribuit eos David per vices filiorum Levi Gerson videlicet et Caath et Merari.
Filii Gerson: Ladan et Semei.
Filii Ladan: princeps Iahiel et Zetham et Ioel, tres.
Filii Semei: Salomith et Hoziel et Aran, tres; isti principes familiarum Ladan.
10 Porro filii Semei: Iahath et Ziza et Iehus et Beria; isti filii Semei, quattuor.
11 Erat autem Iahath prior, Ziza secundus; porro Iehus et Beria non habuerunt plurimos filios, et idcirco in una familia unaque domo computati sunt.
12 Filii Caath: Amram et Isaar, Hebron et Oziel, quattuor.
13 Filii Amram: Aaron et Moyses. Separatusque est Aaron, ut sanctificaret sanctissima, ipse et filii eius in sempiternum, et adoleret Domino et serviret ei ac benediceret in nomine eius in perpetuum.
14 Moysi quoque hominis Dei filii annumerati sunt in tribu Levi.
15 Filii Moysi: Gersam et Eliezer.
16 Filii Gersam: Subael primus.
17 Fuerunt autem filii Eliezer: Rohobia primus, et non erant Eliezer filii alii; porro filii Rohobia multiplicati sunt nimis.
18 Filii Isaar: Salomoth primus.
19 Filii Hebron: Ieriau primus, Amarias secundus, Iahaziel tertius, Iecmaam quartus.
20 Filii Oziel: Micha primus, Iesia secundus.
21 Filii Merari: Moholi et Musi. Filii Moholi: Eleazar et Cis;
22 mortuus est autem Eleazar et non habuit filios sed filias acceperuntque eas filii Cis fratres earum.
23 Filii Musi: Moholi et Eder et Ierimoth, tres.
24 Hi filii Levi in familiis suis, principes familiarum per vices et numerum capitum singulorum, qui faciebant opera ministerii domus Domini a viginti annis et supra.
25 Dixit enim David: “ Requiem dedit Dominus, Deus Israel, populo suo et habitat in Ierusalem usque in aeternum;
26 nec erit officii Levitarum, ut ultra portent tabernaculum et omnia vasa eius ad ministrandum.
27 Iuxta praecepta igitur David novissima, supputabitur numerus filiorum Levi a viginti annis et supra,
28 et erunt sub manu filiorum Aaron in cultum domus Domini pro atriis et exedris et in purificationem omnis rei sacrae et in ministerium templi Dei,
29 pro panibus propositionis et farina oblationis et laganis azymorum et pro sartagine et ad torrendum et super omne pondus atque mensuram.
30 Et stent mane ad confitendum et canendum Domino similiterque ad vesperam,
31 tam in oblatione holocaustorum Domini quam in sabbatis et calendis et sollemnitatibus reliquis, iuxta numerum et caeremonias uniuscuiusque rei iugiter coram Domino.
32 Et custodiant observationes tabernaculi conventus et ritum sanctuarii et observationem filiorum Aaron fratrum suorum, ut ministrent in domo Domini ”.

Liber Primus Paralipomenon, Глава 24

Porro filiis Aaron hae partiones erant.
Filii Aaron: Nadab et Abiu et Eleazar et Ithamar.
Mortui sunt autem Nadab et Abiu ante patrem suum absque liberis; sacerdotioque functus est Eleazar et Ithamar.
Et divisit eos David cum Sadoc de filiis Eleazari et cum Achimelech de filiis Ithamar, secundum vices suas et ministerium.
Inventique sunt multo plures filii Eleazar secundum capita virorum quam filii Ithamar; divisit igitur eis, hoc est filiis Eleazar principes per familias sedecim, et filiis Ithamar per familias et domos suas octo.
Porro divisit utrasque inter se familias sortibus; erant enim principes sanctuarii et principes Dei tam de filiis Eleazar quam de filiis Ithamar.
Descripsitque eos Semeias filius Nathanael scriba Levites coram rege et principibus et Sadoc sacerdote et Achimelech filio Abiathar, principibus quoque familiarum sacerdotalium et leviticarum: unam familiam pro Eleazar et unam pro Ithamar.
Exivit autem sors prima Ioiarib, secunda Iedaiae,
tertia Harim, quarta Seorim,
quinta Melchia, sexta Miamin,
10 septima Accos, octava Abia,
11 nona Iesua, decima Sechenia,
12 undecima Eliasib, duodecima Iacim,
13 tertia decima Hoppha, quarta decima Isbaab,
14 quinta decima Belga, sexta decima Emmer,
15 septima decima Hezir, octava decima Aphses,
16 nona decima Phethahia, vicesima Hezechiel,
17 vicesima prima Iachin, vicesima secunda Gamul,
18 vicesima tertia Dalaiau, vicesima quarta Maaziau.
19 Hae vices eorum secundum ministeria sua, ut ingrediantur domum Domini, et iuxta ritum suum sub manu Aaron patris eorum, sicut praecepit Dominus, Deus Israel.
20 Porro filiorum Levi, qui reliqui fuerant: de filiis Amram Subael et de filiis Subael Iehedeia.
21 De filiis quoque Rohobiae princeps Iesias.
22 De Isaaritis vero Salomoth; de filiis Salomoth Iahath.
23 De Hebronitis: Ieriau, Amarias secundus, Iahaziel tertius, Iecmaam quartus.
24 Filius Oziel Micha; de filiis Micha Samir;
25 frater Micha Iesia; de filiis Iesiae Zacharias.
26 Filii Merari: Moholi et Musi. Filii eius: Iaziau et Bani.
27 Filius Merari: de Iaziau filio suo Soam et Zacchur et Hebri.
28 Porro de Moholi filius Eleazar, qui non habebat liberos.
29 Filius vero Cis Ierameel;
30 filii Musi: Moholi, Eder et Ierimoth.
Isti filii Levi secundum familias suas.
31 Ipsi quoque miserunt sortes sicut fratres sui, filii Aaron coram David rege et Sadoc et Achimelech et principibus familiarum sacerdotalium et leviticarum tam maiores quam minores; omnes sors aequaliter dividebat.

Liber Primus Paralipomenon, Глава 25

Igitur David et magistratus exercitus segregaverunt in ministerium filios Asaph et Heman et Idithun, qui prophetarent in citharis et psalteriis et cymbalis, secundum numerum suum dedicato sibi officio servientes.
De filiis Asaph: Zacchur et Ioseph et Nathania et Asarela filii Asaph erant sub manu Asaph prophetantis sub manu regis.
De Idithun; filii Idithun: Godolias, Sori, Iesaias et Hasabias et Matthathias, sex, sub manu patris sui Idithun, qui in cithara prophetabat ad confitendum et laudandum Dominum.
De Heman quoque; filii Heman: Bocciau, Matthaniau, Oziel, Subael et Ierimoth, Hananias, Hanani, Eliatha, Geddelthi et Romemthiezer et Iesbacasa, Mellothi, Othir, Mahazioth;
omnes isti filii Heman videntis regis iuxta sermones Dei, quod exaltaret cornu eius; deditque Deus Heman filios quattuordecim et filias tres.
Universi sub manu patris sui ad cantandum in templo Domini distributi erant in cymbalis et psalteriis et citharis, in ministeria domus Dei sub manu regis: Asaph et Idithun et Heman.
Fuit autem numerus eorum cum fratribus suis eruditis in cantando Domino, cuncti magistri, ducenti octoginta octo.
Miseruntque sortes pro ministerio ex aequo, tam maior quam minor, magister pariter et discipulus.
Egressaque est sors prima Ioseph, qui erat de Asaph. Secunda Godoliae, ipsi et fratribus eius et filiis eius, duodecim.
10 Tertia Zacchur, filiis et fratribus eius, duodecim.
11 Quarta Isari, filiis et fratribus eius, duodecim.
12 Quinta Nathaniau, filiis et fratribus eius, duodecim.
13 Sexta Bocciau, filiis et fratribus eius, duodecim.
14 Septima Isreela, filiis et fratribus eius, duodecim.
15 Octava Iesaiae, filiis et fratribus eius, duodecim.
16 Nona Matthaniau, filiis et fratribus eius, duodecim.
17 Decima Semei, filiis et fratribus eius, duodecim.
18 Undecima Azareel, filiis et fratribus eius, duodecim.
19 Duodecima Hasabiae, filiis et fratribus eius, duodecim.
20 Tertia decima Subael, filiis et fratribus eius, duodecim.
21 Quarta decima Matthathiae, filiis et fratribus eius, duodecim.
22 Quinta decima Ierimoth, filiis et fratribus eius, duodecim.
23 Sexta decima Hananiae, filiis et fratribus eius, duodecim.
24 Septima decima Iesbacasae, filiis et fratribus eius, duodecim.
25 Octava decima Hanani, filiis et fratribus eius, duodecim.
26 Nona decima Mellothi, filiis et fratribus eius, duodecim.
27 Vicesima Eliatha, filiis et fratribus eius, duodecim.
28 Vicesima prima Othir, filiis et fratribus eius, duodecim.
29 Vicesima secunda Geddelthi, filiis et fratribus eius, duodecim.
30 Vicesima tertia Mahazioth, filiis et fratribus eius, duodecim.
31 Vicesima quarta Romemthiezer, filiis et fratribus eius, duodecim.

Liber Primus Paralipomenon, Глава 26

Divisiones autem ianitorum.
De Coritis: Meselemia filius Core de filiis Abiasaph.
Filii Meselemiae: Zacharias primogenitus, Iedihel secundus, Zabadias tertius, Iathanael quartus,
Elam quintus, Iohanan sextus, Elioenai septimus.
Filii autem Obededom: Semeias primogenitus, Iozabad secundus, Ioah tertius, Sachar quartus, Nathanael quintus,
Ammiel sextus, Issachar septimus, Phollathi octavus, quia benedixit illi Deus.
Semeiae autem filio eius nati sunt filii praefecti familiarum suarum, erant enim viri fortissimi;
filii ergo Semeiae: Othni et Raphael et Obed, Elzabad, fratres eius viri fortissimi, Eliu quoque et Samachias;
omnes hi de filiis Obededom, ipsi et filii et fratres eorum fortissimi ad ministrandum sexaginta duo de Obededom.
Porro Meselemiae filii et fratres eorum robustissimi decem et octo.
10 De Hosa autem, de filiis Merari, erant filii: Semri princeps — non enim fuerat primogenitus, et idcirco posuerat eum pater eius in principem —
11 Helcias secundus, Tabelias tertius, Zacharias quartus; omnes hi filii et fratres Hosa tredecim.
12 Hae divisiones ianitorum: secundum capita virorum habebant ministeria sicut et fratres eorum ad ministrandum in domo Domini.
13 Missae sunt ergo sortes ex aequo et parvis et magnis per familias suas in unamquamque portarum.
14 Cecidit igitur sors orientalis Selemiae; porro Zachariae filio eius consiliario prudentissimo et erudito sortito obtigit plaga septentrionalis;
15 Obededom vero australis, et filiis eius horreum;
16 Sephim et Hosa occidentalis iuxta portam Sallecheth apud viam ascensionis. Custodia iuxta custodiam:
17 ad orientem per diem sex et ad aquilonem quattuor per diem, atque ad meridiem similiter in die quattuor et pro horreo bini et bini,
18 pro Parbar quoque ad occidentem quattuor in via, duo pro Parbar.
19 Hae sunt divisiones ianitorum filiorum Core et Merari.
20 Porro Levitae fratres eorum super thesauros domus Dei ac thesauros rerum consecratarum.
21 De filiis Ladan Gersonitae principes familiarum Ladan Gersonitae erant Iahielitae.
22 Filii Iahiel et Zetham et Ioel fratrum eius erant super thesauros domus Domini.
23 De Amramitis et Isaaritis et Hebronitis et Ozielitis:
24 Subael filius Gersam filii Moysi praepositus thesauris.
25 Fratres quoque eius Eliezer, cuius filius Rohobia et huius filius Iesaias; et huius filius Ioram, huius quoque filius Zechri et huius filius Selemith.
26 Ipse Selemith et fratres eius super omnes thesauros rerum consecratarum, quas sanctificavit David rex et principes familiarum et tribuni et centuriones et duces exercitus
27 de bellis et manubiis proeliorum, quas consecraverant ad sustentandum templum Domini.
28 Et universa, quae consecraverant Samuel videns et Saul filius Cis et Abner filius Ner et Ioab filius Sarviae, omnia donaria sacra erant sub manu Selemith et fratrum eius.
29 De Isaaritis vero erant Chonenias et filii eius ad opera forinsecus super Israel praefecti et iudices.
30 Porro de Hebronitis Hasabias et fratres eius viri strenui mille septingenti erant magistratus Israel trans Iordanem contra occidentem in cunctis operibus Domini et in ministerium regis;
31 Hebronitarum autem princeps fuit Ieria secundum cognationes et familias eorum. Quadragesimo anno regni David recensiti sunt et inventi viri fortes in Iazer Galaad
32 fratresque eius viri strenui duo milia septingenti principes familiarum; praeposuit autem eos David rex Rubenitis et Gadditis et dimidio tribus Manasse in omne ministerium Dei et regis.

Liber Primus Paralipomenon, Глава 27

Filii autem Israel secundum numerum suum, principes fa miliarum, tribuni et centuriones et praefecti, qui ministrabant regi iuxta turmas suas ingredientes et egredientes per singulos menses in anno, unaquaeque turma viginti quattuor milia.
Primae turmae in primo mense Iesbaam praeerat filius Zabdiel, et sub eo viginti quattuor milia;
erat de filiis Phares princeps cunctorum principum in exercitu mense primo.
Secundi mensis habebat turmam Dudi Ahohites, et sub eo viginti quattuor milia.
Dux quoque turmae tertiae in mense tertio erat Banaias filius Ioiadae sacerdotis, et in divisione sua viginti quattuor milia;
ipse est Banaias fortissimus inter triginta et super triginta; praeerat autem turmae ipsius Amizabad filius eius.
Quartus, mense quarto, Asael frater Ioab et Zabadias filius eius post eum, et in turma eius viginti quattuor milia.
Quintus, mense quinto, princeps Samaoth Zaraita, et in turma eius viginti quattuor milia.
Sextus, mense sexto, Hira filius Acces Thecuites, et in turma eius viginti quattuor milia.
10 Septimus, mense septimo, Helles Phalonites de filiis Ephraim, et in turma eius viginti quattuor milia.
11 Octavus, mense octavo, Sobbochai Husathites de stirpe Zara, et in turma eius viginti quattuor milia.
12 Nonus, mense nono, Abiezer Anathothites de filiis Beniamin, et in turma eius viginti quattuor milia.
13 Decimus, mense decimo, Maharai Netophathites de stirpe Zara, et in turma eius viginti quattuor milia.
14 Undecimus, mense undecimo, Banaias Pharathonites de filiis Ephraim, et in turma eius viginti quattuor milia.
15 Duodecimus, mense duodecimo, Holdai Netophathites de stirpe Othoniel, et in turma eius viginti quattuor milia.
16 Porro tribubus praeerant Israel: Rubenitis dux Eliezer filius Zechri; Simeonitis Saphatia filius Maacha;
17 Levitis Hasabias filius Camuel; Aaronitis Sadoc;
18 Iudae Eliu de fratribus David; Issachar Amri filius Michael;
19 Zabulon Iesmaias filius Abdiae; Nephthali Ierimoth filius Azriel;
20 filiis Ephraim Osee filius Ozaziu; dimidio tribus Manasse Ioel filius Phadaiae;
21 et dimidio tribus Manasse in Galaad Iaddo filius Zachariae; Beniamin autem Iasiel filius Abner;
22 Dan vero Azareel filius Ieroham: hi principes tribuum Israel.
23 Noluit autem David numerare eos a viginti annis inferius, quia dixerat Dominus ut multiplicaret Israel quasi stellas caeli.
24 Ioab filius Sarviae coeperat numerare nec complevit, quia super hoc ira irruerat in Israel, et idcirco numerus non est relatus in librum annalium regis David.
25 Super thesauros autem regis fuit Azmaveth filius Adiel; his autem thesauris, qui erant in regione, in urbibus et in vicis et in turribus praesidebat Ionathan filius Oziae.
26 Operi autem rustico et agricolis, qui exercebant terram, praeerat Ezri filius Chelub.
27 Vinearumque cultoribus Semei Ramathites; cellis autem vinariis in vineis Zabdi Sephamatites.
28 Nam super oliveta et ficeta, quae erant in Sephela, Baalhanan Gederites; super apothecas autem olei Ioas.
29 Porro armentis, quae pascebantur in Saron, praepositus fuit Setrai Saronites, et super boves in vallibus Saphat filius Adli.
30 Super camelos vero Ubil Ismaelites, et super asinas Iehedeia Meronathites;
31 super oves quoque Iaziz Agarenus: omnes hi principes substantiae regis David.
32 Ionathan autem patruus David consiliarius, vir prudens et litteratus, ipse et Iahiel filius Hachamonitis erant cum filiis regis.
33 Achitophel etiam consiliarius regis, et Chusai Arachites amicus regis;
34 post Achitophel fuit Ioiada filius Banaiae et Abiathar. Princeps autem exercitus regis erat Ioab.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

24:10 "Восьмой Авии" - к этому разряду принадлежит впоследствии Захария, отец Иоанна Крестителя (Лк 1:5).


27 В этой главе содержатся четыре различных списка:


27:1 . Управителей, служащих по месяцу (стт 1 Пар 27:1-15);


27:2 . Начальников над коленами Израилевыми (стт 1 Пар 27:16-24);


27:3 . Начальников над имениями царя (стт 1 Пар 27:25-31);


27:4 . Царских советников (стт 1 Пар 27:32-34).


Книги Паралипоменон (евр — дибре гайамим , т.е. «Слова дней», летописи, отсюда Вульг. — книги Хроник, а по-греч. Παραλειπομένων «пропущенное», «содержащее добавление») представляют собой летописи иудейства послепленной эпохи, когда народ, лишившись своей политической независимости, пользовался, однако, своего рода автономией, признанной владыками Востока: он жил под руководством своих священников, по правилам закона Моисеева. Храм с его культом был центром его национальной жизни. Законодательство и обрядовые установления оживлялись проявлениями личного благочестия и воспоминаниями о прежних подвигах и падениях; члены общины черпали вдохновение в учении мудрых и пророческих обетованиях.

Составитель книг Паралипоменон — по всей вероятности иерусалимский левит, тесно связанный со своей средой.

Он пишет, очевидно, незадолго до 300 г. до Р.Х., значительно позже Ездры и Неемии. 1 Пар 2-9, 1 Пар 12, 1 Пар 15 и 1 Пар 23:3-27:34 рассматриваются как более поздние добавления к его книгам, однако родственные им по духу. В его произведении большое место отводится храму и духовенству, не только священникам и левитам, но и его низшим классам: привратникам и певцам, отныне приравненным к левитам. Освящающее действие культа распространяется не только на духовенство, но и на мирян, участвующих в «мирных жертвах» (Лев 3), которые для автора кн. Пар имеют столь же большое значение, как и в древности. Эта святая община не ограничена коленом Иудиным: затрагивая период, предшествовавший отступничеству Израильского царства, о котором он почти не упоминает, свящ. писатель говорит о Двенадцати Коленах, объединенных под скипетром Давида и, провидя далее хода событий своего времени, ожидает воссоединения всех сынов Израилевых. Даже язычники не отстраняются от храмовой молитвы. «Израиль» же — это, в его представлении, весь верный народ, с которым Бог некогда установил Союз-Завет, возобновленный затем с Давидом. Именно при Давиде идеал теократии был ближе всего к осуществлению. В духе Давида община и должна жить, постоянно возвращаясь к традициям, чтобы Бог сохранил к ней Свое благоволение и исполнил Свои обетования.

Таким образом, центральной темой этого пространного повествования является Иерусалимский храм и совершающийся в нем культ, начиная с проекта его строительства, возникшего у Давида, и до его восстановления вернувшейся из плена общиной.

Эти главные мысли автора Пар объясняют построение его книги. В ее первых главах (1 Пар 1-9) приводятся родословные, охватывающие гл. обр. колено Иудино и потомство Давида, левитов и жителей Иерусалима. Они служат введением в историю Давида, которая занимает весь конец первой книги (1 Пар 10-29). Автор обходит молчанием столкновение Давида с Саулом и его грех с Вирсавией, семейные драмы и мятежи, но подчеркивает пророчество Нафана (1 Пар 17) и уделяет значительное место религиозным установлениям: перенесению Ковчега, организации культа в Иерусалиме (1 Пар 13, 1 Пар 15-16) и подготовке к построению Храма (1 Пар 21-29). Давид разработал план, собрал материалы, определил до мельчайших подробностей функции духовенства и поручил сыну осуществить свой замысел. В описании истории царствования Соломона наибольшее место уделяется (2 Пар 1-9) построению Храма, молитве царя при его освящении и данным Богом ответным обетованиям.

Начиная с разделения царств, автор кн. Пар интересуется только царством Иуды и династией Давида. О царях он судит по их верности или неверности Завету и сходству с идеальным царем, т.е. Давидом (2 Пар 10-36). За беспорядками следуют реформы: самые значительные из них проводятся Езекией и Иосией. Нечестивые преемники Иосии ускоряют катастрофу; однако в конце книги намечается перспектива восстановления храма, благодаря разрешению, данному царем Киром.

Источниками этих книг явились прежде всего кн. Царств, а для родословных — Бытие и Числа. Кроме того автор ссылается на неизвестные нам источники, напр., книги царей Израиля или царей Израиля и Иуды (напр. 3 Цар 11:41; 3 Цар 14:19; 2 Пар 16:11; 2 Пар 20:34; ср 2 Пар 32:32), Мидраш книги царей, Слова или Видения некоторых пророков.

Автор пишет для своих современников, напоминает им о том, что жизнь нации зависит от ее верности Богу, а эта верность должна выражаться в послушании Закону и в регулярном совершении культа, проникнутом истинным благочестием. Он хочет, чтобы его народ был святой общиной, для которой осуществились бы обетования, данные Давиду. И во время Христа благочестивые представители иудаизма продолжают жить этим духом. Учение свящ. писателя о примате духовного начала в жизни, о том, что все события в мире направляются Божественным Провидением, содержит в себе непреходящую ценность.

ВЗ содержит также вторую группу исторических книг, которые в значительной части дублируют и затем продолжают историческое повествование, простирающееся от кн. Иисуса Навина до конца кн. Царств; две кн. Паралипоменон, кн. Ездры и Неемии. Первоначально две книги Паралипоменон составляли одну, а кн. Ездры и Неемии входили в состав того же цикла, принадлежащего перу одного автора, что подтверждается как наличием одних и тех же основных идей и единством стиля, так и повторением в начале Esdrae 1 стихов, заканчивающих 2 Paralipomenon 36.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

23:3 Разделению левитов на так называемые чреды предшествовало исчисление тех из них, которые имели по тридцати лет, т. е. предельный возраст для поступления на службу по закону Моисееву (Чис 4:3,23,30,39). Но так как к исполнению обязанностей привлекались лица и 25 лет (Чис 8:23-26), то Давид впоследствии принял во внимание и это постановление (ст. 24 и далее).


23:4 К кругу «дел в доме Господнем» не относились дела специально священнические (24:1-19), судебные (26:29-32), обязанности привратников (ст. 5; 26:1-19) и певцов и музыкантов (ст. 5; 25 гл.).


23:6 Судя по тому, что нижеперечисленные имена не встречаются среди имен 24 классов певцов (1 Пар 25), привратников (1 Пар 26:1-19), судей (1 Пар 26:29-32), можно думать, что в настоящем и дальнейших стихах идет речь о разделении на чреды только 24 000 левитов, предназначенных на «дела дома Господня». В основу их разделения было положено деление самого колена Левиина на три главные линии — Гирсона, Каафа, и Мерары. (Ср. 5:16.)


23:7-11 Главы гирсонитян. Поколение Гирсона распадалось при Давиде на две главные ветви: Лаедана, потомка сына Гирсона Ливни (1 Пар 6:17,20; Исх 6:17; Чис 3:18) и Шимея. Первая насчитывала шесть представителей: трех сынов Лаедана (ст. 8) и трех — Шимея, потомка Ливни (ст. 9); вторая (ветвь Шимея, брата Лаедана) — только трех, так как два сына Шимея — Иеуш и Берия по причине малочисленности своего потомства составляли одну семью (ст. 11). Таким образом, из гирсонитян времени Давида было избрано на «дела дома Господня» девять родов.


23:12-20 Главы каафитов. К племени Каафа принадлежал род Амрама, представляемый его сыновьями Аароном и Моисеем. Но поколение Аарона, которому принадлежали права священства, не принимается во внимание при разделении левитов, назначаемых на «дела дома Господня» (ст. 13), и наоборот, такого исключения не делается для поколения Моисея, причисленного к простым левитам (ст. 14). Сообразно с этим в линии Каафа исчисляются левитские роды Моисея, Ицгара, Хеврона и Озиила — трех сыновей Каафа (6:18; Исх 6:18; Чис 3:23). Первый дал двух представителей (ст. 15-17), второй — одного (ст. 18), третий — четверых (ст. 19) и четвертый — двух (ст. 20), следовательно, весь род Каафа — девять.


23:21-23 Главы поколения Мерари от его сыновей Махли и Муши (6:19; Исх 6:19; Чис 3:33). Линия Махли от его сына Елеазара ввиду бездетности последнего (отсутствия сыновей) при Давиде не существовало; представители поколения Киса, другого сына Махли, не названы (ст. 22). Для «дела дома Господня» назначаются три левитские рода Мерари от его сына Муши (ст. 23). Вместе с девятью родами Гирсона и девятью родами Каафа они составят двадцать один род. Но так как, по свидетельству Иосифа Флавия (Иудейские древности VII, 14, §7), левиты, назначенные на «дела дома Господня», разделялись на 24 класса, или чреды, в соответствии 24 классам священников и певцов, то для достижения этого числа к 21 роду Гирсона, Каафа и Мерари присоединяют еще три поколения, происшедшие от названного в 1 Пар 24:26 и будто бы пропущенного в Исх 23 третьего сына Мерари — Иоазии, именно поколения Шогама, Заккура и Иври (24:27). Но переводы LXX, Пешито и Вульгата исчисляют и в данном месте только двух сыновей Мерари; Пятикнижие и весь вообще Ветхий Завет ничего не знают о третьем его сыне и потомках последнего, и, наконец, текст 24:26-27 носит след несомненного повреждения (см. ниже). Все это вместе взятое и не позволяет настаивать на пропуске Иоазии в 23:21 и далее. Кроме того, с присоединением трех его потомков к родам Каафа, Гирсона и Мерари мы получим не 24 класса левитов, а 25, так как нет никаких оснований исключать род Киса (23:22), хотя его представители и не поименованы автором Паралипоменон. Ввиду этого следует признать, что из поколения Мерари было назначено на «дела дома Господня» четыре рода; следовательно, всех левитских классов, черед было установлено 22.


23:24-26 Кроме левитов тридцатилетнего возраста, предельного для поступления на службу, Давидом были назначены еще левиты двадцатилетние на основании того соображения, что служба при Иерусалимском храме более легкая, чем в пустыне, могла быть отправляема и не совсем окрепшими в физическом отношении людьми. И так как левитов тридцатилетнего возраста было при Давиде 38 000, то очевидно, что левиты двадцатилетнего не включались в это число. Причина этого будто бы в том, что они назначались на низшие должности, были помощниками своих старших братьев.


23:28-32 Исчисление обязанностей левитов, назначенных на «дела дома Господня». К обязанностям вышеперечисленных левитских классов принадлежали наблюдение за двором храма и пристройками — их чистотой; приготовление хлебов предложения (9:32), но не положение их, последнее принадлежало священникам (Лев 24:8 и далее), наблюдение за приготовлением хлебных жертв, за количеством меда, елея и вина, присоединяемых к жертвам (Исх 29:40; 30:24; Лев 19:35-36), за числом жертвенных животных, их возрастом, свойствами и т. п. (ст. 31).


24:1-4 Ко времени Давида сохранились две священнические линии, ведущие начало от двух младших сыновей Аарона — Елеаза и Ифамара, так как два его старшие сына — Надав и Авиуд умерли бездетными (Лев 10). Представителем первой линии был Садок, второй — Ахимелех. И так как в поколении Елеазара насчитывалось шестнадцать родов, а в поколении Ифамара — 8, то сообразно с этим и всех священнических классов получилось 24 (Ср. Неем 12:1-7,12-21).


24:5-6 Между 24-мя священническими классами, или группами, и было распределено служение при храме на целый год, причем очередь той или другой чреды определялась при помощи жребия, вынимаемого попеременно представителями каждой линии. Подобный порядок был наилучшим средством к устранению разного рода недоразумений, неизбежных в том случае, если бы сроки служения назначались по усмотрению Давида и первосвященников. Между прочим, они возникли бы ввиду того обстоятельства, что одни недели (праздничные) были более доходны, другие менее. Священники, принужденные по указанию власти служить в малодоходное время, были бы недовольны; и наоборот, недовольство не могло иметь места при жребии. Достигаемое им уравнение священников еще более усиливалось попеременным выниманием. Если бы к жребию были допущены сначала 16 старших родов Елеазара, то очень возможно, что на их долю досталась бы большая часть лучших недель, чем, конечно, были бы обижены роды Ифамара. Вынимая же жребий попеременно, те и другие могли получить худые и хорошие сроки. Определяемый путем жребия порядок служения священнических групп записывался писцом Шемаиею, очевидно, для того, чтобы увековечить его и тем устранить возможность возникновения в последующее время разных недоразумений.


24:7-18 От имен перечисляемых в данных стихах лиц — глав священнических родов, получили название и священнические чреды. Такова чреда Иегоиаривова (ст. 7), к которой принадлежал священник Маттафия со своими сыновьями, известными братьями Маккавеями (1 Макк 2:1), Авиева (ст. 10), из которой происходил Захария, отец Иоанна Крестителя (Лк 1:5), Имерова (ст. 14), из членов которой известен современник пророка Иеремии священник Пасхор (20:1).


24:20-31 Приводимый в данных стихах список левитских родов не заключает имен представителей гирсонитян, ввиду чего его нельзя считать, как полагают некоторые, списком всех левитских родов. Имена перечисляемых здесь левитов совпадают с именами глав левитов, назначенных на «дела дома Господня» (23:6-23). И так как этим последним принадлежало участие в богослужении (23:28-32), то и можно думать, что в настоящем случае исчислены левиты, ближайшие помощники священников в данном отношении. За справедливость такого предположения говорит тот между прочим факт, что они вынимали жребий вслед за сынами Аарона (31 ст.).


24:20 Шуваил — внук Моисея, сын его сына Гирсона, названный в 23:16 Шевуилом. Представителем происшедшего от него рода был во времена Давида некто Иедия, совершенно неизвестная личность.


24:21-30 Ср. 23:17-23.


24:26-27 Имя «Бено» («сын его») ни в каком случае не может быть признано за собственное. Упоминание же о чьем-то сыне предполагает исчезновение имени его отца. Другим признаком порчи текста является повторение фразы ст. 26 «сыновья Мерари» в начале ст. 27: исчисление, не имеющее себе параллели в предшествующих стихах.


25:1 Для храмового пения назначаются левиты трех поколений: Каафа — Еман с сыновьями, Гирсона — Асаф и Мерари — Ефан, или Идифун (1 Пар 6:33,39,44; см. примеч. к 1 Пар 6:33,39,44). Их выделение совершается, между прочим, «начальниками войска», не войска в буквальном смысле, а собрания старейшин, так как еврейское слово «цаба» значит не только войско, ведущее войну, но и вообще собрание существ всякого рода, подчиненное одним законам и служащее одной цели, в настоящем случае — собрание левитских старейшин, распределявших вместе с царем обязанности левитов.


25:2 Как видно из девятого и дальнейших стихов, каждый из сыновей Эмана, Асафа и Идифуна был назначен начальником отдельного хора.


25:3 Следуя букве современного еврейского текста, стоящее после имени Маттафия слово «шиша» следует принимать за собственное имя. Но по указанию перевода LXX, это — числительное имя шесть. Недостающее для того число сыновей Идифуна дополняется именем Семея, о котором действительно упоминается в ст. 17.


25:5 Еману присваивается название «видящий», которое и по значению и по употреблению в Св. Писании равносильно слову «пророк». Но так как данное качество Еману нигде более не усвояется, то некоторые переводчики понимают термин «видящий» в смысле «искусный», «сведущий», или, как LXX, по отношению к его искусству, «музыкант».


25:7 Число 288 получается следующим образом. У трех главных певцов было 24 сына (у Асафа — 4, у Идифуна — 6 и у Емана 14, ст. 2-4), и каждый являлся начальником отдельного хора, состоящего из 12 человек. 24 Ч 12 и дают 288. Таким образом сообразно с 24 священническими чредами было организовано 24 левитских хора. Все эти певцы называются «обученными петь пред Господом», «знающими свое дело», чем отличаются от остальных певцов (23:5), очевидно, менее опытных.


25:9-31 Как видно из данных стихов, очереди были распределены между певцами в таком порядке: четырем сынам Асафа достались первая, третья, пятая и седьмая; шести сынам Идифуна — вторая, четвертая, восьмая, десятая, двенадцатая и четырнадцатая; четырем первым сынам Емана — шестая, девятая, одиннадцатая и тринадцатая, а остальным десяти прочие, т. е. 15-24.


26:1-9 Левиты привратники из племени Корея Каафита (6:22) принадлежали к двум линиям. Представителем одной был Мешелемия (1-3 ст.), или по чтению 9:19 Шаллум, сын Асафа, но не певца, так как этот последний происходил из племени Гирсона (6:39,43), а Мешелемия Кореянин — из рода Каафа (6:22). Первенец Мешелемии Захария упоминается и в 9:21 и ниже в 14 ст. Представителем второй линии являлся Овед-Едом со своими восемью сыновьями и внуками (4-8 ст.). Причислять Овед-Едома к поколению Корея заставляет то обстоятельство, что другая группа привратников, потомков Мерари, начинается исчисляться с 10-го стиха. В 1 Пар 16:38 Овед-Едом называется сыном Идифуна (Ефана), но не певца, так как последний принадлежал к поколению Мерари (6:44-47). Шестьдесят два привратника из потомков Овед-Едома (ст. 8) и восемнадцать из поколения Мешелемии составляют 80 привратников из линии Каафа.


26:10-11 Привратники из рода Мерари, числом тринадцать. Имя одного из них — Хозы упоминается вместе с именем Овед-Едома в 16:38. С 80 привратниками из линии Каафа 13 привратников из поколения Мерари дают 93 привратника.


26:13 Как видно из дальнейших стихов, храмовых ворот было сообразно с четырьмя странами света 4.


26:15 Кладовые, назначаемые для хранения сосудов, сокровищ и т. п., находились вблизи южных ворот и имели по ст. 17 два охраняемых входа.


26:16 Ворота Шаллехет лежали при той дороге, которая вела из нижней части Иерусалима к находящемуся на возвышенности храму.


26:17-18 Сообразно с 14 ст. десять привратников, шесть к востоку и четыре к северу, выставляли дом Мешелемии; на долю дома Овед-Едома приходилось восемь — четыре к югу и четыре у кладовых (ст. 15), и Хозы шесть — четыре к западу и два у притвора. Вся храмовая стража состояла, таким образом, из 24 человек.


26:20 Более точные указания, кто из левитов смотрел за «сокровищами Дома Божия», т. е. за всеми нужными для богослужения предметами, и кто за «сокровищами посвященных вещей», т. е. посвященными Богу драгоценностями, находятся в следующих стихах. Именно, за первыми наблюдали Зефам и Иоиль — главы принадлежащего к линии Гирсонадома Лаедана (ст. 21-22; ср. 23:8), а за вторыми — потомок Моисея от второго его сына Елиезера — Шеломиф вместе со своими братьями (26 ст.; ср. 23:15). Начальником той и другой группы смотрителей был Шевуил, внук Моисея (24 ст.; ср. 23:20). Как видно из сравнения данных стихов, с 23:7 и далее, 24:20 и далее, для хранения принадлежностей богослужения и посвященных храму драгоценностей назначаются те левиты, которым были вверены «дела дома Господня». И это вполне понятно: по 24:20 и далее, некоторые из них были помощниками священников при совершении богослужения, и потому всего естественнее было предоставить им надзор за сосудами и т. п.


26:29-32 Писцами и судьями были левиты трех линий дома Каафа: одну составляли потомки его сына Ицгара (6:18) и две остальных — потомки также сына Каафова Хеврона (6:18). Последних на западной и восточной сторонах Иордана насчитывалось 4 400 (30,32 ст.), следовательно, остальные 1 600 судей (всех их было 6 000 — 23:4) приходились на поколение Ицгара. Назначение левитов в качестве судей соответствовало постановлению закона Моисеева (Втор 17:9), но в руках Давида оно являлось средством к централизации власти: левиты подчинялись первосвященнику, а этот последний — царю.


27:1 Устройство богослужения сопровождается в последние годы правления Давида созданием и организацией постоянной армии. В этих целях она разделяется на 12 частей, по 24 000 воинов в каждой. Каждая часть подчиняется особому начальнику, избираемому при Давиде из его ближайших сподвижников по войнам, и вместе с ним является на месяц в Иерусалим для несения службы.


27:2-3 Иашовал — то же, что Иесваал 11:11, происходивший из знатной иудейской фамилии Фареса, к которой принадлежал и сам Давид (2:4 и далее).


27:4 Додай — отец Елеазара, одного из трех выдающихся сподвижников Давида (11:12; 2 Цар 23:9). Имя Миклоф встречается в 8:32 и 9:37, как имя одного вениамитянина. Он или кто-нибудь другой имеется в виду в настоящем случае, сказать трудно.


27:5-6 Ср. 11:25; 2 Цар 23:23.


27:7 Выражение «и по нем (Азаиле) Завадия, сын его», указывает на раннюю смерть Азаила, убитого Авениром (2 Цар 2:18-23).


27:8-16 Ср. 11:27-31.


27:16-24 Назначение левитов в качестве судей (26:29 и далее) служило в руках Давида средством к централизации власти. Но чтобы эта мера не показалась коленам тяжелой, нарушающей племенное устройство народа израильского, Давид оставляет за ними некоторое самоуправление: каждое колено имеет, как и при Моисее (Чис 2:3 и далее), своего непосредственного начальника.


27:18 Вместо «Елий» LXX читают «Елиав», разумея старшего брата Давида. Предоставление ему власти начальника в колене Иудовом вполне понятно.


27:23 Для Давида было важно исчисление способных к войне; но таковыми были лица старше двадцати лет; поэтому имевшие меньше лет не вошли в перепись.


27:24 Ср. 21:6.


27:32-34 В 1 Пар 18:15-17; 2 Цар 8:15-18 и 20:23-26 в качестве первых сановников Давида названы, кроме Иоава, другие лица. Подобное различие объясняется тем, что в настоящем случае указаны не сановники Давида вообще, а близкие к нему лица, его советники, как бы входящие в состав его семьи. По крайней мере, Ионафан — его дядя (по 1 Пар 20:7 — племянник), Иехиил — воспитатель его детей, Ахитофел, не менее Хусия, — близкий друг царя: «человек мира моего, ядый со мною хлебы», как выражается о нем сам Давид (Пс 40, ст. 10). Отношениями этих лиц к Давиду в достаточной мере объясняется тот факт, что они исчисляются после тех, кто исполнял не общегосударственные обязанности, а служил самому царю.


Общее понятие о Библии, о Ветхом Завете и об исторических книгах см. «Понятие о Библии» и «Исторические книги».

Название книг. Следующие в греческой Библии за кн. Царств две книги Паралипоменон составляют в древнем (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 8; Ориген у Евсевия. Церковная история VI, 25) и современном еврейском тексте одну, известную под именем «дибрей гайомим» и отнесенную не к историческим книгам, но к так называемым «кетубим» — «агиографам» — «писаниям». Еврейское наименование, перед которым, согласно указанию 3 Цар 14:19.29; 1 Пар 15:7.23, должно стоять слово «сефер» (книга), буквально значит: «книга ежедневных событий», соответствует нашему «летопись», т. е. указывает на форму изложения материала, а включение книги в состав раздела «кетубим» объясняется, как думают, ее увещательным характером. Надписание «дибрей гайомим» вполне точно передается в латинском переводе блаж. Иеронима термином «Libri Chronicorum», но в греческом тексте заменяется совершенно иным «Παραλειπομένων βασιλέων Ιου̃δα». Возникновение греческого наименования объясняют тем, что ко времени перевода LXX данная книга не имела в еврейской Библии определенного названия, и потому LXX, видя в ней восполнение, добавление к книгам Царств (Synopsis scripturae sanctae, In Athanasii op. II, p. 83; блаж. Иероним — послание к Павлину; Исидор Севильский, — Origin. lib. VI, с. 1), усвоили ей данное имя. С новым названием кн. Паралипоменон получила у LXX и новое деление: одна книга еврейского текста разделена у них на две, по всей вероятности, в подражание делению книг Царств. Как в них для истории царствования Давида отведена 2-ая кн., и с 3-ей начинается история правления Соломона, так точно и в кн. Паралипоменон повествования о делах этих двух царей помещаются в различных книгах: в конце первой о делах Давида, с начала второй — о делах Соломона.

Время написания книг и автор. Как видно из упоминания об указе Кира, разрешившем возвращение евреям на родину (2 Пар 36:22.23), а также персидских названий монет (1 Пар 29:7) и мер (2 Пар 3:3), кн. Паралипоменон написаны в период персидского владычества. По указанию же других данных происхождение кн. Паралипоменон с несомненностью может быть отнесено ко времени не позже священника Ездры. Первое место среди них занимает соображение, заимствованное из истории канона. По единогласному мнению самих Священных Писаний (2 Макк 2:13), иудейских ученых, напр. Иосифа Флавия, отцов и учителей церкви, — Иринея Лионского, Климента Александрийского, Тертуллиана, Иоанна Златоуста, ветхозаветный канон получил свой современный вид при Ездре и Неемии. «К книгам, написанным до Артаксеркса (Артаксеркса — современника Ездры и Неемии, Езд 7-8; Неем 2:5.14), — говорит Иосиф Флавий, — теперь ничего нельзя ни прибавить, ни отнять от них». Сообразно с этим и кн. Паралипоменон как включенная в канон появилась не позже данного времени. В пользу указанного мнения о времени происхождения кн. Паралипоменон говорит далее тожество их заключения с началом 1-й кн. Ездры (2 Пар 36:22-23Езд 1:1-3). Рассматривая эти два места, ученые приходят к тому заключению, что автор кн. Ездры скомпилировал начало своего сочинения из кн. Паралипоменон, но не наоборот: следовательно, последние были при нем на лицо. Именно в кн. Паралипоменон данные статьи находятся в прямой и неразрывной связи с предшествующими 18-21, образуют второй член фразы, что и ручается за их первоначальность; между тем как в кн. Ездры они стоят отрывочно.

Мнения о происхождении кн. Паралипоменон при Ездре держалась вся иудейская и христианская древность. И только со времени Спинозы возникают попытки отнести их к более поздним векам. И прежде всего сам Спиноза высказал предположение, что они написаны после Ездры, даже после очищения храма Иудой Маккавеем (10-я гл. Tractatus theologico-politici). Равным образом и ученые позднейшего времени — Бертольд, Блэк, Грамберг и др. не сомневаются отнести их к эпохе владычества Лагидов и Селевкидов. На этот именно период указывает, по их мнению, замечаемая будто бы в кн. Паралипоменон фанатическая ненависть к царству Израильскому, возникшая только после построения «израильтянами» храма на горе Гаризим. Но в чем сказывается эта ненависть, отрицательная критика не указывает, да и не может указать, так как на самом деле ее нет. «Что писатель Паралипоменон, — говорит один немецкий исследователь, — не имел ненависти к царству Израильскому, это видно из того, что он опустил в своем произведении историю этого царства; своей цели представить его в неблагоприятном свете он достиг бы гораздо скорее, если бы просто рассказал о деяниях его царей». Другим доказательством происхождения кн. Паралипоменон в период македонского владычества является в глазах отрицательной критики генеалогия Зоровавеля (1 Пар 3:19-24). По мнению Бертольда, де Ветте, Шрадера, Цоклера и др., она распадается на шесть генераций и доводится до времен Александра Македонского. Не касаясь в настоящем случае подробностей родословия Зоровавеля, заметим лишь, что данное место кн. Паралипоменон как древними, так новыми экзегетами (Карпзовий, Клерик, Эйхгорн, Кейль) признается позднейшею Ездры глоссою, которая первоначально была поставлена кем-то на полях кн. Паралипоменон, а потом внесена и в самый текст. К такому заключению приводит то обстоятельство, что в то время как все остальные генеалогии кн. Паралипоменон доводятся самое большое до плена вавилонского, эта последняя (Зоровавеля) не меньше как на двести лет дальше конца плена. В подтверждение своего мнения упомянутые ученые ссылаются далее на 1 Пар 21, заявляя, что высказанный в ней взгляд на сатану, как на самостоятельного, независимо от Бога действующего на людей злого духа, заимствован евреями после Ездры из мидо-персидской теологии. Но, как видно из содержания 1 Пар 21, она не дает права говорить о каких бы то ни было отношениях сатаны к Богу; а если сравнить ее с 2 Цар 24, повествующей о том же самом событии, то окажется, что злой дух действовал на Давида по допущению Божьему. Подобное же представление о нем, по свидетельству Пс 108, было известно евреям Давидовского времени. Не отличается также убедительностью заявление отрицательной критики, что назначенный при Иосафате по случаю нашествия на Иудею врагов общественный пост, следствием которого было дарование Господом победы без сражения (2 Пар 20), ведет свое начало со времени Антиоха Епифана (164 г.). Книги Св. Писания допленного периода упоминают о постах, установленных для выражения печали по случаю какого-либо несчастного обстоятельства, но ничего не говорят о постах с подобною целью и подобными последствиями. Указываемое отрицательною критикою различие между постом времени Иоасафата и постом допленного времени составляет ее собственное измышление. На самом деле они сходны и по характеру и по последствиям. При Иосафате во время поста евреи «умоляли Господа» (2 Пар 20:4), «взывали и нему из тесноты своей» (2 Пар 20:9), т. е. находились в состоянии печали, выражением которой и служил, как и в предшествовавшие времена, пост. Пост при Иоасафате сопровождался поражением врагов; таковы же были его следствия и в период Судей (Суд 20:26-end; 1 Цар 7:6-end). Не может, наконец, служить указанием на позднейшее после Ездры происхождение кн. Паралипоменон встречающееся в них упоминание о персидской монете дарик (1 Пар 29:7), получившей свое происхождение и название от Дария Гистаспа. 50-60 лет, протекших между первым годом Дария Гистаспа и 7 годом Артаксеркса Лонгимана, современника Ездры, вполне достаточно для распространения дариков в Иудее, персидской провинции. По ним, вошедшим в употребление ко времени жизни автора кн. Паралипоменон, и ведется в ней счет (см. еще о дариках в объяснении).

Если время происхождения кн. Паралипоменон может быть установлено сравнительно точно, то вопрос об авторе их не подлежит определенному решению. Талмуд, большинство раввинов, учители церкви, напр. блаж. Феодорит и многие западные экзегеты — Эйхгорн, Ланге, Геферник, Михаэлис, Кейль и др., считают писателем кн. Паралипоменон Ездру. В доказательство этого они ссылаются главным образом на тожество их заключения с началом кн. Ездры, а также на замечаемое в этих двух книгах сходство как в отдельных словах и названиях различных предметов, так и в целых повествованиях. Именно, в той и другой книге встречаются генеалогические таблицы (1 Пар 1-9; Езд 7), описание устройства богослужебного чина и всего к нему относящегося (1 Пар 23 и т. д.; Езд 7-10), тожественные персидские названия чаши (1 Пар 28:17; Езд 1:10), драхмы (1 Пар 29:7; Езд 2:69) и т. п. Но так как эти данные не содержат прямых указаний на авторство Ездры, а других лиц, которым можно было бы усвоить составление кн. Паралипоменон, Библия не знает, то некоторые исследователи и оставляют вопрос об их авторе открытым.

Содержание кн. Паралипоменон и их отношение к другим ветхозаветным книгам, по преимуществу к кн. Царств. Со стороны содержания кн. Паралипоменон разделяются на две, отличные одна от другой по характеру, части. Первая — генеалогическая обнимает девять начальных глав 1-ой книги и заключает в себе родословные от Адама таблицы древних народов, а затем евреев, особенно колен Иудова, Вениаминова и Левиина с некоторыми историческими и географическими замечаниями. Во второй части, обнимающей остальные главы первой книги и всю вторую, излагается после рассказа о смерти Саула (1 Пар 10) история царствования Давида (1 Пар 11-29), Соломона (2 Пар 1-9) и преемников его до возвращения иудеев из плена по указу Кира (2 Пар 10-36). В первой части кн. Паралипоменон совпадает по преимуществу с кн. Бытия и И. Навина, из которых заимствованы некоторые отделы (см. ниже в объяснениях), во второй — до 43 раз с книгами Царств. Но при всем сходстве с последними, сходстве иногда буквальном, кн. Паралипоменон представляют по сравнении и значительные особенности. Главнейшие из них состоят в пропусках и прибавлениях. Именно в кн. Паралипоменон обходятся царствование Саула, за исключением только рассказа о его смерти, и все известия из правления Давида, касающиеся Саула и его потомков, как-то: скорбь Давида о смерти Саула и Ионафана, казнь убийцы Саула, воцарение Иевосфея, сына Саулова, и происшедшая из-за этого междоусобная война, окончившаяся смертью Иевосфея (2 Цар 1-4), милости Давида Мемфивосфею (2 Цар 9) и выдача гаваонитянам семи потомков Саула для умилостивления Господа по случаю голода. Далее в кн. Паралипоменон опущены известия, касающиеся семейной жизни Давида и Соломона и вообще частных отношений обоих царей: рассказы об упреках Мелхолы (2 Цар 6:20-3), о прегрешении Давида с Вирсавией (2 Цар 11:2-12.25), о кровосмешении Аммона и о вызванных им событиях до возмущения Авессалома и его смерти (2 Цар 13-20), о старческой слабости Давида, заговоре Адонии, помазании Соломона и о предсмертном тайном завещании Давида Соломону (3 Цар 1-3), о браке Соломона на дочери фараона (3 Цар 3:1), о мудром суде Соломона (3 Цар 3:16-28), о придворных чиновниках и расходах по содержанию дворца (3 Цар 4:1-6.14) и о постройке этого последнего (3 Цар 7:1-12), о грехопадении Соломона с его последствиями (3 Цар 11). Из рассказов кн. Царств о государственных делах Давида пропущено известие о войне с филистимлянами (2 Цар 21:15-17), а из событий после соломоновского времени замолчена вся история десятиколенного царства, и о его царях рассказано настолько, насколько они соприкасались с царством Иудейским. Взамен этих пропусков в кн. Паралипоменон встречается немало прибавлений, восполняющих пробелы в истории иудейского народа. Одни из них касаются войн и других предметов частного характера, другие богослужения. К первым принадлежат список мужей, пришедших к Давиду в Секелаг, когда он укрывался от Саула (1 Пар 12:1-22); список воинов, провозгласивших Давида в Хевроне царем (1 Пар 12:23-40); известие о сооружении Соломоном медного моря, медных столбов и сосудов для храма из той меди, которую Давид взял от Адраазара (1 Пар 18:8), о поражении Авессою идумеев в долине Мелох (1 Пар 18:12), о найме аммонитянами для войны с евреями сирийцев за 1 000 талантов (1 Пар 19:6); список войск Давида, их предводителей, начальников колен и придворных должностных лиц (1 Пар 27:5-34); рассказ о коннице и богатствах Соломона (2 Пар 1:14-17), о его походе против Емов-Сувы (2 Пар 8:3), о построении Ровоамом укрепленных городов, о левитах и о благочестивых людях, перешедших при Иеровоаме из десятиколенного царства в Иудею, о женах и детях Ровоама (2 Пар 11:5-23), о войне Авии с Иеровоамом и о поражении последнего (2 Пар 13:3-20), о вторжении в Иудею Сусакима египетского (2 Пар 12:9-15), о деятельности Асы по укреплению своего царства и победы его над эфиоплянином Зараем (2 Пар 14:3-14), об обличении Асы пророком Хананиею (2 Пар 16:7-10) и погребении его останков (2 Пар 16:13-14), о благочестии Иосафата, его войне с аммонитянами, моавитянами и другими дикими народами, устроении им своих сыновей и убиении их его преемником Иорамом (2 Пар 17:2-18; 2 Пар 20:1-30; 2 Пар 21:2-4), о грозном письме пророка Илии к Иораму (2 Пар 21:11-20), о нашествии филистимлян, болезни Иорама и его смерти (Ibid.); о войне Озии с филистимлянами, аравитянами, постройке им городов (2 Пар 26:6-18), о войне Иофама с аммонитянами и его постройках (2 Пар 27:4-6), о несчастной битве Ахаза с Факеем Израильским и о тяжелых при нем временах для царства Иудейского (2 Пар 28:5-25), о богатствах Езекии (2 Пар 32:27-30), о пленении Манассии, его покаянии и освобождении от плена (2 Пар 33:11-17). К известиям богослужебного характера принадлежат: список левитов, которые несли ковчег завета (1 Пар 15:2-28); хвалебная песнь Давида при перенесении ковчега на Сион, список левитов, назначенных на служение при скинии (1 Пар 16:4-43); распоряжения Давида относительно построения храма (1 Пар 22); разделение левитов для служения при храме (1 Пар 23-26); последние распоряжения Давида в присутствии старейшин (1 Пар 28:1-29:22); описание светильников, столов и дворов при храме (2 Пар 4:6-9); пение и игра левитов при освящении храма (2 Пар 5:12-14); описание медного амвона, на котором молился Соломон (2 Пар 6:12-13); поглощение жертв и всесожжении упавшим с неба огнем (2 Пар 7:1-3); жертвоприношение Соломона и чреды священников и левитов при их служении в храме (2 Пар 8:13-16); восстановление законного культа при Асе вследствие речи пророка Азарии (2 Пар 15:1-15), — при Иосафате (2 Пар 19); идолопоклонство после смерти Иоддая, обличительная речь пророка Захарии и ее последствия (2 Пар 24:15-22); уничтожение идолопоклонства при Езекии (2 Пар 29-31) и при Иосии (2 Пар 34:3-7; 2 Пар 35:2-19). Все указанные случаи уклонений кн. Паралипоменон дают полное право считать их, по крайней мере в области дополнений и пропусков, независимыми от кн. Царств. Но самостоятельность в этом отношении заставляет предполагать, что и параллельные отделы кн. Паралипоменон не извлечены из кн. Царств, как думают де Ветте и Шрадер. За это ручается между прочим различие в плане и распределении однородного материала в данных книгах. (Ср. 1 Пар 10 и 1 Цар 31; 2 Пар 2 и 3 Цар 5:1-18). Не представляя компиляции кн. Царств, кн. Паралипоменон составлены на основании общих с ними источников, откуда и их взаимное сходство. Что же касается различия, то оно объясняется тем, что автор Паралипоменон пользовался неизвестными писателю кн. Царств источниками, которые цитируются им в конце царствования каждого царя (записи Самуила-прозорливца, пророков Нафана и Гада; записи Нафана, пророчество Ахии Силомлянина и видения прозорливца Иедо; книга царей иудейских и израильских).

Цель написания книги. Как видно из представленного очерка отношения кн. Паралипоменон к кн. Царств, они излагают не историю народа еврейского, но историю одного двухколенного царства и притом в самых блестящих ее моментах, ознаменованных расцветом теократии. Именно, автор с особенною любовью останавливается на царствовании благочестивых царей — Давида, Соломона, Асы, Иосафата, Иоаса, Езекии и Иосии, отмечает предпринимаемые ими меры к поднятию истинного богопочитания; равным образом и из дел других царей описывает по преимуществу те, которые имели отношение к религии. Показателем такого или иного состояния последней служил культ. Отсюда у автора пространные описания богослужебного чина, должностей левитов и их служения. В полном соответствии с этим находится у автора замалчивание темных периодов теократии — времен упадка истинной религии, каковыми являются последние годы правления Соломона и все время царствования последних послепленных царей. Излагая историю теократии за время от Давида до плена вавилонского и отмечая параллельно ее состоянию состояние государства, — успехи при соблюдении религии и неудачи при ее нарушении (2 Пар 12:12; 2 Пар 13:18; 2 Пар 14:2-5; 2 Пар 17:3-5; 2 Пар 21:12-15 и т. п.), автор хотел показать своим современникам, как Бог награждает за верность Себе и наказывает за измену, и тем внушить им чувства страха и верности закону Иеговы.

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

23:4 Букв.: доме; то же ниже в ст. 24, 28, 32..


23:10 Так по друг. чтению. Масоретский текст: Зина.


23:16 Так по друг. чтению; ср. 24:20. Масоретский текст: Шевуэль.


23:18 а) Здесь и далее букв.: голова / вождь.


23:18 б) Так по друг. чтению. Ср. 24:22. Масоретский текст: Шеломит.


23:30 Букв.: предстоять.


24:3 Букв.: их.


24:5 Или: главные (служители) Святилища и главные (служители) Божьи.


24:23 Так в некот. евр. рукописях. Масоретский текст: Веная.


25:1 Или: воинство, т.е. военачальники.


25:3 Так в некот. евр. рукописях и древн. пер. Это имя восстановлено согл. ст. 17, чтобы получилось число шесть, указанное в тексте.


25:4 Так по друг. чтению; масоретский текст: Шевуэль.


25:5 Букв.: вознести рог.


25:9 Эти слова восстановлены по друг. древн. пер.


25:11 Букв.: Ицри; ср. ст. 3. Здесь и далее в тексте пер. по друг. чтению.


25:14 Букв.: Есарэле; ср. ст. 2


25:18 Букв.: Азарэлю; ср. ст. 4.


26:1 Так по LXX, ср. 9:19. Букв.: Асафа.


26:15 Или: в галерее (у ворот) - это что-то вроде навеса, пристройки или портика; то же в ст. 17.


26:20 Так по друг. чтению. Масоретский текст: а левиты: Ахия надзирал…


26:21 Здесь смысл масоретского текста не совсем ясен.


26:26 Или: посвященные.


27:4 Это уточнение отсутствует в LXX.


27:18 LXX: Элиав.


27:24 а) См. 21:5, 6.


27:24 б) Или: окончательные результаты не указаны.


«О Господи! Нет равного Тебе, и нет иного бога, кроме Тебя, как мы и слышали это своими ушами. Какой народ сравнится с народом Твоим, Израилем, - единственным племенем на земле, которое Бог пришел искупить и соделать Своим народом, чтобы прославить тем Свое имя?.. Ты избрал Израиль, соделав его народом Своим навеки, и Ты, Господи, стал Богом его» (17:20-22).

Идея богоизбранности изначально была движущим, созидающим фактором всей жизни израильского народа. С этой мыслью они строили свое государство, воевали с окружающими их окрестными племенами, укрепляли города, строили Храм как место истинного поклонения. Эта идея наполняла их религиозную жизнь, определяла отношение к иноплеменникам и друг к другу, давала силы восстанавливать разрушенную страну после Вавилонского плена.

Первая и Вторая книги Паралипоменон (некогда составлявшие одно целое) были написаны с целью поднять дух и вселить надежду древним израильтянам и представляют собой описание их духовного пути, параллельное книгам Царств (с многими заимствованиями из них), но значительно от них отличающееся. Само название книги Паралипоменон является словом греческим, которое можно перевести как «пропущенное», в том смысле, что в этих книгах дается дополнительная информация, не отраженная в других исторических книгах Ветхого Завета, написанных ранее. Однако такая характеристика содержания книг Паралипоменон не находит поддержки у современных библеистов, полагающих, что эти книги скорее являют переосмысление прошлого в свете нового времени, его нужд и обстоятельств. Иудейские раввины называли книги Паралипоменон «Диврей га-ямим», что означает «События (или: слова) тех дней», а содержательно - «летописи» или «хроники».

Книги Паралипоменон охватывают большой и сложный период времени, начиная от сотворения мира и заканчивая указом персидского царя Кира 538 г. до Р.Х., даровавшего израильскому народу свободу и возможность восстановить Иерусалимский Храм (2 Пар 36:23). Как справедливо писал блаженный Иероним, эти книги являются фактически «летописью всей священной истории».

Кто был автором Первой и Второй Книг Паралипоменон неизвестно, и потому безымянного автора в библеистике принято называть «летописцем». Тексты «Летописей» представляют многообразие жанровых форм и включают в себя повествования, речи, молитвы, списки и родословия. Генеалогии составляют основную часть «Летописей». Современному читателю не просто одолеть эти пространные родословия, но для летописца и его современников родословная Израиля, перепись народа имели исключительно важное значение после возвращения из Вавилонского плена. Генеалогии объясняют происхождение, родственные связи между коленами, родство с окружавшими израильтян народами, статус в обществе и местонахождение отдельных личностей, семей и родов. Летописец показывает своим впавшим в уныние современникам, что войны, плен и рассеяние бессильны нарушить живую связь поколений, разорвать их кровные узы, соединяющие их с Адамом и отцом их избранного народа Авраамом. Тот, Кто был верен Своим обетованиям Аврааму, ныне готов являть Свою милость и благость им (2 Пар 7:14). Именно в этой логике в главах 1-9 дан (заимствованный из Книги Бытия) список имен, большая часть из которых входят в родословия, охватывающие всю историю народа. Следующая часть «Летописей» (главы 10-29) посвящена царствованию Давида, первые десять глав Второй книги Паралипоменон повествуют о правлении Соломона и заключительная часть книги (2 Пар 11-36) рассказывает о потомках по этой линии, т.е. о царях Иудеи вплоть до ее падения, за которым последовало Вавилонское пленение.

Как было замечено выше, взгляд на историю в «Летописях» иной, чем в Книгах Царств. Исследователи подчеркивают, что летописец не видит своей задачей представить исчерпывающее описание событий прошлого, так как большая часть книг Ветхого Завета к тому времени уже была написана. Он указывает на истоки, устанавливает взаимосвязь с прошлым, но его взгляд обращен вперед, он смотрит в будущее и, подчеркивая положительное в прошлом, стремится вселить надежду и указать на главное в духовном наследии переживших плен (2 Пар 15:2; 2 Пар 30:6-9). Эту сознательную избирательность и стремление к широте охвата можно заметить в том, как летописец выстраивает генеалогии. Начиная первую страницу своей хроники не с Давида, не с Моисея или даже Авраама, но непосредственно с Адама, он также уделяет особое место спискам возвратившихся из плена (9:2-43). Перед нами толедот (букв.: происхождение), родословие всего человечества, а также свидетельство об искупительном Промысле Божьем и продолжении миссии народа Божьего. В «Летописях» нет описания истории Творения, грехопадения, изгнания из рая. Нет упоминания о Каине и Авеле, о Великом потопе, о Завете Бога с Ноем. Если в «Царствах» прошлое рассматривается в обстоятельствах Вавилонского изгнания и плена (586-538 гг. до Р.Х.), в период, когда существование Израиля, казалось, подошло к гибели, роковому концу (царское правление династии Давида было прервано, Храм разрушен, Обетованная земля захвачена), то Книги Паралипоменон представляют собой осмысление прошлой истории в свете новых реалий в период после Вавилонского плена. Летописец стремится показать читателю, что Бог верен Своему народу, несмотря на неверность израильтян и их уклонение в идолопоклонство. Он посылал к ним пророков, помнил о них, возвратил в страну Обетованную и ныне зовет их к покаянию и заботится о них (2 Пар 15:2; 2 Пар 30:6-9).

Эпоха правления великого царя Давида и его сына Соломона изображается как период особого расцвета израильской нации, создания и укрепления основ духовной и политической жизни народа: Храма, служения священников и левитов и династии царя Давида. Явно предполагается, что читающий (или слушающий) хорошо знаком уже с этой историей в подробностях. Поэтому здесь многое опущено: жизнь Давида при царе Сауле, его дружба с Ионафаном, битва с Голиафом, история его скитаний и прочее. Для летописца было важно подчеркнуть достижения Давида и Соломона, наследие той эпохи. Но по окончании Вавилонского плена вернувшимся израильтянам необходимо было напомнить не только об их наследии, величии рода Давидова, но и о Завете, Союзе с Богом, и прежде всего о значимости Храма в их духовной жизни. Отсюда забота автора о возрождении храмового служения и его пристальный интерес к Святилищу, ковчегу Завета, к левитам и певцам. Без единения с Богом и поклонения Ему не может быть подлинного благополучия (2 Пар 15:2). Служение Богу наполняет жизнь человека истинной радостью (2 Пар 7:1-3,10) и должно занимать центральное место в жизни народа.

Для автора, наделенного пророческим видением, Храм был символом единства нации, свидетельством, что Бог пребывает среди Своего народа, напоминанием о высоком его предназначении и о том, что придет время, когда снова поднимется «древо Давида», но на престоле воссядет Мессия. У автора «Паралипоменон» новый взгляд на историю народа Божия, и он стремится отразить это на страницах своей «Летописи»: Бог не покинул нас, Он участвует в судьбе Израиля, жизнь народа Божия начинается заново. Смысловым центром, вершиной является Завет, заключенный Богом с Давидом и его потомками. Завет пророческий, завет мессианский.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Имена тех, кто выполнял дворцовые поручения и служил непосредственно царю, перечислены после имён храмовых... 

 

Привратники и смотрители сокровищ - всего лишь, как кажется, занимаются хозяйственными и повседневными делами. Они не... 

 

Снова перед нами ряды имён, и снова может показаться, что их перечисление не имеет к нам никакого отношения. В большинстве случаев мы и в самом деле... 

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).