Библия-Центр
РУ
Вся Библия
La Bible de Jerusalem (fr)
Поделиться

Amos, Chapitre 7

Voici ce que me fit voir le Seigneur Yahvé : C'était une éclosion de sauterelles, au temps où le regain commence à monter, de sauterelles adultes, après la coupe du roi.
Et comme elles achevaient de dévorer l'herbe du pays, je dis : " Seigneur Yahvé, pardonne, je t'en prie ! Comment Jacob tiendra-t-il ? Il est si petit ! "
Yahvé en eut du repentir : " Cela ne sera pas ", dit Yahvé.
Voici ce que me fit voir le Seigneur Yahvé : Le Seigneur Yahvé appelait le feu pour châtier : celui-ci dévora le grand Abîme, puis il dévora la campagne.
Je dis : " Seigneur Yahvé, cesse, je t'en prie ! Comment Jacob tiendra-t-il ? Il est si petit ! "
Yahvé en eut du repentir : " Cela non plus ne sera pas ", dit le Seigneur Yahvé.
Voici ce qu'il me fit voir : Le Seigneur se tenait près d'un mur, un fil à plomb dans la main.
Yahvé me dit : " Que vois-tu, Amos ? " Je dis : " Un fil à plomb. " Le Seigneur dit : " Voici que je vais mettre un fil à plomb au milieu de mon peuple, Israël, désormais je ne lui pardonnerai plus.
Les hauts lieux d'Isaac seront dévastés, les sanctuaires d'Israël détruits, et je me lèverai contre la maison de Jéroboam avec l'épée.
10 Alors Amasias, le prêtre de Béthel, envoya dire à Jéroboam, roi d'Israël : " Amos conspire contre toi, au sein de la maison d'Israël; le pays ne peut tolérer ses discours.
11 Car ainsi parle Amos : "Jéroboam périra par l'épée et Israël sera déporté loin de sa terre". "
12 Et Amasias dit à Amos : " Voyant, va-t-en; fuis au pays de Juda; mange ton pain là-bas, et là-bas prophétise.
13 Mais à Béthel, cesse désormais de prophétiser, car c'est un sanctuaire royal, un temple du royaume. "
14 Amos répondit et dit à Amasias : " Je ne suis pas prophète, je ne suis pas frère prophète; je suis bouvier et pinceur de sycomores.
15 Mais Yahvé m'a pris de derrière le troupeau et Yahvé m'a dit : "Va, prophétise à mon peuple Israël. "
16 Et maintenant, écoute la parole de Yahvé : Tu dis : "Tu ne prophétiseras pas contre Israël, tu ne vaticineras pas contre la maison d'Isaac. "
17 C'est pourquoi, ainsi parle Yahvé : "Ta femme se prostituera dans la ville, tes fils et tes filles tomberont sous l'épée, ta terre sera partagée au cordeau, et toi, tu mourras sur une terre impure, et Israël sera déporté loin de sa terre".

Amos, Chapitre 8

Voici ce que me fit voir le Seigneur Yahvé : C'était une corbeille de fruits mûrs.
Il dit : " Que vois-tu, Amos ? " Je dis : " Une corbeille de fruits mûrs. " Yahvé me dit : " Mon peuple Israël est mûr pour sa fin, désormais je ne lui pardonnerai plus.
Les chants du palais seront des hurlements en ce jour-là - oracle du Seigneur Yahvé - Nombreux seront les cadavres, on le jettera en tous lieux. Silence !
Écoutez ceci, vous qui écrasez le pauvre et voudriez faire disparaître les humbles du pays,
vous qui dites : " Quand donc sera passée la néoménie pour que nous vendions du grain, et le sabbat, que nous écoulions le froment ? Nous diminuerons la mesure, nous augmenterons le sicle, nous fausserons les balances pour tromper.
Nous achèterons les faibles à prix d'argent et le pauvre pour une paire de sandales; et nous vendrons les déchets du froment. "
Yahvé l'a juré par l'orgueil de Jacob : Jamais je n'oublierai aucune de leurs actions.
A cause de cela la terre ne tremble-t-elle pas ? Tous ceux qui l'habitent ne sont-ils pas en deuil ? Elle monte, comme le Nil, tout entière, elle gonfle et puis retombe, comme le Nil d'Égypte.
Il adviendra en ce jour-là - oracle du Seigneur Yahvé - que je ferai coucher le soleil en plein midi et que j'obscurcirai la terre en un jour de lumière.
10 Je changerai vos fêtes en deuil et tous vos chants en lamentations; je mettrai le sac sur tous les reins et la tonsure sur toutes les têtes. J'en ferai comme un deuil de fils unique, sa fin sera comme un jour d'amertume.
11 Voici venir des jours - oracle de Yahvé - où j'enverrai la faim dans le pays, non pas une faim de pain, non pas une soif d'eau, mais d'entendre la parole de Yahvé.
12 On ira titubant d'une mer à l'autre mer, du nord au levant, on errera pour chercher la parole de Yahvé et on ne la trouvera pas !
13 En ce jour-là s'étioleront de soif les belles jeunes filles et les jeunes gens.
14 Ceux qui jurent par le péché de Samarie, ceux qui disent : " Vive ton dieu, Dan ! " et : " Vive le chemin de Bersabée ! " ceux-là tomberont pour ne plus se relever.

Amos, Chapitre 9

Je vis le Seigneur debout près de l'autel, et il dit : " Frappe le chapiteau et que les seuils s'ébranlent; brise-les sur leur tête à tous, et ce qui restera d'eux, je les tuerai par l'épée; ils ne s'enfuira point parmi eux de fuyard, il ne se sauvera point parmi eux de rescapé.
S'ils forcent l'entrée du Shéol, de là ma main les prendra; et s'ils montent aux cieux, de là je les ferai descendre;
s'ils se cachent au sommet du Carmel, là j'irai les chercher et les prendre; s'ils se dérobent à mes yeux au fond de la mer, là je commanderai au Serpent de les mordre;
s'ils s'en vont captifs devant leurs ennemis, là je commanderai à l'épée de les tuer, je fixerai les yeux sur eux, pour leur malheur et non pour leur bonheur.
Et le Seigneur Yahvé Sabaot... Il touche la terre et elle se dissout, et tous ses habitants sont en deuil; elle monte comme le Nil, tout entière, et puis retombe comme le Nil d'Égypte.
Il bâtit dans le ciel ses chambres hautes, il a fondé sa voûte sur la terre; il appelle les eaux de la mer et les répand sur la face de la terre; Yahvé est son nom. Tous les pécheurs périront.
N'êtes-vous pas pour moi comme des Kushites, enfants d'Israël ? - oracle de Yahvé - N'ai-je pas fait monter Israël du pays d'Égypte, et les Philistins de Kaphtor et les Araméens de Qir ?
Voici, les yeux du Seigneur Yahvé sont sur le royaume pécheur. Je vais l'exterminer de la surface du sol, toutefois je n'exterminerai pas complètement la maison de Jacob - oracle de Yahvé.
Car voici que je vais commander et je secouerai la maison d'Israël parmi toutes les nations, comme on secoue avec le crible, et pas un grain ne tombe à terre.
10 Tous les pécheurs de mon peuple périront par l'épée, eux qui disent : " Le malheur n'avancera pas, il ne nous atteindra pas. "
11 En ces jours-là, je relèverai la hutte branlante de David, je réparerai ses brèches, je relèverai ses ruines, je la rebâtirai comme aux jours d'autrefois,
12 afin qu'ils possèdent le reste d'Édom et toutes les nations qui furent appelées de mon nom, oracle de Yahvé qui a fait cela.
13 Voici venir des jours - oracle de Yahvé - où se suivront de près laboureur et moissonneur, celui qui foule les raisins et celui qui répand la semence. Les montagnes suinteront de jus de raisin, toutes les collines deviendront liquides.
14 Je rétablirai mon peuple Israël; ils rebâtiront les villes dévastées et les habiteront, ils planteront des vignes et en boiront le vin, ils cultiveront des jardins et en mangeront les fruits.
15 Je les planterai sur leur terre et ils ne seront plus arrachés de dessus la terre que je leur ai donnée, dit Yahvé ton Dieu.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

7:1-9 Символические видения, означающие близкий суд. Скорбя об участи Израиля, пророк ходатайствует о нем: "Господи Боже, пощади!" Заступничество - один из основных аспектов пророческого служения (Быт 20:7; ср 2 Макк 15:14; Иер 15:1, Иер 15:11; Иер 18:20; Иез 9:8; Дан 9:15-19; о ходатайстве Моисея см Исх 32:11). Но когда народ упорствует в грехе, Бог не внимает ходатайству пророка (ср Иер 14:7-11).


7:13 Амасия приравнивает Амоса к профессиональным пророкам, которые живут за счет своих прорицаний (ср 1 Цар 9:7), а не к лжепророкам. В то же время, обвиняя Амоса в том, что он производит возмущение, и желая его удалить (ст Ам 7:10), он показывает, что опасается последствий его пророчеств: действенное слово Амоса может навлечь на Израиль несчастье, которое он возвещает.


7:14 Заявляя о том, что он не принадлежит к братству пророков, Амос намекает на их недостоинство (об упадке пророческого служения ВЗ свидетельствует неоднократно).


7:17 "В земле нечистой" - всякая чужая земля считалась нечистой, так как была осквернена идолопоклонством.


8:5 "Когда-то пройдет новолуние" - в новолуние (Лев 23:24), как и в субботу (Исх 20:8-10), нельзя было торговать.


8:9 День Господень (Ам 5:18) будут сопровождать космические явления: землетрясения Ам 8:8; Ис 2:10(евр); Иер 4:24, затмение солнца Ам 8:9; Иер 4:23; последующие пророки добавляют к этому описанию еще новые образы (Соф 1:15; Ис 13:10, Ис 13:13; Ис 34:4; Иез 32:7-8; Авв 3:6; Иоил 2:10-11, Иоил 2:30-31; Иоил 3:15-16; ср Мф 24:29; Откр 6:12-14).


8:11 Пророчество о духовной жажде. Из-за своих грехов люди будут не только страдать телесно, но и лишатся благодатной помощи.


9:1 "Ударь" - повеление Бога дано было, может быть, ангелу, а не пророку.


9:7 "Ефиопляне" (евр "кушит" - этим именем часто обозначали народ, живущий на краю света). Израиль напрасно считает себя "первенствующим народом" (ср Ам 6:1). Бог заботится обо всех народах (ср Ис 19:22-25). Даже такое событие как Исход, которое было явным знаком милости Божией, не ставит Израиль в исключительное положение. И другие народы имели свои "исходы".


9:8 Здесь ясно утверждается спасение "остатка" (ср Ис 4:3), возвещенное в Ам 5:15.


9:10 Амос предрекает, что во время космической катастрофы грешники погибнут, а праведники спасутся.



В пророческом движении Амос занимает особое место: он был первым, известным нам, пророком-писателем. Деятельность его совпадает со временем правления изр. царя Иеровоама (8 в.). Сведений о жизни Амоса сохранилось немного. Он не принадлежал к пророческим братствам («сынам пророческим»), а был простым пастухом в иудейском городке «Фекоя» (Текоя), расположенном вблизи иудейской пустыни. Неожиданно Амос услышал призыв Божий — идти в Северное израильское царство и возвестить близость Суда Божия. Когда он проповедовал в Вефиле у царского храма, незаконно воздвигнутого Иеровоамом I, местный священник Амасия изгнал его. После этого Амос уже не проповедовал публично, но стал записывать свои видения и пророчества. Стиль Амоса величественный и строгий, свидетельствующий о натуре суровой и цельной. Человек незнатного происхождения, Амос тем не менее обладал широким кругозором и хорошо знал священную письменность, историю и жизнь окружающих народов.

Книга пр. Амоса — первая в ВЗ, написанная целиком одним автором, имя которого дошло до нас. Она состоит из небольших пророческих речений, которые были сгруппированы без хронологической последовательности. Редактору принадлежит заглавие книги, а по мнению некоторых толкователей и эпилог (Ам 9:11-15). Книга распадается на три части: а) обличение народов (Ам 1-2); б) обличение Израиля (Ам 3-6); в) видения, биографический рассказ и эпилог (Ам 7-9).

Основные положения учения Амоса сводятся к следующим: а) он провозглашает строгий монотеизм и учит о Боге как Творце Вселенной — в этом он прямой продолжатель Моисеевой традиции; б) развивая учение Декалога, Амос рассматривает человечность и правду как главный вид служения Богу — обряды и жертвы не могут заменить добрых дел; в) пророк с большой страстностью обличает общественные язвы, видя в угнетении бедных оскорбление Бога; г) Амос рассматривает все народы как равные перед Богом, избранность же Израиля лишь увеличивает его ответственность; д) впервые появляется образ «Дня Ягве», т.е. близкого и страшного Суда Господня, и в то же время выражается надежда на спасение верных — «остатка Иосифова» (это выражение также впервые появляется в пророчествах — 515).

Амос оказал большое влияние на последующих пророков, особенно на Исайю и Михея. В НЗ слова его приводит первомученик Стефан в речи против законников (Деян 7:2-43 -. Ам 5:25-27).

Последняя книга евр канона пророков называется просто «Двенадцать», по-гречески Додекапрофетон, т.е. сборник книг двенадцати пророков, называемых «малыми» вследствие краткости, а не из-за меньшей ценности этих книг по сравнению с книгами «великих» пророков. Этот сборник существовал уже в эпоху мудрых Израиля (Si 49:12). В евр Библии, а по ее примеру в Вульг и в слав. Библии, эти книги расположены в той исторической последовательности, которую им приписывает предание, тогда как в греч Библии порядок несколько иной.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

7 С 7-й гл. начинается третья часть кн. Амоса, содержащая описание видений, которых удостоился пророк. В этих видениях раскрываются мысли, выраженные и в речах пророка Ряд видений прерывается в 7-й гл. историческим повествованием о противодействии проповеди пророка со стороны вефильского жреца Амасии и заключается в гл. 10-й мессианским обетованием о восстановлении скинии Давидовой.


7:1  Ст. 1-3 говорят о видении саранчи. Вот Он создал саранчу (govaj) в начале произрастания поздней травы (hallakesch) — слово lekesch (рус. «поздняя трава») есть ἅπαξ λεγόμενα; в халд. языке глаг. lakisch означает — быть поздним и прилагается к поздним дождям, к позднему осеннему времени, к посевам и уборке хлебов (Levy, Neuhebr. Lex. 415); поэтому русские переводчики придали и слову lekesch в Ам 7:1 значение поздняя трава или, как у Новака, отава (Nachurichs). Но, по-видимому, правильнее lekesch сопоставить с milkosch, весенний дождь, и понимать, как название ранней травы, вырастающей в начале весны, под воздействием весенних дождей. Желая яснее указать, что имеется в виду под lekesch, пророк далее прибавляет: и это была трава после царского покоса (achar gizzej hammeleeh). Царский покос — сбор травы в пользу царя, на содержание его коней (3 Цар 18:5). По-видимому, этот сбор производился не ежегодно, так как своим замечанием пророк желает указать на исключительное стечение обстоятельств, а не отметить то, что бывает ежегодно. Исключительное стечение обстоятельств, вероятно, состояло в том, что в предшествующий год трава поступила в пользу царя, а в новом году, после бывшего царского покоса, траву поела саранча. Народ, таким образом, два года подряд лишен был травы. Кроме того, саранча, появившаяся весною, в начале произрастания растительности угрожала погубить ее до конца. Поэтому и обращается пророк с молитвой к Господу.


Греч. и слав. текст отступают значительно от подлинника в начале ст. 1-го: и се приплод пружий идый утренний, и се гусеница, един Гог царь. LXX евр. jozer («образовал»), по-видимому, читали как jezer, и перевели ἐπιγονὴ, рождение, приплод; евр. bithchillath alothв начале произрастания») LXX читали иначе и перевели ἐρχομένη ἑωθινή; слова lekesch achar gizzej hammeleeh (и трава была после царского покоса) LXX читали jelek echad gog hammeleeh, βρου̃χος εἱ̃ς Γωγ ὁ βασιλεύς, слав.: гусеница един Гог царь.


7:2 При виде бедствия, угрожающего народу, пророк обращается с молитвой к Господу о помиловании: И было, когда она окончила (Vehajah im-killah) есть траву на земле, я сказал: непонятно, почему пророк обращается к Богу после того, как бедствие совершилось и саранча окончила есть траву на земле. Ввиду этого комментаторы предлагают поправку текста приведенного выражения, — именно, вместо vehajah im-killah читают, как в Быт 24:15. Vojehi terem killah, прежде чем она поела траву (Велльгаузен), или Vajehi hu mekalleh (Торрей). У LXX и в слав. выражение передано в смысле вопроса: и будет (т. е. являлся вопрос или опасение), аще скончает ядый траву земную, — что хорошо соответствует контексту.


Как устоит (mi jakum) ИаковLXX читали mi jakim jaakov, τίς ἀναστήσει τὸν Ιακωβ, слав.: кто восставит Иакова; так же и Вульгата: quis suscitabit. Некоторые комментаторы (Юнгеров) предпочитают это чтение масоретскому, в котором возбуждает недоумение слово mi (= кто, а не как). Он очень мал, т. е. имеет мало средств, чтобы подняться после бедствия.


7:3 По молитве пророка Господь пощадил Израиля. Описанное в ст. 1-3 видение саранчи большинство комментаторов понимают в буквальном смысле, как угрозу нашествием саранчи. Церковные учители св. Ефрем Сирин, блаж. Феодорит и Иероним, а также некоторые из позднейших экзегетов (Гроций, Юнгеров), не ограничиваясь буквальным пониманием слов пророка, изъясняют видение, как пророчество об опустошении израильской земли ассириянами, вавилонянами и другими народами.


7:4-6 Описание второго видения пророка — видения огня. Общий смысл описании и отдельные выражения не вполне ясны. Вот Господь Бог произвел (kore) для суда (lariv) огонь (baesch) — евр. текст приведенного выражения передают различно, именно — «призвал для суда огонь» (LXX и слав.: се призва прю во огни), «провозгласил, что Он идет наказать огнем» (Эвальд), «вызвал на тяжбу огонь» (Харпер) и др. — И он пожрал великую пучину (eth-theehom rabbah), пожрал и часть земли (eth-ehachelek): thechom rabbu — бездна, океан, тот хаос, из которого был образован мир (Быт 1:2); или те подземные воды, которые, по представлению древних евреев, питали источники и реки. В последнем случае, под огнем, пожравшим пучину, естественно разуметь солнечный жар, страшную засуху, под действием которого иссохли подземные воды. Слово chelek (часть, удел) комментаторы обыкновенно понимают о части земли, как пояснено в нашем переводе, и именно о части земли израильской. То, что огонь пожрал и часть земли израильской, и побудило пророка ходатайствовать пред Господом о прекращении бедствия. К сказанному должно добавить, что и второго видения некоторые комментаторы (блаж. Феодорит, Ефрем Сирин, Кейль) понимают в смысле иносказательном как предвозвещение в образе нашествия врагов или вообще гнева Божия; огонь — гнев Божий, великая пучина — языческий мир, часть земли — народ израильский.


7:7-9 Описание видения пророка в ст. 7-9 понимается различно вследствие того, что значение слова anach, переданного в нашем тексте словами свинцовый отвес, спорно, так как anach есть ἅπαξ λεγόμενα. LXX перевели словом ἀδάμας, адамант — твердый камень, имеющий вид железа (слав.: и се муж стояй на ограде адамантове, и в руце его адамант), Акилаγάνωσις, блестящий предмет, Феодотионτηκόμενον. С переводом LXX соглашаются и некоторые новые комментаторы, понимая anach в смысле железа, образ которого обозначает в видении предстоящее разрешение (Condamin. Revue bibl. 1900, 586). Блаж. Иероним принимал anach в значении «полировального свинца», которым выравнивали и обмазывали стены для придания им крепости и красоты. По объяснению блаж. Иеронима, пророк видел Господа стоящего на стене, обмазанной свинцом (евр. al-chomath anach), и с свинцом в руках. Стена, обмазанная свинцом, образ народа Божия; стояние Господа на стене — с свинцом в руках — образ того, что Господь охранял свой народ и как бы украсил его своими благодеяниями. Слова Господа: вот, положу отвес среди народа Моего — означают, что отныне Господь прекращает укрепление и украшение стены, т. е. народа израильского, что свинец Он передает самому народу, который должен уже сам заботиться о себе. Толкование блаж. Иеронима принимают и католические богословы (Кнабенбауер, Гоонакер). В рус. тексте слово anach понято в смысле свинцовый отвес, употребляемый для выравнивания и исправления кривизны, а выражение al-chomath anach переведено: на отвесной (вертикальной) стене. Согласно этому переводу смысл видения тот, что Иегова прилагает свинцовый отвес к жизни народа («положу отвес среди народа Моего») израильского, чтобы определить, насколько прямы пути его; и вот, всюду уклонения и кривизны, которые доселе прощал Господь, но которые Он теперь накажет. Такого понимания ст. 7-8 держатся многие комментаторы (Харпер, Велльгаузен, Новак, Юнгеров). Но едва ли это понимание может быть предпочитаемо толкованию блаж. Иеронима Если принимать anach в значении отвеса, то неясно, какой смысл имеет образ chomath anach, стены отвесной, и затем отмечает пророк то, что стена была отвесная, когда других стен и не бывает. Равным образом, не вполне ясно, каким образом выражение положу отвес среди народа Моего может указывать на предстоящее разрушение, когда отвес есть инструмент, употребляемый при созидании, при постройке. В качестве инструментов, употребляемых при разрушении, в Библии (Ис 34:11; ср. 4 Цар 21:13) называется вервь разорения (ka-thohu) и отвес уничтожения (avnej-vohu).


7:9 Предстоящее разрушение коснется прежде всего высот и святилищ, так как они главным образом отвлекали народ от пути правды и являлись средоточием беззакония. Вместо собственного имени Исаака LXX поставили нарицательное (βωμοὶ του̃ γέλωτος, в слав.: требища смеха, выражая этим и мысль о значении высот (святилища, достойные осмеяния).


И восстану с мечем против дома Иеровоамова — в этих словах содержится угроза не дому Иеровоама I-го, как предполагает св. Ефрем Сирин, потому что этот дом давно уже был истреблен (3 Цар 15:27-30), а царствующему дому Иеровоама II-го. В таком именно смысле, как видно из дальнейшего, и поняты были слова пророка вефильским жрецом Амасией. Определение Божие о доме Иеровоама II-го вскоре осуществилось: при Селлуме, царе израильском, был убит сын Иеровоама Захария и погибла вся его фамилия (4 Цар 15:10).


7:10 Речи пророка, произносившиеся в Вефиле, может быть, пред народом, во множестве собравшихся на какой-либо большой праздник, вызвали противодействие со стороны вефильского жреца Амасии. Донося на пророка царю, Амасия желает выставить себя защитником интересов царя. Но вместе с этим он защищает и свои собственные интересы, а также интересы всего священнического сословия, так как они были связаны с прерогативами святилищ, о разрушении которых говорил пророк.


7:11 Амос собственно не говорил, что сам Иеровоам умрет от меча (ст. 9): Амасия, очевидно, намеренно излагает обвинение в такой форме, дабы вызвать вмешательство царя.


7:12 Неизвестно, как отнесся Иеровоам к доносу вефильского жреца. Феодор Мопсуестийский предполагает, что царь ничего не предпринял после доноса жреца вследствие уважения к пророку и по страху пред силой пророков, проявившейся во дни Илии и Елисея (4 Цар 14:24). Возможно, также, что Иеровоам не придал значения проповеди пророка и потому, слишком уверен был в своей силе и благополучии. Тогда Амасия решил действовать самостоятельно и изгнал пророка из Вефиля. Провидец (евр. chozeh, слав.: видяй) — пророков называли прозорливцами, указывая этим на особенный только им свойственный дар прозрения; но Амасия, как можно заключать по тону всей его речи, называет Амоса прозорливцем в смысле ироническом. Пойди и удались (lech berach lecha) в землю Иудину: точнее — иди поспешно, спасайся в землю Иудину, возможно, что этими словами Амасия делал намек на отправленный царю донос, последствия которого могут быть опасными для пророка (Гоонакер).


Там ешь хлеб и там пророчествуй — Амасия оскорбляет пророка подозрением, что он пророчествует из-за корысти, — ради хлеба.


7:13 Указывая основание своего требования об удаления пророка из Вефиля, Амасия говорит: ибо он (Вефиль) святыня царя и дом царский. Амасия, таким образом, поставляет на вид, что святилище Вефильское учреждено царем (3 Цар 12:28), есть святилище государственное (дом царский, beth mamlachah), и следовательно, только с разрешения царя здесь могут выступать священники и пророки.


7:14-15 В ответ на слова вефильского жреца Амос указывает на то, что он выступил на проповедь не самовольно и не ради материальных выгод, а призван к своему служению Самим Богом, Которому не может не повиноваться. Я не пророк (navi) и не сын пророка (ben navi) — сыны пророков или пророческие школы, представляли собою особые общества учеников пророческих, имевшие свою организацию и руководимые пророками (1 Цар 10:5,10; 19:20; 3 Цар 17; 4 Цар 1). Ко времени Амоса, по-видимому, не все члены пророческих обществ стояли на надлежащей высоте и в среду их проникли люди недостойные, принимавшие звание пророков только ради добывания хлеба. К числу таких пророков, очевидно, вефильский жрец отнес и Амоса. Когда Амос отклоняет от себя название «пророк» или «сын пророческий», то он вовсе не имеет в виду этим отвергнуть всякую свою связь с пророками, а только лишь желает сказать, что он не пророк в смысле Амасии.


Я был пастух (boker) и собирал (voles) сикоморыслав. пастырь бех и ягодичия обирая: глаг. voles представляет ἅπαξ λεγόμενα, и значение его точно неизвестно; его принимают в значении собирать как в рус. тексте, очищать (Феодотион), иметь (Симмах), ухаживать (Гоонакер) или надрезывать, как у LXX (κνίζων); надрезывание сикомор нужно было для того, чтобы плоды созревали (Плиний. Ест. истор. 13, 14).


7:15 В непосредственном призвании самим Господом Амос указывает основание для выступления с проповедью. Но Господь взял меня от овец (meacharej hazzon) — в ст. 15 пророк называет себя пастухом мелкого скота, овец (hazzon), а в ст. 14 он усвояет себе наименование boker, что означает — пастух крупного скота. Это различие названий дает повод некоторым комментаторам заподозривать слово boker и считать его корректурой (Новак). Но едва ли можно сказать, что пастух крупного скота (boker) не мог бы в то же время и пасти скот мелкий.


7:16-17 Противление пророку было вместе с тем противлением Божию повелению. Поэтому Амос возвещает от имени Господа наказание Амасии. Это наказание поразит весь дом Амасии. Самому Амасии, что он умрет в земле нечистой, т. е. в земле языческой. Исполнение этого пророчества могло последовать уже в 734 г. когда Феглаффелласар отвел в плен в Ассирию часть жителей Северного Царства.


8:1 Гл. 8-я начинается описанием нового видения. Вот корзина со спелыми плодами (keluv kaiz) — слово keluv может означать как корзину для плодов, так и клетку птицелова; в последнем значении слово употребляется у пророка Иеремии (Иер 5:27). Это же значение LXX придало слову в рассматриваемом месте кн. Амоса; отсюда в слав.: и се сосуд птицеловца (ἄγγος ἰξευτου̃).


8:2 Спелые плоды, которые показаны пророку, образ того, что Израиль созрел для суда и наказания. Выражая эту мысль, пророк допускает игру слов, пользуясь созвучием kaiz (спелые плоды) и kez (конец). Если принимать вместе с LXXkeluv (корзина) в смысле «сосуд птицелова», то образ, показанный пророку будет обозначать, по толкованию церковных учителей, предстоящее народу израильскому изловление врагами (блаж. Феодорит, Иероним, Кирилл Александрийский).


8:3  Песни чертога: евр. schiroth hejchal у LXX передано τὰ φατνώματα του̃ ναου̃, слав.: стропове (стропила) храма; в Вульгате: cardines templi, крючья дверные в храме. По тексту LXX и Вульгате в ст. 3 пророк предвозвещает погибель храму, — без сомнения не Иерусалимскому (Феодор Мопсуестийский), о котором не было речи, а Вефильскому. Пророк при этом употребляет образное выражение, представляя, что в день погибели храма как бы зарыдают стропила храма или дверные крючья. Чтение нынешнего масор. текста schiroth (песни) представляет некоторые трудности; во-первых, мн. ч. от schir (песнь) должно бы быть schirim, а не schiroth; во-вторых, сочетание vehejlilu schiroth «и зарыдают песни» является не натуральным. Ввиду этого обыкновенно вместо schiroth, песни, новые комментаторы читают sharoth, певицы (Гофман, Велльгаузен, Новак) или же следуют чтению греческого текста (Гоонакер), причем hejchalLXX ναου̃, храма) понимается в собират. значении «чертог». Образ, вносимый LXX-ю в речь пророка, встречается еще в Ис 14:31; 23:1,14; Зах 11:2 и др. На всяком месте будут бросать их молча (hischlich has) — слово has (молча) считается и существительным (у LXX: ἐπιρρίψω σιωπήν, слав.: навергу молчание), и наречием (молча), и восклицанием (молчи), которое вырывается у пророка при созерцании (в духе) множества трупов (Гоонакер: на всяком месте будут бросать их. Молчание!). Последнее толкование предпочтительнее остальных. Во всяком случае, нет нужды усматривать (Новак) в слове has порчу текста и предполагать, что оно явилось вместо hasch, т. е. сокращения глагола haschlich (Харпер).


8:4-6 В ст. 4-6 пророк снова обращается к высшим классам израильского общества, и именно к богатым торговцам хлебом, и обличает их за притеснения бедных.


8:4  Погубить нищих — в евр. anivvej arez, нищих земли, как и в слав.


8:5 В стремлении к наживе обличаемые пророком богачи тяготились даже новомесячиями и субботами, так как в эти дни, согласно предписанию закона и обычаю прекращалась торговля. Богачи желали, чтобы эти дни скорее проходили, дабы они могли заняться своей обманной торговлей. Уменьшить меру (ephah) — эфа — мера сыпучих тел; уменьшить меру — дать менее, чем должно. Увеличить цену сикля — в евр. lehohdil schekel, увеличить сикль; сикль мера веса, а потом — известная монета; продавцы, увеличивая вес сикля, получали с покупающих более, чем следовало.


8:6 Богачи желали, чтобы скорее проходила суббота или праздники и по другим, кроме изложенных в 5 ст. соображениям. Пророк указывает эти соображения в ст. 6-м.


Чтобы покупать неимущих за серебро — пророк хочет выставить на вид то, что бедные являлись для богачей предметом торговли.


И бедных за пару обуви — очевидно, имеется в виду обращение в рабство бедняков из-за ничтожных долгов. Своих целей по отношению к задолжавшим беднякам богачи могли достигнуть только при помощи суда. Атак как в субботы и праздники суд не производился, то богачи и желали, чтобы эти дни скорее проходили.


8:7 С 7-го ст. начинается возвещение суда. Клялся Господь славою Иакова (bigeon jaakov) — в 6:8 пророк употребляет слово geon (рус. текст: «слава») в значении высокомерия, которым гнушается Господь; в этом же значении должно принимать слово geon в рассматриваемом выражении, как и в слав.: на презорство Иаковле. Господь клянется о высокомерии Иакова, т. е. высокомерие Господь выставляет свидетельством или уликою против Израиля, как грех особенно тяжкий. Некоторые комментаторы, впрочем, принимая geon jaakov в значение слава Иакова полагают, что Господь клянется тем, кто является источником этой славы, т. е. Самим собою.


8:8 Дела Израиля таковы, что земля не может сносить их. Не поколеблется ли от этого земля — пророк не только хочет представить понятным наступление землетрясения (Велльгаузен, Новак), но и прямо предсказывает его; вопрос пророка предполагает положительный ответ. Колебание земли во время предстоящего землетрясения пророк сравнивает с поднятием и опусканием воды в реке Ниле. Некоторым комментаторам (Новак) это сравнение представляется не вполне удачным, так как вода в Ниле опускается и понижается постепенно. Но возможно, что пророк имеет в виду не картину нильского разлива, а картину нильских водопадов (Гоонакер). По объяснению церковных учителей и древних комментаторов ст. 8 можно понимать и как выражение в образной форме пророчества о нашествии на израильскую землю врагов — ассириян: как река египетская покрывает всю землю, так множество неприятелей покроет землю израильскую (блаж. Феодорит); «приидут ассирияне, подобно Нилу, чрезмерно разлившемуся, изгонят и принудят израильтян выдти из земли своей» (св. Ефрем Сирин).


8:9 Сотрясение земли соединится с другими страшными явлениями в природе. Произведу закат солнца в полдень: выражение нет нужды понимать (Юнгеров) в строго буквальном смысле, что солнце зайдет в полдень; пророк хочет сказать, что свет солнца в полдень будет такой, каким он бывает при закате. Неизвестно, говорит ли пророк о затмении солнца или же слова его должны быть понимаемы метафорически. Картину затмения пророк мог наблюдать 9 февраля 784 г. и 15-го июня 763 г., тогда, по вычислениям астрономов, были солнечные затмения, видимые в Палестине.


8:10 В день бедствия всякая радость исчезнет и все как бы облекутся в траур. И плешь на всякую голову — указание на обычай брить голову в знак траура (ср. Ис 3:24; 15:2; 22:12; Иер 47:5; Мих 1:16). В конце стиха предстоящий стране плач сравнивается с плачем об умершем единственном сыне. В слав. конец стиха читается: и положу его яко жалость любимого, и сущия с ним яко день болезни; слова «сущия с ним» соответствуют евр. aharithah, конец ее.


8:11 Особенною тяжестью предстоящего Израилю суда, по изображению пророка, явится лишение слов Господних или божественных откровений. Обладание божественным откровением составляло преимущество Израиля пред языческими народами (Втор 18:13-22) и было доказательством его избрания Богом. Лишение божественного слова означает, поэтому, предстоящее народу отвержение Богом.


8:12  И будут ходить от моря и до моря — по мнению некоторых комментаторов, пророк имеет в виду в приведенном выражении Мертвое море и Средиземное (Гитциг, Митчель) или Восточный и Атлантический океан (Кейль); но лучше понимать выражение в неопределенном смысле — по всей земле. При этом евр. nua (рус. текст: будут ходить) означает собственно качаться, шататься, ходить плавною походкой; т. е. выражает мысль о томлении по слову Божию. Вместо приведенных слов в слав. читается: и поколеблются воды от моря до моря; слово ὕδατα, воды, возникло у LXX из mijam (от моря), которое было прочитано дважды и в первый раз читалось как maim (воды). Поясняя чтение греч. текста, блаж. Феодорит добавляет пред словом воды союз «яко»; поколеблются яко воды, т. е. «подобно волнующимся водам будут израильтяне скитаться, устремляла туда и сюда».


8:13  В тот день — в день суда, который понимается пророком в ст. 13, как продолжительный период. От жажды — как от физической, так и от духовной жажды слышания слова Божия. Называя дев и юношей, пророк хочет сказать, что если они, более сильные, будут истаивать от жажды, то как велики будут страдания других!


8:14 Причина предстоящего наказания — служение ложным богам. Которые клянутся грехом самарийским (слав.: очищением самарийским) — клятвовыражение почитания (ср. Втор 6:13; 10:20; Иер 12:16; Ис 48:1); грех самарийский — без сомнения вефильский идол, который в Ос 8:6 называется «тельцом самарийским». Жив бог твой, Дан! И жив путь (chej derech) в Вирсавию — Дан и Версавия, два пункта незаконного культа, были в то же время пограничными пунктами страны народа Божия — Дан на севере и Вирсавия на юге. Выражением от Дана до Вирсавии в Библии обозначается вся территория израильской земли. Называя Дан и Вирсавию (а не Вефиль и Галгалу) пророк также желает выразить мысль, что как беззаконие охватило всю страну, так и наказание постигнет ее от края до края. Выражение жив путь в Вирсавию необычно, так как формула chej, да живет, у священных писателей обыкновенно прилагается к живым существам (2 Цар 2:27; Иов 27:2; Быт 42:15-16; 1 Цар 1:26). Некоторые комментаторы полагают, что дорогой в Вирсавию клялись, как арабы клянутся пилигримством в Мекку (Кнабенбауер). Другие же в виду неясности рассматриваемого выражения, предлагают корректуры текста его. У LXX выражение переведено: ζη̨̃ ὁ θεός σου Βηρσαβεέ, слав.: жив бог твой Вирсавее. Ввиду этого полагают, что в первоначальном тексте вместо derech (путь) читалось elcha, бог твой (Новак). Но о боге версавийском нигде не говорится: по 4 Цар 23:8 в Вирсавии была только высота, а не идол. Винклер и Гоонакер читают вместо derech сходное по начертанию dodcha. О жертвеннике Дода упоминается в надписи Меши. Дод Вирсавии — божество, считавшееся покровителем города. Проф. Юнгеров, оставляя существующей текст выражения, переводит его: да будет благополучен, да не гибнет путь в Вирсавию.


9:1 Пятое и последнее видение пророка Амоса. Пророк видит Господа, стоящего у жертвенника (al hamisbeach, как и 3 Цар 13:1 лучше перевести «у жертвенника», а не на жертвеннике), и слышит повеление обрушить храм на головы собравшегося народа. По мнению многих толкователей (блаж. Иероним, Феодорит, Шегг, Кнабенбауер, Юнгеров), под храмом, о котором говорится в описании видения, должно разуметь храм Иерусалимский, так как 1) слово misbeach (жертвенник) употреблено с членом и указывает на определенный, законный жертвенник, каковым был только жертвенник иерусалимский; 2) Господь не мог бы явиться в ином храме, в котором совершалось не угодное ему служение. Но лучше согласиться с теми толкователями кн. Амоса, которые 9:1 относят к святилищу Вефильскому, вблизи которого проповедовал пророк. (Кирилл Александрийский, Новак, Гоонакер, еп. Палладий). Пророк, действительно, говорит об израильтянах; следовательно, он не мог представить их наполнившими храм Иерусалимский. А та черта видения, что Господь является в святилище незаконном, не заключает ничего странного, если припомнить, что Господь является для суда и наказания. Член при слове misbeach понятен вполне и предположении, что речь у пророка о жертвеннике вифильском. И Он сказал: к кому обратился со словами Господь, не указано; или к ангелам, сопровождавшим Господа (блаж. Иероним, Кнабенбауер, Юнгеров) или к самому пророку (св. Кирилл Александрийский, Шегг). Ударь в притолоку над воротами (hakapthor), чтобы потряслись косяки (hasippim). Слово kapthor (рус. притолка над воротами) в Исх 25:31 означает украшение светильника (ramerku) и в рассматриваемом месте, вероятно, им называются капитель колонны (Новак, Гоонакер). LXX, по-видимому, вместо kapthor читали kapporeth и потому перевели словом ἱλαστήριον, очистилище (слав.: порази очистилище). Слово sap (в рус. тексте косяк) употребляется в других местах Библии в значении, порог (Суд 19:27; 4 Цар 12:9), и чаша (3 Цар 7:50). LXX перевели его — πρὸπυλον, преддверие (слав.: и поколеблются преддверия). Новейшие комментаторы (Новак, Гоонакер) принимают hasippim обыкновенно в значении пороги; все выражение — ударь в капитель колонны (в притолоку над воротами), чтобы потряслись пороги — будет равносильно такому: ударь так, чтобы потряслось все здание от верху до основания. Возражением против перевода hasippim словом пороги может служить следующее за рассматриваемым предложение: и обрушь их (bezaam) на головы, так как нельзя обрушить пороги на головы. Это же предложение показывает и неудовлетворительность принятого в нашем тексте перевода hasippim словом косяки, потому что и косяки нельзя обрушить на голову всех. Трудность выражения, может быть, следует объяснять тем, что архитектурные библейские термины нам недостаточно точно известны. Заслуживает внимания также предложение Гоонакера вместо hasippim читать hasippun, потолок (3 Цар 6:15), изменив при этом и vejreaschu («и потрясутся») в ед. ч. veiraasch.


Остальных же из них, т. е. уцелевших при разрушении храма или же — всех до единого. Часть ст. 1-го со слов остальных же считают не продолжением описания видения, а уже началом речи по поводу видения и в разъяснение его (Новак).


9:2 Пророк употребляет гиперболическое выражение, выражающее мысль о том, что нигде нельзя будет спастись от карающей десницы Божией.


9:3 И хотя бы они скрылись на вершине Кармила. Ср. 1:2. Пророк называет Кармил, как предполагаемое место убежища для беглецов, может быть, ввиду обилия в горе Кармила пещер, а также и потому, что вершина горы была покрыта густою растительностью, удобной для укрывания. И там повелю морскому змею уязвить их — морской змей или левиафан — чудовище, по народным представлениям обитавшее в морях (ср. Пс 103:15; Ис 27:1).


9:4 Спасшиеся от меча неприятелей пленом погибнут в плену.


9:5 Как и в 5:13, возвещение суда заканчивается прославлением величия и всемогущества Божия. Образ речи в ст. 5 заимствован из воспоминания о недавнем землетрясении (4:11). Отсюда же в 8:8 пророк заимствует и форму для выражения угрозы. См. примеч. к 8:8.


9:6 Пророк дает образное описание величия Божия.


Он устроил горние чертоги Свои (maalothav) на небесахmaalah значит собственно восход или ступень на лестнице (3 Цар 10:19; Пс 120 и др.); LXX перевели его словом ἀνάβασις, слав.: восход; новейшие комментаторы обыкновенно отождествляют maalothav с евр. alijoth, вышние обители, горние чертоги.


И свод Свой (Vaaguddatho) — евр. aguddah значит связь, ярмо, пояс (Исх 12:22; Ис 58:6), толпа людей (2 Цар 2:25); в приложении к зданию aguddah может означать свод, фундамент, в каковом смысле и употреблено это слово в ст. 6-м. Пророк называет фундаментом (сводом), чертогов вышних твердь или видимое небо. Все выражение пророка тождественно краткому изречению Исайи: небо престол Мой, земля же подножие ног Моих (Ис 66:1) — LXX производили слово aguddah от глаг. nagad и перевели — ἐπαγγελία, свидетельство, обещание; отсюда в слав.: обещание Свое на земли основаяй.


9:7 У Израиля могла оставаться надежда, что он спасется от предстоящего суда Божия, как народ завета, избранный Богом из среды других. Пророк разрушает эту суетную надежду. В гл. 1-2 он поставил Израиля на одну линию с языческими народами пред карающим Правосудием Божиим. В 3:1-2 пророк указал на то, что особенные милости Божии к народу, избрание его, — возложили на него особенные обязательства и послужат основанием для более строгого суда над ними. В 9:7 пророк снова выставляет на вид, что Израиль не имеет преимуществ пред другими народами. Сыны Израилевы для Господа то же, что презираемые эфиопняне, и как Господь вывел Израиля из Египта, так вывел Он филистимлян из Кафтора и арамлян из Кира. Кафтор, отечество филистимлян (Втор 2:23; Иер 47:4), отождествляют с островом Критом (Гитциг, Кейль), с Кипром (Гоонакер) или же с дельтой Нила (Эберс) LXX и Вульгата ошибочно отождествляли Кафтор с Каппадокией; отсюда в слав. тексте: и иноплеменники (филистимлян) из Кападдокии.


И Арамлян из Кира — по переводу LXX — «и сиряны из рова»; LXX производили, по-видимому, слово Kir от karoh, рыть. Симмах, блаж. Иероним перевели kir словом Κυρήνη, Cyrenae, Феодотионτοι̃χος, стена. О местоположении Кира см. примеч. к 1:5. Пророк отождествляет изведения Израиля из Египта с переселением филистимлян и арамлян, потому что особенный смысл изведения из Египта и теократического призвания Израиля теперь утратился: остались только лишь простые исторические события, аналогии для которых можно находить и в истории языческих народов.


9:8 Избрание народа было не безусловным, а условным; если народ не исполнил условий завета, требований правды, то и Иегова нарушает завет и вместо того, чтобы миловать, будет разрушать и истреблять. Вот, очи Господа Бога — на грешное царство: пророк говорит, вероятно, не вообще о царстве грешников (Драйвер), а именно о царстве Израильском. При этом нет нужды думать, чтобы пророк имел в виду выражением грешное царство выставить противоположность между Израильским и Иудейским царством, вопреки высказанному ранее (2:4-5; 3:1; 6:1,11) одинаковому осуждению обоих царств. (Отсюда Велльгаузен, Новак и др. делают вывод о неподлинности ст. 8 и далее). Пророк говорит об Израиле без отношения к Иуде.


С 8 ст. начинается заключение кн. Амоса и излагается обетование о спасении остатка дома Иакова. Пророк, восполняя сказанное ранее, возвещает, что погибнут только грешники (8-10), что после испытаний совершится восстановление народа (11-12) и изольются в изобилии на спасенных милости Божии. Отрицательная критика (Баудиссин, Сменд, Велльгаузен, Новак) считает ст. 8-15 добавлением, сделанным рукою последнего редактора книги пророка Амоса, ввиду того, что в предшествующих речах пророк решительно говорит о погибели всего народа, выведенного из Египта (3:1; ср. 2:4-5; 6:1). Но изложенное соображение нельзя признать убедительным. Разделение угрозы и обетования в пророческой речи — обычный прием. Речи Амоса в гл. 1-8 не исключают мысли о спасении, так как, очевидно, угрожающее народу наказание пророк описывал гиперболически. В первой половине ст. 8-го также говорится о погибели дома Израилева в абсолютном смысле; но вслед за этим, во второй половине стиха, идет речь о спасенных. Это не противоречие, а обычная принятая форма изложения. И если нельзя отвергать принадлежности ст. 8-го одному автору, то нет основания сомневаться и в принадлежности ст. 8-15 тому же пророку, который ранее возвещал погибель народа в абсолютной форме. Что касается образов, употребляемых в ст. 8-15 для изображения будущего спасения, то они вполне соответствуют особенностям речи пророка Амоса и, значит, доказывают этим принадлежность ст. 8-15 к первоначальному составу книги Амоса.


Выражение дом Иакова в ст. 8 обозначает Израильское царство, и в некоторых списках LXX, а также в слав. тексте заменено словами: дом Исраилев.


9:9 Пророк объясняет слова предшествующего стиха — дом Иакова не совсем истреблю — в том смысле, что погибнут только грешники. Предстоящее народу испытание, — очевидно, плен и рассеяние, — пророк сравнивает, по русскому тексту, с очисткой зерна посредством решета или, как в слав. тексте, веяла.


Как рассыпают зерна в решете, и ни одно не падает на землю — в евр. kaascher innoa bakebarah veto ippot zeror arez, «как трясут в решете, и не упадет zeror на землю». Образ не ясен, так как значение слова zeror (в рус. тексте «зерно») в ст. 9-м сомнительно. LXX перевели его словом σύντριμμα, слав. сотрение (и не падет сотрение на землю). Блаж. Иероним дает слову zeror значение lapillus, камешек, как в 2 Цар 17:13. В этом значении принимают zeror в ст. 9-м и некоторые комментаторы. При этом, образ пророка объясняют в том смысле, что, как в решете останутся только камни, так и в земле пленения останутся только грешники (Гофман). Этимологически zerar (от zarar — сжимать, связывать, сплачивать) означает нечто твердое, компактное, сплошную массу. В таком общем значении принимает слово Гоонакер, который конец ст. 9-го переводит: (я буду трясти дом Израилев) «как трясут в решете, и в массе он не упадет на землю». Мысль выражения будет та, что посредством решета или испытаний будет достигнуто разделение добрых и злых элементов в народе. Сравнение получается, как видно, натянутое, и потому нет основания предпочитать его принятому в нашем тексте.


9:11 Пророк начинает описание будущего восстановления Израиля в тот день (bajom hahu), — т. е. по окончании назначенных народу испытаний. Восстановлю скинию Давидову падшую — под скинией Давидовой пророк разумеет царский дом Давидов; называя этот дом скинией падшей, т. е. полуразрушенной палаткой, пророк указывает на упадок династии Давида, употребляя ее обитателям шатров. Мысль об упадке дома Давидова усиливается дальнейшими выражениями: заделаю трещины в ней и разрушенное восстановлю. Экзегеты отрицательного направления обращают внимание на то, что современникам Амоса был иудейский царь Озия, доставивший государству могущество и блеск (4 Цар 14:22; Ис 2). Отсюда они не находят возможным для Амоса говорить о доме Давидовом, как о падшей скинии с трещинами и проломами, и относят ст. 11-15 к послепленному времени (Новак). Но в 5:1-2 пророк называет и Израильское царство упавшей девой, хотя в то время, при Иеровоаме II-м, Израильское царство достигло наибольшего могущества. Очевидно, пророк оценивает положение дел по существу, и временный блеск дома Давидова его не ослепляет: по существу своему и при Озии этот дом был уже скинией с трещинами и проломами, готовыми открыться в каждый момент. Следовательно, нет основания отрицать принадлежность рассматриваемых стихов Амосу. И устрою ее, как в дни древние, т. е. в дни Давида и Соломона, наиболее славное время в истории Давидова дома (2 Цар 7; 3 Цар 9:5). LXX понимали слова пророка, как указание на вечное существование восстановленной скинии и перевели: οἰκοδομήσω καθὼς αἱ ἡμέραι του̃ αἰω̃νος, в слав.: и возгражду ю якоже дние века.


9:12 Восстановленный в прежней славе дом Давидов и народ израильский снова получит во владение те народы, которыми он владел при Давиде, — именно Едома, от которого останется только (1:11) остаток; а также овладеет всеми народами, «на которых наречено имя» Божие (рус. не точно: между которыми возместится имя Мое), т. е. которые чтут Господа и составляют собственность Господа (ср. 2 Цар 12:28; Втор 28:10; Иер 7:10), у LXX-ти мысль ст. 12-го передана иначе, так как вместо ijrschu eth-scheerith edom они читали, по-видимому, idrischuni (от darasch, исследовать, искать) scheerith adam: получился перевод ὅπως ἐκζητήσωσιν Με οἱ κατάλοιποι τω̃ν ἀνθρώπων, в слав.: яко да взыщут Мене оставшиися человецы. Таким образом, по переводу LXX пророк говорит не об обладании Израилем Едомом и прочими народами, а об обращении к Богу всех народов. Чтение LXX соответствует вполне контексту речи в гл. 9, дает мысль согласную с пророческим мировоззрением и подтверждается словами ап. Иакова, который приводит ст. 12-й пророчества Амоса именно по греч. тексту (Деян 15:15-17).


9:13 Пророк говорит о тех богах, которыми будет наслаждаться Израиль по восстановлении скинии Давидовой. Пророк предвозвещает чрезвычайное обилие плодов; вследствие которого не будет уже обычного перерыва между полевыми работами («пахарь застанет жнеца» и пр.), виноградный сок потечет прямо с гор, покрытых виноградниками, а холмы, на которых пасутся стада, покроются такой обильной растительностью, что с них как бы потечет молоко. Вместо слов пахарь застанет еще жнеца в славянском читается: и постигнет жатва объимание винограда, — LXX пропустили слово choresch, пахарь, а оборот bemoscheh hazzarah перевели вольно: περκάσει ἐν τω̨̃ σπόρω̨ ἡ σταφυλὴ, поспеет виноград во время посева. Образные выражения подлинника в конце ст. 13-го LXX-ю упрощены; отсюда в слав. читаем: и искапают горы сладость, и все холми насаждени будут.


9:14-15 Пророк возвещает восстановление городов, возрождение прежней спокойной жизни и полной безопасности от врагов. Пророчество Амоса о восстановлении скинии Давидовой и ниспослании благ народу израильскому некоторыми комментаторами (Кирилл Александрийский, Феодор Мопсуестийский, Калмет) понимается как предсказание о возвращении из Вавилонского плена и о временах Зоровавеля. В частности, пророчество о том, что Израиль овладеет некогда остатком Едома, исполнилось, по мнению Калмета, в факте подчинения едомлян иудеям при Гиркане (Иосиф Флавий. Иудейские древности XIII, 17). Но пророк в ст. 11-15 провидит излияние такого обилия благ, которого не было ни при Зоровавеле, ни тем более при Гиркане. Образ выражения пророка (ст. 11,12) показывает, что он созерцает те же самые времена, которые подобными же чертами изображаются и у других пророков (Ис 11; Ос 2:21-23), т. е. времена мессианские. В мессианском смысле рассматриваемое пророчество Амоса понималось еще древними евреями, которые усвояли Мессии наименование bar naphilim, «Сын падших», заимствуя это наименование, очевидно, из ст. 11-го. В Новом Завете пророчество Амоса о восстановлении скинии Давидовой истолковано ап. Иаковом в речи, произнесенной им на апостольском соборе в Иерусалиме (Деян 15:16-17). По объяснению апостола, Пророк предвозвещает обращение ко Христу всех языческих народов и образование из них народа Божия или Церкви, что и является, очевидно, восстановлением скинии Давидовой. Следуя апостолу, толковали слова пророка Амоса в мессианском смысле и церковные учители. По объяснению св. Иоанна Златоуста, восстановление скинии Давидовой совершилось в «воссоздании потомства Давида в Лице Господа Иисуса Христа, потомка Давидова по плоти и Царя нового духовного царства на земле» (Бесед. на Деян XV, 16-17). По толкованию св. Ефрема Сирина, «схиниею Давидовою пророк называет весь род человеческий, который низложен был преступлением заповеди и восстановлен от падения Христом, или Церковью». Блаж. Феодорит разумеет под восстановлением скинии воспринятие на Себя Спасителем человечества от семени Давидова. Ко временам мессианским должно относить и ст. 13-15, где идет речь о ниспослании восстановленному народу обильных благ. Самые выражения пророка в ст. 13-15 показывают, что речь его имеет не прямой характер и должна быть понимаема в духовном смысле. В законе обилие земных благ обещается, как награда народу за верность заповедям Божиим (Лев 26:3-6). Отсюда, обилие благ является для пророка символом духовного совершенства народа, святости его, образом тех духовных даров, которые будут ниспосланы на членов восстановленной скинии Давидовой или Христовой церкви. Церковные учители истолковывают и отдельные черты представленного пророком образа славного будущего духовного Израиля. «Пророк означает, — говорит св. Ефрем Сирин в объяснении ст. 13-15, — божественные блага и небесные дарования, ниспосланные нам по воскресении Христовом. Горами называет здесь церкви, а сладостью преподаваемое в них учение. Холмами называет святые обители и отшельнические пещеры богочтецов, которые процветают в горах, упражняются в славословии». По объяснению св. Кирилл Александрийского, слова пророка о возвращении народа из плена и поселении его навсегда в своей земле (ст. 14-15) должно относить к дарованному Христом избавлению людей из плена диаволу и греху и вечную жизнь в царстве славы. Выражение пророка в ст. 15-м и они не будут более исторгаемы из земли своей является пророчеством о Церкви Христовой, которую враги будут преследовать, но никогда не одолеют и не поработят. (Юнгеров, с. 201-202).


Пророк Амос (Amos от amas — носитель бремени), как свидетельствует надписание его книги, был уроженцем Фекои, — небольшого города, находившегося, по свидетельству блаж. Иеронима, на расстоянии шести миль к югу от Вифлеема в колене Иудином, вблизи Иудейской пустыни (ныне деревня Фекуи). Таким образом, по своему происхождению пророк принадлежал к Иудейскому царству. Об общественном положении пророка до призвания к пророческому служению в надписании книги сообщается, что Амос был одним из пастухов (nokedim) фекойских. Так как слово noked в 4 Цар 3:4 прилагается к моавитскому царю Мете и означает богатого скотовода, то некоторые исследователи считают и пророка Амоса богатым обладателем стад и плантаций сикомор (Кихми, Ян, Гитциг, Баур, Готье). Но в Ам 7:14 сам пророк свидетельствует о себе, что он был пастух (boker), взят Господом прямо от стада и собирал (boles, надрезывал) сикоморы, очевидно, — для питания. Отсюда следует заключить, что Амос был бедным человеком и, может быть, наемником. В выступлении его на проповедь, поэтому, было нечто сходное с призванием апостолов: как и на апостолах, на нем проявилась всемогущая сила божественного Духа, избирающая «буия мира, и худородная и уничиженная».

Местом проповеднической деятельности Амоса было Израильское царство и именно Вефиль, центр незаконного служения тельцам, введенного Иеровоамом I-м (Ам 7:10-15). Своими смелыми обличениями нечестия израильских вельмож пророк возбудил против себя преследование со стороны вефильского жреца Амасии, который пытался даже обвинить Амоса пред царем в возмущении народа и в оскорблении личности царя. «Амос, — доносил он царю, — производит возмущение против тебя среди дома Израилева; земля не может терпеть всех слов его. Ибо так говорит Амос: от меча умрет Иеровоам, а Израиль непременно будет отведен в плен» (Ам 7:10-11). После этого Амасия изгнал Амоса из Вефиля. «И сказал Амасия Амосу: провидец, пойди и удались в землю Иудину; там ешь хлеб и там пророчествуй. А в Вефиле больше не пророчествуй; ибо он святыня царя и дом царский» (Ам 7:12-13). Благочестивое предание, дополняя свидетельство книги Амоса, сообщает, что изгнанный из Вефиля пророк на пути в Иудею получил от сына Амасии тяжкий удар в голову, от которого и скончался в Фекое (Епифаний, о жизни пророков).

Свое служение Амос проходил в царствование Иеровоама II-го, царя израильского (? 787-746), и Озии, царя Иудейского (Ам 1:1; Ам 7:11). Точнее время выступления Амоса на проповедь определяется словами — «за два года до землетрясения» (Ам 1:1). Но год этого землетрясения неизвестен (ср. Зах 14:5). Поэтому трудно указать с точностью и время выступления Амоса на служение. Во всяком случае он выступил на проповедь не в первые годы Иеровоама II-го, потому что как видно из содержания книги Амоса и особенно из Ам 6:14, он застал уже пределы царства расширенными «от входа Емафа до моря пустыни», и государство стоящим на вершине могущества. А это было достигнуто Иеровоамом только после нескольких лет царствования, победами над дамасскими сириянами (4 Цар 14:25) Можно предполагать, что победы Иеровоама II-го над сириянами были облегчены предшествующими нападениями на них ассирийских царей Рамманирара III-го и Салманассара III-го, неоднократно захватывавших и самый Дамаск. Так как ассирийские завоевания падают на годы 806-772, то победы Иеровоама над сириянами, а также и выступление Амоса на проповедь относят ко времени несколько позднейшему, т. е. ко второй половине царствования Иеровоама II-го или к первой половине VIII-го века1Годы царствования Иеровоама II-го трудно определить с точностью, и они указываются неодинаково: 823-783 (Юнгеров), 787-746 (Гоонакер) и др. В клинописи под 738 г. израильский царь Менахим упоминается, как данник ассирийского царя Фула (Феглаффелласара), при помощи которого он, очевидно, утвердился на трон. Если предположить, что до этого Менахим царствовал несколько лет, затем добавить 7 месяцев царствования Захарии и Селлума и 41 год царствования Иеровоама II, то начало этого последнего царствования будет падать на годы 785-780. .

Во время пророческого служения Амоса Израильское царство находилось на высоте своего могущества. Пределы царства были расширены до пределов славного царства Соломонова (4 Цар 14:25-29). Соседние народы сделались данниками израильтян. Страна украсилась величественными постройками (Ам 3:15; Ам 4:3) и обогатилась добычей, давшей возможность вельможам самарийским предаваться праздности и роскоши (Ам 6:4-6). Вместе с этим, под влиянием временного могущества, среди вельмож десятиколенного царства развилось крайнее высокомерие (Ам 6:8), уверенность в своей силе (Ам 6:13), стремление к наживе, побуждавшее притеснять бедных и неимущих (Ам 2:7; Ам 3:10), любовь к роскоши и пиршествам (Ам 6:4-6; Ам 2:7-8).

Книга Амоса, состоящая из 9 глав, может быть разделена на три части: введение, обнимающее Ам 1-2, речи против Израильского царства (Ам 3-6) и видения с изъясняющими их пророчествами (Ам 7-9). Основная тема книги пророка Амоса — возвещение суда десятиколенному царству за его нечестие. Пророчество о суде Божием раскрывается и в речах Амоса, и в видениях. Возвещение этого суда пророк начинает с иноземных народов — сириян, филистимлян, финикиян, едомитян, аммонитян, маовитян, которых он обличает в разных преступлениях (Ам 1-2:3). Затем пророк обращается к Иудейскому царству и за уклонение его вслед чужих богов угрожает тем, что огонь, посланный Иеговою, пожрет чертоги Иерусалима (Ам 2:4-5). После этого пророк почти исключительно говорит о суде над Израильским царством. Особенность обличительных речей Амоса состоит в том, что он преимущественно имеет в виду преступления народа против требований нравственного закона — пророк совершенно не касается, в отличие например от Осии, политики Израиля, а также мимоходом только говорит о религии и культе. Пророк возмущается нарушением справедливости самарийскими вельможами, тем, что они грабежом и насилием собирают себе сокровища (Ам 3:10), угнетают нищих (Ам 4:1), покупают неимущих за серебро и бедных за пару обуви (Ам 8:6). Вы, говорит пророк, «враги правого, берете взятки и извращаете в суде дела бедных» (Ам 5:12). Пророк обличает вельмож самарийских за то, что они насилием (Ам 3:10), обманной торговлей (Ам 8:5), взятками с бедных (Ам 5:11) сделались богаты, построили великолепные дома, насадили виноградники, живут в роскоши и неге (Ам 6:3-6; Ам 3:12). С особенным негодованием, при этом, пророк говорит о женщинах самарийских, своею любовью к роскоши побуждавших мужей притеснять бедных и угнетать нищих (Ам 4:1). Изнеженность и надежды на собственные силы (Ам 6:13) есть уже мерзость пред Господом. Но вельможи самарийские присоединяли к этому еще и то, что не заботились о бедствии народа (Ам 6:6) и, как бы насмехаясь над освободившим их из Египта Господом (Ам 2:9-10), «поили вином назореев и пророкам приказывали, говоря: не пророчествуйте» (Ам 2:11-12). Тяжесть указываемых преступлений увеличивалась еще тем, что Израиль не сознавал их. Господь вразумлял народ показаниями (Ам 4:6-11), но он не вразумлялся; надеясь на завет с Богом (Ам 5:14), Израиль даже желал наступления дня Господня или дня суда, уверенный, что этот суд его не коснется (Ам 5:14.18). Между тем народ по прежнему совершал незаконное служение Богу в Вефиле, Дане, Галгалах и Вирсавии (Ам 5:5; Ам 8:14), ограничиваясь принесением жертв и соблюдением праздников (Ам 5:21-23; Ам 4:4-5).

Обличая преступления народа, пророк указывает ему и идеал нравственной жизни. Пророк приглашает взыскать Господа (Ам 5:4). В Ам 5:24 пророк говорит: пусть как вода течет суд (mischfath), и правда (zedakoh) — как сильный поток. Пророк имеет в виду здесь, без сомнения, прежде всего сферу общественного и частного права, правду в смысле юридическом. Но понятия суд и правда выражают у пророка и нечто большее: пророк требует сострадания, милости, жалости (Ам 5:1-2), вообще не только добрых дел, но и настроения к добру, когда приглашает искать добра, а не зла, «возненавидеть зло и возлюбить добро» (Ам 5:14-15). Касаясь собственно религиозной жизни народа, пророк обличает тех, которые «клянутся грехом самарийским и говорят жив бог твой, Дан! и жив путь в Вирсавию» (Ам 8:14), а вместе с тем увещевает «не искать Вефиля, не ходить в Галгал и не странствовать в Вирсавию» (Ам 5:5).

Но народ в целом не способен уже принять увещания пророка и предотвратить наказание. Поэтому Амос возвещает суд Божий над народом. По слову пророка, наказание не отвратимо и народ нигде не может укрыться от него (Ам 9:2-4). Пророк составляет уже плачевную песнь о доме Израилеве: упала, не встает более дева Израилева! Повержена на земле своей, и некому поднять ее (Ам 5:1-2). Наказание постигнет не только царствующей дом, что возвещено было Илиею и Елисеем, но все царство. Гибель предстоит всем святилищам народным, всем домам большим и малым и всему народу (Ам 3:14-15; Ам 6:7-11; Ам 9:1-4). Пророк возвещает, при этом, гибель дома Иеровоама от меча (Ам 7:9), наступление разных физических бедствий (Ам 6:10; Ам 7:1-7; Ам 8:8), пленение народа (Ам 6:7) и переселение его за Дамаск (Ам 5:27). В числе предстоящих народу бедствий пророк указывает с особенной силой лишение слова Божия и жажду слышания этого слова (Ам 8:11-13). Сообщение слова Божия народу израильскому было доказательством теократического избрания его, преимуществом народа пред другими и залогом его будущего величия. Таким образом, лишение слова Божия, которым угрожает пророк, равносильно отнятию преимуществ избранного народа и лишение его теократической будущности.

Пророчества о суде Божием над Израилем, изложенные в речах, раскрываются и в символических видениях, которые созерцал пророк (Ам 7-9). В четвертом видении (Ам 8:1-2) пророку показывается образом корзины, наполненной спелыми плодами, что Израиль созрел для суда, а в пятом (Ам 9:1) видении пророк слышит уже повеление обрушить храм, в который собрался народ, на головы собравшихся, чтобы все они погибли.

Но угрожая судом Божиим дому Иакова и занятый главным образом мыслью об этом суде, пророк простирает свой взор и за пределы этого суда, и мысль его обращается к светлому будущему. Для Израильского царства, как для самостоятельного политического целого нет будущности, и оно обречено на погибель. Но есть эта будущность для Иудейского царства с его царской фамилией и, очевидно, для отдельных личностей десятиколенного царства. Рассеяние народа, по слову пророка, произведет только отделение соломы от зерен, грешных от праведников (Ам 9:9). Последние могут спастись, прибегнув под кров скинии Давидовой, т. е. царствующего дома Давидова. В период грозных судов Божиих, имеющих постигнуть и Иуду наравне с Израилем (Ам 2:4; Ам 6:1), дом Давидов лишится своего блеска и величия и превратится как бы в полуразрушенную скинию (палатку). Но Господь некогда восстановит разрушенную скинию Давида, заделает ее трещины и проломы и устроит ее, как во дни древние. Дом Давидов будет поставлен во главе очищенного народа, имеющего составиться из всех призывающих имя Господне. По внутреннему своему характеру новое царство будет царством мира, изобилия всех благ и отсутствия всяких бедствий (Ам 9:11-15).

Таково содержание кн. Амоса. Свои обличения, увещания и угрозы пророк Амос излагает от лица Божия. При этом в личности Бога Амос особенно выставляет на вид Его величие, всемогущество и правосудие. Величие и всемогущество Божие, по воззрению пророка, открывается и в природе, и в истории. В природе оно открывается в том, что Господь есть Бог воинств (Ам 3:13; Ам 4:13; Ам 6:8; Ам 9:5), Он «образует горы и творит ветер» (Ам 4:13), Он сотворил созвездие и Орион, претворяет смертную тень в ясное утро, а день делает темным, как ночь; колеблет землю, призывает воды морские и разливает их по лицу земли (Ам 5:8; Ам 8:8; Ам 9:5-6). В истории величие и всемогущество Божие проявилось в том, что Он вывел Израиля из Египта, истребил пред лицом его Амморея (Ам 2:9-10), Он укрепляет опустошителя против сильного, и (Ам 5:9) вывел филистимлян из Кафтора и арамлян из Кира (Ам 9:7). Но указывая на величие Божие, пророк вместе с этим с особенною силою желает выставить народу на вид, нравственные свойства Существа Божия и именно Его правосудие. По воззрению пророка требование правды есть основное требование Бога, предъявляемое как к Израилю, так и ко всем другим народам (Ам 1-2), только соблюдение правды дает ценность обрядам и жертвам в очах Божиих (Ам 5:21-25). Современники пророка надеялись на завет с Богом, полагая, что в силу этого завета, независимо от своих дел, они будут безопасны, и что день суда Господня может принести им только благополучие (Ам 5:18). Вопреки этим воззрениям, пророк желает внушить, что и с Израилем Господь поступит по Правосудию, что от этого правосудия народ не укроется нигде (Ам 9:3-4), что избрание народа само по себе, независимо от поведения народа, не только не является гарантией его безопасности, а, напротив, усугубит тяжесть его ответственности (Ам 3:2).

Если сравнить учение кн. Амоса с учением кн. Осии, то, при сходстве их по существу, можно заметить и различие между ними. Амос выдвигает личности Бога, Его величие и правосудие; Осия выдвигает особенно милосердие Богу и любовь. Восставая против внешнего служения Богу, не соединяемого с внутренним отношением, Амос требует главным образом соблюдения правды, требований нравственного закона; Осия — выставляет на вид необходимость любви к Богу и верности ему. Иегова поставил нравственные требования; исполнение их есть служение Иегове: такова сущность учения Амоса. Иегова возлюбил тебя; отвечай на эту любовь любовью, и ты будешь служить Господу: такова сущность учения Осии. Очевидно, Амос и Осия восполняют один другого и раскрывают богооткровенное учение соответственно своим личным особенностям. Если Осию, по личным особенностям и по характеру его учения можно сравнить с новозаветным проповедником любви Иоанном Богословом, то Амоса можно сопоставлять с новозаветными проповедниками правды Иоанном Крестителем и ап. Иаковом.

Со стороны изложения кн. Амоса отличается высокими качествами, и является одним из наиболее совершенных произведений ветхозаветной письменности. Вопреки мнению блаж. Иеронима, который называет Амоса — imperitus sermone, неопытным в речи, новейшие комментаторы единогласно признают, что язык пророка отличается простотою, чистотою, изяществом и силою. В речи пророка изобилуют образы, причем эти образы пророк заимствует весьма часто из пастушеской жизни. Так, глас Господа пророк уподобляет рычанию льва, устрашающего пастухов (Ам 1:1-2; Ам 3:4-8); спасение Израиля уподобляет отнятие пастухом голени или части уха из пасти льва (Ам 3:12), женщин самарийских сравнивает с телицами васанскими (Ам 4:1) и т.д. Вообще, по мнению одного из комментаторов кн. Амоса, «пастушеская жизнь отражается не только в сравнениях и пророческих образах, но и в тончайших нитях представлений и языка этого пророка, во всем его жизненном опыте и мировоззрении» (Эвальд. Die Propheten. I, 84). Из других особенностей изложения пророка комментаторы отличают частое употребление одних и тех же формул с целью выдвинуть мысль (Ам 1:3-2:6; Ам 7:1-3.4-6), пользование созвучными словами или игру слов (Ам 5:5; Ам 8:1), частое употребление ἅπαξ λεγόμενα. При этом новейшие авторы находят, что в построении речей Амоса соблюдено деление на строфы, хотя в указании этих строф новейший автор весьма расходится.

Относительно текста кн. Амоса полагают, что он сохранился в большей чистоте, чем, например, текст Осии. Но в то же время есть в кн. Амоса несколько мест, темнота которых заставляет предполагать в них порчу текста.

Литература о кн. Амоса: 1) Иностранная: Baur. Der Proph. Amos erklдrt. 1847; Mitchel. Amos. 1893; Valeton. Amos und Hosea. 1894; Harper. Comment. on Amos and Hosea. 1905; Touzard. Le livre d’Amos. 1909; См. также общие труды о книгах малых пророков. 2) Русская: М. О. Вержболович. Пророческое служение в израильском десятиколенном царстве. 1891; проф. П. А. Юнгеров. Книга пророка Амоса. Введение, перевод и объяснение. 1897, — здесь на с. LIV-LV см. библиогр. указания.

Пророки и пророчества



Имя. Пророки назывались у евреев nabi, т. е. «говорящий». Слово это имеет корнем глагол, сохранившийся и теперь в арабском языке, – nabaa ­ давать весть. За правильность такого понимания термина nаbi говорит и соответственное ассирийское выражение nabu ­ звать, а также эфиопское nababa ­ говорить. Но если этот эпитет «говорящие» (nebiim) придавался только некоторым лицам, то под ним разумелись, очевидно, особые люди, которые заслуживали своими речами исключительного внимания и уважения, словом, люди, посланные Богом для возвещения Его воли. Таким образом, слово nаbi должно обозначать вестника Божественного откровения. Такой же смысл имеет и термин греческой Библии – προφητης, которым LXX передают еврейское выражение nabi. Кроме того, евреи называли пророков roéh – видящий, chozéh – прозорливец. Эти оба названия указывают на то, что возвещаемое пророком получено им в состоянии видения или особенного восторга (см. Чис.24:3–4 и сл.). Но так как взор пророка направлялся и на внешнюю жизнь еврейского государства, даже на будущее его, то пророки иногда назывались zophim, т. е. стражи (Иер.6:17; Ис.56:10), которые должны предупреждать свой народ об угрожающей ему опасности. Назывались также пророки пастырями (Зах.10:2; Зах.11:3, 16), которые должны заботиться о порученных им овцах – израильтянах, мужами Божиими и др.

Сущность пророчества. Если пророки должны были возвещать людям получаемые ими от Бога откровения, то, очевидно, Бог входил с ними в тесное внутреннее общение. Он должен был говорить с ними и они – с Богом, и Бог, действительно, приходит к ним и говорит с ними, как со своими друзьями, о том, что Он намерен совершить, объясняет им свои планы. В этом и состоит настоящая сущность пророчества. Поэтому уже Авраам называется пророком и другом Божиим (Быт.20:7; Иак.2:23). «Могу ли Я, – спрашивает Бог, – скрыть от Авраама то, что Я намерен сделать?» (Быт.18:17).

И других патриархов Бог называет «Своими пророками» (Пс.104:14–15). Если пророки поэтому выступают как учители и руководители своего народа, то они высказывают не свои собственные убеждения и мысли, а то, что они слышали от Бога. Они и сами ясно сознавали, что через них говорит именно Бог. Поэтому-то у них часто встречается в их пророческих речах надписание: «Бог сказал». Бог влагал им в уста слова свои (Иер.15:19–20), и они с уверенностью говорят о своем послании Богом (2Цар.23:2; Дан.2:27). К себе преимущественно поэтому они относят и название roeh – видящий, которое гораздо сильнее обозначает божественное происхождение пророческого вдохновения, чем другое слово – chozeh, которое иногда потреблялось и для обозначения пророков не в собственном смысле этого слова, которые были, можно сказать, людьми самообольщенными, полагавшими, будто через них говорит Бог (Иез.13:2, 6). 1

Различные состояния вдохновения. Хотя все пророки свидетельствуют: «Господь говорил мне» или «так говорит Господь», однако между пророками было различие в отношении к пророческому самосознанию и в отношении Бога к ним.

а) Особое место среди ветхозаветных пророков принадлежит пророку Моисею, с которым «Бог говорил устами к устам» (Чис.12:8). Служение Моисея как законодателя, а также судии, священника, вождя и пророка также было необыкновенно высоко (Втор.34:10). Он в нормальном, бодрственном состоянии получал откровения от Бога. Господь говорил с ним как друг с другом, прямо высказывая свои веления. Самуил также слышал ясную речь Бога, но не видел при этом никакого образа (1Цар.3 и сл.). Однако неприкрытой ничем славы Божией не видел и Моисей (Исх.33:20, 23).

б) Гораздо низшую форму вдохновения представляет собою то, когда Бог говорил пророкам в видении или во сне (Чис.22:8–9). В состоянии видения, восхищения или экстаза дух человеческий возвышается над обыкновенными границами пространства и времени, над всей временной жизнью и живет душой в потустороннем мире или же переносится в даль будущего (Деян.22:17; Откр.1:10). То, что он видит или слышит в этом состоянии, он может потом сообщить и другим, приведя все им слышанное в известный порядок и давши ему более или менее стройную форму,

в) Иногда вдохновение отнимает у человека волю и он говорит не то, чтобы ему хотелось сказать, или же не понимает вполне сам своих пророчеств. Так Валаам благословлял евреев тогда, когда ему хотелось проклясть их. Он даже падал на землю в обмороке, когда на него сходил Дух Божий (Чис.24:3, 4). В таком же пассивном состоянии вдохновения находился однажды царь Саул (1Цар.19:24).

Совершенно другое бывало с Самуилом, Исаией и др. пророками. В них человеческий дух только незаметно повышал темп своей жизни и деятельности, под действием Духа Божия. Их духовная деятельность, благодаря этому действию Духа Божия, оживлялась, в душе их появлялись новые настроения, их уму открывались новые горизонты, причем они все-таки могли различать, что, собственно, привходило в их душу свыше и что было результатом их собственной духовной деятельности во время получения откровения (Ис.6:5; Иер.1:7; 2Пет.1:20, 21). Здесь Божественное воздействие опирается более на природные индивидуальные духовные способности человека – на полученное им образование (ср. Дан.9:2 и Иер.25:11), отчего у пророков иногда встречаются почти дословные повторения прежних, им, конечно, известных пророчеств (ср. Ис.2:2–4 и Мих.4:1). Однако образованность не была необходимым условием для получения Божественного откровения, как это доказывает пример пророка из простых пастухов – Амоса (Ам.7:14–15). Зато все пророки должны были сохранять полное послушание воле Божией (Мих.3:8) и всегда заботиться об обращении народа израильского на тот же путь послушания Всевышнему.



Особенности пророческого созерцания.


а) Пророки получали часто откровение в форме видений, образов, притч, символов, которые разгадать иногда довольно мудрено и для которых давались поэтому соответственные объяснения (Ам.7:7–8; Дан.8 и сл.; Зах.1:9). Поэтому и сами пророки говорят часто образами, совершают символические действия. При этом на их речах отражаются черты их личности и они сами принимают деятельное участие в придании откровению известной формы. Действия же символические иногда совершались ими в действительности, иногда же пророки рассказывают о них, как о событиях их внутренней жизни (Иер.19 и сл.; Ис.20 и сл.; Ос.1 и сл.; Иез.12 и сл.).

б) Пророки видели будущие события, которые они предвозвещали, как совершавшиеся при них или даже уже как прошедшие. Так, Исаия говорит о смерти Христа как будто бы он был свидетелем страданий Христовых (Ис.63 и сл.). От этого-то они в своих пророчествах нередко употребляют для обозначения будущих событий прошедшее время, которое поэтому и называется прошедшим пророческим (perfectum propheticum).

в) Пророки смотрят перспективно, т.е. все предметы в их созерцании представляются им расположенными на одной картине, в общих очертаниях, хотя бы это были предметы, относящиеся к различным эпохам; впрочем, все-таки они умеют различить, что находится на переднем плане открывающейся пред ними картины и что – позади, вдали. Хотя освобождение из плена Вавилонского и мессианское спасение часто соединяется в одной картине, но однако пророки не сливают одно с другим и первое представляют только как тень второго.

г) Каждый пророк видел только части великого будущего, которое ожидает людей, и потому пророческое созерцание имело характер отрывочности (1Кор.13:9) и один пророк пополняет другого.

Цель пророческого служения. Пророчество представляло собой самый жизненный элемент в общем плане божественного домостроительства и было наиболее рельефным выражением общения Бога с Его народом. В законе Моисеевом дано было твердое основоположение откровению Божественной воли, но если этот закон должен был войти в жизнь народа, то для этого необходимо было, чтобы Бог непрестанно свидетельствовал о Себе как о Царе Израиля. А для этого и были посылаемы Богом пророки. Они постоянно поддерживали в Израиле сознание того, что он представляет собой государство теократическое. Они должны были охранять закон, выяснять дух и силу его заповедей (Втор.10:16; Втор.30 и сл.), обсуждать явления общественной жизни в Израиле с точки зрения закона, наблюдать за поведением царей и священников, которые нередко отклонялись от начертанного для них в законе Моисея пути и, возвещая решения воли Божией касательно будущего состояния народа, вообще оживлять теократический дух. 2

Поэтому пророки были призываемы только из среды избранного народа (Втор.18:18). Главной же задачей их было утвердить в народе веру в пришествие Мессии и Его царство. Христос и Его царство представляют собой центральный пункт, на который обращено внимание пророков.

Содержание пророчеств. Пророки в своих пророчествах изображают историю царства Божия, как оно существовало и должно было существовать в Израиле и во всем человечестве, особенное внимание свое обращая при этом на завершение этого царства. Они не останавливаются в этом случае только на общих очерках будущего, но входят в подробное и обстоятельное описание частных обстоятельств, стоящих в существенной связи с историей царства Божия. Пророк в Вефиле называет имя царя Иосии за 300 лет до его рождения (3Цар.13:2), Иезекииль дает особые специальные указания на судьбу, ожидающую Иерусалим (Иез.24:2, 25–27), Даниил предвидит детали будущих событий, какие должны иметь место в жизни евреев (Дан.11:10–11).

Пророки и прорицатели. Из сказанного уже достаточно ясно, что истинные пророки были совсем не то, что известные и у язычников прорицатели. Между пророчеством и прорицанием существует двоякое существенное различие. Прежде всего, прорицание относится исключительно только к настоящему времени, пророчество же простирается до последнего предела истории, до конца дней, как выражались пророки. Каждый пророк и настоящее оценивает по его отношению к конечной цели. Благодаря этому, все пророчества составляют одно неразрывное целое. Прорицания языческих оракулов представляют собой ряд независимых одно от другого изречений; они похожи на слова, без логической связи следующие одно за другим на столбцах лексикона. Напротив, все израильские пророчества находятся в связи между собой и дополняют друг друга. Затем языческие оракулы говорили только об обстоятельствах или частной или национальной жизни, израильское же пророчество с самого начала охватывало своим взором все человечество.

Несомненность божественного призвания пророков. Пророки доказывали истинность своего призвания Богом посредством великих чудес, которые они совершали силой Божией. Кроме того, нужно принять в этом случае во внимание чистоту их учения и жизни (Втор.13:2, 5; 1Цар.10:6, 9; ср. Мф.24:24). Особенным даром чудотворения владели Моисей, Илия и Елисей. Сами пророки указывали на исполнение своих пророчеств как на доказательство истинности своего избрания Самим Богом. Пророк Иеремия говорит; «если какой пророк предсказывал мир, то тогда только он был признаваем... за пророка, которого истинно послал Бог, когда сбывалось слово того пророка» (Иер.28:9).

Язык пророков. Так как пророки не были безвольными и бессознательными органами Духа Божия, но сохраняли самоопределение и свои характерные индивидуальные свойства при изложении бывших им откровений, то понятно, что и язык пророков носит различные степени совершенства и от простой прозаической речи нередко достигает высоких ступеней ораторства и поэзии. Амос, пастух, заимствует свои образы и картины из сельской жизни, Даниил говорит как государственный муж. Ранние пророки говорят чистым еврейским языком, позднейшие более или менее пользуются халдейским или арамейским наречием. Особенным изяществом и чистотой речи отличается книга пророка Исаии, которого поэтому некоторые называли «царем пророков». Многие речи пророков имеют форму настоящих поэм, сохраняя при этом все свойства еврейской поэзии.

История пророчества. Если уже допотопные патриархи были, в общем смысле, пророками (напр., Енох – см. Иуд.1:14–15:)), если уже во время Моисея пророчество имело своих представителей (Мариам и 70 старейшин – Чис.11:16), если и в смутное время Судей то там, то здесь мерцал огонь пророческого вдохновения (Суд.2:1; Суд.5:1; 1Цар.2:27), то с Самуила (это, после Моисеева периода, уже второй период в развитии пророчества) пророчество вступает в период настоящего процветания и пророки появляются среди Израиля в очень большом числе. Благодаря энергии Самуила, теократическая жизнь в Израиле оживилась, а вместе с тем обнаружилось во всей силе своей и пророческое вдохновение и пророки или ученики пророческие составляют из себя целые корпорации под управлением великого пророка Самуила. Пророки, начиная с Самуила, оказывали огромное влияние на весь ход жизни израильского народа и цари израильские, в общем, были послушны их внушениям. Со времени разделения Еврейского царства на два (третий период), во главе пророков становится энергичный пророк Ахия из Силома и пророки, особенно в Израильском царстве, где не было ни законной царской династии, ни законного священства, приобретают огромное значение. Немало усилий положено было ими также в борьбе с ложными пророками, появление которых падает на время царя израильского Ахава и которые вели царство к гибели своими льстивыми советами. Пророки, как Илия и Елисей, а также пророки-писатели этого периода всячески старались пробудить теократическое сознание в народе еврейском, но пророки следующего, четвертого периода, напротив, начинают говорить о скором падении теократического царства и о его будущем преобразовании в мессианское царство, чем с одной стороны доказывают, что Бог справедливо карает нарушителей Его закона, а с другой стороны утешают верующих в тех тяжких испытаниях, каким они подвергались в те времена. Наконец, в последний, пятый – послепленный период пророки с одной стороны действуют в видах восстановления внутренней и внешней жизни теократии, с другой – обращают свои взоры к будущему преображению этой жизни.

Значение пророческих книг. Писания пророков важны уже по обилию содержащегося в них учительного материала. В них находим мы величественные изображения существа и свойств Божиих, Его могущества, святости, всеведения, благости и пр. Они дают нам возможность проникнуть взором в невидимый мир и в таинственные глубины человеческого сердца. Изображая нечестие и ожесточение Израиля, пророки как бы этим показывают пред нами зеркало, в котором мы можем видеть отражение и своей жизни. Но особенно важны книги пророков для нас, христиан, потому что в них мы находим исполнившиеся с совершенной точностью пророчества об иудеях и других народах, а главным образом предсказания о Христе. Господь Иисус Христос Сам указывал на пророчества, как на самое верное свидетельство о Нем и Его деятельности (Ин.5:39). Наконец, пророчества важны для нас и потому, что часто в них обстоятельно раскрывается то, на что в Новом Завете указывается только намеками, краткими заметками. Так, напр., 53-я глава кн. Исаии выясняет пред нами истинную причину и цель страданий Христовых, а также дает объяснение к словам Иоанна Крестителя о Христе: «се, агнец Божий!» (Ин.1:29)

Распределение пророческих книг в Библии. Всех пророков, записавших свои речи в книги, было 16. Первые четыре – Исаия, Иеремия, Иезекииль и Даниил, называются великими, а прочие 12 – Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Иона, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария и Малахия – малыми, конечно, по сравнительно малому объему их книг. Впрочем, книга Даниила в еврейской Библии отнесена была в число этнографов (кетубим), а книги 12-ти малых пророков составляли одну книгу. Книги пророческие в нашей Библии распределены не по порядку времени их происхождения, а, вероятно, по объему. Хронологический же порядок пророческих книг можно установить такой. Самым древним пророком был Авдий, пророчествовавший около 885-го г. до Р. Х., за ним следуют Иоиль, Амос, Иона, Осия, Исаия, Михей, Наум, Аввакум и Софония. Это так называемые, допленные пророки. Затем идут пророки периода плена – Иеремия, Иезекииль и Даниил и, наконец, пророки послепленные – Аггей, Захария и Малахия (около 427 г.). 3


* * *


1 См. Konig Das Prophetenthum в Beweis d. Glaubens. 1907. 2, 1–3.

2 Социально-политическая деятельность пророков прекрасно очерчена в книге Walter'а: Die Propheten in ihrem socialem Beruf. Freiburg 1900. 1–288 с.

3 О пророчествах вообще более обстоятельные сведения дает еп. Михаил в своих очерках «Библейская наука» (Ветхий Завет, вып. 4). Об исполнении же пророчеств можно читать у Кейта в его книге: «Доказательства истины христианской веры, основанные на буквальном исполнении пророчеств, истории евреев и открытиях новейших путешественников». СПб. 1870 г. С. 1–530.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

7:2 Букв.: прости / помилуй, прошу Тебя.


7:4 а) Так по друг. чтению; масоретский текст: огонь для суда.


7:4 б) Или: пучину.


7:4 в) Или: по земельному наделу (вероятно, наделу Израиля).


7:7 Или: на стене (из) свинца / олова (очевидно, здесь, как и далее в этом стихе и стихом ниже, имеется в виду строительный отвес, поэтому многие переводят как: у стены, выстроенной по отвесу).


7:8 Букв.: и мимо него более не пройду.


7:9 Букв.: высоты / холмы.


7:14 а) Друг. возм. пер. этого безглагольного предложения: Нет, я пророк (хотя и не сын…); так эти слова переведены в древн. греч. рукописях.


7:14 б) Фраза не сын пророка здесь означает, что Амос никогда не учился в школе пророков, в которой постигали Слово Божье.


7:14 в) Сикомора - разновидность фигового дерева.


7:17 Букв.: и землю твою разделят веревкой межевой.


8:2 а) Игра слов оригинала кайиц (созревшие (к концу лета) спелые плоды) и одинаково произносимое в дни Амоса кец (предел / развязка / конец) передается средствами русского языка.


8:2 б) Букв.: и мимо них более не пройду.


8:3 а) Или: песни, (что поются) во дворце.


8:3 б) Или: брошенных. Молчи!


8:7 Или: тем, что вызывало восторг Иакова. Лингвистическая связь между евр.словами «клятвенный» и «обещанный» приводит иных к пониманию, что в этом случае Господь клянется Землей обетованной как драгоценным достоянием Израиля. Однако, вполне возможно, что выражение «гордость / восторг Иакова» означает имя Бога, которым гордился и восторгался Иаков (ср. 4:2; 6:8).


8:12 Имеется в виду Мертвое море на востоке и Средиземное море на западе.


8:14 Букв.: как жив путь (т.е. паломничество) в Беэр-Шеву.


9:1 а) Здесь «храм», вероятно, не некое здание, при разрушении которого погибло бы лишь небольшое число людей, а та религия Северного царства, которая погубила народ.


9:1 б) Букв.: чтобы задрожали пороги.


9:2 См. примеч. «а» к Ос 13:14.


9:5 Букв.: растекается - образное описание землетрясения.


9:6 Или: на небесах.


9:9 Имеется в виду решето, употребляемое для очистки зерна от соломы и камней или песка от камней и раковинок.


9:11 а) Букв.: хижину / палатку.


9:11 б) Так в LXX, масоретский текст: их.


9:12 Букв.: над которыми имя Мое провозглашается. Евр. идиома, указывающая на владение той или иной собственностью или народом, что иногда происходило в результате завоевания (см. 2 Цар 12:28). В Деян 15:16, 17 Иаков цитирует эти слова по LXX.


9:13 а) Или: молодое вино.


9:13 б) Ср. Иоил 3:18. Или (ближе к букв.): холмы потекут / растают.


9:14 Или: верну пленных.


Пусть же справедливость потечет, как река в половодье, и праведность - как поток неиссякаемый! (5:24)

Только религия как узы любви и ответственности перед Богом, как глубочайший духовный и нравственный опыт открывает человеку возможность настоящего духовного раскрепощения и восхождения. Однако известно и то, что религия столь же успешно, притом издавна, использовалась в качестве мощного средства подчинения и унижения людей. Стоило кому-нибудь, какой-либо власти, политической или религиозной, прийти к убеждению, что они точно знают верные пути к счастливому будущему, как тут же все средства для них оказывались хороши. Многочисленные свидетельства всемирной истории о разжигавшейся на почве религии ненависти, о притеснениях и убийствах во имя тех или иных религиозных верований - ошеломляют. В числе первых, кто восставал против этого зла, были библейские пророки. Их голоса, призывавшие держаться религии, несущей в себе идеи справедливости, смирения, сострадательности и сегодня по силе убедительности не имеют себе равных.

Среди таких смелых людей был провидец Амос - сельский труженик и пастух. Он бросил вызов вождям и богачам сразу двух царств - Иудеи и Израиля, для которых стяжательство, жестокость, ложь и вопиющая безнравственность стали нормой жизни.

Начало служения Амоса следует отнести примерно к 755 / 754 гг. до Р. Х. В это время - впервые на протяжении жизни нескольких поколений - израильтянам никто не угрожал войной. Иудея на юге и Израиль на севере, расширив свои владения за счет соседних народов, контролируя главные торговые пути, стремительно обогащались. Всякого рода роскошь: новые дома каменной кладки, обложенная слоновой костью мебель, изысканная пища и лучшие вина, дорогие косметические средства - стала доступной, хотя и для немногих. Впервые в истории Израиля произошло очень сильное расслоение общества на богатых и бедных. На фоне этого внешнего благополучия обличительные речи пророка прозвучали как гром среди ясного неба. Более того, они воспринимались как оскорбления, едва ли не святотатство.

Иудеи и израильтяне, к которым обращался Амос, были «весьма религиозны» в том смысле, что они ежедневно посещали языческие капища для участия в совершавшихся там оргиях и при этом ожидали наступления «Дня Господнего», в который Бог исполнит все их чаяния о процветании страны. И именно в то время, когда всё израильское общество оказалось в глубоком кризисе, Амос принес им весть от Бога, которая никак не совпадала с тем, на что они рассчитывали: «Ненавижу, презираю празднества ваши» (5:21). Богу не угодны были ни жертвоприношения их, ни песнопения. Он ждал от правителей и священников Своего народа честности, справедливости и признания прав слабых, бедных и угнетенных.

Пророк перечислил все соседние с Израилем народы, объявив и им о возмездии Божьем за их преступления против человечности. Такого рода речь была по душе тем, кто любил хвалиться своим превосходством над языческими народами. Овладев таким образом вниманием израильтян, Амос теперь мог им сказать, что Бог будет судить и их. Все они, их прекрасные дома, их жертвенники - всё будет уничтожено.

Он предостерегал вождей Израиля того времени: если они останутся глухи к его призыву, то несправедливость власть имущих по отношению к бедным и слабым погубит народ. Господь не допустит продолжения их нечестивого, жестокого правления. Раскаяние или возмездие - такова единственная, по мысли пророка, альтернатива. Амос завершает свою книгу описанием неотвратимого и необратимого торжества праведности над беззаконием, такого торжества, при котором будет восстановлено долгожданное благоденствие народа, вверившего свою жизнь Богу.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Пророк Амос предупреждает о грядущем суде Божием, и суд этот по справедливости должен быть очень суров... 

 

«Тот день», о котором начинает говорить пророк в 8-й главе, теперь предстает перед нами как кошмар... 

 

«И будет в тот день, говорит Господь…» Тот день, день Господень... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).