Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Лк 23:1-25

Поделиться
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть

Сегодняшнее чтение заставляет нас задуматься о природе власти — не римской или какой-нибудь иной, а власти вообще. Римская власть в древнем мире считалась образцом законности и правопорядка, и римское право не случайно стало классическим: для юристов последующих эпох оно стало воплощением самой идеи правосознания. Но вот римская власть сталкивается с возбуждённой толпой, требующей казни Того, Кого она считает виновным (ст. 1–2). А официальный представитель этой власти, не находя в Иисусе, по собственным его словам, «никакой вины» (ст. 4), всё же не решается Его отпустить, не желая ссориться с «народом». И вот уже хвалёное римское правосознание отступает, препоручая суд над Тем, Кого только что объявила невиновным, местному царьку, известному своей жестокостью, но имеющего статус римского союзника (ст. 7). Конечно, формальные основания для такого решения были (ст. 6–7), но ведь невиновность обвиняемого очевидна, чего же, казалось бы, ещё ждать?

Ирод между тем тоже не хочет брать на себя ответственность, не такой он человек, чтобы решиться осудить Того, Кто столь популярен в народе (ст. 8–11), он возвращает арестованного Пилату: Он ваш, разбирайтесь с Ним сами, а я мешать не буду. Ситуация вполне понятна и объяснима: Иисус мешает и Ироду, который Его боится, как всякого потенциального претендента на своё место, и римским властям, которым не нужны лишние вожди возможных восстаний.

Иное дело храмовая верхушка, тут своя игра, Рим нужно шантажировать возможными восстаниями, тогда с Храмом будут считаться, как с единственной силой, способной поддерживать в Иудее столь любезный римским властям порядок, но в запасе всегда должны быть двое-трое таких, как Варавва (ст. 18–19), настоящих бунтовщиков, которыми можно будет пугать представителей центра. Иисуса можно и отдать, лидера народного движения из Него не получится, зато можно, казнив Его, отчитаться перед Пилатом о борьбе с потенциальными бунтовщиками. А заодно и сделать примирительный жест в сторону Синагоги и фарисеев: они ненавидят этого Человека и будут только рады, если Он умрёт.

Власть Рима, гордившегося своим неуклонным следованием закону; власть Храма, гордившегося верностью Торе; власть Ирода, который, быть может, ничем особенно не гордился, потому что гордиться ему было нечем, разве только статусом римского союзника, — три власти действовали там, где было провозглашено Царство. И ни одна из них даже не попыталась спасти Того, Кто принёс это Царство в мир. Факт, который не может не заставить задуматься всякого, у кого ещё остаются иллюзии о возможности примирить и даже подружить Христа с кесарем.

Другие мысли вслух

 
На Лк 23:1-25
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть
Совсем недавно мы видели, что Христос не возражает против уплаты податей Кесарю, но вот лжесвидетели обвиняют...  Читать далее

Совсем недавно мы видели, что Христос не возражает против уплаты податей Кесарю, но вот лжесвидетели обвиняют Его именно в запрете давать подать. Сами обвинители отнюдь не поклонники римской власти, они называют преступлением и приписывают Христу те поступки, которые и сами были бы рады совершать. Крайности, как часто бывает, сходятся, и те, кто выставляет себя патриотами и ревнителями веры отцов, готовы выдать языческим оккупантам на расправу неудобного соотечественника.

По свидетельству евангелиста, сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою. Странно слышать о дружбе правителей, привыкших руководствоваться иными принципами, нежели личные симпатии. Столь же странно выглядит дружба, родившаяся при совершении злодеяния. Но, может быть, и в их примирении сказалось благотворное действие Иисуса? Ведь вражда правителей кровью и лишениями сказывается на их подданных...

Пилат поступает согласно "воле народа". Одного этого было бы достаточно, чтобы христиане остереглись употреблять языческую поговорку "глас народа - глас божий". Увы, не остерегаются, и до сих пор любое суеверие и ложное представление настаивает на своей истинности, опираясь на многочисленность тех, кто его разделяет. Тем, кто видит правду, часто приходится отстаивать её в меньшинстве. Но не надо этого бояться, Сама Истина, знающая, каково быть в меньшинстве, наша опора.

Свернуть
 
На Лк 23:1-25
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть
В описанных Лукой событиях допросов и суда над Иисусом Он Сам почти не принимает участия...  Читать далее

В описанных Лукой событиях допросов и суда над Иисусом Он Сам почти не принимает участия. Иудейские старейшины, Пилат, Ирод тщетно ищут формальный состав преступления. Иисус претендует на иудейский трон? Вроде бы, нет... на трон Ирода? Тоже нет... В чем же Он виноват, за что Его можно убить? Кажется, что этот вопрос в той или иной форме всегда ставится, когда человек выясняет свои отношения с Богом, с Христом. Не хочется просто, безо всяких причин отказываться от веры. Остается найти предлог: верить в Бога несовременно, скучно, хлопотно, бесполезно, глупо, руки не доходят... Это, конечно, самые примитивные аргументы, есть и посерьезнее. Но факт остается фактом: если Христа нужно убрать из своей жизни, это всегда возможно. Пока что, судейское кресло под нами, мы вольны решать, Он молчит...

Свернуть
 
На Лк 23:1-25
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть
В повествовании о Страстях Лука упоминает не только Пилата но и царя Ирода, чтобы показать, что Иисус невиновен не только...  Читать далее

В повествовании о Страстях Лука упоминает не только Пилата но и царя Ирода, чтобы показать, что Иисус невиновен не только в глазах правителя-язычника, но и иудейской власти. Правители не верят Иисусу, насмехаются над Ним, но согласно свидетельствуют о Его невиновности. Для этой же цели упоминается Варавва — разбойника и убийцу отпускают на свободу, а Праведника осуждают на смерть. Здесь попираются все представления о справедливости — и иудейские и языческие. Но евангелист также хочет показать нам, что эта человеческая несправедливость оборачивается другой несправедливостью — несправедливостью Божьей любви. Ведь у неправедного осуждения Иисуса есть и другая сторона: разбойник избегает справедливого наказания, обретает жизнь, свободу, возможность спасения. Недаром в евангельском Варавве христиане первых веков видели образ всего человечества (его прозвище значит просто «сын отца»). А образ заместительного самопожертвования становится величайшим подвигом (помните: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей», Ин. 15:13) — так, например, умерли многие мученики, мать Мария Скобцова, о. Максимилиан Кольбе. Евангельский рассказ о смерти Иисуса с новой силой являет исполнение Его заповеди о любви.

Свернуть
 
На Лк 23:1-25
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть
Сегодняшнее чтение заставляет нас задуматься о природе власти — не римской или какой-нибудь иной, а власти вообще...  Читать далее

Сегодняшнее чтение заставляет нас задуматься о природе власти — не римской или какой-нибудь иной, а власти вообще. Римская власть в древнем мире считалась образцом законности и правопорядка, и римское право не случайно стало классическим: для юристов последующих эпох оно стало воплощением самой идеи правосознания. Но вот римская власть сталкивается с возбуждённой толпой, требующей казни Того, Кого она считает виновным (ст. 1–2). А официальный представитель этой власти, не находя в Иисусе, по собственным его словам, «никакой вины» (ст. 4), всё же не решается Его отпустить, не желая ссориться с «народом». И вот уже хвалёное римское правосознание отступает, препоручая суд над Тем, Кого только что объявила невиновным, местному царьку, известному своей жестокостью, но имеющего статус римского союзника (ст. 7). Конечно, формальные основания для такого решения были (ст. 6–7), но ведь невиновность обвиняемого очевидна, чего же, казалось бы, ещё ждать?

Ирод между тем тоже не хочет брать на себя ответственность, не такой он человек, чтобы решиться осудить Того, Кто столь популярен в народе (ст. 8–11), он возвращает арестованного Пилату: Он ваш, разбирайтесь с Ним сами, а я мешать не буду. Ситуация вполне понятна и объяснима: Иисус мешает и Ироду, который Его боится, как всякого потенциального претендента на своё место, и римским властям, которым не нужны лишние вожди возможных восстаний.

Иное дело храмовая верхушка, тут своя игра, Рим нужно шантажировать возможными восстаниями, тогда с Храмом будут считаться, как с единственной силой, способной поддерживать в Иудее столь любезный римским властям порядок, но в запасе всегда должны быть двое-трое таких, как Варавва (ст. 18–19), настоящих бунтовщиков, которыми можно будет пугать представителей центра. Иисуса можно и отдать, лидера народного движения из Него не получится, зато можно, казнив Его, отчитаться перед Пилатом о борьбе с потенциальными бунтовщиками. А заодно и сделать примирительный жест в сторону Синагоги и фарисеев: они ненавидят этого Человека и будут только рады, если Он умрёт.

Власть Рима, гордившегося своим неуклонным следованием закону; власть Храма, гордившегося верностью Торе; власть Ирода, который, быть может, ничем особенно не гордился, потому что гордиться ему было нечем, разве только статусом римского союзника, — три власти действовали там, где было провозглашено Царство. И ни одна из них даже не попыталась спасти Того, Кто принёс это Царство в мир. Факт, который не может не заставить задуматься всякого, у кого ещё остаются иллюзии о возможности примирить и даже подружить Христа с кесарем.

Свернуть
 
На Лк 23:1-25
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
Свернуть
Когда дело касается убийства (открытого или «законного»), часто приходится иметь дело не только с убийцами активными, но и с убийцами, так сказать, пассивными. С теми, кто не очень-то и хотел убивать, но… получилось так, что убил. Поучаствовал. Как бы невзначай, постольку-поскольку...  Читать далее

Когда дело касается убийства (открытого или «законного»), часто приходится иметь дело не только с убийцами активными, но и с убийцами, так сказать, пассивными. С теми, кто не очень-то и хотел убивать, но… получилось так, что убил. Поучаствовал. Как бы невзначай, постольку-поскольку. И самому такому участнику порой может казаться, что он не при чём. Иногда вплоть до дня Суда, когда обманывать себя уже не получится. А происходит это всегда, в общем-то одинаково: в форме ухода от ответственности. Как уходят от неё Пилат и Ирод. Ни один из них не хочет утвердить смертный приговор.

Пилату неловко — он ведь понимает, что этот Человек, Которого хотят казнить, невиновен. Ироду страшно — кто знает, как отзовётся в народе казнь Человека, Которого считают великим пророком… В итоге решение приходится принимать всё-таки Пилату. Но вот с Иродом они понимают друг друга настолько, что становятся друзьями — оба то, что называется реальные политики, оба не хотят проблем, оба думают только о своей власти, пусть и несопоставимой по масштабам.

И оба не хотят ни за что отвечать. Во всяком случае, ни за что неприятное или щекотливое. Ирод сваливает всё на Пилата — а тот на толпу, орущую «распни Его!». Это очень удобно — глас народа, ничего не поделаешь… да ведь и был даже предложен другой вариант — освободить одного из приговорённых. Но народ против, он хочет казни Иисуса. Всё логично, если бы не одно «но»: выбор, кого казнить, а кого освободить, был прерогативой Пилата и только его. Но если решение принимать не хочется, если ответственность в тягость — пусть решает народ.

Правда, народа на той площади не было. Там была толпа — форма и способ существования народа, который тоже ни за что отвечать не хочет. Где каждый «как все», а «все» «как один». Тот самый ни за что не отвечающий «один», которым легко манипулировать потому, что в глубине (а иногда и на поверхности) души он бы хотел, чтобы им манипулировали. Ведь тогда всё можно будет свалить на манипуляторов — а самому опять же уйти от ответственности. Так и готовился крест для Мессии — не в инфернальных глубинах, а в мешанине безответственности, мелких страхов и «великих» интересов. В неглубоком, но мутном омуте, где, как известно, чертям раздолье.

Свернуть
 
На Лк 23:12
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
Свернуть
Наверное, многие из вас слышали такую историю. Замечательная актриса Фаина Георгиевна Раневская идет по театру, видит нескольких молодых актрис, о чем-то шушукающихся между собою, и спрашивает их: «Против кого дружим, девочки?»...  Читать далее

Наверное, многие из вас слышали такую историю. Замечательная актриса Фаина Георгиевна Раневская идет по театру, видит нескольких молодых актрис, о чем-то шушукающихся между собою, и спрашивает их: «Против кого дружим, девочки?»

Нам, людям, это свойственно, не правда ли, дружить «против кого-нибудь». Надо только найти общего недруга. Вот, и в евангельские времена мы видим похожий сюжет. Пилат и Ирод враждовали, потому что каждый из них хотел безраздельно править Иудеей: один — как полномочный представитель императора Рима, другой — как представитель хасмонейской династии (заметим, что с точки зрения Закона Моисеева оба — нелегитимные властители). И вдруг обнаруживается Тот, Кого называют Мессией, Царем Иудейским, Помазанником Божиим. И у Пилата, и у Ирода есть возможность признать Христа, причем даже не заочно, а при личной встрече! Но оба они предпочитают отвергнуть Его, посчитать «недругом» Иисуса и в этом обрести общность интересов.

В истории Церкви не раз оказывалось, когда политические интересы приводили к самым причудливым союзам. Конечно, они были недолговечны, ведь то, что не от Бога, разрушается.

Свернуть
 
На Лк 23:1-34
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
26 И# ћкw поведо1ша є3го2, є4мше сjмwна нёкоего кmрине1а, грzдyща съ селA, возложи1ша нaнь кrтъ нести2 по ї}сэ.
27 И#дsше же в8слёдъ є3гw2 наро1дъ мно1гъ людjй, и3 жєны2, ±же и3 плaкахусz и3 рыдaху є3гw2.
28 Њбрaщьсz же къ ни6мъ ї}съ рече2: дщє1ри їеrли6мски, не плaчитесz њ мнЁ, nбaче себе2 плaчите и3 ч†дъ вaшихъ:
29 ћкw се2, днjе грzдyтъ, въ нsже рекyтъ: бlжє1ны неплHды, и3 ўтрHбы, ±же не роди1ша, и3 сосцы2, и5же не дои1ша:
30 тогдA начнyтъ глаго1лати горaмъ: пади1те на ны2: и3 холмHмъ: покры1йте ны2:
31 зане2, ѓще въ сyровэ дре1вэ сі‰ творsтъ, въ сyсэ что2 бyдетъ;
32 (За? #111#.) Ведsху же и3 и4на двA ѕлодBz съ ни1мъ ўби1ти.
33 И# є3гдA пріидо1ша на мёсто, нарицaемое ло1бное, тY распsша є3го2 и3 ѕлодBz, џваго ќбw њдеснyю, ґ другaго њшyюю.
34 І3}съ же гlаше: џ§е, tпусти2 и5мъ: не вёдzтъ бо что2 творsтъ. Раздэлsюще же ри6зы є3гw2, метaху жрє1біz.
Свернуть
Понимание и толкование того, о чем мы читаем сегодня, приходят потом. Строгий и лаконичный рассказ евангелиста просто следует порядку событий...  Читать далее

Понимание и толкование того, о чем мы читаем сегодня, приходят потом. Строгий и лаконичный рассказ евангелиста просто следует порядку событий. Сын Божий, воплотившийся во чреве Марии и явивший нам любовь Отца Небесного, арестован, осужден и убит. Убит не за преступления, а за то, что говорил правду, которая не нравилась некоторым людям. Убит не по приговору суда, а по произволу беснующейся на митинге толпы, потому, что «превозмог крик их и первосвященников». Мелкий уездный начальник, не выросший до масштабов злодеяний своего предка и тезки, унижает Его, насмехаясь над беспомощностью Этого Человека. Приговоренного избивают просто так, ради забавы — ибо зачем еще бить Того, Кто вскоре будет распят?

Даже на Кресте, страдая от страшной боли в руках и ногах, задыхаясь, Он слышит насмешки и издевательства... День Господень, о котором мы слышали вчера от пророка Иоиля, оказался днем чудовищной несправедливости, днем торжества крайней человеческой злобы и жестокости.

Но даже на Кресте Он — Бог и Человек. И весь этот разгул человеческой низости меркнет перед сиянием подлинной жизни, когда Иисус говорит: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». Одни эти слова неоспоримо свидетельствуют о Его Божественности...

И еще рядом с убийственным безумием толпы мы видим горстку людей, которые остаются верными. Уже не как ученики галилейского пророка, не как сторонники нового религиозного учения, но просто как верные друзья Иисуса они хоронят и оплакивают его. И перед каждым из нас, в сущности, оказывается выбор: быть в толпе издевающихся или в горстке плачущих о Нем.

Свернуть
 
На Лк 23:1-34
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
начaша же нaнь вaдити, глаго1люще: сего2 њбрэто1хомъ развращaюща kзы1къ нaшъ и3 возбранsюща ке1сареви дaнь даsти, гlюща себе2 хrтA цRS бы1ти.
Пілaтъ же вопроси2 є3го2, глаго1лz: ты1 ли є3си2 цRь їуде1wмъ; Џнъ же tвэщaвъ рече2 є3мY: ты2 глаго1леши.
Пілaтъ же рече2 ко ґрхіере1wмъ и3 наро1ду: нико1еzже њбрэтaю вины2 въ чlвёцэ се1мъ.
Nни1 же крэплsхусz глаго1люще, ћкw развращaетъ лю1ди, ўчS по все1й їуде1и, наче1нъ t галіле1и до здЁ.
Пілaтъ же слы1шавъ галіле1ю, вопроси2, ѓще чlвёкъ галіле1анинъ є4сть;
И# разумёвъ, ћкw t њ1бласти и4рwдовы є4сть, послA є3го2 ко и4рwду, сyщу и3 томY во їеrли1мэ въ ты6z дни6.
И$рwдъ же ви1дэвъ ї}са рaдъ бы1сть ѕэлw2: бё бо желaz t мно1га вре1мене ви1дэти є3го2, зане2 слы1шаше мнHга њ не1мъ: и3 надёzшесz знaменіе нёкое ви1дэти t негw2 бывaемо:
вопрошaше же є3го2 словесы2 мно1гими: џнъ же ничесHже tвэщавaше є3мY.
10 Стоsху же ґрхіере1є и3 кни1жницы, прилёжнw вaдzще нaнь.
11 Ўкори1въ же є3го2 и4рwдъ съ вHи свои1ми и3 поругaвсz, њбо1лкъ є3го2 въ ри1зу свётлу, возврати2 є3го2 къ пілaту.
12 Бы1ста же др{га и4рwдъ же и3 пілaтъ въ то1й де1нь съ собо1ю: пре1жде бо бёста враждY и3м{ща междY собо1ю.
13 Пілaтъ же созвaвъ ґрхіерє1и и3 кн‰зи и3 лю1ди,
14 рече2 къ ни6мъ: приведо1сте ми2 чlвёка сего2, ћкw развращaюща лю1ди: и3 се2, ѓзъ пред8 вaми и3стzзaвъ, ни є3ди1ныz же њбрэтaю въ чlвёцэ се1мъ вины2, ±же нaнь вaдите:
15 но ни и4рwдъ: послaхъ бо є3го2 къ немY, и3 се2, ничто1же досто1йно сме1рти сотворе1но є4сть њ не1мъ:
16 наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
17 Нyжду же и3мsше на вс‰ прaздники tпущaти и5мъ є3ди1наго.
18 Возопи1ша же вси2 наро1ди, глаго1люще: возми2 сего2, tпусти1 же нaмъ варaвву.
19 И$же бЁ за нёкую крамолY бы1вшую во грaдэ и3 ўбjйство вве1рженъ въ темни1цу.
20 Пaки же пілaтъ возгласи2, хотS tпусти1ти ї}са.
21 Nни1 же возглашaху, глаго1люще: распни2, распни2 є3го2.
22 Џнъ же трети1цею рече2 къ ни6мъ: что1 бо ѕло2 сотвори2 се1й; ничесHже досто1йна сме1рти њбрэто1хъ въ не1мъ: наказaвъ ў2бо є3го2 tпущY.
23 Nни1 же прилэжaху гл†сы вели1кими, просsще є3го2 на распsтіе: и3 ўстоsху1превозмогaху глaси и4хъ и3 ґрхіере1йстіи.
24 Пілaтъ же посуди2 бы1ти проше1нію и4хъ:
25 tпусти1 же бы1вшаго за крамолY и3 ўбjйство всажде1на въ темни1цу, є3го1же прошaху: ї}са же предаде2 во1ли и4хъ.
26 И# ћкw поведо1ша є3го2, є4мше сjмwна нёкоего кmрине1а, грzдyща съ селA, возложи1ша нaнь кrтъ нести2 по ї}сэ.
27 И#дsше же в8слёдъ є3гw2 наро1дъ мно1гъ людjй, и3 жєны2, ±же и3 плaкахусz и3 рыдaху є3гw2.
28 Њбрaщьсz же къ ни6мъ ї}съ рече2: дщє1ри їеrли6мски, не плaчитесz њ мнЁ, nбaче себе2 плaчите и3 ч†дъ вaшихъ:
29 ћкw се2, днjе грzдyтъ, въ нsже рекyтъ: бlжє1ны неплHды, и3 ўтрHбы, ±же не роди1ша, и3 сосцы2, и5же не дои1ша:
30 тогдA начнyтъ глаго1лати горaмъ: пади1те на ны2: и3 холмHмъ: покры1йте ны2:
31 зане2, ѓще въ сyровэ дре1вэ сі‰ творsтъ, въ сyсэ что2 бyдетъ;
32 (За? #111#.) Ведsху же и3 и4на двA ѕлодBz съ ни1мъ ўби1ти.
33 И# є3гдA пріидо1ша на мёсто, нарицaемое ло1бное, тY распsша є3го2 и3 ѕлодBz, џваго ќбw њдеснyю, ґ другaго њшyюю.
34 І3}съ же гlаше: џ§е, tпусти2 и5мъ: не вёдzтъ бо что2 творsтъ. Раздэлsюще же ри6зы є3гw2, метaху жрє1біz.
Свернуть
А всё-таки: понимали ли хоть сколько-нибудь власти (и религиозные, и светские), с Кем они имеют дело, когда речь шла об Иисусе? Иногда поневоле думается, что, если и не знали точно, то, как минимум, о чём-то смутно догадывались...  Читать далее

А всё-таки: понимали ли хоть сколько-нибудь власти (и религиозные, и светские), с Кем они имеют дело, когда речь шла об Иисусе? Иногда поневоле думается, что, если и не знали точно, то, как минимум, о чём-то смутно догадывались. Если и пророк, то необычный, странный пророк; если учитель, то какой-то совершенно «нетрадиционный». Ирод хочет от Него чудес, но вовсе не собирается принимать решения о Его дальнейшей судьбе, не хочет брать на себя ответственность, которую пытается свалить на него прокуратор. И возвращает узника обратно. А Пилату совсем не нужна лишняя головная боль, в глубине души он понимает, что, какое решение ни прими, всё будет нехорошо и невыгодно. И страх, какой-то полуосознанный страх всё время ощущается в сердце. Лучше бы, конечно, отпустить Его под каким-нибудь благовидным предлогом, вот и праздник кстати, тут бы и освободить Его, и спустить дело на тормозах… Ах, народ не хочет? Ну, так и тем лучше: пойдём навстречу народу, в конце концов, Он же объявил Себя их Царём… Так металась земная власть перед лицом Того, Кто принёс в мир Царство. Он мешает, хорошо бы от Него избавиться, но лучше бы всего, если бы Он Сам как-нибудь исчез, как будто и не было Его. Тогда бы всё опять стало если не хорошо, то хотя бы нормально, как прежде. А казнить — казнить, конечно, несложно, не Он первый, не Он последний. Но где-то почти на границе сознания брезжит понимание, что казнь — не выход, что-то будет, так, просто дело не кончится, как ни охраняй гробницу. И всё же выхода, кажется, нет. Казнить, нельзя помиловать. Запятая поставлена.

Свернуть
 
На Лк 22:45-23:1
45 И# востaвъ t моли1твы (и3) прише1дъ ко ўчн7кHмъ, њбрёте и5хъ спsщихъ t печaли
46 и3 рече2 и5мъ: что2 спите2; востaвше моли1тесz, да не вни1дете въ напaсть.
47 є3ще1 же є3мY гlющу, се2, наро1дъ, и3 нарицaемый їyда, є3ди1нъ t nбоюнaдесzте, и3дsше пред8 ни1ми, и3 приступи2 ко ї}сови цэловaти є3го2. Сіе1 бо бЁ знaменіе дaлъ и5мъ: є3го1же ѓще лобжY, то1й є4сть.
48 І3}съ же рече2 є3мY: їyдо, лобзaніемъ ли сн7а чlвёческаго предае1ши;
49 Ви1дэвше же, и5же бёху съ ни1мъ, бывaемое, рёша є3мY: гDи, ѓще ўдaримъ ноже1мъ;
50 И# ўдaри є3ди1нъ нёкій t ни1хъ ґрхіере1ова рабA и3 ўрёза є3мY ќхо десно1е.
51 Tвэщaвъ же ї}съ рече2: њстaвите до сегw2. И# коснyвсz ќха є3гw2, и3сцэли2 є3го2.
52 Рече1 же ї}съ ко прише1дшымъ нaнь ґрхіере1wмъ и3 воево1дамъ церкHвнымъ и3 стaрцємъ: ћкw на разбо1йника ли и3зыдо1сте со nрyжіемъ и3 дреко1льми ћти мS;
53 по вс‰ дни6 сyщу ми2 съ вaми въ це1ркви, не простро1сте руки2 на мS: но се2 є4сть вaша годи1на и3 њ1бласть те1мнаz.
54 є4мше же є3го2 ведо1ша и3 введо1ша є3го2 во дво1ръ ґрхіере1овъ. Пе1тръ же в8слёдъ и3дsше и3здале1ча.
55 Возгнёщшымъ же џгнь посредЁ дворA и3 вкyпэ сэдsщымъ и5мъ, сэдsше пе1тръ посредЁ и4хъ.
56 Ўзрёвши же є3го2 рабы1нz нёкаz сэдsща при свётэ3nгни2 и3 воззрёвши нaнь, рече2: и3 се1й съ ни1мъ бЁ.
57 Џнъ же tве1ржесz є3гw2, глаго1лz: же1но, не знaю є3гw2.
58 И# помaлэ другjй ви1дэвъ є3го2, рече2: и3 ты2 t ни1хъ є3си2. Пе1тръ же рече2: человёче, нёсмь.
59 И# мимоше1дшу ћкw часY є3ди1ному, и4нъ нёкій крэплsшесz глаго1лz: вои1стинну и3 се1й съ ни1мъ бЁ: и4бо галіле1анинъ є4сть.
60 Рече1 же пе1тръ: человёче, не вёмъ, є4же глаго1леши. И# ѓбіе, є3ще2 глаго1лющу є3мY, возгласи2 пётель.
61 И# њбрaщьсz гDь воззрЁ на петрA: и3 помzнY пе1тръ сло1во гDне, ћкоже рече2 є3мY, ћкw пре1жде дaже пётель не возгласи1тъ, tве1ржешисz менє2 трикрaты.
62 И# и3зше1дъ во1нъ плaкасz го1рькw.
63 И# мyжіе держaщіи ї}са ругaхусz є3мY, бію1ще:
64 и3 закры1вше є3го2, біsху є3го2 по лицY и3 вопрошaху є3го2, глаго1люще: прорцы2, кто2 є4сть ўдаре1й тS;
65 И# и4на мнHга хyлzще глаго1лаху нaнь.
66 И# ћкw бы1сть де1нь, собрaшасz стaрцы людстjи и3 ґрхіере1є и3 кни1жницы, и3 ведо1ша є3го2 на со1нмъ сво1й,
67 глаго1люще: ѓще ты2 є3си2 хrто1съ; рцы2 нaмъ. Рече1 же и5мъ: ѓще вaмъ рекY, не и4мете вёры:
68 ѓще же и3 вопрошY (вы2), не tвэщaете ми2, ни tпустите2:
69 tсе1лэ бyдетъ сн7ъ чlвёческій сэдsй њдеснyю си1лы б9іz.
70 Рёша же вси2: ты1 ли ў2бо є3си2 сн7ъ б9ій; Џнъ же къ ни6мъ рече2: вы2 глаго1лете, ћкw ѓзъ є4смь.
71 Nни1 же рёша: что2 є3ще2 тре1буемъ свидётельства; сaми бо слы1шахомъ t ќстъ є3гw2.
И# востaвше все2 мно1жество и4хъ, ведо1ша є3го2 къ пілaту,
Свернуть
Чем было вызвано предательство Петра? Отступничеством? Испугом? Едва ли: ведь ещё совсем недавно он обещал Иисусу умереть с Ним вместе, если потребуется...  Читать далее

Чем было вызвано предательство Петра? Отступничеством? Испугом? Едва ли: ведь ещё совсем недавно он обещал Иисусу умереть с Ним вместе, если потребуется. Пётр, конечно, человек горячий и решительный, но он далеко не мальчик, чтобы бросаться словами и раздавать легкомысленные обещания. И, уж конечно, он отнюдь не труслив, об этом свидетельствует всё, что мы знаем о нём из евангельских рассказов. Тогда что же? Быть может, неожиданность и парадоксальность всего происходящего? Пётр, конечно, обещал быть с Иисусом до конца, как, впрочем и все остальные Его ученики. Но чего они ожидали? Иисус не раз говорил им о Своих грядущих страданиях и смерти, так же, как и о Своём воскресении. Но апостолы, похоже, никогда до конца Его не понимали, всё более-менее ясно им стало только после Воскресения (а окончательно ясно, кажется, лишь после Пятидесятницы). Они даже в день Вознесения ожидают, что теперь-то, наконец, их Учитель восстановит «царство Израиля» и станет «настоящим Мессией», тем Царём, которого ожидали тогда многие. А тогда, во время и сразу после Тайной Вечери, они, кажется, были абсолютно уверены в том, что восстание начнётся вот-вот, их Учителю, конечно, будет грозить смертельная опасность, и они, конечно, были готовы оставаться с Ним до конца, что бы ни случилось. И вдруг — никакого восстания, их Учитель сдаётся без сопротивления, всё кончено, кончено совершенно бездарно; и что же делать дальше? Неудивительно, что все разбегаются. Если всё закончилось, не начавшись, то чему же хранить верность? Учителю, хотя бы и отказавшемуся, как казалось, от всех замыслов? На это хватило решимости у одного лишь Петра, он остался, чтобы посмотреть, что будет с Иисусом дальше. И вдруг: а ведь ты был с Ним! — с одной, с другой, с третьей стороны… А Петру теперь: был, не был, какая разница? Какое это имеет значение теперь, когда всё кончено? — Не был! Ничего и никого не знаю, отстаньте! — первая и вполне естественная реакция. И тут же, как молния, вспышка, озарившая сознание: предал! Отрёкся! Вот оно, то, о чём Он предупреждал! И тут же глубокое, жгучее раскаяние. Раскаяние, возвращающее надежду.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).