Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Гал 3:15-29

Поделиться
15 Братия! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему. 16 Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос. 17 Я говорю то, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. 18 Ибо если по закону наследство, то уже не по обетованию; но Аврааму Бог даровал оное по обетованию.
19 Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника. 20 Но посредник при одном не бывает, а Бог один.
21 Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; 22 но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа.
23 А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. 24 Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; 25 по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.
26 Ибо все вы — сыны Божии по вере во Христа Иисуса; 27 все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. 28 Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. 29 Если же вы Христовы, то вы — семя Авраамово и по обетованию наследники.
Свернуть

Продолжая рассуждение о Торе и о данных Богом обещаниях, Павел прибегает к юридическим аналогиям, сравнивая обещания, данные Богом Аврааму и его потомкам, с обычным человеческим завещанием, которое, будучи однажды составлено, уже не может быть изменено посторонними лицами (ст. 15). Ведя речь о завещании, апостол, несомненно, имел в виду то Царство, которое, по его мнению, и было предметом завещания: ведь, если оно было обещано как Аврааму, так и его потомкам, то право на него получал лишь тот, кто был упомянут в завещании Авраама в качестве наследника. Павел же, как видно, считает единственным законным наследником лишь Самого Спасителя (ст. 16). Возможно, апостол следовал в данном случае известной раввинистической традиции, согласно которой Мессия выступал в определённом смысле и как персонифицированный народ Божий.

Как бы то ни было, Павел справедливо полагал, что Тора, данная как закон, общий для всего народа, никак не могла отменить конкретных, данных Богом обещаний, так же, как и конкретного завещания, которое согласно Торе не могло и не должно было быть отменяемо посторонними лицами (ст. 17 – 18). На примере этой простой юридической аналогии Павел пытается донести до своих читателей тот факт, что Тора и та верность, которая связывала с Богом Авраама, а теперь связывает с Ним христиан, — вещи разные. Тора нужна до прихода Мессии, Которому и было обещано то, на что рассчитывают теперь Его последователи (ст. 19 – 20). Она нужна для того, чтобы не сбиться с пути праведности в ожидании Мессии.

Если бы Тора могла сама по себе быть источником жизни, не было бы необходимости ни в чём большем; но Тора таким источником быть не могла, она могла лишь хранить человека, идущего путём праведности, указывая ему на опасность греха там, где такая опасность была (ст. 21 – 23). Павел, разумеется, не случайно сравнивает Тору с педагогом в античном или в эллинистическом смысле этого слова: педагогом в те времена называли не учителя и не воспитателя, а слугу (чаще раба, иногда свободного), в обязанности которого входило отвести ребёнка в школу и привести обратно с тем, чтобы он не вздумал по дороге вместо школы завернуть куда-нибудь ещё (ст. 24 – 25). В самом деле, охранительная роль Торы, очевидно, теряет свою актуальность в Царстве, где грех и зло уже позади, а полнота жизни воскресшего Христа соединяет собой воедино всех, кто стал его жителем и духовным наследником Авраама (ст. 26 – 28).

Другие мысли вслух

 
На Гал 3:15-29
15 Братия! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему. 16 Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос. 17 Я говорю то, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. 18 Ибо если по закону наследство, то уже не по обетованию; но Аврааму Бог даровал оное по обетованию.
19 Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника. 20 Но посредник при одном не бывает, а Бог один.
21 Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; 22 но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа.
23 А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. 24 Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; 25 по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.
26 Ибо все вы — сыны Божии по вере во Христа Иисуса; 27 все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. 28 Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. 29 Если же вы Христовы, то вы — семя Авраамово и по обетованию наследники.
Свернуть
Разговор о Торе для Павла неотделим от вопроса о том контексте, в который она включена. А контекстом этим оказывается вся история союза-завета, история тех отношений Бога со Своим народом...  Читать далее

Разговор о Торе для Павла неотделим от вопроса о том контексте, в который она включена. А контекстом этим оказывается вся история союза-завета, история тех отношений Бога со Своим народом и со всем человечеством, которая начинается до дарования писаной Торы и завершается после того, как она перестаёт быть актуальной. В самом деле: история народа Божия начинается с Авраама, когда писаной Торы ещё не было дано, и завершается с приходом Христа в Царстве, где писаная Тора перестаёт быть актуальной, по крайней мере, в своём прежнем качестве.

Тора — педагог, приводящий верных ко Христу, педагог в том смысле, в каком это слово употреблялось в древности: человек, отводящий ребёнка в школу и приводящий его после школы домой с тем, чтобы ребёнок не свернул куда-нибудь по дороге. Тора подводит человека ко Христу, Который Сам явил миру единственный пример живой Торы, позволяя человеку идти за Христом и уподобляться Ему, пока идущий не станет живой Торой, подобно своему Учителю.

Но во всяком случае, идёт ли речь о пути праведности в дохристианском мире или о пути христианина, Тора остаётся не самоцелью, а только средством. Тора сама по себе не может дать человеку жизнь, она не животворит. Она — путь жизни, как нередко называют её в ветхозаветных книгах, но не её источник. Источник — Бог, явившийся миру во Христе. Тора и указывает на этот источник, помогая человеку выбрать нужное направление.

Она — компас в духовном мире, позволяющий определить направление к источнику жизни. Но одним компасом сыт не будешь, и нет ничего нелепее, как сделать компас и его созерцание главной целью путешествия. Между тем, в истории яхвизма и иудаизма нередко случалось именно так — из следования Торе делали самоцель, забывая о том, для чего она была дана. Павел же возвращает ей её законное место как инструмента, указывающего путь ко Христу и за Христом в Царство.

Свернуть
 
На Гал 3:15-29
15 Братия! говорю по рассуждению человеческому: даже человеком утвержденного завещания никто не отменяет и не прибавляет к нему. 16 Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос. 17 Я говорю то, что завета о Христе, прежде Богом утвержденного, закон, явившийся спустя четыреста тридцать лет, не отменяет так, чтобы обетование потеряло силу. 18 Ибо если по закону наследство, то уже не по обетованию; но Аврааму Бог даровал оное по обетованию.
19 Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника. 20 Но посредник при одном не бывает, а Бог один.
21 Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; 22 но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа.
23 А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. 24 Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; 25 по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.
26 Ибо все вы — сыны Божии по вере во Христа Иисуса; 27 все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. 28 Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. 29 Если же вы Христовы, то вы — семя Авраамово и по обетованию наследники.
Свернуть
Благодаря сегодняшнему чтению становится очевидно, что апостол Павел не отвергает закон как таковой и не считает...  Читать далее

Благодаря сегодняшнему чтению становится очевидно, что апостол Павел не отвергает закон как таковой и не считает человеческие установления и правила вредными по природе своей. Он говорит, что "закон был для нас детоводителем ко Христу". Иначе говоря, пока мы были детьми, нам были необходимы внешние правила и установления. Более того, эти правила были дорогой к вере. Но в тот момент, когда обретаются в полноте личные отношения с Богом, правила уже не нужны. Вопрос в том, насколько мы с вами можем позволить себе отказаться от внешнего? Достигли ли мы той полноты веры, о которой говорит Павел? Да и нет. Да - в том смысле, что, крестившись во Христа, все мы таинственно соединены с Ним. Но - и нет: потому что, полностью игнорируя внешние знаки принадлежности Ему, мы легко можем потерять нашу веру. Ведь действительно мы ещё не достигли полноты зрелости во Христе.

Свернуть
 
На Гал 3:22-29
22 но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа.
23 А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. 24 Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; 25 по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.
26 Ибо все вы — сыны Божии по вере во Христа Иисуса; 27 все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. 28 Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. 29 Если же вы Христовы, то вы — семя Авраамово и по обетованию наследники.
Свернуть
Бог открыл апостолу Павлу Свой удивительный замысел об усыновлении сынов человеческих, и Павел делится им с нами. А замысел в самом деле...  Читать далее

Бог открыл апостолу Павлу Свой удивительный замысел об усыновлении сынов человеческих, и Павел делится им с нами. А замысел в самом деле чудесен, ведь только чудо Божией любви и милости способно облечь во Христа каждого из нас, тем самым сделав крестившихся по вере Божиими сынами и дочерьми (см. Гал. 3:26-27). И таким образом став Христовыми, мы становимся «семенем Авраама» — наследниками, Божиим народом в его Ветхозаветном понимании. И нам никогда не постигнуть этой логики до конца хотя бы потому, что нет у нас столько любви, сколько у Бога. Но для того мы и облекаемся во Христа в крещении, чтобы Он Сам был в нас этой любовью.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).