Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Greek/Septuagint (gr)
Поделиться

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 9

καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ εἰ ἔστιν ἔτι ὑπολελειμμένος τω̨̃ οἴκω̨ Σαουλ καὶ ποιήσω μετ' αὐτου̃ ἔλεος ἕνεκεν Ιωναθαν
καὶ ἐκ του̃ οἴκου Σαουλ παι̃ς ἠ̃ν καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Σιβα καὶ καλου̃σιν αὐτὸν πρὸς Δαυιδ καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτὸν ὁ βασιλεύς εἰ σὺ εἰ̃ Σιβα καὶ εἰ̃πεν ἐγὼ δου̃λος σός
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς εἰ ὑπολέλειπται ἐκ του̃ οἴκου Σαουλ ἔτι ἀνὴρ καὶ ποιήσω μετ' αὐτου̃ ἔλεος θεου̃ καὶ εἰ̃πεν Σιβα πρὸς τὸν βασιλέα ἔτι ἔστιν υἱὸς τω̨̃ Ιωναθαν πεπληγὼς τοὺς πόδας
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς που̃ οὑ̃τος καὶ εἰ̃πεν Σιβα πρὸς τὸν βασιλέα ἰδοὺ ἐν οἴκω̨ Μαχιρ υἱου̃ Αμιηλ ἐκ τη̃ς Λαδαβαρ
καὶ ἀπέστειλεν ὁ βασιλεὺς Δαυιδ καὶ ἔλαβεν αὐτὸν ἐκ του̃ οἴκου Μαχιρ υἱου̃ Αμιηλ ἐκ τη̃ς Λαδαβαρ
καὶ παραγίνεται Μεμφιβοσθε υἱὸς Ιωναθαν υἱου̃ Σαουλ πρὸς τὸν βασιλέα Δαυιδ καὶ ἔπεσεν ἐπὶ πρόσωπον αὐτου̃ καὶ προσεκύνησεν αὐτω̨̃ καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Δαυιδ Μεμφιβοσθε καὶ εἰ̃πεν ἰδοὺ ὁ δου̃λός σου
καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Δαυιδ μὴ φοβου̃ ὅτι ποιω̃ν ποιήσω μετὰ σου̃ ἔλεος διὰ Ιωναθαν τὸν πατέρα σου καὶ ἀποκαταστήσω σοι πάντα ἀγρὸν Σαουλ πατρὸς του̃ πατρός σου καὶ σὺ φάγη̨ ἄρτον ἐπὶ τη̃ς τραπέζης μου διὰ παντός
καὶ προσεκύνησεν Μεμφιβοσθε καὶ εἰ̃πεν τίς εἰμι ὁ δου̃λός σου ὅτι ἐπέβλεψας ἐπὶ τὸν κύνα τὸν τεθνηκότα τὸν ὅμοιον ἐμοί
καὶ ἐκάλεσεν ὁ βασιλεὺς Σιβα τὸ παιδάριον Σαουλ καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτόν πάντα ὅσα ἐστὶν τω̨̃ Σαουλ καὶ ὅλω̨ τω̨̃ οἴκω̨ αὐτου̃ δέδωκα τω̨̃ υἱω̨̃ του̃ κυρίου σου
10 καὶ ἐργα̨̃ αὐτω̨̃ τὴν γη̃ν σὺ καὶ οἱ υἱοί σου καὶ οἱ δου̃λοί σου καὶ εἰσοίσεις τω̨̃ υἱω̨̃ του̃ κυρίου σου ἄρτους καὶ ἔδεται αὐτούς καὶ Μεμφιβοσθε υἱὸς του̃ κυρίου σου φάγεται διὰ παντὸς ἄρτον ἐπὶ τη̃ς τραπέζης μου καὶ τω̨̃ Σιβα ἠ̃σαν πεντεκαίδεκα υἱοὶ καὶ εἴκοσι δου̃λοι
11 καὶ εἰ̃πεν Σιβα πρὸς τὸν βασιλέα κατὰ πάντα ὅσα ἐντέταλται ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς τω̨̃ δούλω̨ αὐτου̃ οὕτως ποιήσει ὁ δου̃λός σου καὶ Μεμφιβοσθε ἤσθιεν ἐπὶ τη̃ς τραπέζης Δαυιδ καθὼς εἱ̃ς τω̃ν υἱω̃ν του̃ βασιλέως
12 καὶ τω̨̃ Μεμφιβοσθε υἱὸς μικρὸς καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Μιχα καὶ πα̃σα ἡ κατοίκησις του̃ οἴκου Σιβα δου̃λοι του̃ Μεμφιβοσθε
13 καὶ Μεμφιβοσθε κατώ̨κει ἐν Ιερουσαλημ ὅτι ἐπὶ τη̃ς τραπέζης του̃ βασιλέως διὰ παντὸς ἤσθιεν καὶ αὐτὸς ἠ̃ν χωλὸς ἀμφοτέροις τοι̃ς ποσὶν αὐτου̃

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 10

καὶ ἐγένετο μετὰ ταυ̃τα καὶ ἀπέθανεν βασιλεὺς υἱω̃ν Αμμων καὶ ἐβασίλευσεν Αννων υἱὸς αὐτου̃ ἀντ' αὐτου̃
καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ ποιήσω ἔλεος μετὰ Αννων υἱου̃ Ναας ὃν τρόπον ἐποίησεν ὁ πατὴρ αὐτου̃ μετ' ἐμου̃ ἔλεος καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ παρακαλέσαι αὐτὸν ἐν χειρὶ τω̃ν δούλων αὐτου̃ περὶ του̃ πατρὸς αὐτου̃ καὶ παρεγένοντο οἱ παι̃δες Δαυιδ εἰς τὴν γη̃ν υἱω̃ν Αμμων
καὶ εἰ̃πον οἱ ἄρχοντες υἱω̃ν Αμμων πρὸς Αννων τὸν κύριον αὐτω̃ν μὴ παρὰ τὸ δοξάζειν Δαυιδ τὸν πατέρα σου ἐνώπιόν σου ὅτι ἀπέστειλέν σοι παρακαλου̃ντας ἀλλ' οὐχὶ ὅπως ἐρευνήσωσιν τὴν πόλιν καὶ κατασκοπήσωσιν αὐτὴν καὶ του̃ κατασκέψασθαι αὐτὴν ἀπέστειλεν Δαυιδ τοὺς παι̃δας αὐτου̃ πρὸς σέ
καὶ ἔλαβεν Αννων τοὺς παι̃δας Δαυιδ καὶ ἐξύρησεν τοὺς πώγωνας αὐτω̃ν καὶ ἀπέκοψεν τοὺς μανδύας αὐτω̃ν ἐν τω̨̃ ἡμίσει ἕως τω̃ν ἰσχίων αὐτω̃ν καὶ ἐξαπέστειλεν αὐτούς
καὶ ἀνήγγειλαν τω̨̃ Δαυιδ ὑπὲρ τω̃ν ἀνδρω̃ν καὶ ἀπέστειλεν εἰς ἀπαντὴν αὐτω̃ν ὅτι ἠ̃σαν οἱ ἄνδρες ἠτιμασμένοι σφόδρα καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς καθίσατε ἐν Ιεριχω ἕως του̃ ἀνατει̃λαι τοὺς πώγωνας ὑμω̃ν καὶ ἐπιστραφήσεσθε
καὶ εἰ̃δαν οἱ υἱοὶ Αμμων ὅτι κατη̨σχύνθησαν ὁ λαὸς Δαυιδ καὶ ἀπέστειλαν οἱ υἱοὶ Αμμων καὶ ἐμισθώσαντο τὴν Συρίαν Βαιθροωβ εἴκοσι χιλιάδας πεζω̃ν καὶ τὸν βασιλέα Μααχα χιλίους ἄνδρας καὶ Ιστωβ δώδεκα χιλιάδας ἀνδρω̃ν
καὶ ἤκουσεν Δαυιδ καὶ ἀπέστειλεν τὸν Ιωαβ καὶ πα̃σαν τὴν δύναμιν τοὺς δυνατούς
καὶ ἐξη̃λθαν οἱ υἱοὶ Αμμων καὶ παρετάξαντο πόλεμον παρὰ τη̨̃ θύρα̨ τη̃ς πύλης καὶ Συρία Σουβα καὶ Ροωβ καὶ Ιστωβ καὶ Μααχα μόνοι ἐν ἀγρω̨̃
καὶ εἰ̃δεν Ιωαβ ὅτι ἐγενήθη πρὸς αὐτὸν ἀντιπρόσωπον του̃ πολέμου ἐκ του̃ κατὰ πρόσωπον ἐξ ἐναντίας καὶ ἐκ του̃ ὄπισθεν καὶ ἐπέλεξεν ἐκ πάντων τω̃ν νεανίσκων Ισραηλ καὶ παρετάξαντο ἐξ ἐναντίας Συρίας
10 καὶ τὸ κατάλοιπον του̃ λαου̃ ἔδωκεν ἐν χειρὶ Αβεσσα του̃ ἀδελφου̃ αὐτου̃ καὶ παρετάξαντο ἐξ ἐναντίας υἱω̃ν Αμμων
11 καὶ εἰ̃πεν ἐὰν κραταιωθη̨̃ Συρία ὑπὲρ ἐμέ καὶ ἔσεσθέ μοι εἰς σωτηρίαν καὶ ἐὰν υἱοὶ Αμμων κραταιωθω̃σιν ὑπὲρ σέ καὶ ἐσόμεθα του̃ σω̃σαί σε
12 ἀνδρίζου καὶ κραταιωθω̃μεν ὑπὲρ του̃ λαου̃ ἡμω̃ν καὶ περὶ τω̃ν πόλεων του̃ θεου̃ ἡμω̃ν καὶ κύριος ποιήσει τὸ ἀγαθὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς αὐτου̃
13 καὶ προση̃λθεν Ιωαβ καὶ ὁ λαὸς αὐτου̃ μετ' αὐτου̃ εἰς πόλεμον πρὸς Συρίαν καὶ ἔφυγαν ἀπὸ προσώπου αὐτου̃
14 καὶ οἱ υἱοὶ Αμμων εἰ̃δαν ὅτι ἔφυγεν Συρία καὶ ἔφυγαν ἀπὸ προσώπου Αβεσσα καὶ εἰση̃λθαν εἰς τὴν πόλιν καὶ ἀνέστρεψεν Ιωαβ ἀπὸ τω̃ν υἱω̃ν Αμμων καὶ παρεγένοντο εἰς Ιερουσαλημ
15 καὶ εἰ̃δεν Συρία ὅτι ἔπταισεν ἔμπροσθεν Ισραηλ καὶ συνήχθησαν ἐπὶ τὸ αὐτό
16 καὶ ἀπέστειλεν Αδρααζαρ καὶ συνήγαγεν τὴν Συρίαν τὴν ἐκ του̃ πέραν του̃ ποταμου̃ Χαλαμακ καὶ παρεγένοντο Αιλαμ καὶ Σωβακ ἄρχων τη̃ς δυνάμεως Αδρααζαρ ἔμπροσθεν αὐτω̃ν
17 καὶ ἀνηγγέλη τω̨̃ Δαυιδ καὶ συνήγαγεν τὸν πάντα Ισραηλ καὶ διέβη τὸν Ιορδάνην καὶ παρεγένοντο εἰς Αιλαμ καὶ παρετάξατο Συρία ἀπέναντι Δαυιδ καὶ ἐπολέμησαν μετ' αὐτου̃
18 καὶ ἔφυγεν Συρία ἀπὸ προσώπου Ισραηλ καὶ ἀνει̃λεν Δαυιδ ἐκ τη̃ς Συρίας ἑπτακόσια ἅρματα καὶ τεσσαράκοντα χιλιάδας ἱππέων καὶ τὸν Σωβακ τὸν ἄρχοντα τη̃ς δυνάμεως αὐτου̃ ἐπάταξεν καὶ ἀπέθανεν ἐκει̃
19 καὶ εἰ̃δαν πάντες οἱ βασιλει̃ς οἱ δου̃λοι Αδρααζαρ ὅτι ἔπταισαν ἔμπροσθεν Ισραηλ καὶ ηὐτομόλησαν μετὰ Ισραηλ καὶ ἐδούλευσαν αὐτοι̃ς καὶ ἐφοβήθη Συρία του̃ σω̃σαι ἔτι τοὺς υἱοὺς Αμμων

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 11

καὶ ἐγένετο ἐπιστρέψαντος του̃ ἐνιαυτου̃ εἰς τὸν καιρὸν τη̃ς ἐξοδίας τω̃ν βασιλέων καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ τὸν Ιωαβ καὶ τοὺς παι̃δας αὐτου̃ μετ' αὐτου̃ καὶ τὸν πάντα Ισραηλ καὶ διέφθειραν τοὺς υἱοὺς Αμμων καὶ διεκάθισαν ἐπὶ Ραββαθ καὶ Δαυιδ ἐκάθισεν ἐν Ιερουσαλημ
καὶ ἐγένετο πρὸς ἑσπέραν καὶ ἀνέστη Δαυιδ ἀπὸ τη̃ς κοίτης αὐτου̃ καὶ περιεπάτει ἐπὶ του̃ δώματος του̃ οἴκου του̃ βασιλέως καὶ εἰ̃δεν γυναι̃κα λουομένην ἀπὸ του̃ δώματος καὶ ἡ γυνὴ καλὴ τω̨̃ εἴδει σφόδρα
καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ καὶ ἐζήτησεν τὴν γυναι̃κα καὶ εἰ̃πεν οὐχὶ αὕτη Βηρσαβεε θυγάτηρ Ελιαβ γυνὴ Ουριου του̃ Χετταίου
καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ ἀγγέλους καὶ ἔλαβεν αὐτήν καὶ εἰση̃λθεν πρὸς αὐτόν καὶ ἐκοιμήθη μετ' αὐτη̃ς καὶ αὐτὴ ἁγιαζομένη ἀπὸ ἀκαθαρσίας αὐτη̃ς καὶ ἀπέστρεψεν εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτη̃ς
καὶ ἐν γαστρὶ ἔλαβεν ἡ γυνή καὶ ἀποστείλασα ἀπήγγειλεν τω̨̃ Δαυιδ καὶ εἰ̃πεν ἐγώ εἰμι ἐν γαστρὶ ἔχω
καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ πρὸς Ιωαβ λέγων ἀπόστειλον πρός με τὸν Ουριαν τὸν Χετται̃ον καὶ ἀπέστειλεν Ιωαβ τὸν Ουριαν πρὸς Δαυιδ
καὶ παραγίνεται Ουριας καὶ εἰση̃λθεν πρὸς αὐτόν καὶ ἐπηρώτησεν Δαυιδ εἰς εἰρήνην Ιωαβ καὶ εἰς εἰρήνην του̃ λαου̃ καὶ εἰς εἰρήνην του̃ πολέμου
καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ τω̨̃ Ουρια κατάβηθι εἰς τὸν οἰ̃κόν σου καὶ νίψαι τοὺς πόδας σου καὶ ἐξη̃λθεν Ουριας ἐξ οἴκου του̃ βασιλέως καὶ ἐξη̃λθεν ὀπίσω αὐτου̃ ἄρσις του̃ βασιλέως
καὶ ἐκοιμήθη Ουριας παρὰ τη̨̃ θύρα̨ του̃ βασιλέως μετὰ τω̃ν δούλων του̃ κυρίου αὐτου̃ καὶ οὐ κατέβη εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃
10 καὶ ἀνήγγειλαν τω̨̃ Δαυιδ λέγοντες ὅτι οὐ κατέβη Ουριας εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς Ουριαν οὐχὶ ἐξ ὁδου̃ σὺ ἔρχη̨ τί ὅτι οὐ κατέβης εἰς τὸν οἰ̃κόν σου
11 καὶ εἰ̃πεν Ουριας πρὸς Δαυιδ ἡ κιβωτὸς καὶ Ισραηλ καὶ Ιουδας κατοικου̃σιν ἐν σκηναι̃ς καὶ ὁ κύριός μου Ιωαβ καὶ οἱ δου̃λοι του̃ κυρίου μου ἐπὶ πρόσωπον του̃ ἀγρου̃ παρεμβάλλουσιν καὶ ἐγὼ εἰσελεύσομαι εἰς τὸν οἰ̃κόν μου φαγει̃ν καὶ πιει̃ν καὶ κοιμηθη̃ναι μετὰ τη̃ς γυναικός μου πω̃ς ζη̨̃ ἡ ψυχή σου εἰ ποιήσω τὸ ῥη̃μα του̃το
12 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς Ουριαν κάθισον ἐνταυ̃θα καί γε σήμερον καὶ αὔριον ἐξαποστελω̃ σε καὶ ἐκάθισεν Ουριας ἐν Ιερουσαλημ ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨ καὶ τη̨̃ ἐπαύριον
13 καὶ ἐκάλεσεν αὐτὸν Δαυιδ καὶ ἔφαγεν ἐνώπιον αὐτου̃ καὶ ἔπιεν καὶ ἐμέθυσεν αὐτόν καὶ ἐξη̃λθεν ἑσπέρας του̃ κοιμηθη̃ναι ἐπὶ τη̃ς κοίτης αὐτου̃ μετὰ τω̃ν δούλων του̃ κυρίου αὐτου̃ καὶ εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ οὐ κατέβη
14 καὶ ἐγένετο πρωὶ καὶ ἔγραψεν Δαυιδ βιβλίον πρὸς Ιωαβ καὶ ἀπέστειλεν ἐν χειρὶ Ουριου
15 καὶ ἔγραψεν ἐν τω̨̃ βιβλίω̨ λέγων εἰσάγαγε τὸν Ουριαν ἐξ ἐναντίας του̃ πολέμου του̃ κραταιου̃ καὶ ἀποστραφήσεσθε ἀπὸ ὄπισθεν αὐτου̃ καὶ πληγήσεται καὶ ἀποθανει̃ται
16 καὶ ἐγενήθη ἐν τω̨̃ φυλάσσειν Ιωαβ ἐπὶ τὴν πόλιν καὶ ἔθηκεν τὸν Ουριαν εἰς τὸν τόπον οὑ̃ ἤ̨δει ὅτι ἄνδρες δυνάμεως ἐκει̃
17 καὶ ἐξη̃λθον οἱ ἄνδρες τη̃ς πόλεως καὶ ἐπολέμουν μετὰ Ιωαβ καὶ ἔπεσαν ἐκ του̃ λαου̃ ἐκ τω̃ν δούλων Δαυιδ καὶ ἀπέθανεν καί γε Ουριας ὁ Χετται̃ος
18 καὶ ἀπέστειλεν Ιωαβ καὶ ἀπήγγειλεν τω̨̃ βασιλει̃ πάντας τοὺς λόγους του̃ πολέμου
19 καὶ ἐνετείλατο τω̨̃ ἀγγέλω̨ λέγων ἐν τω̨̃ συντελέσαι σε πάντας τοὺς λόγους του̃ πολέμου λαλη̃σαι πρὸς τὸν βασιλέα
20 καὶ ἔσται ἐὰν ἀναβη̨̃ ὁ θυμὸς του̃ βασιλέως καὶ εἴπη̨ σοι τί ὅτι ἠγγίσατε πρὸς τὴν πόλιν πολεμη̃σαι οὐκ ἤ̨δειτε ὅτι τοξεύσουσιν ἀπάνωθεν του̃ τείχους
21 τίς ἐπάταξεν τὸν Αβιμελεχ υἱὸν Ιεροβααλ οὐχὶ γυνὴ ἔρριψεν ἐπ' αὐτὸν κλάσμα μύλου ἐπάνωθεν του̃ τείχους καὶ ἀπέθανεν ἐν Θαμασι ἵνα τί προσηγάγετε πρὸς τὸ τει̃χος καὶ ἐρει̃ς καί γε Ουριας ὁ δου̃λός σου ὁ Χετται̃ος ἀπέθανεν
22 καὶ ἐπορεύθη ὁ ἄγγελος Ιωαβ πρὸς τὸν βασιλέα εἰς Ιερουσαλημ καὶ παρεγένετο καὶ ἀπήγγειλεν τω̨̃ Δαυιδ πάντα ὅσα ἀπήγγειλεν αὐτω̨̃ Ιωαβ πάντα τὰ ῥήματα του̃ πολέμου καὶ ἐθυμώθη Δαυιδ πρὸς Ιωαβ καὶ εἰ̃πεν πρὸς τὸν ἄγγελον ἵνα τί προσηγάγετε πρὸς τὴν πόλιν του̃ πολεμη̃σαι οὐκ ἤ̨δειτε ὅτι πληγήσεσθε ἀπὸ του̃ τείχους τίς ἐπάταξεν τὸν Αβιμελεχ υἱὸν Ιεροβααλ οὐχὶ γυνὴ ἔρριψεν ἐπ' αὐτὸν κλάσμα μύλου ἀπὸ του̃ τείχους καὶ ἀπέθανεν ἐν Θαμασι ἵνα τί προσηγάγετε πρὸς τὸ τει̃χος
23 καὶ εἰ̃πεν ὁ ἄγγελος πρὸς Δαυιδ ὅτι ἐκραταίωσαν ἐφ' ἡμα̃ς οἱ ἄνδρες καὶ ἐξη̃λθαν ἐφ' ἡμα̃ς εἰς τὸν ἀγρόν καὶ ἐγενήθημεν ἐπ' αὐτοὺς ἕως τη̃ς θύρας τη̃ς πύλης
24 καὶ ἐτόξευσαν οἱ τοξεύοντες πρὸς τοὺς παι̃δάς σου ἀπάνωθεν του̃ τείχους καὶ ἀπέθαναν τω̃ν παίδων του̃ βασιλέως καί γε ὁ δου̃λός σου Ουριας ὁ Χετται̃ος ἀπέθανεν
25 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς τὸν ἄγγελον τάδε ἐρει̃ς πρὸς Ιωαβ μὴ πονηρὸν ἔστω ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου τὸ ῥη̃μα του̃το ὅτι ποτὲ μὲν οὕτως καὶ ποτὲ οὕτως φάγεται ἡ μάχαιρα κραταίωσον τὸν πόλεμόν σου πρὸς τὴν πόλιν καὶ κατάσπασον αὐτὴν καὶ κραταίωσον αὐτόν
26 καὶ ἤκουσεν ἡ γυνὴ Ουριου ὅτι ἀπέθανεν Ουριας ὁ ἀνὴρ αὐτη̃ς καὶ ἐκόψατο τὸν ἄνδρα αὐτη̃ς
27 καὶ διη̃λθεν τὸ πένθος καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ καὶ συνήγαγεν αὐτὴν εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ ἐγενήθη αὐτω̨̃ εἰς γυναι̃κα καὶ ἔτεκεν αὐτω̨̃ υἱόν καὶ πονηρὸν ἐφάνη τὸ ῥη̃μα ὃ ἐποίησεν Δαυιδ ἐν ὀφθαλμοι̃ς κυρίου

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 12

καὶ ἀπέστειλεν κύριος τὸν Ναθαν τὸν προφήτην πρὸς Δαυιδ καὶ εἰση̃λθεν πρὸς αὐτὸν καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ δύο ἠ̃σαν ἄνδρες ἐν πόλει μια̨̃ εἱ̃ς πλούσιος καὶ εἱ̃ς πένης
καὶ τω̨̃ πλουσίω̨ ἠ̃ν ποίμνια καὶ βουκόλια πολλὰ σφόδρα
καὶ τω̨̃ πένητι οὐδὲν ἀλλ' ἢ ἀμνὰς μία μικρά ἣν ἐκτήσατο καὶ περιεποιήσατο καὶ ἐξέθρεψεν αὐτήν καὶ ἡδρύνθη μετ' αὐτου̃ καὶ μετὰ τω̃ν υἱω̃ν αὐτου̃ ἐπὶ τὸ αὐτό ἐκ του̃ ἄρτου αὐτου̃ ἤσθιεν καὶ ἐκ του̃ ποτηρίου αὐτου̃ ἔπινεν καὶ ἐν τω̨̃ κόλπω̨ αὐτου̃ ἐκάθευδεν καὶ ἠ̃ν αὐτω̨̃ ὡς θυγάτηρ
καὶ ἠ̃λθεν πάροδος τω̨̃ ἀνδρὶ τω̨̃ πλουσίω̨ καὶ ἐφείσατο λαβει̃ν ἐκ τω̃ν ποιμνίων αὐτου̃ καὶ ἐκ τω̃ν βουκολίων αὐτου̃ του̃ ποιη̃σαι τω̨̃ ξένω̨ ὁδοιπόρω̨ ἐλθόντι πρὸς αὐτὸν καὶ ἔλαβεν τὴν ἀμνάδα του̃ πένητος καὶ ἐποίησεν αὐτὴν τω̨̃ ἀνδρὶ τω̨̃ ἐλθόντι πρὸς αὐτόν
καὶ ἐθυμώθη ὀργη̨̃ Δαυιδ σφόδρα τω̨̃ ἀνδρί καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς Ναθαν ζη̨̃ κύριος ὅτι υἱὸς θανάτου ὁ ἀνὴρ ὁ ποιήσας του̃το
καὶ τὴν ἀμνάδα ἀποτείσει ἑπταπλασίονα ἀνθ' ὡ̃ν ὅτι ἐποίησεν τὸ ῥη̃μα του̃το καὶ περὶ οὑ̃ οὐκ ἐφείσατο
καὶ εἰ̃πεν Ναθαν πρὸς Δαυιδ σὺ εἰ̃ ὁ ἀνὴρ ὁ ποιήσας του̃το τάδε λέγει κύριος ὁ θεὸς Ισραηλ ἐγώ εἰμι ἔχρισά σε εἰς βασιλέα ἐπὶ Ισραηλ καὶ ἐγώ εἰμι ἐρρυσάμην σε ἐκ χειρὸς Σαουλ
καὶ ἔδωκά σοι τὸν οἰ̃κον του̃ κυρίου σου καὶ τὰς γυναι̃κας του̃ κυρίου σου ἐν τω̨̃ κόλπω̨ σου καὶ ἔδωκά σοι τὸν οἰ̃κον Ισραηλ καὶ Ιουδα καὶ εἰ μικρόν ἐστιν προσθήσω σοι κατὰ ταυ̃τα
τί ὅτι ἐφαύλισας τὸν λόγον κυρίου του̃ ποιη̃σαι τὸ πονηρὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς αὐτου̃ τὸν Ουριαν τὸν Χετται̃ον ἐπάταξας ἐν ῥομφαία̨ καὶ τὴν γυναι̃κα αὐτου̃ ἔλαβες σεαυτω̨̃ εἰς γυναι̃κα καὶ αὐτὸν ἀπέκτεινας ἐν ῥομφαία̨ υἱω̃ν Αμμων
10 καὶ νυ̃ν οὐκ ἀποστήσεται ῥομφαία ἐκ του̃ οἴκου σου ἕως αἰω̃νος ἀνθ' ὡ̃ν ὅτι ἐξουδένωσάς με καὶ ἔλαβες τὴν γυναι̃κα του̃ Ουριου του̃ Χετταίου του̃ εἰ̃ναί σοι εἰς γυναι̃κα
11 τάδε λέγει κύριος ἰδοὺ ἐγὼ ἐξεγείρω ἐπὶ σὲ κακὰ ἐκ του̃ οἴκου σου καὶ λήμψομαι τὰς γυναι̃κάς σου κατ' ὀφθαλμούς σου καὶ δώσω τω̨̃ πλησίον σου καὶ κοιμηθήσεται μετὰ τω̃ν γυναικω̃ν σου ἐναντίον του̃ ἡλίου τούτου
12 ὅτι σὺ ἐποίησας κρυβη̨̃ κἀγὼ ποιήσω τὸ ῥη̃μα του̃το ἐναντίον παντὸς Ισραηλ καὶ ἀπέναντι τούτου του̃ ἡλίου
13 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ τω̨̃ Ναθαν ἡμάρτηκα τω̨̃ κυρίω̨ καὶ εἰ̃πεν Ναθαν πρὸς Δαυιδ καὶ κύριος παρεβίβασεν τὸ ἁμάρτημά σου οὐ μὴ ἀποθάνη̨ς
14 πλὴν ὅτι παροξύνων παρώξυνας τοὺς ἐχθροὺς κυρίου ἐν τω̨̃ ῥήματι τούτω̨ καί γε ὁ υἱός σου ὁ τεχθείς σοι θανάτω̨ ἀποθανει̃ται
15 καὶ ἀπη̃λθεν Ναθαν εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ ἔθραυσεν κύριος τὸ παιδίον ὃ ἔτεκεν ἡ γυνὴ Ουριου τω̨̃ Δαυιδ καὶ ἠρρώστησεν
16 καὶ ἐζήτησεν Δαυιδ τὸν θεὸν περὶ του̃ παιδαρίου καὶ ἐνήστευσεν Δαυιδ νηστείαν καὶ εἰση̃λθεν καὶ ηὐλίσθη ἐν σάκκω̨ ἐπὶ τη̃ς γη̃ς
17 καὶ ἀνέστησαν ἐπ' αὐτὸν οἱ πρεσβύτεροι του̃ οἴκου αὐτου̃ του̃ ἐγει̃ραι αὐτὸν ἀπὸ τη̃ς γη̃ς καὶ οὐκ ἠθέλησεν καὶ οὐ συνέφαγεν αὐτοι̃ς ἄρτον
18 καὶ ἐγένετο ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ τη̨̃ ἑβδόμη̨ καὶ ἀπέθανε τὸ παιδάριον καὶ ἐφοβήθησαν οἱ δου̃λοι Δαυιδ ἀναγγει̃λαι αὐτω̨̃ ὅτι τέθνηκεν τὸ παιδάριον ὅτι εἰ̃παν ἰδοὺ ἐν τω̨̃ ἔτι τὸ παιδάριον ζη̃ν ἐλαλήσαμεν πρὸς αὐτόν καὶ οὐκ εἰσήκουσεν τη̃ς φωνη̃ς ἡμω̃ν καὶ πω̃ς εἴπωμεν πρὸς αὐτὸν ὅτι τέθνηκεν τὸ παιδάριον καὶ ποιήσει κακά
19 καὶ συνη̃κεν Δαυιδ ὅτι οἱ παι̃δες αὐτου̃ ψιθυρίζουσιν καὶ ἐνόησεν Δαυιδ ὅτι τέθνηκεν τὸ παιδάριον καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς τοὺς παι̃δας αὐτου̃ εἰ τέθνηκεν τὸ παιδάριον καὶ εἰ̃παν τέθνηκεν
20 καὶ ἀνέστη Δαυιδ ἐκ τη̃ς γη̃ς καὶ ἐλούσατο καὶ ἠλείψατο καὶ ἤλλαξεν τὰ ἱμάτια αὐτου̃ καὶ εἰση̃λθεν εἰς τὸν οἰ̃κον του̃ θεου̃ καὶ προσεκύνησεν αὐτω̨̃ καὶ εἰση̃λθεν εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ ἤ̨τησεν ἄρτον φαγει̃ν καὶ παρέθηκαν αὐτω̨̃ ἄρτον καὶ ἔφαγεν
21 καὶ εἰ̃παν οἱ παι̃δες αὐτου̃ πρὸς αὐτόν τί τὸ ῥη̃μα του̃το ὃ ἐποίησας ἕνεκα του̃ παιδαρίου ἔτι ζω̃ντος ἐνήστευες καὶ ἔκλαιες καὶ ἠγρύπνεις καὶ ἡνίκα ἀπέθανεν τὸ παιδάριον ἀνέστης καὶ ἔφαγες ἄρτον καὶ πέπωκας
22 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ ἐν τω̨̃ τὸ παιδάριον ἔτι ζη̃ν ἐνήστευσα καὶ ἔκλαυσα ὅτι εἰ̃πα τίς οἰ̃δεν εἰ ἐλεήσει με κύριος καὶ ζήσεται τὸ παιδάριον
23 καὶ νυ̃ν τέθνηκεν ἵνα τί του̃το ἐγὼ νηστεύω μὴ δυνήσομαι ἐπιστρέψαι αὐτὸ ἔτι ἐγὼ πορεύσομαι πρὸς αὐτόν καὶ αὐτὸς οὐκ ἀναστρέψει πρός με
24 καὶ παρεκάλεσεν Δαυιδ Βηρσαβεε τὴν γυναι̃κα αὐτου̃ καὶ εἰση̃λθεν πρὸς αὐτὴν καὶ ἐκοιμήθη μετ' αὐτη̃ς καὶ συνέλαβεν καὶ ἔτεκεν υἱόν καὶ ἐκάλεσεν τὸ ὄνομα αὐτου̃ Σαλωμων καὶ κύριος ἠγάπησεν αὐτόν
25 καὶ ἀπέστειλεν ἐν χειρὶ Ναθαν του̃ προφήτου καὶ ἐκάλεσεν τὸ ὄνομα αὐτου̃ Ιδεδι ἕνεκεν κυρίου
26 καὶ ἐπολέμησεν Ιωαβ ἐν Ραββαθ υἱω̃ν Αμμων καὶ κατέλαβεν τὴν πόλιν τη̃ς βασιλείας
27 καὶ ἀπέστειλεν Ιωαβ ἀγγέλους πρὸς Δαυιδ καὶ εἰ̃πεν ἐπολέμησα ἐν Ραββαθ καὶ κατελαβόμην τὴν πόλιν τω̃ν ὑδάτων
28 καὶ νυ̃ν συνάγαγε τὸ κατάλοιπον του̃ λαου̃ καὶ παρέμβαλε ἐπὶ τὴν πόλιν καὶ προκαταλαβου̃ αὐτήν ἵνα μὴ προκαταλάβωμαι ἐγὼ τὴν πόλιν καὶ κληθη̨̃ τὸ ὄνομά μου ἐπ' αὐτήν
29 καὶ συνήγαγεν Δαυιδ πάντα τὸν λαὸν καὶ ἐπορεύθη εἰς Ραββαθ καὶ ἐπολέμησεν ἐν αὐτη̨̃ καὶ κατελάβετο αὐτήν
30 καὶ ἔλαβεν τὸν στέφανον Μελχολ του̃ βασιλέως αὐτω̃ν ἀπὸ τη̃ς κεφαλη̃ς αὐτου̃ καὶ ὁ σταθμὸς αὐτου̃ τάλαντον χρυσίου καὶ λίθου τιμίου καὶ ἠ̃ν ἐπὶ τη̃ς κεφαλη̃ς Δαυιδ καὶ σκυ̃λα τη̃ς πόλεως ἐξήνεγκεν πολλὰ σφόδρα
31 καὶ τὸν λαὸν τὸν ὄντα ἐν αὐτη̨̃ ἐξήγαγεν καὶ ἔθηκεν ἐν τω̨̃ πρίονι καὶ ἐν τοι̃ς τριβόλοις τοι̃ς σιδηροι̃ς καὶ διήγαγεν αὐτοὺς διὰ του̃ πλινθείου καὶ οὕτως ἐποίησεν πάσαις ται̃ς πόλεσιν υἱω̃ν Αμμων καὶ ἐπέστρεψεν Δαυιδ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς εἰς Ιερουσαλημ

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 13

καὶ ἐγενήθη μετὰ ταυ̃τα καὶ τω̨̃ Αβεσσαλωμ υἱω̨̃ Δαυιδ ἀδελφὴ καλὴ τω̨̃ εἴδει σφόδρα καὶ ὄνομα αὐτη̨̃ Θημαρ καὶ ἠγάπησεν αὐτὴν Αμνων υἱὸς Δαυιδ
καὶ ἐθλίβετο Αμνων ὥστε ἀρρωστει̃ν διὰ Θημαρ τὴν ἀδελφὴν αὐτου̃ ὅτι παρθένος ἠ̃ν αὐτή καὶ ὑπέρογκον ἐν ὀφθαλμοι̃ς Αμνων του̃ ποιη̃σαί τι αὐτη̨̃
καὶ ἠ̃ν τω̨̃ Αμνων ἑται̃ρος καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Ιωναδαβ υἱὸς Σαμαα του̃ ἀδελφου̃ Δαυιδ καὶ Ιωναδαβ ἀνὴρ σοφὸς σφόδρα
καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ τί σοι ὅτι σὺ οὕτως ἀσθενής υἱὲ του̃ βασιλέως τὸ πρωὶ πρωί οὐκ ἀπαγγελει̃ς μοι καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Αμνων Θημαρ τὴν ἀδελφὴν Αβεσσαλωμ του̃ ἀδελφου̃ μου ἐγὼ ἀγαπω̃
καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Ιωναδαβ κοιμήθητι ἐπὶ τη̃ς κοίτης σου καὶ μαλακίσθητι καὶ εἰσελεύσεται ὁ πατήρ σου του̃ ἰδει̃ν σε καὶ ἐρει̃ς πρὸς αὐτόν ἐλθέτω δὴ Θημαρ ἡ ἀδελφή μου καὶ ψωμισάτω με καὶ ποιησάτω κατ' ὀφθαλμούς μου βρω̃μα ὅπως ἴδω καὶ φάγω ἐκ τω̃ν χειρω̃ν αὐτη̃ς
καὶ ἐκοιμήθη Αμνων καὶ ἠρρώστησεν καὶ εἰση̃λθεν ὁ βασιλεὺς ἰδει̃ν αὐτόν καὶ εἰ̃πεν Αμνων πρὸς τὸν βασιλέα ἐλθέτω δὴ Θημαρ ἡ ἀδελφή μου πρός με καὶ κολλυρισάτω ἐν ὀφθαλμοι̃ς μου δύο κολλυρίδας καὶ φάγομαι ἐκ τη̃ς χειρὸς αὐτη̃ς
καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ πρὸς Θημαρ εἰς τὸν οἰ̃κον λέγων πορεύθητι δὴ εἰς τὸν οἰ̃κον Αμνων του̃ ἀδελφου̃ σου καὶ ποίησον αὐτω̨̃ βρω̃μα
καὶ ἐπορεύθη Θημαρ εἰς τὸν οἰ̃κον Αμνων ἀδελφου̃ αὐτη̃ς καὶ αὐτὸς κοιμώμενος καὶ ἔλαβεν τὸ σται̃ς καὶ ἐφύρασεν καὶ ἐκολλύρισεν κατ' ὀφθαλμοὺς αὐτου̃ καὶ ἥψησεν τὰς κολλυρίδας
καὶ ἔλαβεν τὸ τήγανον καὶ κατεκένωσεν ἐνώπιον αὐτου̃ καὶ οὐκ ἠθέλησεν φαγει̃ν καὶ εἰ̃πεν Αμνων ἐξαγάγετε πάντα ἄνδρα ἐπάνωθέν μου καὶ ἐξήγαγον πάντα ἄνδρα ἀπὸ ἐπάνωθεν αὐτου̃
10 καὶ εἰ̃πεν Αμνων πρὸς Θημαρ εἰσένεγκε τὸ βρω̃μα εἰς τὸ ταμίειον καὶ φάγομαι ἐκ τη̃ς χειρός σου καὶ ἔλαβεν Θημαρ τὰς κολλυρίδας ἃς ἐποίησεν καὶ εἰσήνεγκεν τω̨̃ Αμνων ἀδελφω̨̃ αὐτη̃ς εἰς τὸν κοιτω̃να
11 καὶ προσήγαγεν αὐτω̨̃ του̃ φαγει̃ν καὶ ἐπελάβετο αὐτη̃ς καὶ εἰ̃πεν αὐτη̨̃ δευ̃ρο κοιμήθητι μετ' ἐμου̃ ἀδελφή μου
12 καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ μή ἄδελφέ μου μὴ ταπεινώση̨ς με διότι οὐ ποιηθήσεται οὕτως ἐν Ισραηλ μὴ ποιήση̨ς τὴν ἀφροσύνην ταύτην
13 καὶ ἐγὼ που̃ ἀποίσω τὸ ὄνειδός μου καὶ σὺ ἔση̨ ὡς εἱ̃ς τω̃ν ἀφρόνων ἐν Ισραηλ καὶ νυ̃ν λάλησον δὴ πρὸς τὸν βασιλέα ὅτι οὐ μὴ κωλύση̨ με ἀπὸ σου̃
14 καὶ οὐκ ἠθέλησεν Αμνων του̃ ἀκου̃σαι τη̃ς φωνη̃ς αὐτη̃ς καὶ ἐκραταίωσεν ὑπὲρ αὐτὴν καὶ ἐταπείνωσεν αὐτὴν καὶ ἐκοιμήθη μετ' αὐτη̃ς
15 καὶ ἐμίσησεν αὐτὴν Αμνων μι̃σος μέγα σφόδρα ὅτι μέγα τὸ μι̃σος ὃ ἐμίσησεν αὐτήν ὑπὲρ τὴν ἀγάπην ἣν ἠγάπησεν αὐτήν καὶ εἰ̃πεν αὐτη̨̃ Αμνων ἀνάστηθι καὶ πορεύου
16 καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Θημαρ μή ἄδελφε ὅτι μεγάλη ἡ κακία ἡ ἐσχάτη ὑπὲρ τὴν πρώτην ἣν ἐποίησας μετ' ἐμου̃ του̃ ἐξαποστει̃λαί με καὶ οὐκ ἠθέλησεν Αμνων ἀκου̃σαι τη̃ς φωνη̃ς αὐτη̃ς
17 καὶ ἐκάλεσεν τὸ παιδάριον αὐτου̃ τὸν προεστηκότα του̃ οἴκου αὐτου̃ καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ ἐξαποστείλατε δὴ ταύτην ἀπ' ἐμου̃ ἔξω καὶ ἀπόκλεισον τὴν θύραν ὀπίσω αὐτη̃ς
18 καὶ ἐπ' αὐτη̃ς ἠ̃ν χιτὼν καρπωτός ὅτι οὕτως ἐνεδιδύσκοντο αἱ θυγατέρες του̃ βασιλέως αἱ παρθένοι τοὺς ἐπενδύτας αὐτω̃ν καὶ ἐξήγαγεν αὐτὴν ὁ λειτουργὸς αὐτου̃ ἔξω καὶ ἀπέκλεισεν τὴν θύραν ὀπίσω αὐτη̃ς
19 καὶ ἔλαβεν Θημαρ σποδὸν καὶ ἐπέθηκεν ἐπὶ τὴν κεφαλὴν αὐτη̃ς καὶ τὸν χιτω̃να τὸν καρπωτὸν τὸν ἐπ' αὐτη̃ς διέρρηξεν καὶ ἐπέθηκεν τὰς χει̃ρας αὐτη̃ς ἐπὶ τὴν κεφαλὴν αὐτη̃ς καὶ ἐπορεύθη πορευομένη καὶ κράζουσα
20 καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτὴν Αβεσσαλωμ ὁ ἀδελφὸς αὐτη̃ς μὴ Αμνων ὁ ἀδελφός σου ἐγένετο μετὰ σου̃ καὶ νυ̃ν ἀδελφή μου κώφευσον ὅτι ἀδελφός σού ἐστιν μὴ θη̨̃ς τὴν καρδίαν σου του̃ λαλη̃σαι εἰς τὸ ῥη̃μα του̃το καὶ ἐκάθισεν Θημαρ χηρεύουσα ἐν οἴκω̨ Αβεσσαλωμ του̃ ἀδελφου̃ αὐτη̃ς
21 καὶ ἤκουσεν ὁ βασιλεὺς Δαυιδ πάντας τοὺς λόγους τούτους καὶ ἐθυμώθη σφόδρα καὶ οὐκ ἐλύπησεν τὸ πνευ̃μα Αμνων του̃ υἱου̃ αὐτου̃ ὅτι ἠγάπα αὐτόν ὅτι πρωτότοκος αὐτου̃ ἠ̃ν
22 καὶ οὐκ ἐλάλησεν Αβεσσαλωμ μετὰ Αμνων ἀπὸ πονηρου̃ ἕως ἀγαθου̃ ὅτι ἐμίσει Αβεσσαλωμ τὸν Αμνων ἐπὶ λόγου οὑ̃ ἐταπείνωσεν Θημαρ τὴν ἀδελφὴν αὐτου̃
23 καὶ ἐγένετο εἰς διετηρίδα ἡμερω̃ν καὶ ἠ̃σαν κείροντες τω̨̃ Αβεσσαλωμ ἐν Βελασωρ τη̨̃ ἐχόμενα Εφραιμ καὶ ἐκάλεσεν Αβεσσαλωμ πάντας τοὺς υἱοὺς του̃ βασιλέως
24 καὶ ἠ̃λθεν Αβεσσαλωμ πρὸς τὸν βασιλέα καὶ εἰ̃πεν ἰδοὺ δὴ κείρουσιν τω̨̃ δούλω̨ σου πορευθήτω δὴ ὁ βασιλεὺς καὶ οἱ παι̃δες αὐτου̃ μετὰ του̃ δούλου σου
25 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Αβεσσαλωμ μὴ δή υἱέ μου μὴ πορευθω̃μεν πάντες ἡμει̃ς καὶ οὐ μὴ καταβαρυνθω̃μεν ἐπὶ σέ καὶ ἐβιάσατο αὐτόν καὶ οὐκ ἠθέλησεν του̃ πορευθη̃ναι καὶ εὐλόγησεν αὐτόν
26 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ καὶ εἰ μή πορευθήτω δὴ μεθ' ἡμω̃ν Αμνων ὁ ἀδελφός μου καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ ὁ βασιλεύς ἵνα τί πορευθη̨̃ μετὰ σου̃
27 καὶ ἐβιάσατο αὐτὸν Αβεσσαλωμ καὶ ἀπέστειλεν μετ' αὐτου̃ τὸν Αμνων καὶ πάντας τοὺς υἱοὺς του̃ βασιλέως καὶ ἐποίησεν Αβεσσαλωμ πότον κατὰ τὸν πότον του̃ βασιλέως
28 καὶ ἐνετείλατο Αβεσσαλωμ τοι̃ς παιδαρίοις αὐτου̃ λέγων ἴδετε ὡς ἂν ἀγαθυνθη̨̃ ἡ καρδία Αμνων ἐν τω̨̃ οἴνω̨ καὶ εἴπω πρὸς ὑμα̃ς πατάξατε τὸν Αμνων καὶ θανατώσατε αὐτόν μὴ φοβηθη̃τε ὅτι οὐχὶ ἐγώ εἰμι ἐντέλλομαι ὑμι̃ν ἀνδρίζεσθε καὶ γίνεσθε εἰς υἱοὺς δυνάμεως
29 καὶ ἐποίησαν τὰ παιδάρια Αβεσσαλωμ τω̨̃ Αμνων καθὰ ἐνετείλατο αὐτοι̃ς Αβεσσαλωμ καὶ ἀνέστησαν πάντες οἱ υἱοὶ του̃ βασιλέως καὶ ἐπεκάθισαν ἀνὴρ ἐπὶ τὴν ἡμίονον αὐτου̃ καὶ ἔφυγαν
30 καὶ ἐγένετο αὐτω̃ν ὄντων ἐν τη̨̃ ὁδω̨̃ καὶ ἡ ἀκοὴ ἠ̃λθεν πρὸς Δαυιδ λέγων ἐπάταξεν Αβεσσαλωμ πάντας τοὺς υἱοὺς του̃ βασιλέως καὶ οὐ κατελείφθη ἐξ αὐτω̃ν οὐδὲ εἱ̃ς
31 καὶ ἀνέστη ὁ βασιλεὺς καὶ διέρρηξεν τὰ ἱμάτια αὐτου̃ καὶ ἐκοιμήθη ἐπὶ τὴν γη̃ν καὶ πάντες οἱ παι̃δες αὐτου̃ οἱ περιεστω̃τες αὐτω̨̃ διέρρηξαν τὰ ἱμάτια αὐτω̃ν
32 καὶ ἀπεκρίθη Ιωναδαβ υἱὸς Σαμαα ἀδελφου̃ Δαυιδ καὶ εἰ̃πεν μὴ εἰπάτω ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς ὅτι πάντα τὰ παιδάρια τοὺς υἱοὺς του̃ βασιλέως ἐθανάτωσεν ὅτι Αμνων μονώτατος ἀπέθανεν ὅτι ἐπὶ στόματος Αβεσσαλωμ ἠ̃ν κείμενος ἀπὸ τη̃ς ἡμέρας ἡ̃ς ἐταπείνωσεν Θημαρ τὴν ἀδελφὴν αὐτου̃
33 καὶ νυ̃ν μὴ θέσθω ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς ἐπὶ τὴν καρδίαν αὐτου̃ ῥη̃μα λέγων πάντες οἱ υἱοὶ του̃ βασιλέως ἀπέθαναν ὅτι ἀλλ' ἢ Αμνων μονώτατος ἀπέθανεν
34 καὶ ἀπέδρα Αβεσσαλωμ καὶ ἠ̃ρεν τὸ παιδάριον ὁ σκοπὸς τοὺς ὀφθαλμοὺς αὐτου̃ καὶ εἰ̃δεν καὶ ἰδοὺ λαὸς πολὺς πορευόμενος ἐν τη̨̃ ὁδω̨̃ ὄπισθεν αὐτου̃ ἐκ πλευρα̃ς του̃ ὄρους ἐν τη̨̃ καταβάσει καὶ παρεγένετο ὁ σκοπὸς καὶ ἀπήγγειλεν τω̨̃ βασιλει̃ καὶ εἰ̃πεν ἄνδρας ἑώρακα ἐκ τη̃ς ὁδου̃ τη̃ς Ωρωνην ἐκ μέρους του̃ ὄρους
35 καὶ εἰ̃πεν Ιωναδαβ πρὸς τὸν βασιλέα ἰδοὺ οἱ υἱοὶ του̃ βασιλέως πάρεισιν κατὰ τὸν λόγον του̃ δούλου σου οὕτως ἐγένετο
36 καὶ ἐγένετο ἡνίκα συνετέλεσεν λαλω̃ν καὶ ἰδοὺ οἱ υἱοὶ του̃ βασιλέως ἠ̃λθαν καὶ ἐπη̃ραν τὴν φωνὴν αὐτω̃ν καὶ ἔκλαυσαν καί γε ὁ βασιλεὺς καὶ πάντες οἱ παι̃δες αὐτου̃ ἔκλαυσαν κλαυθμὸν μέγαν σφόδρα
37 καὶ Αβεσσαλωμ ἔφυγεν καὶ ἐπορεύθη πρὸς Θολμαι υἱὸν Εμιουδ βασιλέα Γεδσουρ εἰς γη̃ν Μαχαδ καὶ ἐπένθησεν ὁ βασιλεὺς Δαυιδ ἐπὶ τὸν υἱὸν αὐτου̃ πάσας τὰς ἡμέρας
38 καὶ Αβεσσαλωμ ἀπέδρα καὶ ἐπορεύθη εἰς Γεδσουρ καὶ ἠ̃ν ἐκει̃ ἔτη τρία
39 καὶ ἐκόπασεν τὸ πνευ̃μα του̃ βασιλέως του̃ ἐξελθει̃ν ὀπίσω Αβεσσαλωμ ὅτι παρεκλήθη ἐπὶ Αμνων ὅτι ἀπέθανεν

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 14

καὶ ἔγνω Ιωαβ υἱὸς Σαρουιας ὅτι ἡ καρδία του̃ βασιλέως ἐπὶ Αβεσσαλωμ
καὶ ἀπέστειλεν Ιωαβ εἰς Θεκωε καὶ ἔλαβεν ἐκει̃θεν γυναι̃κα σοφὴν καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτήν πένθησον δὴ καὶ ἔνδυσαι ἱμάτια πενθικὰ καὶ μὴ ἀλείψη̨ ἔλαιον καὶ ἔση̨ ὡς γυνὴ πενθου̃σα ἐπὶ τεθνηκότι του̃το ἡμέρας πολλὰς
καὶ ἐλεύση̨ πρὸς τὸν βασιλέα καὶ λαλήσεις πρὸς αὐτὸν κατὰ τὸ ῥη̃μα του̃το καὶ ἔθηκεν Ιωαβ τοὺς λόγους ἐν τω̨̃ στόματι αὐτη̃ς
καὶ εἰση̃λθεν ἡ γυνὴ ἡ Θεκωι̃τις πρὸς τὸν βασιλέα καὶ ἔπεσεν ἐπὶ πρόσωπον αὐτη̃ς εἰς τὴν γη̃ν καὶ προσεκύνησεν αὐτω̨̃ καὶ εἰ̃πεν Σω̃σον βασιλευ̃ σω̃σον
καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτὴν ὁ βασιλεύς τί ἐστίν σοι ἡ δὲ εἰ̃πεν καὶ μάλα γυνὴ χήρα ἐγώ εἰμι καὶ ἀπέθανεν ὁ ἀνήρ μου
καί γε τη̨̃ δούλη̨ σου δύο υἱοί καὶ ἐμαχέσαντο ἀμφότεροι ἐν τω̨̃ ἀγρω̨̃ καὶ οὐκ ἠ̃ν ὁ ἐξαιρούμενος ἀνὰ μέσον αὐτω̃ν καὶ ἔπαισεν ὁ εἱ̃ς τὸν ἀδελφὸν αὐτου̃ καὶ ἐθανάτωσεν αὐτόν
καὶ ἰδοὺ ἐπανέστη ὅλη ἡ πατριὰ πρὸς τὴν δούλην σου καὶ εἰ̃παν δὸς τὸν παίσαντα τὸν ἀδελφὸν αὐτου̃ καὶ θανατώσομεν αὐτὸν ἀντὶ τη̃ς ψυχη̃ς του̃ ἀδελφου̃ αὐτου̃ οὑ̃ ἀπέκτεινεν καὶ ἐξαρου̃μεν καί γε τὸν κληρονόμον ὑμω̃ν καὶ σβέσουσιν τὸν ἄνθρακά μου τὸν καταλειφθέντα ὥστε μὴ θέσθαι τω̨̃ ἀνδρί μου κατάλειμμα καὶ ὄνομα ἐπὶ προσώπου τη̃ς γη̃ς
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς ὑγιαίνουσα βάδιζε εἰς τὸν οἰ̃κόν σου κἀγὼ ἐντελου̃μαι περὶ σου̃
καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνὴ ἡ Θεκωι̃τις πρὸς τὸν βασιλέα ἐπ' ἐμέ κύριέ μου βασιλευ̃ ἡ ἀνομία καὶ ἐπὶ τὸν οἰ̃κον του̃ πατρός μου καὶ ὁ βασιλεὺς καὶ ὁ θρόνος αὐτου̃ ἀθω̨̃ος
10 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς τίς ὁ λαλω̃ν πρὸς σέ καὶ ἄξεις αὐτὸν πρὸς ἐμέ καὶ οὐ προσθήσει ἔτι ἅψασθαι αὐτου̃
11 καὶ εἰ̃πεν μνημονευσάτω δὴ ὁ βασιλεὺς τὸν κύριον θεὸν αὐτου̃ πληθυνθη̃ναι ἀγχιστέα του̃ αἵματος του̃ διαφθει̃ραι καὶ οὐ μὴ ἐξάρωσιν τὸν υἱόν μου καὶ εἰ̃πεν ζη̨̃ κύριος εἰ πεσει̃ται ἀπὸ τη̃ς τριχὸς του̃ υἱου̃ σου ἐπὶ τὴν γη̃ν
12 καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνή λαλησάτω δὴ ἡ δούλη σου πρὸς τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα ῥη̃μα καὶ εἰ̃πεν λάλησον
13 καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνή ἵνα τί ἐλογίσω τοιου̃το ἐπὶ λαὸν θεου̃ ἠ̃ ἐκ στόματος του̃ βασιλέως ὁ λόγος οὑ̃τος ὡς πλημμέλεια του̃ μὴ ἐπιστρέψαι τὸν βασιλέα τὸν ἐξωσμένον αὐτου̃
14 ὅτι θανάτω̨ ἀποθανούμεθα καὶ ὥσπερ τὸ ὕδωρ τὸ καταφερόμενον ἐπὶ τη̃ς γη̃ς ὃ οὐ συναχθήσεται καὶ λήμψεται ὁ θεὸς ψυχήν καὶ λογιζόμενος του̃ ἐξω̃σαι ἀπ' αὐτου̃ ἐξωσμένον
15 καὶ νυ̃ν ὃ ἠ̃λθον λαλη̃σαι πρὸς τὸν βασιλέα τὸν κύριόν μου τὸ ῥη̃μα του̃το ὅτι ὄψεταί με ὁ λαός καὶ ἐρει̃ ἡ δούλη σου λαλησάτω δὴ πρὸς τὸν βασιλέα εἴ πως ποιήσει ὁ βασιλεὺς τὸ ῥη̃μα τη̃ς δούλης αὐτου̃
16 ὅτι ἀκούσει ὁ βασιλεὺς ῥύσασθαι τὴν δούλην αὐτου̃ ἐκ χειρὸς του̃ ἀνδρὸς του̃ ζητου̃ντος ἐξα̃ραί με καὶ τὸν υἱόν μου ἀπὸ κληρονομίας θεου̃
17 καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνή εἴη δὴ ὁ λόγος του̃ κυρίου μου του̃ βασιλέως εἰς θυσίαν ὅτι καθὼς ἄγγελος θεου̃ οὕτως ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς του̃ ἀκούειν τὸ ἀγαθὸν καὶ τὸ πονηρόν καὶ κύριος ὁ θεός σου ἔσται μετὰ σου̃
18 καὶ ἀπεκρίθη ὁ βασιλεὺς καὶ εἰ̃πεν πρὸς τὴν γυναι̃κα μὴ δὴ κρύψη̨ς ἀπ' ἐμου̃ ῥη̃μα ὃ ἐγὼ ἐπερωτω̃ σε καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνή λαλησάτω δὴ ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς
19 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς μὴ ἡ χεὶρ Ιωαβ ἐν παντὶ τούτω̨ μετὰ σου̃ καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνὴ τω̨̃ βασιλει̃ ζη̨̃ ἡ ψυχή σου κύριέ μου βασιλευ̃ εἰ ἔστιν εἰς τὰ δεξιὰ ἢ εἰς τὰ ἀριστερὰ ἐκ πάντων ὡ̃ν ἐλάλησεν ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς ὅτι ὁ δου̃λός σου Ιωαβ αὐτὸς ἐνετείλατό μοι καὶ αὐτὸς ἔθετο ἐν τω̨̃ στόματι τη̃ς δούλης σου πάντας τοὺς λόγους τούτους
20 ἕνεκεν του̃ περιελθει̃ν τὸ πρόσωπον του̃ ῥήματος τούτου ἐποίησεν ὁ δου̃λός σου Ιωαβ τὸν λόγον του̃τον καὶ ὁ κύριός μου σοφὸς καθὼς σοφία ἀγγέλου του̃ θεου̃ του̃ γνω̃ναι πάντα τὰ ἐν τη̨̃ γη̨̃
21 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Ιωαβ ἰδοὺ δὴ ἐποίησά σοι κατὰ τὸν λόγον σου του̃τον πορεύου ἐπίστρεψον τὸ παιδάριον τὸν Αβεσσαλωμ
22 καὶ ἔπεσεν Ιωαβ ἐπὶ πρόσωπον αὐτου̃ ἐπὶ τὴν γη̃ν καὶ προσεκύνησεν καὶ εὐλόγησεν τὸν βασιλέα καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ σήμερον ἔγνω ὁ δου̃λός σου ὅτι εὑ̃ρον χάριν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου κύριέ μου βασιλευ̃ ὅτι ἐποίησεν ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς τὸν λόγον του̃ δούλου αὐτου̃
23 καὶ ἀνέστη Ιωαβ καὶ ἐπορεύθη εἰς Γεδσουρ καὶ ἤγαγεν τὸν Αβεσσαλωμ εἰς Ιερουσαλημ
24 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς ἀποστραφήτω εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ τὸ πρόσωπόν μου μὴ βλεπέτω καὶ ἀπέστρεψεν Αβεσσαλωμ εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ τὸ πρόσωπον του̃ βασιλέως οὐκ εἰ̃δεν
25 καὶ ὡς Αβεσσαλωμ οὐκ ἠ̃ν ἀνὴρ ἐν παντὶ Ισραηλ αἰνετὸς σφόδρα ἀπὸ ἴχνους ποδὸς αὐτου̃ καὶ ἕως κορυφη̃ς αὐτου̃ οὐκ ἠ̃ν ἐν αὐτω̨̃ μω̃μος
26 καὶ ἐν τω̨̃ κείρεσθαι αὐτὸν τὴν κεφαλὴν αὐτου̃ καὶ ἐγένετο ἀπ' ἀρχη̃ς ἡμερω̃ν εἰς ἡμέρας ὡς ἂν ἐκείρετο ὅτι κατεβαρύνετο ἐπ' αὐτόν καὶ κειρόμενος αὐτὴν ἔστησεν τὴν τρίχα τη̃ς κεφαλη̃ς αὐτου̃ διακοσίους σίκλους ἐν τω̨̃ σίκλω̨ τω̨̃ βασιλικω̨̃
27 καὶ ἐτέχθησαν τω̨̃ Αβεσσαλωμ τρει̃ς υἱοὶ καὶ θυγάτηρ μία καὶ ὄνομα αὐτη̨̃ Θημαρ αὕτη ἠ̃ν γυνὴ καλὴ σφόδρα καὶ γίνεται γυνὴ τω̨̃ Ροβοαμ υἱω̨̃ Σαλωμων καὶ τίκτει αὐτω̨̃ τὸν Αβια
28 καὶ ἐκάθισεν Αβεσσαλωμ ἐν Ιερουσαλημ δύο ἔτη ἡμερω̃ν καὶ τὸ πρόσωπον του̃ βασιλέως οὐκ εἰ̃δεν
29 καὶ ἀπέστειλεν Αβεσσαλωμ πρὸς Ιωαβ του̃ ἀποστει̃λαι αὐτὸν πρὸς τὸν βασιλέα καὶ οὐκ ἠθέλησεν ἐλθει̃ν πρὸς αὐτόν καὶ ἀπέστειλεν ἐκ δευτέρου πρὸς αὐτόν καὶ οὐκ ἠθέλησεν παραγενέσθαι
30 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς τοὺς παι̃δας αὐτου̃ ἴδετε ἡ μερὶς ἐν ἀγρω̨̃ του̃ Ιωαβ ἐχόμενά μου καὶ αὐτω̨̃ κριθαὶ ἐκει̃ πορεύεσθε καὶ ἐμπρήσατε αὐτὴν ἐν πυρί καὶ ἐνέπρησαν αὐτὰς οἱ παι̃δες Αβεσσαλωμ καὶ παραγίνονται οἱ δου̃λοι Ιωαβ πρὸς αὐτὸν διερρηχότες τὰ ἱμάτια αὐτω̃ν καὶ εἰ̃παν ἐνεπύρισαν οἱ δου̃λοι Αβεσσαλωμ τὴν μερίδα ἐν πυρί
31 καὶ ἀνέστη Ιωαβ καὶ ἠ̃λθεν πρὸς Αβεσσαλωμ εἰς τὸν οἰ̃κον καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτόν ἵνα τί οἱ παι̃δές σου ἐνεπύρισαν τὴν μερίδα τὴν ἐμὴν ἐν πυρί
32 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς Ιωαβ ἰδοὺ ἀπέστειλα πρὸς σὲ λέγων ἡ̃κε ὡ̃δε καὶ ἀποστελω̃ σε πρὸς τὸν βασιλέα λέγων ἵνα τί ἠ̃λθον ἐκ Γεδσουρ ἀγαθόν μοι ἠ̃ν του̃ ἔτι εἰ̃ναί με ἐκει̃ καὶ νυ̃ν ἰδοὺ τὸ πρόσωπον του̃ βασιλέως οὐκ εἰ̃δον εἰ δέ ἐστιν ἐν ἐμοὶ ἀδικία καὶ θανάτωσόν με
33 καὶ εἰση̃λθεν Ιωαβ πρὸς τὸν βασιλέα καὶ ἀπήγγειλεν αὐτω̨̃ καὶ ἐκάλεσεν τὸν Αβεσσαλωμ καὶ εἰση̃λθεν πρὸς τὸν βασιλέα καὶ προσεκύνησεν αὐτω̨̃ καὶ ἔπεσεν ἐπὶ πρόσωπον αὐτου̃ ἐπὶ τὴν γη̃ν κατὰ πρόσωπον του̃ βασιλέως καὶ κατεφίλησεν ὁ βασιλεὺς τὸν Αβεσσαλωμ

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 15

καὶ ἐγένετο μετὰ ταυ̃τα καὶ ἐποίησεν ἑαυτω̨̃ Αβεσσαλωμ ἅρματα καὶ ἵππους καὶ πεντήκοντα ἄνδρας παρατρέχειν ἔμπροσθεν αὐτου̃
καὶ ὤρθρισεν Αβεσσαλωμ καὶ ἔστη ἀνὰ χει̃ρα τη̃ς ὁδου̃ τη̃ς πύλης καὶ ἐγένετο πα̃ς ἀνήρ ὡ̨̃ ἐγένετο κρίσις ἠ̃λθεν πρὸς τὸν βασιλέα εἰς κρίσιν καὶ ἐβόησεν πρὸς αὐτὸν Αβεσσαλωμ καὶ ἔλεγεν αὐτω̨̃ ἐκ ποίας πόλεως σὺ εἰ̃ καὶ εἰ̃πεν ὁ ἀνήρ ἐκ μια̃ς φυλω̃ν Ισραηλ ὁ δου̃λός σου
καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτὸν Αβεσσαλωμ ἰδοὺ οἱ λόγοι σου ἀγαθοὶ καὶ εὔκολοι καὶ ἀκούων οὐκ ἔστιν σοι παρὰ του̃ βασιλέως
καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ τίς με καταστήσει κριτὴν ἐν τη̨̃ γη̨̃ καὶ ἐπ' ἐμὲ ἐλεύσεται πα̃ς ἀνήρ ὡ̨̃ ἐὰν ἠ̨̃ ἀντιλογία καὶ κρίσις καὶ δικαιώσω αὐτόν
καὶ ἐγένετο ἐν τω̨̃ ἐγγίζειν ἄνδρα του̃ προσκυνη̃σαι αὐτω̨̃ καὶ ἐξέτεινεν τὴν χει̃ρα αὐτου̃ καὶ ἐπελαμβάνετο αὐτου̃ καὶ κατεφίλησεν αὐτόν
καὶ ἐποίησεν Αβεσσαλωμ κατὰ τὸ ῥη̃μα του̃το παντὶ Ισραηλ τοι̃ς παραγινομένοις εἰς κρίσιν πρὸς τὸν βασιλέα καὶ ἰδιοποιει̃το Αβεσσαλωμ τὴν καρδίαν ἀνδρω̃ν Ισραηλ
καὶ ἐγένετο ἀπὸ τέλους τεσσαράκοντα ἐτω̃ν καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς τὸν πατέρα αὐτου̃ πορεύσομαι δὴ καὶ ἀποτείσω τὰς εὐχάς μου ἃς ηὐξάμην τω̨̃ κυρίω̨ ἐν Χεβρων
ὅτι εὐχὴν ηὔξατο ὁ δου̃λός σου ἐν τω̨̃ οἰκει̃ν με ἐν Γεδσουρ ἐν Συρία̨ λέγων ἐὰν ἐπιστρέφων ἐπιστρέψη̨ με κύριος εἰς Ιερουσαλημ καὶ λατρεύσω τω̨̃ κυρίω̨
καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ ὁ βασιλεύς βάδιζε εἰς εἰρήνην καὶ ἀναστὰς ἐπορεύθη εἰς Χεβρων
10 καὶ ἀπέστειλεν Αβεσσαλωμ κατασκόπους ἐν πάσαις φυλαι̃ς Ισραηλ λέγων ἐν τω̨̃ ἀκου̃σαι ὑμα̃ς τὴν φωνὴν τη̃ς κερατίνης καὶ ἐρει̃τε βεβασίλευκεν βασιλεὺς Αβεσσαλωμ ἐν Χεβρων
11 καὶ μετὰ Αβεσσαλωμ ἐπορεύθησαν διακόσιοι ἄνδρες ἐξ Ιερουσαλημ κλητοὶ καὶ πορευόμενοι τη̨̃ ἁπλότητι αὐτω̃ν καὶ οὐκ ἔγνωσαν πα̃ν ῥη̃μα
12 καὶ ἀπέστειλεν Αβεσσαλωμ καὶ ἐκάλεσεν τὸν Αχιτοφελ τὸν Γελμωναι̃ον τὸν σύμβουλον Δαυιδ ἐκ τη̃ς πόλεως αὐτου̃ ἐκ Γωλα ἐν τω̨̃ θυσιάζειν αὐτόν καὶ ἐγένετο σύστρεμμα ἰσχυρόν καὶ ὁ λαὸς πορευόμενος καὶ πολὺς μετὰ Αβεσσαλωμ
13 καὶ παρεγένετο ὁ ἀπαγγέλλων πρὸς Δαυιδ λέγων ἐγενήθη ἡ καρδία ἀνδρω̃ν Ισραηλ ὀπίσω Αβεσσαλωμ
14 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πα̃σιν τοι̃ς παισὶν αὐτου̃ τοι̃ς μετ' αὐτου̃ τοι̃ς ἐν Ιερουσαλημ ἀνάστητε καὶ φύγωμεν ὅτι οὐκ ἔστιν ἡμι̃ν σωτηρία ἀπὸ προσώπου Αβεσσαλωμ ταχύνατε του̃ πορευθη̃ναι ἵνα μὴ ταχύνη̨ καὶ καταλάβη̨ ἡμα̃ς καὶ ἐξώση̨ ἐφ' ἡμα̃ς τὴν κακίαν καὶ πατάξη̨ τὴν πόλιν στόματι μαχαίρης
15 καὶ εἰ̃πον οἱ παι̃δες του̃ βασιλέως πρὸς τὸν βασιλέα κατὰ πάντα ὅσα αἱρει̃ται ὁ κύριος ἡμω̃ν ὁ βασιλεύς ἰδοὺ οἱ παι̃δές σου
16 καὶ ἐξη̃λθεν ὁ βασιλεὺς καὶ πα̃ς ὁ οἰ̃κος αὐτου̃ τοι̃ς ποσὶν αὐτω̃ν καὶ ἀφη̃κεν ὁ βασιλεὺς δέκα γυναι̃κας τω̃ν παλλακω̃ν αὐτου̃ φυλάσσειν τὸν οἰ̃κον
17 καὶ ἐξη̃λθεν ὁ βασιλεὺς καὶ πάντες οἱ παι̃δες αὐτου̃ πεζη̨̃ καὶ ἔστησαν ἐν οἴκω̨ τω̨̃ μακράν
18 καὶ πάντες οἱ παι̃δες αὐτου̃ ἀνὰ χει̃ρα αὐτου̃ παρη̃γον καὶ πα̃ς ὁ Χεττι καὶ πα̃ς ὁ Φελετθι καὶ ἔστησαν ἐπὶ τη̃ς ἐλαίας ἐν τη̨̃ ἐρήμω̨ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς παρεπορεύετο ἐχόμενος αὐτου̃ καὶ πάντες οἱ περὶ αὐτὸν καὶ πάντες οἱ ἁδροὶ καὶ πάντες οἱ μαχηταί ἑξακόσιοι ἄνδρες καὶ παρη̃σαν ἐπὶ χει̃ρα αὐτου̃ καὶ πα̃ς ὁ Χερεθθι καὶ πα̃ς ὁ Φελεθθι καὶ πάντες οἱ Γεθθαι̃οι ἑξακόσιοι ἄνδρες οἱ ἐλθόντες τοι̃ς ποσὶν αὐτω̃ν ἐκ Γεθ πορευόμενοι ἐπὶ πρόσωπον του̃ βασιλέως
19 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Εθθι τὸν Γεθθαι̃ον ἵνα τί πορεύη̨ καὶ σὺ μεθ' ἡμω̃ν ἐπίστρεφε καὶ οἴκει μετὰ του̃ βασιλέως ὅτι ξένος εἰ̃ σὺ καὶ ὅτι μετώ̨κηκας σὺ ἐκ του̃ τόπου σου
20 εἰ ἐχθὲς παραγέγονας καὶ σήμερον κινήσω σε μεθ' ἡμω̃ν καί γε μεταναστήσεις τὸν τόπον σου ἐχθὲς ἡ ἐξέλευσίς σου καὶ σήμερον μετακινήσω σε μεθ' ἡμω̃ν του̃ πορευθη̃ναι καὶ ἐγὼ πορεύσομαι οὑ̃ ἂν ἐγὼ πορευθω̃ ἐπιστρέφου καὶ ἐπίστρεψον τοὺς ἀδελφούς σου μετὰ σου̃ καὶ κύριος ποιήσει μετὰ σου̃ ἔλεος καὶ ἀλήθειαν
21 καὶ ἀπεκρίθη Εθθι τω̨̃ βασιλει̃ καὶ εἰ̃πεν ζη̨̃ κύριος καὶ ζη̨̃ ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς ὅτι εἰς τὸν τόπον οὑ̃ ἐὰν ἠ̨̃ ὁ κύριός μου καὶ ἐὰν εἰς θάνατον καὶ ἐὰν εἰς ζωήν ὅτι ἐκει̃ ἔσται ὁ δου̃λός σου
22 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Εθθι δευ̃ρο καὶ διάβαινε μετ' ἐμου̃ καὶ παρη̃λθεν Εθθι ὁ Γεθθαι̃ος καὶ πάντες οἱ παι̃δες αὐτου̃ καὶ πα̃ς ὁ ὄχλος ὁ μετ' αὐτου̃
23 καὶ πα̃σα ἡ γη̃ ἔκλαιεν φωνη̨̃ μεγάλη̨ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς παρεπορεύοντο ἐν τω̨̃ χειμάρρω̨ Κεδρων καὶ ὁ βασιλεὺς διέβη τὸν χειμάρρουν Κεδρων καὶ πα̃ς ὁ λαὸς καὶ ὁ βασιλεὺς παρεπορεύοντο ἐπὶ πρόσωπον ὁδου̃ τὴν ἔρημον
24 καὶ ἰδοὺ καί γε Σαδωκ καὶ πάντες οἱ Λευι̃ται μετ' αὐτου̃ αἴροντες τὴν κιβωτὸν διαθήκης κυρίου ἀπὸ Βαιθαρ καὶ ἔστησαν τὴν κιβωτὸν του̃ θεου̃ καὶ ἀνέβη Αβιαθαρ ἕως ἐπαύσατο πα̃ς ὁ λαὸς παρελθει̃ν ἐκ τη̃ς πόλεως
25 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς τω̨̃ Σαδωκ ἀπόστρεψον τὴν κιβωτὸν του̃ θεου̃ εἰς τὴν πόλιν ἐὰν εὕρω χάριν ἐν ὀφθαλμοι̃ς κυρίου καὶ ἐπιστρέψει με καὶ δείξει μοι αὐτὴν καὶ τὴν εὐπρέπειαν αὐτη̃ς
26 καὶ ἐὰν εἴπη̨ οὕτως οὐκ ἠθέληκα ἐν σοί ἰδοὺ ἐγώ εἰμι ποιείτω μοι κατὰ τὸ ἀγαθὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς αὐτου̃
27 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς τω̨̃ Σαδωκ τω̨̃ ἱερει̃ ἴδετε σὺ ἐπιστρέφεις εἰς τὴν πόλιν ἐν εἰρήνη̨ καὶ Αχιμαας ὁ υἱός σου καὶ Ιωναθαν ὁ υἱὸς Αβιαθαρ οἱ δύο υἱοὶ ὑμω̃ν μεθ' ὑμω̃ν
28 ἴδετε ἐγώ εἰμι στρατεύομαι ἐν Αραβωθ τη̃ς ἐρήμου ἕως του̃ ἐλθει̃ν ῥη̃μα παρ' ὑμω̃ν του̃ ἀπαγγει̃λαί μοι
29 καὶ ἀπέστρεψεν Σαδωκ καὶ Αβιαθαρ τὴν κιβωτὸν εἰς Ιερουσαλημ καὶ ἐκάθισεν ἐκει̃
30 καὶ Δαυιδ ἀνέβαινεν ἐν τη̨̃ ἀναβάσει τω̃ν ἐλαιω̃ν ἀναβαίνων καὶ κλαίων καὶ τὴν κεφαλὴν ἐπικεκαλυμμένος καὶ αὐτὸς ἐπορεύετο ἀνυπόδετος καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ὁ μετ' αὐτου̃ ἐπεκάλυψεν ἀνὴρ τὴν κεφαλὴν αὐτου̃ καὶ ἀνέβαινον ἀναβαίνοντες καὶ κλαίοντες
31 καὶ ἀνηγγέλη Δαυιδ λέγοντες καὶ Αχιτοφελ ἐν τοι̃ς συστρεφομένοις μετὰ Αβεσσαλωμ καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ διασκέδασον δὴ τὴν βουλὴν Αχιτοφελ κύριε ὁ θεός μου
32 καὶ ἠ̃ν Δαυιδ ἐρχόμενος ἕως του̃ Ροως οὑ̃ προσεκύνησεν ἐκει̃ τω̨̃ θεω̨̃ καὶ ἰδοὺ εἰς ἀπαντὴν αὐτω̨̃ Χουσι ὁ Αρχι ἑται̃ρος Δαυιδ διερρηχὼς τὸν χιτω̃να αὐτου̃ καὶ γη̃ ἐπὶ τη̃ς κεφαλη̃ς αὐτου̃
33 καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Δαυιδ ἐὰν μὲν διαβη̨̃ς μετ' ἐμου̃ καὶ ἔση̨ ἐπ' ἐμὲ εἴς βάσταγμα
34 καὶ ἐὰν εἰς τὴν πόλιν ἐπιστρέψη̨ς καὶ ἐρει̃ς τω̨̃ Αβεσσαλωμ διεληλύθασιν οἱ ἀδελφοί σου καὶ ὁ βασιλεὺς κατόπισθέν μου διελήλυθεν ὁ πατήρ σου καὶ νυ̃ν παι̃ς σού εἰμι βασιλευ̃ ἔασόν με ζη̃σαι παι̃ς του̃ πατρός σου ἤμην τότε καὶ ἀρτίως καὶ νυ̃ν ἐγὼ δου̃λος σός καὶ διασκεδάσεις μοι τὴν βουλὴν Αχιτοφελ
35 καὶ ἰδοὺ μετὰ σου̃ ἐκει̃ Σαδωκ καὶ Αβιαθαρ οἱ ἱερει̃ς καὶ ἔσται πα̃ν ῥη̃μα ὃ ἐὰν ἀκούση̨ς ἐξ οἴκου του̃ βασιλέως καὶ ἀναγγελει̃ς τω̨̃ Σαδωκ καὶ τω̨̃ Αβιαθαρ τοι̃ς ἱερευ̃σιν
36 ἰδοὺ ἐκει̃ μετ' αὐτω̃ν δύο υἱοὶ αὐτω̃ν Αχιμαας υἱὸς τω̨̃ Σαδωκ καὶ Ιωναθαν υἱὸς τω̨̃ Αβιαθαρ καὶ ἀποστελει̃τε ἐν χειρὶ αὐτω̃ν πρός με πα̃ν ῥη̃μα ὃ ἐὰν ἀκούσητε
37 καὶ εἰση̃λθεν Χουσι ὁ ἑται̃ρος Δαυιδ εἰς τὴν πόλιν καὶ Αβεσσαλωμ εἰσεπορεύετο εἰς Ιερουσαλημ

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 16

καὶ Δαυιδ παρη̃λθεν βραχύ τι ἀπὸ τη̃ς Ροως καὶ ἰδοὺ Σιβα τὸ παιδάριον Μεμφιβοσθε εἰς ἀπαντὴν αὐτου̃ καὶ ζευ̃γος ὄνων ἐπισεσαγμένων καὶ ἐπ' αὐτοι̃ς διακόσιοι ἄρτοι καὶ ἑκατὸν σταφίδες καὶ ἑκατὸν φοίνικες καὶ Νεβελ οἴνου
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Σιβα τί ταυ̃τά σοι καὶ εἰ̃πεν Σιβα τὰ ὑποζύγια τη̨̃ οἰκία̨ του̃ βασιλέως του̃ ἐπικαθη̃σθαι καὶ οἱ ἄρτοι καὶ οἱ φοίνικες εἰς βρω̃σιν τοι̃ς παιδαρίοις καὶ ὁ οἰ̃νος πιει̃ν τοι̃ς ἐκλελυμένοις ἐν τη̨̃ ἐρήμω̨
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς καὶ που̃ ὁ υἱὸς του̃ κυρίου σου καὶ εἰ̃πεν Σιβα πρὸς τὸν βασιλέα ἰδοὺ κάθηται ἐν Ιερουσαλημ ὅτι εἰ̃πεν σήμερον ἐπιστρέψουσίν μοι ὁ οἰ̃κος Ισραηλ τὴν βασιλείαν του̃ πατρός μου
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς τω̨̃ Σιβα ιδοὺ σοὶ πάντα ὅσα ἐστὶν τω̨̃ Μεμφιβοσθε καὶ εἰ̃πεν Σιβα προσκυνήσας εὕροιμι χάριν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου κύριέ μου βασιλευ̃
καὶ ἠ̃λθεν ὁ βασιλεὺς Δαυιδ ἕως Βαουριμ καὶ ἰδοὺ ἐκει̃θεν ἀνὴρ ἐξεπορεύετο ἐκ συγγενείας οἴκου Σαουλ καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Σεμεϊ υἱὸς Γηρα ἐξη̃λθεν ἐκπορευόμενος καὶ καταρώμενος
καὶ λιθάζων ἐν λίθοις τὸν Δαυιδ καὶ πάντας τοὺς παι̃δας του̃ βασιλέως Δαυιδ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ἠ̃ν καὶ πάντες οἱ δυνατοὶ ἐκ δεξιω̃ν καὶ ἐξ εὐωνύμων του̃ βασιλέως
καὶ οὕτως ἔλεγεν Σεμεϊ ἐν τω̨̃ καταρα̃σθαι αὐτόν ἔξελθε ἔξελθε ἀνὴρ αἱμάτων καὶ ἀνὴρ ὁ παράνομος
ἐπέστρεψεν ἐπὶ σὲ κύριος πάντα τὰ αἵματα του̃ οἴκου Σαουλ ὅτι ἐβασίλευσας ἀντ' αὐτου̃ καὶ ἔδωκεν κύριος τὴν βασιλείαν ἐν χειρὶ Αβεσσαλωμ του̃ υἱου̃ σου καὶ ἰδοὺ σὺ ἐν τη̨̃ κακία̨ σου ὅτι ἀνὴρ αἱμάτων σύ
καὶ εἰ̃πεν Αβεσσα υἱὸς Σαρουιας πρὸς τὸν βασιλέα ἵνα τί καταρα̃ται ὁ κύων ὁ τεθνηκὼς οὑ̃τος τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα διαβήσομαι δὴ καὶ ἀφελω̃ τὴν κεφαλὴν αὐτου̃
10 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς τί ἐμοὶ καὶ ὑμι̃ν υἱοὶ Σαρουιας ἄφετε αὐτὸν καὶ οὕτως καταράσθω ὅτι κύριος εἰ̃πεν αὐτω̨̃ καταρα̃σθαι τὸν Δαυιδ καὶ τίς ἐρει̃ ὡς τί ἐποίησας οὕτως
11 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς Αβεσσα καὶ πρὸς πάντας τοὺς παι̃δας αὐτου̃ ἰδοὺ ὁ υἱός μου ὁ ἐξελθὼν ἐκ τη̃ς κοιλίας μου ζητει̃ τὴν ψυχήν μου καὶ προσέτι νυ̃ν ὁ υἱὸς του̃ Ιεμινι ἄφετε αὐτὸν καταρα̃σθαι ὅτι εἰ̃πεν αὐτω̨̃ κύριος
12 εἴ πως ἴδοι κύριος ἐν τη̨̃ ταπεινώσει μου καὶ ἐπιστρέψει μοι ἀγαθὰ ἀντὶ τη̃ς κατάρας αὐτου̃ τη̨̃ ἡμέρα̨ ταύτη̨
13 καὶ ἐπορεύθη Δαυιδ καὶ οἱ ἄνδρες αὐτου̃ ἐν τη̨̃ ὁδω̨̃ καὶ Σεμεϊ ἐπορεύετο ἐκ πλευρα̃ς του̃ ὄρους ἐχόμενα αὐτου̃ πορευόμενος καὶ καταρώμενος καὶ λιθάζων ἐν λίθοις ἐκ πλαγίων αὐτου̃ καὶ τω̨̃ χοὶ̈ πάσσων
14 καὶ ἠ̃λθεν ὁ βασιλεὺς καὶ πα̃ς ὁ λαὸς αὐτου̃ ἐκλελυμένοι καὶ ἀνέψυξαν ἐκει̃
15 καὶ Αβεσσαλωμ καὶ πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ εἰση̃λθον εἰς Ιερουσαλημ καὶ Αχιτοφελ μετ' αὐτου̃
16 καὶ ἐγενήθη ἡνίκα ἠ̃λθεν Χουσι ὁ Αρχι ἑται̃ρος Δαυιδ πρὸς Αβεσσαλωμ καὶ εἰ̃πεν Χουσι πρὸς Αβεσσαλωμ ζήτω ὁ βασιλεύς
17 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς Χουσι του̃το τὸ ἔλεός σου μετὰ του̃ ἑταίρου σου ἵνα τί οὐκ ἀπη̃λθες μετὰ του̃ ἑταίρου σου
18 καὶ εἰ̃πεν Χουσι πρὸς Αβεσσαλωμ οὐχί ἀλλὰ κατόπισθεν οὑ̃ ἐξελέξατο κύριος καὶ ὁ λαὸς οὑ̃τος καὶ πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ αὐτω̨̃ ἔσομαι καὶ μετ' αὐτου̃ καθήσομαι
19 καὶ τὸ δεύτερον τίνι ἐγὼ δουλεύσω οὐχὶ ἐνώπιον του̃ υἱου̃ αὐτου̃ καθάπερ ἐδούλευσα ἐνώπιον του̃ πατρός σου οὕτως ἔσομαι ἐνώπιόν σου
20 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς Αχιτοφελ φέρετε ἑαυτοι̃ς βουλὴν τί ποιήσωμεν
21 καὶ εἰ̃πεν Αχιτοφελ πρὸς Αβεσσαλωμ εἴσελθε πρὸς τὰς παλλακὰς του̃ πατρός σου ἃς κατέλιπεν φυλάσσειν τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ ἀκούσεται πα̃ς Ισραηλ ὅτι κατή̨σχυνας τὸν πατέρα σου καὶ ἐνισχύσουσιν αἱ χει̃ρες πάντων τω̃ν μετὰ σου̃
22 καὶ ἔπηξαν τὴν σκηνὴν τω̨̃ Αβεσσαλωμ ἐπὶ τὸ δω̃μα καὶ εἰση̃λθεν Αβεσσαλωμ πρὸς τὰς παλλακὰς του̃ πατρὸς αὐτου̃ κατ' ὀφθαλμοὺς παντὸς Ισραηλ
23 καὶ ἡ βουλὴ Αχιτοφελ ἣν ἐβουλεύσατο ἐν ται̃ς ἡμέραις ται̃ς πρώταις ὃν τρόπον ἐπερωτήση̨ ἐν λόγω̨ του̃ θεου̃ οὕτως πα̃σα ἡ βουλὴ του̃ Αχιτοφελ καί γε τω̨̃ Δαυιδ καί γε τω̨̃ Αβεσσαλωμ

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 17

καὶ εἰ̃πεν Αχιτοφελ πρὸς Αβεσσαλωμ ἐπιλέξω δὴ ἐμαυτω̨̃ δώδεκα χιλιάδας ἀνδρω̃ν καὶ ἀναστήσομαι καὶ καταδιώξω ὀπίσω Δαυιδ τὴν νύκτα
καὶ ἐπελεύσομαι ἐπ' αὐτόν καὶ αὐτὸς κοπιω̃ν καὶ ἐκλελυμένος χερσίν καὶ ἐκστήσω αὐτόν καὶ φεύξεται πα̃ς ὁ λαὸς ὁ μετ' αὐτου̃ καὶ πατάξω τὸν βασιλέα μονώτατον
καὶ ἐπιστρέψω πάντα τὸν λαὸν πρὸς σέ ὃν τρόπον ἐπιστρέφει ἡ νύμφη πρὸς τὸν ἄνδρα αὐτη̃ς πλὴν ψυχὴν ἑνὸς ἀνδρὸς σὺ ζητει̃ς καὶ παντὶ τω̨̃ λαω̨̃ ἔσται εἰρήνη
καὶ εὐθὴς ὁ λόγος ἐν ὀφθαλμοι̃ς Αβεσσαλωμ καὶ ἐν ὀφθαλμοι̃ς πάντων τω̃ν πρεσβυτέρων Ισραηλ
καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ καλέσατε δὴ καί γε τὸν Χουσι τὸν Αραχι καὶ ἀκούσωμεν τί ἐν τω̨̃ στόματι αὐτου̃ καί γε αὐτου̃
καὶ εἰση̃λθεν Χουσι πρὸς Αβεσσαλωμ καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ πρὸς αὐτὸν λέγων κατὰ τὸ ῥη̃μα του̃το ἐλάλησεν Αχιτοφελ εἰ ποιήσομεν κατὰ τὸν λόγον αὐτου̃ εἰ δὲ μή σὺ λάλησον
καὶ εἰ̃πεν Χουσι πρὸς Αβεσσαλωμ οὐκ ἀγαθὴ αὕτη ἡ βουλή ἣν ἐβουλεύσατο Αχιτοφελ τὸ ἅπαξ του̃το
καὶ εἰ̃πεν Χουσι σὺ οἰ̃δας τὸν πατέρα σου καὶ τοὺς ἄνδρας αὐτου̃ ὅτι δυνατοί εἰσιν σφόδρα καὶ κατάπικροι τη̨̃ ψυχη̨̃ αὐτω̃ν ὡς ἄρκος ἠτεκνωμένη ἐν ἀγρω̨̃ καὶ ὡς ὑ̃ς τραχει̃α ἐν τω̨̃ πεδίω̨ καὶ ὁ πατήρ σου ἀνὴρ πολεμιστὴς καὶ οὐ μὴ καταλύση̨ τὸν λαόν
ἰδοὺ γὰρ αὐτὸς νυ̃ν κέκρυπται ἐν ἑνὶ τω̃ν βουνω̃ν ἢ ἐν ἑνὶ τω̃ν τόπων καὶ ἔσται ἐν τω̨̃ ἐπιπεσει̃ν αὐτοι̃ς ἐν ἀρχη̨̃ καὶ ἀκούση̨ ὁ ἀκούων καὶ εἴπη̨ ἐγενήθη θραυ̃σις ἐν τω̨̃ λαω̨̃ τω̨̃ ὀπίσω Αβεσσαλωμ
10 καί γε αὐτὸς υἱὸς δυνάμεως οὑ̃ ἡ καρδία καθὼς ἡ καρδία του̃ λέοντος τηκομένη τακήσεται ὅτι οἰ̃δεν πα̃ς Ισραηλ ὅτι δυνατὸς ὁ πατήρ σου καὶ υἱοὶ δυνάμεως οἱ μετ' αὐτου̃
11 ὅτι οὕτως συμβουλεύων ἐγὼ συνεβούλευσα καὶ συναγόμενος συναχθήσεται ἐπὶ σὲ πα̃ς Ισραηλ ἀπὸ Δαν καὶ ἕως Βηρσαβεε ὡς ἡ ἄμμος ἡ ἐπὶ τη̃ς θαλάσσης εἰς πλη̃θος καὶ τὸ πρόσωπόν σου πορευόμενον ἐν μέσω̨ αὐτω̃ν
12 καὶ ἥξομεν πρὸς αὐτὸν εἰς ἕνα τω̃ν τόπων οὑ̃ ἐὰν εὕρωμεν αὐτὸν ἐκει̃ καὶ παρεμβαλου̃μεν ἐπ' αὐτόν ὡς πίπτει ἡ δρόσος ἐπὶ τὴν γη̃ν καὶ οὐχ ὑπολειψόμεθα ἐν αὐτω̨̃ καὶ τοι̃ς ἀνδράσιν τοι̃ς μετ' αὐτου̃ καί γε ἕνα
13 καὶ ἐὰν εἰς πόλιν συναχθη̨̃ καὶ λήμψεται πα̃ς Ισραηλ πρὸς τὴν πόλιν ἐκείνην σχοινία καὶ συρου̃μεν αὐτὴν ἕως εἰς τὸν χειμάρρουν ὅπως μὴ καταλειφθη̨̃ ἐκει̃ μηδὲ λίθος
14 καὶ εἰ̃πεν Αβεσσαλωμ καὶ πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ ἀγαθὴ ἡ βουλὴ Χουσι του̃ Αραχι ὑπὲρ τὴν βουλὴν Αχιτοφελ καὶ κύριος ἐνετείλατο διασκεδάσαι τὴν βουλὴν Αχιτοφελ τὴν ἀγαθήν ὅπως ἂν ἐπαγάγη̨ κύριος ἐπὶ Αβεσσαλωμ τὰ κακὰ πάντα
15 καὶ εἰ̃πεν Χουσι ὁ του̃ Αραχι πρὸς Σαδωκ καὶ Αβιαθαρ τοὺς ἱερει̃ς οὕτως καὶ οὕτως συνεβούλευσεν Αχιτοφελ τω̨̃ Αβεσσαλωμ καὶ τοι̃ς πρεσβυτέροις Ισραηλ καὶ οὕτως καὶ οὕτως συνεβούλευσα ἐγώ
16 καὶ νυ̃ν ἀποστείλατε ταχὺ καὶ ἀναγγείλατε τω̨̃ Δαυιδ λέγοντες μὴ αὐλισθη̨̃ς τὴν νύκτα ἐν Αραβωθ τη̃ς ἐρήμου καί γε διαβαίνων σπευ̃σον μήποτε καταπίη̨ τὸν βασιλέα καὶ πάντα τὸν λαὸν τὸν μετ' αὐτου̃
17 καὶ Ιωναθαν καὶ Αχιμαας εἱστήκεισαν ἐν τη̨̃ πηγη̨̃ Ρωγηλ καὶ ἐπορεύθη ἡ παιδίσκη καὶ ἀνήγγειλεν αὐτοι̃ς καὶ αὐτοὶ πορεύονται καὶ ἀναγγέλλουσιν τω̨̃ βασιλει̃ Δαυιδ ὅτι οὐκ ἐδύναντο ὀφθη̃ναι του̃ εἰσελθει̃ν εἰς τὴν πόλιν
18 καὶ εἰ̃δεν αὐτοὺς παιδάριον καὶ ἀπήγγειλεν τω̨̃ Αβεσσαλωμ καὶ ἐπορεύθησαν οἱ δύο ταχέως καὶ εἰση̃λθαν εἰς οἰκίαν ἀνδρὸς ἐν Βαουριμ καὶ αὐτω̨̃ λάκκος ἐν τη̨̃ αὐλη̨̃ καὶ κατέβησαν ἐκει̃
19 καὶ ἔλαβεν ἡ γυνὴ καὶ διεπέτασεν τὸ ἐπικάλυμμα ἐπὶ πρόσωπον του̃ λάκκου καὶ ἔψυξεν ἐπ' αὐτω̨̃ Αραφωθ καὶ οὐκ ἐγνώσθη ῥη̃μα
20 καὶ ἠ̃λθαν οἱ παι̃δες Αβεσσαλωμ πρὸς τὴν γυναι̃κα εἰς τὴν οἰκίαν καὶ εἰ̃παν που̃ Αχιμαας καὶ Ιωναθαν καὶ εἰ̃πεν αὐτοι̃ς ἡ γυνή παρη̃λθαν μικρὸν του̃ ὕδατος καὶ ἐζήτησαν καὶ οὐχ εὑ̃ραν καὶ ἀνέστρεψαν εἰς Ιερουσαλημ
21 ἐγένετο δὲ μετὰ τὸ ἀπελθει̃ν αὐτοὺς καὶ ἀνέβησαν ἐκ του̃ λάκκου καὶ ἐπορεύθησαν καὶ ἀνήγγειλαν τω̨̃ βασιλει̃ Δαυιδ καὶ εἰ̃παν πρὸς Δαυιδ ἀνάστητε καὶ διάβητε ταχέως τὸ ὕδωρ ὅτι οὕτως ἐβουλεύσατο περὶ ὑμω̃ν Αχιτοφελ
22 καὶ ἀνέστη Δαυιδ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ὁ μετ' αὐτου̃ καὶ διέβησαν τὸν Ιορδάνην ἕως του̃ φωτὸς του̃ πρωί ἕως ἑνὸς οὐκ ἔλαθεν ὃς οὐ διη̃λθεν τὸν Ιορδάνην
23 καὶ Αχιτοφελ εἰ̃δεν ὅτι οὐκ ἐγενήθη ἡ βουλὴ αὐτου̃ καὶ ἐπέσαξεν τὴν ὄνον αὐτου̃ καὶ ἀνέστη καὶ ἀπη̃λθεν εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ εἰς τὴν πόλιν αὐτου̃ καὶ ἐνετείλατο τω̨̃ οἴκω̨ αὐτου̃ καὶ ἀπήγξατο καὶ ἀπέθανεν καὶ ἐτάφη ἐν τω̨̃ τάφω̨ του̃ πατρὸς αὐτου̃
24 καὶ Δαυιδ διη̃λθεν εἰς Μαναϊμ καὶ Αβεσσαλωμ διέβη τὸν Ιορδάνην αὐτὸς καὶ πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ μετ' αὐτου̃
25 καὶ τὸν Αμεσσαϊ κατέστησεν Αβεσσαλωμ ἀντὶ Ιωαβ ἐπὶ τη̃ς δυνάμεως καὶ Αμεσσαϊ υἱὸς ἀνδρὸς καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Ιοθορ ὁ Ισραηλίτης οὑ̃τος εἰση̃λθεν πρὸς Αβιγαιαν θυγατέρα Ναας ἀδελφὴν Σαρουιας μητρὸς Ιωαβ
26 καὶ παρενέβαλεν πα̃ς Ισραηλ καὶ Αβεσσαλωμ εἰς τὴν γη̃ν Γαλααδ
27 καὶ ἐγένετο ἡνίκα ἠ̃λθεν Δαυιδ εἰς Μαναϊμ Ουεσβι υἱὸς Ναας ἐκ Ραββαθ υἱω̃ν Αμμων καὶ Μαχιρ υἱὸς Αμιηλ ἐκ Λωδαβαρ καὶ Βερζελλι ὁ Γαλααδίτης ἐκ Ρωγελλιμ
28 ἤνεγκαν δέκα κοίτας καὶ ἀμφιτάπους καὶ λέβητας δέκα καὶ σκεύη κεράμου καὶ πυροὺς καὶ κριθὰς καὶ ἄλευρον καὶ ἄλφιτον καὶ κύαμον καὶ φακὸν
29 καὶ μέλι καὶ βούτυρον καὶ πρόβατα καὶ Σαφφωθ βοω̃ν καὶ προσήνεγκαν τω̨̃ Δαυιδ καὶ τω̨̃ λαω̨̃ τω̨̃ μετ' αὐτου̃ φαγει̃ν ὅτι εἰ̃παν ὁ λαὸς πεινω̃ν καὶ ἐκλελυμένος καὶ διψω̃ν ἐν τη̨̃ ἐρήμω̨

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 18

καὶ ἐπεσκέψατο Δαυιδ τὸν λαὸν τὸν μετ' αὐτου̃ καὶ κατέστησεν ἐπ' αὐτω̃ν χιλιάρχους καὶ ἑκατοντάρχους
καὶ ἀπέστειλεν Δαυιδ τὸν λαόν τὸ τρίτον ἐν χειρὶ Ιωαβ καὶ τὸ τρίτον ἐν χειρὶ Αβεσσα υἱου̃ Σαρουιας ἀδελφου̃ Ιωαβ καὶ τὸ τρίτον ἐν χειρὶ Εθθι του̃ Γεθθαίου καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς τὸν λαόν ἐξελθὼν ἐξελεύσομαι καί γε ἐγὼ μεθ' ὑμω̃ν
καὶ εἰ̃παν οὐκ ἐξελεύση̨ ὅτι ἐὰν φυγη̨̃ φύγωμεν οὐ θήσουσιν ἐφ' ἡμα̃ς καρδίαν καὶ ἐὰν ἀποθάνωμεν τὸ ἥμισυ ἡμω̃ν οὐ θήσουσιν ἐφ' ἡμα̃ς καρδίαν ὅτι σὺ ὡς ἡμει̃ς δέκα χιλιάδες καὶ νυ̃ν ἀγαθὸν ὅτι ἔση̨ ἡμι̃ν ἐν τη̨̃ πόλει βοήθεια του̃ βοηθει̃ν
καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτοὺς ὁ βασιλεύς ὃ ἐὰν ἀρέση̨ ἐν ὀφθαλμοι̃ς ὑμω̃ν ποιήσω καὶ ἔστη ὁ βασιλεὺς ἀνὰ χει̃ρα τη̃ς πύλης καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ἐξεπορεύετο εἰς ἑκατοντάδας καὶ εἰς χιλιάδας
καὶ ἐνετείλατο ὁ βασιλεὺς τω̨̃ Ιωαβ καὶ τω̨̃ Αβεσσα καὶ τω̨̃ Εθθι λέγων φείσασθέ μοι του̃ παιδαρίου του̃ Αβεσσαλωμ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ἤκουσεν ἐντελλομένου του̃ βασιλέως πα̃σιν τοι̃ς ἄρχουσιν ὑπὲρ Αβεσσαλωμ
καὶ ἐξη̃λθεν πα̃ς ὁ λαὸς εἰς τὸν δρυμὸν ἐξ ἐναντίας Ισραηλ καὶ ἐγένετο ὁ πόλεμος ἐν τω̨̃ δρυμω̨̃ Εφραιμ
καὶ ἔπταισεν ἐκει̃ ὁ λαὸς Ισραηλ ἐνώπιον τω̃ν παίδων Δαυιδ καὶ ἐγένετο ἡ θραυ̃σις μεγάλη ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨ εἴκοσι χιλιάδες ἀνδρω̃ν
καὶ ἐγένετο ἐκει̃ ὁ πόλεμος διεσπαρμένος ἐπὶ πρόσωπον πάσης τη̃ς γη̃ς καὶ ἐπλεόνασεν ὁ δρυμὸς του̃ καταφαγει̃ν ἐκ του̃ λαου̃ ὑπὲρ οὓς κατέφαγεν ἐν τω̨̃ λαω̨̃ ἡ μάχαιρα ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨
καὶ συνήντησεν Αβεσσαλωμ ἐνώπιον τω̃ν παίδων Δαυιδ καὶ Αβεσσαλωμ ἐπιβεβηκὼς ἐπὶ του̃ ἡμιόνου αὐτου̃ καὶ εἰση̃λθεν ὁ ἡμίονος ὑπὸ τὸ δάσος τη̃ς δρυὸς τη̃ς μεγάλης καὶ ἐκρεμάσθη ἡ κεφαλὴ αὐτου̃ ἐν τη̨̃ δρυί καὶ ἐκρεμάσθη ἀνὰ μέσον του̃ οὐρανου̃ καὶ ἀνὰ μέσον τη̃ς γη̃ς καὶ ὁ ἡμίονος ὑποκάτω αὐτου̃ παρη̃λθεν
10 καὶ εἰ̃δεν ἀνὴρ εἱ̃ς καὶ ἀνήγγειλεν Ιωαβ καὶ εἰ̃πεν ἰδοὺ ἑώρακα τὸν Αβεσσαλωμ κρεμάμενον ἐν τη̨̃ δρυί
11 καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ τω̨̃ ἀνδρὶ τω̨̃ ἀπαγγέλλοντι καὶ ἰδοὺ ἑόρακας τί ὅτι οὐκ ἐπάταξας αὐτὸν εἰς τὴν γη̃ν καὶ ἐγὼ ἂν δεδώκειν σοι δέκα ἀργυρίου καὶ παραζώνην μίαν
12 εἰ̃πεν δὲ ὁ ἀνὴρ πρὸς Ιωαβ καὶ ἐγώ εἰμι ἵστημι ἐπὶ τὰς χει̃ράς μου χιλίους σίκλους ἀργυρίου οὐ μὴ ἐπιβάλω χει̃ρά μου ἐπὶ τὸν υἱὸν του̃ βασιλέως ὅτι ἐν τοι̃ς ὠσὶν ἡμω̃ν ἐνετείλατο ὁ βασιλεὺς σοὶ καὶ Αβεσσα καὶ τω̨̃ Εθθι λέγων φυλάξατέ μοι τὸ παιδάριον τὸν Αβεσσαλωμ
13 μὴ ποιη̃σαι ἐν τη̨̃ ψυχη̨̃ αὐτου̃ ἄδικον καὶ πα̃ς ὁ λόγος οὐ λήσεται ἀπὸ του̃ βασιλέως καὶ σὺ στήση̨ ἐξ ἐναντίας
14 καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ του̃το ἐγὼ ἄρξομαι οὐχ οὕτως μενω̃ ἐνώπιόν σου καὶ ἔλαβεν Ιωαβ τρία βέλη ἐν τη̨̃ χειρὶ αὐτου̃ καὶ ἐνέπηξεν αὐτὰ ἐν τη̨̃ καρδία̨ Αβεσσαλωμ ἔτι αὐτου̃ ζω̃ντος ἐν τη̨̃ καρδία̨ τη̃ς δρυὸς
15 καὶ ἐκύκλωσαν δέκα παιδάρια αἴροντα τὰ σκεύη Ιωαβ καὶ ἐπάταξαν τὸν Αβεσσαλωμ καὶ ἐθανάτωσαν αὐτόν
16 καὶ ἐσάλπισεν Ιωαβ ἐν κερατίνη̨ καὶ ἀπέστρεψεν ὁ λαὸς του̃ μὴ διώκειν ὀπίσω Ισραηλ ὅτι ἐφείδετο Ιωαβ του̃ λαου̃
17 καὶ ἔλαβεν τὸν Αβεσσαλωμ καὶ ἔρριψεν αὐτὸν εἰς χάσμα μέγα ἐν τω̨̃ δρυμω̨̃ εἰς τὸν βόθυνον τὸν μέγαν καὶ ἐστήλωσεν ἐπ' αὐτὸν σωρὸν λίθων μέγαν σφόδρα καὶ πα̃ς Ισραηλ ἔφυγεν ἀνὴρ εἰς τὸ σκήνωμα αὐτου̃
18 καὶ Αβεσσαλωμ ἔτι ζω̃ν καὶ ἔστησεν ἑαυτω̨̃ τὴν στήλην ἐν ἡ̨̃ ἐλήμφθη καὶ ἐστήλωσεν αὐτὴν λαβει̃ν τὴν στήλην τὴν ἐν τη̨̃ κοιλάδι του̃ βασιλέως ὅτι εἰ̃πεν οὐκ ἔστιν αὐτω̨̃ υἱὸς ἕνεκεν του̃ ἀναμνη̃σαι τὸ ὄνομα αὐτου̃ καὶ ἐκάλεσεν τὴν στήλην Χεὶρ Αβεσσαλωμ ἕως τη̃ς ἡμέρας ταύτης
19 καὶ Αχιμαας υἱὸς Σαδωκ εἰ̃πεν δράμω δὴ καὶ εὐαγγελιω̃ τω̨̃ βασιλει̃ ὅτι ἔκρινεν αὐτω̨̃ κύριος ἐκ χειρὸς τω̃ν ἐχθρω̃ν αὐτου̃
20 καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Ιωαβ οὐκ ἀνὴρ εὐαγγελίας σὺ ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ταύτη̨ καὶ εὐαγγελιη̨̃ ἐν ἡμέρα̨ ἄλλη̨ ἐν δὲ τη̨̃ ἡμέρα̨ ταύτη̨ οὐκ εὐαγγελιη̨̃ οὑ̃ εἵνεκεν ὁ υἱὸς του̃ βασιλέως ἀπέθανεν
21 καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ τω̨̃ Χουσι βαδίσας ἀνάγγειλον τω̨̃ βασιλει̃ ὅσα εἰ̃δες καὶ προσεκύνησεν Χουσι τω̨̃ Ιωαβ καὶ ἐξη̃λθεν
22 καὶ προσέθετο ἔτι Αχιμαας υἱὸς Σαδωκ καὶ εἰ̃πεν πρὸς Ιωαβ καὶ ἔστω ὅτι δράμω καί γε ἐγὼ ὀπίσω του̃ Χουσι καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ ἵνα τί του̃το τρέχεις υἱέ μου δευ̃ρο οὐκ ἔστιν σοι εὐαγγελία εἰς ὠφέλειαν πορευομένω̨
23 καὶ εἰ̃πεν τί γὰρ ἐὰν δραμου̃μαι καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ Ιωαβ δράμε καὶ ἔδραμεν Αχιμαας ὁδὸν τὴν του̃ Κεχαρ καὶ ὑπερέβη τὸν Χουσι
24 καὶ Δαυιδ ἐκάθητο ἀνὰ μέσον τω̃ν δύο πυλω̃ν καὶ ἐπορεύθη ὁ σκοπὸς εἰς τὸ δω̃μα τη̃ς πύλης πρὸς τὸ τει̃χος καὶ ἐπη̃ρεν τοὺς ὀφθαλμοὺς αὐτου̃ καὶ εἰ̃δεν καὶ ἰδοὺ ἀνὴρ τρέχων μόνος ἐνώπιον αὐτου̃
25 καὶ ἀνεβόησεν ὁ σκοπὸς καὶ ἀπήγγειλεν τω̨̃ βασιλει̃ καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς εἰ μόνος ἐστίν εὐαγγελία ἐν τω̨̃ στόματι αὐτου̃ καὶ ἐπορεύετο πορευόμενος καὶ ἐγγίζων
26 καὶ εἰ̃δεν ὁ σκοπὸς ἄνδρα ἕτερον τρέχοντα καὶ ἐβόησεν ὁ σκοπὸς πρὸς τη̨̃ πύλη̨ καὶ εἰ̃πεν ἰδοὺ ἀνὴρ ἕτερος τρέχων μόνος καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς καί γε οὑ̃τος εὐαγγελιζόμενος
27 καὶ εἰ̃πεν ὁ σκοπός ἐγὼ ὁρω̃ τὸν δρόμον του̃ πρώτου ὡς δρόμον Αχιμαας υἱου̃ Σαδωκ καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς ἀνὴρ ἀγαθὸς οὑ̃τος καί γε εἰς εὐαγγελίαν ἀγαθὴν ἐλεύσεται
28 καὶ ἐβόησεν Αχιμαας καὶ εἰ̃πεν πρὸς τὸν βασιλέα εἰρήνη καὶ προσεκύνησεν τω̨̃ βασιλει̃ ἐπὶ πρόσωπον αὐτου̃ ἐπὶ τὴν γη̃ν καὶ εἰ̃πεν εὐλογητὸς κύριος ὁ θεός σου ὃς ἀπέκλεισεν τοὺς ἄνδρας τοὺς μισου̃ντας τὴν χει̃ρα αὐτω̃ν ἐν τω̨̃ κυρίω̨ μου τω̨̃ βασιλει̃
29 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς εἰρήνη τω̨̃ παιδαρίω̨ τω̨̃ Αβεσσαλωμ καὶ εἰ̃πεν Αχιμαας εἰ̃δον τὸ πλη̃θος τὸ μέγα του̃ ἀποστει̃λαι τὸν δου̃λον του̃ βασιλέως Ιωαβ καὶ τὸν δου̃λόν σου καὶ οὐκ ἔγνων τί ἐκει̃
30 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς ἐπίστρεψον στηλώθητι ὡ̃δε καὶ ἐπεστράφη καὶ ἔστη
31 καὶ ἰδοὺ ὁ Χουσι παρεγένετο καὶ εἰ̃πεν τω̨̃ βασιλει̃ εὐαγγελισθήτω ὁ κύριός μου ὁ βασιλεύς ὅτι ἔκρινέν σοι κύριος σήμερον ἐκ χειρὸς πάντων τω̃ν ἐπεγειρομένων ἐπὶ σέ
32 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς τὸν Χουσι εἰ εἰρήνη τω̨̃ παιδαρίω̨ τω̨̃ Αβεσσαλωμ καὶ εἰ̃πεν ὁ Χουσι γένοιντο ὡς τὸ παιδάριον οἱ ἐχθροὶ του̃ κυρίου μου του̃ βασιλέως καὶ πάντες ὅσοι ἐπανέστησαν ἐπ' αὐτὸν εἰς κακά
33 καὶ ἐταράχθη ὁ βασιλεὺς καὶ ἀνέβη εἰς τὸ ὑπερω̨̃ον τη̃ς πύλης καὶ ἔκλαυσεν καὶ οὕτως εἰ̃πεν ἐν τω̨̃ πορεύεσθαι αὐτόν υἱέ μου Αβεσσαλωμ υἱέ μου υἱέ μου Αβεσσαλωμ τίς δώ̨η τὸν θάνατόν μου ἀντὶ σου̃ ἐγὼ ἀντὶ σου̃ Αβεσσαλωμ υἱέ μου υἱέ μου

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 19

καὶ ἀνηγγέλη τω̨̃ Ιωαβ λέγοντες ἰδοὺ ὁ βασιλεὺς κλαίει καὶ πενθει̃ ἐπὶ Αβεσσαλωμ
καὶ ἐγένετο ἡ σωτηρία ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨ εἰς πένθος παντὶ τω̨̃ λαω̨̃ ὅτι ἤκουσεν ὁ λαὸς ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨ λέγων ὅτι λυπει̃ται ὁ βασιλεὺς ἐπὶ τω̨̃ υἱω̨̃ αὐτου̃
καὶ διεκλέπτετο ὁ λαὸς ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἐκείνη̨ του̃ εἰσελθει̃ν εἰς τὴν πόλιν καθὼς διακλέπτεται ὁ λαὸς οἱ αἰσχυνόμενοι ἐν τω̨̃ αὐτοὺς φεύγειν ἐν τω̨̃ πολέμω̨
καὶ ὁ βασιλεὺς ἔκρυψεν τὸ πρόσωπον αὐτου̃ καὶ ἔκραξεν ὁ βασιλεὺς φωνη̨̃ μεγάλη̨ λέγων υἱέ μου Αβεσσαλωμ Αβεσσαλωμ υἱέ μου
καὶ εἰση̃λθεν Ιωαβ πρὸς τὸν βασιλέα εἰς τὸν οἰ̃κον καὶ εἰ̃πεν κατή̨σχυνας σήμερον τὸ πρόσωπον πάντων τω̃ν δούλων σου τω̃ν ἐξαιρουμένων σε σήμερον καὶ τὴν ψυχὴν τω̃ν υἱω̃ν σου καὶ τω̃ν θυγατέρων σου καὶ τὴν ψυχὴν τω̃ν γυναικω̃ν σου καὶ τω̃ν παλλακω̃ν σου
του̃ ἀγαπα̃ν τοὺς μισου̃ντάς σε καὶ μισει̃ν τοὺς ἀγαπω̃ντάς σε καὶ ἀνήγγειλας σήμερον ὅτι οὔκ εἰσιν οἱ ἄρχοντές σου οὐδὲ παι̃δες ὅτι ἔγνωκα σήμερον ὅτι εἰ Αβεσσαλωμ ἔζη πάντες ἡμει̃ς σήμερον νεκροί ὅτι τότε τὸ εὐθὲς ἠ̃ν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου
καὶ νυ̃ν ἀναστὰς ἔξελθε καὶ λάλησον εἰς τὴν καρδίαν τω̃ν δούλων σου ὅτι ἐν κυρίω̨ ὤμοσα ὅτι εἰ μὴ ἐκπορεύση̨ σήμερον εἰ αὐλισθήσεται ἀνὴρ μετὰ σου̃ τὴν νύκτα ταύτην καὶ ἐπίγνωθι σεαυτω̨̃ καὶ κακόν σοι του̃το ὑπὲρ πα̃ν τὸ κακὸν τὸ ἐπελθόν σοι ἐκ νεότητός σου ἕως του̃ νυ̃ν
καὶ ἀνέστη ὁ βασιλεὺς καὶ ἐκάθισεν ἐν τη̨̃ πύλη̨ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ἀνήγγειλαν λέγοντες ἰδοὺ ὁ βασιλεὺς κάθηται ἐν τη̨̃ πύλη̨ καὶ εἰση̃λθεν πα̃ς ὁ λαὸς κατὰ πρόσωπον του̃ βασιλέως καὶ Ισραηλ ἔφυγεν ἀνὴρ εἰς τὰ σκηνώματα αὐτου̃
καὶ ἠ̃ν πα̃ς ὁ λαὸς κρινόμενος ἐν πάσαις φυλαι̃ς Ισραηλ λέγοντες ὁ βασιλεὺς Δαυιδ ἐρρύσατο ἡμα̃ς ἀπὸ πάντων τω̃ν ἐχθρω̃ν ἡμω̃ν καὶ αὐτὸς ἐξείλατο ἡμα̃ς ἐκ χειρὸς ἀλλοφύλων καὶ νυ̃ν πέφευγεν ἀπὸ τη̃ς γη̃ς καὶ ἀπὸ τη̃ς βασιλείας αὐτου̃ ἀπὸ Αβεσσαλωμ
10 καὶ Αβεσσαλωμ ὃν ἐχρίσαμεν ἐφ' ἡμω̃ν ἀπέθανεν ἐν τω̨̃ πολέμω̨ καὶ νυ̃ν ἵνα τί ὑμει̃ς κωφεύετε του̃ ἐπιστρέψαι τὸν βασιλέα καὶ τὸ ῥη̃μα παντὸς Ισραηλ ἠ̃λθεν πρὸς τὸν βασιλέα
11 καὶ ὁ βασιλεὺς Δαυιδ ἀπέστειλεν πρὸς Σαδωκ καὶ πρὸς Αβιαθαρ τοὺς ἱερει̃ς λέγων λαλήσατε πρὸς τοὺς πρεσβυτέρους Ιουδα λέγοντες ἵνα τί γίνεσθε ἔσχατοι του̃ ἐπιστρέψαι τὸν βασιλέα εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ καὶ λόγος παντὸς Ισραηλ ἠ̃λθεν πρὸς τὸν βασιλέα
12 ἀδελφοί μου ὑμει̃ς ὀστα̃ μου καὶ σάρκες μου ὑμει̃ς καὶ ἵνα τί γίνεσθε ἔσχατοι του̃ ἐπιστρέψαι τὸν βασιλέα εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃
13 καὶ τω̨̃ Αμεσσαϊ ἐρει̃τε οὐχὶ ὀστου̃ν μου καὶ σάρξ μου σύ καὶ νυ̃ν τάδε ποιήσαι μοι ὁ θεὸς καὶ τάδε προσθείη εἰ μὴ ἄρχων δυνάμεως ἔση̨ ἐνώπιον ἐμου̃ πάσας τὰς ἡμέρας ἀντὶ Ιωαβ
14 καὶ ἔκλινεν τὴν καρδίαν παντὸς ἀνδρὸς Ιουδα ὡς ἀνδρὸς ἑνός καὶ ἀπέστειλαν πρὸς τὸν βασιλέα λέγοντες ἐπιστράφητι σὺ καὶ πάντες οἱ δου̃λοί σου
15 καὶ ἐπέστρεψεν ὁ βασιλεὺς καὶ ἠ̃λθεν ἕως του̃ Ιορδάνου καὶ ἄνδρες Ιουδα ἠ̃λθαν εἰς Γαλγαλα του̃ πορεύεσθαι εἰς ἀπαντὴν του̃ βασιλέως διαβιβάσαι τὸν βασιλέα τὸν Ιορδάνην
16 καὶ ἐτάχυνεν Σεμεϊ υἱὸς Γηρα υἱου̃ του̃ Ιεμενι ἐκ Βαουριμ καὶ κατέβη μετὰ ἀνδρὸς Ιουδα εἰς ἀπαντὴν του̃ βασιλέως Δαυιδ
17 καὶ χίλιοι ἄνδρες μετ' αὐτου̃ ἐκ του̃ Βενιαμιν καὶ Σιβα τὸ παιδάριον του̃ οἴκου Σαουλ καὶ δέκα πέντε υἱοὶ αὐτου̃ μετ' αὐτου̃ καὶ εἴκοσι δου̃λοι αὐτου̃ μετ' αὐτου̃ καὶ κατεύθυναν τὸν Ιορδάνην ἔμπροσθεν του̃ βασιλέως
18 καὶ ἐλειτούργησαν τὴν λειτουργίαν του̃ διαβιβάσαι τὸν βασιλέα καὶ διέβη ἡ διάβασις ἐξεγει̃ραι τὸν οἰ̃κον του̃ βασιλέως καὶ του̃ ποιη̃σαι τὸ εὐθὲς ἐν ὀφθαλμοι̃ς αὐτου̃ καὶ Σεμεϊ υἱὸς Γηρα ἔπεσεν ἐπὶ πρόσωπον αὐτου̃ ἐνώπιον του̃ βασιλέως διαβαίνοντος αὐτου̃ τὸν Ιορδάνην
19 καὶ εἰ̃πεν πρὸς τὸν βασιλέα μὴ διαλογισάσθω ὁ κύριός μου ἀνομίαν καὶ μὴ μνησθη̨̃ς ὅσα ἠδίκησεν ὁ παι̃ς σου ἐν τη̨̃ ἡμέρα̨ ἡ̨̃ ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς ἐξεπορεύετο ἐξ Ιερουσαλημ του̃ θέσθαι τὸν βασιλέα εἰς τὴν καρδίαν αὐτου̃
20 ὅτι ἔγνω ὁ δου̃λός σου ὅτι ἐγὼ ἥμαρτον καὶ ἰδοὺ ἐγὼ ἠ̃λθον σήμερον πρότερος παντὸς οἴκου Ιωσηφ του̃ καταβη̃ναι εἰς ἀπαντὴν του̃ κυρίου μου του̃ βασιλέως
21 καὶ ἀπεκρίθη Αβεσσα υἱὸς Σαρουιας καὶ εἰ̃πεν μὴ ἀντὶ τούτου οὐ θανατωθήσεται Σεμεϊ ὅτι κατηράσατο τὸν χριστὸν κυρίου
22 καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ τί ἐμοὶ καὶ ὑμι̃ν υἱοὶ Σαρουιας ὅτι γίνεσθέ μοι σήμερον εἰς ἐπίβουλον σήμερον οὐ θανατωθήσεταί τις ἀνὴρ ἐξ Ισραηλ ὅτι οὐκ οἰ̃δα εἰ σήμερον βασιλεύω ἐγὼ ἐπὶ τὸν Ισραηλ
23 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Σεμεϊ οὐ μὴ ἀποθάνη̨ς καὶ ὤμοσεν αὐτω̨̃ ὁ βασιλεύς
24 καὶ Μεμφιβοσθε υἱὸς Ιωναθαν υἱου̃ Σαουλ κατέβη εἰς ἀπαντὴν του̃ βασιλέως καὶ οὐκ ἐθεράπευσεν τοὺς πόδας αὐτου̃ οὐδὲ ὠνυχίσατο οὐδὲ ἐποίησεν τὸν μύστακα αὐτου̃ καὶ τὰ ἱμάτια αὐτου̃ οὐκ ἔπλυνεν ἀπὸ τη̃ς ἡμέρας ἡ̃ς ἀπη̃λθεν ὁ βασιλεύς ἕως τη̃ς ἡμέρας ἡ̃ς αὐτὸς παρεγένετο ἐν εἰρήνη̨
25 καὶ ἐγένετο ὅτε εἰση̃λθεν εἰς Ιερουσαλημ εἰς ἀπάντησιν του̃ βασιλέως καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ ὁ βασιλεύς τί ὅτι οὐκ ἐπορεύθης μετ' ἐμου̃ Μεμφιβοσθε
26 καὶ εἰ̃πεν πρὸς αὐτὸν Μεμφιβοσθε κύριέ μου βασιλευ̃ ὁ δου̃λός μου παρελογίσατό με ὅτι εἰ̃πεν ὁ παι̃ς σου αὐτω̨̃ ἐπίσαξόν μοι τὴν ὄνον καὶ ἐπιβω̃ ἐπ' αὐτὴν καὶ πορεύσομαι μετὰ του̃ βασιλέως ὅτι χωλὸς ὁ δου̃λός σου
27 καὶ μεθώδευσεν ἐν τω̨̃ δούλω̨ σου πρὸς τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα καὶ ὁ κύριός μου ὁ βασιλεὺς ὡς ἄγγελος του̃ θεου̃ καὶ ποίησον τὸ ἀγαθὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου
28 ὅτι οὐκ ἠ̃ν πα̃ς ὁ οἰ̃κος του̃ πατρός μου ἀλλ' ἢ ὅτι ἄνδρες θανάτου τω̨̃ κυρίω̨ μου τω̨̃ βασιλει̃ καὶ ἔθηκας τὸν δου̃λόν σου ἐν τοι̃ς ἐσθίουσιν τὴν τράπεζάν σου καὶ τί ἐστίν μοι ἔτι δικαίωμα καὶ του̃ κεκραγέναι με ἔτι πρὸς τὸν βασιλέα
29 καὶ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ ὁ βασιλεύς ἵνα τί λαλει̃ς ἔτι τοὺς λόγους σου εἰ̃πον σὺ καὶ Σιβα διελει̃σθε τὸν ἀγρόν
30 καὶ εἰ̃πεν Μεμφιβοσθε πρὸς τὸν βασιλέα καί γε τὰ πάντα λαβέτω μετὰ τὸ παραγενέσθαι τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα ἐν εἰρήνη̨ εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃
31 καὶ Βερζελλι ὁ Γαλααδίτης κατέβη ἐκ Ρωγελλιμ καὶ διέβη μετὰ του̃ βασιλέως τὸν Ιορδάνην ἐκπέμψαι αὐτὸν τὸν Ιορδάνην
32 καὶ Βερζελλι ἀνὴρ πρεσβύτερος σφόδρα υἱὸς ὀγδοήκοντα ἐτω̃ν καὶ αὐτὸς διέθρεψεν τὸν βασιλέα ἐν τω̨̃ οἰκει̃ν αὐτὸν ἐν Μαναϊμ ὅτι ἀνὴρ μέγας ἐστὶν σφόδρα
33 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Βερζελλι σὺ διαβήση̨ μετ' ἐμου̃ καὶ διαθρέψω τὸ γη̃ράς σου μετ' ἐμου̃ ἐν Ιερουσαλημ
34 καὶ εἰ̃πεν Βερζελλι πρὸς τὸν βασιλέα πόσαι ἡμέραι ἐτω̃ν ζωη̃ς μου ὅτι ἀναβήσομαι μετὰ του̃ βασιλέως εἰς Ιερουσαλημ
35 υἱὸς ὀγδοήκοντα ἐτω̃ν ἐγώ εἰμι σήμερον μὴ γνώσομαι ἀνὰ μέσον ἀγαθου̃ καὶ κακου̃ ἢ γεύσεται ὁ δου̃λός σου ἔτι ὃ φάγομαι ἢ πίομαι ἢ ἀκούσομαι ἔτι φωνὴν ἀ̨δόντων καὶ ἀ̨δουσω̃ν ἵνα τί ἔσται ἔτι ὁ δου̃λός σου εἰς φορτίον ἐπὶ τὸν κύριόν μου τὸν βασιλέα
36 ὡς βραχὺ διαβήσεται ὁ δου̃λός σου τὸν Ιορδάνην μετὰ του̃ βασιλέως καὶ ἵνα τί ἀνταποδίδωσίν μοι ὁ βασιλεὺς τὴν ἀνταπόδοσιν ταύτην
37 καθισάτω δὴ ὁ δου̃λός σου καὶ ἀποθανου̃μαι ἐν τη̨̃ πόλει μου παρὰ τω̨̃ τάφω̨ του̃ πατρός μου καὶ τη̃ς μητρός μου καὶ ἰδοὺ ὁ δου̃λός σου Χαμααμ διαβήσεται μετὰ του̃ κυρίου μου του̃ βασιλέως καὶ ποίησον αὐτω̨̃ τὸ ἀγαθὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου
38 καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεύς μετ' ἐμου̃ διαβήτω Χαμααμ κἀγὼ ποιήσω αὐτω̨̃ τὸ ἀγαθὸν ἐν ὀφθαλμοι̃ς σου καὶ πάντα ὅσα ἐκλέξη̨ ἐπ' ἐμοί ποιήσω σοι
39 καὶ διέβη πα̃ς ὁ λαὸς τὸν Ιορδάνην καὶ ὁ βασιλεὺς διέβη καὶ κατεφίλησεν ὁ βασιλεὺς τὸν Βερζελλι καὶ εὐλόγησεν αὐτόν καὶ ἐπέστρεψεν εἰς τὸν τόπον αὐτου̃
40 καὶ διέβη ὁ βασιλεὺς εἰς Γαλγαλα καὶ Χαμααμ διέβη μετ' αὐτου̃ καὶ πα̃ς ὁ λαὸς Ιουδα διαβαίνοντες μετὰ του̃ βασιλέως καί γε τὸ ἥμισυ του̃ λαου̃ Ισραηλ
41 καὶ ἰδοὺ πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ παρεγένοντο πρὸς τὸν βασιλέα καὶ εἰ̃πον πρὸς τὸν βασιλέα τί ὅτι ἔκλεψάν σε οἱ ἀδελφοὶ ἡμω̃ν ἀνὴρ Ιουδα καὶ διεβίβασαν τὸν βασιλέα καὶ τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ τὸν Ιορδάνην καὶ πάντες ἄνδρες Δαυιδ μετ' αὐτου̃
42 καὶ ἀπεκρίθη πα̃ς ἀνὴρ Ιουδα πρὸς ἄνδρα Ισραηλ καὶ εἰ̃παν διότι ἐγγίζει πρός με ὁ βασιλεύς καὶ ἵνα τί οὕτως ἐθυμώθης περὶ του̃ λόγου τούτου μὴ βρώσει ἐφάγαμεν ἐκ του̃ βασιλέως ἢ δόμα ἔδωκεν ἢ ἄρσιν ἠ̃ρεν ἡμι̃ν
43 καὶ ἀπεκρίθη ἀνὴρ Ισραηλ τω̨̃ ἀνδρὶ Ιουδα καὶ εἰ̃πεν δέκα χει̃ρές μοι ἐν τω̨̃ βασιλει̃ καὶ πρωτότοκος ἐγὼ ἢ σύ καί γε ἐν τω̨̃ Δαυιδ εἰμὶ ὑπὲρ σέ καὶ ἵνα τί του̃το ὕβρισάς με καὶ οὐκ ἐλογίσθη ὁ λόγος μου πρω̃τός μοι του̃ ἐπιστρέψαι τὸν βασιλέα ἐμοί καὶ ἐσκληρύνθη ὁ λόγος ἀνδρὸς Ιουδα ὑπὲρ τὸν λόγον ἀνδρὸς Ισραηλ

ΒΑΣΙΛΕΙΩΝ Β, κεφαλίς 20

καὶ ἐκει̃ ἐπικαλούμενος υἱὸς παράνομος καὶ ὄνομα αὐτω̨̃ Σαβεε υἱὸς Βοχορι ἀνὴρ ὁ Ιεμενι καὶ ἐσάλπισεν ἐν τη̨̃ κερατίνη̨ καὶ εἰ̃πεν οὐκ ἔστιν ἡμι̃ν μερὶς ἐν Δαυιδ οὐδὲ κληρονομία ἡμι̃ν ἐν τω̨̃ υἱω̨̃ Ιεσσαι ἀνὴρ εἰς τὰ σκηνώματά σου Ισραηλ
καὶ ἀνέβη πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ ἀπὸ ὄπισθεν Δαυιδ ὀπίσω Σαβεε υἱου̃ Βοχορι καὶ ἀνὴρ Ιουδα ἐκολλήθη τω̨̃ βασιλει̃ αὐτω̃ν ἀπὸ του̃ Ιορδάνου καὶ ἕως Ιερουσαλημ
καὶ εἰση̃λθεν Δαυιδ εἰς τὸν οἰ̃κον αὐτου̃ εἰς Ιερουσαλημ καὶ ἔλαβεν ὁ βασιλεὺς τὰς δέκα γυναι̃κας τὰς παλλακὰς αὐτου̃ ἃς ἀφη̃κεν φυλάσσειν τὸν οἰ̃κον καὶ ἔδωκεν αὐτὰς ἐν οἴκω̨ φυλακη̃ς καὶ διέθρεψεν αὐτὰς καὶ πρὸς αὐτὰς οὐκ εἰση̃λθεν καὶ ἠ̃σαν συνεχόμεναι ἕως ἡμέρας θανάτου αὐτω̃ν χη̃ραι ζω̃σαι
καὶ εἰ̃πεν ὁ βασιλεὺς πρὸς Αμεσσαϊ βόησόν μοι τὸν ἄνδρα Ιουδα τρει̃ς ἡμέρας σὺ δὲ αὐτου̃ στη̃θι
καὶ ἐπορεύθη Αμεσσαϊ του̃ βοη̃σαι τὸν Ιουδαν καὶ ἐχρόνισεν ἀπὸ του̃ καιρου̃ οὑ̃ ἐτάξατο αὐτω̨̃ Δαυιδ
καὶ εἰ̃πεν Δαυιδ πρὸς Αβεσσα νυ̃ν κακοποιήσει ἡμα̃ς Σαβεε υἱὸς Βοχορι ὑπὲρ Αβεσσαλωμ καὶ νυ̃ν σὺ λαβὲ μετὰ σεαυτου̃ τοὺς παι̃δας του̃ κυρίου σου καὶ καταδίωξον ὀπίσω αὐτου̃ μήποτε ἑαυτω̨̃ εὕρη̨ πόλεις ὀχυρὰς καὶ σκιάσει τοὺς ὀφθαλμοὺς ἡμω̃ν
καὶ ἐξη̃λθον ὀπίσω αὐτου̃ οἱ ἄνδρες Ιωαβ καὶ ὁ Χερεθθι καὶ ὁ Φελεθθι καὶ πάντες οἱ δυνατοὶ καὶ ἐξη̃λθαν ἐξ Ιερουσαλημ διω̃ξαι ὀπίσω Σαβεε υἱου̃ Βοχορι
καὶ αὐτοὶ παρὰ τω̨̃ λίθω̨ τω̨̃ μεγάλω̨ τω̨̃ ἐν Γαβαων καὶ Αμεσσαϊ εἰση̃λθεν ἔμπροσθεν αὐτω̃ν καὶ Ιωαβ περιεζωσμένος μανδύαν τὸ ἔνδυμα αὐτου̃ καὶ ἐπ' αὐτω̨̃ περιεζωσμένος μάχαιραν ἐζευγμένην ἐπὶ τη̃ς ὀσφύος αὐτου̃ ἐν κολεω̨̃ αὐτη̃ς καὶ ἡ μάχαιρα ἐξη̃λθεν καὶ ἔπεσεν
καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ τω̨̃ Αμεσσαϊ εἰ ὑγιαίνεις σύ ἀδελφέ καὶ ἐκράτησεν ἡ χεὶρ ἡ δεξιὰ Ιωαβ του̃ πώγωνος Αμεσσαϊ του̃ καταφιλη̃σαι αὐτόν
10 καὶ Αμεσσαϊ οὐκ ἐφυλάξατο τὴν μάχαιραν τὴν ἐν τη̨̃ χειρὶ Ιωαβ καὶ ἔπαισεν αὐτὸν ἐν αὐτη̨̃ Ιωαβ εἰς τὴν ψόαν καὶ ἐξεχύθη ἡ κοιλία αὐτου̃ εἰς τὴν γη̃ν καὶ οὐκ ἐδευτέρωσεν αὐτω̨̃ καὶ ἀπέθανεν καὶ Ιωαβ καὶ Αβεσσα ὁ ἀδελφὸς αὐτου̃ ἐδίωξεν ὀπίσω Σαβεε υἱου̃ Βοχορι
11 καὶ ἀνὴρ ἔστη ἐπ' αὐτὸν τω̃ν παιδαρίων Ιωαβ καὶ εἰ̃πεν τίς ὁ βουλόμενος Ιωαβ καὶ τίς του̃ Δαυιδ ὀπίσω Ιωαβ
12 καὶ Αμεσσαϊ πεφυρμένος ἐν τω̨̃ αἵματι ἐν μέσω̨ τη̃ς τρίβου καὶ εἰ̃δεν ὁ ἀνὴρ ὅτι εἱστήκει πα̃ς ὁ λαός καὶ ἀπέστρεψεν τὸν Αμεσσαϊ ἐκ τη̃ς τρίβου εἰς ἀγρὸν καὶ ἐπέρριψεν ἐπ' αὐτὸν ἱμάτιον καθότι εἰ̃δεν πάντα τὸν ἐρχόμενον ἐπ' αὐτὸν ἑστηκότα
13 ἡνίκα δὲ ἔφθασεν ἐκ τη̃ς τρίβου παρη̃λθεν πα̃ς ἀνὴρ Ισραηλ ὀπίσω Ιωαβ του̃ διω̃ξαι ὀπίσω Σαβεε υἱου̃ Βοχορι
14 καὶ διη̃λθεν ἐν πάσαις φυλαι̃ς Ισραηλ εἰς Αβελ καὶ εἰς Βαιθμαχα καὶ πάντες ἐν Χαρρι καὶ ἐξεκκλησιάσθησαν καὶ ἠ̃λθον κατόπισθεν αὐτου̃
15 καὶ παρεγενήθησαν καὶ ἐπολιόρκουν ἐπ' αὐτὸν τὴν Αβελ καὶ τὴν Βαιθμαχα καὶ ἐξέχεαν πρόσχωμα πρὸς τὴν πόλιν καὶ ἔστη ἐν τω̨̃ προτειχίσματι καὶ πα̃ς ὁ λαὸς ὁ μετὰ Ιωαβ ἐνοου̃σαν καταβαλει̃ν τὸ τει̃χος
16 καὶ ἐβόησεν γυνὴ σοφὴ ἐκ του̃ τείχους καὶ εἰ̃πεν ἀκούσατε ἀκούσατε εἴπατε δὴ πρὸς Ιωαβ ἔγγισον ἕως ὡ̃δε καὶ λαλήσω πρὸς αὐτόν
17 καὶ προσήγγισεν πρὸς αὐτήν καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνή εἰ σὺ εἰ̃ Ιωαβ ὁ δὲ εἰ̃πεν ἐγώ εἰ̃πεν δὲ αὐτω̨̃ ἄκουσον τοὺς λόγους τη̃ς δούλης σου καὶ εἰ̃πεν Ιωαβ ἀκούω ἐγώ εἰμι
18 καὶ εἰ̃πεν λέγουσα λόγον ἐλάλησαν ἐν πρώτοις λέγοντες ἠρωτημένος ἠρωτήθη ἐν τη̨̃ Αβελ καὶ ἐν Δαν εἰ ἐξέλιπον ἃ ἔθεντο οἱ πιστοὶ του̃ Ισραηλ ἐρωτω̃ντες ἐπερωτήσουσιν ἐν Αβελ καὶ οὕτως εἰ ἐξέλιπον
19 ἐγώ εἰμι εἰρηνικὰ τω̃ν στηριγμάτων Ισραηλ σὺ δὲ ζητει̃ς θανατω̃σαι πόλιν καὶ μητρόπολιν ἐν Ισραηλ ἵνα τί καταποντίζεις κληρονομίαν κυρίου
20 καὶ ἀπεκρίθη Ιωαβ καὶ εἰ̃πεν ἵλεώς μοι ἵλεώς μοι εἰ καταποντιω̃ καὶ εἰ διαφθερω̃
21 οὐχ οὑ̃τος ὁ λόγος ὅτι ἀνὴρ ἐξ ὄρους Εφραιμ Σαβεε υἱὸς Βοχορι ὄνομα αὐτου̃ καὶ ἐπη̃ρεν τὴν χει̃ρα αὐτου̃ ἐπὶ τὸν βασιλέα Δαυιδ δότε αὐτόν μοι μόνον καὶ ἀπελεύσομαι ἀπάνωθεν τη̃ς πόλεως καὶ εἰ̃πεν ἡ γυνὴ πρὸς Ιωαβ ἰδοὺ ἡ κεφαλὴ αὐτου̃ ῥιφήσεται πρὸς σὲ διὰ του̃ τείχους
22 καὶ εἰση̃λθεν ἡ γυνὴ πρὸς πάντα τὸν λαὸν καὶ ἐλάλησεν πρὸς πα̃σαν τὴν πόλιν ἐν τη̨̃ σοφία̨ αὐτη̃ς καὶ ἀφει̃λεν τὴν κεφαλὴν Σαβεε υἱου̃ Βοχορι καὶ ἔβαλεν πρὸς Ιωαβ καὶ ἐσάλπισεν ἐν κερατίνη̨ καὶ διεσπάρησαν ἀπὸ τη̃ς πόλεως ἀνὴρ εἰς τὰ σκηνώματα αὐτου̃ καὶ Ιωαβ ἀπέστρεψεν εἰς Ιερουσαλημ πρὸς τὸν βασιλέα
23 καὶ Ιωαβ πρὸς πάση̨ τη̨̃ δυνάμει Ισραηλ καὶ Βαναιας υἱὸς Ιωδαε ἐπὶ του̃ Χερεθθι καὶ ἐπὶ του̃ Φελεθθι
24 καὶ Αδωνιραμ ἐπὶ του̃ φόρου καὶ Ιωσαφατ υἱὸς Αχιλουθ ἀναμιμνή̨σκων
25 καὶ Σουσα γραμματεύς καὶ Σαδωκ καὶ Αβιαθαρ ἱερει̃ς
26 καί γε Ιρας ὁ Ιαριν ἠ̃ν ἱερεὺς του̃ Δαυιδ
Для корректного отображения некириллических текстов желательно установить шрифты Lucida Sans Unicode (для текстов на греческом) и Hirmos (для текстов на церковнославянском). Если Ваш браузер поддерживает технологию CSS3, шрифты будут загружены автоматически.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

12:25 Рождение Соломона, сына Вирсавии, "возлюбленного Ягве" (таков смысл наименования "идидиа") дает уверенность в Божием прощении. И именно Соломона Божий Промысел возведет на престол его отца, по преимуществу перед другими наследниками, опирающимися на более основательные претензии.


13 Авессалом, убийца своего брата, восставший против своего отца - главное лицо семейной драмы Давида (13 20). Эта драма явилась исходной точкой политических кризисов, обнаруживших национальные разногласия и впоследствии поколебавших престиж царской власти.


14:3 Подобно тому, как сделал Нафан (2 Цар 12:1сл), Иоав понуждает царя высказаться, предлагая ему спорный вопрос правосудия.


14:4 Обычное обращение к царю в случаях апелляции.


14:17 "Доброе и худое" - т.е. решительно все (ср 2 Цар 13:22).


15:30 Траурные обычаи (ср 2 Цар 19:5; Иез 24:17), ставшие выражением скорби (Иер 14:3сл; Есф 6:12; Мих 1:8).


16:21 Действие Авессалома представляет собой нечто большее, чем вызывающе дурной поступок: овладевая гаремом своего отца, он утверждает право наследования (ср 2 Цар 3:7).


17:23 Единственный случай самоубийства, упомянутый в ВЗ, за исключением самоубийства воинов, налагающих на себя руки, чтобы не быть захваченными врагами (Суд 9:54; 1 Цар 31:4сл; 3 Цар 16:18; 2 Макк 14:41сл), и совершенно особого случая Самсона (Суд 16:28сл).


2 Цар 21-24


1 и 2 кн Царств в еврейской Библии составляют одну книгу, под названием кн Самуила, которого считали их автором. Разделение на две книги восходит к греч переводу. В нем эти книги названы 1 и 2 кн Царств, и объединены с двумя следующими книгами, получившими название 3 и 4 кн Царств. В Вульгате первые две книги сохранили название книг Самуила (1 и 2), а две последующие называются 1 и 2 кн Царей. По сравнению с другими книгами ВЗ текст этих книг плохо сохранился. Греч перевод LXX довольно далек от евр — однако восходит к прототипу, значительные фрагменты которого найдены в Кумранских пещерах. Существовало, следовательно, несколько еврейских «рецензий» (вариантов) книг Самуила.

В 1 и 2 кн Царств можно различить пять частей: а) Самуил (1 Samuelis 1-7); б) Самуил и Саул (1 Samuelis 8-15); в) Саул и Давид (1 Samuelis 162 Samuelis 1); г) Давид (2 Samuelis 2-20); д) приложения (2 Samuelis 21-24).

Автор этого труда комбинирует или просто располагает в последовательном порядке материалы различного, письменного или устного, происхождения о начале периода монархии. Приведен рассказ о ковчеге Завета и о его захвате филистимлянами (1 Samuelis 4-6), продолжающийся в 2 Samuelis 6. Он обрамлен двумя другими рассказами: 1) о детстве Самуила (1 Samuelis 1-2); 2) о том, как он в качестве последнего из Судей исполнял обязанности правителя; в заключении предвосхищается избавление от ига филистимлян (1 Samuelis 7). Самуил играет первостепенную роль в деле учреждения царской власти (1 Samuelis 8-12). В изложении ее становления уже давно различали две группы преданий: 9—10 1-16; 11 с одной стороны и 8, 10-17-24; 12 — с другой. Первую группу принято называть монархической версией данных событий, а вторую, считавшуюся позднейшей, — «антимонархической». В действительности же обе версии древнего происхождения и отражают лишь две различные тенденции. «Антимонархичность» второй заключается лишь в том, что она осуждает такого рода царскую власть, которая не достаточно считается с суверенной властью Бога. Войны Саула с филистимлянами описываются в гл 13—14, а первая версия об его отвержении дана в 1 Samuelis 13:7-13. Другая версия того же события излагается в гл 15 в связи с войной против амалекитян. Это утверждение подготавливает помазание Давида Самуилом (1 Samuelis 16:1-13). Параллельные и, по-видимому, одинаково древние предания о первых шагах Давида и его столкновениях с Саулом находятся в 1 Samuelis 16:42 Samuelis 1, где часто встречаются повторения. Конец этой истории дан в 2 Samuelis 2-5: Давид в результате правления в Хевроне, войны с филистимлянами и взятия Иерусалима утверждается как царь всего Израиля (2 Samuelis 5:12). В гл 6 автор возвращается к истории ковчега Завета; гл 7 содержит пророчество Нафана, а гл 8 представляет собою редакционное резюме.

С 2 Samuelis 9 по 1 Regum 1-2 рассказана история семьи Давида и ее борьбы за наследование престола; она описана очевидцем в первую половину царствования Соломона и прервана гл 2 Samuelis 21-24, в которых помещены документы различного происхождения, относящиеся к царствованию Давида.

Первая и вторая книги Царств охватывают период, простирающийся от возникновения израильской монархии до конца царствования Давида. Экспансия филистимлян — битва под Афеком (приблиз. в 1050 г) — поставила под угрозу само существование Израиля и принудила его установить монархию. Саул (около 1030 г) выступает сначала как судья, но будучи признан всеми коленами, становится их главою. Так возникает царская власть. Начинается освободительная война, и филистимляне вынуждены возвратиться в свои пределы (1 Samuelis 14); позднейшие столкновения происходят уже на окраинах израильской территории, в Теревинфской долине (1 Samuelis 17) и на Гельвуйской горе (1 Samuelis 28 и 1 Samuelis 31). В этой последней битве, закончившейся полным поражением Израиля, погибает Саул (ок. 1010 г). Национальное единство снова под угрозой: в Хевроне «мужи Иудины» помазали на царство Давида, северные же колена противопоставили ему Иевосфея, потомка Саула, укрывшегося в Заиордании. Но убийство Иевосфея изменяет положение, и весь Израиль признает Давида царем.

2 кн Царств лишь кратко касается политических результатов царствования Давида, хотя они были весьма значительны. Филистимляне были окончательно изгнаны, объединение территории завершилось поглощением хананейских «островков» и, прежде всего, Иерусалима, ставшего политической и религиозной столицей царства. Покорено было все Заиорданье, и Давид распространил свою власть на южную Сирию. Однако после смерти Давида (ок. 970 г) оказалось, что национальное единство не стало еще достаточно прочным. Хотя Давид был царем Израиля и Иуды, они не раз противостояли друг другу: мятеж Авессалома был поддержан северянами, а Сива, из колена Вениаминова, пытался возмутить народ криком: «К шатрам твоим, Израиль!». Раскол уже предчувствовался.

Религиозный смысл этих книг в том, что в них указываются условия и трудности установления теократического порядка на земле. Этот идеал был достигнут при Давиде. До него мы видим неудачу Саула, а после него — нечестивых царей, поведение которых вызвало гнев Божий и привело к национальной катастрофе. С пророчеством Нафана пробуждается мессианская надежда, питаемая обетованиями, данными дому Давидову. Авторы НЗ-ных книг трижды ссылаются на него (Actus 2:30; 2 Corinthios 6:18; Hebraeos 1:5). Иисус — потомок Давида, и наименование «сын Давида», данное ему народом, является признанием Его как Мессии. Отцы Церкви проводили параллель между жизнью Давида и жизнью Иисуса Христа, избранного для спасения всех, царя духовного Израиля и все же, подобно Давиду, гонимого Своими.

В еврейской Библии исторические книги (Иисуса Навина, Судей и Царств) называются «Небиии ришоним». т.е. «Ранние пророки», в противоположность «Поздним пророкам»: Исайе, Иеремии, Иезёкиилю, Даниилу и двенадцати «малым пророкам». Предание приписывало их составление пророкам: Иисусу Навину, Самуилу и Иеремии. Уже само название этих книг свидетельствует о том, что составители не являются историками в древнем и, тем более, современном смысле слова. Они — глашатаи Слова Божия, избравшие главной темой своих книг отношение Израиля с Ягве, его верность или неверность — неверность в особенности — Богу Завета. Приводя примеры из прошлого, они излагают религиозное учение, выступают как пророки и наставники народа. Их интересуют не столько минувшие события, сколько уроки, которые можно из них извлечь.

Однако назидательный характер «Ранних пророков» не лишает их повествование исторической ценности. Составители этих книг опираются на обширный материал первостепенной важности и значения. Это не только устные рассказы и древний эпос, но и биографии великих людей Израиля, написанные вскоре после их кончины, а также государственные летописи Израильского и Иудейского царств, на которые свящ. писатели часто ссылаются (2 Цар 1:18; 3 Цар 11:41; 3 Цар 14:19; ср 2 Пар 27:7).

Исторические книги составляют одно целое, завершенное не ранее 562 г до Р.Х. (4 Цар 25:27). В Библии они следуют непосредственно за Пятикнижием: в конце кн Втор Иисус Навин указан как преемник Моисея, а события кн Ис Нав начинаются как раз на другой день после смерти законодателя Израиля.

Духовный смысл сборника можно кратко сформулировать следующим образом: Ягве, положив начало существованию Своего народа, ведет его по пути восхождения к тому времени, когда Он окончательно воцарится в мире (Царство Божие). Для этого Он отдает Израилю Землю Обетованную, поставляет Давида монархом и обещает его потомку вечную власть в эсхатологическом Царстве. Но в то же время составители исторических книг сурово и беспощадно обличают народ Божий за его неверность Завету. Эта неверность является прямой причиной тех бедствий, которые обрушиваются на Израиль. Таким образом история превращается в урок и предупреждение. Она содержит призыв к покаянию, который с особой силой прозвучал в эпоху плена Вавилонского.

Второзаконие исторически обосновало учение об избранности Израиля и определило вытекающее отсюда его теократическое устройство; вслед затем кн Ис Нав рассказывает о поселении избранного народа в Обетованной Земле, кн Судей излагает чередование отступничеств и помилований, 1 и 2 кн Царств повествуют о кризисе, приведшем к установлению царской власти и подвергшем опасности теократический идеал, который затем осуществляется при Давиде; 3 и 4 кн Царств описывают упадок, начавшийся при Соломоне: несмотря на благочестие некоторых царей, произошел целый ряд отступничеств, за которые Бог покарал Свой народ.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

9:3  Есть сын Ионафана — см. 4:4.


9:4  Лодевар и селения Махировы — в средней части восточного Заиорданья, вблизи бывшей резиденции сына Саулова Иевосфея (2:8-9).


9:8  На такого мертвого пса, т. е. на человека слабого и ничтожного. Ср. 1 Цар 23:15; 26:20.


9:10  Хлеб для пропитания. В данном случае имеется в виду хлеб не столько в буквальном сколько в переносном смысле этого слова, т. е. вообще материальные средства. Содержание столом Мемфивосфей получал при дворе Давида (ср. ст. 11, 13).


10:1  Царь аммонитский Наас (ср. 2 ст.), побежденный Саулом при Иависе Галаадском (1 Цар 11).


10:3  За благодеяние, которое оказал мне отец его. Имеется в виду, быть может, какая-нибудь помощь, оказанная Наасом Давиду во время преследований последнего со стороны Саула.


10:3 Успешные войны Давида (гл. 8) навели страх на его соседей и заставили их опасаться Давида даже там, где он был совсем не опасен для них.


10:6  Беф-Рехов — сирийская область в северных пределах Палестины, недалеко от истоков реки Иордан.


Сува — на северо-востоке от Дамаска, между реками Оронтом и Евфратом.


У царя Маахи. В еврейском тексте и некоторых списках греческого нет добавления «амаликитского». Мааха — сирийская область при подошве горы Большой Ермон, в соседстве с Гессуром.


Истов — область восточного Заиорданья на северо-востоке от Переи.


10:8  У ворот одного из своих городов.


10:16 Упоминаемый здесь Елам — неизвестная в настоящее время область Сирии.


10:17  Всех израильтян, т. е. все народное ополчение израильтян. Народное ополчение при Давиде (288 000 человек) состояло из 12 корпусов (по 24 000 человек в каждом), обязанных собираться полностью только в момент военной опасности для государства, по особому приказу царя; в мирное же время в сборе находился только один из корпусов, отбывая повинность в течение одного месяца и передавая затем свои обязанности следующему корпусу, на следующий месяц. «Таким образом, военная сила Давида составляла середину между постоянной армией и ополчением в строгом смысле этого слова: ополченцы имели навык в военном деле и были лучшими воинами, чем ратники, не державшие никогда в руках другого орудия, кроме плуга и заступа; с другой стороны, бывая на действительной службе только месяц в году, они продолжали свои мирные занятия, не бросали хозяйств» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 177).


11:1  В то время, когда выходят цари в походы, т. е. в наиболее благоприятное для того время года; предполагают (Fr. de Hummelauer) — в месяце нисан, начинавшемся с мартовского новолуния.


Равва аммонитян — столичный город аммонитян, расположенный в южной части восточного Заиорданья. От Раввы аммонитян следует отличать Равву моавитян, расположенную в том же Заиорданье, но много южнее.


11:3  Вирсавия, дочь Елиама и внучка советника Давидова Ахитофела (23:34), жена одного из военных героев Давидова времени (23:39) — Урии Хеттеянина, происходившего из хананейского племени хеттеев (Быт 10:15).


11:16  Знал, что там храбрые люди, которые не отступят перед опасностью и будут бороться до последней возможности.


11:20  Со стены будут бросать на вас стрелы, камни, бревна, горючие вещества и прочее.


11:21 См. Суд 9:53.


11:27  И было это дело — т. е. грехопадение с Вирсавией и содействование смерти Урии.


12:1-7 «Пророк Натан сначала переносит обвинение на прилично выдуманное для сего лицо, потому что иначе смотрим мы на грех других и иначе на собственные худые дела; почему неодинаково и судим о себе и о других. Над другими произносим праведный приговор, — сами же, прегрешая, или совершенно исторгаем из мысли сознание его, или, усматривая грех, находим для него извинение» (Блаж. Феодорит. Толк. на 2 Цар, вопр. 24).


12:6  И за овечку он должен заплатить вчетверо — см. Исх 22:1.


12:8  И дал тебе дом господина твоего (Саула) и жен господина твоего на лоно твое, т. е. предал их в твою полную власть.


12:10  Не отступит меч от дома твоего вовеки. Имеются в виду последовавшие затем нестроения в семейной жизни Давида и в жизни его государства: кровосмешение Амнона с Фамарью, смерть Амнона от руки Авессалома, возмущение и смерть Авессалома, возмущение Адонии, а также несчастья в жизни еврейского народа при преемниках Давида.


12:11  Воздвигну на тебя зло из дома твоего. Последовавшие затем огорчения Давида были причинены людьми наиболее близкими ему (Амнон, Авессалом, Адония).


Возьму жен твоих и пр. — см. 16:20-22.


12:13  И сказал Давид: согрешил я пред Господом. То же сказал некогда (1 Цар 15:24) и Саул, но, как замечает Рамбах, «duo cum dicunt idem, — non est idem». Слова царя и пророка Давида выражали полное сознание им своего падения, жгучее раскаяние в совершенном и несомненную решимость не повторять ошибки. Саул же, как мы заметили выше (см. прим. к 1 Цар 15:24-31), сознавал свой грех, но не чувствовал его.


Выразительным памятником душевных мук согрешившего Давида является его 50 псалом.


12:25  Иедидиа — «Возлюбленный Богом», второе имя сына Давидова — Соломона.


12:26-28 Доведя столичный город неприятелей до необходимости сдаться, Иоав пригласил на поле битвы Давида, дабы доставить ему удовольствие и честь блистательного завершения войны.


13:1  Авессалом был сын Давида от Маахи, дочери гессурского царя Фалмая; Амнон — первенец Давида от Ахиноамы изреелитянки (3:2-3).


13:25  И благословил его совершить свой праздник в отсутствии царя.


13:32  Ионадав — прежний друг убитого Амнона и сообщник его преступления (ст. 3-5). «Кажется странным, каким образом печальная весть могла опередить в страхе бегущих царских сыновей, и думается, что она шла не с места происшествия, а возникла самостоятельно при дворе, и не без намерения в искаженном виде. Ионадав был «очень хитрый», говорит дееписатель, т. е. искусный придворный интриган, готовый на все, как это уже видно из его услуги Амнону. Можно догадываться, что, не получив должной благодарности от Амнона за свое радение ему, он бросил его и перешел на сторону Авессалома, громадное честолюбие которого было ему известно и который более Амнона нуждался в помощниках для исполнения своих смелых замыслов. И вот, когда почти весь двор отправился на праздник к Авессалому, Ионадав остался при царе с заранее обдуманной ролью. В условленное время он секретно распускает ложный слух, что все дети царя избиты. Царь приходит в отчаяние и проклинает Авессалома. Но тотчас является утешитель и говорит: «пусть Господин мой царь не тревожится мыслью о том, будто умерли все царские сыновья; один Амнон умер за то, что обесчестил сестру Авессалома». В данную минуту и это могло показаться величайшим утешением для Давида: его дети воскресли; мертвым остался только один, и то потому, что в самом деле был преступником, остававшимся до сих пор ненаказанным. Авессалом и покарал его» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 209-211).


14:1  Фекоя — на юг от Иерусалима, между Вифлеемом и Хевроном.


14:7  Все родство убитого.


14:9  Царь же и престол его неповинен в предотвращении кровавого возмездия убийце (см. Чис 35; Втор 4:42; 19:3,4; Нав 20:3).


14:11  Помяни, царь, свое обещание и, ради Господа Бога твоего, исполни его, чтобы не умножились мстители за кровь и не погубили сына моего.


14:13  Почему ты так мыслишь против народа Божия, т. е. почему ты, государь, так решительно выступаешь против древнего обычая израильского народа мстить за неповинную кровь убитого кровью убийцы, а сам оказываешься до некоторой степени повинным в том же, так как до сих пор взыскиваешь изгнанием с сына твоего Авессалома за пролитую им кровь брата своего Амнона?


14:14 Если щадит согрешившего и приемлет отверженного сам Бог, то нам ли, ничтожеству, превосходить Его своей строгостью к согрешившим?


14:24  А лица моего не видит — в знак того, что возвращение Авессалома на родину еще не обозначало полного прощения его в совершенном им преступлении.


14:26  Сикль по весу царскому — то же, что сикль «священный», введенный в употребление Моисеем. Вес и стоимость священного сикля равнялись двум древним (меньшего веса и стоимости) сиклям, т. е. священный сикль в отношении веса равнялся 1 лоту, а в отношении стоимости — 86 копейкам (см. Библейскую Археологию архимандрита Иеронима. Т. I, с. 288-289).


14:29 Очевидно, что Иоав хлопотал за Авессалома не столько из преданности к последнему, сколько из желания сделать приятное Давиду (ср. 1-3 ст.).


14:32 Положение опального при дворе, после прежнего почета и ласки, показалось Авессалому труднопереносимым, и он прибег к очень решительным мерам, чтобы увидеть Иоава и упросить его ходатайствовать перед царем о полном помиловании своего виновного сына.


14:33  И поцеловал царь Авессалома — в знак его прощения.


15:1 По смерти Амнона Авессалом оказался в положении старшего сына царя, наиболее вероятного наследника его престола. Нет ничего невероятного в том, что перспектива данного положения играла далеко не последнюю роль в мести брату Амнону.


Дальнейшие действия Авессалома имеют ту цель, чтобы царской пышностью своей обстановки производить на народ наиболее сильное впечатление, а показными достоинствами своего характера привлекать к себе сердца всего Израиля (см. ст. 6).


15:7  По прошествии сорока лет царствования Давида. Предполагают, что сюда вкралась описка. Вместо «сорока лет царствования Давида» читают «четырех лет» со времени возвращения в Иерусалим (или, согласно Иосифу Флавию, со времени полного примирения с отцом, 14:33) Авессалома. В еврейском тексте слов «царствования Давида» нет; западные комментаторы указывают, что их нет и в текстах сирийском и арабском (см. Г. Властов. Священная летопись. Т. IV, изд. 1893 г., с. 138, прим.).


15:12  Гило — город к югу от Хеврона.


15:17  У Беф-Мерхата, в греческом тексте — ἐν οἴκω̨ τω̨̃ μακράν, т. е. в отдаленном жилище. Филиппсон предполагает, что это был загородный дом или дача (Lusthaus). В русском тексте название это оставлено без перевода, как имя собственное. Быть может, Беф-Мерхат был не только дачей, но целой окраиной города, одной из его «слобод».


15:18  Хелефеи и фелефеи — см. прим. к 8:18.


Гефяне — отряд гефских филистимлян, под начальством гефянина Еффея, состоявший на службе у Давида.


15:19  Ты — чужеземец и пришел сюда из своего места для того, чтобы зарабатывать деньги; а потому присоединись туда, где для тебя будет выгоднее.


15:23  Вся земля, весь народ, т. е. все, оставшиеся верными Давиду.


15:28  На равнине в пустыне у реки Иордан.


15:31 Мудрые советы Ахитофела ценились так высоко, как если бы это были советы самого Бога (см. 16:23).


15:32  Архитянин, т. е. житель города Архи, расположенного между Вефилем и Атарофом.


15:33  Будешь мне в тягость, так как вид твоего непритворного горя будет только угнетать меня.


16:1  Сива, слуга Мемфивосфея — см. гл. 9.


16:2  Ослы для царского дома Давида, хлеб и плоды для пищи отрокам, оставшимся верными изгнаннику; а вино для тех из окружающих царя, кто ослабеет от движения в пустыне.


16:3-4 Ср. 19:24-30.


16:5  Бахурим — на пути из Иерусалима к Иордану.


16:10  Господь повелел, т. е. попустил, ему злословить Давида.


16:11  Там больше сын Вениамитянина — из колена прежнего царя Саула.


16:16  Хусий Архитянин — см. 15:32-37.


16:21 «Это должно было быть, с одной стороны, выразительным символом фактического вступления в права низложенного царя, с другой — средством сделать примирение с отцом невозможным, так чтобы и сам Авессалом не мог возвратиться назад, и все взявшие его сторону не могли бы более колебаться между ним и Давидом» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 224).


16:22 См. 12:11-12.


17:8  Отец твой — человек воинственный — сведущий в военном деле; зная возможности неожиданного ночного нападения неприятелей, он не останется ночевать с народом на открытом месте.


17:14  Так Господь судил разрушить лучший совет Ахитофела, чтобы навести (попустить) бедствие на Авессалома. Если бы Авессалом согласился с предложением Ахитофела, то беспорядочная толпа сторонников Давида, утомленная впечатлениями дня и поспешным бегством, несомненно понесла бы полное поражение со стороны свежих, правильно организованных войск Авессалома.


17:16  Не оставайся в эту ночь на равнине, в пустыне реки Иордан, но поскорее перейди через эту реку.


17:17  Они пошли и известили, т. е. пошли, чтобы известить. Слова ибо они не могли показаться в городе Иерусалиме поясняют то, почему Ионафан и Ахимаас ожидали нужных им известий в предместье города, у источника Рогель.


17:18  И увидел их отрок — из числа стражи Авессалома.


17:23 См. прим. к 14 ст.


17:24  Маханаим — город средней части восточного Заиорданья, к югу от Иависа Галаадского.


17:25 Точно так же, как и Иоав, Амессай был племянник Давида, только от другой сестры.


17:27 Евреи восточного Заиорданья держались в стороне от движений в западном Заиорданье и отличались большей верностью данному ими слову или клятве. Верные присяге Саулу, они продолжали быть верными и его сыну Иевосфею, пока сила вещей не побудила их присягнуть Давиду. Присягнув Давиду, галаадитяне хотели быть верными ему до последней возможности.


18:2  И отправил Давид людей — в поход против Авессалома.


18:3 Заботясь о безопасности царя, военачальники имели в виду, вероятно, и то обстоятельство, что отец в войне с сыном не будет обладать хладнокровием, необходимым для руководителя сражения.


18:4  И стал царь у ворот города Маханаим.


18:6 Под лесом Ефремовым некоторые (Гуго Гроций и др.) разумеют то место восточного Заиорданья, где некогда судья Иеффай поразил ефремлян (Суд 12).


18:8  И лес погубил народа больше, чем сколько истребил меч в тот день. Разбитое войско Авессалома бросилось было искать себе защиты в лесу, но здесь было или встречено засадой, или просто рассеяно и истребляемо порознь.


18:17  Все израильтяне — составлявшие войско Авессалома.


18:18 В окрестностях Иерусалима, в долине Иосафата, и по сие время существует памятник, носящий название Гробницы Авессалома. По свидетельству ученых, еврейские раввины с древних времен приказывали родителям непослушных детей водить последних в долину Иосафата, к Гробнице Авессалома, и, рассказав им историю непокорного сына Давидова, заставлять их бросать в памятник камни (Гейки. Святая земля и Библия).


На вопрос о том, почему, заметив выше (14:27), что Авессалом имел трех сыновей и одну дочь, писатель сообщает теперь, что Авессалом поставил себе памятник во увековечение вследствие отсутствия у него сыновей, блаж. Феодорит отвечает: «Справедливо то и другое, ибо вероятно как то, что он рождал детей, так и то, что дети его умирали. Иосиф же ( Флавий ) замечает, что Авессалом сделал это потому, что дети не могли жить долго; здание же могло долее сохранить память о нем» (блаж. Феодорит. Толк. на 2 Цар, вопр. 34).


18:21 Имеется в виду не советник царя Хусий (15:32-37; 17:5-16), а некто иной. По мнению Властова (Священная летопись. Т. IV), вместо «Хусий» следует в данном случае читать «хушит» или «кушит», т. е. поселенец, раб или наемник еврейский «из ефиоплян».


18:24  Между двумя воротами городской стены — внешними и внутренними.


18:25  Если один, то весть в устах его, т. е. если идет один, то это, по всей вероятности, вестник о благополучном ходе военных действий, так как пораженные в бою не идут, а бегут, и притом целыми группами.


18:29 Желая порадовать царя приятной вестью о победе его войска, Ахимаас не решался сообщить отцу о гибели сына.


19:5-7 «Это говорит сам убийца Авессалома, ненавистный Давиду; но в его словах было столько правды и практического благоразумия, что умный царь подавил в себе горе и волнение, встал и вышел к народу на площадь при городских воротах» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 236).


19:8  Израильтяне же, т. е. последователи Авессалома (ср. 18:17).


19:9-10 «Резиденция Давида была теперь в Маханаиме, и фактически Давид был царем только за Иорданом. Евреи по эту сторону Иордана, ставшие на сторону Авессалома, оказались теперь в странном положении. Только что признанный ими царь погиб, а от Давида они отказались и поднимали против него оружие. Давид оказался непобедимым и царствовал за Иорданом, а они, как стадо без пастуха, оказались в положении, подверженном серьезным опасностям. Не было иного исхода, как изъявить покорность Давиду и возвратить его на иерусалимский престол. Первые голоса в пользу Давида раздались в северных коленах» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 237).


19:11-12 «Колено Иудино сохраняло загадочное молчание, не подавая никаких надежд для Давида. Это обстоятельство представляется несколько странным и требует некоторого объяснения». Возможно то предположение, что, не получив от Давида никаких особенных привилегий сравнительно с другими коленами (ст. 42), колено Иуды примкнуло к Авессалому сколько по чувству недовольства Давидом, столько и из ожидания получить желаемые привилегии от Авессалома. «Когда же предприятие Авессалома не удалось, и оставалось только возвратиться к старому порядку вещей, колено Иудино глубже других чувствовало свое заблуждение и стыдилось своего поступка. Его представителям совестно было явиться на глаза Давиду с повинной и с предложением верноподданства, сделавшегося столь сомнительным, и они медлили. Давид понял затруднение своего колена и, все-таки считая его, несмотря на временное увлечение, более верным оплотом своего дома, решился ободрить его кротким приглашением и напоминанием его обязанности» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 237-238).


19:13  Не кость ли ты моя и плоть моя ты? — см. 17:25.


Вместо Иоава навсегда: резкая самостоятельность Иоава и случай явного нарушения им воли своего царя (18:5,9-17), помимо же того, что предметом последней своевольной выходки Иоава было лицо, особенно близкое Давиду, — не могли не оттолкнуть от него Давида.


19:16 См. 16:5-11.


19:17 См. 16:1-4.


19:18-23 См. 16:5-11.


Изо всего дома Иосифова; по тексту LXX-ти: первее всего Исраиля и дому Иосифля. В объяснение того, почему дом Иосифа ставится во главу всего Израиля, см. 1 Пар 5:1.


19:24-28 Ср. 16:1-4.


19:28  Ты посадил раба твоего между ядущими за столом твоим — см. гл. 9.


19:29 Трудно было решить, кто был действительно виноват — Сива ли, или Мемфивосфей. «Во всяком случае Давиду тяжело было слушать униженные речи сына своего друга Ионафана, и он угрюмо прервал Мемфивосфея: «к чему ты говоришь все это?» Находя же свое прежнее распоряжение об отнятии у Мемфивосфея всего имущества в пользу Сивы слишком жестоким, но и не желая отменять его совсем, так как считал донесение Сивы не вполне безосновательным, Давид, чтобы уладить как-нибудь это неприятное дело, прибавил: «я говорю, чтобы ты и Сива разделили поля поровну» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 240-241).


19:31-32 См. 17:27-29.


19:41 «Когда Давид был уже в Галгале и когда явились сюда представители северных колен, они были неприятно поражены тем, что царь был, так сказать, уже дома и более как бы не нуждался в них. Они рассчитывали найти Давида в его заиорданском убежище и обрадовать его своим появлением и торжественным заявлением своих верноподданнических чувств. И вдруг видят царя по эту сторону Иордана, во главе могущественного колена, почти не нуждающегося в их депутации. Разочарование северян перешло в подозрение, а потом и досаду на предупредившее их колено Иуды» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 242).


20:3 См. 16:20-22. Давид постыдным и «законопреступным почитал иметь общение с ними после гнусного общения их с сыном; не сочетал же их ни с кем другим, дабы это не послужило предлогом к похищению верховной власти» (Блаж. Феодорит. Толк. на 2 Цар, вопр. 38), так как по восточным взглядам того времени обладание женой или наложницей царя означало уже некоторое фактическое вступление в права самого царя.


20:4-7 «Давид дал поручение Амессаю созвать ополчение в три дня для подавления мятежа, и этим фактически поставил Амессая главнокомандующим вместо Иоава (19:13). Но Амессай оказался ниже положения, в которое был поставлен. По отсутствию ли распорядительности и энергии, или по холодному приему, сделанному ему народом, как человеку менее авторитетному, чем Иоав, но он не мог выполнить поручения в назначенное время. Между тем медлить было невозможно. И Давид поневоле должен был обратиться к брату Иоава Авессе, чтобы послать его с наличными военными силами за Савеем». К преследующим Савея самовольно примкнул и Иоав. Впрочем Иоав не столько думал об уничтожении мятежа Савея, сколько об устранении из списка живых своего нового соперника при Давиде — Амессая (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 244).


20:14  Авел-Беф-Мааха — город в северных пределах Палестины, вблизи горы Большой Ермон.


20:19  Мать городов в Израиле — см. ст. 18.


20:23  И был Иоав поставлен над всем войском Израильским. «Давид не повторил более попытки лишить его поста главнокомандующего, потому что он был и незаменим, и защищал этот пост с таким демоническим упорством, что лучше было уступить во избежание нового пролития крови» (Я. Богородский. Еврейские цари. С. 246).


О хелефеях и фелефеях — см. прим. к 8:18.


20:24  Иосафат — дееписателем — см. 8:16.


20:25 См. 8:17.


20:26 Выражение Иаритянин некоторые понимают в смысле «из селений Иаира», сына Манассии, лежавших в восточном Заиорданье (см. «Опыт Библейского Словаря собственных имен» протопопа Солярского).


Был священником у Давида, т. е. лицом, через посредство которого престарелый царь совершал многие из своих, религиозных обязанностей при скинии и вне скинии (блаж. Феодорит, Калмет и др.).


Название и разделение книг в Библии. Известные ныне четыре книги Царств в древнем еврейском кодексе священных книг составляли две книги: одна из них (в состав которой входили нынешние первая и вторая книги Царств) называлась «Сефер Шемуель», т. е. «Книга Самуила», так как ее содержанием является повествование о пророке Самуиле и помазанных им на Еврейское царство Сауле и Давиде; другая (в состав которой входили нынешние третья и четвертая книги Царств) называлась «Сефер Мелахим», т. е. «Книга Царей», так как ее содержанием является повествование о последнем общееврейском царе Соломоне и о царях царства Иудейского и царства Израильского. Теперешнее деление означенных книг на четыре явилось прежде всего в греческом переводе LXX-ти, где они получили названия: «Βασιλείων πρώτη (βίβλος)», т. е. «Первая книга Царств»; Βασιλείων δευτέρα — «Вторая книга Царств»; Βασιλείων τρίτη — «Третья книга Царств»; Βασιλείων τετάρτη — «Четвертая книга Царств». Затем оно было усвоено и латинским переводом Вульгатой, где заглавия книг получили такой вид: «Liber primus Samuelis, quem nos primum Regum dicimus» («Первая книга Самуила, которую мы называем Первою книгою Царей»); «Liber secundus Samuelis, quem nos secundum Regum dicimus» («Вторая книга Самуила, которую мы называем Второю книгою Царей»); «Liber Regum tertius, secundum Hebraeos primus Malachim» («Третья книга Царей, по еврейскому счету — Первая книга Мелахим — Царей»); «Liber Regum quartus, secundum Hebraeos Malachim secundus» («Четвертая книга Царей, по еврейскому счету — Вторая книга Мелахим — Царей»).

Впрочем, в каноническом счислении книг Ветхого Завета Православная Церковь удержала древнееврейское деление книг Царств на две книги, соединяя воедино Первую и Вторую книги Царств, а также Третью и Четвертую книги.

Содержание книг Царств. В Первой книге Царств повествуется о пророке и судье еврейского народа Самуиле и о первом еврейском царе Сауле. Во Второй книге Царств повествуется о втором еврейском царе Давиде. В Третьей книге Царств повествуется о третьем еврейском царе Соломоне, о распадении еврейской монархии на два царства — Иудейское и Израильское — и о царях того и другого царства, кончая царем Иосафатом в Иудейском царстве и царем Охозией в Израильском. В Четвертой книге Царств повествуется об остальных царях Иуды и Израиля, кончая ассирийским пленом в отношении Израильского царства и вавилонским пленом в отношении Иудейского царства.

Период истории еврейского народа, обнимаемый повествованием всех четырех книг Царств, превышает 500 лет.

Писатели книг Царств. Первоначальными писателями Первой и Второй книг Царств были пророки Самуил, Натан и Гад (1 Paralipomenon 29:29). Кто-либо из пророков позднейшего времени просмотрел записи Самуила, Натана и Гада, дополнил их (1 Samuelis 5:5; 1 Samuelis 6:18; 1 Samuelis 9:9; 1 Samuelis 27:6; 2 Samuelis 4:3) и придал им объединенный, законченный вид.

Первоначальными писателями Третьей и Четвертой книг Царств были следовавшие за Натаном и Гадом пророки и дееписатели, оставившие после себя записи с приуроченными к ним названиями: «Книга дел Соломоновых» (1 Regum 11:41); «Летопись царей иудейских» (1 Regum 14:29; 1 Regum 15:7.23; 1 Regum 22:46; 2 Regum 8:23); «Летопись царей израильских» (1 Regum 14:19; 1 Regum 15:31; 1 Regum 16:5.14.20.27; 1 Regum 22:39; 2 Regum 1:8; 2 Regum 10:34). Кто-либо из последних ветхозаветных пророков (по свидетельству еврейской и христианской древности — пророк Иеремия), а может быть, и сам великий книжник и собиратель канона ветхозаветных священных писаний Ездра, просмотрел эти записи и привел их в тот вид, в каком они дошли до нашего времени.

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

10:5 Или: сильно стыдились.


10:12 Букв.: сделает хорошее в Его глазах.


10:18 Так в 1 Пар 19:18 и в Лукиановой редакции LXX, масоретский текст: всадников.


11:4 Или: она очистилась от нечистоты и вернулась домой.


11:7 Букв.: к нему.


11:8 Букв.: омой ноги твои.


11:21 В масоретском тексте он назван Еруббешет (слово «бааль», служившее также именем языческого божества, заменено словом «бошет» со значением «стыд»). Ср. Суд 8:29 - 9:57.


12:18 Или: он может что-либо с собой сделать.


12:25 Букв.: возлюбленный Господом.


12:30 Около 34 кг.


12:31 Так по друг. чтению. Ср. 1 Пар 20:3. Масоретский текст: народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы.


13:34 Друг. чтение: по Хоронаимской дороге.


13:39 Или: не гневался больше на Авессалома, или: затосковал по Авессалому.


14:20 Или: представить дело под другим видом.


14:22 Букв.: благословил.


14:26 Чуть более 2 кг.


15:7 Так в LXX, масоретский текст: сорока.


15:8 Или: я послужу / совершу (жертвоприношение) Господу.


15:12 Или: пока он (находился в Святилище и) совершал жертвоприношения.


15:21 Букв.: жив Господь и жив владыка мой царь.


15:27 1 Или: разве ты не провидец; или: провидец, возвращайся…


15:30 Или: Елеонскую гору.


15:32 Хушай из Арки (Ис Нав 16:2) был другом царя (ср. ст. 37, 1 Пар 27:33) - вероятно, один из придворных титулов.


16:3 Букв.: дом Израилев.


16:10 Или (ближе к букв.): что между нами общего?


17:3 Масоретский текст в этом месте не вполне ясен, в LXX: весь народ я приведу к тебе, как невесту к жениху, кроме одного…


17:18 Или: резервуар - высеченная в камне подземная цистерна для сбора дождевой воды.


17:25 LXX: измаильтянина.


17:28 Масоретский текст еще раз добавляет: и жареное зерно.


18:8 Букв.: по всей стране.


18:11 Т.е. 115 г.


18:12 Т.е. около 11,5 кг.


18:13 Или: а ты бы покинул меня.


18:22 Здесь точный смысл масоретского текста не ясен.


19:7 Или: вдохнови. Букв.: поговори к сердцу.


19:12 Букв.: вы кость моя и плоть моя; то же в ст. 13.


19:22 а) Или (ближе к букв.): что между нами общего?


19:22 б) Букв.: что вы становитесь моими противниками сегодня?


19:26 Букв.: твой слуга.


19:28 Букв.: свой.


20:14 Или: и все жители Берима собрались и тоже последовали за ним.


Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Говоря простыми словами Давид, плюнув на все, переспал с понравившейся ему женщиной и отправил ее домой. Когда выяснилось, что она ждет ребенка, царь сначала пытался... 

 

В глазах Иоава скорбь Давида об Авессаломе не только чрезмерна, но и оскорбительна. И всё-таки не только о гибели своего сына сокрушается Давид, но и о расколе в народе... 

 

Грех, совершённый Давидом, не остался без последствий ни для него самого, ни для его дома, зашатавшегося от... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).