Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Синодальный перевод (ru)
Поделиться

Книга Товита, Глава 3,  стихи 16-17

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 16 Бог посылает Рафаила
16 И услышана была молитва обоих пред славою великого Бога, и послан был Рафаил исцелить обоих: 17 снять бельма у Товита и Сарру, дочь Рагуилову, дать в жену Товии, сыну Товитову, связав Асмодея, злого духа; ибо Товии предназначено наследовать ее. — И в одно и то же время Товит, по возвращении, вошел в дом свой, а Сарра, дочь Рагуилова, сошла с горницы своей.

Книга Товита, Глава 4

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Наставления Товита молодому Товии
1 В тот день вспомнил Товит о серебре, которое отдал на сохранение Гаваилу в Рагах Мидийских, 2 и сказал сам себе: я просил смерти; что же не позову сына моего Товии, чтобы объявить ему об этом, пока я не умер? 3 И, призвав его, сказал: сын мой! когда я умру, похорони меня и не покидай матери своей; почитай ее во все дни жизни твоей, делай угодное ей и не причиняй ей огорчения. 4 Помни, сын мой, что она много имела скорбей из-за тебя еще во время чревоношения. Когда она умрет, похорони ее подле меня в одном гробе.
5 Во все дни помни, сын мой, Господа Бога нашего и не желай грешить и преступать заповеди Его. Во все дни жизни твоей делай правду и не ходи путями беззакония, 6 ибо, если ты будешь поступать по истине, в делах твоих будет успех, как у всех поступающих по правде. 7 Из имения твоего подавай милостыню, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню. Ни от какого нищего не отвращай лица твоего, тогда и от тебя не отвратится лице Божие. 8 Когда у тебя будет много, твори из того милостыню, и когда у тебя будет мало, не бойся творить милостыню и понемногу; 9 ты запасешь себе богатое сокровище на день нужды, 10 ибо милостыня избавляет от смерти и не попускает сойти во тьму. 11 Милостыня есть богатый дар для всех, кто творит ее пред Всевышним. 12 Берегись, сын мой, всякого вида распутства. Возьми себе жену из племени отцов твоих, но не бери жены иноземной, которая не из колена отца твоего, ибо мы сыны пророков. Издревле отцы наши — Ной, Авраам, Исаак и Иаков. Помни, сын мой, что все он брали жен из среды братьев своих и были благословенны в детях своих, и потомство их наследует землю. 13 Итак, сын мой, люби братьев твоих и не превозносись сердцем пред братьями твоими и пред сынами и дочерями народа твоего, чтобы не от них взять тебе жену, потому что от гордости — погибель и великое неустройство, а от непотребства — оскудение и разорение: непотребство есть мать голода. 14 Плата наемника, который будет работать у тебя, да не переночует у тебя, а отдавай ее тотчас: и тебе воздастся, если будешь служить Богу. Будь осторожен, сын мой, во всех поступках твоих и будь благоразумен во всем поведении твоем. 15 Что ненавистно тебе самому, того не делай никому. Вина до опьянения не пей, и пьянство да не ходит с тобою в пути твоем. 16 Давай алчущему от хлеба твоего и нагим от одежд твоих; от всего, в чем у тебя избыток, твори милостыни, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню. 17 Раздавай хлебы твои при гробе праведных, но не давай грешникам. 18 У всякого благоразумного проси совета, и не пренебрегай советом полезным. 19 Благословляй Господа Бога во всякое время и проси у Него, чтобы пути твои были правы и все дела и намерения твои благоуспешны, ибо ни один народ не властен в успехе начинаний, но Сам Господь ниспосылает все благое и, кого хочет, уничижает по Своей воле. Помни же, сын мой, заповеди мои, и да не изгладятся они из сердца твоего!
20 Теперь я открою тебе, что я отдал десять талантов серебра на сохранение Гаваилу, сыну Гавриеву, в Рагах Мидийских. 21 Не бойся, сын мой, что мы обнищали: у тебя много, если ты будешь бояться Господа и, удаляясь от всякого греха, делать угодное пред Ним.

Книга Товита, Глава 5

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Приготовление к путешествию, 4 Ангел Рафаил, 17 Начало путешествия
1 И сказал Товия в ответ ему: отец мой, я исполню все, что ты завещаешь мне; 2 но как я могу получить серебро, не зная того человека? 3 Тогда отец дал ему расписку и сказал: найди себе человека, который сопутствовал бы тебе; я дам ему плату, пока еще жив, и ступайте за серебром.
4 И пошел он искать человека и встретил Рафаила. Это был Ангел, но он не знал 5 и сказал ему: можешь ли ты идти со мною в Раги Мидийские и знаешь ли эти места? 6 Ангел отвечал: могу идти с тобою и дорогу знаю; я уже останавливался у Гаваила, брата нашего. 7 И сказал ему Товия: подожди меня, я скажу отцу моему. 8 Тот сказал: ступай, только не медли. 9 Он, придя, сказал отцу: вот я нашел себе спутника. Отец сказал: пригласи его ко мне; я узнаю, из какого он колена и надежный ли спутник тебе.
10 И позвал его, и он вошел, и приветствовали друг друга. 11 Товит спросил: скажи мне, брат, из какого ты колена и из какого рода? 12 Он отвечал: колена и рода ты ищешь или наемника, который пошел бы с сыном твоим? И сказал ему Товит: брат, мне хочется знать род твой и имя твое. 13 Он сказал: я Азария, из рода Анании великого, из братьев твоих. 14 Тогда Товит сказал ему: брат, иди благополучно, и не гневайся на меня за то, что я спросил о колене и роде твоем. Ты доводишься брат мне, из честного и доброго рода. Я знал Ананию и Ионафана, сыновей Семея великого; мы вместе ходили в Иерусалим на поклонение, с первородными и десятинами земных произведений, ибо не увлекались заблуждением братьев наших: ты, брат, от хорошего корня! 15 Но скажи мне: какую плату я должен буду дать тебе? Я дам тебе драхму на день и все необходимое для тебя и для сына моего, 16 и еще прибавлю тебе сверх этой платы, если благополучно возвратитесь. 17 Так и условились. Тогда он сказал Товии: будь готов в путь, и отправляйтесь благополучно. И приготовил сын его нужное для пути. И сказал ему отец: иди с этим человеком; живущий же на небесах Бог да благоустроит путь ваш, и Ангел Его да сопутствует вам! — И отправились оба, и собака юноши с ними. 18 Анна, мать его, заплакала и сказала Товиту: зачем отпустил ты сына нашего? Не он ли был опорою рук наших, когда входил и выходил пред нами? 19 Не предпочитай серебра серебру; пусть оно будет как сор в сравнении с сыном нашим! 20 Ибо, сколько Господом определено нам жить, на это у нас довольно есть. 21 Товит сказал ей: не печалься, сестра; он придет здоровым, и глаза твои увидят его, 22 ибо ему будет сопутствовать добрый Ангел; путь его будет благоуспешен, и он возвратится здоровым.

Книга Товита, Глава 6

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 17 Начало путешествия, 2 Рыба на берегу Тигра, 10 Проект брака с Саррою
1 И перестала она плакать.
2 А путники вечером пришли к реке Тигру и остановились там на ночь. 3 Юноша пошел помыться, но из реки показалась рыба и хотела поглотить юношу. 4 Тогда Ангел сказал ему: возьми эту рыбу. И юноша схватил рыбу и вытащил на землю. 5 И сказал ему Ангел: разрежь рыбу, возьми сердце, печень и желчь, и сбереги их. 6 Юноша так и сделал, как сказал ему Ангел; рыбу же испекли и съели; и пошли дальше и дошли до Екбатан. 7 И сказал юноша Ангелу: брат Азария, к чему эта печень и сердце и желчь из рыбы? 8 Он отвечал: если кого мучит демон или злой дух, то сердцем и печенью должно курить пред таким мужчиною или женщиною, и более уже не будет мучиться; 9 а желчью помазать человека, который имеет бельма на глазах, и он исцелится.
10 Когда же приближались к Раге, 11 Ангел сказал юноше: брат, ныне мы переночуем у Рагуила, твоего родственника, у которого есть дочь, по имени Сарра. 12 Я поговорю о ней, чтобы дали ее тебе в жену, ибо тебе предназначено наследство ее, так как ты один из рода ее; а девица прекрасная и умная. 13 Так послушайся меня; я поговорю с ее отцом и, когда мы возвратимся из Раг, совершим брак. Я знаю Рагуила: он никак не даст ее мужу чужому вопреки закону Моисееву; иначе повинен будет смерти, так как наследство следует получить тебе, а не другому кому.
14 Тогда юноша сказал Ангелу: брат Азария, я слышал, что эту девицу отдавали семи мужам, но все они погибли в брачной комнате; 15 а я один у отца и боюсь, как бы, войдя к ней, не умереть подобно прежним; ее любит демон, который никому не вредит, кроме приближающихся к ней. И потому я боюсь, как бы мне не умереть и не свести жизнь отца моего и матери моей печалью обо мне во гроб их; а другого сына, который похоронил бы их, нет у них.
16 Ангел сказал ему: разве ты забыл слова, которые заповедал тебе отец твой, чтобы ты взял жену из рода твоего? Послушай же меня, брат: ей следует быть твоею женою, а о демоне не беспокойся; в эту же ночь отдадут тебе ее в жену. 17 Только, когда ты войдешь в брачную комнату, возьми курильницу, вложи в нее сèрдца и печени рыбы и покури; 18 и демон ощутит запах и удалится, и не возвратится никогда. Когда же тебе надобно будет приблизиться к ней, встаньте оба, воззовите к милосердому Богу, и Он спасет и помилует вас. Не бойся; ибо она предназначена тебе от века, и ты спасешь ее, и она пойдет с тобою, и я знаю, что у тебя будут от нее дети. Выслушав это, Товия полюбил ее, и душа его крепко прилепилась к ней. И пришли они в Екбатаны.

Книга Товита, Глава 7

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Гостеприимство, 9 Брак Товии и Сарры
1 И подошли к дому Рагуила. Сарра встретила и приветствовала их, и они ее, и ввела их в дом. 2 И сказал Рагуил Едне, жене своей: как похож этот юноша на Товита, сына брата моего! 3 И спросил их Рагуил: откуда вы, братья? Они отвечали ему: мы из сынов Неффалима, плененных в Ниневию. 4 Еще спросил их: знаете ли брата нашего Товита? Они отвечали: знаем. Потом спросил: здравствует ли он? Они отвечали: жив и здоров. 5 А Товия сказал: это мой отец. 6 И бросился к нему Рагуил и целовал его и плакал. 7 И благословил его и сказал: ты сын честного и доброго человека. Но, услышав, что Товит потерял зрение, опечалился и плакал; 8 плакали и Една, жена его, и Сарра, дочь его. И приняли их весьма радушно.
9 И закололи овна, и предложили обильные снеди. Товия же сказал Рафаилу: брат Азария, переговори, о чем ты говорил на пути; пусть устроится это дело! 10 И он передал эту речь Рагуилу, а Рагуил сказал Товии: ешь, пей и веселись, ибо тебе надлежит взять мою дочь. Впрочем, скажу тебе правду: 11 я отдавал свою дочь семи мужам, и, когда они входили к ней, в ту же ночь умирали. Но ты ныне будь весел! И сказал Товия: я ничего не буду здесь есть до тех пор, пока не сговоритесь и не условитесь со мною. Рагуил сказал: возьми ее теперь же по праву; ты брат ее, и она твоя. Милосердый Бог да устроит вас наилучшим образом!
12 И призвал Сарру, дочь свою, и, взяв руку ее, отдал ее Товии в жену и сказал: вот, по закону Моисееву, возьми ее и веди к отцу твоему. И благословил их. 13 И призвал Едну, жену свою, и, взяв свиток, написал договор и запечатал. 14 И начали есть.
15 И призвал Рагуил Едну, жену свою, и сказал ей: приготовь, сестра, другую спальню и введи ее. 16 И сделала, как он сказал; и ввела ее туда, и заплакала, и приняла взаимно слезы дочери своей, и сказала ей: 17 успокойся, дочь; Господь неба и земли даст тебе радость вместо печали твоей. Успокойся, дочь моя!

Книга Товита, Глава 8

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Бракосочетание, 9 Беспокойство Рагуила
1 Когда окончили ужин, ввели к ней Товию. 2 Он же, идя, вспомнил слова Рафаила, и взял курильницу, и положил сердце и печень рыбы, и курил. 3 Демон, ощутив этот запах, убежал в верхние страны Египта, и связал его Ангел.
4 Когда они остались в комнате вдвоем, Товия встал с постели и сказал: встань, сестра, и помолимся, чтобы Господь помиловал нас. 5 И начал Товия говорить: благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои! 6 Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою — жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: "нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему". 7 И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня и дай мне состариться с нею! 8 И она сказала с ним: аминь. 9 И оба спокойно спали в эту ночь.
 Между тем Рагуил, встав, пошел и выкопал могилу, 10 говоря: не умер ли и этот? 11 И пришел Рагуил в дом свой 12 и сказал Едне, жене своей: пошли одну из служанок посмотреть, жив ли он; если нет, похороним его, и никто не будет знать. 13 Служанка, отворив дверь, вошла и увидела, что оба они спят. 14 И, выйдя, объявила им, что он жив. 15 И благословил Рагуил Бога, говоря: благословен Ты, Боже, всяким благословением чистым и святым! Да благословляют Тебя святые Твои, и все создания Твои, и все Ангелы Твои, и все избранные Твои, да благословляют Тебя вовеки! 16 Благословен Ты, что возвеселил меня, и не случилось со мною так, как я думал, но сотворил с нами по великой Твоей милости! 17 Благословен Ты, что помиловал двух единородных! Доверши, Владыка, милость над ними: дай им окончить жизнь во здравии, с весельем и милостью! 18 И приказал рабам своим зарыть могилу.
19 И сделал для них брачный пир на четырнадцать дней. 20 И сказал ему Рагуил с клятвою прежде исполнения дней брачного пира: не уходи, доколе не исполнятся эти четырнадцать дней брачного пира; 21 а тогда, взяв половину имения, благополучно отправляйся к отцу твоему: остальное же получишь, когда умру я и жена моя.

Книга Товита, Глава 9

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Рафаил у Гаваила
1 И позвал Товия Рафаила и сказал ему: 2 брат Азария, возьми с собою раба и двух верблюдов и сходи в Раги Мидийские к Гаваилу; принеси мне серебро и самого его приведи ко мне на брак; 3 ибо Рагуил обязал меня клятвою, чтоб я не уходил; 4 между тем отец мой считает дни и, если я много замедлю, он будет очень скорбеть. 5 И пошел Рафаил и остановился у Гаваила и отдал ему расписку; а тот принес мешки за печатями и передал ему.
6 И на утро рано встали они вместе и пришли на брак. И благословил Товия жену свою.

Книга Товита, Глава 10

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Беспокойство родителей Товии, 7 Возвращение Товии к отцу
1 Товит, отец его, считал каждый день. И когда исполнились дни путешествия, а он не приходил, 2 Товит сказал: не задержали ли их? или не умер ли Гаваил, и некому отдать им серебра? 3 И очень печалился. 4 Жена же его сказала ему: погиб сын наш, потому и не приходит. И начала плакать по нем и говорила: 5 ничто не занимает меня, сын мой, потому что я отпустила тебя, свет очей моих! 6 Товит говорит ей: молчи, не тревожься, он здоров. 7 А она сказала ему: молчи ты, не обманывай меня; погибло детище мое. — И ежедневно ходила за город на дорогу, по которой они отправились; днем не ела хлеба, а по ночам не переставала плакать о сыне своем Товии, пока не окончились четырнадцать дней брачного пира, которые Рагуил заклял его провести там.
 Тогда Товия сказал Рагуилу: отпусти меня, потому что отец мой и мать моя не надеются уже видеть меня. 8 Тесть же сказал ему: побудь у меня; я пошлю к отцу твоему, и известят его о тебе. 9 А Товия говорит: нет, отпусти меня к отцу моему.
10 И встал Рагуил и отдал ему Сарру, жену его, и половину имения, рабов и скота и серебро, 11 и, благословив их, отпустил и сказал: дети! да благопоспешит вам Бог Небесный, прежде нежели я умру. 12 Потом сказал дочери своей: почитай твоего свекра и свекровь; теперь они — родители твои; желаю слышать добрый слух о тебе. И поцеловал ее. И Една сказала Товии: возлюбленный брат, да восставит тебя Господь Небесный и дарует мне видеть детей от Сарры, дочери моей, дабы я возрадовалась пред Господом. И вот, отдаю тебе дочь мою на сохранение; не огорчай ее. 13 После того отправился Товия, благословляя Бога, что Он благоустроил путь его, и благословлял Рагуила и Едну, жену его. И продолжал путь, и приблизились они к Ниневии.

Книга Товита, Глава 11

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Исцеление Товита
1 И сказал Рафаил Товии: ты знаешь, брат, в каком положении ты оставил отца твоего; 2 пойдем вперед, прежде жены твоей, и приготовим помещение; 3 а ты возьми в руку и желчь рыбью. И пошли; за ними побежала и собака. 4 Между тем Анна сидела, высматривая на дороге сына своего, 5 и, заметив, что он идет, сказала отцу его: вот, идет сын твой и человек, отправившийся с ним. 6 Рафаил сказал: я знаю, Товия, что у отца твоего откроются глаза; 7 ты только помажь желчью глаза его, и он, ощутив едкость, оботрет их, и спадут бельма, и он увидит тебя.
8 Анна, подбежав, бросилась на шею к сыну своему и сказала ему: увидела я тебя, дитя мое — теперь мне хотя умереть. И оба заплакали. 9 А Товит пошел к дверям и споткнулся, но сын его поспешил к нему, и поддержал отца своего, 10 и приложил желчь к глазам отца своего, и сказал: ободрись, отец мой! 11 Глаза его заело, и он отер их, 12 и снялись с краев глаз его бельма. Увидев сына своего, он пал на шею к нему 13 и заплакал и сказал: благословен Ты, Боже, и благословенно имя Твое вовеки, и благословенны все святые Ангелы Твои! 14 Потому что Ты наказал и помиловал меня. Вот, я вижу Товию, сына моего.
— И вошел сын его радостно и рассказал отцу своему о чудных делах, бывших с ним в Мидии.
15 И вышел Товит навстречу невестке своей к воротам Ниневии, радуясь и благословляя Бога. Видевшие, что он идет, удивлялись, как он прозрел. 16 И Товит исповедал пред ними, что Бог помиловал его. Когда подошел Товит к Сарре, невестке своей, благословил ее и сказал: здравствуй, дочь моя! Благословен Бог, Который привел тебя к нам, и благословенны отец твой и мать твоя! Обрадовались и все братья его в Ниневии. 17 И пришел Ахиахар и Насвас, племянник его, 18 и весело праздновали брак Товии семь дней.

Книга Товита, Глава 12

ДЕЙСТВИЕ ПРОВИДЕНИЯ БОЖИЯ> 1 Награда Рафаила, 6 Рафаил - ангел, 16 Рафаил покидает Товита и Товию
1 И призвал Товит сына своего Товию и сказал ему: приготовь, сын мой, плату человеку, который ходил с тобою; ему надобно еще прибавить. 2 Он отвечал: отец мой, я не буду в убытке, если отдам ему половину всего, что принес; 3 потому что он привел меня к тебе здоровым и жену мою уврачевал, и серебро мое принес, и тебя также исцелил. 4 Старец сказал: так и следует ему. 5 И призвал Ангела и сказал ему: возьми половину всего, что вы принесли, и иди с миром.
6 Тогда, отозвав обоих особо, Ангел сказал им: благословляйте Бога, прославляйте Его, признавайте величие Его и исповедуйте пред всеми живущими, что Он сделал для вас. Доброе дело — благословлять Бога, превозносить имя Его и благоговейно проповедовать о делах Божиих; и вы не ленитесь прославлять Его. 7 Тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. Делайте добро, и зло не постигнет вас. 8 Доброе дело — молитва с постом и милостынею и справедливостью. Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото, 9 ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех. Творящие милостыни и дела правды будут долгоденствовать. 10 Грешники же суть враги своей жизни.
11 Не скрою от вас ничего; я сказал уже: тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. 12 Когда молился ты и невестка твоя Сарра, я возносил память молитвы вашей пред Святаго, и когда ты хоронил мертвых, я также был с тобою. 13 И когда ты не обленился встать и оставить обед свой, чтобы пойти и убрать мертвого, твоя благотворительность не утаилась от меня, но я был с тобою. 14 И ныне Бог послал меня уврачевать тебя и невестку твою Сарру.
15 Я — Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго.
16 Тогда оба смутились и пали лицем на землю, потому что были в страхе. 17 Но он сказал им: не бойтесь, мир будет вам. Благословляйте Бога вовек. 18 Ибо я пришел не по своему произволению, а по воле Бога нашего; потому и благословляйте Его вовек. 19 Все дни я был видим вами, но я не ел и не пил — только взорам вашим представлялось это. 20 Итак, прославляйте теперь Бога, потому что я восхожу к Пославшему меня, и напишите все совершившееся в книгу. 21 И встали они и более уже не видели его. 22 И стали рассказывать о великих и чудных делах Божиих, и как явился им Ангел Господень.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

3:16 "Рафаил" - ангел-хранитель, посланный к Товиту и Сарре, был сначала посредником, возносящим их молитву к Богу (Тов 12:12, Тов 12:15; ср Тов 5:4).


4:17 Подобный совет дан в древней книге Премудрости Ахиахара, отголоски которой мы находим в кн Тов и Сир. Товит очевидно советует своему сыну не приносить дары умершим, так как это воспрещается законом, а творить милостыню в память о них.


5:4 За исключением выражений "Ангел Ягве" или "Ангел Божий", означающих в древних текстах видимое явление Бога (ср Быт 16:7), ангелами именуются существа, отличающиеся от Бога и подчиненные Ему как члены Его небесного двора (их называют "сынами Божиими", Иов 1:6; ср Пс 28:1, "святыми", Иов 5:1; "воинством небесным", 3 Цар 22:19; Неем 9:6; Пс 102:21; Пс 148:2). В прологе кн Иова упоминается их собор (Иов 1:6; Иов 2:1), из которого выходят вестники (таков букв, смысл слова "ангел"), которых Бог посылает на землю. Среди них есть и ангелы-разрушители (ср Исх 12:23; 4 Цар 19:35; Иез 9:1; Пс 77:49), и ангелы-хранители народов и отдельных людей (ср Исх 23:20; Дан 10:13). Рафаил послан на помощь семье Товия (Тов 3:17, ср Быт 24:7). О посреднической роли ангелов в пророчествах см. Иез 40:3. Это учение в дальнейшем развивается в иудаизме и в НЗ.


5:13 "Анания" означает "Ягве милостив", а "Рафаил" - "Бог исцеляет".


5:21 "Сестра моя" - таково же обращение к жене или невесте в гл Тов 8:4, Тов 8:7и в Песн 4:9сл; Песн 5:1-2; ср Песн 8:1.


6:12 "Ты один из рода ее" - согласно патриархальному обычаю, принадлежащие к одному роду должны были вступать между собой в брак, чтобы продолжить род (Тов 4:12-13; рассказ о браке Исаака -Быт 24). Возможно, что т. н. "левират" (Втор 25:5) произошел от этого обычая, который гарантировал сохранение земель - после разделения земли Ханаанской - за коленами, обосновавшимися в Палестине.


8:3 "Бегство демона в Египет" - символический язык, выражающий реальность Божия заступления, освобождающего от козней злых духов.


8:4-9 Поучение о святости брака и семьи.


8:21 В рассказе о бракосочетании Сарры много общих черт с рассказами о браке Ревекки (Быт 24), Рахили (Быт 29), Дины (Быт 34), жены Самсона (Суд 14), Мелхолы (1 Цар 18). Но в данном случае не жених дает тестю выкуп (евр "мехор") за его дочь, а, наоборот, отец дает приданое дочери.


12:7 Бывает необходимо хранить в тайне дела земных царей, ибо они несовершенны, о делах же Божиих следует благоговейно оповещать всех, дабы их прославляли.


12:12 Ангел Рафаил представлен здесь в роли посредника: он возносит Богу "память" (mnhmosunh) молитвы и добрых дел Товита. Слово "память" употребляется в официальных отчетах в смысле "меморандум"; при жертвоприношениях "память" есть та часть приношения, которую священник сжигает на жертвеннике в "благоухание, приятное Богу". В НЗ ангел сотника Корнилия тоже говорит ему, что его молитвы и милостыни "пришли на память перед Богом" (Деян 10:4).


12:14 В Св. Писании даны имена только трех ангелов: Гавриила (Дан 8:16; Дан 9:21; Лк 1:19), Михаила (Дан 10:13, Дан 10:21; Дан 12:1; Иуд 1:9) и Рафаила- здесь и в Тов 3:16. Имена других ангелов даны составителями апокрифов. Отголосок Тов 12:15 встречается в Откр 8:2: "семь ангелов... стояли перед Богом".



Книга Товита представляет собой, так сказать, семейную хронику. В ней переплетаются рассказы о Товите и сыне его Товии, с одной стороны, о родственнике его Рагуиле и дочери Рагуила Сарре, с другой. Значительное место занимает утверждение бытовых добродетелей: обязанности хоронить умерших, творить милостыню, исполнять волю родителей. В то же время подчеркивается действие Провидения, близость Бога, проявляющаяся через посредство ангела Рафаила. Следует отметить значительное сходство тематического содержания кн Товита с семейными историями из жизни праотцев, о которых повествуется в кн Бытия. По своей форме она стоит между кн Иова и Есфири, Захарии и Даниила. Есть в ней точки соприкосновения и с Премудростью Ахиахара (ср Тов 1:22; Тов 2:10; Тов 11:18; Тов 14:10), апокрифическим произведением, основное содержание которого восходит по меньшей мере к 5 в. до Р.Х. Т. о. можно предположить, что кн Товита была написана около 200 г до Р.Х., вероятно в Палестине и по-арамейски.

В славяно-русской Библии, как и в Вульгате, эти три книги, следующие за историческими, составляют небольшую группу, отличающуюся целым рядом особых черт.

1) Текст их плохо установлен. В основе кн Товита лежит неизвестный нам семитский оригинал. Бл. Иероним использовал для лат. перевода (Вульг) т. н. «халдейский» (в действительности же арамейский), ныне утерянный, текст. Однако недавно в одной из Кумранских пещер были обнаружены отрывки четырех арамейских рукописей и евр рукописи этой книги. Греческий, сирийский и латинский переводы кн Товита являются разновидностями греч текста, из которых наиболее важны две: одна представлена Ватиканской (В) и Александрийской (А) рукописями, другая Синайским кодексом и древнелатинской версией, вероятно более древней, подтвержденной теперь Кумранскими фрагментами.

Евр оригинал кн. Иудифи также утерян. Греч, текст представлен в трех вариантах, во многом расходящихся между собой. Текст Вульг в свою очередь сильно отличается от греческого и еврейского. Бл. Иероним, вероятно, переработал прежний латинский перевод, использовав арамейский пересказ.

Кн. Есфири существует в краткой евр и более пространной греч версии. Есть два варианта греч текста: распространенный вариант греч Библии и искаженный вариант «Лукиановской рецензии» (редакции). В греч версии содержатся добавления к евр: сон Мардохея (до Есф 1:1) и его объяснение (после Есф 10), два указа Артаксеркса (после Есф 3:12), молитвы Мардохея и Есфири (после Есф 14:17), другой рассказ об обращении Есфири к Артаксерксу (Есф 5:1-2), наконец добавление, объясняющее происхождение греч версии (после Есф 10:3). В нашем издании сохранен тот же порядок, что и в греч тексте, но добавления напечатаны в скобках, без нумерации.

2) Кн. Товита и Иудифи не включены в евр Библию, не признают их и протестанты. Эти книги, наз. католиками второканоническими, (т.е. вошедшими позже канонических в канон Писаний: различение между прото- и второканоническими относится к хронологии, а не к достоинству книг) в святоотеческую эпоху были признаны католической Церковью после некоторых колебаний. Читатели пользовались ими уже очень рано. В официальных списках канона они появляются на Западе со времени римского синода 382 г., а на Востоке со времени т. н. «Трулльского» Константинопольского собора 692 г., хотя православные продолжают называть их неканоническими (Трулльский собор, подтвердив правила Карфагенского собора, таким образом включил эти книги в список свящ. книг. Православные считают их благочестивыми, полезными, назидательными, но византийские канонисты продолжают говорить, что по достоинству они не равны каноническим книгам. Вопрос о их богодухновенности подлежит дальнейшему обсуждению).

Второканоническими католики считают и греческие части кн. Есфири. Евр. текст Есфири вызывал споры среди раввинов еще в 1 в. по Р.Х., но в дальнейшем книга стала пользоваться у евреев большим почетом: она была признана ими, как впоследствии протестантами, богодухновенной.

3) Все эти книги принадлежат к литературному жанру, который в наше время можно определить как назидательную историческую повесть.

Как с историей, так и с географией авторы повествований обращаются весьма вольно. Согласно кн Товита, старый Товит в молодости видел еще разделение царства после смерти Соломона в 931 г (Тов 1:4), был уведен в плен вместе со всем коленом Неффалимовым в 734 г (Тов 1:5 и Тов 1:10), а его сын Товия умер уже только после разрушения Ниневии в 612 г (Тов 14:15). Сеннахирим показан в книге прямым преемником Салманасара (Тов 1:15), так что царствование Саргона в повествовании пропущено. От Раг Мидийских, расположенных в горах, до Экбатаны, помещенной автором на равнине, как будто бы только два дня пути, тогда как на самом деле Екбатана лежит на 2.000 м над уровнем моря, намного выше Раг, и один город отстоит от другого на 300 км. В кн. Есфири историческое обрамление более определенно: город Сузы описан правильно, некоторые персидские обычаи подмечены верно. Артаксеркс (евр переделка имени Ксеркса) является исторически известной личностью, и нравственный образ этого царя соответствует тому, что о нем говорит Геродот. Однако указ об истреблении иудеев, который он соглашается подписать, мало соответствует той политике терпимости, которую проводили Ахемениды; еще менее правдоподобно, что он разрешил истреблять своих собственных подданных и что 75.000 персов дали перебить себя без сопротивления. В годы, на которые указывается в рассказе, персидская царица, супруга Ксеркса, носила имя Аместрис, и в действительной истории нет места ни для Астини, ни для Есфири. Если Мардохей был уведен в плен при Навуходоносоре (Есф 2:6), то при Ксерксе ему должно было быть около 150 лет.

В книге Иудифи к истории и географии проявляется еще более вольное отношение. Действие отнесено ко времени Навуходоносора, «царствовавшего над Ассириянами в Ниневии» (Иф 1:1), тогда как Навуходоносор был царем Вавилона, а Ниневия была уже разрушена его отцом Набопаласаром. Наоборот, возвращение из плена, которое произошло только при Кире, представлено уже как совершившийся факт (Иф 4:3, Иф 5:19). Олоферн и Рагой — имена персидские, некоторые же детали рассказа напоминают греч. обычаи (Иф 3:7, Иф 15:13).

Изображение движения войск Олоферна (Иф 2:21-28) не соответствует географическим данным. Когда он доходит до Самарии, названий мест становится больше, и мы как будто вступаем теперь на более твердую почву. Но многие из этих названий неизвестны и звучат странно. Даже местонахождение города Ветилуи, являющегося центром описанных действий, невозможно определить на карте, несмотря на кажущиеся топографические уточнения рассказа. Эти вольности объясняются, очевидно, тем, что целью авторов являлось создать не историческую хронику, а произведения иного типа. По всей вероятности, отправными точками служили реальные факты, которые свободно комбинировались, чтобы предложить читателям одновременно назидательную книгу и увлекательный рассказ, вроде современного исторического романа. Поэтому важно определить цель каждого автора и смысл преподанного в его книге поучения.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

3:16-17 Молитва обоих страдальцев, Товита и Сарры, была услышана. В принятом греческом тексте LXX и слав. в ст. 16 ошибочно читается ἐνώπιον τη̃ς δόξης του̃ μεγάλου Ραφαηλ καὶ ἀπεστάλη, (и услыша Господь молитву обоих), пред славою великого Рафаила, и послан бе. Но в кодексах 64,243,248, в Комплютенском и Альдинском изданиях, равно как и в Синайском списке, после μεγάλου стоит θεου̃, и союз καὶ стоит пред Ραφαήλ или απεστάλη. Русский синодальный перевод правильно передает мысль подлинного текста. Имя ангела Рафаила, как одного из высших семи ангелов, предстоящих пред Богом (Тов 12:15), встречается только в книге Товита и позднее — в так называемой книге Еноха (9:1; 10:4; 20:3; 40:9) (см. Das Buch Henoch, ьbers und erklдrt von A. Dillmann и — «Книга Еноха. Историко-критическое исследование, русский пер. и объяснение апокрифической книги Еноха» (Казань, 1888). проф. прот. А. В. Смирнова). Допленная библейская письменность не знает имен ангелов. Только в книге пророка Даниила (Дан гл. 8, 9, 10, 12) впервые упоминается два имени ангелов — Гавриил и Михаил. Как эти два имени, будучи собственными именами, имеют, однако, по смыслу своему, нарицательное значение — выражают разные стороны отношения ангелов к Богу, миру и людям (см. А. Глаголев. Ветхозаветное библейское учение об ангелах, с. 361-377), так и имя Рафаила, происходя от евр. рафа, исцелять, врачевать, и эл, Бог, указывает на ту миссию, для выполнения которой Рафаил был послан Богом на землю (3:17; 12:14), именно на исцеление (ἰάσασθαι) (ст. 17) или избавление Товита от слепоты, Сарры от тех душевных недугов или страданий, которые причинял ей демон. И в книге Еноха (XL, 9) Рафаилу приписывается врачевание, как поставленному над всеми болезнями и над всеми ранами сынов человеческих. Но в кн. Еноха представление об ангеле Рафаиле смешивается с позднейшими ангелологическими воззрениями иудейства, в книге же Товита сохранено чистое библейское учение об ангелах, с присоединением некоторых подробностей касательно внешнего явления их на земле (5:4 и сл.) и положение Рафаила в небесной иерархии (12:15). См. А. Глаголев. Ветхозаветное библейское учение об ангелах, с. 407-410, и у проф. Дроздова, с. 368-381.


4:1-2 Вместо денег в книге Товита всюду говорится о серебре, ἀργυρίου (4:1; 5:2,3,18; 9:2; 10:2,11; 12:3), подобно тому как и в клинописных документам, деньги нередко называются серебром: это объясняется отсутствием в Ассиро-Вавилонии чеканенных монет до персидского владычества; вместо монет употреблялись куски или слитки металла, относительная ценность которых определялась по весу; поэтому в ассиро-вавилонских документах делового характера часто встречается выражение «отвесили» столько-то денег, подобно как и у древних евреев, у которых чеканка монет явилась лишь после вавилонского плена, в приложение к деньгам — слиткам или пластинкам — обычно прилагался термин «весить, взвесить, отвесить» (евр. schaqal (шакал), Быт 23:16; Ис 46:6; Иер 32:10. См. толк. Быт 23:16).


10 талантов серебра, помещенных Товитом у Гаваила (ст. 14 гл. 1), представляли значительную тяжесть — свыше 25 пудов, — почему Гаваил, возвращая мешки с серебром Товиту (9:2,5), уложил их на двух верблюдов, — и стоимость этого серебра простиралась, на наши деньги, до 23 000 руб. с лишком (см. проф. Дроздов, с. 490-491).


4:3-19 Наставления Товита сыну, ст. 3-19, имеют характер общебиблейского нравоучения; отдельным наставлениям могут указаны многие параллели из других библейских книг, однако есть здесь и индивидуальные и исторические черты, которые не позволяют видеть (с Фриче и др.) в этих наставлениях тенденциозный подбор нравоучений, свободно составлены по подражанию другим библейским книгам.


Так, наставление Товита сыну о почтительности к матери (ст. 3-4) имеет опору в целом воззрении Ветхого Завета на почитание родителей, прежде всего в законе Моисеевом (Исх 20:12; Втор 5:16), затем в учительных книгах (Сир 3:1-16; 7:29) и др. частях Св. Писания; равным образом желание Товита быть погребенным вместе с женою было свойственно еще патриархам еврейского народа (Быт 25:10; 49:29) и др. библейским лицам и вполне естественно вытекает из истинного библейского представления о супружеском союзе, как союзе неразрывном (Быт 2:24; 1 Кор 6:16). Но вместе с тем наставление это характеризует именно супружеский союз Товита и Анны со стороны нравственной крепости их супружества, несмотря на укоризны жены мужу (2:14). Наставление о постоянном страхе Божием и соблюдении заповедей Божиих (ст. 5-6), выражающее сущность благочестия по ветхозаветному учению (Втор 6:2; Еккл 12:13), вполне уместно в обращении богобоязненного Товита к вступающему в жизнь сыну. Наставление о милостыне (ст. 7-11)1В Синайском кодексе LXX со ст. 7 до второй половины 19 ст. имеется пропуск., при весьма понятном — ввиду основного значения учения о милостыне в библейском нравоучении — сходстве с учением об этом предмете других священных книг Ветхого и Нового Завета (см., например, Притч 3:9; Сир 4:8; 14:13; 29:15; 35:9; Лк 14:13 и др.), имели особенное значение и приложение в плену, где так много было нуждающихся евреев (см. 1:16 и сл.). Мысль о грехозаглаждающем значении милостыни, встречающаяся также в книге пророка Даниила (Дан 4:24; ср. Сир 29:15; Лк 11:41), здесь выражена особенно сильно: «милостыня от смерти избавляет и не попускает сойти в тьму» (ст. 10): здесь говорится, очевидно, о посмертном загробном мздовоздаянии, и ввиду последнего утверждается великое значение милостыни в деле избавления человека от «смерти второй» (Откр 20:4) и «тьмы кромешной» (Мф 8:12; 25:30), а не от смерти первой и могилы — неизбежных и для праведников. Заповедь о целомудрии (12a), как супружеской добродетели, связана с советом Товита сыну взять жену непременно из народа и колена своего, причем указывается на чистоту рода Товита и единоплеменников его: «мы — сыны пророков» и патриархов, которые при браках равным образом охраняли чистоту рода своего (12b, сн. Быт 24:3 и сл.), и это наставление возводится в общее правило — не пренебрегать родным племенем, не превозноситься пред сынами и дочерями своего народа (ст. 13), — правило, без сомнения, имевшее большую практическую важность ввиду исконной склонности евреев к заключению браков, минуя родное племя, с женщинами из чужих племен; в этом справедливо указывается гордость, от которой — погибель. Наставление о справедливости в отношении к наемнику (14a) дважды приводится в Моисеевом законодательстве (Лев 19:13; Втор 24:14) и в плену ассирийском, где бедные евреи, без сомнения, добывали себе пропитание трудом поденщиков, была особенная нужда в строгом соблюдении этого правила (ср. Иак 5:4). Правило, «что ненавистно тебе самому, того не делай никому» (ст. 15a), выражено Господом Спасителем в положительной форме: «во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф 7:12; Лук 6:31), — по слову Господа — «в этом закон и пророки». Запрещение пьянства (ст. 15b) могло иметь в виду распространенность этого порока в Ассирии (Наум 1:10). Далее, при повторении наставления о милостыне нуждающемуся (ст. 16), дается и специальное наставление: «раздавай хлебы твои при гробе праведных, но не давай грешникам» (ст. 17) — имеется в виду распространенный у библейских евреев обычай приносить скорбящим об умерших хлеб печали и чашу утешения, раздавать милостыню бедным за умерших и приносить за них молитвы и умилостивительные жертвы (2 Цар 3:35; 12:17; Иер 9:16; 16:7; Иез 24:17; Ос 9:4; Сир 7:36; 2 Макк 12:42-45); а с тем вместе запрещается евреям участвовать в похоронных обрядах ассириян, которые, как видно из некоторых надписей Асурбанипала, имели обычай приносить теням умерших пищу и питье. См. проф. Дроздов, с. 61-65 и 488. Наставление это могло иметь и более широкий объем, заключая в себе совет вообще не давать милостыни язычникам — наставление, вполне понятное в устах ветхозаветного человека (ср. Мф 5:43) и притом в тяжкое время плена, когда евреи терпели великое озлоблена со стороны язычников-ассириян и, естественно, сами питали к ним то же чувство (ср. Пс 136).


5:1-3 В принятом греч. тексте, как и в слав. и рус. переводах, речь ст. 2-3 сокращена до темноты: так опущено указание времени, когда были оставлены Товитом деньги у Гаваила (1:14; 4:20), именно: двадцать лет тому назад (кодекс Синайский, Vetus Latinus); равным образом из принятого текста не видно, какого рода расписку и для чего Товит передал сыну: в нем опущено находящееся в Синайском кодексе и Vetus Latinus сообщение о том, что, кроме расписки, написанной Гаваилом и находившейся у Товита, была еще другая расписка, написанная Товитом и оставленная при деньгах у Гаваила (χειρόγραφον αὐτου̃ ἔδωκέν μοι καὶ χειρόγραφον ἔδωκα αὐτω̨̃ καὶ διει̃λον εἰς δύο καὶ ἐλάβομεν ἑκάτερος ἕν καὶ ἔθηκα μετὰ του̃ ἀργυρίου ст. 3 по Синайскому списку LXX). Именно такая версия оправдывается историческими данными. В Ассиро-Вавилонии, как видно из множества сохранившихся так называемых контрактовых таблиц или частных документов юридического и делового характера, обычай ограждать право собственности письменными документами был весьма распространен, и эти документы составлялись с такою тщательностью, что способны вызвать удивление даже со стороны современных нам юристов. В частности же при отдаче кому-либо денег на сохранение, писалась, кроме лица, принимавшего деньги на сохранение, еще расписка собственником денег, которую клали обыкновенно вместе с деньгами. Таким образом сообщение книги Товита (по Синайскому кодексу и Vetus Latinus) о двух денежных расписках вполне соответствует обычаям Ассиро-Вавилонии, к которым должны были более или менее применяться пленные израильтяне. И сообщение книги Товита, что Товит только в царствование Асаргаддона отправил сына своего Товию в Мидию для получения денег, оставленных у Гаваила 20 лет назад, также подтверждается исторически — отсутствием безопасных путей и мирных сношений с Мидией в бурное царствование Сеннахирима (ср. 1:15), а также в первые годы царствования Асаргаддона, занятые целым рядом войн с целью усмирения восстаний. Но даже и в наступившее затем мирное время отдаленное путешествие, как вообще в древности, не могло быть предпринято без спутника, о котором поэтому и заботится Товит, ст. 3 и далее.


5:4-18 Повествование книги Товита об образе явления ангела Рафаила на земле и об отношении его к Товиту и Товии вполне подтверждается аналогичными примерами, встречающимися в канонических писаниях Ветхого Завета (Быт 18-19 гл., Суд 13:1-21 и др.). В принятии Рафаилом именно образа лица, могущего быть спутником Товии, видно то приспособление к обстоятельствам времени и к положению лиц, о котором свидетельствуют многие библейские сказания о явлениях ангелов (см. А. Глаголева. Ветхозаветное библ. учение об ангелах, с. 148, ср. проф. Дроздов, с. 373-378). По поводу смущающего иных образа действий Рафаила, именно того, что он выдал себя за Азарию, сына Анании (ст. 13), можно сказать, что «то, что Рафаил сказал о себе, было правдою (как вполне соответствовавшее принятому им образу), но он не сказал всей правды, потому что Товит не должен был до известного времени узнать ее» (ср. проф. Дроздов, с. 375); если бы он явился в ангельском образе, то привел бы Товита и Товию в трепет и не выполнил бы возложенной на него миссии, как разъясняет блаж. Августин (Curs. Comp. S. Scr. t. XII, col. 546).


5:19-23 Как вся деятельность Рафаила на земле, так и верование Товита в сопутствие Товии доброго ангела, ст. 22, ср. Быт 24:7, свидетельствуют о глубокой живучести верования в ангелов и их спасительную для людей деятельность — во все времена ветхозаветной истории (см. А. Глаголев. Ветхозаветное библ. учение об ангелах, с. 489).


6:1 В принятом греч. тексте, как и в слав. и рус. переводах, опущено находящееся в Синайском кодексе LXX замечание о следовании собаки за путниками (καὶ ὁ κύων ἐξη̃λθεν μετ' αὐτου̃ καὶ ἐπορεύθη μετ' αὐτω̃ν, Синайский кодекс), какое замечание, вероятно, ошибочно отсюда было перенесено (в принятом греч. тексте, слав., рус.) в 5:17 (ср. 11:3). Собака, принадлежавшая Товии, была, очевидно, домашним животным и пользовалась со стороны своего хозяина известного рода вниманием: так было только в Ассиро-Вавилонии (еще в Греции), но отнюдь не у евреев в Палестине, где собаки до позднейшего время были полудикими, бродячими животными (Пс 21:17,21; 58:7,15), почитались нечистыми и презренными (3 Цар 14:11; 19:21; 4 Цар 9:35-36 и мн. др., см. проф. Дроздов, с. 502-507).


Товия и Рафаил, отправившись из Ниневии в Мидию, первую ночь провели на берегу реки Тигра (ст. 1) — в этом нет ничего невозможного (вопреки мнению Эвальда и др.), так как, хотя сама Ниневия лежала при реке Тигре и именно на левой, восточной стороне этой реки, направление же пути Товии и Рафаила — к Рагам и Екбатанам — было необходимо восточным, — но Тигр в своем течении имел немало очень значительных уклонений, и вполне понятно, что путники направляясь на восток (или юго-восток), могли встретить на пути своем Тигр или один из его притоков (например, Большой или Верхний Заб). См. проф. Дроздов, с. 505-508.


6:3-9 Под хищной рыбой, бросившейся на Товию при приближении его к реке (ст. 2), некоторые разумеют рыбу, известную у арабов под именем сабот, или алсабут, иные — сближают со щукою: в пользу последнего может быть приведена особая распространенность этой рыбы у евреев, как удовлетворявшей требованиям чистой рыбы по закону Моисееву (Лев 11:9-12).


6:9 Относительно целебного значения внутренностей рыбы — сердца, печени и желчи, — о чем говорит ангел (ст. 9), — можно сказать следующее: польза их с точки зрения органотерапии — вполне допустима; главное же: исцеление больного ставится здесь в зависимость от молитвы (ст. 16-17) (см. А. Глаголев. Ветхозаветное библ. учение об ангелах, с. 694, проф. Дроздов, с. 352-360).


6:10-18 В речи ангела, содержащей совет его Товии о вступлении в брак с Саррою, как происходящею из одного с ним рода (ст. 12,13,16), обнаруживается не только отношение к соответствующему наставлению Товита сыну его (Тов 4:12,13), но и к тому воззрению законодательства Моисеева, по которому дочери — наследницы отеческого удела, — при отсутствии сыновей, — должны были выходить замуж не иначе, как в пределах «племени колена отца своего» (Чис 36:7; 27:5-11; толк. Чис 27:5-11).


6:15 Слова Товии о Сарре ст. 15 (греч. 14 ст.) «ее любит демон, который никому не вредит, кроме приближающихся к ней», δαιμόνιον φιλει̃ αὐτήν ὃ οὐκ ἀδικει̃ οὐδένα πλὴν τω̃ν προσαγόντων αὐτη̨̃, — обыкновенно понимаются толкователями в смысле указания на то, что Асмодей воспламенялся нечистою любовью к Сарре (или даже имел плотское общение с нею) и как бы из чувства ревности и мести, умерщвлял мужей ее прежде, нежели они были с нею, как с женою (3:8). Против такого понимания ст. 15 может говорить то обстоятельство, что слов (δαιμόνιον) φιλει̃ αὐτήν нет в Синайском списке LXX, в Вульгате, халд. и Hebraeus Mьnsteri, равно как и то, что по ст. 8 сн. 18 демон мучил Сарру (следовательно не любил ее), а по 3:14 Сарра оставалась целомудренною и девственною. Независимо от этого следует, впрочем, признать, что мысль о том, что демоны или ангелы могут находиться в плотской связи с женщинами, в качестве народного верования, несомненно, существовала у евреев, как показывает история толкования места Быт 6:2,4 (см. А. Глаголев. Ветхоз. библ. учение об ангелах, с. 201-205), а потому Товиею — человеком небогопросвещенным — могло быть высказано, особенно в качестве слуха или догадки, суеверное мнение о плотской страсти Асмодея к Сарре (ср. проф. Дроздов, с. 386-389).


В действительности, действие Асмодея на Сарру выражалось в крайне мучительном, угнетенном состоянии Сарры, подобном тому, какое принес злой дух Саулу (1 Цар 16:14-15; 18:10-11; 19:9-10), побуждавшем ее бить служанок (3:9) и даже доводившем ее до решения лишить себя жизни (3:10; ср. толк. 1 Цар 16:14).


6:17-18 Совет Рафаила Товии, даваемый здесь, впоследствии последним был в точности исполнен (Тов 8:2-3).


7:1-9 Имя жены Рагуила (ст. 2 и далее) в Вульгате читается Анна, а не Една. Весь вообще рассказ книги Товита о встрече Товии с семьею Рагуила и последовавшем затем браке Товии с Саррою близко напоминает событие патриархальной истории, именно прибытие в Месопотамию раба Авраамова Елиезера, и после — Иакова в Месопотамию и встречу их с семейством Лавана (Быт 22 и 29 гл.). Это сходство по местам доведено до степени буквального совпадения (ср., например, ст. 11, — ст. 10 по Вульгате: Tobias dixit: hic ego hodie non manducabo, nec bibam, nisi prius petitionem meam confirmes... — и Быт 24:33). Такое сходство бытовых сцен в столь отдаленные друг от друга периоды библейской истории удовлетворительно объясняется замечательною устойчивостью и неподвижностью бытовых форм жизни на древнем и даже новом Востоке.


7:10-17 Подобные же черты устойчивости и сходства с седою библейскою древностью представляет, в частности, обрядовая сторона бракосочетания Товии. Сюда относятся: согласие родителей или опекунов невесты на ее брак (ст. 10-12, сн. Быт 24:50-51; 29:19,27) и изречение благословения ими (ст. 12-13, сн. Быт 24:60), приведение новобрачных в свадебный вечер в брачную спальню (ст. 17, сн. Быт 29:28), брачный пир с гостями в течение нескольких дней (8:19; 9:2, сн. Быт 29:22; Суд 14:10,12), назначение половины имущества тестем зятю в приданое за своей дочерью (8:21; 10:11, сн. Нав 15:18; 3 Цар 9:16) и передача прав на наследование остальной части имущества по смерти тестя и тещи (8:21; 14:13; сн. Чис 36:8-9). Но вместе с тем брак Товии не ограничивается словесным договором или условием (ср. Быт 34:12-17), а сопровождается, по ассиро-вавилонскому обычаю, составлением письменного документа — συγγραφὴ, Вульгата: conscriptio conjugii, ст. 14. Этот документ служил к определению условий совместной жизни лиц брачующихся и их имущественных отношений, частное — размеров приданого невесты и прав ее и ее мужа на наследство. Документ этот был написан Рагуилом на папирусе (βιβλίον, charta), причем к нему была приложена печать (ἐσφραγίσαντο, ст. 14). С этого рода брачным документом имеет очевидное сходство позднее, в I веке до Р. Х., при раввине Симоне бен Шетахе, явившийся у евреев обычай брачного контракта — «кетуба», являющегося некоторого рода долговым обязательством и имеющего целью материальное обеспечение жены мужем (см. трактат Мишны Кетубот, по переводу Н. Переферковича: Талмуд, т. III, кн. 5, с. 110-176). Непонятно, что было бы совершенным произволом относить — ввиду этого обычая — самое происхождение книги Товита к I веку до Р. Х., как делает Гретц (проф. Дроздов, с. 537, ср. 509-510).


Во всех действиях своих Рагуил являет черты истинно патриархального благородства и глубокого благочестия, каковые: нежная приветливость и гостеприимство в отношении к родственнику своему Товии (ст. 6), желание точно выполнять закон (ст. 10,12), открытость и прямота речи к будущему зятю (ст. 11), наконец, твердая надежда на милосердие Божие (ст. 11-17).


8:1-3 Избавление Сарры от злого духа, конечно, не может быть приписываемо физическим свойствам сердца и печени рыбы или самому курению или запаху, исходившему при сжигании этих частей: этого рода вещественные средства не могли оказать непосредственного действия на бестелесного духа — Асмодея. Смысл этого свидетельства, ст. 1-3, об избавлении Сарры от Асмодея просто тот, что это избавление было чудесным и посредствовалось некоторым вещественным средством. В этом отношении чудо это не противоречит характеру других библейских чудес, которые обычно соединяются с внешними действиями и свящественными средствами (см., например, Чис 21:8-9; сн. толк. Чис 21:8-9; или 4 Цар 2:19,22 и толк. 4 Цар 2:19,22).


8:3 Равным образом мысль, ст. 3, об удалении Асмодея в Верхний Египет, т. е. в пустыню, и о связании его ангелом (Рафаилом) может быть приведена в согласие с библейскою ангелологиею и демонологией, поскольку пустыня являлась в представлении евреев жилищем злых духов (Лев 16; 17:7; 13:21; 34:18; ср. Мф 12:43), а также понятие «связать», т. е. лишить возможности действия, не раз употребляется священными писателями в отношении злых духов (Мф 12:29; 2 Петр 2:4; Иуд 1:6), причем в Апокалипсисе связание сатаны на 1000 лет усвояется ангелу, имеющему ключ от бездны (Откр 20:1-3, ср. 12:9) (см. А. Глаголев. Ветхоз. библ. учение об ангелах, с. 591,695).


8:4-8 Куренье сердцем и печенью рыбы (ст. 2) явилось только символом последовавшей затем молитвы Товии с Саррою (ср. Пс 140:2; Откр 8:4). Молитва эта замечательна, как один из немногих сохранившихся в Библии образцов молитвы ветхозаветного человека, и запечатлена чистым библейским духом, заключая в себе: а) теократическое исповедание веры в Бога (ст. 5; сн. Исх 3:14-15), б) библейское учение о творении человека и о происхождении всего человеческого рода (ст. 6a, сн. Быт 1-2) и в) библейское же учение о сущности и задачах истинного брака (6b-7 ст., сн. Быт 2:23-24).


8:9-14 В действиях и распоряжениях Рагуила в отношении как прежних зятьев его, так и Товии, некоторые исследователи (например, Цоклер) усматривали признаки неестественного хладнокровия, странной непоследовательности и т. д. Но возражение это явно страдает субъективизмом и в самом тексте книги опоры не имеет.


8:15 В отличие от принятого греч. текста, в котором славословие усвояется одному Рагуилу, в других греч. кодексах оно приписываем Рагуилу совместно с Саррою.


8:19-20 14 дней или две недели брачного торжества — срок, вдвое превышающий обычную продолжительность этого торжества на древнем и новом Востоке (Быт 29:27-28; Суд 14:17; в теперешней Сирии, по свидетельству Ветцштейна, брачное торжество продолжается тоже 7 дней: — «царская неделя» новобрачных).


9:2 Верблюды требовались Азарии — Рафаилу как ввиду предстоящей перевозки денег от Гаваила — 10 талантов серебра (1:14; 4:20) весили никак не менее 25 пудов, — так и для переезда самого Азарии, Гаваила и рабов Рагуила.


9:5 Деньги хранились, запечатанные в мешках; последние и были положены на верблюдов.


9:6 Принятый греч. текст: καὶ εὐλόγησεν Τωβιας τὴν γυναι̃κα αὐτου̃, слав.: И благослови Товия жену свою (так и русский синодальный), дает неудобоприемлемую и расходящуюся с контекстом речи мысль. По Синайскому кодексу и другим текстам, напротив, не Товия, а Гаваил (по прибытии своем в дом Рагуила на брачное торжество) благословил Бога и призвал благословение Божие на Товию и его жену. В Вульгате (ст. 9-11) приведен и самый текст благословения, преподанного новобрачным со стороны Гаваила.


10:2 В ст. 2 по принятому греч. тексту стоит неуместное слово κατή̨σχυνται, слав.: посрамлени суть; здесь очевидная ошибка, которую легко исправить по другим текстам: в Синайском кодексе LXX стоит κατεσχέθη, в Vetus Latinus и Вульгата: detentus est, задержан, т. е., по предположению Товита, сын его мог быть задержан какими-либо затруднениями при получении денег у Гаваила.


10:5 Равным образом в ст. 5 в принятом греч. тексте стоит совершенно неуместное выражение: οὐ μέλει μοι, слав.: несть попечения мне. Правильное чтение опять имеется в Синайском ст.: οὐαί μοι, и в Vetus Latinus: vale mihi, или в Вульгата: Heu heu me.


10:11 В принятом греч. тексте, равно в слав. и рус. переводах, в ст. 11 замечается пропуск находящихся в других греческих списках слов: καὶ ἴδοιμι ὐμω̃ν παιδία — да увижу детей ваших, — вследствие чего получается странная мысль, будто бы Рагуил просил Бога, чтобы Он благопоспешал благословляемым лишь до смерти его.


10:11-13 В целом, благословение, преподанное Рагуилом и Едною своей дочери Сарре и зятю — Товии (ст. 11-13), представляет прекраснейший образец родительского благословения новобрачным в Ветхом Завете. Не напрасно и вообще брак Товии считался и считается у евреев совершенным образом брака святого и благочестивого, почему подражать в устроении брака брачному торжеству Товии считается правилом у евреев. Возвышенное библейское воззрение на брак, как на благоустановленное моногамическое единение мужчины и женщины (Быт 2-3 гл.), в книге Товита является проведенным и осуществленным в самой жизни благочестивых Товита и Товии.


11:1-3 В Синайском кодексе LXX ст. 1 названа местность, к которой приблизились путники — Рафаил и Товит с Саррою на пути к Ниневии: εἰς Κασερὶν ἥ ἐστιν κατέναντι Νινευὴ, по др. списку — εἰς Καισάρειαν. Но, конечно, здесь нельзя видеть какую-либо из Кесарий, явившихся лишь в пору римского владычества. Равным образом в поставленном в Вульгате ст. 1 имени Charan нельзя видеть известного из истории Авраама месопотамского города Харрана (Быт 11:31, сн. толк. Быт 11:31), к юго-вост. от г. Едессы, впоследствии входившего в состав царства Ассирийского (4 Цар 19:12; толк. 4 Цар 19:12), так как последний Харран лежал на северо-западе Месопотамии, следовательно на запад от р. Тигр, тогда как местность, упоминаемая в кн. Товита (11:1), лежала во всяком случае к востоку от Тигра (сама Ниневия лежала на восточном берегу Тигра, а Екбатаны и Раги мидийские были еще далее на восток). Без сомнения, здесь имеется в виду какая-либо местность, неизвестная переводчикам книги (может быть, Kisiri при канале реки Косера — Husur, см. проф. Дроздов, с. 507-508).


11:6-11 Желчь, которая должна была послужить целебным для зрения Товита средством (ср. 6:9), могла сохраняться Товиею или в виде порошка, в каком виде, надо думать, употреблены были им для курения сердце и печень рыбы (6:7; 8:2-3), или же в виде мази, с присоединением каких-либо других веществ. Самая же возможность целительного действия желчи на зрение, независимо от благодатного, чудесного характера прозрения Товита, может быть подтверждена и данными древней и современной медицины (см. проф. Дроздов, с. 353-360).


11:13-16 Благодарность и хвалебное исповедание Богу, возносимое Товитом, имеет возвышенно благочестивый, истинно теократический тон и характер. При крепкой вере в Бога-промыслителя здесь (ст. 13) выражается вера ветхозаветного праведника и в ангелов и молитвенное прославление их, в связи, вероятно, с мыслию или пока предощущением о благодеянии Товии со стороны ангела Рафаила.


11:17 Вместе с Ахикаром, о котором была речь в 1:21-22, упоминается здесь некто Νασβάς (по Синайскому кодексу Ναβάδ), без сомнения, одно лицо с Ναδάβ ст. 10 гл. 14, — племянником Ахикара.


12:6 Прославление чудных дел милости Божией к Товиту и его семье, ради ревности о славе Божией и духовно-нравственной пользе ближних, было, по наставлению ангела, долгом Товита и Товии, и они, по его же наставлению (ст. 20), должны были увековечить чудесные происшествия, имевшие место в их судьбе, в письменах.


12:7 Смысл изречения, повторяемого и ниже (ст. 11) и бывшего, может быть, пословицею, — образно и в антитезе представить нравоучительную мысль о прославлении чудных дел Божьих.


12:8-9 Наставления ангела о добродетелях: милостыне, молитве, посте, справедливости имеют общебиблейский характер, существенно тождественны с учением Ветхого и Нового Завета об этих добродетелях и отнюдь не составляют какого-либо учения со стороны писателя книги Товита. Совершенно произвольно утверждение Гретца, будто изречение ангела Рафаила, что милостыня (ἐλεημοσύνη) очищает или искупает грехи (ст. 9 гл. 12) и что, таким образом, кроме жертвы, есть еще другое средство очищения или примирения, — представляет новое учение, впервые высказанное знаменитым в еврействе Иохананом бен-Заккаем после разрушения второго храма Иерусалимского в утешение своих соплеменников, сокрушавшихся о невозможности, за неимением храма, приносить жертвы в очищение грехов (Grдtz H. Das Buch Tobias Oder Tobit, siene Ursprache, seine Abfassungszeit und Tendenz, 1879, см. проф. Дроздов, с. 541-542). Аналогичные мысли и выражения об условиях действительности жертв и предпочтительности добрых дел и особенно милостыни пред жертвами встречаются во многих священных ветхозаветных книгах, например, у пророка Осии (Ос 6:6) и Исаии (Ис 1:11-13,16-19), прямое милостыне (ἐλεημοσύνη), как добродетели, очищающей грехи, говорится в Притч 16:6, Дан 4:24 и Сир 3:30.


12:11-15 Теперь ангел, доселе почитаемый Товитом и Товиею за человека Азарию, открывает им истинное существо и достоинство свое. При этом — согласно общему ходу развития библейской ангелологии — сначала (ст. 12-14) сообщает им о своих действиях в отношении к Товиту и Сарре (ср. 3:16-17) — о своей земной миссии (ст. 14), а затем открывает им и небесное достоинство свое, положение к небесной иерархии. Упомянув о сокровенной, невидимой стороне описанной в книге Товита истории — о том, что как молитва Товита и Сарры (3:2-6,11-15) в свое время была возносима ангелом пред святого (ср. Откр 8:3-4), так и благотворительность Товита в деле погребения умерших соплеменников (1:17-19; 2:1-5) была совершаема при невидимом содействии ангела (ст. 12-13), затем о деятельности своей в качестве небесного посланника для уврачевания недугов Товита и Сарры (ст. 14). Ангел, наконец, объявляет Товиту и Товии истинную природу свою: «Я — Рафаил, один из семи святых ангелов, которые возносят молитву святых и восходят пред славу Святого» (ст. 15). Вместо стоящих в принятом греч. тексте книги слов: οἳ προσαναφέρουσιν τὰς προσευχὰς τω̃ν ἁγίων возносят молитвы святых, — слов, по-видимому, перенесенных в ст. 15-й из стиха 12-го, в Синайском кодексе имеются слова: οἳ παρεστήκασιν, которые предстоят (славою Святого); равным образом и в Вульгате: qui adstamus ante Dominum. Выражение «предстоять» пред кем-либо взято из практики или обычаев при древних восточных царских дворах и в Библии часто употребляется как о земных отношениях — предстоянии слуг царя пред его престолом (1 Цар 22:7; 3 Цар 10:8; 12:6,8), так и для выражения представления о небесном служении ангелов Богу (например, см. 3 Цар 22:19; Ис 6:2; Дан 7:10). Конечно, это «предстояние» ангелов Богу должно быть понимаемо в совершенно общем значении служения их Богу, каковое служение не может ограничиваться небесною лишь сферою бытия ангелов, но обнимает и посланничество их Богом на землю для целей спасения людей. Поэтому ложно деление у раввинов ангелов на собственно «предстоящих» (assistentes) и «служащих» (ministrantes) Богу, из которых будто бы только последние могли быть посылаемы Богом в мир, а первые исключительно предстояли славой Божией. Книга Товита говорит против этого предположения: «предстоящий» Богу ангел Рафаил посылается Богом на землю для целей спасения людей. В общее понятие «предстояния» или служения ангелов Богу входят, само собою, и возношение ангелами молитв людей пред Богом, ст. 12: ходатайство ангелов пред Богом за людей предполагается и в ветхозаветной библейской ангелологии (см., например, Иов 5:1, 33:23; Зах 1:12), и — особенно в Новом Завете, — в классическом месте Апокалипсиса Откр гл. 8 ст. 2-4. Поэтому и чтение ст. 15 в принятом греч. тексте («которые возносят молитвы святых»), хотя и является сравнительно менее текстуально засвидетельствованным, но имеет всю силу внутренней достоверности (ср. А. Глаголев. Ветхозав. библ. учение об ангелах, с. 269,274-275).


12:15 Что касается семеричного числа предстоящих Богу ангелов, — о чем говорит книга Товита (12:15), — то в ветхозаветной канонической письменности до времени плена нет ясных свидетельств о семи именно ангелах. Но в книге пророка Иезекииля (Иез 9:1-2) выступают семь мужей-карателей, — видимо, ангелы (ср. Зах 4:10), а в Апокалипсисе не раз говорится о семи духах или ангелах, стоящих пред престолом Божьим (Откр 1:4; 4:5; 8:2,6). При этом и кн. Товита и кн. Апокалипсис представляют этих семь ангелов высшими, т. е. архангелами. Таким образом, в существенных своих чертах ангелология кн. Товита совпадает с библейскою ангелологиею вообще (ср. проф. Дроздов, с. 368 и далее; А. Глаголев, с. 408-409).


12:16-19 Описание впечатления, произведенного откровением ангела на Товию и Товита, вполне аналогично с другими библейскими сказаниями о том, как принимали библейские лица явления ангелов (например, Суд 6:22). Но здесь лишь рельефнее оттеняется (ст. 19), что ангелы, хотя при своих явлениях людям и действовали подобно людям, образ которых они принимали, однако вкушение ими пищи было лишь кажущимся действием, не сопровождавшимся превращением пищи и питья в кровь — существенным процессом питания. (Слова ангела ст. 19 Гуго Гроций перифразирует так: non vertebantur cibi et potus in meam substantiam.)


12:20-22 По заповеди ангела Товит и Товия и устно исповедывали великие дела Божии, совершившиеся на них, и письменно закрепили эти события в славу Божию и на пользу ближних своих и потомства.


Непосредственно после «Второй книги Ездры» и пред «Книгою Иудифь» в славянской и русской Библии помещается «Книга Товита» (у LXX и в Вульгате книги Товита и Иудифь обыкновенно стоят между кн. Неемии и кн. Есфирь). Подобно обеим названным выше книгам и некоторым другим1Все ветхозаветные книги, не принятые в канон, подразделяются по содержанию на три раздела: 1) книги исторические: кн. Товита, 2-я и 3-я кн. Ездры, кн. Иудифь, неканонические добавления в кн. Есфирь, и три книги Маккавейские; 2) учительные, политические: молитва Манассии, книга премудрости Соломона; книга премудрости Иисуса, сына Сирахова; 3) пророческие: послание пророка Иеремии; книга пророка Варуха; неканонические части кн. пророка Даниила.2Ср., например, об этом — в католическом курсе Aug. Scholz. Einleitung in d. heil. Schriften d. Alten u. Neuen Testaments. Kцler. 1945, и в протестантском Ed. Kцnig. Einleitung in das Alte Testament mit Einschluss das Apocryphen... Bonn, 1893.3Писатели неканонических книг почерпали нравственно-религиозное содержание «не из непосредственного религиозного вдохновения, а из внешнего откровения, заключенного в книгах Священного Предания, и из исторического предания» (Проф. Д. В. Поспехов. Книга Премудрости Соломона. Киев, 1873. С. 5). , книга Товита не имеется в еврейской Библии, а лишь в греческой и в других переводах Библии. Все эти книги, не вошедшие в священный канон иудеев палестинских, принятый и христианскою церковью, хотя и имевшиеся в Александрийском каноне иудеев-эллинистов, в православной церкви именуются, как известно, неканоническими; причем православно-церковное воззрение на эти книги одинаково чуждо крайностей католицизма (называющего неканонические книги девтероканоническими) и протестантства (где преобладает воззрение на эти книги, как на апокрифы): не признавая этих книг совершенно равными боговдохновенным каноническим писаниям, православная церковь, однако, почитает неканонические книги близкими по духу к каноническим, составленными при свете книг богопросвещенных писателей, а потому высоковажными и полезными; — по св. Афанасию Великому, неканонические книги «назначены отцами для чтения новообращенным и желающим огласиться словом благочестия» (S. Athanasii Opp. t. I. Colon. 1686, p. 39-40). Такой высотой авторитет издавна принадлежал и доселе принадлежит в христианской церкви, в частности, книге Товита. Хотя ни у Иосифа Флавия, ни у Филона, ни в Талмуде нет прямых свидетельств о Товите и книге Товита, а равно нет такого свидетельства и в Новом Завете (где лишь отдельные выражения имеют сходство по мысли или по форме изложения с местами из книги Товита, например, Мф 7:12; Лк 6:31, сн. Тов 4:15; Лк 14:13, сн. Тов 4:7.16; Ин 16:5, сн. Тов 12:20; 1 Фес 4:5, сн. Тов 7:7; 1 Тим 6:19, сн. Тов 4:9; Откр 8:2-4, сн. Тов 7:15; Откр 21:18-19, сн. Тов 13:16-17), однако в древней христианской церкви книга Товита пользовалась общею известностью и высоким уважением, а в отдельных церквях имела даже богослужебное употребление наравне с книгами Священного Писания. Многие отцы и учителя церкви высоко ценили книгу Товита, например, св. Афанасий Великий и св. Иоанн Златоуст каждый заносит эту книгу, без всяких ограничений, в свое «Обозрение» (Synopsis) книг Священного Писания. Такое значение книги Товита в христианской церкви основывается на чисто историческом характере этой книги, в целом и отдельных датах вполне согласной с другими ветхозаветными и иными историческими бесспорными данными, и на нравоучительной цели повествования книги.

Как видно из самого названия книги у LXX Τοβίτ, Τοβείθ (Τοβείτ, Τοβιτ), в Вульгате Tobi, Tobias, liber Tobiae, liber utriusque Tobiae, содержанием ее служит повествование о судьбе, испытаниях и счастии благочестивого израильтянина времен ассирийского плена Товита и сына его Товии4«Книга Товита так называется потому, что содержит историю о самом Товите, происходившем из колею Неффалимова, но взятом в плен и жительствовавшем в Ниневии. Товит являет собою образ испытанной и награжденной добродетели. Строгий хранитель закона, принужденный за дела милосердия, оказанные им своим единоплеменникам, скрываться от преследований Сеннахирима, потом потерявший зрение от исполнения дела милосердия, погребения умершего нищего, доведенный до необходимости жить благодеяниями других, праведный Товит, за свою добродетель был награжден от руки ангела, явившегося в виде странника, руководствовавшего и спасшего его сына с женою его от некоего демона, и возвратившего ему зрение и богатство. Книга написана Товитом или вообще в семействе Товита. Ангел, благодетельствовавший Товиту, оставляя его, завещал ему: напишите вся, яже совершишася, в книгу Тов 12:20». (Проф. А. А. Олесницкий. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Заветов сведения из творений святых отцов и учителей церкви. СПб., 1894. С. 47.) . Церковно-традиционный взгляду усвояет, согласно свидетельству Тов 12:20; Тов 13:1, самому Товиту — одному или совместно с сыном — и писание самой книги, кроме заключительной 14-й главы ее. И действительно, вся ситуация книги делается несравненно более понятною при предположении происхождения книги вскоре после описанных в ней событий и именно от главных лиц повести или по крайней мере от лица, близкого к семье Товита, чем при многочисленных предположениях западных библеистов критического направления, которыми написание книга Товита отодвигается не только на период после вавилонского плена, но даже в первые века христианства.

Первоначально книга Товита была написана на еврейском или библейско-арамейском языке, как ясно свидетельствует блаж. Иероним, называющий книгу Товита Librum, chaldaeo sermone conscriptum (Migne. Patrol. curs. compl. lat. t. XXIX, col. 23-26), и Ориген (Epist. ad African, с. 13. Migne. Patrol. с. с. gr. t. XI, col. 80). Но существующие еврейские тексты книги: a) Hebraeus Mьnsteri, — изданный Себ. Мюнстером в 1516 г. в Константинополе (затем в 1542 в Базеле и несколько раз позже, например, Нейбауером в Оксфорде в 1878 г.) и б) Hebraeus Fagii, изд. Павлом Фагием в Изне в 1542 г., очевидно, позднейшего происхождения (блаж. Иерониму они не были известны), отражают воззрения талмудизма и раввинства и для изучения текста и содержания книги имеют гораздо меньшее значение, чем греческий текст книги, особенно по Синайскому списку этого текста, — тексты, латинские — до-иеронимовские древнелатинские переводы и перевод блаж. ИеронимаВульгата, текст сирский и текст халдейский, или арамейский. Весьма позднего происхождения переводы: эфиопский, коптский, армянский, грузинский, славянский и др.

На русском языке о книге Товита до последнего времени было лишь несколько коротких трактатов: 1) свящ. Г. И. Смирнова-Платонова. Очерк о книге Товита — в «Православном обозрении», 1862, № 10; 2) и 3) краткие исторические сведения о книге Товита даны в академических лекциях — Митр. Моск. Филарет. О книгах так называемых апокрифических — в «Чтен. общ. любит. дух. просв.», 1876, май, — и митр. Киевский Арсений. Введение в священные книги Ветхого Завета — в «Трудах Киевск. Дух. Академии» за 1872 г. и отдельно. Киев 1873; 4) и 5) замечания на книгу Товита истолковательного характера — у прот. М. Хераскова. Обозрение исторических книг Ветхого Завета. Владимир-на-Клязьме. 1879; с. 398-411 и у Д. Афанасьева. Книги исторические Священного Писания Ветхого Завета. Ставрополь, 1886, с. 369-385. В 1901 год вышло специальное исследование о книге Товита профессора Киев. Дух. Академии Н. М. Дроздова. О происхождении книги Товита. Библиологическое исследование. Киев, 1901, с. 640. Это — капитальнейший и во всех отношениях превосходнейший ученый труд, представляющий последнее слово науки по текстуально критической, историко-экзегетической, исторической и др. сторонам научного исследования книги Товита. Почтенным трудом проф. Дроздова мы немало пользуемся при составлении своего «Комментария на книгу Товита».

См. «Понятие о Библии».

Третий отдел ветхозаветных священных книг составляют в греко-славянской Библии книги «учительные», из которых пять — Иова, Псалтирь, Притчи, Екклезиаст и Песнь Песней признаются каноническими, а две — Премудрость Соломона и Премудрость Иисуса сына Сирахова1Современный распорядок учительных книг в греко-славянской Библии несколько отличается от древнего. Именно в Синайском кодексе они расположены в таком виде: Псалтирь, Притчи, Екклезиаст, Песнь Песней, Премудрость Соломона, Сирах, Иов; в Ватиканском списке за кн. Песнь Песней следует Иов и далее Премудрость Соломона и Сирах. неканоническими. В противоположность этому в еврейской Библии двух последних, как и всех вообще неканонических, совсем не имеется, первые же пять не носят названия «учительных», не образуют и особого отдела, а вместе с книгами: Руфь, Плач Иеремии, Есфирь, Даниил, Ездра, Неемия, первая и вторая Паралипоменон, причисляются к так называемым «кетубим», «агиографам», — «священным писаниям». Сделавшееся у раввинов-талмудистов техническим обозначением третьей части Писания название «кетубим» заменялось в древности другими, указывающими на учительный характер входящих в ее состав произведений. Так, у Иосифа Флавия современные учительные книги, кроме Иова, известны под именем «прочих книг, содержащих гимны Богу и правила жизни для людей» (Против Аппиона I, 4); Филон называет их «гимнами и другими книгами, которыми устрояется и совершенствуется знание и благочестие» (О созерцательной жизни), а автор 2-ой маккавейской книги — «τὰ του̃ Δαυιδ καὶ ἐπιστολὰς βασιλέων περὶ ἀναθεμάτων» — «книги Давида и письма царей о приношениях» (2:13). Наименование «τὰ του̃ Δαυιδ» тожественно с евангельским названием учительных книг псалмами» («подобает скончатися всем написанным в законе Моисееве и пророцех и псалмех о мне»; Лк 24:44), а это последнее, по свидетельству Геферника, имело место и у раввинов. У отцов и учителей церкви, выделяющих, согласно переводу LXX, учительные книги в особый отдел, они также не носят современного названия, а известны под именем «поэтических». Так называют их Кирилл Иерусалимский (4-е огласительное слово), Григорий Богослов (Σύταγμα. Ράκκη, IV, с. 363), Амфилохий Иконийский (Ibid. С. 365), Епифаний Кипрский и Иоанн Дамаскин (Точное изложение православной веры. IV, 17). Впрочем, уже Леонтий Византийский (VI в.) именует их «учительными», — «παραινετικά» (De Sectis, actio II. Migne. Т. 86, с. 1204).

При дидактическом характере всего Священного Писания усвоение только некоторым книгам названия «учительных» указывает на то, что они написаны с специальной целью научить, вразумить, показать, как должно мыслить об известном предмете, как его следует понимать. Данную цель в применении к религиозно-нравственным истинам и преследуют, действительно, учительные книги. Их взгляд, основная точка зрения на учение веры и благочестия — та же, что и в законе; особенность ее заключается в стремлении приблизить богооткровенную истину к пониманию человека, довести его при помощи различных соображений до сознания, что ее должно представлять именно так, а не иначе, Благодаря этому, предложенная в законе в форме заповеди и запрещения, она является в учительных книгах живым убеждением того, кому дана, кто о ней думал и размышлял, выражается как истина не потому только, что открыта в законе, как истина, но и потому, что вполне согласна с думой человека, стала уже как бы собственным его достоянием, собственной его мыслью. Приближая богооткровенные истины к человеческому пониманию, учительные книги, действительно, «совершенствуют сознание и благочестие». И что касается примеров такого освещения их, то они прежде всего наблюдаются в кн. Иова. Ее главное положение, вопрос об отношении правды Божией к правде человеческой, трактуется автором с точки зрения его приемлемости для человеческого сознания. Первоначально сомневавшийся в божественном правосудии, Иов оказывается в результате разговоров уверовавшим в непреклонность божественной правды. Объективное положение: «Бог правосуден» возводится на степень личного субъективного убеждения. Подобным же характером отличается и кн. Екклезиаст. Ее цель заключается в том, чтобы внушить человеку страх Божий (Иов 12:13), побудить соблюдать заповеди Божии. Средством к этому является, с одной стороны, разъяснение того положения, что все отвлекающее человека от Бога, приводящее к Его забвению, — различные житейские блага не составляют для человека истинного счастья, и потому предаваться им не следует, и с другой — раскрытие той истины, что хранение заповедей дает ему настоящее благо, так как приводит к даруемому за добрую жизнь блаженству по смерти, — этому вечно пребывающему благу. Равным образом и кн. Притчей содержит размышления о началах откровенной религии, законе и теократии и влиянии их на образование умственной, нравственной и гражданской жизни Израиля. Результатом этого размышления является положение, что только страх Господень и познание Святейшего составляют истинную, успокаивающую ум и сердце, мудрость. И так как выражением подобного рода мудрости служат разнообразные правила религиозно-нравственной деятельности, то в основе их лежит убеждение в согласии откровенной истины с требованиями человеческого духа.

Раскрывая богооткровенную истину со стороны ее согласия с пониманием человека, учительные книги являются показателями духовного развития народа еврейского под водительством закона. В лице лучших своих представителей он не был лишь страдательным существом по отношению к открываемым истинам, но более или менее вдумывался в них, усваивал их, т. е. приводил в согласие со своими внутренними убеждениями и верованиями. Погружаясь сердцем и мыслию в область откровения, он или представлял предметы своего созерцания в научение, для развития религиозного ведения и споспешествования требуемой законом чистоте нравственности, как это видим в кн. Иова, Екклезиаст, Притчей и некоторых псалмах (78, 104, 105 и т. п.), или же отмечал, выражал то впечатление, которое производило это созерцание на его сердце, в лирической форме религиозных чувствований и сердечных размышлений (Псалтирь). Плод богопросвещенной рефлексии о божественном откровении, данном еврейскому народу в закон, учительные книги носят по преимуществу субъективный характер в отличие от объективного изложения истин веры и благочестия в законе и объективного же описания жизни еврейского народа в книгах исторических. Другое отличие учительных книг — это их поэтическая форма с ее характерною особенностью — параллелизмом, определяемым исследователями еврейской поэзии как соотношение одного стиха с другим. Это — род рифмы мысли, симметрия идеи, выражаемой обыкновенно два или иногда три раза в различных терминах, то синонимических, то противоположных. Сообразно различному взаимоотношению стихов параллелизм бывает синонимический, антитический, синтетический и рифмический. Первый вид параллелизма бывает тогда, когда параллельные члены соответствуют друг другу, выражая равнозначащими терминами один и тот же смысл. Примеры подобного параллелизма представляет Пс 113 — «когда Израиль вышел из Египта, дом Иакова (из среды) народа иноплеменного, Иуда сделался святынею Его, Израиль владением Его. Море это увидело и побежало, Иордан возвратился назад, горы прыгали, как овцы, и холмы, как агнцы». Параллелизм антитический состоит в соответствии двух членов друг другу через противоположность выражений или чувств. «Искренни укоризны от любящего, и лживы поцелуи ненавидящего. Сытая душа попирает и сот, а голодной душе все горькое сладко» (Притч 27:6-7). «Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся. Они поколебались и пали, а мы встали и стоим прямо» (Пс 19:8-9). Параллелизм бывает синтетическим, когда он состоит лишь в сходстве конструкции или меры: слова не соответствуют словам и члены фразы членам фразы, как равнозначащие или противоположные по смыслу, но оборот и форма тожественны; подлежащее соответствует подлежащему, глагол — глаголу, прилагательное — прилагательному, и размер один и тот же. «Закон Господа совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых; повеления Господа праведны, веселят сердце; страх Господа чист, просвещает очи» (Пс 18). Параллелизм бывает, наконец, иногда просто кажущимся и состоит лишь в известной аналогии конструкции или в развитии мысли в двух стихах. В этих случаях он является чисто рифмическим и поддается бесконечным комбинациям. Каждый член параллелизма составляет в еврейской поэзии стих, состоящий из соединения ямбов и трохеев, причем самый употребительный стих евреев — гептасиллабический, или из семи слогов. Стихами этого типа написаны кн. Иова (Иов 3:1-42:6), вся книга Притчей и большинство псалмов. Встречаются также стихи из четырех, пяти, шести и девяти слогов, чередуясь иногда с стихами различного размера. Каждый стих является, в свою очередь, частью строфы, существенным свойством которой служит то, что она заключает в себе единую, или главную, мысль, полное раскрытие которой дается в совокупности составляющих ее стихов. Впрочем, в некоторых случаях то две различные мысли соединены в одной строфе, то одна и та же мысль развивается и продолжается далее этого предела.

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Ангелы упоминаются в Библии нередко, хотя никакого особой, разработанной ангелологии в ней нет. Оно и понятно: Библия обращает внимание, в первую очередь, на человека, а на ангелов — постольку, поскольку они соприкасаются с людьми и их жизнью. Но однозначного... 

 

В библейских книгах не так уж редко встречаются упоминания об ангелах, вестниках Божиих, которых Он посылает к людям с тем или иным поручением, чаще всего для того, чтобы сообщить кому-то из Своих служителей нечто важное. И нередко такие вестники принимают в нашем мире облик человека... 

 

Библейские книги не так много говорят нам об ангелах. Ничего удивительного в этом нет: ведь библейский рассказ — о Боге и о человеке, об их сложных и драматичных взаимоотношениях... 

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).