Библия-Центр
РУ
Вся Библия
La Bible de Jerusalem (fr)
Поделиться

1 Chroniques, Chapitre 2

Voici les fils d'Israël : Ruben, Siméon, Lévi, Juda, Issachar et Zabulon,
Dan, Joseph et Benjamin, Nephtali, Gad et Asher.
Fils de Juda : Er, Onân et Shéla. Tous trois lui naquirent de Bat-Shua, la Cananéenne. Er, premier-né de Juda, déplut à Yahvé; il le fit mourir.
Tamar, la belle-fille de Juda, lui enfanta Pérèç et Zérah. Il y eut en tout cinq fils de Juda.
Fils de Pérèç : Heçrôn et Hamul.
Fils de Zérah : Zimri, Étân, Hémân, Kalkol et Darda, cinq en tout.
Fils de Karmi : Akar, qui fit le malheur d'Israël pour avoir violé l'anathème.
Fils d'Étân : Azarya.
Fils de Heçrôn : lui naquirent : Yerahméel, Ram, Kelubaï.
10 Ram engendra Amminadab, Amminadab engendra Nahshôn, prince des fils de Juda,
11 Nahshôn engendra Salma et Salma engendra Booz.
12 Booz engendra Obed, et Obed engendra Jessé.
13 Jessé engendra Éliab son premier-né, Abi-nadab le second, Shiméa le troisième,
14 Netanéel le quatrième, Raddaï le cinquième,
15 Oçem le sixième, David le septième.
16 Ils eurent pour sœurs Çeruya et Abigayil. Fils de Çeruya : Abishaï, Joab et Asahel : trois.
17 Abigayil enfanta Amasa, le père d'Amasa fut Yéter l'Ismaélite.
18 Caleb, fils de Heçrôn, engendra Yeriot d'Azuba sa femme; en voici les fils : Yésher, Shobab et Ardôn.
19 Azuba mourut et Caleb épousa Éphrata, qui lui enfanta Hur.
20 Hur engendra Uri et Uri engendra Beçaléel.
21 Puis Heçrôn s'unit à la fille de Makir, père de Galaad. Il l'épousa alors qu'il avait soixante ans et elle lui enfanta Segub.
22 Segub engendra Yaïr qui détint vingt-trois villes dans le pays de Galaad.
23 Puis Aram et Geshur leur prirent les Douars de Yaïr, Qenat et ses dépendances, soixante villes. Tout cela appartenait aux fils de Makir père de Galaad.
24 Après la mort de Heçrôn, Caleb s'unit à Éphrata, femme de son père Heçrôn, qui lui enfanta Ashehur, père de Teqoa.
25 Yerahméel, fils aîné de Heçrôn, eut des fils : Ram son premier-né, Buna, Orèn, Oçem, Ahiyya.
26 Yerahméel eut une autre femme du nom de Atara; elle fut la mère d'Onam.
27 Les fils de Ram, premier-né de Yerahméel, furent Maaç, Yamîn et Éqer.
28 Les fils d'Onam furent Shammaï et Yada. Fils de Shammaï : Nadab et Abishur.
29 La femme d'Abishur s'appelait Abihayil; elle lui enfanta Ahbân et Molid.
30 Fils de Nadab : Séled et Éphraïm. Séled mourut sans fils.
31 Fils d'Éphraïm : Yishéï; fils de Yishéï : Shéshân; fils de Shéshân : Ahlaï.
32 Fils de Yada, frère de Shammaï : Yéter et Yonatân. Yéter mourut sans fils.
33 Fils de Yonatân : Pélèt et Zaza. Tels furent les fils de Yerahméel.
34 Shéshân n'eut pas de fils, mais des filles. Il avait un serviteur égyptien dénommé Yarha,
35 auquel Shéshân donna sa fille pour épouse. Elle lui enfanta Attaï.
36 Attaï engendra Natân, Natân engendra Zabad,
37 Zabad engendra Éphlal, Éphlal engendra Obed,
38 Obed engendra Yéhu, Yéhu engendra Azarya,
39 Azarya engendra Héleç, Héleç engendra Éléasa,
40 Éléasa engendra Sismaï, Sismaï engendra Shallum,
41 Shallum engendra Yeqamya, Yeqamya engendra Élishama.
42 Fils de Caleb, frère de Yerahméel : Mésha, son premier-né; c'est le père de Ziph. Son fils, Maresha, père de Hébrôn.
43 Fils de Hébrôn : Qorah, Tappuah, Réqem et Shéma.
44 Shéma engendra Raham, père de Yorqéam. Réqem engendra Shammaï.
45 Le fils de Shammaï fut Maôn et Maôn fut le père de Bet-Çur.
46 Épha, concubine de Caleb, enfanta Harân, Moça et Gazèz. Harân engendra Gazèz.
47 Fils de Yahdaï : Régem, Yotam, Geshân, Pélèt, Épha et Shaaph.
48 Maaka, concubine de Caleb, enfanta Shéber et Tirhana.
49 Elle enfanta Shaaph, père de Madmanna, et Sheva, père de Makbena et père de Gibéa. La fille de Caleb était Aksa.
50 Tels furent les descendants de Caleb. Fils de Hur, premier-né d'Éphrata : Shobal, père de Qiryat-Yéarim,
51 Salma, père de Bethléem, Harèph, père de Bet-Gader.
52 Shobal, père de Qiryat-Yéarim, eut des fils : Haroé, soit la moitié des Manahatites,
53 et les clans de Qiryat-Yéarim, Yitrites, Putites, Shumatites et Misharaïtes. Les gens de Çoréa et d'Eshtaol en sont issus.
54 Fils de Salma : Bethléem, les Netophatites, Atrot Bet-Yoab, la moitié des Manahatites, les Çoréatites,
55 les clans Sophrites habitant Yabèç, les Tiréatites, les Shiméatites, les Sukatites. Ce sont les Qénites qui viennent de Hammat, père de la maison de Rékab.

1 Chroniques, Chapitre 3

Voici les fils de David qui lui naquirent à Hébron : Amnon l'aîné, d'Ahinoam de Yizréel; Daniyyel le deuxième, d'Abigayil de Karmel;
Absalom le troisième, fils de Maaka, fille de Talmaï, roi de Geshur; Adonias le quatrième, fils de Haggit;
Shephatya le cinquième, d'Abital; Yitréam, le sixième, de Égla sa femme.
Il y en eut donc six qui lui naquirent à Hébron, où il régna sept ans et six mois. Il régna trente-trois ans à Jérusalem.
Voici les fils qui lui naquirent à Jérusalem : Shiméa, Shobab, Natân, Salomon, tous quatre enfants de Bat-Shua, fille de Ammiel;
Yibhar, Élishama, Éliphélèt,
Nogah, Népheg, Yaphia,
Élishama, Élyada, Éliphélèt : neuf.
Ce sont là tous les fils de David, sans compter les fils des concubines. Tamar était leur sœur.
10 Fils de Salomon : Roboam; Abiyya son fils, Asa son fils, Josaphat son fils,
11 Joram son fils, Ochozias son fils, Joas son fils,
12 Amasias son fils, Azarias son fils, Yotam son fils,
13 Achaz son fils, Ézéchias son fils, Manassé son fils,
14 Amon son fils, Josias son fils.
15 Fils de Josias : Yohanân l'aîné, Joiaqim le deuxième, Sédécias le troisième, Shallum le quatrième.
16 Fils de Joiaqim : Jékonias son fils, Sédécias son fils.
17 Fils de Jékonias le captif : Shéaltiel son fils,
18 puis Malkiram, Pedaya, Shéneaççar, Yeqamya, Hoshama, Nedabya.
19 Fils de Pedaya : Zorobabel et Shiméï. Fils de Zorobabel : Meshullam et Hananya; Shelomit était leur sœur.
20 Fils de Meshullam : Hashuba, Ohel, Bérékya, Hasadya, Yushab-Hésed : cinq.
21 Fils de Hananya : Pelatya; Yeshaya son fils, Rephaya son fils, Arnân son fils, Obadya son fils, Shekanya son fils.
22 Fils de Shekanya : Shemaya, Hattush, Yigéal, Bariah, Néarya, Shaphat : six.
23 Fils de Néarya : Élyoénaï, Hizqiyya, Azriqam : trois.
24 Fils d'Élyonéaï : Hodaïvahu, Élyashib, Pelaya, Aqqub, Yohanân, Delaya, Anani : sept.

1 Chroniques, Chapitre 4

Fils de Juda : Péreç, Heçrôn, Karmi, Hur, Shobal.
Reaya, fils de Shobal, engendra Yahat, et Yahat engendra Ahumaï et Lahad. Ce sont les clans Çoréatites.
Voici Abi-Étam, Yizréel, Yishma et Yidbash, dont la sœur s'appelait Haçlelponi.
Penuel était père de Gedor, Ézer père de Husha. Tels sont les fils de Hur, premier-né d'Éphrata, père de Bethléem.
Ashehur, père de Teqoa, eut deux femmes : Héléa et Naara.
Naara lui enfanta Ahuzam, Hépher, les Timnites et les Ahashtarites. Tels sont les fils de Naara.
Fils de Héléa : Çéret, Çohar, Etnân.
Qoç engendra Anub, Haççobéba et les clans d'Aharhel, fils de Harum.
Yabeç l'emporta sur ses frères. Sa mère lui donna le nom de Yabeç en disant : " J'ai enfanté dans la détresse. "
10 Yabeç invoqua le Dieu d'Israël : " Si vraiment tu me bénis, dit-il, tu accroîtras mon territoire, ta main sera avec moi, tu feras s'éloigner le malheur et ma détresse prendra fin. " Dieu lui accorda ce qu'il avait demandé.
11 Kelub, frère de Shuha, engendra Mehir; c'est le père d'Eshtôn.
12 Eshtôn engendra Bet-Rapha, Paséah, Tehinna, père de Ir-Nahash. Tels sont les hommes de Rékab.
13 Fils de Qenaz : Otniel et Seraya. Fils de Otniel : Hatat et Meonotaï;
14 Meonotaï engendra Ophra. Seraya engendra Yoab père de Gé-Harashim. Ils étaient en effet artisans.
15 Fils de Caleb fils de Yephunné : Ir, Éla et Naam. Fils d'Éla : Qenaz.
16 Fils de Yehalléléel : Ziph, Zipha, Tirya, Asaréel.
17 Fils de Ezra : Yéter, Méred, Épher, Yalôn. Puis elle conçut Miryam, Shammaï et Yishba père d'Eshtemoa,
18 dont la femme judéenne enfanta Yéred père de Gedor, Héber père de Soko et Yequtiel père de Zanoah. Tels sont les fils de Bitya, la fille du Pharaon qu'avait épousée Méred.
19 Fils de la femme de Hodiyya, sœur de Naham père de Qéïla le Garmite et d'Eshtemoa le Maakatite.
20 Fils de Shimôn : Amnôn, Rinna, Ben-Hanân, Tilôn. Fils de Yishéï : Zohet et Ben-Zohet.
21 Fils de Shéla, fils de Juda : Er père de Léka, Lada père de Maresha et les clans des producteurs de byssus à Bet-Ashbéa.
22 Yoqim, les hommes de Kozeba, Yoash et Saraph qui allèrent se marier en Moab avant de revenir à Bethléem. Ces événements sont anciens.
23 Ce sont eux qui étaient potiers et habitaient Netayim et Gedéra. Ils demeuraient là avec le roi, attachés à son atelier.
24 Fils de Siméon : Nemuel, Yamîn, Yarib, Zérah, Shaûl.
25 Son fils Shallum, son fils Mibsam, son fils Mishma.
26 Fils de Mishma : Hammuel son fils, Zakkur son fils, Shiméï son fils.
27 Shiméï eut seize fils et six filles, mais ses frères n'eurent pas beaucoup d'enfants et l'ensemble de leurs clans ne se développa pas autant que les fils de Juda.
28 Ils habitèrent Bersabée, Molada et Haçar-Shual,
29 Bilha, Éçém et Tolad,
30 Bétuel, Horma et Çiqlag,
31 Bet-Markabot, Haçar-Susim, Bet-Biréï, Shaarayim. Telles furent leurs villes jusqu'au règne de David.
32 Ils eurent pour villages : Étam, Ayîn, Rimmôn, Tokèn et Ashân, cinq villes,
33 et tous les villages qui entouraient ces villes jusqu'à Baalat. C'est là qu'ils demeurèrent et qu'ils furent enregistrés :
34 Meshobab, Yamlek, Yosha fils d'Amaçya,
35 Yoèl, Yéhu fils de Yoshibya, fils de Seraya, fils d'Asiel,
36 Élyoénaï, Yaaqoba, Yeshohaya, Asaya, Adiel, Yesimiel, Benaya,
37 Ziza, Ben-Shiphéï, Ben-Allôn, Ben-Yedaya, Ben-Shimri, Ben-Shemaya.
38 Ces hommes, recensés nominativement, étaient princes dans leurs clans, et leurs familles s'accrurent énormément.
39 Ils allèrent du col de Gérar jusqu'à l'orient de la vallée, cherchant pâture pour leur petit bétail.
40 Ils trouvèrent de bons et gras pâturages, le pays était vaste, tranquille et pacifié. Des Chamites en effet y habitaient auparavant.
41 Les Siméonites, inscrits nominativement, arrivèrent au temps d'Ézéchias, roi de Juda; ils conquirent leurs tentes et les abris qui se trouvaient là. Ils les vouèrent à un anathème qui dure encore de nos jours et ils s'établirent à leur place, car il y avait là des pâturages pour leur petit bétail.
42 Certains d'entre eux, appartenant aux fils de Siméon, gagnèrent la montagne de Séïr : cinq cents hommes ayant à leur tête Pelatya, Nearya, Rephaya, Uzziel, les fils de Yishéï.
43 Ils battirent le reste des réchappés d'Amaleq et demeurèrent là jusqu'à nos jours.

1 Chroniques, Chapitre 5

Fils de Ruben, premier-né d'Israël. Il était en effet le premier-né; mais quand il eut violé la couche de son père, son droit d'aînesse fut donné aux fils de Joseph, fils d'Israël, et il ne fut plus compté comme aîné.
Juda prévalut sur ses frères et obtint un prince issu de lui, mais le droit d'aînesse appartenait à Joseph.
Fils de Ruben premier-né d'Israël : Hénok, Pallu, Héçron, Karmi.
Fils de Yoèl : Shemaya son fils, Gog son fils, Shiméï son fils,
Mika son fils, Reaya son fils, Baal son fils,
Bééra son fils, que Téglat-Phalasar, roi d'Assyrie, emmena en captivité. Il fut prince des Rubénites.
Ses frères, par clans, groupés selon leur parenté : Yeïel en tête, Zekaryahu,
Béla fils de Azaz, fils de Shéma, fils de Yoèl. C'est Ruben qui, établi à Aroèr, s'étendait jusqu'à Nebo et Baal-Méôn.
A l'orient, son habitat atteignait le seuil du désert que limite le fleuve Euphrate, car il avait de nombreux troupeaux au pays de Galaad.
10 Au temps de Saül, ils firent la guerre aux Hagrites, ils tombèrent entre leurs mains et les Hagrites s'établirent dans leurs tentes sur toute la zone orientale de Galaad.
11 A leur côté, les fils de Gad habitaient le pays du Bashân jusqu'à Salka :
12 Yoèl en tête, Shapham le second, puis Yanaï et Shaphat en Bashân.
13 Leurs frères, par familles : Mikaèl, Meshullam, Sheba, Yoraï, Yakân, Zia, Éber : sept.
14 Voici les fils d'Abihayil : Ben-Huri, Ben-Yaroah, Ben-Giléad, Ben-Mikaèl, Ben-Yeshishaï, Ben-Yahdo, Ben-Buz.
15 Ahi, fils de Abdiel, fils de Guni, était le chef de leur famille.
16 Ils étaient établis en Galaad, en Bashân et ses dépendances, ainsi que dans tous les pâturages du Sharon jusqu'à leurs extrêmes limites.
17 C'est à l'époque de Yotam, roi de Juda, et de Jéroboam, roi d'Israël, qu'ils furent tous enregistrés.
18 Les fils de Ruben, les fils de Gad, la demi-tribu de Manassé, certains de leurs guerriers, hommes armés du bouclier, de l'épée, tirant de l'arc et exercés au combat, au nombre de 44760
19 firent la guerre aux Hagrites, à Yetur, à Naphish et à Nodab.
20 Dieu leur vint en aide contre eux, et les Hagrites, ainsi que tous leurs alliés, tombèrent en leur pouvoir, car ils avaient fait appel à Dieu dans le combat, et ils furent exaucés pour avoir mis en lui leur confiance.
21 Ils razzièrent les troupeaux des Hagrites, 50000 chameaux, 250000 têtes de petit bétail, 2000 ânes, et 100000 personnes,
22 car, Dieu ayant mené le combat, la plupart avaient été tués. Et ils s'installèrent à leur place jusqu'à l'exil.
23 Les fils de la demi-tribu de Manassé s'établirent dans le pays entre Bashân et Baal-Hermôn, le Senir et le mont Hermon. Ils étaient nombreux.
24 Voici les chefs de leurs familles : Épher, Yishéï, Éliel, Azriel, Yirmeya, Hodavya, Yahdiel. C'étaient des preux valeureux, des hommes renommés, chefs de leurs familles.
25 Mais ils furent infidèles envers le Dieu de leurs pères, et se prostituèrent aux dieux des peuples du pays que Dieu avait anéantis devant eux.
26 Le Dieu d'Israël excita l'animosité de Pul, roi d'Assyrie, et celle de Téglat-Phalasar, roi d'Assyrie. Il déporta Ruben, Gad et la demi-tribu de Manassé, et les emmena à Halah et sur le Habor, à Hara et au fleuve de Gozân. Ils y sont encore aujourd'hui.
27 Fils de Lévi : Gershôn, Qehat et Merari.
28 Fils de Qehat : Amram, Yiçhar, Hébrôn, Uzziel.
29 Fils d'Amram : Aaron, Moïse et Miryam. Fils d'Aaron : Nadab et Abihu, Éléazar et Itamar.
30 Éléazar engendra Pinhas, Pinhas engendra Abishua,
31 Abishua engendra Buqqi, Buqqi engendra Uzzi,
32 Uzzi engendra Zerahya, Zerahya engendra Merayot,
33 Merayot engendra Amarya, Amarya engendra Ahitub,
34 Ahitub engendra Sadoq, Sadoq engendra Ahimaaç,
35 Ahimaaç engendra Azarya. Azarya engendra Yohanân.
36 Yohanân engendra Azarya. C'est lui qui exerça le sacerdoce dans le Temple qu'avait bâti Salomon à Jérusalem.
37 Azarya engendra Amarya, Amarya engendra Ahitub,
38 Ahitub engendra Sadoq, Sadoq engendra Shallum,
39 Shallum engendra Hil-qiyya, Hilqiyya engendra Azarya,
40 Azarya engendra Seraya, Seraya engendra Yehoçadaq
41 et Yehoçadaq dut partir quand Yahvé, par la main de Nabu-chodonosor, exila Juda et Jérusalem.

1 Chroniques, Chapitre 6

Fils de Lévi : Gershom, Qehat et Merari.
Voici les noms des fils de Gershom : Libni et Shiméï.
Fils de Qehat : Amram, Yiçhar, Hébrôn, Uzziel.
Fils de Merari : Mahli et Mushi. Tels sont les clans de Lévi groupés selon leurs pères.
Pour Gershom : Libni son fils, Yahat son fils, Zimma son fils,
Yoah son fils, Iddo son fils, Zérah son fils, Yéatraï son fils.
Fils de Qehat : Amminadab son fils, Coré son fils, Assir son fils,
Elqana son fils, Ébyasaph son fils, Assir son fils,
Tahat son fils, Uriel son fils, Uzziya son fils, Shaûl son fils.
10 Fils d'Elqana : Amasaï et Ahimot.
11 Elqana son fils, Çophaï son fils, Nahat son fils,
12 Élyab son fils, Yeroham son fils, Elqana son fils.
13 Fils d'Elqana : Samuel l'aîné et Abbiyya le second.
14 Fils de Merari : Malhi, Libni son fils, Shiméï son fils, Uzza son fils,
15 Shiméa son fils, Haggiyya son fils, Asaya son fils.
16 Voici ceux que David chargea de diriger le chant dans le temple de Yahvé, lorsque l'arche y eut trouvé le repos.
17 Ils furent au service du chant devant la demeure de la Tente du Rendez-vous jusqu'à ce que Salomon eût construit à Jérusalem le Temple de Yahvé, et ils remplissaient leur fonction en se conformant à leur règle.
18 Voici ceux qui étaient en fonction et leurs fils : Parmi les fils de Qehat : Hémân le chantre, fils de Yoèl, fils de Samuel,
19 fils d'Elqana, fils de Yeroham, fils d'Éliel, fils de Toah,
20 fils de Çuph, fils d'Elqana, fils de Mahat, fils de Amasaï,
21 fils d'Elqana, fils de Yoèl, fils de Azarya, fils de Çephanya,
22 fils de Tahat, fils d'Assir, fils d'Ébyasaph, fils de Coré,
23 fils de Yiçhar, fils de Qehat, fils de Lévi, fils d'Israël.
24 Son frère Asaph se tenait à sa droite : Asaph, fils de Bérékyahu, fils de Shiméa,
25 fils de Mikaèl, fils de Baaséya, fils de Malkiyya,
26 fils d'Etni, fils de Zérah, fils d'Adaya,
27 fils d'Étân, fils de Zimma, fils de Shiméï,
28 fils de Yahat, fils de Gershom, fils de Lévi.
29 A gauche, leurs frères, fils de Merari : Étân, fils de Qishi, fils d'Abdi, fils de Malluk,
30 fils de Hashabya, fils d'Amaçya, fils de Hilqiyya,
31 fils d'Amçi, fils de Bani, fils de Shémer,
32 fils de Mahli, fils de Mushi, fils de Merari, fils de Lévi.
33 Leurs frères les lévites étaient entièrement adonnés au service de la Demeure du Temple de Dieu.
34 Aaron et ses fils faisaient fumer les offrandes sur l'autel des holocaustes et sur l'autel des parfums; ils s'occupaient exclusivement des choses très saintes et du rite d'expiation sur Israël; ils se conformaient à tout ce qu'avait ordonné Moïse, serviteur de Dieu.
35 Voici les fils d'Aaron : Éléazar son fils, Pinhas son fils, Abishua son fils,
36 Buqqi son fils, Uzzi son fils, Zerahya son fils,
37 Merayot son fils, Amarya son fils, Ahitub son fils,
38 Sadoq son fils, Ahimaaç son fils.
39 Voici leurs lieux d'habitation, selon les limites de leurs campements : Aux fils d'Aaron, du clan de Qehat car c'est sur eux que tomba le sort ,
40 on donna Hébron, dans le pays de Juda, avec les pâturages environnants.
41 On donna la campagne et ses villages à Caleb, fils de Yephunné,
42 mais on donna aux fils d'Aaron les villes de refuge : Hébron, Libna et ses pâturages, Yattir, Eshtemoa et ses pâturages,
43 Hilaz et ses pâturages, Debir et ses pâturages,
44 Ashân et ses pâturages, Bet-Shémesh et ses pâturages.
45 Sur la tribu de Benjamin on leur donna Géba et ses pâturages, Alémet et ses pâturages, Anatot et ses pâturages. Leurs clans comprenaient en tout treize villes.
46 Les autres fils de Qehat obtinrent au sort dix villes prises aux clans de la tribu, de la demi-tribu, moitié de Manassé.
47 Les fils de Gershom et leurs clans obtinrent treize villes prises sur la tribu d'Issachar, la tribu d'Asher, la tribu de Nephtali et la tribu de Manassé en Bashân.
48 Les fils de Merari et leurs clans obtinrent au sort douze villes prises sur la tribu de Ruben, la tribu de Gad et la tribu de Zabulon.
49 Les Israélites attribuèrent aux Lévites ces villes avec leurs pâturages.
50 Sur les tribus des fils de Juda, des fils de Siméon et des fils de Benjamin, ils attribuèrent aussi par tirage au sort les villes auxquelles ils donnèrent leurs noms.
51 C'est sur la tribu d'Éphraïm que furent prises les villes du territoire de quelques clans des fils de Qehat.
52 On leur donna les villes de refuge suivantes : Sichem et ses pâturages dans la montagne d'Éphraïm, Gézer et ses pâturages,
53 Yoqméam et ses pâturages, Bet-Horôn et ses pâturages,
54 Ayyalôn et ses pâturages, Gat-Rimmôn et ses pâturages,
55 ainsi que sur la demi-tribu de Manassé : Aner et ses pâturages, Bileam et ses pâturages. Ceci pour le clan des autres fils de Qehat.
56 Pour les fils de Gershom, on prit, sur les clans de la demi-tribu de Manassé, Golân en Bashân et ses pâturages, Ashtarot et ses pâturages, -
57 sur la tribu d'Issachar, Cadès et ses pâturages, Daberat et ses pâturages,
58 Ramot et ses pâturages, Anem et ses pâturages, -
59 sur la tribu d'Asher, Mashal et ses pâturages, Abdôn et ses pâturages,
60 Huqoq et ses pâturages, Rehob et ses pâturages, -
61 sur la tribu de Nephtali, Qédesh en Galilée et ses pâturages, Hammôn et ses pâturages, Qiryatayim et ses pâturages.
62 Pour les autres fils de Merari : sur la tribu de Zabulon : Rimmôn et ses pâturages, Tabor et ses pâturages, -
63 au-delà du Jourdain vers Jéricho, à l'orient du Jourdain, sur la tribu de Ruben : Béçer dans le désert et ses pâturages, Yahça et ses pâturages,
64 Qedémot et ses pâturages, Mephaat et ses pâturages, -
65 sur la tribu de Gad : Ramot en Galaad et ses pâturages, Mahanayim et ses pâturages,
66 Heshbôn et ses pâturages, Yazèr et ses pâturages. Issachar.

1 Chroniques, Chapitre 7

Pour les fils d'Issachar : Tola, Pua, Yashub, Shimrôn : quatre.
Fils de Tola : Uzzi, Rephaya, Yeriel, Yahmaï, Yibsam, Shemuel, chefs des familles de Tola. Celles-ci comptaient, au temps de David, 22600 preux valeureux, groupés selon leur parenté.
Fils de Uzzi : Yizrahya. Fils de Yizrahya : Mikaèl, Obadya, Yoèl, Yishshiyya. En tout cinq chefs
responsables des troupes de combat, comptant 36000 hommes, répartis selon leur parenté et leurs familles; il y avait en effet beaucoup de femmes et d'enfants.
Ils avaient des frères appartenant à tous les clans d'Issachar, vaillants preux au nombre de 87000 hommes, ils appartenaient tous à un groupement.
Benjamin : Béla, Béker, Yediael : trois.
Fils de Béla : Eçbôn, Uzzi, Uzziel, Yerimot et Iri : cinq, chefs de famille, preux valeureux, groupant 22034 hommes.
Fils de Béker : Zemira, Yoash, Éliézer, Élyoénaï, Omri, Yerémot, Abiyya, Anatot, Alémèt, tous ceux-là étaient les fils de Béker;
les chefs de leurs familles, vaillants preux, groupèrent selon leur parenté 20200 hommes.
10 Fils de Yediael : Bilhân. Fils de Bilhân : Yéush, Benjamin, Éhud, Kenaana, Zetân, Tarshish, Ahishahar.
11 Tous ces fils de Yediael devinrent des chefs de famille, preux valeureux, au nombre de 17200 hommes aptes à faire campagne et à combattre.
12 Shuppim et Huppim. Fils de Ir : Hushim; son fils : Aher.
13 Fils de Nephtali : Yahaçiel, Guni, Yéçer, Shallum. Ils étaient fils de Bilha.
14 Fils de Manassé : Asriel qu'enfanta sa concubine araméenne. Elle enfanta Makir, père de Galaad.
15 Makir prit une femme pour Huppim et Shuppim. Le nom de sa sœur était Maaka. Le nom du second était Çelophehad. Çelophehad eut des filles.
16 Maaka, femme de Makir, enfanta un fils qu'elle appela Péresh. Son frère s'appelait Shéresh et ses fils Ulam et Réquem.
17 Le fils de Ulam : Bedân. Tels furent les fils de Galaad, fils de Makir, fils de Manassé.
18 Il avait pour sœur Hammolékèt. Elle enfanta Ishehod, Abiézer et Mahla.
19 Shemida eut des fils : Ahyân, Sichem, Liqhi et Aniam.
20 Fils d'Éphraïm : Shutélah. Béred son fils, Tahat son fils, Éléada son fils, Tahat son fils,
21 Zabad son fils, Shutélah son fils, Ézer et Eléad. Des gens de Gat natifs du pays les tuèrent, car ils étaient descendus razzier leurs troupeaux.
22 Leur père Éphraïm s'en lamenta longtemps et ses frères vinrent le consoler.
23 Il s'en fut alors trouver sa femme; elle conçut et enfanta un fils qu'il nomma Béria car " sa maison était dans le malheur ".
24 Il eut pour fille Shééra qui bâtit Bet-Horôn, le bas et le haut, et Uzzèn-Shééra.
25 Réphah son fils, Shutélah son fils, Tahân son fils,
26 Ladân son fils, Ammihud son fils, Élishama son fils,
27 Nôn son fils, Josué son fils.
28 Ils possédaient des domaines et habitaient à Béthel et dans ses dépendances, à Naarân à l'est, à Gézer et dans ses dépendances à l'ouest, à Sichem et dans ses dépendances, et même à Ayya et ses dépendances.
29 Bet-Sheân avec ses dépendances, Tanak avec ses dépendances, Megiddo avec ses dépendances, Dor avec ses dépendances, étaient aux mains des fils de Manassé. C'est là que demeuraient les fils de Joseph, fils d'Israël.
30 Fils d'Asher : Yimna, Yishva, Yishvi, Béria; Sérah leur sœur.
31 Fils de Béria : Héber et Malkiel. C'est le père de Birzayit.
32 Héber engendra Yaphlet, Shémer, Hotam et Shua leur sœur.
33 Fils de Yaphlet : Pasak, Bimhal et Ashvat. Tels sont les fils de Yaphlet.
34 Fils de Shémer son frère : Rohga, Hubba et Aram.
35 Fils de Hélem son frère : Çophah, Yimna, Shélesh et Amal.
36 Fils de Çophah : Suah, Harnépher, Shual, Béri et Yimra,
37 Béçer, Hod, Shamma, Shilsha, Yitrân et Bééra.
38 Fils de Yitrân : Yephunné, Pispa, Ara.
39 Fils d'Ulla : Arah, Hanniel, Riçya.
40 Tous ceux-là étaient fils d'Asher, chefs des familles, hommes d'élite, vaillants preux, premiers des princes, ils se groupèrent en troupes de combat comptant vingt-six mille hommes.

1 Chroniques, Chapitre 8

Benjamin engendra Béla son premier-né, Ashbel le second, Ahiram le troisième,
Noha le quatrième, Rapha le cinquième.
Béla eut des fils : Addar, Géra père d'Éhud,
Abishua, Naamân et Ahoah,
Géra, Shephupham et Huram.
Voici les fils d'Éhud. Ce sont eux qui furent les chefs de famille des habitants de Géba et les emmenèrent en captivité à Manahat :
Naamân, Ahiyya et Géra. C'est lui qui les emmena en captivité; il engendra Uzza et Ahihud.
Il engendra Shaharayim dans les Champs de Moab après qu'il eut répudié ses femmes, Hushim et Baara.
De sa nouvelle femme il eut pour fils Yobab, Çibya, Mésha, Malkom,
10 Yéuç, Sakya, Mirma. Tels furent ses fils, chefs de famille.
11 De Hushim il eut pour fils Abitub et Elpaal.
12 Fils d'Elpaal : Éber, Mishéam et Shémed : c'est lui qui bâtit Ono, et Lod avec ses dépendances.
13 Béria et Shéma. Ils étaient chefs de famille des habitants d'Ayyalôn et mirent en fuite les habitants de Gat.
14 Son frère : Shéshaq. Yerémot,
15 Zebadya, Arad, Éder,
16 Mikaèl, Yishpa et Yoha étaient fils de Béria.
17 Zebadya, Meshullam, Hizqi, Haber,
18 Yishmeraï, Yizlia, Yobab étaient fils d'Elpaal.
19 Yaqim, Zikri, Zabdi,
20 Élyénaï, Çilletaï, Éliel,
21 Adaya, Beraya, Shimrat étaient fils de Shiméï.
22 Yishpân, Éber, Éliel,
23 Abdôn, Zikri, Hanân,
24 Hananya, Élam, Antotiyya,
25 Yiphdéya, Penuel étaient fils de Shéshaq.
26 Shamsheraï, Sheharya, Atalya,
27 Yaaréshya, Éliyya, Zikri étaient fils de Yeroham.
28 Tels étaient les chefs des familles groupées selon leur parenté. Ils habitèrent Jérusalem.
29 A Gabaôn habitaient Yeïel, le père de Gabaôn, dont la femme s'appelait Maaka,
30 son fils premier-né Abdôn, ainsi que Çur, Qish, Baal, Ner, Nadab,
31 Gedor, Ahyo, Zaker et Miqlot.
32 Miqlot engendra Shiméa; mais eux, contrairement à leurs frères, habitaient Jérusalem avec leurs frères.
33 Ner engendra Qish, Qish engendra Saül, Saül engendra Jonathan, Malki-Shua, Abinadab et Eshbaal.
34 Fils de Jonathan : Meribbaal. Meribbaal engendra Mika.
35 Fils de Mika : Pitôn, Mélek, Taréa, Ahaz.
36 Ahaz engendra Yehoadda, Yehoadda engendra Alémèt, Azmavèt et Zimri. Zimri engendra Moça.
37 Moça engendra Binéa. Rapha son fils, Éléasa son fils, Açel son fils.
38 Açel eut six fils dont voici les noms : Azriqam son premier-né, puis Yishmaèl, Shéarya, Obadya, Hanân. Ils étaient tous fils de Açel.
39 Fils d'Ésheq son frère : Ulam son premier-né, Yéush le second, Éliphélet le troisième.
40 Ulam eut des fils, hommes preux et valeureux, tirant de l'arc. Ils eurent beaucoup de fils et de petits-fils, cent cinquante. Tous ceux-là étaient fils de Benjamin.

1 Chroniques, Chapitre 9

Tous les Israélites furent répartis par groupes et se trouvaient inscrits sur le livre des rois d'Israël et de Juda quand ils furent déportés à Babylone à cause de leurs prévarications.
Les premiers à habiter dans leurs villes et leur patrimoine furent les Israélites, les prêtres, les lévites et les " donnés ";
à Jérusalem habitèrent des Judéens, des Benjaminites, des Éphraïmites et des Manassites.
Utaï, fils d'Ammihud, fils de Omri, fils d'Imri, fils de Bani, l'un des fils de Péreç fils de Juda.
Des Shélanites, Asaya, l'aîné, et ses fils.
Des fils de Zérah, Yéuel. Plus leurs frères : six cent quatre-vingt-dix hommes.
Parmi les fils de Benjamin : Sallu fils de Meshullam, fils de Hodavya, fils de Hassenua;
Yibneya fils de Yeroham; Éla fils de Uzzi, fils de Mikri; Meshullam fils de Shephatya, fils de Réuel, fils de Yibniyya.
Ils avaient neuf cent cinquante-six frères groupés selon leur parenté. Tous ces hommes étaient chefs, chacun de leur famille.
10 Parmi les prêtres : Yedaya, Yehoya-rib, Yakîn,
11 Azarya fils de Hilqiyya, fils de Meshullam, fils de Sadoq, fils de Merayot, fils d'Ahitub, chef du Temple de Dieu.
12 Adaya, fils de Yeroham, fils de Pashehur, fils de Malkiyya, Maasaï fils de Adiel, fils de Yahzéra, fils de Meshullam, fils de Meshillémit, fils d'Immer.
13 Ils avaient des frères, chefs de famille, mille sept cent soixante vaillants preux qui étaient affectés au service du Temple de Dieu.
14 Parmi les lévites : Shemaya, fils de Hashshub, fils d'Azriqam, fils de Hashabya des fils de Merari,
15 Baqbaqar, Héresh, Galal. Mattanya, fils de Mika, fils de Zikri, fils d'Asaph,
16 Obadya, fils de Shemaya, fils de Galal, fils de Yedutûn, Bérékya, fils d'Asa, fils d'Elqana, qui demeurait dans les villages des Netophatites.
17 Les portiers : Shallum, Aqqub, Talmôn, Ahimân et leurs frères. Shallum, le chef,
18 se tient encore maintenant à la porte royale, à l'orient. C'étaient eux les portiers des camps des Lévites :
19 Shallum, fils de Qoré, fils d'Ébyasaph, fils de Coré, et ses frères les Coréites, de la même famille, vaquaient au service liturgique; ils gardaient les seuils de la Tente, et leurs pères, responsables du camp de Yahvé, en avaient gardé l'accès.
20 Pinhas, fils d'Éléazar, en avait été autrefois le chef responsable que Yahvé soit avec lui! .
21 Zacharie, fils de Meshélémya, était portier à l'entrée de la Tente du Rendez-vous.
22 Les portiers des seuils appartenaient tous à l'élite; il y en avait deux cent douze. Ils étaient groupés dans leurs villages. Ce sont eux qu'établirent David et Samuel le voyant, à cause de leur fidélité.
23 Ils avaient avec leurs fils la responsabilité des portes du Temple de Yahvé, de la maison de la Tente.
24 Aux quatre points cardinaux se tenaient des portiers, à l'est, à l'ouest, au nord et au sud.
25 Leurs frères, qui habitaient leurs villages, venaient se joindre à eux de temps en temps pour une semaine;
26 car les quatre chefs des portiers, eux, y demeuraient en permanence. C'étaient les lévites qui étaient responsables des chambres et des réserves de la maison de Dieu.
27 Ils passaient la nuit aux alentours de la maison de Dieu car ils en avaient la garde et devaient l'ouvrir chaque matin.
28 Certains d'entre eux avaient la charge des objets du culte; ils les comptaient quand ils les rentraient et les sortaient.
29 Certains autres étaient responsables du mobilier, de tout le mobilier sacré, de la fleur de farine, du vin, de l'huile, de l'encens et des parfums,
30 tandis que ceux qui préparaient le mélange aromatique destiné aux parfums étaient des prêtres.
31 L'un des lévites, Mattitya - c'était le premier-né de Shallum le Coréite -, fut, à cause de sa fidélité, chargé de la confection des offrandes cuites à la plaque.
32 Parmi leurs frères, quelques Qehatites étaient chargés des pains à disposer en rangées, chaque sabbat.
33 Voici les chantres, chefs de familles lévitiques. Ils avaient été détachés dans les pièces du Temple, car ils étaient chargés d'officier jour et nuit.
34 Tels étaient les chefs des familles lévitiques groupés selon leur parenté. Ces chefs habitaient Jérusalem.
35 A Gabaôn habitaient le père de Gabaôn, Yeïel, dont la femme s'appelait Maaka,
36 et son fils premier-né Abdôn, ainsi que Çur, Qish, Baal, Ner, Nadab,
37 Gedor, Ahyo, Zekarya et Miqlot.
38 Miqlot engendra Shiméam. Mais eux, contrairement à leurs frères, habitaient Jérusalem avec leurs frères.
39 Ner engendra Qish, Qish engendra Saül, Saül engendra Jonathan, Malki-Shua, Abinadab, Eshbaal.
40 Fils de Jonathan : Meribbaal. Meribbaal engendra Mika.
41 Fils de Mika : Pitôn, Mélek, Tarèa.
42 Ahaz engendra Yara, Yara engendra Alémèt, Azmavèt et Zimri; Zimri engendra Moça.
43 Moça engendra Binéa. Rephaya son fils, Éléasa son fils, Açel son fils.
44 Açel eut six fils dont voici les noms : Azriqam, son premier-né, Yishmaèl, Shéarya, Obadya, Hanân; tels sont les fils de Açel.
Читать далее:1 Chroniques, Chapitre 10
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

5:26 Фул и Феглаффалласар представляют собой одно и то же лицо (4 Цар 15:19).


6:1 Автор Пар (ср Ос 14:3; Ис 12; Is 25-26; Мал 1:11) видит в свящ. пении (хвале, исповедании, благодарении) наиболее существенную часть культа при жертвоприношении. Учреждение его он связывает с Давидом.


8 Автор дает новый список колена Вениаминова, но уже не в общем перечислении колен израильских, а в связи с положением Иерусалима, который по традиции принадлежит Вениамину (Ис Нав 18:28) и в котором Давид готовится построить храм.


8:33 Список праотцев Саула отличен от списка, данного в 1 Цар 9:1. В 1 Цар 14:50-51Нир и Кис - братья, а не отец и сын. Начиная со стт 1 Пар 8:35, потомство Саула (повтор в 1 Пар 9:41-44) указано только в этой кн. Библии. Оно доведено до 12-го поколения, очевидно до Плена.


Книги Паралипоменон (евр — дибре гайамим , т.е. «Слова дней», летописи, отсюда Вульг. — книги Хроник, а по-греч. Παραλειπομένων «пропущенное», «содержащее добавление») представляют собой летописи иудейства послепленной эпохи, когда народ, лишившись своей политической независимости, пользовался, однако, своего рода автономией, признанной владыками Востока: он жил под руководством своих священников, по правилам закона Моисеева. Храм с его культом был центром его национальной жизни. Законодательство и обрядовые установления оживлялись проявлениями личного благочестия и воспоминаниями о прежних подвигах и падениях; члены общины черпали вдохновение в учении мудрых и пророческих обетованиях.

Составитель книг Паралипоменон — по всей вероятности иерусалимский левит, тесно связанный со своей средой.

Он пишет, очевидно, незадолго до 300 г. до Р.Х., значительно позже Ездры и Неемии. 1 Пар 2-9, 1 Пар 12, 1 Пар 15 и 1 Пар 23:3-27:34 рассматриваются как более поздние добавления к его книгам, однако родственные им по духу. В его произведении большое место отводится храму и духовенству, не только священникам и левитам, но и его низшим классам: привратникам и певцам, отныне приравненным к левитам. Освящающее действие культа распространяется не только на духовенство, но и на мирян, участвующих в «мирных жертвах» (Лев 3), которые для автора кн. Пар имеют столь же большое значение, как и в древности. Эта святая община не ограничена коленом Иудиным: затрагивая период, предшествовавший отступничеству Израильского царства, о котором он почти не упоминает, свящ. писатель говорит о Двенадцати Коленах, объединенных под скипетром Давида и, провидя далее хода событий своего времени, ожидает воссоединения всех сынов Израилевых. Даже язычники не отстраняются от храмовой молитвы. «Израиль» же — это, в его представлении, весь верный народ, с которым Бог некогда установил Союз-Завет, возобновленный затем с Давидом. Именно при Давиде идеал теократии был ближе всего к осуществлению. В духе Давида община и должна жить, постоянно возвращаясь к традициям, чтобы Бог сохранил к ней Свое благоволение и исполнил Свои обетования.

Таким образом, центральной темой этого пространного повествования является Иерусалимский храм и совершающийся в нем культ, начиная с проекта его строительства, возникшего у Давида, и до его восстановления вернувшейся из плена общиной.

Эти главные мысли автора Пар объясняют построение его книги. В ее первых главах (1 Пар 1-9) приводятся родословные, охватывающие гл. обр. колено Иудино и потомство Давида, левитов и жителей Иерусалима. Они служат введением в историю Давида, которая занимает весь конец первой книги (1 Пар 10-29). Автор обходит молчанием столкновение Давида с Саулом и его грех с Вирсавией, семейные драмы и мятежи, но подчеркивает пророчество Нафана (1 Пар 17) и уделяет значительное место религиозным установлениям: перенесению Ковчега, организации культа в Иерусалиме (1 Пар 13, 1 Пар 15-16) и подготовке к построению Храма (1 Пар 21-29). Давид разработал план, собрал материалы, определил до мельчайших подробностей функции духовенства и поручил сыну осуществить свой замысел. В описании истории царствования Соломона наибольшее место уделяется (2 Пар 1-9) построению Храма, молитве царя при его освящении и данным Богом ответным обетованиям.

Начиная с разделения царств, автор кн. Пар интересуется только царством Иуды и династией Давида. О царях он судит по их верности или неверности Завету и сходству с идеальным царем, т.е. Давидом (2 Пар 10-36). За беспорядками следуют реформы: самые значительные из них проводятся Езекией и Иосией. Нечестивые преемники Иосии ускоряют катастрофу; однако в конце книги намечается перспектива восстановления храма, благодаря разрешению, данному царем Киром.

Источниками этих книг явились прежде всего кн. Царств, а для родословных — Бытие и Числа. Кроме того автор ссылается на неизвестные нам источники, напр., книги царей Израиля или царей Израиля и Иуды (напр. 3 Цар 11:41; 3 Цар 14:19; 2 Пар 16:11; 2 Пар 20:34; ср 2 Пар 32:32), Мидраш книги царей, Слова или Видения некоторых пророков.

Автор пишет для своих современников, напоминает им о том, что жизнь нации зависит от ее верности Богу, а эта верность должна выражаться в послушании Закону и в регулярном совершении культа, проникнутом истинным благочестием. Он хочет, чтобы его народ был святой общиной, для которой осуществились бы обетования, данные Давиду. И во время Христа благочестивые представители иудаизма продолжают жить этим духом. Учение свящ. писателя о примате духовного начала в жизни, о том, что все события в мире направляются Божественным Провидением, содержит в себе непреходящую ценность.

ВЗ содержит также вторую группу исторических книг, которые в значительной части дублируют и затем продолжают историческое повествование, простирающееся от кн. Иисуса Навина до конца кн. Царств; две кн. Паралипоменон, кн. Ездры и Неемии. Первоначально две книги Паралипоменон составляли одну, а кн. Ездры и Неемии входили в состав того же цикла, принадлежащего перу одного автора, что подтверждается как наличием одних и тех же основных идей и единством стиля, так и повторением в начале Esd 1 стихов, заканчивающих 2Ch 36.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

2 С начала второй главы и до девятой излагаются родословные таблицы двенадцати израильских колен. Прежде всего исчисляется поколение Иуды, каковая генеалогия занимает 2 и 4 гл. Из пяти ближайших потомков Иуды, — трех сыновей и двух внуков, родоначальников колена этого имени, автор останавливается лишь на поколении Зары (2:6-8), Есрома (2:9-55; 3 гл.) и Шелы (4:21-23); род Хамула (сына Фареса) совсем опущен, а о потомстве Фареса сказано при изложении генеалогии линии Есрама. Эта последняя исчисляется с особенною подробностью; к ней принадлежит перечисляемый в 3 гл. ряд потомков Давида до послепленного времени, а равным образом значительная часть родословий 4:1-23, служащих дополнением к 2:9-55.


2:1-2 От Быт 35:23-26 настоящий список сыновей Иакова отличается лишь непонятным отделением Дана от его брата Неффалима, — между ними вставлены дети Рахили. В объяснение этого указывают обыкновенно на то, что Дан, рожденный служанкою Рахили Валлою, был усыновлен ею (Быт 30:3,6), а потому в качестве ее сына исчисляется перед ее собственными детьми. Но если бы подобное объяснение было правильно, то и второй сын от Валлы Неффалим был бы упомянут по тем же соображениям (Быт 35:8) вслед за Даном.


2:3-4 Сыновья Иуды исчисляются в том же порядке, что и в Быт 46:12; на кн. Бытия, как на прямой источник указывает и замечание об Ире, буквально повторяющее выражение Быт 38:7.


2:5 Ср. Быт 46:12; Чис 26:21.


2:6 Четырех последних сыновей Зары древние и новые экзегеты — Гроций, Клерик, Лайтфут и Моверс — отожествляют с теми упоминаемыми в 3 Цар 5:11 мудрецами, которых превосходил своей мудростью Соломон, и которых раввинская кн. Seder Olam называет пророками времени пребывания евреев в Египте. Но это мнение теряет свою силу ввиду полного отсутствия каких-либо данных для признания мудрецов 3 Цар родными братьями, каковыми являются лица настоящего стиха. Наоборот, первый из них — Ефан называется Езрахитом, а Халкол и Дарда — сынами Махола. Против тожества этих лиц говорит далее 1 Пар 6:33-42 и 15:17-19, где упоминаются Еман и Ефан, начальники певцов Давидовского времени, причем первый в 1 Пар 25:5называется «царским прозорливцем в словах Божиих». Вероятная одновременность жизни этих певцов с одноименными им мудрецами 3 Цар и особенно название Емана прозорливцем заставляют признать их лицами тожественными. Но Еман и Ефан 1 Пар 6:33-42 и 15:17-19 происходили из колена Левиина, следовательно, между лицами 1 Пар 2:6 и 3 Цар 5:11 нет ничего общего, кроме названия, так как первые являются потомками Иуды, но не Левия. Предположение Эвальда, что Еман и Ефан, хотя и происходили из колена Иудина, но ввиду образования в левитской певческой школе были причислены к колену Левиину, не имеет под собой никаких оснований.


2:7 Стоящее при имени Ахар замечание: «навлекший беду на Израиля, нарушив заклятие», дает понять, что в настоящем случае имеется в виду Ахан книги И. Навина (Нав 7:1; 22:20). Его имя в форме Ахор было уже известно ее автору, так как он ставит в этимологическую связь с ним название долины Ахор (7:26; 15:7). Что касается Хармия, отца Ахара, то между ним и Зарою пропущено, как думают, посредствующее лицо. Но так как в кн. Иисуса Навина (7:1) он называется сыном Завдия (по греч. чтению Зимврия), а этого последнего считают за одно лицо с Зимрием, сыном Зары (1 Пар 2:6), потому что различие между именами Завдий и Зимрий только в двух, сходных по еврейскому начертанию буквах ב (бет) и מ (мем), ר (реш) и ד (далет), то другие экзегеты признают Хармия за сына Зимрия, внука Зары (ст. 6), т. е. не допускают пропуска.


2:8 Имя сына Эфана нигде в Св. Писании более не встречается.


2:9-41 Потомство Есрома.


2:9 Имя Рам в новозаветных родословиях произносится Арам (Мф 1:3,4; Лк 3:33), а Хелувай — иная форма имени Холев (ст. 18) и Хелув (4:11).


2:10-17 Поколение Арама, первая из трех, происшедших от Есрама, линий. Ее поставление на первом месте в достаточной мере и степени объясняется происхождением из нее Давида. Потомки Арама до Иессея, отца Давида, исчисляются и в кн. Руфь (Руфь 4:19-21) с тем лишь различием, что при имени Наассона в ней нет замечания кн. Паралипоменон: «князь сынов Иудиных». Это последнее указывает на кн. Чис 1:7; 2:3; 7:12, из которых видно, что Наассон был начальником колена Иудина при выходе евреев из Египта. Так как между Есромом, современником переселения евреев в Египет (Быт 46:12) и Наассоном, современником Моисея, протекло не менее 430 лет (см. толк. Исх 12:40-41), то есть полное основание думать, что в этот период времени сменилось более двух поколений (Арам и Аминадав), — между Есромом и Наассоном пропущены посредствующие звенья. Равным образом и для эпохи между Моисеем и Давидом недостаточно четырех поколений (Салмон, Вооз, Овид, Иессей).


2:13-15 В параллельном данным стихам месте 1 Цар 16:8-12 упоминаются только три старшие сына Иессея, следующие же три в священных книгах более не встречаются. Кроме того, как по данному месту, так и по 1 Цар 17:12 Иессей имел восемь сыновей, но не семь, как значится в 15 стихе, восьмым, младшим считается Давид. Пропуск одного в кн. Паралипоменон объясняют тем, что он не оставил потомства. Впрочем, сирский и арабский перевод данного места держатся счисления книг Царств: «Елигу седьмой, Давид восьмой».


2:16-17 Две сестры Давида — Саруя и Авигея известны по своим сыновьям-героям. Саруя, как мать Авессы, Иоива и Азаила (1 Цар 26:6; 2 Цар 2:18), которые и называются по имени своей матери («сыновья Саруи» — 2 Цар 3:39), но не по имени менее знаменитого отца; Авигея, как мать принимавшего участие в возмущении Авессалома Амессая (2 Цар 17:25). Отец этого последнего называется в 2 Цар 17:25 «Ифра израильтянин», а в настоящем 17 ст. Иефер, Измаильтянин. Которое чтение вернее, сказать невозможно. Но если бы Иетер был израильтянином, то это не стоило бы замечания; наоборот, заслуживает упоминания, что он измаильтянин: даже во времена Давида евреи не чуждались браков с иноплеменниками, не были исключительным народом. Ввиду подобного соображения чтение кн. Паралипоменон представляется более правдоподобным. Наконец, последнее различие и даже противоречие между 1 Пар 2:16-17 и 2 Цар 17:25 заключается в том, что во втором месте Саруя и Авигея называются «дочерями Нааса», но не Иессея, как в первом. Но это разногласие уничтожается тем предположением, что они были одной матери, но разных отцов, приходились Иессею падчерицами.


2:18-24 Потомство Халева, — вторая из трех Есрамовских линий.


2:18  Халев = Хелувай 9 ст., но не Халев, современник И. Навина, знаменитый соглядатай, последний называется «сыном Иефоннииным» (Чис 13:6; Нав 15:13). Дальнейшее еврейское чтение ст. 18 очень неясно и дает повод к различному пониманию. В тексте LXX, к которому склоняется раввин Кимхи, Иериоф представляется женою или наложницею Халева. Но далее не говорится ни об одном ее сыне, а слово «банейа» («сыны ее») указывает на то, что ранее названа одна жена Халева. Блаж. Иероним, не выдерживая буквального смысла еврейского текста, переводит: «родил Иериоф», считая ее, таким образом, дочерью Халева, от которой произошли перечисляемые затем потомки. К такому переводу, как наиболее правдоподобному, склоняется Кейль, Цоклер. Имена трех сыновей Иериоф нигде более не встречаются.


2:20  Хур — дед известного строителя скинии Веселиила (Исх 31:2).


2:21  После, т. е. после рождения трех упомянутых в 9 ст. сыновей, Есром рождает Сегува от дочери Махира — Авии (ст. 24). Замечание как данного стиха, так и последующих до 25 представляет маловяжущуюся с предшествующим вставку: она нарушает последовательное изложение родословия сыновей Есрома. Но ее существование в данном месте объясняется, как думают, самым близким родством потомства Есрома от Авии с поколением Халева и его братьев Арама и Иерахмеила.


2:22-23 Иаир, внук Есрома и сын Сегува, принадлежал по матери к колену Манассиину, а потому иногда и называется сыном Манассии (Чис 32:41; Втор 3:14). Его поколение получило при Моисее в удел местность Аргов в Васане и усвоило покоренным городам название «городов Иаира» (Втор 3:14; Чис 32:41; Нав 13:30; 3 Цар 4:13). Число их 23; стоящее далее замечание о 60 городах не составляет противоречия первому показанию. Как видно из слов: «Гессуряне... взяли селения Иаира, Хенаф и зависящие от него города», в состав 60 городов входят области Кенаф. Эти же последние, судя по указанию Чис 32:42, были завоеваны не Иаиром, а Новахом, и к Иаировым селениям не принадлежали. Так как у Иаира было 23 города, то городов, зависящих от Кенафа, должно считать 37. О завоевании тех и других гессурянами, жившими на северной границе Вассана, вблизи Ермона, другие ветхозаветные книги не говорят, а потому определить время события нет возможности.


2:24 Вместо еврейского чтения греческий и латинский тексты дают другое: «после смерти Есрома, Халев вошел к Ефрафе». Ему же следуют и некоторые экзегеты, из русских — проф. Гуляев (Исторические книги Св. Писания В. Завета. С. 399), отвергающие еврейское чтение на том основании, что Ефрафа (Вифлеем) нигде не называется землею Халева. Конечно, отмечаемое греческим и латинским переводами явление имеет для себя параллель в Быт 35:22, но их чтение едва ли может быть признано правильным ввиду отсутствия связи между двумя половинами ст. 24: «после смерти Есрома Халев вошел к Ефрафе; жена Есрома — Авия родила ему Ашхура». Кроме того, за еврейское чтение говорит стоящая на конце имени Ефрафа примета винительного падежа (на вопрос: куда?), прибавляемая к именам места, а не лиц. Что касается названия Халев — Ефрафа, то происхождение его объясняется различно. По словам Кейля, оно дано местожительству Халева по имени его жены Ефрафы, принесшей мужу данную область в качестве брачного вена (Нав 15:18), по аналогии с тем, что одна часть южной Иудеи, населенная потомками Халева, называлась «южная сторона Халева» (1 Цар 30:14). По предположению Бертольда, именем Халев — Ефрафа отличалась северная часть поселения халевитов от южной — Вифлеема.


«Ашхур — отец Фекои» — родоначальник населения родины пророк Амоса, лежавшей на 2 часа пути южнее Вифлеема.


2:25-41 Поколение Иерахмеила — третья линия Есрома.


2:25 Последнее собственное имя (Ахия) признается Клериком, Цоклером и др. за имя жены Иерахмеилу, но не сына. Основанием для этого являются переводы сирский и LXX, насчитывающие только четырех сыновей Иерахмеила, а также и то обстоятельство, что в следующем стихе говорится о второй его жене.


2:26 Потомство Афары («диадема», «корона» — Притч 31:10; Сир 7:21) через сына Онама исчисляется в 28-33 ст.


2:31 Ахлай называется сыном Шемана; но на самом деле это — имя дочери Шемана, так как по ст. 34 у него не было сыновей, а одни дочери; может быть, Ахлай и была выдана за египтянина Иарху (ст. 34).


2:34-41 Поколение египтянина Иархи, — раба Шешана. Имя Иархи нигде более не упоминается. Так как Шешан происходил от Иуды в девятом поколении от Иуды, жил до Моисея, то очень вероятно, что Иарха был его рабом во время пребывания евреев в Египте. Возможность брака египтянина на еврейке подтверждается.


2:42-55 Прибавление к родословию дома Иуды: три линии потомков Халева с именами преимущественно географического характера.


2:42-45 Поколение Меши. Замечание о Халеве: «брат Иерахмеилов», не оставляет никакого сомнения в том, что Халев данного стиха — одно и то же лицо с Халевом, сыном Есрома ст. 18. Поэтому и дальнейшую генеалогию Халева можно считать прибавлением к ранее изложенной генеалогии дома Иуды. Если имя Меша является личным (4 Цар 3:4), то имя Зиф, имя упоминаемого в кн. И. Навина соседнего с Хевроном города (Нав 15:55,57) и известной из истории Давида пустыни (1 Цар 23:14; 25:2), признается за термин географический. Отсюда выражение: «Меша... отец Зифа», равносильно: Меша родоначальник населения города Зиф (ср. ст. 24. «Ашхур — отец Фекои»). Под именем Мареши известен упоминаемый И. Навином и 2 кн. Паралипоменон город (Нав 15:44; 2 Пар 11:8); но так как нет никаких указаний на зависимость от него древнего города Хеврона, — по ст. 42 Мареша — отец Хеврона, то естественнее признать эти два имени за личные, тем более, что Хеврон в смысле личного имени встречается в Исх 6:18.


2:43 Имена Корей и Шема повсюду употребляются в значении личных имен; Рекем — однажды, как имя города (Нав 18:27) и дважды, как личное (Чис 31:8; 1 Пар 7:16) и, наконец, Таппуах исключительно, как имя города (Нав 12:17; 15:34; 16:8).


2:45 Маон и Беф-Цур — города иудейской горной страны (Нав 15:55,58; 1 Цар 23:24; 25:2; 2 Пар 11:7). Маон, сын Шаммая, может быть рассматриваем, как основатель города того же имени и зависящей он него колонии Беф-Цур.


2:46-49 Поколение Эфы и Маахи — наложниц Халева. Имена двух сыновей Эфы — Харана и Газеза нигде более не упоминаются; имя же Моца по кн. Нав (Нав 18:26) известно, как имя города колена Вениаминова; но он не имеет никакого отношения к сыну Халева.


И Харан родил Газеза — нет в переводе LXX.


2:47 Родственные отношения Иегдая к вышеупомянутым потомкам Халева неизвестны; равным образом ничего неизвестно о шести его сыновьях.


2:49 Мадманна — имя города, упоминаемого в кн. Нав (Нав 15:31) и, может быть, тожественного с современным Минийа, лежащим южнее Газы. Шааф — ее отец, т. е. основатель. Положение Макбены неизвестно, а Гивея отмечается в книге И. Навина (Нав 15:57) в качестве одного из городов горной Иудеи. Последнее замечание настоящего стиха: дочь же Халева — Ахса, дает понять, что в данном случае имеется в виду Халев, современник Моисея (Чис 13:7) и И. Навина (Нав 14:6-14), сын Иефонниин, выдавший дочь свою Ахсу за Гофониила (Нав 15:16-17; Суд 1:12-13). Поэтому его нельзя отожествлять с упомянутым в 18 и 42 ст. Халевом, сыном Есрома, братом Иерахмеиловым. Последний, как правнук Иуды, должен быть старше Моисея и И. Навина и их современника Халева. Если различать, таким образом, двух лиц с именем Халев, то необходимо допустить, что Халев 49 ст., современник Моисея, происходил из одного поколения с Халевом 18, 42 ст., правнуком Иуды, и потому его генеалогия изложена вместе с генеалогией его старшего родственника, после нее. Другие же экзегеты, находя в 49 ст. продолжение родословия Халева, потомка Есрома, считают выражения: «дочь же Халева — Ахса», позднейшею вставкою (Моверс), или же понимают слово «дочь» не в собственном смысле, а в значении «внучка», вообще, дальнейшая родственница.


2:50-55 Потомство Хура, сына Халева.


2:50 Выражение: «вот сыновья Халева», не совсем соответствует дальнейшему перечню лиц: они являются сыновьями Хура, но не Халева. Право же считать Шовала, Салму и т. д. сыновьями Хура дает текст LXX: «вот сыновья Хура, первенца Ефрафы». Тожествен ли Шовал настоящего стиха с Шовалом 1 стиха 4 гл., неизвестно. Он был отцом, т е. родоначальником населения Кириаф-Иарима, или Кириаф-Ваала (Нав 9:17; 15:60), города, лежавшего в северо-западном углу колена Иудова.


2:51  Салма — родоначальник вифлеемлян. Бефгадер — название города, упоминаемого И. Нав. (Нав 12:13; 15:36) под именем Гедер.


2:52 Как еврейское чтение данного стиха: «гарое хаци гамменюхот», так точно LXX: «’Αραὰ καὶ Αἰσὶ καὶ ’Αμμανίθ» и Вульгагы: qui videbat dimidium requietionum, считается одинаково испорченным. Настоящее чтение восстанавливается следующим образом. Согласно 4:2, где идет речь о Реаии, сыне Шовала, вместо «Гарое» читают «Реаия» и вместо «Галменюхот» по указанию ст. 54 настоящей главы — «Гамманахот», т. е. Реаия и половина (хаци) манахафитян — сыновья Шовала. От него, следовательно, произошли два поколения, и второе из них тожественно с населением города Манахаф (8:6). Как видно из ст. 54, он лежал по соседству с Цорою, а потому его местоположение указывают на границе Иудова и Данова колена.


2:53 Три последние потомка Шовала нигде более не упоминаются. Имя «Ифрияне» встречается еще в 1 Пар 11:40. Из этого племени происходили герои Давида — Ира и Габер. Цоряне — население города Цоры — родины Самсона (Суд 13:2; 16:31); Ештаоляне — жители соседнего с Цорою города Ештаола (Суд 16:31; 18:11).


2:54 Город Нетофа, по имени которого называются его обитатели, упоминается во 2 Цар 23:28; 4 Цар 25:23; 1 Езд 2:22; Неем 7:26; но положение его неизвестно. Цоряне данного стиха составляли, очевидно, вторую половину населения Цоры; первая была из потомков Шовала (ст. 53).


2:55 Положение Иабеца неизвестно, но подобно городам 53 ст. он мог находиться в северной части колена Иудова. Населению Иабеца усваивается общее название кинеян с указанием на их происхождение от Хамафа, отца Бетрехова (Иер 35) и подразделением на три поколения: тирейцы, шимейцы, сухайцы. Эти последние имена звучат в еврейском тексте, как собственные, но в Вульгате заменяются нарицательными: caneutes et resonantes et in tabernaculis commorantes. Латинский перевод присваивает, таким образом, кенеям те богослужебные функции, которыми обладало сословие левитов. Насколько справедливо это, сказать трудно, но во всяком случае несомненно, что как кенеи, так и рехавиты выступают или прямо в роли священников, или во всяком случае в роли лиц, соблюдающих обеты ветхозаветного священства. Таков кенеянин Иофор, священник мадиамский, тесть Моисея (Исх 2:15; 3:1; Суд 1:16; 4:11,17), таковы же потомки Рехава, строго исполнявшие обет ветхозаветного священства о невкушении хмельного (Иер 35; ср. Лев 10:8-9) и называемые «предстоящими пред лицом Господа» (Иер 35:19). Замечание о кенеянах при изложении родословия дома Иуды объясняют их родством с поколением Салмы.


3 Излагаемое в настоящей главе родословие Давида является продолжением линии Арама, доведенной во 2:10-17 до Иесея и прерванной затем изложением генеалогии Халева и Иерахмеила. Поколение Давида разделено автором на три группы: сыновья Давида, за исключением детей от наложниц (1-9 ст.); цари дома Давида от Соломона до Иехонии и Седекии (10-16 ст.) и потомки Иехонии, кончая семью сыновьями Елиоеная (17-24 ст.).


3:1-4 Шесть сыновей Давида, родившихся в период царствования в Хевроне (ст. 4), перечисляются также во 2 Цар 3:2-5. Различие между тем и другим списком то, что второй сын называется в кн. Царств не Даниил, как здесь по еврейскому и греческому спискам, а Хилав, или, по LXX, Далуиа. По объяснению Кейля, различие в названии второго сына Давида вызвано тем, что он имел два имени. Другие предполагают, что в кн. Царств Хилав — не собственное имя, а нарицательное — «похожий на отца». Но в таком случае возникает вопрос, почему же только один сын не назван собственным именем? Наконец, третьи, принимая во внимание, что имена греческого текста Далуиа и Даниил по еврейскому начертанию сходнее между собою, чем Хилав и Даниил, предполагают порчу еврейского текста в кн. Царств. О матери Аммона Ахиноаме и о нем самом см. 1 Цар 25:43; 27:3; 2 Цар 13. Об Авигее — матери Даниеля см. 1 Цар 25:3.


3:2 См. 3 Цар 1-2 гл.


3:4 См. 2 Цар 2:11; 5:5.


3:5-9 Тринадцать сыновей Давида, из них четыре от Вирсавии, родившихся в Иерусалиме, перечисляются еще в 14:7-11 1 кн. Паралипоменон при изложении истории его правления, а равно во 2 Цар 5:14-16. В последнем месте показано только 11 сыновей; два последние опущены, как думают, потому, что очень рано умерли.


3:5 Мать первых четырех сыновей называется в еврейском тексте данного стиха Bat-Schua, а в параллельном месте — 2 Цар 11:3Bat-Scheba; ее отец — Гамиэл, а там Элигам, и, наконец, старший сын у нас — Шимга, а во 2 Цар 5:14 и 1 Пар 14:4 — Шамуа. Что касается имен отца, то смысл их один и тот же: оба составлены из двух слов: «ам» — «народ» и «Эл» — «Бог», только эти составные части расположены в именах в обратном порядке. Форму Bat-Scheba считают более древнею по сравнению с Bat-Schua; имя Шамуа более верным, так как оно встречается дважды. Особенность чтения кн. Паралипоменон произошла вследствие пропуска одной буквы — «э».


3:6-7 Имя Елишама, замененное во 2 Цар 5:15 и 1 Пар 14:5 — Елишуа, считают ошибочным. Среди имен сыновей Давида оно повторяется в 3-й гл. дважды (ст. 8), тогда как в ней совершенно опущено имя кн. Царств. Елифелет и Ногах опущены во 2 Цар 5:14-16, или потому, что эти дети Давида, как сказано выше, рано умерли, или потому, что созвучные им имена — Нефег и Елифелет встречаются несколько ниже.


3:8 Вместо имени Ел-ядай настоящего стиха и 2 Цар 5:16 в 1 Пар 14:7 стоит другая форма — Вегел-ядай; но она едва ли правильна, так как александрийский и сирийский переводы 1 Пар 14:4 читают Ел-ядай.


3:9 Существование у Давида наложниц подтверждается 2 Цар 15:16; 20:3. Фамарь едва ли единственная дочь Давида; скорее, она единственная из известных в истории.


3:15 Как видно из кн. пророка Иеремии Иер 22:11, имя Селлум носил сын Иосии Иоахаз, царствовавший непосредственно после смерти своего отца (4 Цар 23:30; 2 Пар 36:1). Кроме Селлума Иоахаза, исторические книги В. Завета знают еще двух сыновей Иосии — Иоакима и Седекию (4 Цар 33:34; 24:17), и нигде не упоминают о старшем Иоханане или потому, что он рано умер, или же потому, что о нем нечего было сказать. Впрочем, некоторые, как древние (Себастиан Шмидт), так и новые (Гитциг) экзегеты сомневаются в справедливости исчисления сыновей Иосии в данном стихе, считают Иоахаза за одно лицо с первенцем Иохананом. Но против такого отожествления говорят 4 Цар 23:31,36 и 2 Пар 36:2,5. Из сравнения этих двух мест видно, что Иоахаз был на два года моложе Иоакима (Иоахазу при воцарении было 23 года; сменивший его через три месяца Иоаким имел 25 лет от роду); следовательно, не мог быть первенцем. Как на ошибку автора Паралипоменон указывают далее на то, что, помещая Иоахаза-Селлума на последнем месте среди сыновей Иосии, он считает его самым младшим, тогда как в действительности младшим Седекия: он был моложе Иоахаза на 13-14 лет. Селлум при вступлении на престол имел 23 года; воцарившемуся через 11 лет (годы правления Иоакима и Иехонии) после него Седекии был только 21; Иоахазу, следовательно, было к данному времени 34 года (4 Цар 23:31; 24:18). Но наблюдаемое у автора распределение сыновей Иосии объясняется не ошибкою или незнанием дела, но особыми соображениями. Седекия исчисляется сразу после Иоакима и перед Селлумом, во-первых, потому, что оба они — Иоаким и Седекия правили одинаковое количество лет, именно 11; а во-вторых, потому, что Седекия и Селлум были одной матери — Хамуталы (4 Цар 23:31; 24:18), тогда как Иоаким был сын Заббуды (4 Цар 23:36). По возрасту их следовало бы распределить так: Иоаханан, Иоаким, Селлум и Седекия; а принимая во внимание время правления Селлума, его нужно было бы поставить перед Иоакимом (4 Цар 23:31,34). Но в том и другом случае дети Хамуталы были бы разъединены, во избежание чего Селлум и исчисляется после своего брата по матери Седекии.


3:16  Иехония — сын Иоакима и преемник его по престолу (2 Пар 36:8).


Седекия, сын его. Так как выражение «сын его» во всей предшествующей генеалогии указывает на известное лицо, как на сына ранее названного, а таковым является Иехония, то, очевидно, Седекия — сын Иехонии, внук Иоакима и правнук Иосии. Если Седекия 16 ст. — сын Иехонии, то его нужно отличать от Седекии ст. 15, — третьего сына Иосии, занимавшего престол после своего племянника Иехонии и получившего данное имя от Навуходоносора (4 Цар 24:17). Как показывает сравнение ст. 16 и ст. 17, Седекия исчисляется отдельно от своих братьев. Это обстоятельство имеет тот будто бы смысл, что он, может быть, первенец Иехонии, не был отведен вместе со своим отцом в плен (4 Цар 24:15), а умер до этого события.


3:17-24 Потомки Иехонии до седьмого сына Елиоеная.


3:17 Принимая во внимание значение имени Ассир — «плененный», Лютер, Бертольд, Цоклер предлагают вместо принятого чтения: сыновья Иехонии: Ассир, Салафиил сын его — другое: «сыновья Иехонии, отведенного в плен». В пользу достоверности такого перевода приводятся следующие соображения: отсутствие Асира, как посредствующего между Иехонией и Салафиилом лица в родословии ев. Матфея; отсутствие после имени Асир выражения «сын его» (Иехонии), каковое однако встречается после имени Салафиил; со своей стороны и это последнее, как стоящее в единственном числе, показывает, что Асира и Салафиила нельзя считать братьями — детьми Иехонии.


3:19 Зоровавель («рожденный в Вавилоне») — предводитель возвратившихся из вавилонского плена евреев и один из строителей второго храма (1 Езд 1:8; 4:2 и далее). В 1 Езд 3:2,8; Агг 1:1; Мф 1:13; Лк 3:27 Зоровавель называется сыном Салафиила, а в настоящем стихе — сыном Федаии. Для устранения этого разногласия экзегетами делаются различные предположения. Одни думают, что он был сыном Федаии по рождению и Салафиила по праву ужичества; другие — Тремеллий, Гитциг считают Федаию и всех упомянутых в 18 ст. лиц не братьями Салафиила, а его сыновьями. При допущении этого Зоровавель будет внуком Салафиила — сыном не в собственном смысле. Какая из этих догадок верна, сказать трудно. Имя второго сына Федаии нигде не встречается, а в именах детей Зоровавеля выражена вера и надежда возвратившихся из плена евреев: Мешуллам — друг Божий; Ханания — милость Господня. Шеломиф называется сестрою Мешуллама и Ханании по рождению с ними от одной матери. Она разделяет семейство Зоровавеля на две группы: одну, состоящую из двух сыновей, и другую — из пяти (ст. 20). Возможно, что вторая является более младшей: ее члены родились по возвращении из плена.


3:21 Оба внука (Фелатия и Исаия) Зоровавеля неизвестны, но их жизнь должна падать на время Ездры. В каком отношении к Зоровавелю и его внукам стоят перечисляемые далее лица, сказать трудно. Правда, буквальное чтение данного места: «сыны Рефая, сыны Арнона, сыны Овадия, сыны Шехонии» Бертольд понимает в том смысле, что все эти лица, кончая Шеханией, суть сыны Ханании, т. е. внуки Зоровавеля. «Так как сыны Рефая, Арнона и т. д., — говорит он, — стоят на одной линии с предшествующими именами — Фелатья и Исаия, и так как продолжение рода 22 ст. присоединяется к названному в конце 21 ст. Шехании, то мы вынуждаемся принять, что Фелатья, Исаия, Рефай, Арнон, Овадия и Шехания суть без различия сыны Ханании». Принимая далее во внимание, что в следующих 22-24 ст. род Шехании проводится через четыре генерации (Шехания, Шемаия, Неария, Елиоенай), следовательно, весь род Зоровавеля состоит из шести поколений. Тот же Бертольд и другие утверждают, что последние его представители жили около 350 г. до Р. Х., ранее какого времени не могла быть написана и самая кн. Паралипоменон. Но соображение Бертольда и основанные на нем выводы были бы состоятельны только в том случае, если бы вместо слов: сыны Рефая, сыны Арнона стояли одни имена Рефай, Арнон и т. д. Но ничего подобного нет: Фелатья и Исаия и сыны Рефая, сыны Арнона стоят далеко не на одной линии. Первые могут быть сынами Ханании, но далеко не могут быть ими сыны Рефая, Арнона и т. д. Последние могут быть внуками Ханании, если только предположить, что Рефай, Арнон были братья Фелатии и Исаии, — сыны Ханании. Но это предположение не имеет за собою основания ввиду признаваемой многими экзегетами порчи еврейского текста в данном стихе. Именно, в нем четыре раза к одному собственному имени слово «сын» относится во множественном числе (benei), тогда как по аналогии с предшествующими стихами должно бы стоять «сын его». Благодаря этому, чтение «сыны Рефая, сыны Арнона», содержит указание на каких-то безличных, безымянных сыновей, предлагает такое исчисление потомства, подобного которому не встречается в других местах кн. Паралипоменон. Порча еврейского текста предполагается и переводом LXX, предлагающим свое чтение: «сыновья Ханании: Фалеттиа и Иессиас — сын его, Рафал — сын его, Орна — сын его» и т.д. Но и греческий текст не свободен от неправильности: судя по выражению «сыновья», у Ханании должно быть два сына — Фелатья и Исаия; но прибавление к последнему имени замечания — «сын его» заставляет считать Исаию сыном Фелатьи, — у Ханании оказывается один сын.


3:22 Подлинное еврейское чтение данного ст. такое: «сыновья Шехании — Шемаия и сыновья Шемаии: Хаттум» и т. д. Поименно сыновей Шемаии названо пять, а общее число их указано шесть. Для объяснения этого разногласия одни предполагают пропуск имени, а другие настаивают на неисправности текста, сказавшейся в названии Хаттуша и др. нижеперечисленных 5 лиц «сыновьями» Шемаии. Он не отец их, а брат; и тогда действительно налицо шесть сыновей Шехании. Если трудно установить родственное отношение между Зоровавелем и «сынами Рефая, сынами Арнона», то с вероятностью можно сказать, что лица 22 и дальнейших стихов не суть его прямые потомки. За это ручается тот факт, что в родословии Иисуса Христа, по Ев. Матфея, не встречается ни одного имени, сходного с перечисленными здесь именами. Правда, в генеалогических таблицах средние члены часто опускаются. Но утверждать, что евангелист, поставивший себе целью представить полное родословие Спасителя, пропустил целый ряд имен, едва ли возможно.


4 Четвертая глава, содержащая генеалогические отрывки потомков Иуды, представляет, с одной стороны, восполнение родословных таблиц второй главы, а с другой, является (со ст. 24) переходом к генеалогическим спискам колен израильских.


4:1 Кроме Фареса, сына Иуды в собственном смысле (Быт 46:12; 1 Пар 2:4), все остальные перечисленные в данном стихе лица являются его дальнейшими потомками. Есром — сын Фареса (Быт 46:12; 1 Пар 2:5), внук Иуды; Харми — вероятно, внук Зоры (1 Пар 2:7) — его правнук; Хур — сын Халева и внук Есрома (1 Пар 2:18,19) — его праправнук, и Шовал — сын Хура (1 Пар 2:50) — еще более отдаленный потомок. Происшедшие от перечисленных лиц поколения являются главными в колене Иудовом; но не все. Так, некоторым исследователям кажется странным упоминание о Харми наряду с Есромом и Хуром и потому они предполагают, что вместо Харми следует читать: Халев. Если бы подобное чтение было правильно, то мы имели бы в данном стихе ряд происходящих один от другого потомков Иуды в линии Есрома (Есром, сын его Халев, сын Халева Хур и сын Хура Шовал — 1 Пар 2:5,18,19,50), а это в свою очередь говорило бы, что 4-я глава посвящена перечислению потомков Есрома, не упомянутых во 2-й гл.


4:2  Реаия — тот же сын Шовала, названный во 2:52 Гарое. Иахаф, потомок Иуды через Шовала, нигде более не упоминается: наоборот, это имя известно, как имя одного из левитов (1 Пар 23:10; 24:22; 2 Пар 34:12). Равным образом нигде не встречаются и имена его сыновей. И только замечание: от них племена Цорян — дает понять, что вместе с другими сыновьями Шовала они были родоначальниками населения Цоры (1 Пар 2:50-3).


4:3-4 Потомки Хура. Етам — город в колене Иудовом, к югу от Вифлеема, в близком от него расстоянии (2 Пар 11:6), упоминаемый еще в истории Самсона (Суд 15:8). Название отца последующих дается ему, как главному городу округа: из него, может быть, выходили колонии, устроившие названные далее города. Из них известен только Изреель — город горной Иудеи (Нав 15:56). Три последние названия встречаются только здесь.


4:4 Имя Пенуел встречается и как имя лица из колена Вениаминова (1 Пар 8:25) и как имя города (Быт 32:33; Суд 8:8), лежавшего на восточно-иорданской стороне. Гедор — название города (Нав 15:5,8), расположенного почти в средине колена Иудова. Положение Хума, основанного Езером, неизвестно. «Вот сыновья Хура... отца Вифлеема», отсылая к 2:51, дает понять, что в настоящем случае исчисляются его потомки, ранее неупомянутые.


4:5 Из 2:24 видно, что Ахшур был первенец Есрома от его жены Авии.


4:6 Имя первого сына Наары Ахузама нигде более не встречается. Но Хефер, не имеющий, конечно, ничего общего с Хефером Галаадитянином (Чис 26:32; 1 Пар 11:36), может быть рассматриваем, как родоначальник населения южно-иудейского округа Гефер (3 Цар 4:10), где в более раннее время владычествовал ханаанский царек (Нав 12:17). Фимни («человек юга») означает, по всей вероятности, живущее по соседству с Гефером поколение Иуды. Имя Ахашвари нигде более не упоминается.


4:7 Имена сыновей Хелы встречаются только здесь.


4:8 Связь исчисляемого в данном и следующих стихах поколения Коца с предшествующими родами остается неизвестной. Нигде не встречаются также и имена его потомков, кроме Анува. Это последнее отожествляют с именем южного иудейского города Анав (Нав 11:21; 15:50), тем более, что LXX читают ’Ανιόβ.


4:9 Судя по тому, что имя Иавис соединяется с предшествующими именами частицею «и», его обладателя можно считать за потомка Коца, а упоминаемый в 2:55 город того же имени — делом его рук. Отсюда же вытекает предположение о родстве Иависа и лиц ст. 8 с Шовалом. Имя Иавис — «сын мук», данное ребенку сообразно с восклицанием матери при его рождении, напоминает аналогичные восклицания женщин патриархального периода (Быт 4:25; 19:37; 29:32,35; 33:20).


4:11-12 Имя местности — Реха, ее положение, а равно и имена живущих в ней поколений нигде более не встречаются. Несомненно одно, что «Хелув, брат Шухи» не может быть отожествляем с Халевом-Хелувом ст. 9 гл. 2-й.


4:13-14 Потомки Кеназа. В Суд 1:13 Кеназ называется «младшим братом» Халева, сына Иефонниина, известного соглядатая и современника Моисея. И так как Халев принадлежал к линии Есрома (см. примеч. к 49 ст. 2 гл.), то, очевидно, из того же поколения происходил и его брат. Гофониил, сын Кеназа, — племянник и вместе с тем зять Халева (Суд 1:12-13), первый судья израильский (Суд 3:9-10). Имя второго сына Кеназа встречается только здесь; во времена Зоровавеля оно присваивается одному возвратившемуся из плена еврею (1 Езд 2:2).


4:14 Хотя имя Меонофай не соединяется с предшествующим «Хафаф» частицею «и», но стоящее перед первым еврейское выражение benei (сыны) дает право считать обоих лиц сыновьями Гофониила; ни тот ни другой, впрочем, нигде более не упоминаются. Офра не может быть отожествляем с городом Офрою колена Вениаминова (Нав 18:23; 1 Цар 13:17) и Манассиина (Суд 6:11). Название «долина плотников», родоначальником населения которой является Иоав, встречается в Неем 11:35 для обозначения лежавшей в северном направлении от Иерусалима местности.


4:15 О Халеве, сыне Иефонниином, см. примеч. к 49 ст. 2 гл. Хотя он является старшим братом Кеназа (ст. 13), но родословие его почему-то излагается после генеалогии младшего рода. Причина этого, может быть, в том, что поколение Кеназа, имевшее такого представителя, как судья Гофониил, более славно, чем потомство Халева. И, действительно, имена его потомков нигде более не упоминаются.


4:16 Из сыновей Иегаллелела известен лишь Зиф как родоначальник населения упоминаемого И. Навином города Иудина колена (15:24,55).


4:17-18 Потомство Езры. Имя Езры, если только не отожествлять его с Езером, отцом Хума (4:4), нигде более не встречается, имена же его сыновей — Иефер и Ефер усвояются членам других поколений (2:32,53; 5:24). Что касается Мереда, то предполагают, что лица ст. 17, кроме трех его братьев (Иефера, Ефера и Иалона), а равно и ст. 18 являются его детьми, рожденными двумя женами — Иудией и дочерью фараона Бифьей (ст. 18). Эта догадка основывается на следующем. Ст. 18 заканчивается замечанием: вот сыновья Бифьи, дочери фараоновой, которую взял Меред. И так как стоящее после имени 17 ст. «Иалон» еврейское выражение «ваттагор» представляет глагольную форму женского рода (она родила), не имеющую смысла при отсутствии подлежащего в женском же роде (LXX и русский синодальный текст без всякого основания переводят «ваттагор» мужским родом «родил» и в качестве подлежащего прибавляют к нему лишнее по сравнению с еврейским текстом слово «Иефер»), то Бертольд, Кейль и др. вставляют перед ним заключительные слова ст. 18: «вот сыновья Бифьи», и все место читают так: «вот сыновья Бифьи, дочери фараона, которую взял Меред. Она родила Мерома, Шаммая и т. д.». При допущении подобной поправки мы будем иметь от Мереда два поколения: одно от его жены египтянки Бифьи (ст. 17), другое от еврейки Иудии. Сына первой Ишбаха, отца Ешфемои, находившегося в южной части удела колена Иудина (Нав 21:14; 1 Цар 30:28). Дети второй были родоначальниками жителей Гедора (см. примеч. к ст. 4), Сохо, расположенного в низменности на юго-запад от Иерусалима (Нав 15:35), и Заноаха (Нав 15:34,56; Неем 3:13; 11:30).


4:19 Русское чтение: «сыновья жены его Годии», Годию считают за женщину. Но, как имя многих левитов послепленного периода (Неем 8:7; 9:9; 10:11), Годия — имя мужское, а не женское. Личность его, его жены, имена Гарми и Ешфемоа Моахотянин совершенно неизвестны. Равным образом точно не определено и положение Кеила, находящегося в иудейской низменности.


4:20 Личность Симеона и его детей совершенно неизвестна; нельзя также ничего сказать об их положении в родословии колена Иудина. Велльгаузен без достаточных оснований предполагает, что они принадлежат к линии Есрома. Иший упоминается выше, в 2:31, в качестве потомка Иерахмеила и ниже, 4:42, как потомок Симеона; но ни у того, ни у другого нет сына Зохева. По-видимому, это — совершенно различные лица.


4:21-23 Потомки Шелы, третьего сына Иуды от хананеянки, дочери Шуевой (1 Пар 2:3; Быт 33:5), почему-то пропущенные во 2-й гл. Ира, отца Лехи, нельзя смешивать с Ирою, братом Шелы, — первенцем Иуды, дядею Ира настоящего стиха. Одинаковые имена у дяди и племянника — обычное явление в поколении Иуды (2:9,25). Мареша — город колена Иудина, лежавший в Софельской долине (Нав 15:44; 2 Пар 11:8; 14:8,9; Мих 1:15). Что такое за «дом Ашбеи» («дом Есова», по чтению LXX, и «дом клятвы», по Вульгате, заменяющей собственное имя нарицательным) сказать невозможно.


4:22 Имена «Иоким, и жители Хозевы» не поддаются объяснению. Предполагают, что Хозева — то же самое, что Кезив Быт 38:5, — место родины самого Изелы. Равным образом неизвестно, когда потомки Шелы владычествовали над Моавом. Судя по замечанию «это дела древние», сам автор не знал времени и обстоятельств отмеченного им события.


4:23 Чтение «при садах и в огородах» представляет перевод еврейских собственных имен «Нетаим и Гедера». Что они означают, сказать нет возможности. Спорно также и то, какой имеется в виду царь: еврейский или же вавилонский и персидский. Если же последний, то смысл стиха такой: некоторые потомки Иуды остались в Вавилонии после того, как их родственники получили разрешение вернуться на родину.


4:24-43 Отдел, посвящаемый автором колену Симеонову, разделяется на три части: в первой (24-27 ст.) исчисляются пять сыновей Симеона и поколение последнего из них; во второй (28-33 ст.) указываются места поселения симеонитян до времени Давида (31 ст.), и в третьей (34-43 ст.) идет речь о двух их походах, из которых один — на хамитян имел место при Езекии (41 ст.), а другой в неизвестное время — на землю Сеир (42 ст.).


4:24 Пять сыновей Симеона исчисляются также в Чис 26:12-14, с тем лишь различием, что третий сын называется там Иакин, а здесь Иарив, каковую особенность объясняют ошибкой переписчика. Наоборот, в Быт 46:10 и Исх 6:15 указано шесть сыновей Симеона. Из них третий «Огад» опущен и в кн. Чисел и в кн. Паралипоменон, вероятно, потому, что не имел потомства. Далее, на первом месте стоит Иемуэл, которому у нас соответствует Немуил, и на предпоследнем вместо Зерах — Цохар. Какая форма этих имен древнее и первоначальное, сказать трудно; но во всяком случае они подобозначущи. Цохар = блеск, Зерах = восход солнца; Немуил и Иемуэл = сад Божий.


4:25-26 Шесть поколений Саула, сына Симеонова.


4:27 Заявление о малочисленности колена Симеонова по сравнению с Иудиным подтверждается показаниями Пятикнижия. Именно, во второй год по выходе из Египта в племени Симеоновом считалось 59 300 человек от 20 лет, и оно по численности занимало третье место, после колен Иудина и Данова; но перед вступлением в обетованную землю в нем было только 22 200 человек, так что оно оказалось малочисленное всех колен (Чис 1:22; 26:14). Поэтому симеониты были всегда в тесном союзе с коленом Иудиным, и удел их составлял как бы часть удела Иудина (Нав 19:1,9). Последнее обстоятельство является причиной того, что численность симеонитян сравнивается с численностью именно Иудина колена.


4:28-33 Перечень большей части принадлежащих симеонитянам городов совпадает с перечислением их у Нав 19:2-8 как в отношении имен, так и со стороны разделения на две группы: города ст. 28-31 соответствуют городам Нав гл. 19 ст. 2-6; города ст. 32 — городам Нав гл. 19 ст. 7. Но при этом общем сходстве замечается и некоторое различие. И прежде всего, среди городов первой группы у нас нет Шевы после Беэр-Шевы (Вирсавии — Нав гл. 19 ст. 2). Но ввиду замечания 6 ст. 19 гл. кн. Иисуса Навина, что всех городов было 13, тогда как на самом деле, если считать и Шеву, их выходит 14, можно думать, что имя Шева означает не отличный от Беэр-Шевы город, но вошло в текст кн. Иисуса Навина по ошибке, через повторение последней составной части слова Беэр-Шева. Далее, вторая меньшая группа состоит из четырех городов (Нав гл. 19 ст. 7), но не из пяти, как в кн. Паралипоменон (ст. 32) — опущено имя Фокен, но не по ошибке, так как в том и другом месте определенно названо число городов. Наконец вместо «Билга» (ст. 29) в кн. Иисуса Навина стоит «Вала» (Нав гл. 19 ст. 3), вместо «Фолад» — «Елтолад», вместо «Бетоэл» — «Бетол». Какое из этих чтений правильнее, сказать трудно.


4:31 Замечание «вот города их до царствования Давидова» поставлено в конце 31, но не 33 ст., может быть, потому, что происшедшие со времени Давида изменения в местах поселения симеонитян простирались только на вышеперечисленные города, тогда как отмеченные в 32 и 33 ст. селения и после Давида оставались неотъемлемою собственностью Симеонова колена.


4:32 Имена Аин и Риммон употребляются и в данном месте и в Нав 19:7 (ср. 15:32) в качестве имен двух различных городов. Между тем в Неем 11:29 Ен-Риммон — название одного города. Имея это в виду, Моверс и Бертольд полагают, что и в кн. Паралипоменон эти имена обозначают один город. Но соединение Аин и Риммон в Ен-Риммон кн. Неемии объясняется или близостью данных мест или же слиянием их в позднейшее время в одно селение. Риммон лежит на четыре часа пути севернее Вирсавии, Аин — имя прилегающего к Риммону колодца. Етам — город южной Иудеи, в области Симеонова колена (Суд 15:8,11).


4:33 Из параллельного данному стиху места — Нав 19:8 видно, что имя Ваал представляет сокращение названия — Валааф-Беф, и что простирающаяся до данного пункта группа селений носила название южной Рамы, с которою, несомненно, тожествен южный Рамоф 1 Цар 30:27. Кейль полагает эту местность недалеко от Хеврона, а новейшие географы на юго-западном берегу Мертвого моря, при ведущей в Хеврон караванной дороге.


Вот места жительства их и родословия их — хотя колену Симеонову дан был удел в области колена Иудова, но оно имело собственные города и отдельное от Иуды счисление своих поколений.


4:34-38 Данные стихи едва ли представляют новую генеалогию поколений колена Симеонова; между ними и ст. 24-27 нет никакой связи. Естественнее думать, что перечисленные в них лица («князья племен своих» — ст. 38) были предводителями симеонитян в их ниже отмеченном походе (ст. 39-41). За это ручается ст. 41. Своим выражением: и пришли сии, по именам записанные — он отсылает к словам ст. 38: сии поименованные были князьями племен своих. Поименованные стояли во главе похода, а ими являются лица ст. 34-37. Ближайшей причиной походов, закончившихся поселением симеонитов в завоеванных местностях (ст. 41,43), является, как можно думать, их размножение и недостаток свободных мест в местах первоначального поселения: дом отцов их разделился на многие отрасли (38 ст.).


4:39-40 Местность, до которой доходили симеониты, называется в еврейском тексте «Гедор», у LXX — «Герара». Под первым известен город горной Иудеи (Нав 15:58), но разуметь его в настоящем случае нельзя: этому препятствует замечание ст. 40, что симеониты заняли равнину, местность со всех сторон открытую, каковою не может быть горная Иудея. Характеру завоеванной им области более соответствует греческое чтение «до Герары». Герар — это столица филистимлян (Быт 26:6,17), живших в низменности, равнине. Предположение о вторжении симеонитян в пределы филистимлян как нельзя более гармонирует с указанием ст. 41, что данный поход имел место при Езекии. Как известно, последний нанес филистимлянам страшное поражение (4 Цар 18:8); и потому нет ничего невероятного, что симеониты и воспользовались их ослаблением для своих завоевательных целей.


4:42 Определить время второго похода нет возможности. Если судить по тому, что рассказ о нем помещен после повествования о походе из времени Езекии, то можно думать, что он падал на более поздний период.


4:43 Симеониты побили «уцелевший в Сеире остаток амаликитян», т. е. тех амаликитян, которые так или иначе спаслись от поражения, нанесенного им Саулом и Давидом (1 Цар 14:48; 15:7; 2 Цар 8:12).


До сего дня — не до дня жизни автора кн. Паралипоменон, а до дня жизни составителя тех источников, из которых первый черпает свои сведения.


5:1 Замечание данного стиха, что Рувим потерял право первородства за осквернение постели отца своего, находится в Быт 49:4, но нигде не говорится о передаче первенства Иосифу, хотя это и предполагается Быт 48:5-6, где обоим его сыновьям дается по уделу, так что Иосиф в лице двух своих сыновей получил, как обладавший правом первородства, двойной удел (Втор 21:17).


5:2 Сыновья Иосифа не писались первородными потому, что они не обладали данными для такого права первенства, как право власти. Оно основывается на силе, а сильнейшим и по численности и по влиянию был Иуда (Быт 49:8; Суд 1:1), из его же колена происходили и представители власти — цари (1 Цар 13:14; 25:30).


5:3 Сыновья Рувима в том же порядке исчисляются в Быт 46:9; Исх 6:14; Чис 26:5-7.


5:4-6 Потомки Иоиля — единственная линия, сохранившаяся в известную эпоху в нескольких поколениях. Семь перечисленных здесь имен встречаются и в других местах Ветхого Завета, но в качестве имен потомков Рувима — нигде. Равным образом неизвестно, от кого происходил Иоиль.


5:4 Стоящее после имени «Шемай» еврейские слово «beno» (сын его) LXX поняли в качестве собственного имени «Βαναία» и потому вставили между Шемаем и Гогом нового потомка Рувима.


5:6  Беера, отведенный в плен Феглаффелласаром [Тиглатпаласаром] (см. ниже ст. 26), был князем не всего колена, но лишь того рода, из которого происходил.


5:7-8 Хотя поименованные в данных стихах лица называются братьями Бееры, но на самом деле они — его старшие родственники. Это видно из замечания о Беле. Он происходил от Иоиля в третьем поколении, тогда как Беера — в седьмом. Но почему старшая линия исчислена после младшей, сказать невозможно. Ароер — современный Араер при потоке Арноне (Втор 3:12), Нево — гора в хребте Аварим против Иерихона (Чис 32:38; 33:47); Ваал-Меон — местность, упоминаемая Моисеем вместе с Нево (Чис 32:38). В кн. Иисуса Навина (Нав 13:15-20) протяжение удела колена Рувимова в северном направлении представляется более обширным, так как к северу от Ваал-Меона рувимлянам принадлежал еще целый ряд городов. Восточная граница удела колена соприкасалась с пустыней, отделяющей Галаад от Ефрата.


5:10 По ст. 20 агаряне были врагами всех восточно-иорданских колен. Сходство имени заставляет считать их потомками Агари, наложницы Авраама. Это подтверждается тем, что в ст. 19 они упоминаются наряду с несомненными потомками ее сына Измаила (см. примеч. к 20 ст.). В сирском и арабском переводах вместо «Агаряне» стоит «арабы, жители Сакки», у LXX — «пришельцы». То и другое чтение тожественны. Слово Сакка — еврейскому сука, шалаш. В шатрах жили кочевники арабы, почему они и могли быть пришельцами к границам владений рувимлян. Если следовать контексту, то победителями агарян должно считать не всех рувимлян, а только поколение Белы. Но этому препятствует то обстоятельство, что о Беле в ст. 8 и 9 говорится в числе единственном, тогда как в 10 ст. употребляется множественное.


5:11-17 Родословие Гада. Совместная жизнь колена Гадова с Рувимовым на восточно-иорданской стороне, общие войны с агарянами (ст. 10,19-20) и одинаковая судьба (ст. 26) являются причиной того, что родословие Гада излагается вслед за генеалогией Рувима.


5:11 Колено Гадово жило в середине Галаада, составлявшего южную часть владений Ога Васанского (Втор 3:12-13), севернее Рувима. Салха лежит в расстоянии 6-7 часов пути от Боцры и 30 часов пути на восток от Иордана. Об уделе колена Гада см. Нав 13:24-28.


5:12 Остается совершенно непонятным, почему не перечисляются ближайшие потомки Гада (Быт 46:16), и в каком отношении к ним стоят лица данного стиха. Несомненно лишь, что как они, так и нижеупоминаемые жили или в начале VIII в. до Р. Х. при Иеровоаме II или на полстолетия позднее — при Иоафаме Иудейском (ст. 17).


5:16 Согласно с Втор 3:12 колено Гадово жило не во всем Галааде, а только в одной половине его; другая была отдана полуколену Манассиину (Втор 3:13). Что же касается Васана, то, по Нав 13:30, весь он был отдан потомкам Манассии, ввиду чего показание данного стиха находится в противоречии с этим свидетельством. Для устранения его ссылаются обыкновенно на то, что заселение гадитами части Васана падает на более позднее время. Как пастухи, они могли занять такие места, которые оказались лишними для манасситов. «Сарон», конечно, не Саронская долина, лежащая при Средиземном море между Кесарией и Иоппией, так как нигде нет указания не только на постоянное поселение здесь потомков Гада, но даже и на временное пребывание в качестве кочевников, а одноименная с нею местность на восточно-иорданской стороне. Некоторые отожествляют его с Сирионом (Втор 3:9).


5:17 К какому периоду царствования Иеровоама и Иоафама относятся перечисления гадитов, история не указывает. Первое приурочивают ко времени после победы над сирийцами (4 Цар 14:25), второе — ко времени после поражения аммонитян (2 Пар 27:5).


5:18 Замечание о воинственности потомков Рувима, Манассии и Гада подтверждается 1 Пар 12:8,21, а число способных к войне (44 760) совпадает с числом, показанным в Нав 4:12-13 (около 40 000), и гораздо меньше отмечаемого кн. Чисел: 46 500 — рувимлян, 45 650 — гадитян и 32 200 — манасситян (Чис 1:21,25,35; Ср. Чис 26:7,18,34). Но это разногласие может быть примирено тем соображением, что при Моисее исчислялись безусловно все способные к войне, как того требовало завоевание Ханаана, а в кн. Иисуса Навина и 1 кн. Паралипоменон только наиболее храбрые и воинственные.


5:19 Иетур и Нафиш — две народности, происшедшие от Измаила (1 Пар 1:31; Быт 25:15). Судя по 10 ст. война с этими племенами падает на время царствования Саула. В истории его правления сданном событии не говорится потому, что он не принимал в нем участия. Но, судя по тому, что Саулом были поражены соседние с Галаадом моавитяне и аммонитяне (1 Цар 14:47), можно думать, что на это же время падают и победы двух с половиною колен над кочующими арабскими племенами.


5:21-22 Громадное количество добычи напоминает победу над мадианитянами (Чис 31:11,32) и объясняется множеством убитых. В занятых местностях два с половиною колена жили «до переселения», т. е. до переселения им Феглаффелласаром (ст. 26).


5:23 По свидетельству Нав 13:30, полуколено Манассиино получило в удел весь Васан; в данном стихе указывается северная граница его владений. Они простирались до Ваал-Ермона, или, по Нав 13:5, Ваал-Гада, находившегося при горе Ермон, Сенира, каковое имя, по Иез 27:8, обозначает одну часть Ермона, а по Втор 3:9 является аморрейским названием всего Ермона. Обширность занимаемой полуколеном Манассии местности (см. Нав 13:30-31) соответствует его многочисленности: их было много. И действительно, при втором исчислении во времена Моисея в колене Манассиином было 52 700 человек, способных к войне.


5:24 Имена потомков Манассии нигде более не встречаются.


5:25-26 Сообщение об отведении заиорданских колен в плен Феглаффелласаром является воспроизведением сказания 4 Цар 15:29 о завоевании этими царями Галаада, закончившихся переселением его жителей в Ассирию. Как видно из той же 4 Цар 15-16, данное событие падает на время правления Ахаза Иудейского и Факея Израильского: для защиты от нашествия последнего в союзе с Рецином на Иудею и был приглашен первый Феглаффелласар (4 Цар 16:7). Кроме него, наш стих упоминает, согласно с 4 Цар 15:19, еще о Фуле, царе ассирийском, современнике Менаима. С точки зрения кн. Царств и 1 Паралипоменон — это два различные царя. Но в ассирийском каноне эпанимов, представляющем список ассирийских царей данного периода, Фула не значится, а ассириологи признают не подлежащим сомнению тот факт, что под этими именами кроется одно и то же лицо. О местах поселения пленников см. примеч. к 4 Цар 17:6.


5:27-29 Происхождение Аарона от Левия. Имена сыновей Левия, Каафа, Амрама и Аарона исчисляются в Быт 46:11; Исх 6:18,20,23; Чис 3:2-4.


5:30-41 Потомки и преемники Елеазара, сына Ааронова, по первосвященству. Рассматривая линию Елеазара, как единственно законную, автор перечисляет происходящих из нее первосвященников и совершенно не касается линии Ифамара, хотя и знает о ее существовании (1 Пар 24:3 и далее). Уже в силу этого одного приводимый им список ветхозаветных первосвященников отличается неполнотою. Она еще более усиливается пропуском некоторых первосвященников из линии Елеазара: Иоддая — современника Иоаса (4 Цар 11), Урии — современника Ахаза (4 Цар 16:10), Азарии — современника Езекии и некоторых других. Вообще, из 28 первосвященников допленного периода (Иосиф Флавий. Иудейские древности V, 15) автором отмечаются лишь 23. По мнению Кейля, все эти пропуски находились, вероятно, в самих источниках кн. Паралипоменон.


5:35 Так как Ахимаас — сын Садока (8 ст.), современника Давида (1 Пар 24:3), то время его жизни должно падать на царствование Соломона. При нем же мог проходить свое служение и внук Садока Азария, что подтверждается 3 Цар 4:2.


5:36  Замечание об Азарии нельзя понимать в том же смысле, что он был первым первосвященником в храме Соломона, так как при построении его первосвященником был Ахимаас. Азария данного стиха не Азария, современник Соломона, а современник Озии прокаженного, известный тем, что противостал царю, когда тот, присваивая себе право священническое, «хотел воскурить фимиам на алтаре кадильном» (2 Пар 26:16-20).


5:37  Амария — современник Иосафата (2 Пар 19:11).


5:41 Отведение Иоседека, отца первосвященника послепленного периода Иисуса (1 Езд 3:2; Агг 1:1), имело место перед разрушением Иерусалима, так как при падении города первосвященником был отец его Сераия (4 Цар 25:14,18,21).


6:2-4 Два сына Гирсона и Мерари и четыре Каафа с теми же именами исчисляются в Чис 3:17-20.


6:5-6 Поколения Гирсона от сына его Ливни; поколение это другого сына — Шимея приведено ниже при перечислении предков Асафа (ст. 39-43). В той и другой линии наблюдается тожество имен (Иахав, Зимма, Зерах), что не говорит, однако, о тожестве лиц. Последний из потомков Гирсона — Иеафрай — нигде более не упоминается.


6:7-13 Линия Каафа, доведенная до Самуила. Ниже (ст. 33-38) этот же род приводится в восходящей линии с целью указать происхождение от Самуила певца времени Давида Емана. Однако тот и другой список представляет свои особенности, состоящие то в пропуске некоторых членов, то в различных формах одного и того же имени.


6:7 В параллельном данному стиху месте — 18 ст. настоящей главы и Исх 6:18 среди сыновей Каафа не значится Аминадава. И так как в каждом из этих мест, а равно и в 38 ст., посредствующим членом между Каафом и Кореем является Ицгар, то большинство экзегетов рассматривают имя Аминадав как прозвище (другое имя) Ицгара.


6:8 По данному и 22 ст. Евиасаф — правнук Корея, но если сравнить их со ст. 37, то будет ясным, что он — сын Корея и брат Асира, как про это прямо говорится в Исх 6:24, где Ассир, Елкона и Евиасаф названы сыновьями Корея. Что касается происхождения от Евиасафа Ассира и Тахафа, то оно подтверждается тем же 37 ст.


6:9 Имена Уриил, Узия и Саул заменяются в 36 ст. другими: Цефания, Азария и Иоиль. Ввиду существования известного обычая давать одному лицу два имени, предполагают, что это двойные имена.


6:10 Среди предков Емана Амасай также называется сыном Елканы (ст. 35-36). Ввиду этого Елкану 36 ст. должно считать за одно лицо с Елканой 25-го ст., а этого последнего сообразно с указанием ст. 36 следует признать за сына Иоиля, или то же, что Саула по чтению ст. 24.


6:11-12  Цофай признается за одно лицо с Цуфом, сыном Елканы ст. 35; Нахаф — с Тоахом ст. 34 и Елиаф с Элиилом того же стиха. В 1 Цар 1:1 данные имена произносятся тоже с некоторыми особенностями: Цуф, Тоху, Елигуй. Иерохам как в 1 Цар 1:1, так и в ст. 34 представляется дедом пророка Самуила.


6:13 В еврейском тексте имя первого сына Самуила пропущено: именно, после слова «габбекор» (первенец) стоит выражение «вашни» («второй»). LXX и блаж. Иероним принимают это последнее за собственное имя. Также поступают и другие переводчики, кроме сирского, арабского и славянского, которые вносят имя «Иоиль», как несомненно здесь опущенное. (Ср. 1 Цар 8:2; 1 Пар 6:33).


6:14-15 Потомки Мерари — шесть поколений — в линии Махли нигде более не упоминаются. Бертольд пытается отожествить их с предками Эфана (ст. 45-47), но эти последние принадлежат к поколению Мушия, сына Мерари, но не Махли.


6:16-34 Предки начальников левитских хоров времени Давида — Емана, Асафа и Ефана. В поколении Емана до Левия автор насчитывает 23 члена, Асафа — 15 и Ефана 14 членов. Это неравенство числа членов, несмотря на то, что все три генеалогии обнимают одно и то же время, ясно показывает, что писатель кн. Паралипоменон передал столько имен, сколько было в находившейся у него под руками древней таблице. Если первый род Емана, насчитывающий до Иакова (ст. 38) 23 поколения, можно считать достаточно полным, то в двух других, очевидно, недостает многих членов.


6:16 Ср. 1 Пар 15:17; 2 Цар 6:2,17.


6:17 Левитские хоры располагались на дворе скинии собрания, где совершалось богослужение, состоящее из жертвоприношения и чтения псалмов, сообразно указанному Давидом порядку. Именно в середине становился со своим хором Еман, по правую руку Асаф (39 ст.) и по левую Ефан (44 ст.). Замечание: доколе Соломон не построил дома Господня в Иерусалиме — дает понять, что под скинией, на дворе которой отправляли свое служение левиты, имеется в виду скиния Давидова на Сионе (2 Цар 6:17 и далее; 1 Пар 21:22), но не Моисеева в Гаваоне (1 Пар 21:29).


6:18 Имена сыновей Емана, Асафа и Ефана перечислены ниже в 25:2-4. В данном же и дальнейших стихах поименованы предки этих лиц и прежде всего Емана, которому, как руководителю пением, усвояется название «певец», отличающее его от Асафа и Ефана. С точки зрения хронологии, вполне допустимо, что Еман, современник Давида, — внук Самуила.


6:19-23 См. примеч. к ст. 22-28.


6:24 Так как Еман — потомок Каафа (ст. 33), а Асаф — Гирсона, то, очевидно, термин «брат» употребляется не в собственном смысле, а в значении «родственник».


6:29 Ефан носил еще имя Идифун (1 Пар 16:4; 25:1).


6:33 Обязанность пения лежала на поколениях Емана, Асафа и Ефана, остальные же левиты исполняли при скинии то, что было указано им Моисеем (Чис 3:8,25-26,31,36-37).


6:34 После указания на обязанности певцов (ст. 32) и прочих левитов автор отмечает функции священнического и первосвященнического служения: жертвоприношение, совершение обрядов для очищения (Лев 16) и разных очистительных действий над евреями.


6:35-38 Перечисление первосвященников, глав священнического рода Аарона, вполне естественно после указания на обязанности священников. Равным образом и выше замечание о служении певцов сопровождается исчислением. В настоящем случае ряд первосвященников поколения Асафа, Емана и Ефана доводится только до Соломона, но не до плена вавилонского, как выше (ст. 4-14), вероятно, потому, что и для всего отрывка со ст. 34 автор пользовался таким источником, в котором выдающиеся фамилии Левия доводятся только до времени Давида — Соломона.


6:39-66 Список городов, доставшихся потомкам Каафа, Гирсона и Мерари при разделении земли обетованной. Исчисление городов с большею обстоятельностью встречается в 21 гл. кн. Иисуса Навина. Совпадения же в том и другом списке заставляют думать, что оба писателя пользовались одним источником, но последний с меньшею точностью.


6:40 Ст. 55 почти буквально совпадает с Нав 21:11-12. Только Хеврону усвоено там древнее название Кираф-Арба, и географическое положение его определяется выражением: «на горе Иудовой».


Предместья — места для выгона скота.


6:41 Ср. Нав 14:6-14; 15:13.


6:42 После «Иаттир» у Нав 21:13 стоит замечание: «и предместья его».


6:43 Вместо «Хилен» в Нав 21:15 — «Холон».


6:44-45 После Амана у Нав 21:16 упоминается Иутта и перед Гевою — Гаваон (ст. 17). Эти два города в кн. Паралипоменон почему-то пропущены, а несомненность пропуска подтверждают последние слова 60 ст.: «всех городов тринадцать». Поименно перечислено только 11. Наконец, вместо Аллемеф стоит у Иисуса Навина Алмон. Которое чтение правильнее, сказать трудно.


6:46-48 В соответствии Нав 21:5-7 здесь указывается общее число городов, доставшихся остальным потомкам левитам Каафа, Гирсона и Мерари; поименное же перечисление их начинается с 67 ст.


6:46 Перед словами «из удела половины колена Манассиина» должно стоять согласно с Нав 21:5 выражение: «от колена Данова».


6:49-50 Содержащееся в данных стихах замечание в Нав 21:8-9 стоит перед поименным перечислением доставшихся священникам, потомкам Каафа, городов. В настоящем же месте оно нарушает последовательность повествования: после указания общего числа городов естественно следовать поименному их перечислению.


6:51 В Нав 21:20 определенно говорится, что нижепоименованные города были даны левитам потомкам Каафа. Вместо этого кн. Паралипоменон употребляет неопределенное выражение: некоторым же племенам сыновей Каафовых.


6:53 Имя Иокмеам («собранный в кучу народом») заменяется в Нав 21:22 именем совершенно неизвестного города Кибцаим (две кучи). Чтение кн. Паралипоменон подтверждается LXX, у которых стоит ’Ιεκμαόν.


6:54 По указанию Нав 21:23, как два поименованных города, так и два пропущенных — Елтеке и Гаваон принадлежали к уделу колена Данова. В настоящем случае автором опускается целый стих из кн. Иисуса Навина: «и от колена Данова: Елтеке и предместья его, Гаваон и предместья его». Опущение соответствует пропуску в ст. 61.


6:55 По указанию Нав 21:25, от половины колена Манассиина потомкам Каафа достались Фаанах и Гаф-Риммон. Так как имя «Анер» нашего стиха нигде более не встречается, а Фаанах упоминается в Суд 1:27; 5:19; 3 Цар 4:12, то чтение кн. Иисуса Навина нужно признать более правильным. Что касается второго, то в кн. Иисуса Навина должна быть ошибка. Город этого имени лежал в уделе колена Данова и только что был назван (Нав 21:24). Но и название Билеам кн. Паралипоменон должно быть заменено согласно с Нав 17:11 и Суд 1:27 именем Ивлеам.


6:56 И в кн. Второзакония (Втор 1:4), и И. Навина (Нав 13:12) Аштароф называется столицей Ога Васанского. С именем Аштероф-Кармаим этот город упоминается еще в кн. Бытия (14:5). Название Нав 21:27 Беештра вызвано неправильным чтением группы еврейских букв: תרתשעכ, с опущением первой буквы, можно прочитать и Аштарот и Беештра, смотря по тому, какие подставить гласные.


6:57 Вместо Кедес у Нав 21:28, а равно 19:20 — Кишион.


6:58 У Иисуса Навина в Нав 19:21 и 21:29 это имя пишется Ен-Ганим, «садовый источник». [Рамоф — у И. Навина Иармуф.] «Анем» кн. Паралипоменон («два источника») — нигде более не встречается.


6:60 В параллельном месте у Нав 21:31 стоит Хелкаф, но при исчислении городов колена Ассирова (Нав 19:34) так же, как и здесь, Хукок.


6:61 У Иисуса Навина Хаммон показан при исчислении городов колена Ассирова (Нав 19:28), при исчислении же городов Неффалимова — Хаммон = Дор (Нав 21:32). В Нав 21:32 вместо Кириафаим стоит Картан. Значение обоих имен одинаково — «два города», и разность только в форме. Картан — древнее, вышедшее из употребления, двойственное число, Кириафаим — позднейшее.


6:62 По сравнению с Нав 21:34 в данном стихе пропущены два города: Иокнеам и Карфа, а два другие носят иные названия, Риммон — Димна, Фавор — Нагалал. Чтение Димна едва ли правильное, так как и по указанию самой кн. Иисуса Навина, в области колена Завулонова лежал город Диммон (Нав 19:13), а не Димна. Имя Нагалал, только в иной несколько форме (Наглол), упоминается в кн. Судей (Суд 1:30), как имя города, отданного потомкам Завулона. Чтение кн. Паралипоменон — Фавор возникло, как думают, от того, что автор указывает вместо города местность, где он лежал.


6:63-66 Ср. Нав 21:36-37.


7:1 Те же самые имена сыновей Иссахара встречаются и в Чис 26:23; но в Быт 46:13 третий сын называется Иов.


7:2-5 Имена шести сыновей Фолы, пяти его потомков от сына Уззии; количество способных к войне в поколении Фолы (22 600), Уззии (36 000) и во всем колене Иссахаровом нигде более не упоминаются. Но исчисление могло быть составлено на основании произведенной при Давиде народной переписи (2 Цар 24; 1 Пар 21) и в общем является правдоподобным. И действительно, если при Моисее во время первого исчисления в колене Иссахаровом значится 54 400 (Чис 1:29) и во время второго — 64 300 (Чис 26:25), то нет ничего странного, что в период от Моисея до Давида число иссахарян возросло с 64 300 до 87 000, т. е. только на 23 000 человек.


7:6 Исчисление только трех сыновей Вениамина находится в прямом противоречии с Быт 46:21, где значится десять сыновей, Чис 26:38 — пять сыновей — с 1 Пар 8:1 — тоже пять, но только с другими именами. Самое простое объяснение этих разностей состоит в предположении, что писатели данных трех лиц говорят о разных лицах: Моисей — о ближайших потомках Вениамина, а автор Паралипоменон о дальнейших, бывших представителями своих родов во время народной переписи при Давиде. Но, кроме подобного способа примирения генеалогий, существуют и другие. Именно, полагают, что Иедиаил данного стиха есть или искаженное Ашбел трех остальных списков или же синонимическое с ним имя. При допущении подобного предположения рассматриваемый стих перечисляет трех известных из кн. Бытия сыновей Вениамина: Белу, Бехера и Ашбела. Бехер опущен в кн. Чисел и 1 Пар 8:1 (в последней главе он упомянут в 8-9 ст.) потому, что при Моисее не имел еще значительного потомства, оно появилось в век Давида — Соломона. Нааман и Ард не значатся в трех генеалогиях, кроме Бытия, на том основании, что, по указанию Чис 36:40, они были его внуками, — детьми от его сына Белы. Гера и Рош (Быт 46) опущены в других генеалогиях ввиду их бездетности. Ехи (Быт), Ахирам (Чис) и Ахрай (1 Пар 8) различные по произношению имена одного и того же лица. Муппим (Быт) — Шефуфам (Чис) и Хуппим (Быт) — Хуфам (Чис).


7:7 Имена сыновей Белы не совпадают с перечисленными в Чис 26:40 и 1 Пар 8:3 ввиду того, может быть, обстоятельства, что в данном стихе отмечены не сыновья Белы, а его дальнейшие потомки.


7:8 Два последних имени употребляются обыкновенно в качестве имен левитских городов: Алемеф — 1 Пар 6:45; Анафокс — Иер 1:1.


7:11 Общее количество вениамитян, способных носить оружие, исчисляется, вероятно, ко времени Давида в 59 434 человека (22 034 из потомков Белы — ст. 7; 20 200 — Бехера — ст. 9 и 17 200 — Иедиаила, т. е. на 13 834 человека более, чем при Моисее (45 600 — Чис 26:41). Столь незначительное увеличение численности вениамитян (ср. примеч. к 2-5 ст.) в течение 4-х веков в достаточной мере объясняется их междоусобной войной с другими коленами в период Судей, в результате которой их осталось только 600 человек (Суд 20:47).


7:12 Имена Шупим и Хупим тожественны с именами двух сыновей Вениамина (Быт 46:21), но так как отцом лиц данного стиха является Ир, по всей вероятности, сын Белы (ст. 7), то они оказываются внуками Вениамина. Кто такой Ахер и к какому поколению принадлежит он и его сын Хушим, текст не говорит. Но некоторые соображения заставляют считать его тем единственным сыном Дана — Хушимом (в Чис 26:42 он называется, благодаря перестановке букв, Шухам), о котором упоминает Быт 46:23. Именно, и в кн. Бытия (Быт 46:23), и в кн. Чисел (Чис 26:42) поколение Дана исчисляется непосредственно после поколения Вениамина, точнее, как и в 7-й гл. 1 кн. Паралипоменон, между Вениамином и Неффалимом. Стоящее в конце ее 13 ст. замечание: дети Валлы — указывает, согласно с Быт 46:25, на обоих ее сыновей — Дана и Неффалима, а потому и здесь, как в кн. Бытия, должен быть упомянут первый. Замалчивание Дана, — сокрытие его под именем Ахер («другой») естественно для автора ввиду двукратного отсутствия его имени в 6-й гл. (61 и 69 ст.).


7:13 Из колена Неффалимова обозначаются только его сыновья. Данное явление объясняется, как думают, тем, что автор не мог найти родословных списков этого колена и дал столько имен, сколько имел (Быт 46:24; Чис 26:48).


7:14-19 Генеалогия полуколена Манассиина, жившего на западно-иорданской стороне; о полуколене, обитавшем на восточной стороне, шла речь в 5 гл. 23-26 ст. Из отмеченных в Чис 26:30,34 и Нав 17:2 шести поколений Манассии, автор упоминает только о двух — Асриила и Шемиды.


7:14 По указанию Чис 26:29-31, Асриил не сын Манассии, а его правнук, — сын его внука Галаада. В качестве дальнейшего потомка Манассии, но не сына, он выставляется и в данном стихе через замечание, что его мать арамеянка родила Манассии Махира.


7:15 Ст. 15 еврейском тексте настолько темен и непонятен, что порча его, по общему мнению экзегетов, не подлежит никакому сомнению. Буквальный перевод еврейского чтения имеем у блаж. Иеронима и в славянской Библии: «Махир же поят жену Офирови и Сафинови, и имя сестре его Мооха». Мооха (Мааха), называемая в настоящем случае сестрою Махира, по ст. 16 оказывается его женою, из чего заключают, что местоимение «его» ошибочно поставлено в единственном числе вместо множественного «их», т. е. Офира и Сафина (Хупима и Шупима). Далее, частицу «ле», стоящую перед последними именами, понимают при глаголе «взял» не в смысле частицы дательного падежа, а винительного, и в зависимости от этого читают: «Махир взял жену у Хупима и Шупима (двух вениамитян — ст. 12); имя сестры их Мааха. А имя другой — Салпаад». После слова «другой» пропущено, очевидно, какое-то существительное имя. Михаэлис данное место читает так: «а имя второго сына Манассии Салпаад» (ср. Чис 26:33; Нав 17:3).


7:16 Имена сыновей Маахи нигде более не встречаются.


7:18 Имя сестры Махира «Молехеф» и первого ее сына в других местах Ветхого Завета не встречаются, но имя второго «Авиезер» тожественно с упоминаемым в Нав 17:3 именем главы того поколения Манассии, из которого происходил Гедеон (Суд 6:11,15). Отожествлению мешает лишь то обстоятельство, что в данном месте кн. Иисуса Навина «Авиезер» — сын самого Манассии, но не его сестры, как здесь.


7:19 Шемида — сын Манассии (Нав 17:2), точнее, Галаада (Чис 26:30,32). Имена его сыновей, кроме Шехема, сына Галаада (Чис 26:31), нигде более не встречаются.


7:20-29 Поколение Ефрема от сына его Шутелаха, представителя главного, по Чис 26:35-36, рода ефремлян, проводится через шесть генераций, кончая Шутелахом (21 ст.), к которому присоединяются еще его братья Езер и Елиад.


7:21-23 Замечание ст. 22, что убитых в Гефе оплакивал отец их Ефрем, дает понять, что набег ефремлян на Геф имел место во время жизни евреев в Египте (см. примеч. к Исх 1:9-10), но не ранее, так как по Быт 46:20 сам Ефрем родился в Египте. С другой стороны, ввиду того, что по 23 ст. Ефрем — имя личности, но не собирательное имя всего колена, нельзя относить это событие и к более позднему времени, как делает, напр., Бертольд, разумеющий под Ефремом все колено, а не личность.


7:24  Шеера — дочь или внучка Ефрема, но не случайно упомянутого в 23 ст. Берия. Верхний и нижний Бефорон лежат на южной границе колена Ефремова, на дороге из Иерусалима в Яффу.


7:25-27 Предки Иисуса Навина. Судя по Чис 26:35 и далее, Рефая и Решефа едва ли можно считать сыновьями Ефрема.


7:25 В Чис 26:35 имя Фахан усвояется сыну Ефрема, но Фахан настоящего стиха, очевидно, — его дальнейший потомок.


7:26 Как имя ефремлянина Лаедан встречается только здесь. В 1 Пар 23:7 и 26:21 оно является именем одного из левитов. Сын Аммиуда Елишама был во времена Моисея вождем колена Ефремова (Чис 7:48; 10:22), а его внуком, сыном Нуна, или, по чтению Пятикнижия, Нуна является известный Иисус Навин.


7:28-29 Указание занятой ефремлянами и полуколеном Манассии местности, подобно тому, как такого же точно рода указание встречается после изложения генеалогии колен Симеонова (4:28), Левиина (6:54 и далее).


7:28  Вефиль, лежавший на границе колена Вениаминова и Ефремова (Нав 16:2; 18:15), первоначально достался первому (Нав 18:22). Нааран, может быть, тождественное местечко с находящейся на север от Иерихона Неарою (Иосиф Флавий. Иудейские древности XVII, 13, §1). Гезер лежал, по Иисусу Навину (Нав 16:3), между Вефороном и морем, — на юго-западной границе, тогда как названный ниже Сихем — на северо-западной.


7:29 По Нав 17:11, перечисленные в данном стихе города лежали в уделе Иссахара и Ассира, но принадлежали колену Манассиину.


7:30-31 Одинаковое с настоящим перечисление сыновей и внуков Ассира находится в Быт 46:17 и Чис 26:44. В последнем месте не упомянут лишь Ишви; равным образом только в кн. Паралипоменон встречается имя Бирзаиф.


7:32-34 Потомство Хевера, состоящее из трех поколений.


7:35-38 Потомство Гелема, отожествляемого некоторыми экзегетами с Хофамом, сыном Хевера (ст. 32); имена членов того и другого поколения, т. е. Хевера и Гелема встречаются только здесь.


7:40 Отмеченное количество потомков Ассира более чем наполовину меньше количества их по Чис 26:47 (53 400). Но это разногласие не составляет противоречия, так как оба исчисления принадлежат различным временам, и в настоящем случае указывается, как можно думать, только количество родов Хевера, а в кн. Чисел число всех потомков Ассира времени Моисея.


8:1-2 См. примеч. к 7:6. Имена Ноха и Рафа нигде более не встречаются.


8:3-5 Адар — то же самое имя, что Ард (Быт 46:21 и Чис 26:40). Перестановка букв сделана, вероятно, в 1 Пар для облегчения произношения. В последнем месте, как и в данном стихе, он называется сыном Белы, но не Вениамина в противоположность Быт 46:41. То же самое замечается и относительно Наамана. Имя Гера, встречающееся в 3 и 5 ст., в еврейском тексте пишется одинаково, LXX различают два имени — Γηρὰ (ст. 3) и Γερὰ (5 ст.). В кн. Бытия оно упоминается только один раз, как имя сына Вениамина (Быт 46:21), а в Чис совсем не встречается. Шефуфам и Хурам не причислены в Чис, а равно и здесь, в противоположность кн. Бытия, к сыновьям Вениамина (Быт 46:21). Авиуд, Авишуа, Ахоах в качестве потомков Вениамина нигде более не упоминаются.


8:6 Некоторые имя Ехуд отожествляют с именем израильского судии «Аод» (точнее по-евр. Егуд). Но так Ехуд и Егуд — имена различные в своих корнях, то, по мнению других, о тожестве не может быть и речи. Если место Манахаф не имеет отношения к Манахату 2:54, то положение его совершенно неизвестно, как неизвестны и упоминаемые ниже лица и события.


8:8-12 Личность Шегараима, его детей и связь их с вышеперечисленными потомками Вениамина остаются совершенно неизвестными. О построенных Шемером городах упоминается о первом в 1 Езд 2:33; Неем 6:2; 7:37; 11:35; о втором — Лидде, или Диосполисе, лежавшем на севере от Кармила, на дороге из Иерусалима в Яффу, — в 1 Езд 2:33; Неем 7:37; 11:35, 1 Макк 11:34; Деян 9:32. Судя по положению этих городов, далеко за пределами Вениаминова колена, на границах древнего удела Данова, можно полагать, что здесь говорится о позднейших временах, когда поколенное различие потеряло свою силу для получения права на владение тем или другим участком земли.


8:13-28 Родственная связь Берии и Шемы, а равно и всех нижеперечисленных с предшествующими лицами неизвестна. По древнему разделению земли израильской Аиоан — город колена Данова, уступленный левитам (Нав 10:12; 19:42; 21:24). Но как видно из данного стиха, население его в позднейшее время принадлежало к потомству Вениаминову.


8:29 Отцом жителей Гаваона, города, лежавшего к северо-западу от Иерусалима, верстах в семи от него, по 1 Пар 9:35, является Иеил. Имя его более нигде не встречается; равным образом не указано и происхождение от Вениамина.


8:30-31 По сравнению с 9:36 в настоящем месте пропущен шестой сын Иеила — Нер: упоминание о нем необходимо ввиду того, что с 33 ст. излагается его поколение. Вместо имени Зехер в 9:37 стоит Захария.


8:32 Вместо имени Шимей в 9:38 стоит Шимеам.


8:33 Так как в 1 Цар 9:1; 14:51 отцом Киса и дедом Саула является Авиель, то Нер данного стиха, очевидно, более отдаленный их предков. Вместо четырех сыновей Саула 1 Цар 14:49 называет только трех: Ионафана, Ишви и Мелхисуя. Но Ишви, как видно из 1 Цар 31:2 и 1 Пар 10:2, — только другое имя Авинадава. Во 2 Цар 2:8 упоминается еще новый сын Саула — Ишбошет (Иевосфей), которого считают за одно лицо с Ешбаалом. Замена слова «ваал» выражением «бошет» («стыд», «срам» — одно из названий идолов — Иер 3:24; 11:3; Ос 9:10 — явление не единичное; Иероваал Суд 6:32 — Иерубешет 2 Цар 11:21.


8:34 В 2 Цар 4:4 сын Ионафана называется Мефибошет (Мемфивосфей), а не Мериббаал. Но эти имена имеют одинаковое значение: Мериббаал = «противящийся идолу», а Мефибошет = «истребляющий идола».


8:35 Имена сыновей Михи (2 Цар 9:12) — те же, что и в 1 Пар 9:41-42. Только Фарес (Фаарея) в последнем месте называется Тахреа; разница в замене одной гортанной буквы (алев) другою (хет), имеющей более сильное придыхание.


8:36 Имя Алемеф употребляется в 6:60 в качестве имени города из удела колена Вениаминова; Азмафев — как имя лица (11:33; 12:3).


8:38 Как в данном стихе, так и в 9:43 следующей главы после имени Азрикам стоит выражение «бохру». Блаж. Иероним и позднейшие переводчики с еврейского текста признают это слово за собственное имя, потому что без него будет только пять сыновей Ацела, тогда как должно быть шесть. LXX же читали это слово как нарицательное — первенец его, а для пополнения счета прибавили имя Аса, которого однако нет в Синайском списке, изданном Тишендорфом. В слав. тексте в данном месте вставлено имя Азария, а в 9:44 — Аса.


8:40 Ср. Суд 20:16; Быт 49:27.


9:1-3 Ст. 1-3 составляют заключение к родословиям 1-8 гл. и в то же время образуют переход генеалогических списков двенадцати колен к исчислению жителей Иерусалима, — столицы того теократического государства, история которого излагается далее. Поименному перечислению их автор предпосылает общее замечание о составе населения городов израильских (священники, левиты, нефинеи), а затем и собственно Иерусалима. Жителям первых он усвояет название «гарииноним» (2 ст.), что значит «прежние», «ранние», т. е. жители допленного периода, но не времен после плена, как утверждают Берто, Дайлер и др. Сообразно же с этим и население Иерусалима, как, поставленное в параллель населению городов израильских нельзя считать послепленным. Равным образом и общий состав его не соответствует тому, который отмечается в кн. Неемии. В ней среди жителей Иерусалима не значится сынов Ефремовых и Манассииных (11:4).


9:4-9 Поименное перечисление потомков Иуды и Вениамина. Из сыновей Фареса и из шилонитов (4-6 ст.) ни одно имя не сходно с именами 4-6 ст. 11 гл. Неемии. Из имен сыновей Вениамина в обеих книгах одинаково имя Саллу, но предки их совершенно различны.


9:10-13 Имена иерусалимских священников. Согласно 1 Пар 24:7,17, имена ст. 10 — имена не лиц, но целых священнических родов, они же встречаются и в 11:10 кн. Неемии. Вместо Азарии, сына Хелкии (ст. 11-17), в Неем 11:11 называет Сераию, сына Хелкию. Предки их одни и те же; но Сераия мог быть послепленным потомком этих лиц. Поколения Адаии и Маасая излагаются в обеих книгах с особенностями в количестве и именах своих предков. Наконец, в кн. Паралипоменон отсутствует родословие Завдииля (Неем 11:14). Число 1 760 (ст. 13) — число не глав священнических родов, но всех священников, принадлежащих к шести священническим поколениям.


9:14-16 Потомок Мерари Шемаия с тем же именем упоминается и в Неем 11:15. Первые же три имени ст. 15 у Неемии отсутствуют. Из имен ст. 16 только одно — Овадия может быть отожествлено с Авдою Неем 11:17; Берехия у Неемии не упоминается; но и в кн. Паралипоменон нет имен Неем 11:16: Шавфай и Иозавад. Так как Берехия жил в Иерусалиме (ст. 4), то замечание: «живший в селениях Нетофафских» (Нетофа вблизи Вифлеема — Неем 7:26), относится не к нему, а к его предку Елкане.


9:17 Как видно из ст. 24-26, названные в настоящем стихе четыре лица, из которых кн. Неемии знает только двух — Аккува и Талмона (11:19), были не простыми стражами ворот, а начальниками над привратниками.


Приведенное сравнение имен кн. Паралипоменон и Неемии ясно показывает, что различие между двумя списками настолько велико, что никак нельзя допустить, что в них исчисляются одни и те же лица и одного и того же времени. Если же в обоих списках некоторые имена действительно сходны, то подобное совпадение весьма просто объясняется тем, что после плена пришли в Иерусалим те самые роды, которые, или предки которых, жили там ранее, а главным образом свойственным евреям обычаем повторять в родственных линиях одни и те же имена, в силу чего детей называли именами предков (см., напр., генеалогию Аарона — 6:4-15).


9:18-34 Должности и служение левитов при храме.


9:18 Лица ст. 17 были стражами при том главном входе внутрь двора, который предназначался лишь для царя (4 Цар 16:18; Иез 46:1,2).


9:19 Сообразно с указанием ст. 22 о поставлении привратников у порога Давидом можно думать, что Шаллум, главный из начальников над привратниками (ст. 17), несущий службу у порогов скинии, — современник Давида. Именно его отожествляют с Мешелемией 1 Пар 26:1 на том, между прочим, основании, что оба имени сходны по значению: Шаллум — «воздаяние», Мешелемия — «Иегова воздаст».


9:21 Тождество Захарии, сына Мешелемии, с Захариею 1 Пар 26:2 не подлежит никакому сомнению; следовательно, и он, подобно Шаллуму, — современник Давида. Но чем отличалось его служение от служения других привратников, почему упоминается именно он, этого не разъясняют ни данный стих, ни 1 Пар 26:2.


9:22 Общее число привратников — 212 не соответствует ни числу времени Давида (93 — см. 26:8-11), ни Зоровавеля (139 — 1 Езд 2:42), ни Неемии (172 — Неем 11:19). По всей вероятности, это число предпленного периода.


9:24 Ср. 1 Пар 26:14 и далее.


9:28 Ср. 1 Пар 28:13; Дан 1:2; 5:2.


9:29 Ср. Лев 2:1; Исх 30:23; 25:6.


9:30 Ср. Исх 30:23.


9:32 Ср. Чис 24:6.


9:35-44 Родословие Саула, воспроизводящее родословие 8:29-40 (см. примеч. к 8:29-40), помещается в настоящем месте в качестве перехода к гл. 10, касающейся одного из моментов царствования Саула, — его неудачной войны с филистимлянами и смерти.


Общее понятие о Библии, о Ветхом Завете и об исторических книгах см. «Понятие о Библии» и «Исторические книги».

Название книг. Следующие в греческой Библии за кн. Царств две книги Паралипоменон составляют в древнем (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 8; Ориген у Евсевия. Церковная история VI, 25) и современном еврейском тексте одну, известную под именем «дибрей гайомим» и отнесенную не к историческим книгам, но к так называемым «кетубим» — «агиографам» — «писаниям». Еврейское наименование, перед которым, согласно указанию 3 Цар 14:19.29; 1 Пар 15:7.23, должно стоять слово «сефер» (книга), буквально значит: «книга ежедневных событий», соответствует нашему «летопись», т. е. указывает на форму изложения материала, а включение книги в состав раздела «кетубим» объясняется, как думают, ее увещательным характером. Надписание «дибрей гайомим» вполне точно передается в латинском переводе блаж. Иеронима термином «Libri Chronicorum», но в греческом тексте заменяется совершенно иным «Παραλειπομένων βασιλέων Ιου̃δα». Возникновение греческого наименования объясняют тем, что ко времени перевода LXX данная книга не имела в еврейской Библии определенного названия, и потому LXX, видя в ней восполнение, добавление к книгам Царств (Synopsis scripturae sanctae, In Athanasii op. II, p. 83; блаж. Иероним — послание к Павлину; Исидор Севильский, — Origin. lib. VI, с. 1), усвоили ей данное имя. С новым названием кн. Паралипоменон получила у LXX и новое деление: одна книга еврейского текста разделена у них на две, по всей вероятности, в подражание делению книг Царств. Как в них для истории царствования Давида отведена 2-ая кн., и с 3-ей начинается история правления Соломона, так точно и в кн. Паралипоменон повествования о делах этих двух царей помещаются в различных книгах: в конце первой о делах Давида, с начала второй — о делах Соломона.

Время написания книг и автор. Как видно из упоминания об указе Кира, разрешившем возвращение евреям на родину (2 Пар 36:22.23), а также персидских названий монет (1 Пар 29:7) и мер (2 Пар 3:3), кн. Паралипоменон написаны в период персидского владычества. По указанию же других данных происхождение кн. Паралипоменон с несомненностью может быть отнесено ко времени не позже священника Ездры. Первое место среди них занимает соображение, заимствованное из истории канона. По единогласному мнению самих Священных Писаний (2 Макк 2:13), иудейских ученых, напр. Иосифа Флавия, отцов и учителей церкви, — Иринея Лионского, Климента Александрийского, Тертуллиана, Иоанна Златоуста, ветхозаветный канон получил свой современный вид при Ездре и Неемии. «К книгам, написанным до Артаксеркса (Артаксеркса — современника Ездры и Неемии, Езд 7-8; Неем 2:5.14), — говорит Иосиф Флавий, — теперь ничего нельзя ни прибавить, ни отнять от них». Сообразно с этим и кн. Паралипоменон как включенная в канон появилась не позже данного времени. В пользу указанного мнения о времени происхождения кн. Паралипоменон говорит далее тожество их заключения с началом 1-й кн. Ездры (2 Пар 36:22-23Езд 1:1-3). Рассматривая эти два места, ученые приходят к тому заключению, что автор кн. Ездры скомпилировал начало своего сочинения из кн. Паралипоменон, но не наоборот: следовательно, последние были при нем на лицо. Именно в кн. Паралипоменон данные статьи находятся в прямой и неразрывной связи с предшествующими 18-21, образуют второй член фразы, что и ручается за их первоначальность; между тем как в кн. Ездры они стоят отрывочно.

Мнения о происхождении кн. Паралипоменон при Ездре держалась вся иудейская и христианская древность. И только со времени Спинозы возникают попытки отнести их к более поздним векам. И прежде всего сам Спиноза высказал предположение, что они написаны после Ездры, даже после очищения храма Иудой Маккавеем (10-я гл. Tractatus theologico-politici). Равным образом и ученые позднейшего времени — Бертольд, Блэк, Грамберг и др. не сомневаются отнести их к эпохе владычества Лагидов и Селевкидов. На этот именно период указывает, по их мнению, замечаемая будто бы в кн. Паралипоменон фанатическая ненависть к царству Израильскому, возникшая только после построения «израильтянами» храма на горе Гаризим. Но в чем сказывается эта ненависть, отрицательная критика не указывает, да и не может указать, так как на самом деле ее нет. «Что писатель Паралипоменон, — говорит один немецкий исследователь, — не имел ненависти к царству Израильскому, это видно из того, что он опустил в своем произведении историю этого царства; своей цели представить его в неблагоприятном свете он достиг бы гораздо скорее, если бы просто рассказал о деяниях его царей». Другим доказательством происхождения кн. Паралипоменон в период македонского владычества является в глазах отрицательной критики генеалогия Зоровавеля (1 Пар 3:19-24). По мнению Бертольда, де Ветте, Шрадера, Цоклера и др., она распадается на шесть генераций и доводится до времен Александра Македонского. Не касаясь в настоящем случае подробностей родословия Зоровавеля, заметим лишь, что данное место кн. Паралипоменон как древними, так новыми экзегетами (Карпзовий, Клерик, Эйхгорн, Кейль) признается позднейшею Ездры глоссою, которая первоначально была поставлена кем-то на полях кн. Паралипоменон, а потом внесена и в самый текст. К такому заключению приводит то обстоятельство, что в то время как все остальные генеалогии кн. Паралипоменон доводятся самое большое до плена вавилонского, эта последняя (Зоровавеля) не меньше как на двести лет дальше конца плена. В подтверждение своего мнения упомянутые ученые ссылаются далее на 1 Пар 21, заявляя, что высказанный в ней взгляд на сатану, как на самостоятельного, независимо от Бога действующего на людей злого духа, заимствован евреями после Ездры из мидо-персидской теологии. Но, как видно из содержания 1 Пар 21, она не дает права говорить о каких бы то ни было отношениях сатаны к Богу; а если сравнить ее с 2 Цар 24, повествующей о том же самом событии, то окажется, что злой дух действовал на Давида по допущению Божьему. Подобное же представление о нем, по свидетельству Пс 108, было известно евреям Давидовского времени. Не отличается также убедительностью заявление отрицательной критики, что назначенный при Иосафате по случаю нашествия на Иудею врагов общественный пост, следствием которого было дарование Господом победы без сражения (2 Пар 20), ведет свое начало со времени Антиоха Епифана (164 г.). Книги Св. Писания допленного периода упоминают о постах, установленных для выражения печали по случаю какого-либо несчастного обстоятельства, но ничего не говорят о постах с подобною целью и подобными последствиями. Указываемое отрицательною критикою различие между постом времени Иоасафата и постом допленного времени составляет ее собственное измышление. На самом деле они сходны и по характеру и по последствиям. При Иосафате во время поста евреи «умоляли Господа» (2 Пар 20:4), «взывали и нему из тесноты своей» (2 Пар 20:9), т. е. находились в состоянии печали, выражением которой и служил, как и в предшествовавшие времена, пост. Пост при Иоасафате сопровождался поражением врагов; таковы же были его следствия и в период Судей (Суд 20:26-end; 1 Цар 7:6-end). Не может, наконец, служить указанием на позднейшее после Ездры происхождение кн. Паралипоменон встречающееся в них упоминание о персидской монете дарик (1 Пар 29:7), получившей свое происхождение и название от Дария Гистаспа. 50-60 лет, протекших между первым годом Дария Гистаспа и 7 годом Артаксеркса Лонгимана, современника Ездры, вполне достаточно для распространения дариков в Иудее, персидской провинции. По ним, вошедшим в употребление ко времени жизни автора кн. Паралипоменон, и ведется в ней счет (см. еще о дариках в объяснении).

Если время происхождения кн. Паралипоменон может быть установлено сравнительно точно, то вопрос об авторе их не подлежит определенному решению. Талмуд, большинство раввинов, учители церкви, напр. блаж. Феодорит и многие западные экзегеты — Эйхгорн, Ланге, Геферник, Михаэлис, Кейль и др., считают писателем кн. Паралипоменон Ездру. В доказательство этого они ссылаются главным образом на тожество их заключения с началом кн. Ездры, а также на замечаемое в этих двух книгах сходство как в отдельных словах и названиях различных предметов, так и в целых повествованиях. Именно, в той и другой книге встречаются генеалогические таблицы (1 Пар 1-9; Езд 7), описание устройства богослужебного чина и всего к нему относящегося (1 Пар 23 и т. д.; Езд 7-10), тожественные персидские названия чаши (1 Пар 28:17; Езд 1:10), драхмы (1 Пар 29:7; Езд 2:69) и т. п. Но так как эти данные не содержат прямых указаний на авторство Ездры, а других лиц, которым можно было бы усвоить составление кн. Паралипоменон, Библия не знает, то некоторые исследователи и оставляют вопрос об их авторе открытым.

Содержание кн. Паралипоменон и их отношение к другим ветхозаветным книгам, по преимуществу к кн. Царств. Со стороны содержания кн. Паралипоменон разделяются на две, отличные одна от другой по характеру, части. Первая — генеалогическая обнимает девять начальных глав 1-ой книги и заключает в себе родословные от Адама таблицы древних народов, а затем евреев, особенно колен Иудова, Вениаминова и Левиина с некоторыми историческими и географическими замечаниями. Во второй части, обнимающей остальные главы первой книги и всю вторую, излагается после рассказа о смерти Саула (1 Пар 10) история царствования Давида (1 Пар 11-29), Соломона (2 Пар 1-9) и преемников его до возвращения иудеев из плена по указу Кира (2 Пар 10-36). В первой части кн. Паралипоменон совпадает по преимуществу с кн. Бытия и И. Навина, из которых заимствованы некоторые отделы (см. ниже в объяснениях), во второй — до 43 раз с книгами Царств. Но при всем сходстве с последними, сходстве иногда буквальном, кн. Паралипоменон представляют по сравнении и значительные особенности. Главнейшие из них состоят в пропусках и прибавлениях. Именно в кн. Паралипоменон обходятся царствование Саула, за исключением только рассказа о его смерти, и все известия из правления Давида, касающиеся Саула и его потомков, как-то: скорбь Давида о смерти Саула и Ионафана, казнь убийцы Саула, воцарение Иевосфея, сына Саулова, и происшедшая из-за этого междоусобная война, окончившаяся смертью Иевосфея (2 Цар 1-4), милости Давида Мемфивосфею (2 Цар 9) и выдача гаваонитянам семи потомков Саула для умилостивления Господа по случаю голода. Далее в кн. Паралипоменон опущены известия, касающиеся семейной жизни Давида и Соломона и вообще частных отношений обоих царей: рассказы об упреках Мелхолы (2 Цар 6:20-3), о прегрешении Давида с Вирсавией (2 Цар 11:2-12.25), о кровосмешении Аммона и о вызванных им событиях до возмущения Авессалома и его смерти (2 Цар 13-20), о старческой слабости Давида, заговоре Адонии, помазании Соломона и о предсмертном тайном завещании Давида Соломону (3 Цар 1-3), о браке Соломона на дочери фараона (3 Цар 3:1), о мудром суде Соломона (3 Цар 3:16-28), о придворных чиновниках и расходах по содержанию дворца (3 Цар 4:1-6.14) и о постройке этого последнего (3 Цар 7:1-12), о грехопадении Соломона с его последствиями (3 Цар 11). Из рассказов кн. Царств о государственных делах Давида пропущено известие о войне с филистимлянами (2 Цар 21:15-17), а из событий после соломоновского времени замолчена вся история десятиколенного царства, и о его царях рассказано настолько, насколько они соприкасались с царством Иудейским. Взамен этих пропусков в кн. Паралипоменон встречается немало прибавлений, восполняющих пробелы в истории иудейского народа. Одни из них касаются войн и других предметов частного характера, другие богослужения. К первым принадлежат список мужей, пришедших к Давиду в Секелаг, когда он укрывался от Саула (1 Пар 12:1-22); список воинов, провозгласивших Давида в Хевроне царем (1 Пар 12:23-40); известие о сооружении Соломоном медного моря, медных столбов и сосудов для храма из той меди, которую Давид взял от Адраазара (1 Пар 18:8), о поражении Авессою идумеев в долине Мелох (1 Пар 18:12), о найме аммонитянами для войны с евреями сирийцев за 1 000 талантов (1 Пар 19:6); список войск Давида, их предводителей, начальников колен и придворных должностных лиц (1 Пар 27:5-34); рассказ о коннице и богатствах Соломона (2 Пар 1:14-17), о его походе против Емов-Сувы (2 Пар 8:3), о построении Ровоамом укрепленных городов, о левитах и о благочестивых людях, перешедших при Иеровоаме из десятиколенного царства в Иудею, о женах и детях Ровоама (2 Пар 11:5-23), о войне Авии с Иеровоамом и о поражении последнего (2 Пар 13:3-20), о вторжении в Иудею Сусакима египетского (2 Пар 12:9-15), о деятельности Асы по укреплению своего царства и победы его над эфиоплянином Зараем (2 Пар 14:3-14), об обличении Асы пророком Хананиею (2 Пар 16:7-10) и погребении его останков (2 Пар 16:13-14), о благочестии Иосафата, его войне с аммонитянами, моавитянами и другими дикими народами, устроении им своих сыновей и убиении их его преемником Иорамом (2 Пар 17:2-18; 2 Пар 20:1-30; 2 Пар 21:2-4), о грозном письме пророка Илии к Иораму (2 Пар 21:11-20), о нашествии филистимлян, болезни Иорама и его смерти (Ibid.); о войне Озии с филистимлянами, аравитянами, постройке им городов (2 Пар 26:6-18), о войне Иофама с аммонитянами и его постройках (2 Пар 27:4-6), о несчастной битве Ахаза с Факеем Израильским и о тяжелых при нем временах для царства Иудейского (2 Пар 28:5-25), о богатствах Езекии (2 Пар 32:27-30), о пленении Манассии, его покаянии и освобождении от плена (2 Пар 33:11-17). К известиям богослужебного характера принадлежат: список левитов, которые несли ковчег завета (1 Пар 15:2-28); хвалебная песнь Давида при перенесении ковчега на Сион, список левитов, назначенных на служение при скинии (1 Пар 16:4-43); распоряжения Давида относительно построения храма (1 Пар 22); разделение левитов для служения при храме (1 Пар 23-26); последние распоряжения Давида в присутствии старейшин (1 Пар 28:1-29:22); описание светильников, столов и дворов при храме (2 Пар 4:6-9); пение и игра левитов при освящении храма (2 Пар 5:12-14); описание медного амвона, на котором молился Соломон (2 Пар 6:12-13); поглощение жертв и всесожжении упавшим с неба огнем (2 Пар 7:1-3); жертвоприношение Соломона и чреды священников и левитов при их служении в храме (2 Пар 8:13-16); восстановление законного культа при Асе вследствие речи пророка Азарии (2 Пар 15:1-15), — при Иосафате (2 Пар 19); идолопоклонство после смерти Иоддая, обличительная речь пророка Захарии и ее последствия (2 Пар 24:15-22); уничтожение идолопоклонства при Езекии (2 Пар 29-31) и при Иосии (2 Пар 34:3-7; 2 Пар 35:2-19). Все указанные случаи уклонений кн. Паралипоменон дают полное право считать их, по крайней мере в области дополнений и пропусков, независимыми от кн. Царств. Но самостоятельность в этом отношении заставляет предполагать, что и параллельные отделы кн. Паралипоменон не извлечены из кн. Царств, как думают де Ветте и Шрадер. За это ручается между прочим различие в плане и распределении однородного материала в данных книгах. (Ср. 1 Пар 10 и 1 Цар 31; 2 Пар 2 и 3 Цар 5:1-18). Не представляя компиляции кн. Царств, кн. Паралипоменон составлены на основании общих с ними источников, откуда и их взаимное сходство. Что же касается различия, то оно объясняется тем, что автор Паралипоменон пользовался неизвестными писателю кн. Царств источниками, которые цитируются им в конце царствования каждого царя (записи Самуила-прозорливца, пророков Нафана и Гада; записи Нафана, пророчество Ахии Силомлянина и видения прозорливца Иедо; книга царей иудейских и израильских).

Цель написания книги. Как видно из представленного очерка отношения кн. Паралипоменон к кн. Царств, они излагают не историю народа еврейского, но историю одного двухколенного царства и притом в самых блестящих ее моментах, ознаменованных расцветом теократии. Именно, автор с особенною любовью останавливается на царствовании благочестивых царей — Давида, Соломона, Асы, Иосафата, Иоаса, Езекии и Иосии, отмечает предпринимаемые ими меры к поднятию истинного богопочитания; равным образом и из дел других царей описывает по преимуществу те, которые имели отношение к религии. Показателем такого или иного состояния последней служил культ. Отсюда у автора пространные описания богослужебного чина, должностей левитов и их служения. В полном соответствии с этим находится у автора замалчивание темных периодов теократии — времен упадка истинной религии, каковыми являются последние годы правления Соломона и все время царствования последних послепленных царей. Излагая историю теократии за время от Давида до плена вавилонского и отмечая параллельно ее состоянию состояние государства, — успехи при соблюдении религии и неудачи при ее нарушении (2 Пар 12:12; 2 Пар 13:18; 2 Пар 14:2-5; 2 Пар 17:3-5; 2 Пар 21:12-15 и т. п.), автор хотел показать своим современникам, как Бог награждает за верность Себе и наказывает за измену, и тем внушить им чувства страха и верности закону Иеговы.

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

2:7 а) В Ис Нав 7 назван Аханом.


2:7 б) Или: взял заклятое; букв.: нарушил заклятие; см. примеч. к Ис Нав 6:16.


2:18 Так по друг. чтению. Букв.: Халев, сын Хецрона, со своей женой Азувой и с Ериот произвел на свет сыновей…


2:20 Ср. Исх 31:2.


2:24 LXX: и после смерти Хецрона Халев был с Эфратой (и Авия была женой Хецрона), и она родила ему Ашхура, отца Текоа.


2:34 Это утверждение противоречит стиху 31, где говорится, что сыном Шешана был Ахлай. Это противоречие объясняется тем, что Ахлай умер еще при жизни отца, не оставив потомства.


2:42 Перевод по друг. чтению: сын его вместо букв.: и сыновья Мареши, отца Хеврона.


2:52 Или: Хароэ, половина манахтиян.


2:53 Т.е. жители городов Цора и Эштаоль.


2:54 Т.е. жители города Нетофата, который находился близ Вифлеема.


2:55 Перевод по друг. чтению; масоретский текст: писцов.


3:5 В LXX и одна евр. рукопись: от Вирсавии, ср. 2 Цар 12:24, 25.


3:10 Далее перечисляются потомки Соломона, цари Иудеи.


3:17 Перевод по друг. чтению; масоретский текст: сыновья Иехонии: Ассир, Шеалтиэль…


4:7 Это имя восстановлено по таргуму.


4:9 В евр. имя «Яавец» созвучно слову «мука, боль» (о#цев).


4:13 Так в LXX и Вульгате.


4:14 Евр. Ге-Харашим означает «долина ремесленников».


4:17 а) Букв.: дочери фараона, но, по-видимому, так обозначается просто национальная принадлежность первой жены Мереда.


4:17 б) Эти слова перенесены сюда из конца следующего, 18-го стиха.


4:19 Перевод по друг. чтению. Евр. неясен.


4:21 Ср. Ис 11:9.


4:22 Или: записи об этом.


4:41 Друг. чтение: меинеев - возможно, одно из племен на границе с Эдомом.


4:42 Сеир - другое название Эдома.


5:1 а) См. Быт 35:22; 49:4.


5:1 б) Право первенца, первородство, давало как материальные, так и духовные преимущества (Исх 13:2; Втор 21:17).


5:2 Т.е. царь Давид и его царствующие потомки; ср. Быт 49:9, 10, где впервые дано это предсказание.


5:6 Имеется в виду Тиглатпаласар III, который правил в 745-727 г. до Р.Х. и, завоевав Северное царство Израиль, сделал его вассально зависимым.


5:6 Букв.: он.


5:16 Букв.: они.


5:20 Букв.: их.


5:36 Букв.: доме; то же далее в подобных случаях.


6:4 Или: вот семейства.


6:13 Так в друг. древн. переводах. Масоретский текст: первенец Вашни и Авия.


6:43 Друг. чтение: Хилен.


6:45 Так в LXX и Пешитте; ср. Ис Нав 21:17.


6:46 Слов, заключенных в квадратные скобки, нет в масоретском тексте, но их приводят друг. древн. переводы.


7:2 Или: могучие воины.


7:12 Букв.: сыновья.


7:13 Букв.: сыновья, здесь в знач. потомки, см. Быт 46:24, 25.


7:23 Имя «Бериа» в евр. созвучно слову «горе, беда» (бераа).


7:34 Или: сыновья Шемера: Ахи.


8:29 Ср. 9:35.


8:31 Ср. ту же родословную запись в 9:35-44.


9:5 Друг. чтение: Шелы - так согласуется с Числ 26:20.


9:11 Букв.: доме; то же в ст. 13, 23, 26, 27.


9:22 Или: определили для их (рода навеки) это служение; то же в ст. 31.


9:41 Ср. ту же родословную запись в 8:29-38.


«О Господи! Нет равного Тебе, и нет иного бога, кроме Тебя, как мы и слышали это своими ушами. Какой народ сравнится с народом Твоим, Израилем, - единственным племенем на земле, которое Бог пришел искупить и соделать Своим народом, чтобы прославить тем Свое имя?.. Ты избрал Израиль, соделав его народом Своим навеки, и Ты, Господи, стал Богом его» (17:20-22).

Идея богоизбранности изначально была движущим, созидающим фактором всей жизни израильского народа. С этой мыслью они строили свое государство, воевали с окружающими их окрестными племенами, укрепляли города, строили Храм как место истинного поклонения. Эта идея наполняла их религиозную жизнь, определяла отношение к иноплеменникам и друг к другу, давала силы восстанавливать разрушенную страну после Вавилонского плена.

Первая и Вторая книги Паралипоменон (некогда составлявшие одно целое) были написаны с целью поднять дух и вселить надежду древним израильтянам и представляют собой описание их духовного пути, параллельное книгам Царств (с многими заимствованиями из них), но значительно от них отличающееся. Само название книги Паралипоменон является словом греческим, которое можно перевести как «пропущенное», в том смысле, что в этих книгах дается дополнительная информация, не отраженная в других исторических книгах Ветхого Завета, написанных ранее. Однако такая характеристика содержания книг Паралипоменон не находит поддержки у современных библеистов, полагающих, что эти книги скорее являют переосмысление прошлого в свете нового времени, его нужд и обстоятельств. Иудейские раввины называли книги Паралипоменон «Диврей га-ямим», что означает «События (или: слова) тех дней», а содержательно - «летописи» или «хроники».

Книги Паралипоменон охватывают большой и сложный период времени, начиная от сотворения мира и заканчивая указом персидского царя Кира 538 г. до Р.Х., даровавшего израильскому народу свободу и возможность восстановить Иерусалимский Храм (2 Пар 36:23). Как справедливо писал блаженный Иероним, эти книги являются фактически «летописью всей священной истории».

Кто был автором Первой и Второй Книг Паралипоменон неизвестно, и потому безымянного автора в библеистике принято называть «летописцем». Тексты «Летописей» представляют многообразие жанровых форм и включают в себя повествования, речи, молитвы, списки и родословия. Генеалогии составляют основную часть «Летописей». Современному читателю не просто одолеть эти пространные родословия, но для летописца и его современников родословная Израиля, перепись народа имели исключительно важное значение после возвращения из Вавилонского плена. Генеалогии объясняют происхождение, родственные связи между коленами, родство с окружавшими израильтян народами, статус в обществе и местонахождение отдельных личностей, семей и родов. Летописец показывает своим впавшим в уныние современникам, что войны, плен и рассеяние бессильны нарушить живую связь поколений, разорвать их кровные узы, соединяющие их с Адамом и отцом их избранного народа Авраамом. Тот, Кто был верен Своим обетованиям Аврааму, ныне готов являть Свою милость и благость им (2 Пар 7:14). Именно в этой логике в главах 1-9 дан (заимствованный из Книги Бытия) список имен, большая часть из которых входят в родословия, охватывающие всю историю народа. Следующая часть «Летописей» (главы 10-29) посвящена царствованию Давида, первые десять глав Второй книги Паралипоменон повествуют о правлении Соломона и заключительная часть книги (2 Пар 11-36) рассказывает о потомках по этой линии, т.е. о царях Иудеи вплоть до ее падения, за которым последовало Вавилонское пленение.

Как было замечено выше, взгляд на историю в «Летописях» иной, чем в Книгах Царств. Исследователи подчеркивают, что летописец не видит своей задачей представить исчерпывающее описание событий прошлого, так как большая часть книг Ветхого Завета к тому времени уже была написана. Он указывает на истоки, устанавливает взаимосвязь с прошлым, но его взгляд обращен вперед, он смотрит в будущее и, подчеркивая положительное в прошлом, стремится вселить надежду и указать на главное в духовном наследии переживших плен (2 Пар 15:2; 2 Пар 30:6-9). Эту сознательную избирательность и стремление к широте охвата можно заметить в том, как летописец выстраивает генеалогии. Начиная первую страницу своей хроники не с Давида, не с Моисея или даже Авраама, но непосредственно с Адама, он также уделяет особое место спискам возвратившихся из плена (9:2-43). Перед нами толедот (букв.: происхождение), родословие всего человечества, а также свидетельство об искупительном Промысле Божьем и продолжении миссии народа Божьего. В «Летописях» нет описания истории Творения, грехопадения, изгнания из рая. Нет упоминания о Каине и Авеле, о Великом потопе, о Завете Бога с Ноем. Если в «Царствах» прошлое рассматривается в обстоятельствах Вавилонского изгнания и плена (586-538 гг. до Р.Х.), в период, когда существование Израиля, казалось, подошло к гибели, роковому концу (царское правление династии Давида было прервано, Храм разрушен, Обетованная земля захвачена), то Книги Паралипоменон представляют собой осмысление прошлой истории в свете новых реалий в период после Вавилонского плена. Летописец стремится показать читателю, что Бог верен Своему народу, несмотря на неверность израильтян и их уклонение в идолопоклонство. Он посылал к ним пророков, помнил о них, возвратил в страну Обетованную и ныне зовет их к покаянию и заботится о них (2 Пар 15:2; 2 Пар 30:6-9).

Эпоха правления великого царя Давида и его сына Соломона изображается как период особого расцвета израильской нации, создания и укрепления основ духовной и политической жизни народа: Храма, служения священников и левитов и династии царя Давида. Явно предполагается, что читающий (или слушающий) хорошо знаком уже с этой историей в подробностях. Поэтому здесь многое опущено: жизнь Давида при царе Сауле, его дружба с Ионафаном, битва с Голиафом, история его скитаний и прочее. Для летописца было важно подчеркнуть достижения Давида и Соломона, наследие той эпохи. Но по окончании Вавилонского плена вернувшимся израильтянам необходимо было напомнить не только об их наследии, величии рода Давидова, но и о Завете, Союзе с Богом, и прежде всего о значимости Храма в их духовной жизни. Отсюда забота автора о возрождении храмового служения и его пристальный интерес к Святилищу, ковчегу Завета, к левитам и певцам. Без единения с Богом и поклонения Ему не может быть подлинного благополучия (2 Пар 15:2). Служение Богу наполняет жизнь человека истинной радостью (2 Пар 7:1-3,10) и должно занимать центральное место в жизни народа.

Для автора, наделенного пророческим видением, Храм был символом единства нации, свидетельством, что Бог пребывает среди Своего народа, напоминанием о высоком его предназначении и о том, что придет время, когда снова поднимется «древо Давида», но на престоле воссядет Мессия. У автора «Паралипоменон» новый взгляд на историю народа Божия, и он стремится отразить это на страницах своей «Летописи»: Бог не покинул нас, Он участвует в судьбе Израиля, жизнь народа Божия начинается заново. Смысловым центром, вершиной является Завет, заключенный Богом с Давидом и его потомками. Завет пророческий, завет мессианский.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Читая списки имён потомков Иакова, мы можем не только наблюдать за переплетениями их судеб, но и вспоминать события, предельно кратко здесь упомянутые. Одно из значений... 

 

Завершён обзор заселения коленами Израилевыми всей страны, и теперь наше внимание обращено на тех, кто поселился в Иерусалиме. И даже из сухого перечня имён мы можем увидеть, что для составителей... 

 

После рассказа о сыновьях Давида, вставленного в силу его важности в середину повествования, продолжается прерванная... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).