Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Синодальный перевод (ru)
Поделиться

Деяния Святых Апостолов, Глава 21,  стихи 17-40

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> 17 Павел в Иерусалиме у Иакова, Павел - узник> 27 Павел схвачен Иудеями в Храме, 37 Защита Павла перед народом
17 По прибытии нашем в Иерусалим братия радушно приняли нас. 18 На другой день Павел пришел с нами к Иакову; пришли и все пресвитеры. 19 Приветствовав их, Павел рассказывал подробно, что сотворил Бог у язычников служением его. 20 Они же, выслушав, прославили Бога и сказали ему: видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они ревнители закона. 21 А о тебе наслышались они, что ты всех Иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих и не поступали по обычаям. 22 Итак что же? Верно соберется народ; ибо услышат, что ты пришел. 23 Сделай же, что мы скажем тебе: есть у нас четыре человека, имеющие на себе обет. 24 Взяв их, очистись с ними, и возьми на себя издержки на жертву за них, чтобы остригли себе голову, и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать закон. 25 А об уверовавших язычниках мы писали, положив, чтобы они ничего такого не наблюдали, а только хранили себя от идоложертвенного, от крови, от удавленины и от блуда. 26 Тогда Павел, взяв тех мужей и очистившись с ними, в следующий день вошел в храм и объявил окончание дней очищения, когда должно быть принесено за каждого из них приношение.
27 Когда же семь дней оканчивались, тогда Асийские Иудеи, увидев его в храме, возмутили весь народ и наложили на него руки, 28 крича: мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввел в храм и осквернил святое место сие. 29 Ибо перед тем они видели с ним в городе Трофима Ефесянина и думали, что Павел его ввел в храм. 30 Весь город пришел в движение, и сделалось стечение народа; и, схватив Павла, повлекли его вон из храма, и тотчас заперты были двери. 31 Когда же они хотели убить его, до тысяченачальника полка дошла весть, что весь Иерусалим возмутился. 32 Он, тотчас взяв воинов и сотников, устремился на них; они же, увидев тысяченачальника и воинов, перестали бить Павла. 33 Тогда тысяченачальник, приблизившись, взял его и велел сковать двумя цепями, и спрашивал: кто он, и что сделал. 34 В народе одни кричали одно, а другие другое. Он же, не могши по причине смятения узнать ничего верного, повелел вести его в крепость. 35 Когда же он был на лестнице, то воинам пришлось нести его по причине стеснения от народа, 36 ибо множество народа следовало и кричало: смерть ему!
37 При входе в крепость Павел сказал тысяченачальнику: можно ли мне сказать тебе нечто? А тот сказал: ты знаешь по-гречески? 38 Так не ты ли тот Египтянин, который перед сими днями произвел возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников? 39 Павел же сказал: я Иудеянин, Тарсянин, гражданин небезызвестного Киликийского города; прошу тебя, позволь мне говорить к народу. 40 Когда же тот позволил, Павел, стоя на лестнице, дал знак рукою народу; и, когда сделалось глубокое молчание, начал говорить на еврейском языке так:

Деяния Святых Апостолов, Глава 22

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел - узник> 37 Защита Павла перед народом, 30 Павел перед Синедрионом
1 Мужи братия и отцы! выслушайте теперь мое оправдание перед вами.
2 Услышав же, что он заговорил с ними на еврейском языке, они еще более утихли. Он сказал:
3 я Иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском, воспитанный в сем городе при ногах Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе, ревнитель по Боге, как и все вы ныне. 4 Я даже до смерти гнал последователей сего учения, связывая и предавая в темницу и мужчин и женщин, 5 как засвидетельствует о мне первосвященник и все старейшины, от которых и письма взяв к братиям, живущим в Дамаске, я шел, чтобы тамошних привести в оковах в Иерусалим на истязание.
6 Когда же я был в пути и приближался к Дамаску, около полудня вдруг осиял меня великий свет с неба. 7 Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?" 8 Я отвечал: кто Ты, Господи? Он сказал мне: "Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь". 9 Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали. 10 Тогда я сказал: "Господи! что мне делать?" Господь же сказал мне: "встань и иди в Дамаск, и там тебе сказано будет всё, что назначено тебе делать". 11 А как я от славы света того лишился зрения, то бывшие со мною за руку привели меня в Дамаск.
12 Некто Анания, муж благочестивый по закону, одобряемый всеми Иудеями, живущими в Дамаске, 13 пришел ко мне и, подойдя, сказал мне: "брат Савл! прозри". И я тотчас увидел его. 14 Он же сказал мне: "Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его, увидел Праведника и услышал глас из уст Его, 15 потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал. 16 Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса".
17 Когда же я возвратился в Иерусалим и молился в храме, пришел я в исступление, 18 и увидел Его, и Он сказал мне: "поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне". 19 Я сказал: "Господи! им известно, что я верующих в Тебя заключал в темницы и бил в синагогах, 20 и когда проливалась кровь Стефана, свидетеля Твоего, я там стоял, одобрял убиение его и стерег одежды побивавших его". 21 И Он сказал мне: "иди; Я пошлю тебя далеко к язычникам".
22 До этого слова слушали его; а за сим подняли крик, говоря: истреби от земли такого! ибо ему не должно жить. 23 Между тем как они кричали, метали одежды и бросали пыль на воздух, 24 тысяченачальник повелел ввести его в крепость, приказав бичевать его, чтобы узнать, по какой причине так кричали против него. 25 Но когда растянули его ремнями, Павел сказал стоявшему сотнику: разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда? 26 Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: смотри, что ты хочешь делать? этот человек — Римский гражданин. 27 Тогда тысяченачальник, подойдя к нему, сказал: скажи мне, ты Римский гражданин? Он сказал: да. 28 Тысяченачальник отвечал: я за большие деньги приобрел это гражданство. Павел же сказал: а я и родился в нем. 29 Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его. А тысяченачальник, узнав, что он Римский гражданин, испугался, что связал его.
30 На другой день, желая достоверно узнать, в чем обвиняют его Иудеи, освободил его от оков и повелел собраться первосвященникам и всему синедриону и, выведя Павла, поставил его перед ними.

Деяния Святых Апостолов, Глава 23

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел - узник> 30 Павел перед Синедрионом, 12 Заговор Иудеев против Павла. Увоз узника в Кесарию
1 Павел, устремив взор на синедрион, сказал: мужи братия! я всею доброю совестью жил пред Богом до сего дня. 2 Первосвященник же Анания стоявшим перед ним приказал бить его по устам. 3 Тогда Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная! ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня. 4 Предстоящие же сказали: первосвященника Божия поносишь? 5 Павел сказал: я не знал, братия, что он первосвященник; ибо написано: "начальствующего в народе твоем не злословь".
6 Узнав же Павел, что тут одна часть саддукеев, а другая фарисеев, возгласил в синедрионе: мужи братия! я фарисей, сын фарисея; за чаяние воскресения мертвых меня судят. 7 Когда же он сказал это, произошла распря между фарисеями и саддукеями, и собрание разделилось. 8 Ибо саддукеи говорят, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа; а фарисеи признают и то и другое. 9 Сделался большой крик; и, встав, книжники фарисейской стороны спорили, говоря: ничего худого мы не находим в этом человеке; если же дух или Ангел говорил ему, не будем противиться Богу. 10 Но как раздор увеличился, то тысяченачальник, опасаясь, чтобы они не растерзали Павла, повелел воинам сойти взять его из среды их и отвести в крепость.
11 В следующую ночь Господь, явившись ему, сказал: дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме.
12 С наступлением дня некоторые Иудеи сделали умысел, и заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла. 13 Было же более сорока сделавших такое заклятие. 14 Они, придя к первосвященникам и старейшинам, сказали: мы клятвою заклялись не есть ничего, пока не убьем Павла. 15 Итак ныне же вы с синедрионом дайте знать тысяченачальнику, чтобы он завтра вывел его к вам, как будто вы хотите точнее рассмотреть дело о нем; мы же, прежде нежели он приблизится, готовы убить его.
16 Услышав о сем умысле, сын сестры Павловой пришел и, войдя в крепость, уведомил Павла. 17 Павел же, призвав одного из сотников, сказал: отведи этого юношу к тысяченачальнику, ибо он имеет нечто сказать ему. 18 Тот, взяв его, привел к тысяченачальнику и сказал: узник Павел, призвав меня, просил отвести к тебе этого юношу, который имеет нечто сказать тебе. 19 Тысяченачальник, взяв его за руку и отойдя с ним в сторону, спрашивал: что такое имеешь ты сказать мне? 20 Он отвечал, что Иудеи согласились просить тебя, чтобы ты завтра вывел Павла пред синедрион, как будто они хотят точнее исследовать дело о нем. 21 Но ты не слушай их; ибо его подстерегают более сорока человек из них, которые заклялись не есть и не пить, доколе не убьют его; и они теперь готовы, ожидая твоего распоряжения. 22 Тогда тысяченачальник отпустил юношу, сказав: никому не говори, что ты объявил мне это.
23 И, призвав двух сотников, сказал: приготовьте мне воинов пеших двести, конных семьдесят и стрелков двести, чтобы с третьего часа ночи шли в Кесарию. 24 Приготовьте также ослов, чтобы, посадив Павла, препроводить его к правителю Феликсу. 25 Написал и письмо следующего содержания:
26 "Клавдий Лисий достопочтенному правителю Феликсу — радоваться. 27 Сего человека Иудеи схватили и готовы были убить; я, придя с воинами, отнял его, узнав, что он Римский гражданин. 28 Потом, желая узнать, в чем обвиняли его, привел его в синедрион их 29 и нашел, что его обвиняют в спорных мнениях, касающихся закона их, но что нет в нем никакой вины, достойной смерти или оков. 30 А как до меня дошло, что Иудеи злоумышляют на этого человека, то я немедленно послал его к тебе, приказав и обвинителям говорить на него перед тобою. Будь здоров."
31 Итак воины, по данному им приказанию, взяв Павла, повели ночью в Антипатриду. 32 А на другой день, предоставив конным идти с ним, возвратились в крепость. 33 А те, придя в Кесарию и отдав письмо правителю, представили ему и Павла. 34 Правитель, прочитав письмо, спросил, из какой он области, и, узнав, что из Киликии, сказал: 35 я выслушаю тебя, когда явятся твои обвинители. И повелел ему быть под стражею в Иродовой претории.

Деяния Святых Апостолов, Глава 24

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел - узник> Павел в Кесарии> 1 . Павел перед Феликсом
1 Через пять дней пришел первосвященник Анания со старейшинами и с некоторым ритором Тертуллом, которые жаловались правителю на Павла. 2 Когда же он был призван, то Тертулл начал обвинять его, говоря:
3 всегда и везде со всякою благодарностью признаём мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром, и твоему попечению благоустроением сего народа. 4 Но, чтобы много не утруждать тебя, прошу тебя выслушать нас кратко, со свойственным тебе снисхождением. 5 Найдя сего человека язвою общества, возбудителем мятежа между Иудеями, живущими по вселенной, и представителем Назорейской ереси, 6 который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону. 7 Но тысяченачальник Лисий, придя, с великим насилием взял его из рук наших и послал к тебе, 8 повелев и нам, обвинителям его, идти к тебе. Ты можешь сам, разобрав, узнать от него о всем том, в чем мы обвиняем его.
9 И Иудеи подтвердили, сказав, что это так.
10 Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал: зная, что ты многие годы справедливо судишь народ сей, я тем свободнее буду защищать мое дело. 11 Ты можешь узнать, что не более двенадцати дней тому, как я пришел в Иерусалим для поклонения. 12 И ни в святилище, ни в синагогах, ни по городу они не находили меня с кем-либо спорящим или производящим народное возмущение, 13 и не могут доказать того, в чем теперь обвиняют меня. 14 Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе и пророках, 15 имея надежду на Бога, что будет воскресение мертвых, праведных и неправедных, чего и сами они ожидают. 16 Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми. 17 После многих лет я пришел, чтобы доставить милостыню народу моему и приношения. 18 При сем нашли меня, очистившегося в храме не с народом и не с шумом. 19  Это были некоторые Асийские Иудеи, которым надлежало бы предстать пред тебя и обвинять меня, если что имеют против меня. 20 Или пусть сии самые скажут, какую нашли они во мне неправду, когда я стоял перед синедрионом, 21 разве только то одно слово, которое громко произнес я, стоя между ними, что за учение о воскресении мертвых я ныне судим вами.
22 Выслушав это, Феликс отсрочил дело их, сказав: рассмотрю ваше дело, когда придет тысяченачальник Лисий, и я обстоятельно узнаю об этом учении. 23 А Павла приказал сотнику стеречь, но не стеснять его и не запрещать никому из его близких служить ему или приходить к нему.
24 Через несколько дней Феликс, придя с Друзиллою, женою своею, Иудеянкою, призвал Павла, и слушал его о вере во Христа Иисуса. 25 И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя. 26 Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его: посему часто призывал его и беседовал с ним.
27 Но по прошествии двух лет на место Феликса поступил Порций Фест. Желая доставить удовольствие Иудеям, Феликс оставил Павла в узах.

Деяния Святых Апостолов, Глава 25

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел - узник> Павел в Кесарии> 1 . Павел перед Фестом, 13 . Фест и Агриппа
1 Фест, прибыв в область, через три дня отправился из Кесарии в Иерусалим. 2 Тогда первосвященник и знатнейшие из Иудеев явились к нему с жалобою на Павла и убеждали его, 3 прося, чтобы он сделал милость, вызвал его в Иерусалим; и злоумышляли убить его на дороге. 4 Но Фест отвечал, что Павел содержится в Кесарии под стражею и что он сам скоро отправится туда. 5 Итак, сказал он, которые из вас могут, пусть пойдут со мною, и если есть что-нибудь за этим человеком, пусть обвиняют его.
6 Пробыв же у них не больше восьми или десяти дней, возвратился в Кесарию, и на другой день, сев на судейское место, повелел привести Павла. 7 Когда он явился, стали кругом пришедшие из Иерусалима Иудеи, принося на Павла многие и тяжкие обвинения, которых не могли доказать. 8 Он же в оправдание свое сказал: я не сделал никакого преступления ни против закона Иудейского, ни против храма, ни против кесаря. 9 Фест, желая сделать угождение Иудеям, сказал в ответ Павлу: хочешь ли идти в Иерусалим, чтобы я там судил тебя в этом? 10 Павел сказал: я стою перед судом кесаревым, где мне и следует быть судиму. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь. 11 Ибо, если я неправ и сделал что-нибудь, достойное смерти, то не отрекаюсь умереть; а если ничего того нет, в чем сии обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую суда кесарева. 12 Тогда Фест, поговорив с советом, отвечал: ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься.
13 Через несколько дней царь Агриппа и Вереника прибыли в Кесарию поздравить Феста. 14 И как они провели там много дней, то Фест предложил царю дело Павлово, говоря: здесь есть человек, оставленный Феликсом в узах, 15 на которого, в бытность мою в Иерусалиме, с жалобою явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его. 16 Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать какого-нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения. 17 Когда же они пришли сюда, то, без всякого отлагательства, на другой же день сел я на судейское место и повелел привести того человека. 18 Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал; 19 но они имели некоторые споры с ним об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив. 20 Затрудняясь в решении этого вопроса, я сказал: хочет ли он идти в Иерусалим и там быть судимым в этом? 21 Но как Павел потребовал, чтобы он оставлен был на рассмотрение Августово, то я велел содержать его под стражею до тех пор, как пошлю его к кесарю. 22 Агриппа же сказал Фесту: хотел бы и я послушать этого человека. Завтра же, отвечал тот, услышишь его.
23 На другой день, когда Агриппа и Вереника пришли с великою пышностью и вошли в судебную палату с тысяченачальниками и знатнейшими гражданами, по приказанию Феста приведен был Павел. 24 И сказал Фест: царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого всё множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь и кричали, что ему не должно более жить. 25 Но я нашел, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему. 26 Я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас, и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать. 27 Ибо, мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него.

Деяния Святых Апостолов, Глава 26

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел - узник> Павел в Кесарии> 1 Павел перед Агриппой
1 Агриппа сказал Павлу: позволяется тебе говорить за себя. Тогда Павел, простерши руку, стал говорить в свою защиту:
2 царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всем, в чем обвиняют меня Иудеи, 3 тем более, что ты знаешь все обычаи и спорные мнения Иудеев. Посему прошу тебя выслушать меня великодушно.
4 Жизнь мою от юности моей, которую сначала проводил я среди народа моего в Иерусалиме, знают все Иудеи; 5 они издавна знают обо мне, если захотят свидетельствовать, что я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению. 6 И ныне я стою перед судом за надежду на обетование, данное от Бога нашим отцам, 7 которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь. За сию-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня Иудеи. 8 Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?
9 Правда, и я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея. 10 Это я и делал в Иерусалиме: получив власть от первосвященников, я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос; 11 и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить Иисуса и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах.
12 Для сего, идя в Дамаск со властью и поручением от первосвященников, 13 среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною. 14 Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна". 15 Я сказал: "кто Ты, Господи?" Он сказал: "Я Иисус, Которого ты гонишь. 16 Но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, 17 избавляя тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя 18 открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными".
19 Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному видению, 20 но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния. 21 За это схватили меня Иудеи в храме и покушались растерзать. 22 Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, 23  то есть что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам.
24 Когда он так защищался, Фест громким голосом сказал: безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия. 25 Нет, достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. 26 Ибо знает об этом царь, перед которым и говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило. 27 Веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь. 28 Агриппа сказал Павлу: ты немного не убеждаешь меня сделаться Христианином. 29 Павел сказал: молил бы я Бога, чтобы мало ли, много ли, не только ты, но и все, слушающие меня сегодня, сделались такими, как я, кроме этих уз.
30 Когда он сказал это, царь и правитель, Вереника и сидевшие с ними встали; 31 и, отойдя в сторону, говорили между собою, что этот человек ничего, достойного смерти или уз, не делает. 32 И сказал Агриппа Фесту: можно было бы освободить этого человека, если бы он не потребовал суда у кесаря. Посему и решился правитель послать его к кесарю.

Деяния Святых Апостолов, Глава 27

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел на пути в Рим> 1 Путь до Крита, 13 Буря, 27 Кораблекрушение
1 Когда решено было плыть нам в Италию, то отдали Павла и некоторых других узников сотнику Августова полка, именем Юлию. 2 Мы взошли на Адрамитский корабль и отправились, намереваясь плыть около Асийских мест. С нами был Аристарх, Македонянин из Фессалоники. 3 На другой день пристали к Сидону. Юлий, поступая с Павлом человеколюбиво, позволил ему сходить к друзьям и воспользоваться их усердием. 4 Отправившись оттуда, мы приплыли в Кипр, по причине противных ветров, 5 и, переплыв море против Киликии и Памфилии, прибыли в Миры Ликийские. 6 Там сотник нашел Александрийский корабль, плывущий в Италию, и посадил нас на него. 7 Медленно плавая многие дни и едва поровнявшись с Книдом, по причине неблагоприятного нам ветра, мы подплыли к Криту при Салмоне. 8 Пробравшись же с трудом мимо него, прибыли к одному месту, называемому Хорошие Пристани, близ которого был город Ласея.
9 Но как прошло довольно времени, и плавание было уже опасно, потому что и пост уже прошел, то Павел советовал, 10 говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни. 11 Но сотник более доверял кормчему и начальнику корабля, нежели словам Павла. 12 А как пристань не была приспособлена к зимовке, то многие давали совет отправиться оттуда, чтобы, если можно, дойти до Финика, пристани Критской, лежащей против юго-западного и северо-западного ветра, и там перезимовать.
13 Подул южный ветер, и они, подумав, что уже получили желаемое, отправились, и поплыли поблизости Крита. 14 Но скоро поднялся против него ветер бурный, называемый эвроклидон. 15 Корабль схватило так, что он не мог противиться ветру, и мы носились, отдавшись волнам. 16 И, набежав на один островок, называемый Клáвдой, мы едва могли удержать лодку. 17 Подняв ее, стали употреблять пособия и обвязывать корабль; боясь же, чтобы не сесть на мель, спустили парус и таким образом носились. 18 На другой день, по причине сильного обуревания, начали выбрасывать груз, 19 а на третий мы своими руками побросали с корабля вещи. 20 Но как многие дни не видно было ни солнца, ни звезд и продолжалась немалая буря, то наконец исчезала всякая надежда к нашему спасению.
21 И как долго не ели, то Павел, став посреди них, сказал: мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда. 22 Теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. 23 Ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь 24 и сказал: "не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою". 25 Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано. 26 Нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров.
27 В четырнадцатую ночь, как мы носимы были в Адриатическом море, около полуночи корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-то земле, 28 и, вымерив глубину, нашли двадцать сажен; потом на небольшом расстоянии, вымерив опять, нашли пятнадцать сажен. 29 Опасаясь, чтобы не попасть на каменистые места, бросили с кормы четыре якоря, и ожидали дня. 30 Когда же корабельщики хотели бежать с корабля и спускали на море лодку, делая вид, будто хотят бросить якоря с носа, 31 Павел сказал сотнику и воинам: если они не останутся на корабле, то вы не можете спастись. 32 Тогда воины отсекли веревки у лодки, и она упала.
33 Перед наступлением дня Павел уговаривал всех принять пищу, говоря: сегодня четырнадцатый день, как вы, в ожидании, остаетесь без пищи, не вкушая ничего. 34 Потому прошу вас принять пищу: это послужит к сохранению вашей жизни; ибо ни у кого из вас не пропадет волос с головы. 35 Сказав это и взяв хлеб, он возблагодарил Бога перед всеми и, разломив, начал есть. 36 Тогда все ободрились и также приняли пищу. 37 Было же всех нас на корабле двести семьдесят шесть душ. 38 Насытившись же пищею, стали облегчать корабль, выкидывая пшеницу в море.
39 Когда настал день, земли не узнавали, а усмотрели только некоторый залив, имеющий отлогий берег, к которому и решились, если можно, пристать с кораблем. 40 И, подняв якоря, пошли по морю и, развязав рули и подняв малый парус по ветру, держали к берегу. 41 Попали на косу, и корабль сел на мель. Нос увяз и остался недвижим, а корма разбивалась силою волн. 42 Воины согласились было умертвить узников, чтобы кто-нибудь, выплыв, не убежал. 43 Но сотник, желая спасти Павла, удержал их от сего намерения, и велел умеющим плавать первым броситься и выйти на землю, 44 прочим же спасаться кому на досках, а кому на чем-нибудь от корабля; и таким образом все спаслись на землю.

Деяния Святых Апостолов, Глава 28

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ АПОСТОЛА ПАВЛА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ> Павел - узник в Иерусалиме, Кесарии и Риме> Павел на пути в Рим> 1 Высадка на остров Мелит, 7 Чудо исцеления отца Публия и других, 16 Павел в Риме и свидетельство Иудеям и язычникам
1 Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит. 2 Иноплеменники оказали нам немалое человеколюбие, ибо они, по причине бывшего дождя и холода, разложили огонь и приняли всех нас. 3 Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, повисла на руке его. 4 Иноплеменники, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек — убийца, когда его, спасшегося от моря, суд Божий не оставляет жить. 5 Но он, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда. 6 Они ожидали было, что у него будет воспаление, или он внезапно упадет мертвым; но, ожидая долго и видя, что не случилось с ним никакой беды, переменили мысли и говорили, что он Бог.
7 Около того места были поместья начальника острова, именем Публия; он принял нас и три дня дружелюбно угощал. 8 Отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его. 9 После сего события и прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы, 10 и оказывали нам много почести и при отъезде снабдили нужным.
11 Через три месяца мы отплыли на Александрийском корабле, называемом Диоскуры, зимовавшем на том острове, 12 и, приплыв в Сиракузы, пробыли там три дня. 13 Оттуда отплыв, прибыли в Ригию; и как через день подул южный ветер, прибыли на второй день в Путеол, 14 где нашли братьев, и были упрошены пробыть у них семь дней, а потом пошли в Рим. 15 Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц. Увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился.
16 Когда же пришли мы в Рим, то сотник передал узников военачальнику, а Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его.
17 Через три дня Павел созвал знатнейших из Иудеев и, когда они сошлись, говорил им: мужи братия! не сделав ничего против народа или отеческих обычаев, я в узах из Иерусалима предан в руки Римлян. 18 Они, судив меня, хотели освободить, потому что нет во мне никакой вины, достойной смерти; 19 но так как Иудеи противоречили, то я принужден был потребовать суда у кесаря, впрочем не с тем, чтобы обвинить в чем-либо мой народ. 20 По этой причине я и призвал вас, чтобы увидеться и поговорить с вами, ибо за надежду Израилеву обложен я этими узами. 21 Они же сказали ему: мы ни писем не получали о тебе из Иудеи, ни из приходящих братьев никто не известил о тебе и не сказал чего-либо худого. 22 Впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят.
23 И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им учение о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков. 24 Одни убеждались словами его, а другие не верили. 25 Будучи же не согласны между собою, они уходили, когда Павел сказал следующие слова: хорошо Дух Святый сказал отцам нашим через пророка Исаию:
 
26 "пойди к народу сему и скажи:
слухом услышите, и не уразумеете,
  и очами смотреть будете, и не увидите.
 
27 Ибо огрубело сердце людей сих,
  и ушами с трудом слышат,
    и очи свои сомкнули,
    да не узрят очами, и не услышат ушами,
  и не уразумеют сердцем,
и не обратятся,
  чтобы Я исцелил их".
 
28 Итак да будет вам известно, что спасение Божие послано язычникам: они и услышат. 29 Когда он сказал это, Иудеи ушли, много споря между собою.
30 И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, 31 проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

21:18 Здесь в последний раз до Деян 27гл. Лк употребляет местоимение "мы": он сопутствовал Павлу в Иерусалим и будет сопровождать его из Кесарии в Рим.


21:20 "Ревнители закона" - для себя и для других (ср. Деян 11:2; Деян 15:15; Гал 2:12; Гал 5:1сл.).


21:21 "Учишь отступлению от Моисея" - слушая Павла, можно было прийти к заключению, что Моисеев закон не дает иудею никакого преимущества перед язычником, ибо вера - единственный источник оправдания (Рим 1:6; Рим 3:22). Но, излагая это учение, Павел желал освободить новообращенных язычников от соблюдения второстепенных предписаний закона (см Гал 2:11сл.), а не внушать благочестивым иудеям, что они больше не должны обрезывать своих детей.


21:23-24 Заплатить за бедняков, приносящих в Храме обет, считалось в Иудее актом благочестия (И. Флавий. Древности, XIX, 6, I). Сделав это, Павел доказал бы перед всеми свое уважение к отеческим традициям и отвел бы от себя обвинение в отступничестве.


21:27 "Когда же семь дней оканчивались" - дни, посвященные обрядам очищения.


21:28 Подобные же обвинения были предъявлены Стефану (Деян 6:11-14) и Самому Господу Иисусу (Мф 26:61; Мф 27:40). "И эллинов ввел в храм" - доступ во внутренний двор храма был воспрещен язычникам под угрозою смертной казни.


21:30 Желавшие убить Павла боялись осквернить храм пролитой кровью.


21:31 Над северо-западным углом храма возвышалась крепость Антония, занятая отрядом римского войска под начальством военного трибуна Клавдия Лисия. Две лестницы вели из крепости вниз на храмовую площадь.


21:38 "Четыре тысячи человек разбойников" (греч "andraV twn sikariwn" - букв, мужей сикариев) - крайние иудейские националисты, прибегавшие к террору. Об этом восстании упоминается у Флавия Иосифа.


21:40 "На еврейском языке" - точнее, на арамейском диалекте, т.к. на древнееврейском больше не говорили со времени возвращения из Плена.


22 В Деян содержатся три защитительные речи Павла: перед иудейской толпой в Иерусалиме (Деян 22), перед прокуратором Феликсом (Деян 24) и перед царем Агриппой (Деян 26). Произнося их, Павел умело учитывает особенности своей аудитории (см Деян 9:1). Здесь он выказывает себя благочестивым иудеем, раскрывая несостоятельность предъявленных ему обвинений.


22:4 "Я даже до смерти гнал последователей сего учения", точнее: я на этот путь (т.е. на Церковь, ср. Деян 9:2) воздвиг смертельное гонение.


22:12 "Анания, муж благочестивый по закону" - Павел характеризует Ананию как благочестивого иудея, не сообщая, что он стал христианином (Деян 9:10).


22:14 "Праведника" - Иисуса (ср. Деян 3:14; Деян 7:52).


22:16 Господь явил благоволение Савлу, вернув ему зрение; поэтому прямой долг прозревшего - немедленно исповедать веру в Иисуса и принять крещение во оставление грехов.


22:17 "Пришел я в исступление" - см Деян 10:10.


22:20 Павел удивляется, как иудеи могут не принять свидетельства о Христе из уст того, кто еще недавно был одним из самых яростных Его гонителей. Этот ответ спасенного своему Спасителю выражает одновременно сердечное сокрушение о ранее соделанном и самоотверженную решимость отныне служить Ему.


22:21 "Я пошлю тебя далеко к язычникам" - этими словами Христос как бы возводит Павла в достоинство апостола (ср. Гал 1:1; 1 Кор 9:1; 2 Кор 12:11-12), в частности, апостола язычников (Гал 1:16; Гал 2:7-8; Рим 1:5; Рим 11:13; Рим 15:16, Рим 15:18; Еф 3:6-8и др.), хотя в Деян (за искл. Деян 14:4; Деян 14:14) титул апостола обычно применяется только к Двенадцати.


22:22 "За сим подняли крик" - в словах апостола о том, что он идет с проповедью к язычникам, иудеи усмотрели подтверждение своих подозрений об измене Павла отеческому закону.


22:25 Ср. Деян 16:37.


22:30 Как Христос предрек своим ученикам (Мф 10:17-18= Мк 13:9-10; Лк 21:12), Павел должен будет предстать перед синедрионом (Деян 22:30-23:10), перед "правителями" (Феликсом, Деян 24), "царями" (Агриппой, Деян 25-26).


23:2 Первосвященник "Анания" был впоследствии убит за деяния, несовместимые с его саном, во время гражданских смут 66 года. Флавий характеризует его как человека "гордого и грубого" (Древн XX, 8).


23:3 Как ни прочна на вид глиняная стена, выбеленная под цвет камня, она не сможет устоять при сильном ветре (Иез 13:10-15); так и могущество властителя неправедного продержится недолго.


23:6 Зная о распре в синедрионе между саддукеями (к числу которых принадлежали первосвященники) и фарисеями, Павел желает привлечь на свою сторону последних; он объявляет себя фарисеем и указывает, что его проповедь о воскресении мертвых - главная причина ненависти к нему саддукеев.


23:8 "Нет воскресения, ни ангела, ни духа" - учение о воскресении (2 Мак 7:9) и ангелах (Тов 5:4) вошло в иудаизм в сравнительно позднюю эпоху.


23:12-15 Вероятно, имеются в виду члены общества террористов-сикариев, которые в это время стали беспощадно расправляться со всеми, кто, по их мнению, шел против Закона. "Заклялись" - обязались, призвав на себя проклятие Божие, если они этого не исполнят.


23:24 "Правителю Феликсу" - Антоний Феликс, живший в Кесарии, был прокуратором Иудеи с 52 по 59 или 60 г. Согласно свидетельству Тацита (Ист 5 9), он был дурным и несправедливым правителем.


23:29 Лк приводит утверждения о невиновности Павла (ст. Деян 9; Деян 25:18; Деян 25:25; Деян 26:31; Деян 28:18), подобно тому как он приводил свидетельства о невиновности Христа (см Деян 3:13; Деян 13:28; Лк 23:14-15, Лк 23:22).


23:35 "В Иродовой претории" - дворец, построенный Иродом Великим и ставший резиденцией римского прокуратора.


24:5 "Представителем Назорейской ереси" (евр "ноцрим") - таково было одно из названий христианства, по имени его Основателя Иисуса Назарянина (не смешивать с назореями, или назиритами ВЗ, см Мф 2:23). Римляне рассматривали христианство как иудейскую секту.


24:10-21 Павел отвергает обвинение в подстрекательстве к мятежу и в осквернении храма (ст. Деян 5:17-19); он объясняет, почему принадлежит к "назорейской секте", что отнюдь не мешает ему быть верным иудаизму (ст. Деян 24:14-16), и утверждает, что на заседании синедриона его не смогли уличить в какой-либо неправде (ст. Деян 24:20-21).


24:14 "Веруя всему, написанному в законе и пророках" - сохраняя эту веру, Павел видит в христианстве осуществление вековых обетований, содержащихся в св. Писании иудаизма. Отвергая Христа, иудеи отказываются от своей собственной религиозной традиции (ср. речь Павла перед Агриппой в гл. Деян 26, традиционный аргумент пророчеств Деян 2:23; Деян 3:24и утверждения Павла в посл, к Рим Рим 1:2; Рим 3:31; Рим 10:4; Рим 14:25; 1 Кор 15:3-4; Гал 3и др.).


24:15 "Чего и сами они ожидают" - фарисеи (ср. Деян 23:6).


24:17 "Приношения" - жертвы, принесенные Богу (ср. Деян 21:24; Деян 21:26).


24:22 "Феликс" - пропущены слова: "имея более точные сведения о пути" (т.е. об учении христиан). В Кесарии слышали о Христе от Филиппа диакона; там уже существовала христианская община. Феликс осведомлен о новом учении и видит, что подсудимый невиновен; но, желая угодить иудеям и надеясь получить деньги за освобождение узника, оставляет Павла под стражей до приезда в Кесарию трибуна Лисия.


24:24 Друзилла - дочь Ирода Агриппы Первого, сестра Агриппы Второго и Вереники (Деян 25:13), оставила своего супруга Азиза, царя Емесы, чтобы выйти замуж за Феликса.


24:25 "Феликс пришел в страх" - Феликс испугался, так как находился в незаконном браке и вел безнравственный образ жизни; так же бесстрашно обличал Ирода Иоанн Креститель.


24:26 Феликс знал, что Павел принес щедрые пожертвования в Иерусалим и имел зажиточных друзей. Он обходится с ним милостиво, рассчитывая на выкуп.


24:27 "По прошествии двух лет" (греч "dietia") - здесь, по-видимому, юридический термин: максимальный срок предварительного заключения. По истечении этого срока Павел должен был быть освобожден, так как вина его не была подтверждена. Очевидно, то же произошло в Риме.


25:9-11 Фест признает, что дело Павла, обвиняемого иудеями в нарушении закона, выходит за сферу его компетенции, и предлагает передать это дело на рассмотрение синедриона, обещая Павлу присутствовать при судебном разбирательстве. Но Павел, пользуясь своим правом римского гражданина, требует перенесения судебного следствия в Рим.


25:13 Агриппа II, сын Агриппы I, получил от императора Клавдия царский венец и земли, прежде подвластные Филиппу и Лисию (Лк 3:1). Он был всецело предан римлянам и поспешил посетить нового прокуратора Феста со своей сестрой Вереникой, которая покинула своего мужа Ирода, царя Халкиды, и вернулась к брату.


25:21 "На рассмотрение Августово" - т.е. на суд кесаря в Рим. "Августом", как и "кесарем", называли правящего императора. С 54 по 68 гг. императорский престол занимал Нерон.


25:26 "Государю" (греч "kuriw") - император считался обладателем абсолютной и всемирной царской власти, приравнивающейся в какой-то мере к власти божественной.


26:1 В защитительной речи перед Фестом и Агриппою Павел, определив свое отношение к иудейству (Деян 26:2-8) и христианству (Деян 26:9-18), обосновывает свое обращение ко Христу и свою проповедническую деятельность в целях всеобщего спасения.


26:6 "За надежду на обетование" - апостол имеет в виду обетование о пришествии Мессии.


26:7 "Двенадцать колен" - традиционное обозначение всего народа израильского, который, по словам апостола, служа Богу, ждет обетованного Им мессианского Царства и воскресения мертвых.


26:14 "Идти против рожна" - см прим к Деян 9:5; греческая поговорка, смысл которой: сопротивляться силе бесполезно.


26:18 Павел описывает свою миссию с помощью выражений, характеризовавших пророческие миссии Иеремии и Отрока-Раба Господня (Ис 52-53). "Обратились от тьмы к свету" - в Деян 9:17-18Павел переходит от тьмы к свету; в гл. Деян 22:16он очищается от своих грехов, принимая крещение. Теперь он должен передавать свой опыт другим. "Жребий с освященными" - блаженство вечное.


26:22 Здесь снова (ср. Деян 14:24) Павел говорит, что христианство есть осуществление ВЗ-ных пророчеств.


26:28 Агриппа находится под впечатлением слов Павла, но отвечает двусмысленно: его слова могут быть приняты и за одобрение Павла, и за шутку. Слово "христианин" могло обозначать принадлежность к секте Христа (ср. Деян 11:26) и быть насмешливым прозвищем.


27:1 "Плыть нам" - Лк опять сопровождает Павла и ведет дневник путешествия; оно началось в 60 г. и закончилось в 61 г. Путь вел из Малой Азии через острова Крит и Мальту (Мелит) на Путеолы (близ Неаполя). По римскому обычаю обвиняемый приходил на суд со своими друзьями и сторонниками. Кроме Лк Павел взял с собой Аристарха (ср. Деян 19:29; Деян 20:4; Кол 4:10; Флм 1:24).


27:9 "Пост" - так назывался день очищения (умилостивления, по-евр "Йом-Киппур"), единственный день в году, когда иудеи должны были поститься по предписанию закона (Лев 16:29-31). Он праздновался в период осеннего равноденствия. С этого дня мореплавание обычно прекращалось на зимний период.


27:14 "Эвроклидон" (букв: "вздымающий широкие волны") - название сильного норд-оста.


27:17 "Боясь, чтобы не сесть на мель" - букв: боясь быть отнесенным на Сирт. Сирт (Большой и Малый) - два залива у песчаного берега северной Африки, опасные своими мелями. Спустили парус - точнее, плавучий якорь (по всей вероятности, тяжелая доска с грузом, которую спускали с кормы для замедления хода корабля).


27:19 "Побросали с корабля вещи" - точнее, оснастку корабля.


27:24 "Предстать пред кесарем" - перед императорским судом, а не перед самим Нероном.


27:27 "В Адриатическом море" - Ионическое море (между Критом и Сицилией) именовалось также и Адриатическим, так как его можно рассматривать как южную часть Адриатики.


27:28 "Двадцать сажен" - сажень у греков имела 6 футов длины; 20 сажен равны 37 метрам, 15 сажен - 27 3/4 метра.


27:35 "Он возблагодарил Бога" - всякий иудей перед вкушением пищи благословлял Бога.


27:42 "Согласились" - сговорились. Воинам грозила смертная казнь, если бы они допустили бегство узников.


28:4 "Суд Божий" (греч "dikh") - олицетворение божественного правосудия.


28:11 На носу корабля были изображены Диоскуры (юные сыны Зевса), взятые, согласно легенде, на небо и образовавшие на небосводе созвездие Близнецов. По языческому верованию, они спасали мореплавателей в бурю.


28:14 Итак, в Путеолах уже существовала христианская община.


28:15 "До Аппиевой площади и Трех Гостиниц" - до Аппиева Форума и Трех Таверн. Форум Аппия - селение на Аппиевой дороге, в 40 милях от Рима. Три Таверны - другое селение, в 33 милях от столицы империи.


28:16 "Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его" - своего рода домашний арест, называемый "custodia militaris" (военная охрана): заключенный избирает себе местожительство, но его правая рука всегда скована цепью с левой рукой солдата, который его стережет.


28:17-20 Павел пожелал сразу же урегулировать свои отношения с римскими иудеями: он кратко сообщает о своем судебном процессе и утверждает в последний раз свою верность иудаизму.


28:23 И в Риме Павел обращается прежде всего к иудеям (ср. Деян 13:5; ср. также с его первой проповедью в Антиохии Писидийской Деян 13:15-41).


28:26-27 Приводя слова пророка Исаии (Ис 6:9-10), Христос обличал жестокосердие еврейского народа. Павел предлагает римским иудеям поразмыслить: не заслуживают ли они подобного обличения (ср. Мф 13:14; Мк 4:12; Лк 8:10).


28:28 "Они и услышат": стих "OTH Когда он сказал это, иудеи ушли, много споря между собою Деян 28:29" отсутствует в древнейших рукописях Деян.


28:31 Лк заканчивает свое повествование о Деяниях апостолов кратким рассказом о пребывании апостола язычников в центре языческого мира. Проповедь "апостола народов" в Риме есть как бы кульминация его трудов; она символизирует путь Евангелия от Иерусалима до столицы тогдашнего мира. Однако конец Деян производит впечатление прерванного рассказа. Павел смог выполнить свое намерение посетить западную окраину Европы, Испанию (Климент Римский, 5 17). Гонение 64 г. не застало его в Риме. Он снова обошел свои восточные Церкви (см Тит 1:5; Тит 3:12; 1 Тим 1:3). Сведения 2 Тим 1:8; 2 Тим 1:16-17; 2 Тим 2:9; 2 Тим 4:6-8содержат указание на то, что апостол был вторично арестован в Риме и что на этот раз он не надеялся на оправдание. Друзья уже не окружали его, как прежде. Он был почти один; с ним оставался лишь Лука. Как римского гражданина Павла приговорили к отсечению головы (Евсевий Церк История, II, 25). По преданию апостол был казнен неподалеку от Рима у Остийской дороги. Наиболее вероятной датой его кончины принято считать конец правления Нерона (67 г.).


Содержание Деяний может быть кратко выражено словами из службы Восточной Церкви в день праздника первоверховных апостолов: "Какие похвальные венцы сплетем Петру и Павлу, одному как бывшему апостолов начальнику, другому как больше всех потрудившемуся ".



Книга «Деяний» является продолжением Евангелия от Лк. Обращена она, как и третье Евангелие, к некоему Феофилу (Lucam 1:1-4; Actus 1:1). Автором этих книг церковное предание уже во II веке (Канон Мураторий, составленный в Риме ок. 175 г, Ириней Лионский, Тертуллиан, Климент Александрийский и Ориген) называет евангелиста Луку. Сравнительный анализ языка и стиля третьего Евангелия и «Деяний» подтверждает, что они принадлежат одному и тому же автору. Хотя книга носит название «Деяния апостолов», в ее первых главах в основном повествуется о деятельности ап. Петра, а во второй части книги более подробно рассказывается о деяниях ап. Павла, спутником которого Лука был во время его второго и третьего путешествия (Actus 20:6 сл). Завершая повествование (Actus 28:30), автор сообщает о двухлетнем заключении ап. Павла в Риме (в 61-63 г), что помогает определить дату написания книги. Евангелие от Марка обычно датируют 64 г., Ев. же от Лк и Деян были написаны позднее, но, вероятно, до разрушения Иерусалима в 70 г., ибо в Деян упоминаются отдельные здания города: притвор Соломонов (Actus 3:11) и крепость Антония (Actus 21:34; Actus 22:24). По свидетельству ев Иеронима кн Деян была написана в Риме. Автор (см предисловие к Ев от Лк) несомненно был очевидцем многих из описываемых им событий и тщательно собирал сведения об остальных: о деятельности Петра и Филиппа, с которым он виделся в Кесарии (Actus 8:4-40), о возникновении общины в Антиохии и т.д. Об обращении Савла на пути в Дамаск и первом периоде его проповеднической деятельности он узнал несомненно от самого апостола. Продолжая изложение НЗ-ных событий со дня вознесения Господня, Лк во второй своей книге показывает, как под действием Св. Духа, сошедшего на апостолов в Иерусалиме, христианское благовестив быстро распространилось по всем областям римской империи. Согласно слову Господню к апостолам: «Вы будете Мне свидетелями во Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Actus 1:8), Лк рисует возрастание Церкви сначала среди иудеев (Actus 1:4-8:3) и затем среди язычников (Actus 8-28), для которых распространение учения Христова явилось свидетельством его божественного происхождения.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

21:18  С нами — т. е. со спутниками, в числе коих был дееписатель. К Иакову — брату Господню, епископу иерусалимскому (12:17; 15:13 и далее). О других апостолах не упоминается, очевидно, потому, что они были с проповедью в других странах. Зато приходят все пресвитеры (см. прим. к 11:30 и паралл.), составив особое торжественное собрание представителей церкви, по случаю прибытия в Иерусалим великого «апостола языков».


21:19 «Опять рассказывает им о случившемся у язычников, не из тщеславия (да не будет!), но дабы показать Божие человеколюбие и исполнить их великой радости» (Иоанн Златоуст).


Служением его — нарочитое указание особенного призвания Павла на дело апостольства именно среди язычников.


В это же время, одновременно приветствовав иерусалимскую церковь от лица не только себя, но и многочисленных устроенных им церквей из язычников, апостол вручил на нужды иерусалимской церкви собранное им и его сотрудниками пособие (см. к 19:21; 20:1-4).


21:20  Прославили Бога, чем признали и великое достоинство дела Павлова среди язычников. Но в то же время Иаков и пресвитеры не скрывают от него неблагоприятного о нем мнения христиан из иудеев, полагавших, что обращение к Евангелию не обязывает их к отмене формальности и обрядов, предписанных законом. Эти убеждения ревнителей закона, с которыми требовалась особенная осторожность и постепенность введения их в царство христианской свободы духа, возбудили немалое предубеждение против Павла, считавшего царство закона закончившимся, и тем из иудеев, которые были способны и склонны возвыситься до такого же понимания, советовал жить вполне по Евангелию. Это «предупреждение» исторического развития идей христианства, имевшее столько добрых плодов среди язычества, не могло не явиться предметом раздора в иудействе, в котором надо было преодолеть инерцию столь возбужденного за последнее время тяготения к исконным святыням, обычаям и правилам Моисеева закона.


Видишь, брат — выражение любви и дружеского благопожелания.


Сколько тысяч уверовавших Иудеев — не только иерусалимских, но и иногородних, коих, по обычаю, стеклось в это время, вероятно, множество в Иерусалим. Уже 20 с лишком лет тому назад их насчитывалось до 8 000 человек (2:41; 4:4). Теперь число их тем более давало право сказать об их множественной неопределенности — сколько тысяч!


Все они ревнители закона. Хотя апостольский собор и выработал строго определенные минимальные требования для христиан из язычников, однако, апостолы, как видно, долго еще допускали привычную приверженность иудеев-христиан к ветхозаветному богослужению, руководясь мудрою осторожностью, которую признавал сам апостол языков, когда, снисходя к «слабым», признавал за ними право соблюдать некоторые обряды, и «сильных» убеждал не соблазнять слабых равнодушным нарушением требований закона. Сам епископ иерусалимский Иаков был, по преданию, строгий законник, чем много способствовал примирению иудеев с другими новыми для них явлениями и верованиями христианства.


21:21  О тебе наслышались они, точнее — научены, греч. κατηχήθησαν, подучены — особо враждебными к Павлу иудействующими учителями (15:1-2,4), с извращением фактов и сути дела, как видно из дальнейшего. В том виде, как пущено было в народе обвинение Павла, оно было явной клеветой. Суть его учения состояла вовсе не в том, чтобы лишь учить отступничеству от закона Моисеева и его обычаев, возбуждая к ним унижение, презрение, свойственное отступничеству. Учение Павла настаивало лишь на том, что главное — вера во Христа, а закон Моисеев — дело несущественное для христианина. Это было признано, хотя более осторожно, и на апостольском соборе, освободившем веровавших от ига закона Моисеева: отсюда более, чем естествен, был вывод, что, если язычники, освобожденные от этого ига, спасутся, то и иудей, сложивший с себя то же иго, спасется. Закон тут не важен: и с соблюдением его можно спастись, и не соблюдая его, столь же можно спастись; значит, хочешь — соблюдай, хочешь — нет. В частности, на примере Тимофея, подвергнутого обрезанию Павлом, последний дал убедительнейшие доказательства того и другого отношения к закону в себе самом, чем ясно опровергается лукавое подущение и клевета, будто Павел — отступник от закона и других учит отступничеству.


21:22-24 Зная это, в случае нужды, двоякое отношение Павла к закону, Иаков и пресвитеры и предлагают ему вновь дать уверения пред лицом всего народа в своем уважении к закону — через совершение над собою обряда очищения, с установленными на сей случай обычаями, что Павел охотно и исполнил, нисколько не вопреки своим убеждениям.


21:23  Есть у нас — в нашей среде, среди христиан из иудеев.


Имеющие на себе обет — из дальнейшего (острижение главы) видно, что это был обет добровольного назорейства (Чис 6 гл.; ср. Деян 18:18). Обыкновенно он давался на 30 дней, но срок его мог быть уменьшен и до семи дней. Сущность обета — воздержание от вина и всего, что приготовляется из винограда; внешнее выражение — неострижение волос до окончания дней обета. Все это вполне сообразно с христианским духом и христианскою жизнью, при вере во Иисуса Христа.


21:24  Взяв их, очистись с ними. Прими участие вместе с ними в установленных законом обрядах очищения, состоявших в омовении, молитве и особом приношении (Ин 11:55), совершаемых иудеями пред большими праздниками. Не ясно, должен ли был Павел прежде этого принять на себя хотя однодневный обет назорейства, или имелось в виду просто только дать свидетельство о ревностном почтении к закону — принятием на себя издержек за бедных назореев, что было вполне достаточно для такового засвидетельствования, по мнению иудеев (Иосиф Флавий. Иудейские древности XIX, 6, §1; Иудейская война II, 15, §1).


Чтобы остригли себе голову — в знак окончания обета волоса остригались и сжигались в жертвенном огне (Чис 6:13-20).


Продолжаешь соблюдать закон. Этим вовсе не дается совета лицемерной исполнительности всех предписаний Моисеева закона. Достаточно хотя малого участия в исполнении его малой части, насколько требовало опровержение клеветы, будто Павел учит отступничеству и унижает весь закон Моисеев. Дух христианской свободы не нарушался добровольным исполнением не противных ему предписаний прежнего богодарованного закона, пока это было нужно из снисхождения к немощным и для их спасения (1 Кор 9:20).


21:25  А об уверовавших язычниках мы писали. Напоминается письмо с определением апостольского собора — для уверения, что это постановление непоколебимо сохраняет свою силу, и что совет, предлагаемый Павлу, есть лишь дело мудрой предусмотрительности и снисхождения к немощной совести братии из иудеев. «Как мы заповедали им (христианам из язычников) это, хотя проповедуем иудеям, так и ты, хотя проповедуешь язычникам, поступай здесь согласно с нами. Не бойся!» (Иоанн Златоуст, Феофилакт).


21:26-27  Объявил, т. е. священникам — об окончании дней обета, чтобы они совершили установленные обряды.


«Павел же, смотри, послушался их и сделал все (предложенное) и не медлит, но, показывая свое послушание на деле, тотчас берет тех, с которыми намеревался совершить очищение, — так пламенно он разделял эту предусмотрительность!..» (Иоанн Златоуст).


Семь дней оканчивались, семь дней обета еще не закончились, и Павел не успел, как видно, совершить предположенного очищения, неожиданно предупрежденный бурным возмущением против него иудеев, увидавших и узнавших его в храме.


Возмущение произвели, или начали, Асийские Иудеи, т. е. жившие в Проконсульской Азии (см. к 16:6 и далее), и именно в Ефесе и его окрестностях (ср. ст. 29). Это были не христиане из иудеев, а неверующие иудеи, от которых он столько терпел всюду на местах своей проповеди, преследуемый ими по пятам (19:9; 1 Кор 16:9; ср. Деян 14:19 и др.).


21:28 «Кричащее» обвинение Павла имеет характер той же клеветы, как и в 21 ст., учит против народа и закона и места сего (т. е. храма, ср. 6:13-14). Обвинение преувеличенное, с извращением самой сути проповеди апостольской, имевшей совершенно другие возвышенные цели, вовсе не исчерпывающиеся такими отрицательными сторонами, как проповедь против народа, закона и храма. Зато для возбуждения толпы это было самое действительное и сильное средство. Само по себе страшное и достаточное, это обвинение подкрепляется новым, представлявшим, так сказать, фактическое доказательство и рассчитанным на возбуждение. Это — введение во храм эллинов, т. е. язычников, причем множественное число берется вместо единственного (ст. 29) для усиления обвинения и возмущения.


Ввел во храм, т. е. во двор израильтян, куда запрещалось входить язычникам, под опасением осквернения храма.


21:29 Это последнее обвинение было явной клеветой, основанной на том только, что обвинителям показалось, будто Павел вводил во храм своего спутника Трофима (20:4), с которым они видели его в храме.


21:30 Ложное обвинение, основанное на ложном подозрении, вполне достигшее своей цели — взвинтить до крайности возбуждение народа, угрожало смертельною опасностью для Павла, так как иудеи утверждали, что имеют право убить всякого язычника, даже и римлянина, нарушившего безусловное запрещение входить во храм. Кажется, и римская власть, вообще не осмеливавшаяся оскорблять религиозное чувство покоренных народов, готова была серьезно защищать неприкосновенность храма.


Павел был на волоске от гибели: повлекли его вон из храма для совершения убийства. Последнее должно было совершиться за городом через побиение камнями (7:58). Но ввиду того, что толпа была крайне возбуждена и могла тут же растерзать Павла, тотчас заперты были двери, чтобы, оградив этим самым храм от осквернения смертоубийством, развязать руки толпе, устремившейся на растерзание Павла (31 ст.). Здесь видно, таким образом, предупредительное сочувствие толпе со стороны самих служителей храма и полное разрешение на немедленную расправу с ненавистным для всех их человеком.


21:31  Тысяченачальник полка — главный командир римского отряда войск, помещавшихся в крепости Антониевой, примыкавшей с северо-западной стороны к внешней стене храма, соединяясь с галереями ее посредством лестниц (ст. 35). Имя этого тысяченачальника Клавдий Лисий (23:26).


21:32  Перестали бить Павла. По-видимому, тысяченачальник не опоздал со своею помощью лишь благодаря тому, что толпа не спешила прикончить Павла и насыщала свою ярость пока лишь истязательскими побоями.


21:33  Велел сковать двумя цепями, считая его уже потому виновным, что против него так возмутился народ, и питая смутную догадку, что это задержан известный недавний возмутитель египтянин (ст. 38).


21:34 Как выше (19:32), возмутившийся народ сам не знает, против кого и за что именно он возмутился, и не может дать надлежащего разъяснения власти.


21:35-36 Когда тысяченачальник повелел вести Павла в крепость, где он лучше надеялся получить от него все показания, толпа, естественно, могла подумать, что его могут освободить, и потому бросилась за воинами по ступенькам крепостной лестницы. Слышались ропот и крики, требовавшие смерти. Воины, ведшие Павла, должны были нести его, потому ли, что цепи мешали ему идти скоро, или он не хотел ускорить шагов ввиду возмущения.


21:37  При входе в крепость — где, вероятно, представлялось особенно удобное место для общенародной проповеди и где, в присутствии властей, готовых лишить его сейчас же свободы, народ более спокойно мог выслушать Павла.


За позволением держать речь к народу Павел обратился к тысяченачальнику по-гречески, что удивило его и уверило в ошибочности его предположения, будто Павел одно лицо с бывшим возмутителем египтянином. Это разуверение свое тысяченачальник и высказывает в ст. 38.


21:38 Русский, а равно и славянский тексты данного места искажают оттенок мысли подлинника, благодаря неправильному чтению греческого ἄρα. Это ἄρα с острым ударением в отличие от ἀ̃ρα (ли — с ударением облегченным) означает следовательно, итак, вправду, в самом деле, значит. Посему греч.οὐκ ἄρα σὺ εἰ̃ ὁ Αἰγύπτιος — должно быть переведено, с оттенком удивления — «так не ты, значит, тот Египтянин, который?..» и т. д. Этим предполагается, что тот египтянин не говорил по-гречески, о чем было известно тысяченачальнику.


По свидетельству Иосифа Флавия (Иудейская война II, 13, §25; Иудейские древности XX, 8, §6), этот египтянин был чародей, выдававший себя за пророка и имевший много приверженцев. Своими ложными пророчествами он привлек иудеев на Масличную гору, откуда обещал показать им чудесное зрелище — падение городской стены. Отсюда, с четырьмя тысячами иудеев (по Флавию — всех приверженцев его было до 30 000), он прошел всю страну, всюду доводя свой фанатизм до разбоя. Правителю страны Феликсу удалось захватить их, но сам предводитель их успел убежать.


Разбойников — собственно сикариев (от латинского sica — кинжал), ножовщиков. В отличие от обыкновенных разбойников, это была партия головорезов, террористов, поставивших себе целью не грабеж и убийство всех без разбора, а лишь наиболее вредных, с точки зрения иудея, прислужников Рима, а впоследствии вообще — всех, заподозренных в римских симпатиях. Конечно, как и всегда, в ряды этих «идейных» носителей меча прокрадывались и завзятые разбойники, преследовавшие свои особые личные цели, чисто воровского характера. Таких разбойников особенно много расплодил по стране Феликс (Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 6 и далее; Иудейская война XI, 13, §3).


21:39  Прошу тебя, позволь. «Это — доказательство истинности слов его, что он всех приводит в свидетели, — что так готов оправдывать себя и решается противостать словом толпе иудеев» (Иоанн Златоуст).


21:40  Стоя на лестнице. «Весьма благоприятствовало ему и место, так как он говорил с высоты, и то, что он был связан. Что может сравниться с этим зрелищем, когда Павел говорил, связанный двумя цепями» (Иоанн Златоуст).


На еврейском языке — т. е. на тогдашнем сиро-халдейском наречии. «Прежде всего располагает их к себе родным их языком» (Иоанн Златоуст). Это действительно возбудило большее внимание и содействовало водворению глубокой тишины (22:2).


22:1  Мужи, братия и отцы! Почтительное обращение ко всем присутствующим (ср. 7:2).


Мое оправдание — против обвинений, взведенных малоазийскими иудеями (20:27-28).


22:2 См. прим к 21:40.


22:3 Довольно подробное изображение Павлом своего происхождения, воспитания и первоначального направления имеет целью показать, что, вопреки взведенным обвинениям, он по самому рождению принадлежит к народу иудейскому, по воспитанию своему связан тесными духовными узами с Иерусалимом и отличался направлением самым строгим, фарисейским, преданным закону и враждебным христианству.


Иудеянин, родившийся в Тарсе (ср. 9:11 и паралл.), хотя и родился не в Иерусалиме и не в Палестине, а в городе языческом, однако же — от иудеев: этим опровергается обвинение, что он учил всюду против народа сего (21:28).


Воспитанный в сем городе, т. е. Иерусалиме, центре иудейской народности; этим подчеркивается, что если бы даже по своему рождению вдали от Иерусалима Павел мог быть недостаточно привязан к родному народу, то воспитание в Иерусалиме с детства (ἀνατεθραμμένος) во всяком случае должно было завязать в нем узы неразрушимой связи с общеиудейской столицей и родным народом.


При ногах Гамалиила — этого знаменитейшего фарисейского учителя (5:34 и далее) Это еще более сильное ручательство за иудейство Павла — не только по происхождению, но и по настроению. Выражение означает также почтительное отношение ученика к уважаемому учителю, «постоянство, рачение, усердие к слушанию и великое уважение к этому мужу» со стороны Павла (Иоанн Златоуст, ср. Феофилакт).


Тщательно наставленный в отеческом законе, за что ручается самое имя Гамалиила. Тщательность здесь имеется в виду и в смысле усердия изучения закона, и в смысле строго иудейского его изучения и понимания.


Ревнитель по Богу, как и все вы ныне. Это, конечно, принято ими за похвалу, хотя в этой похвале скрыто достаточно горечи. Но прежде всего слова эти имеют целью показать, что Павел не мог быть таковым, каковым выставляют его обвинители.


22:4  Гнал последователей сего учения, точнее: гнал сей путь (ср. 9:2; 18:25; 19:9,23).


Даже до смерти — выражение для обозначения особенной страстности чувства или действия, в данном случае — гонения.


Связывая и предавая — ср. 8:3.


22:5 Очевидно, лица, на которых ссылается апостол, были еще живы, хотя первосвященник был уже смещен с должности (см. к 9:2).


22:6-16 Рассказ об обращении совершенно сходен с повествованием о сем дееписателя (9:3-8 и далее), за исключением лишь очень немногих различий. Так, апостол говорит, что свет осиял его около полудня, что указывает на его особую чрезъестественную силу, затмившую наиболее яркий свет солнца. В ответе Господа к имени Его добавляется «Назорей».


22:9  Бывшие со мною свет видели... но голоса... не слыхали. В рассказе дееписателя (9:7) здесь, по-видимому, разница: «слыша голос, а никого не видя». Но эта разница не существенная и лишь кажущаяся. Спутники Павла могли действительно слышать какие-то звуки, но не слыхать их смысла, не понимать ничего, чту изрекалось только для Павла («мне»), так сказать — слыша, не слышать (ср. Ин 12:28-29). Могло быть и то, что они и свет видели, и никого не видали при этом. Все предназначалось и совершалось для Павла, спутники же его видели и слышали, так сказать, только отблеск и отголосок этого откровения, быть может, постольку, поскольку это могло послужить большим уверением в действительности события, а не его обманчивости, мечтательности, в случае, если бы кто стал толковать это событие, как субъективную галлюцинацию Павла.


Святой Златоуст (ср. Феофилакт) находит и другое примирение этих кажущихся разногласий дееписателя и апостола Павла. Он полагает, что выражение дееписателя — «слыша голос» — относится к голосу самого Павла, отвечавшего Тому, Кого они не видели. Выражение же самого апостола — «голоса, говорившего мне, не слыхали» — относится к голосу Самого Господа.


22:12-16 Дальнейший рассказ апостола о встрече с Ананиею, в общем совершенно согласный с рассказом дееписателя (9:10-18), отличается от него, между прочим, тем, что более подробно приводит слова Анании, известное и уважаемое имя которого в глазах народа придавало этим словам особую важность и значение. Вообще, в обоих рассказах различие имеет характер не разногласия и противоречия, а лишь взаимного восполнения и уяснения, и достаточно оправдывается особыми обстоятельствами, применительно к коим апостол хотел сделать более убедительною свою речь.


22:12 Характеризуя Ананию, апостол выражается сильнее, чем дееписатель: «муж, благочестивый по закону», который, следовательно, не мог научить Павла быть врагом закона.


Одобряемый всеми Иудеями дамасскими, следовательно — признанный в своем благочестии всеми, не только христианами, но именно иудеями самими.


22:13  Прозри — краткое выражение самой сущности сказанного Павлу Ананиею при прозрении (ср. 9:17). Зато далее подробно передаются слова Анании, сказанные после прозрения, опущенные дееписателем.


22:14  Бог Отцев наших — см. 3:13 и паралл.


Предызбрал тебя — ср. Рим 8:29 и далее; Иер 1:5.


Увидел Праведника — ср. 3:14; 7:52.


22:15  Свидетелем пред всеми людьми — то же, что — «перед народами и царями и сынами израилевыми» (9:15), т. е. не пред иудеями только, но и язычниками.


О том, что ты видел и слышал, т. е. обо всем содержании Евангелия, в истине которого «Господь убеждает Савла посредством того и другого чувства, т. е. посредством зрения и слуха» (Феофилакт, ср. Иоанн Златоуст).


22:16  Крестись и омой — см. к 2:38,41; 4:12.


22:17-21 К рассказу о своем обращении апостол присоединяет и рассказ о бывшем ему видении в храме, после того как он, уже обращенный, возвратился в Иерусалим из Аравии (см. к 9:26). Об этом явлении Господа не упоминает ни дееписатель, ни сам Павел в других своих речах и посланиях. Но в данном месте этот рассказ как нельзя лучше был уместен и шел прямо к цели. Он хотел им показать, что и по обращении в христианство он не разрывал связи ни с Иерусалимом, ни с храмом и его законным богослужением, уважение к которым могло лишь еще более санкционироваться этим явлением ему Господа именно в храме и во время молитвы здесь. Что он, далее, не враг народа, достаточно доказывается трогательною подробностью беседы его с Господом, повелению Которого — уйти из Иерусалима — он пытался противопоставить ревностное желание проповедать Его Имя именно в Иерусалиме (19-20 ст.). Так достаточно ясно и убедительно опровергнута клевета, будто он враг закона, народа и храма. И в то же время так ясно и убедительно указывался и всем другим тот путь, которым надо было идти. До сего времени Павла не прерывали, хотя в толпе, вероятно, росло возбуждение уже от самого бессилия опровергнуть столь резкую убедительность его слов. Возбуждение прорвалось со всею злобою, когда Павел закончил повелением ему Господа — идти из Иерусалима и, по причине ожесточения иудеев, проповедовать язычникам. Эта мысль, означавшая, что Бог оставляет иудеев, представляется величайшим преступлением в их глазах, и толпа снова приходит в неистовство, требуя смерти Павла.


22:23  Метали одежды и бросали пыль на воздух — усиленное выражение дикой ненависти к человеку, находившемуся вне их власти.


22:24 По-видимому, тысяченачальник не понимал еврейской речи Павла и, не поняв причины нового столь неистового возбуждения против него, хотел бичеванием выведать суть этого загадочного для него дела.


22:25-26 Апостол указывает двоякое нарушение закона: 1) бичевание римского гражданина (см. прим. к 16:37-39) и 2) бичевание без всякого суда и доказанного проступка. Первое, кажется, более возымело свое действие (слова сотника, 26 ст.).


22:29 Тысяченачальник испугался не только того, что хотел пытать Павла, но и того, что связал его (прим. к 16:38), что также не позволялось производить над римскими гражданами без предварительного дознания вины. Если после Павел был заключен в узы (23:18; 26:29), то уже после дознания вины его пред синедрионом (23:1 и далее). Правда, здесь вина его осталась невыясненной, но она все же подозревалась более основательно, — и это придавало некоторую законность содержанию его в узах, несмотря на римское гражданство.


22:30  На другой день... освободил его от оков. Заявление Павла о своем римском гражданстве освободило его от бичевания, но от оков он освобождается лишь на другой день. В этом сказалось капризное упорство тысяченачальника, который, хотя и испугался, но не хотел выказать свою слабую сторону немедленным освобождением пленника.


Повелел собраться... синедриону. Так принижена была власть этого высшего иудейского судилища, что не только прокуратор-правитель области, но даже и простой полковой начальник повелевает ему собраться.


23:1  Устремив взор на синедрион — со спокойною совестью и решительною уверенностью в своей правоте.


Мужи, братия!.. без прибавления к сему «и отцы», или «начальники народа», как в других случаях (ср. 22:1; 4:8; 7:2). В высоком сознании своего апостольского достоинства Павел ставит себя как бы наравне с этими старейшинами народными, показывая, что и узы не лишают его этого достоинства и правоты пред судящими его.


23:2  Первосвященник Анания — по Иосифу Флавию, человек гордый и грубый (Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 8 и далее), сын Неведея (Иудейские древности XX, 5, §2), преемник в этой должности Иосифа, сына Камида (там же, XX, 1, §3; 5, §2), предшественник Измаила, сына Фаби (там же XX, 8, §8,11). Предшественником тогдашнего прокуратора Феликса — Квадратом он отправлен был в Рим для оправдания пред кесарем во взведенных обвинениях (Иудейские древности XX, 6, §2; Иудейская война II, 12, §6), — по возвращении, некоторое время сохранял свою должность, от которой был отставлен Феликсом, передавшим эту должность Измаилу, сыну Фаби.


По характеру и образу жизни это был самый развращенный из саддукеев самого худшего периода иудейских иерархов. История передает о его неразумном мщении самарянам и о далеко неблагородных средствах, употребленных им для избежания последствий участия в произведенных при этом убийствах. Талмуд для довершения этой мрачной характеристики Анании прибавляет, что Анания был грабитель-тиран, который своею ненасытною алчностью довел до нищеты низших священников, обсчитывая их в десятинах, и что он посылал своих любимцев с дубинами выбивать десятины силою.


Приказал бить его по устам. Вероятно, священнику не понравилось употребление слова «братия», допустимого только в обращении с равными, хотя Павел вполне мог сказать так, потому что сам был некогда членом синедриона. Может быть также, слова апостола показались ему дерзким самохвальством и даже богохульством, после того как Павел обвинялся в нарушении закона и осквернении храма. Как бы то ни было, поступок первосвященника был явным беззаконием, которое не должно было остаться без столь же сильного вразумления. Здесь был оскорблен не только закон, а и правда. Здесь была оскорблена и чистота совести апостола, и, наконец, личная честь его, как римского гражданина, и оскорблена самим судиею! Очевидно, резкое слово апостола нисколько не нуждается в оправдании: оправдание его в самих обстоятельствах дела. При том апостол «не хотел подвергнуться презрению тысяченачальника (по-видимому, здесь присутствовавшего, ср. 10 ст. ). Если этот не осмелился бичевать его и хотел предать его иудеям, то, когда слуги стали бить его, тогда он явил еще большее дерзновение, обратился не к слуге, но к самому повелевшему» (Иоанн Златоуст).


23:3  Бог будет бить тебя. Это и укоризна, и пророческое предсказание, что Бог отметит нанесенную обиду. И действительно, спустя несколько лет, в начале Иудейской войны, Анания погиб от руки сикариев, как изменник (Иосиф Флавий. Иудейская война II, 17, §9).


Стена подбеленная!.. — образное обозначение пустоты и низости кажущегося величия (подобно выражению «гроб повапленный» 23:27), извращения личности, лицемерия. «Стеной подбеленной называет его потому, что хотя Анания принимал светлый образ человека, который как бы защищает закон и судит по закону, но мысль его полна беззакония. Поэтому Павел и изобличает в нем лицемерный вид наружного расположения к закону» (Феофилакт).


Некоторые сравнивают поступок Павла с подобным же случаем на суде Спасителя и находят, что Павел показал пример менее достойный для подражания, чем пример Спасителя. Так, блаж. Иероним, приводя укорительное выражение Павла, задается вопросом: «где же то терпение Спасителя, Который, будучи ведом, как агнец на заклание, не отверзает уст Своих, и так кротко спрашивает ударившего: «если Я сказал худо, покажи, что худо, а если хорошо, что ты бьешь Меня?» Но кто же осмелится произнести осуждение на действие апостола, сравнивая самообладание человеческое с самообладанием Богочеловека, Который, страдая телом, стоял превыше всякой плотской неправды и человеческой слабости!»


Впрочем, сравнение здесь страдает важною неточностью, которая говорит немало в пользу Павла: Иисус Христос, во-первых, получил удары — не по приказанию Своих судей. Будь иначе — если бы удары были нанесены по приказанию Каиафы, кто знает, не указал ли бы и ему Спаситель на столь неприличное забвение первосвященником своего достоинства и прав судии? А затем не надо забывать и того, что Сам Господь, обличая лицемерие и дерзость, давал полную свободу Своему праведному гневу в других случаях. Должно думать также, что Павел поступил в сем случае не как обыкновенный человек, а как посланник Божий. А известно, что пророки имели право обличать всех в преступлениях (3 Цар 18:18; 4 Цар 3:13; Ис 1:10-23; Езек 21:25). Последующее показало, что его укоризна действительно произнесена была в пророческом духе. Если указывают на заповедь Иисуса Христа о подставлении правой ланиты при ударении в левую (Мф 5:24), то не надо забывать, что сим требует Он от последователей Своих только удаления от мщения, а не такого молчания, коим питается дерзость людей беззаконных. Павел вернее всякого исполнял волю Господа в этом отношении, ибо сам свидетельствовал о себе: «злословят, а мы благословляем; нас гонят, а мы терпим; хулят, а мы молимся» (2 Кор 4:12-13). Но в настоящем случае он поступил не вопреки примеру Христа, Который также обличил несправедливость ударившего Его прежде осуждения. Если Павел как будто и извиняет далее свой поступок, то для того, чтобы устранить подозрение, будто бы он нарушил закон, повелевающий не злословить первосвященника (Иннокентий, еп. херсонский).


23:5  Я не знал, братья, что он первосвященник! Это признание апостола в неведении первосвященника многим представляется удивительным. Однако удивительного здесь ничего нет. Первосвященник был новый для Павла (вступивший в должность гораздо после его обращения, около 48 года по Р. Х.), и Павел, хотя бывал иногда в Иерусалиме, мог не иметь ни побуждений, ни интереса узнавать его лично, хотя мог знать его имя. Вполне возможно, что трудно было узнать незнакомого первосвященника и в самом собрании, так как по отличиям одежды его можно было узнать лишь при священнослужении (ср. к Мф 26:65). Не всегда можно было узнать первосвященника и по месту председательскому, которое не было неотъемлемым и насущным правом первосвященника, так как синедрион имел право сам выбирать себе председателя (ср. к Ин 11:49). Так или иначе, искренность Павла не оставляет места сомнениям. Признание неведения своего относительно первосвященника не было, впрочем, отрицанием силы сказанного Павлом. Заявляя, что он не сказал бы этих своих слов из уважения к достоинству первосвященника, он, однако, дает понять, что оставляет за собою право повторить их в отношении самого поступка, без внимания к личности. Данный урок беззаконию, таким образом, остается во всей своей силе и значении.


Ибо написано, т. е. если бы я знал, что это первосвященник, то не сказал бы, ибо написано, и т. д. (Исх 22:28 по LXX).


23:6  Узнав же Павел. Вероятно, по каким-либо отличиям во внешности и благодаря отдаленному знакомству с некоторыми Павел замечает искусственную сплоченность своих судей, при непримиримом до крайности противоречии их религиозных убеждений, и это наводит его на счастливую мысль перенести свой вопрос на другую почву, на которой прежде всего обнаружилось бы отсутствие единодушия в предубеждении против него. С удивительным присутствием духа, проницательностью и мудростью, одним смелым оборотом мысли и речи он разлагает собрание на взаимоуничтожающие его элементы, привлекая на свою сторону из двух господствующих здесь партий сильнейшую фарисейскую.


Я — фарисей, сын фарисея (в некоторых списках сын фарисеев), т. е. не только по личному своему убеждению фарисей, но и по природе, природный потомственный фарисей, в котором не только убеждения, но и плоть, и кровь древних фарисеев. Этим признанием апостол не только отделял себя от той части собрания (саддукейской), которая позволяла себе отрицать некоторые истины закона Моисеева (ст. 8), но и увлекал, так сказать, на бой другую правомыслящую часть собрания (фарисейскую), указав и наиболее больное место раздора, с которого следовало начать.


За чаяние воскресения мертвых меня судят. Перевод подлинника в данном месте страдает важною неточностью. В греч. тексте это место читается так: περὶ ἐλπίδος καὶ ἀναστάσεως νεκρω̃ν ἐγὼ κρίνομαι, точнее русского славянский текст: «о уповании и воскресении мертвых аз суд приемлю». Так как слово чаяние, упование, надежда имело специальный смысл и относилось к Мессии, мессианским чаяниям (ср. Лк 2:38), то и выражение Павла прежде всего хочет сказать, что он стоит пред судом за Надежду Израиля — Мессию (ср. 26:6). Что касается второй половины обвинения — воскресения мертвых, то здесь подразумевается, конечно, прежде всего христианская вера в воскресении Спасителя, а потом и вообще вера в воскресение мертвых, по примеру сего уже воскресшего «Первенца мертвых». Как в той, так и другой части обвинения Павел указывает лишь общие соприкосновенные с фарисейским учением стороны, независимо от христианского понимания дела, чем и достигает страстной защиты себя в разгоревшемся на этой почве споре. Бесподобно мудрый и искусный прием! Лучшая и сильнейшая защита!


23:7-8  Произошла распря, из дальнейшего видно (ст. 9), что распря сильная и страстная, вполне оправдавшая надежды Павла.


Саддукеи говорят, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа, с учением о которых тесно связано учение о воскресении. Ср. к Мф 3:7; подробнее о сектах сообщает Иосиф Флавий. Иудейские древности XVIII, 1, §4; Иудейская война II, 8, §11.


23:9  Книжники фарисейской стороны, т. е. представители фарисейской учености (ср. к Мф 5:20), бывшие на собрании, не только стали на сторону Павла, но и ядовито укололи противную партию допущением возможности, что Павел говорит по научению отрицаемых саддукеями ангела или духа. По-видимому, фарисеи знали об обстоятельствах обращения Павла (может быть, успевшего сообщить об этом в продолжение заседания), и выражение их — если дух или Ангел говорил ему, — представляет вольную передачу его рассказа о явлении и словах ему Господа.


Не будем противиться Богу. Это выражение находится далеко не во всех древних списках, и отсутствие его придает вышеприведенной фразе несколько другой оттенок мысли, приемлемый и при чтении целиком данного места. Греческое построение речи вполне позволяет и как будто даже требует самостоятельного понимания первой части изречения: εἰ δὲ πνευ̃μα ἐλάλησεν αὐτω̨̃ ἢ ἄγγελος — «а что если дух говорил ему или ангел?» Подразумевается, конечно, то, что, может быть, впоследствии и появилось в тексте вместо пояснения: μὴ θεομαχω̃μεν — не будем богоборствовать!


23:10  Чтобы они не растерзали Павла. Спор достиг такой степени запальчивости и раздражения, что тысяченачальник начал небезосновательно опасаться, как бы Павел не сделался жертвою взаимного раздражения партий, как бы одна из них — враждебная ему, саддукейская — в раздражении не бросилась насильно на апостола, чтобы нанести ему оскорбление, а другая — временно расположившаяся к нему, фарисейская — не ринулась на защиту его, и как бы при этом они не растерзали Павла в буквальном смысле слова.


Повелел воинам сойти — из Антониевой крепости к месту заседания синедриона, вероятно, во дворе язычников при храме. Тысяченачальник теперь имел двоякий долг охранять безопасность Павла и как блюститель порядка, и как охранитель прав римского гражданства.


23:11  Явясь ему — как? во сне или состоянии экстаза (ср. 22:17-18), из текста не видно. Слова Господа, явившегося Павлу, и ободряют его, чтобы он не боялся иудеев, и предвозвещают продолжение его любимого проповеднического служения в самом центре языческого мира — Риме. Это — и лучшая защита узника, и лучшее ему утешение.


23:12  Некоторые иудеи — вероятно, из прежних малоазийских гонителей Павла (21:27), не без поощрения и содействия новых врагов его, саддукеев.


Заклялись — наложили на себя обет с клятвою, т. е. с призыванием на главу свою проклятия Божия, если они вкусят пищу, не исполнив своего намерения. Такая формула заклятия содержит в себе сильнейшее побуждение к немедленному и неустранимому ничем осуществлению предпринятого замысла.


23:14  К первосвященникам и старейшинам — несомненно, саддукейской партии. Ее согласия и одобрения было достаточно, чтобы убедить синедрион на вторичное собрание по делу Павла. Для сего достаточно было обратиться уже к одному первосвященнику, способному, по свидетельству Иосифа Флавия, на какое угодно преступление.


23:16  Сын сестры Павловой — о нем, кроме здесь сказанного, ничего более неизвестно.


Вошедши в крепость. Вероятно, апостол после объявления о своем римском гражданстве содержался в крепости без особенных строгостей, так что к нему могли иметь доступ родные; так было и в Кесарии после (24:23), и в самом Риме (28:16).


23:17 Чтобы не разглашать дела, требовавшего возможной тайны, апостол не говорит о нем сотнику, а просит отвести племянника своего прямо к тысяченачальнику, так что знали о замысле на жизнь Павла только трое — сам Павел, племянник его и тысяченачальник (ст. 22). «Достойно удивления, — говорит Златоуст, — как Павел не смутился и не сказал: что же это значит? Справедливо ли сказанное мне Христом? (ст. 11) Нет, он не думал и не чувствовал ничего такого, а только веровал. Впрочем, веруя, он не дремал, и не преминул сделать то, что можно было при помощи человеческой мудрости».


23:18  Узник Павел — при сравнительной легкости заключения Павел все же остается узником, ввиду неопределенности важности и степени его виновности.


23:19  Взяв за руку — выражение дружелюбия, одобрения и готовности внимательно отнестись к заявлению.


Отшедши с ним в сторону — для лучшего сохранения тайны.


23:23  Воинов двести, разумеется — пеших, с полным вооружением, в отличие от конных воинов и легковооруженных стрелков. Конвой апостола, таким образом, состоял из 400 пехоты и 70 человек всадников. Неизлишняя предосторожность, вызванная разве немного менее угрожающим количеством озлобленных врагов Павла.


С третьего часа ночи, по-нашему — с 9-го часа вечера. Такое распоряжение дается отчасти потому, что в тех жарких странах удобнее путешествовать ночью, отчасти же и для большей безопасности от иудеев, для чего требовалась также и спешность (ст. 31, 32).


23:24 В распоряжении Лисия вести Павла на ослах — нельзя не видеть его заботы об удобствах и облегчении пути для апостола, а отсюда и его расположения к нему.


Правитель Феликс — тогдашний римский прокуратор Иудеи, вольноотпущенник императора Клавдия, брат любимца Неронова — Палласа, зять Ирода Агриппы I (см. к 12:1). Получил прокуратуру от Клавдия, после смены Кумана, около 53 года по Р. Х., исправляя «должность царскую в рабском духе», по выражению Тацита (История V, 9). Не было преступления, на которое бы он не был способен. Его обвиняли даже в личном участии при разбоях, в союзе с зилотами и завзятыми разбойниками.


23:27  Отнял его, узнав, что он римский гражданин. Младший чиновник здесь допускает намеренную письменную ложь, чтобы выслужиться и закрыть свой опрометчивый поступок с апостолом, о гражданских правах которого он узнал уже после приведения в крепость, когда хотел бичевать апостола (22:24-29). Эта маленькая, характерная черта письма, несомненно, свидетельствует о его подлинности.


23:29  В спорных мненияхст. 6-9.


23:30  Приказав и обвинителям говорить на него пред тобою. Очевидно, в исполнение этого приказания, доселе не упомянутого, и являются вскоре к прокуратору обвинители Павла (24:1 и далее).


23:31  Антипатрида — построена Иродом I в честь отца его Антипатра, на пути из Иерусалима в Кесарию, верстах в 60 от Иерусалима и 35 от Кесарии.


23:32  На другой день — как видно, переход совершен с возможною поспешностью, ради безопасности узника.


Предоставив конным идти. Далее Антипатриды, вблизи Кесарии, резиденции прокуратора, безопасность Павла могла считаться обеспеченною, почему излишняя часть войска и возвращается обратно в иерусалимскую крепость.


23:34  Из какой он области?.. — об этом действительно не упоминается в донесении Лисия.


23:35  Я выслушаю тебя, когда явятся твои обвинители. Здесь имеется в виду подробный судебный официальный допрос, в отличие от предварительного, краткого и частного, может быть, и ограничившегося упомянутым вопросом.


В Иродовой претории. Построенный Иродом I дворец, в котором жили прокураторы. Таким образом, здесь Павел не был заключен в темницу вместе с обыкновенными узниками, а содержался под стражею в том же доме, где жил и прокуратор. Вероятно, доброе слово об узнике в письме Лисия способствовало такому сравнительно мягкому к нему отношению. Дееписатель в дальнейшем прямо замечает, что после допроса Павла в присутствии его обвинителей прокуратор делает нарочитое распоряжение не стеснять узника (24:23).


24:1  Чрез пять дней — по отправлении Павла в Кесарию из Иерусалима.


Пришел первосвященник Анания со старейшинами, т. е. членами синедриона. Это сделано было, как дается понять выше, по приказанию Лисия (23:30), но согласовалось, конечно, и с их собственными желаниями — добиться осуждения апостола.


Невероятно, чтобы целый синедрион в полном его составе прибыл в Кесарию; гораздо вероятнее допустить, что это были особо избранные представители синедриона, уполномоченные вести дело от его имени. Для большего успеха в своем деле они берут некоего ритора Тертулла (довольно обычное римское имя — уменьшительное от Тертий, а от Тертулла еще уменьшительное — Тертуллиан).


Кто был по происхождению своему этот Тертулл, язычник ли из римских провинций, или еврей из иудеев рассеяния, носивший такое римское имя, неизвестно. Последнее вероятнее (ср. ст. 6 и 8). Наименование Тертулла ритором указывает на его специальность — вести судебные процессы, говорить речи в пользу своих доверителей: то же, что делают нынешние адвокат или прокурор. Такого-то ритора и привели с собой представители синедриона для обвинения Павла.


Речь Тертулла начинается обычными для ритора льстивыми комплиментами правителю, в расчете на его благоволение, от чего зависело и решение дела. С наглым бесстыдством оратор говорит, что Феликсу, по общему признанию, иудеи обязаны глубоким миром страны и благополучием, вызывающим всеобщую благодарность, и т. п. Насколько соответствовали истине эта похвалы, кроме приведенных отзывов современников о Феликсе, можно судить по тому, что вскоре же иудеи сами принесли на него горькие жалобы императору (Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 8, §9 и далее).


24:5  Нашедши сего человека язвою общества. Здесь предполагается прежде всего доказанность преступности Павла, будто бы достаточно исследованной его обвинителями. Общее обвинение выражается наименованием Павла язвою общества, т. е. человеком, вносящим пагубную для общества духовную заразу, под которой разумеется христианское учение, быстро распространяющееся и охватывающее своим влиянием окружающую среду. Более частные обвинения: 1) возбуждение мятежа между иудеями империи (= вселенной, ср. Лк 23:2,5; Деян 17:6), — обвинение преувеличенное, извращающее действительность со стороны особенно характера деятельности Павла (ср. подобное же обвинение иудеями Господа, Лк 23:2,5; Деян 17:6); 2) представительство Назарейской ереси, т. е. общества последователей Иисуса Назарянина (ср. Мф 2:23) — недостаточно мотивированное и выясненное обвинение, собственно указывающее лишь на предубежденную ненависть к христианству со стороны иудеев; 3) более определенное обвинение в попытке к осквернению храма, — впрочем, тоже недостаточно доказанное (ср. 21:28 и далее; ср. 24:13).


24:6  Мы взяли его и хотели судить. Новая ложь ритора: они не судить его взяли, а схватив — били его и хотели убить (11:31-32).


24:7  Пришедши... взял его. Действие Лисия представляется здесь, хотя осторожно, незаконным вмешательством его в дело, касающееся будто бы только синедриона. «Ему, говорит, не следовало делать этого, но он сделал... Этим выражает, что им прискорбно было идти в чуждое судилище, и что они не беспокоили бы его (правителя), если бы тысяченачальник не принудил их к тому и не отнял у них этого мужа, что не следовало ему делать; обида была нанесена, говорят, нам, посему и суд над ним должен был производиться у нас» (Иоанн Златоуст).


24:8-9  Ты можешь сам... узнать от самого обвиняемого Павла — о справедливости взведенных на него обвинений. Преждевременная и излишняя самоуверенность, подтвержденная всеми иудеями, здесь присутствовавшими, основанная на неопровержимости фактов, но забывшая о возможности совершенно иного их освещения.


24:10  Многие годы справедливо судишь. Совершенно не к месту русский перевод (вслед за славянским) к слову судишь прибавляет справедливо, роняя этим столь беспристрастную, спокойную, сдержанную речь апостола, который не подражает льстивому Тертуллу в расточении лицемерных похвал не заслуживавшему их правителю. Напротив, он указывает просто на один только факт, что Феликс уже многие годы состоит судьею народа, и это дает возможность апостолу чувствовать себя свободнее при защите своего дела. При таком обороте речи — если что могло показаться здесь комплиментом, так это только разве сравнительная продолжительность правления Феликса, мало от него зависевшая, да, пожалуй, надежда на большую опытность, воспитываемую продолжительностью практики. Вот и все. Осторожно, тактично, прилично и вполне искренно. Многие годы — к этому времени прошло лет около 6 прокураторства Феликсова, что — при частой смене прокураторов — представляло действительно сравнительную продолжительность.


Я тем свободнее буду защищать — свободнее — ἐυθυμότερον — собственно, благодушнее, увереннее, чем в том случае, если бы прокуратор был новый человек, незнакомый с народом и страною. Апостол указывает этим, что «судия сам знает, что он не сделал ничего такого, в чем обвиняют его. Если бы он производил когда-нибудь возмущение, то судья знал бы, и это от него не укрылось бы» (Иоанн Златоуст).


24:11  Не более двенадцати дней тому назад — время такое краткое, что можно до точности исследовать и узнать, что он там делал, по свежим, так сказать, следам, причем оказалась бы полная несправедливость взведенных на него обвинений.


Для поклонения, а не для поругания над законным храмовым богослужением, и тем более — не для осквернения храма заведомым нарушением его святости.


24:12-13 Указывается на полную бездоказательность обвинения в возбуждении к мятежу иудеев Иерусалима. А что касается иудеев всего римского государства, то это даже вовсе и не подлежало юрисдикции ни синедриона, ни прокуратора, как сделанное за пределами их страны, и подлежащее, следовательно, юрисдикции других местных судебных учреждений.


24:14-15  Называют ересию, а на самом деле, подразумевается, это совсем иное — истинное учение, вполне согласующееся с древним служением Богу отцев и со всем, написанным в законе и пророках (ср. Мф 11:13). «Когда после призвания быть апостолом Христовым Павел говорит, что он служит Богу отцев, то он показывает этим, что Бог Ветхого и Нового Завета один и тот же» (Иоанн Златоуст).


Коснувшись своего учения о воскресении мертвых. Павел и в этом учении указывает общую сторону с учением евреев («чего и сами они ожидают»), что опровергает само собою его виновность и в этом отношении.


24:16 Переходя к практическому выражению своего исповедания в нравственной жизни, апостол указывает, что оно тоже как раз исключало всякую возможность повода к неудовольствию и мятежу, имея своею целью «всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми», ибо совершенная добродетель, по словам Златоуста, «бывает тогда, когда мы и людям не подаем повода ко греху, и пред Богом стараемся быть безукоризненными».


Таким образом, апостол ясно и убедительно доказал, что обвинение его в последовании учению, столько согласному с Ветхим Заветом, не есть обвинение, и принадлежность к христианству, требующему лишь непорочной совести пред Богом и людьми, не есть вина.


24:17-19 В заключение речи апостол останавливается на поводе к его задержанию, доказывая и с этой стороны полную несостоятельность допущенной в отношении к нему несправедливости.


После многих лет. Как и выше (ст. 10), выражение означает сравнительную продолжительность времени. Более точно, это произошло года через четыре после последнего — правда, кратковременного — посещения им Иерусалима (18:22).


Кроме поклонения Богу, апостол указывает новую цель своего прибытия в Иерусалим, столь же чуждую мятежнических намерений, и в отношении собственно к народу как раз обратную обвинениям в возбуждении этого народа к мятежам и беспорядкам. Это — доставление милостыни и приношения народу от единоверных братьев других стран: какая противоположность патриотической любви Павла к народу своему — со злобной клеветой на него врагов его!


Не только сам он был так далек от желания причинить какое-либо зло своему народу, но и других — греческих и македонских жителей — расположил на столь трогательное участие в нуждах и бедствиях этого народа.


24:18-19  Очистившегося в храме, не с народом и не с шумом. Этим апостол доказывает, что он не только не покушался осквернять храм, но, напротив, именно благоговея пред святостью его, вошел в него не иначе, как после подлежащего по закону очищения, и притом не с народом, который бы можно было возмущать тут, и не с шумом, который неизбежен при поднятии возмущения.


«Как же он (Павел) мог осквернить храм? Невозможно было одному и тому же очищаться и молиться, и в то же время прийти и осквернить храм?» (Иоанн Златоуст).


Нашли меня не те, которые теперь обвиняют меня и лживо заявляют «мы взяли его», а совсем другие — некоторые Асийские Иудеи, с которыми собственно ему и надо бы иметь дело и отсутствие которых — наилучшее доказательство, что тут преследуются совсем другие неблаговидные цели.


24:20-21 Недоказуемая сама по себе, вина апостола осталась недоказанною и на состоявшемся суде синедриона — последнее самое веское слово защиты и доказательство неосновательности дальнейших домогательств обвинителей Павла. Нельзя же, в самом деле, счесть преступлением Павла то слово, которое он громко произнес о воскресении мертвых и которое нашло согласных с ним в среде их самих!


24:22 В подлинном тексте данный стих читается значительно иначе: ἀκούσας δὲ ταυ̃τα ὁ Φη̃λιξ ἀνεβάλετο αὐτοὺς, ἀκριβέστερον εἰδὼς τὰ περὶ τη̃ς ὁδου̃. εἰπὼν ὅταν Λυσίας ὁ χιλίαρχος καταβη̨̃ διαγνώσομαι τὰ καθ' ὑμα̃ς, т. е.: «выслушав это, Феликс отложил их (т. е. их дело), точнее узнав о сем пути, сказав: когда Лисий тысяченачальник придет, я разузнаю все относительно вас!..» (славянский текст).


Таким образом, здесь дело надо понимать так, что Феликс, получив более точные сведения о пути, т. е. об образе мыслей и верований Павла, и убедившись, что обвинения его совершенно напрасны, но вместе с тем и не желая резким отказом огорчить и возбудить против себя посрамившихся обвинителей (ср. 27 ст.), все же не освобождает Павла, объявляя об отсрочке этого дела, будто бы из желания подробнее узнать обо всем от Лисия.


Кроме непосредственного ознакомления с христианскими убеждениями Павла из его речей, Феликс мог иметь достаточные сведения о христианстве и из других источников. Довольно давно он был прокуратором Иудеи, еще давнее он жил там (см. к 23:24 и 24:10); христианство тогда распространилось уже по всей Палестине и в Кесарии, где, может быть, еще находился обращенный Петром сотник Корнилий. Наконец, многое мог знать Феликс и от жены своей Друзиллы, природной иудеянки, интересовавшейся христианством.


24:23  Не стеснять его. Как после в Риме, Павел, вероятно, состоял под присмотром одного воина (28:16) и мог принимать всех.


24:24  Друзилла — жена Феликса — была дочь царя Ирода Агриппы I-го, который убил апостола Иакова и умер в Кесарии (гл. 12). Эта известная тогда красавица состояла сначала в замужестве за Азизом, царем емесским (в Сирии), но Феликс, при посредстве какого-то волхва из Кипра, именем Симона, очаровал ее, и, разведшись с первою женою своею (именем также Друзиллою, внучкою известных Антония и Клеопатры), женился на ней (Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 7, §1 и далее).


Призвал Павла и слушал его о вере во Христа Иисуса. Не для судебной защиты призвал и слушал Павла Феликс, а заинтересовавшись его личностью и учением христианским. Особенно желала, вероятно, видеть и слышать Павла Друзилла, как бывшая иродианка, без сомнения много слышавшая о христианстве.


24:25-26  Говорил о правде, о воздержании и о будущем суде. Беседа Павла особенно была приспособлена к состоянию слушателей, отвечая не только их заинтересованности христианством, но и содержа то, чего они, может быть, и не хотели бы, но апостол со святою смелостью говорил им прямо в лицо. Распутная Друзилла особенно должна была краснеть, слушая о воздержании. Хищный и несправедливый правитель не мог не чувствовать укоров совести, внимая проповеди о правде. Для обоих должно было показаться ужасающим извещение о Страшном суде, хотя гордый правитель не дал достаточно воли этому спасительному чувству и поспешил прекратить грозные для его совести речи апостола, отослав его от себя под прежний надзор. Хотя потом он призывал его часто для беседы с ним, но уже не столько из желания слышать истину, сколько из недостойных корыстных расчетов, надеясь на взятку — если не со стороны самого апостола, то его почитателей. Но св. Павел был невинен и не хотел покупать свободу каким бы то ни было непозволительным способом, не позволял себе воспользоваться и любовью кесарийцев, которые могли бы, конечно, собрать деньги на выкуп, непосильный для самого Павла. Он не хотел примешивать к божественным предначертаниям относительно своей судьбы сомнительные человеческие средства и предпочитал честную неволю виноватой свободе. Рядом с такою красотою души Павла тем безобразнее вырисовывается жалкая бессовестность Феликса, который, хорошо зная невинность узника и его нравственное превосходство, все-таки продолжал томить его в заключении из угождения иудеям и для смягчения их гнева (27 ст.).


24:27  По прошествии двух лет, со времени заключения Павла в узы (в 60 или 61 году по Р. Х.), Феликс был отозван в Рим вследствие жалоб на него иудеев и заменен Порцием Фестом. Чтобы хоть сколько-нибудь расположить к себе иудеев и, с другой стороны, отомстить апостолу за неудовлетворение своего взяточничества, Феликс, отправляясь на суд, оставил Павла в узах. Преемник Феликса, мало сделавший доброго для Иудеи, умер в следующем году. Его заступил Альбин.


25:2  Первосвященник — Измаил, сын Фаби, которого Феликс поставил на место смещенного им Анании (23:2; Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 8, §8 и 11).


Знатнейшие из иудеевοἱ πρω̃τοι τω̃ν ’Ιουδαίων — первые из иудеев — знатнейшие, именитейшие люди. Вероятно, этим обозначается, что тут были не только члены синедриона, но и другие знатнейшие по своему должностному и общественному положению светские особы, что указывает на значительное усиление вражды к Павлу, мнимому врагу народной религии. По-видимому, эти жалобщики явились к новому прокуратору собственно для поздравления его и представления ему, но тут же не замедлили принести ему и жалобу на Павла, представив дело его, как дело целого народа, важнейшее национальное дело текущей минуты, не терпящее отлагательства.


25:3 Из дальнейшего видно (ст. 15), что иудеи прямо требовали осуждения Павла. Но Фест благоразумно отклонил их домогательство (16 ст.).


25:5  Сильные между вами, т. е. имеющие власть, облеченные правами или полномочиями от имени народа иудейского или синедриона.


25:6 Образ мыслей и действий нового правителя обнаруживает его решительность и справедливость, соединенные с важною строгостью, столь уместною для римского правительственного чиновника, имевшего творить суд правый, скорый и милостивый. Как жалка рядом с этим достоинством язычника низость народного правительства иудейского, униженно вымаливавшего, под видом милости, возможности вероломного убийства узника на дороге к правосудию!


25:7  Стали кругом, может быть, с целью запугать Павла, лишить его мужества и присутствия духа.


Многие и тяжкие обвинения — какие именно? Дееписатель прямо не говорит, замечая только, что эти обвинения были бездоказательны, голословны. Из ответа апостола (ст. 8) можно заключить, что обвинения были все те же, что и ранее — на суде пред Феликсом (24:5-6). Есть, однако, и нечто новое, или, по крайней мере, резче выраженное: это — обвинение в каком-то преступлении против кесаря. По-видимому, это — более резкое, усиленное воспроизведение прежнего обвинения апостола в том, что он возмутитель (24:5). Возможно также, что здесь повторяется клевета, которую возводили на христиан солунские иудеи (17:6 и далее), выставляя на вид, что христиане почитают другого царя Иисуса и, следовательно, идут против повелений кесаря.


25:8 Стих представляет или подлинно краткий ответ апостола в свое оправдание, имеющее решительный характер, или, может быть, передает только сущность защитительной речи Павла.


25:9 Подобно Феликсу, Фест не нашел никакой вины в Павле, но не осмелился, как и тот, оскорбить иудеев освобождением невинного. Посему, желая сделать угодное иудеям, он спрашивает Павла: «хочешь ли идти в Иерусалим, чтобы я там судил тебя в этом?» Хотя этим выражением Фест давал понять, что он не оставит Павла на произвол синедриона, однако, Павел отказался от такого косвенного, малонадежного покровительства и предпочел, чтобы дело его было передано не в руки низшего, а в руки высшего суда кесарева, на что он имел полное право, как римский гражданин.


Спросить Павла — хочешь ли? — Фест должен был потому, что перенесение дела из высшей судебной инстанции (суд прокуратора — именем кесаря) в низшую (суд местный, национальный) могло быть сделано только разве по желанию подсудимого. С другой стороны, не сомневаясь в решительном отказе Павла на свое предложение, Фест все-таки спрашивает Павла: хочешь ли? — все по той же угодливости иудеям, которым Фест хотел показать, что отказ в исполнении их просьбы выдать им Павла (ст. 4) сделан не из неблаговоления к ним, а зависит от самого подсудимого, которого против его воли нельзя, по римским законам, передавать из высшей судебной инстанции в низшую. Фест «пока еще не знал иудеев и не испытал от них почестей, отвечал справедливо (ст. 4); а когда побывал в Иерусалиме, то также стал угождать им, и не просто угождает, а с подобострастием» (Иоанн Златоуст).


25:10-11 Отказ Павла дышит достоинством и сознанием полной своей невинности. «Я стою пред судом кесаревым», отвечал он, и отвечал справедливо, потому что суд римского наместника почитался судом самого императора.


Где мне и следует быть судиму — намек на то, что если Фест не нашел сам вины в Павле и, так сказать, не имеет права и мужества осудить невинного, то тем более он не имеет права выдать этого невинного на заведомое осуждение суда низшего: тут беспристрастным и справедливым мог быть только суд самого кесаря..


Иудеев я ничем не обидел — новое основание для отказа судиться судом иудейским, домогательства которого являются бесцеремонным беззаконием и ничего, кроме беззакония, не обещают.


Как и ты хорошо знаешь, ὡς καὶ σὺ κάλλιον ἐπιγινώσκεις, яко же и ты добре веси, «как и ты лучше знаешь», т. е. лучше знаешь или должен знать как то, что я не обидел иудеев, так и то, что не обидевшего их не следует выдавать им, а препроводить на высший суд кесаря. Этим показывается тонко и деликатно неуместность самого вопроса — хочешь ли? Ты лучше (чем прикидываешься) знаешь, чего я должен хотеть и по законам римским, и по чувству невиновности пред иудеями: спрашивать об этом нечего, дело ясно само собою. За апостола в данном случае нечего бояться: он вполне готов и умереть, если того заслужил; а если нет в нем никакой вины, то «никто не может выдать (χαρίσασθαι — подарить) меня им». Такое решительное заявление, ограничивающее свободу самого прокуратора, Павел делает, очевидно, потому, что Фест, при обнаружившейся угодливости иудеям, внушал сильные сомнения в своем беспристрастии, заставляя думать, что интриги смертельных врагов апостола восторжествуют и над этим прокуратором.


Требую суда кесарева!.. — заключает апостол, избавляя Феста от страха возбудить неудовольствие иудеев своим освобождением и находя настоящий момент наиболее благоприятным к исполнению воли Господа, предназначившей ему свидетельствовать о Нем и в Риме (23:11).


25:12  Фест, поговорив с советом из нескольких чиновников, называвшихся советниками, которые состояли обыкновенно при провинциальных правителях для участия в делах управления областью.


Ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься! В объявлении этом звучит нотка неудовольствия, понятная после тех тонких намеков, на какие вызвал апостола образ действий прокуратора.


25:13  Царь Агриппа. Это был Ирод Агриппа II-й, последний царь из фамилии Иродовой. Он был сын Ирода Агриппы I-го (о котором говорится в 12 гл.), правнук Ирода I-го, брат Друзиллы — жены бывшего прокуратора Феликса. Воспитывался при дворе римского императора Клавдия, который, вскоре после смерти отца его, дал ему во владение Халкис (в Сирии), а через четыре года (около 53 г. по Р. Х.) вместо него — прежнюю тетрархию Филиппа и тетрархию Лисания (см. к Мф 2:22 и Лк 3:1), с титулом царя и полномочием — иметь попечение и надзор за храмом Иерусалимским (при нем и оконченным, см. к Ин 2:20) и избирать первосвященников иерусалимских (Иосиф Флавий. Иудейские древности XIX, 9, §2; XX, 1, §1 и 3; 7, §1).


Вереника — родная сестра Агриппы, бывшая сперва в замужестве за дядей своим Иродом, правителем Халкиса, потом по смерти его жившая с вышеупомянутым братом своим, как полагали, в беззаконной связи (Иосиф Флавий. Иудейские древности XX, 7, §3), потом вышедшая за киликийского царя Полемона (там же, 7, §5) и, наконец, бывшая в обладании Веспасиана и Тита.


Поздравить Феста. Исполнение не просто долга вежливости, но и прямой обязанности — ввиду вассальных отношений к Риму.


25:14 Настоятельной надобности предлагать царю дело Павла Фест, как видно, не имел. Если же сделал это, то, по замечанию дееписателя, потому, что... надо же было чем-нибудь занять проведенные царем здесь много дней, тем более, что дело это было для царя действительно небезразличное и небезынтересное, причем Фест мог даже надеяться услышать от царя, по ознакомлении с этим делом, мнение о нем более правильное и компетентное, нежели какое мог составить сам правитель, еще так мало знавший обычаи и законы иудейские (ср. ст. 26-27).


25:15-21 Фест делает Агриппе довольно обстоятельное сообщение о деле Павла, выставляя попутно на вид и свою личную правдивость (не пренебрегая, однако, и ложью, ср. ст. 20), честность и ревность в ведении этого дела, и преимущества вообще римского судопроизводства сравнительно с тогдашним иудейским.


25:16  Ни одного из обвинений, какие я предполагал, судя по настойчивости и озлоблению обвинителей, особенно обвинений политического характера. Единственное такого рода обвинение было настолько несерьезно и главное — бездоказательно, как и все остальные, что слова прокуратора равносильны полному оправданию обвиняемого.


25:19  Споры об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив. Выражение звучит равнодушием ко всем этим истинам и желанием показать себя стоящим выше этих «иудейских суеверий», как выражались язычники вообще об откровенной еврейской религии. Учение же Павла о воскресении Христовом передается с нескрываемым издевательством: «περί τινος ’Ιησου̃ τεθνηκότος ὃν ἔφασκεν ὁ Παυ̃λος ζη̃ν» — о некоем Иисусе умершем, Которого Павел утверждал жить, т. е. делал нечто такое, что выше его сил, каковы вечные и неодолимые законы природы.


25:20  Затрудняясь в решении сего вопроса. Это — ложь: нижеприведенный вопрос Павлу Фест делал не по затруднению в решении столь ясного вопроса, а из желания сделать угодное Иудеям (ст. 9). Употребляется эта ложь из желания выставить себя пред Агриппою в лучшем свете.


25:21  На рассмотрение Августово — то же, что на суд кесаря, обычным титулом которого со времени Октавиана было Август.


25:22  Хотел бы и я послушать. Весьма вероятно, что Агриппа слышал и прежде что-либо об апостоле и о христианстве (26:26), и теперь вполне естественно, что он рад воспользоваться случаем видеть и слышать этого величайшего исповедника и учителя христианства.


25:23  С великою пышностию, — т. е. по-царски, прилично своему сану.


С тысяченачальниками. В Кесарии — резиденции прокуратора, правителя такой беспокойной области, какою была тогда Палестина, стояло пять когорт войска и, следовательно, пять тысяченачальников (Иосиф Флавий. Иудейская война III, 4, §2).


Знатнейшими гражданами — представителями города, в котором сосредоточивалось управление целой провинции. Таким образом, это было многочисленное и блестящее собрание представителей военного и гражданского ведомств Кесарии, с царем и его сестрой и правителем провинции во главе. В это-то блестящее собрание и введен был апостол в узах (26:29).


25:24 Представляя собранию узника, Фест излагает кратко дело его и цель нового обсуждения этого дела — «чтобы было мне что написать» (26 ст.). Так, очевидно, сложилось дело бедного Павла, что нечего было о нем даже и написать: надо было отпускать, а не хотелось — «страха ради иудейского», а и обвинять было не в чем. Бедное правосудие! Бедные стражи пресловутого римского права!


Все множество иудеев — несколько преувеличено, ср. ст. 2 и 15. Возможно, впрочем, что указанных там лиц действительно сопровождала более или менее значительная толпа народа, подкрепляя жалобы и обвинения на Павла и криками требуя осуждения его на смерть.


25:26  Не имею ничего верного написать о нем. Возможно, что правитель искренно затруднялся ясно и верно представить сущность дела, что вполне понятно в нем, как иностранце, недавно только прибывшем в эту область и незнакомом с ее постановлениями, характером и обычаями, — хотя из представленных обвинений Павла он и успел вынести твердое убеждение, что по римским законам он не подлежит смертной казни. Естественно было поэтому для него желать слышать мнение нарочито собранных им и особенно Агриппы, как ближе всех знакомого с местными учреждениями и обычаями страны, чтобы составить вполне верное суждение об этом деле, о котором ему надо было писать обстоятельное донесение императору.


26:1 Как царь и почетный гость прокуратора Агриппа первенствует в собрании, открывая и закрывая заседание. Знаменательно при этом, что, открывая собрание разрешением Павлу вести защитительную речь, Агриппа, воспитанный при дворе римском, обнаруживает такую деликатность по отношению к прокуратору, выражаясь безлично при обращении к Павлу: «позволяется (а не: позволяю) тебе говорить».


Простерши руку. Ораторский прием для усиления торжественности минуты и произносимой речи, в данном случае имевший особую силу и значение. Простертая рука, на которой висела цепь, — какой сильный символ несвязуемости внутренней духовной свободы и правды дела! «Слово Божие не вяжется!..»


Речь Павла по существу не представляет ничего нового, чего он не говорил прежде. Особенность ее в том, что она является победоносною торжественною защитою не столько самого Павла, сколько всего христианства, как истинно Богооткровенной религии.


Исходным пунктом речи служит мысль о тесной связи Ветхого Завета с Новым. Выходя из этой мысли, Павел объявляет, что его вина состоит разве только в том, что он верил в исполнение обетования, непреложность которого признавали и сами иудеи, хотя и не считали его исполнившимся.


26:2-3  Почитаю себя счастливым. Павел, без сомнения, совершенно искренно говорил и мог говорить так. Он выражает вполне естественно свою радость, что имеет случай защищать себя, во-первых, пред царем, и, во-вторых, пред таким царем, которому лучше других известны все обычаи и спорные мнения Иудеев, и который, следовательно, лучше, чем другие (например, прокураторы Иудеи), мог судить о невинности его и высшей правде его дела. Такие случаи — излагать это правое дело, имеющее всеобщее значение, пред такими именитыми слушателями — представлялись нечасто, зато особенным образом служили к славе имени Христова и к оправданию христианства в глазах целого мира. Вот почему вполне естественно, что «Павел с дерзновением начинает говорить и называет себя счастливым не из ласкательства, но потому, что говорит пред человеком, которому все известно» (Иоанн Златоуст).


26:4-5 Указанием на строгое, фарисейское — по строжайшему в нашем вероисповедании учению — воспитание, в самом центре религиозной жизни иудейства — Иерусалиме, от лет ранней юности, — Павел имеет в виду усугубить значение совершившегося в нем переворота, о котором он намерен сказать далее, значение, имеющее силу не для него одного, а и для всех людей здравого смысла и искренних, честных искателей истины.


Если захотят свидетельствовать. Выражение предполагает отрицательный смысл: для иудеев большая невыгода свидетельствовать обо всем этом, служащем к большей чести и оправданию христианства, и естественно, что они не захотят об этом свидетельствовать.


26:6  И ныне я стою пред судом за надежду на обетование. Какое вероломство хочет учинить строжайшее иудейство! — как бы так хочет сказать апостол. Это строжайшее иудейство не могло не одобрять разожженной жажды обетования в своем наиболее ревностном последователе. А потом, когда эта жажда честно и истинно нашла себе верное удовлетворение, то же самое строжайшее иудейство выступает его казнителем. Явная несообразность! «Не безумно ли всячески стараться, чтобы она (надежда) исполнилась, и — гнать того, кто в нее верует?» (Иоанн Златоуст).


За надежду на обетование, для Павла уже получившую живое осуществление в лице Господа Иисуса, для остальных иудеев еще ожидаемую так напрасно и так запоздало (ср. 13:32; 23:6).


26:7-8  Наши двенадцать колен — древнее теократическое обозначение всего народа израильского, как одного целого народа Божия. Хотя это разделение на колена давно уже сгладилось неоднократными пленениями евреев, а также позднейшими — и вынужденными, и добровольными — переселениями в языческие страны, однако в сознании народном всегда оставалось представление о целом народе, как состоящем из XII колен, где бы ни обитали их представители — в Палестине ли, или в рассеянии (ср. Иак 1:1).


Усердно служа Богу день и ночь — именно в ожидании исполнения данного Богом обетования о Мессии, Который был средоточием всего служения Богу евреев, Которым они, так сказать, живут и дышат.


За сию-то надежду... обвиняют меня. Было ясно для всех, что Павел разумел здесь Иисуса, убитого иудеями и воскресшего силою Бога. Но тут, быть может, заметив в слушателях движение негодования или просто желая предупредить возражения, апостол вдруг возвышает голос, говоря как бы ко всем, как иудеям, так и язычникам, представители коих были тут: «что же? ужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?..», разумея здесь не воскресение мертвых вообще, но воскресение Иисуса Христа, как ясное доказательство исполнения пророчеств в лице Спасителя. Далее, в доказательство своей мысли, Павел говорит о своем обращении (9-23), и этот третий рассказ его, в сущности, тождественный с двумя другими, принимает в его устах особый опенок, применительно к обстоятельствам и слушателям.


Так как воскресение Иисуса было видимым, живым доказательством исполнения пророчества о Нем, то он, в сущности, не говорил ничего нового, ибо еще прежде него Моисей и пророки учили о том же: Иисус должен пострадать, должен воскреснуть (ср. 3:24).


Бог воскрешает мертвых (ср. к 2:24 и паралл.) — настоящее время употреблено для означения всегдашней легкости и возможности воскресения мертвых Богом, безотносительно к воскресению Иисуса и будущему воскресению мертвых, ибо это дело Бога вечного и всемогущего, не допускающее никакого сомнения и возражения.


26:9  Действовать против имени Иисуса, то есть против исповедания имени Иисуса Назорея, как Мессии, Господа и Бога (ср. 4:10).


26:10  Это я и делал — ср. 22:4 и далее и паралл. в гл. 7, 8 и 9.


Подобно тому, как и выше — «правда, и я думал», апостол сознается, что и он некогда не верил не тому, что Бог воскрешает мертвых (этой веры он всегда держался, как строгий фарисей, ст. 5 и 23:6 и далее), но тому, что Он воскресил Иисуса и что Иисус есть истинный Сын Божий, и сначала поступал сообразно этому неверию. Это, однако, еще более располагает в пользу его учения, которое не могло дать такого резкого контраста со всем прежним его образом мыслей и действий — без особо сильного и крепкого основания, о чем он еще раз и повествует далее.


Святых, ср. к 20:32 и паралл. Апостол называет так христиан, возвышая их в глазах судей и глубже изобличая свою несправедливость в отношении к гонимым.


26:11  Принуждал хулить, т. е. Иисуса. В предшествующих рассказах этого не упоминается. С каким сокрушением сердца должен был вспомнить о сем исповедник и апостол Христов! И как это было сильно заставить задуматься и этих гонителей и хулителей Иисуса, не хотящих уверовать в Него после столь сильных доказательств Его божественности!


26:12-15  Со властию и поручением — ср. прим. к 9:1-2.


Любопытны некоторые, хотя маленькие и несущественные, особенности этого второго собственного рассказа апостола о своем обращении, в сравнении с первым его рассказом (гл. 22) и рассказом дееписателя (9 гл.). Эти особенности следующие: 1) о свете небесном, осиявшем Павла, точнее отмечается, что это был «свет, превосходящий солнечное сияние» (в 9-й гл. свет с неба, в 22-й — свет великий). Этою чертою восполняется тот и другой рассказ о Павле. 2) Апостол говорит затем, что и он сам, и спутники его — все мы упали на землю, чего не упоминается вовсе в 22 гл., в гл. 9 же говорится, что спутники Павла стояли в оцепенении (ст. 7). Это разногласие едва ли надо особенно стараться примирять. Достаточно объяснить его в том и другом случае различно выраженным желанием апостола изобразить силу впечатления события на его спутников (вероятно, итак, и этак, т. е. часть — падением, а другая — оцепенением, или сначала все падением, а потом все же — оцепенением), выразивших свой ужас пред совершающимся. 3) Апостол делает замечание, что Господь говорил с ним на еврейском языке, замечание, из коего видно, что настоящую речь свою апостол говорил на языке греческом, наиболее понятном для его слушателей. Наконец, 4) важнейшая особенность настоящего рассказа в том, что речь Господа передается гораздо подробнее. То, что в тех рассказах передается, как слова Господа Анании и Анании Павлу уже в Дамаске (ср. 9:10 и далее, 22:12 и далее), то здесь представляется, как речь Господа самому Павлу при явлении, и еще с некоторыми добавлениями. Вероятно, апостол, в видах большего удобства, совместил в одну речь и то, что говорил ему непосредственно Господь, и то, что говорил ему Анания, выразив это в вольном изложении, не держась буквы и не нарушая существенно истины, потому что Павел действительно слышал от Анании то, что было ему поручено Господом.


Что касается тех подробностей настоящего рассказа (ст. 17 и 18), коих не оказывается совершенно в двух прежних сообщениях об этом событии, то и они объясняются также очень просто — неодинаково подробною передачею одного и того же существа дела.


26:16-18  Служителем и свидетелем — ср. 1:8. Указание на равенство служения Павлова служению прочих апостолов, при том отличии, что Павел преимущественно посылается быть апостолом язычников.


26:16  Что ты видел, и что Я открою тебе. Павел видел Господа воскресшим и прославленным, посему и мог быть совершенно таким же свидетелем Его воскресения, как и прочие апостолы (3:15; 1 Кор 9:1; 15:4-9). О том, что Господь действительно открывал волю Свою и в дальнейшей истории Павла, свидетельствуется, между прочим, в 20:17 и далее; 23:11 и др.).


26:17  От народа иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя. К которым посылаю — надо относить и к народу иудейскому, и к язычникам, как и видим во всей деятельности Павла, обращавшегося всюду сначала к иудеям и потом уже к язычникам (ср. 13:46 и паралл.).


26:18  Тьма и свет — образы духовного состояния человека — во власти сатаны (князя тьмы) и в благодатном царстве Бога — Отца светов. Первое состояние — под властью князя тьмы — состояние неведения истины Божией и сознательного от нее отчуждения, конец чего — вечная гибель; второе — состояние благодатного просвещения светом божественной истины, в сыновней близости к Богу Отцу и вечном блаженстве со всеми святыми (ср. 20:32).


26:19  Посему, я не воспротивился, как противятся иногда самым очевидным и убедительным истинам, как противятся доселе все те, по милости которых был связан Павел и теперь предстоит на суде. «Этим явлением Он (Иисус) обратил меня и убедил так, что я не мог противиться» (Иоанн Златоуст).


26:20 Апостол указывает круг своей проповеднической деятельности (Дамаск, 9:18 и далее, Иерусалим, 9:26 и далее, вся земля Иудейская и, наконец, язычники, — главным образом, Малой Азии, Македонии и Греции). Содержание своей проповеди апостол характеризует обще, как проповедь о покаянии и обращении к Богу иудеев и язычников, чтобы побудить их творить дела, достойные покаяния (ср. Мф 3:2,8; Деян 2:38 и паралл.).


26:21  За сие, т. е. за проповедь о покаянии, обращении к Богу иудеев и язычников (общее обозначение предмета проповеди), схватили меня Иудеи в храме. В 21:27 и далее указывается ближайший повод к нападению иудеев на Павла, здесь же приводится самая внутренняя причина их ненависти к нему.


26:22  Получив помощь от Бога, явленную, видимо, в быстром прибытии военачальника на выручку апостола из рук озверевшей толпы (21:31 и далее).


До сего дня стою — пребываю до сего дня цел, свидетельствуя о Христе всем, кто хочет слушать, от малого до великого, от юноши до старца, от бедного до богатого, от незнатного до знатного (ср. Иоанн Златоуст).


Ничего не говоря, т. е. своего, самоизмышленного, а только предвозвещенное Моисеем и пророками.


26:23 Апостол раздельнее указывает общее содержание и смысл пророчеств Моисея и пророков о Христе (ср. 3:24 и паралл.), указывая следующие три главных черты: страдание Христово (Ис 53 и паралл.), воскресение (Пс 15:8-11; ср. Деян 2:24 и др.), возвещение света иудеям и язычникам (Ис 60:1-3; ср. Мф 12:21; Втор 18:15-18; Деян 3:22 и далее).


Восстав первый из мертвых — в том же смысле, как «перворожден из мертвых» (Кол 1:18), положивши Своим воскресением начало и основание для воскресения всех людей (1 Кор 15:23; ср. Деян 23:6 и паралл.).


Возвестил свет — просветить истинным учением о спасении мира (ср. Мф 4:16).


26:24 Речь Павла прерывается громким сердитым восклицанием Феста, понятным при легкомысленном скептицизме и презрительном отношении ко всякой вере.


Безумствуешь ты, Павел — выражение, по-видимому, относится ко всей речи Павла о своем обращении и ко всему его поведению после этого обращения, в котором скептик Фест не мог усмотреть ничего, кроме обыкновенного бреда расстроенного воображения.


Большая ученость доводит тебя до сумасшествия. Фест высказывается насмешливо, что Павел слишком заучился, отчего у него, как говорится, ум за разум зашел — отзыв крайнего легкомыслия, говорящий о большом невежестве и самого Феста. По-видимому, заключение о большой учености Павла Фест сделал из того, что Павел приводил столь многочисленные ссылки на пророчества, подтверждавшие его учение о Христе.


26:25-26 Достаточно почтительно, но с полным достоинством, кратко и сильно, апостол отрицает упрек и подозрения Феста.


Я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла! Для уверения в сем не понимающего дела язычника апостол ссылается на более понимающего и смыслящего в сем деле иудея, царя Агриппу, к которому собственно и обращена вся эта речь апостола (ст. 2-3).


Прав апостол и в фактической стороне своего учения. Извинительно, что Фест, как новый человек, сомневается в верности проповедуемого Павлом. Но быть не может, чтобы от царя было скрыто «что-нибудь из сего», т. е. из того, что относится к жизни и деятельности Иисуса и к жизни первохристианской церкви после Его вознесения, ибо все «это не в углу происходило» — не втайне, а всенародно, и не в одном Иерусалиме, а и в виду всей Палестины.


26:27-29 Подтвердив истину и здравомыслие своих слов бесспорным знанием царем Агриппою того, чту не в углу происходило, апостол вдруг неожиданным и решительным оборотом речи обращается к совести Агриппы и, как мудрый и искусный ловец человеков (Мф 4:19), ставит его в такое положение, что всякий другой, честно ревнующий об истине, не избежал бы уловления, как избежал Агриппа, стыдливо отделавшись легкомысленной остротой и поспешив закрыть собрание.


26:27  Веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь — спешит ответить сам апостол за смущенного царя, растерявшегося от столь неожиданного экзамена в области веры и совести, на глазах образованных римских чиновников, пред которыми царь лицемерно хотел бы лучше казаться добрым язычником, чуждым суеверий иудейских.


26:28 Обыкновенно ответ Агриппы переводят так: ты немного не убеждаешь меня сделаться христианином. В интересах славы Павла, красноречие которого вызвало у царя такую похвалу, многие принимают такой перевод. Однако мало вероятного, чтобы Агриппа, если даже допустить, что речь апостола сильно подействовала на него, мог зайти так далеко, особенно в присутствии Феста, только что назвавшего Павла почти безумным. Нельзя понимать ответа в указанном смысле и потому, что он противоречит прямому значению слов подлинника. Греческое чтение данного места таково: ἐν ὀλίγω̨ (т. е. χρόνω̨) με πείθεις Χριστιανтν γςνέσθαι. Греческое слово πίθειν — «убедить» — чаще означает стараться, силиться убедить. Слово ἐν ὀλίγω̨ — «немного» — принимается почти всегда в значении короткого времени. Если принять во внимание быстроту оборота речи, которым Павел хотел сказать: «если ты веришь пророкам, то должен верить в Иисуса Христа», то нам понятен будет естественный смысл ответа: «ты слишком скор на заключения!», т. е. Агриппа хотел сказать: ты спрашиваешь, верю ли я пророкам? Да, верю. Но заключать отсюда, что я необходимо должен веровать во Христа, чтобы я был уже христианином, — это уже слишком поспешное заключение.


Славянский текст лучше оттеняет такой смысл ответа — вмале мя препираеши христианина быти! И именно такой смысл и мирится лучше всего с глубоким и серьезным впечатлением речи Павла на Агриппу, его слабым желанием сделаться христианином и, наконец, тем затруднительным положением, в какое Агриппа был поставлен, чувствуя себя, с одной стороны, в присутствии Павла, называвшего его обращенным израильтянином, а с другой — Феста, не уважавшего ни иудейства, ни христианства и считавшего Павла безумцем. Кроме того, такой смысл ближе подходит к ответу Павла, который без того делается малопонятною и пустой игрою слов. В действительности, между ответами Агриппы и Павла должна существовать логическая связь. Царь говорит: ты слишком скоро хочешь меня сделать христианином. Павел отвечает: «молил бы я Бога, чтобы мало ли, много ли (т. е. скоро ли или долго, различие времени неважно, лишь бы дело сделалось), не только ты, но и все, слушающие меня сегодня, сделались такими, как я!..» Последние слова, очевидно, намекают на слова Феста относительно «безумства» Павла.


26:29  Кроме сих уз — трогательно добавляет невинный исповедник Христов. Узы были его похвалою (Еф 3:1; 4:1; Филим 1; Фил 2:17 и далее), но, конечно, он не желал, чтобы все христиане, его возлюбленные чада, были в узах всегда (ср. Иоанн Златоуст и Феофилакт).


26:30-32  Царь и правитель... встали — не потому, что Павел сказал все, но — чтобы прекратить столь пытавшее совесть царя слово апостола, встает Агриппа, и за ним правитель и все сидевшие с ними. Как бы то ни было, общее впечатление защиты апостола оставалось благоприятным. Любопытно, что Фест и Агриппа, признав Павла не сделавшим ничего достойного не только смерти, но и уз, все-таки посылают его к кесарю, ссылаясь на то, что Павел требовал суда кесаря. Но ведь это требование имело силу дотоле, доколе находили виновным Павла. Теперь, когда эта виновность торжественно снималась с Павла, он имел право на свободу, без отсылания к кесарю. Очевидно, и Фест, и Агриппа не совсем искренно желали освобождения Павла, или, по меньшей мере, показали себя бездушными и мелочными формалистами, строго соблюдающими закон, который так легко мог быть обращен и тут в пользу Павла, стоило только спросить последнего, настаивает ли он на суде кесаря, когда его совершенно готов освободить суд прокуратора? Ответ был бы, конечно, один: настаивать не для чего, достаточно освободить.


26:31  Отшедши в сторону, ἀναχωρήσαντες, отойдя, удалившись, очевидно, в другую комнату, а не в сторону только той, где происходило собрание.


Ничего достойного смерти или уз не делает. Настоящее время — не делает — выражает оценку всей деятельности Павла, доколе он действует по высказанным им религиозным началам. Важное и ценное признание, усугубляющее непоследовательность отправления Павла еще на суд кесаря.


27:1  Плыть нам. Дееписатель снова начинает повествовать, как спутник апостола, и так — до самого прибытия его в Рим. Кроме Луки, с Павлом находился в этом путешествии Аристарх (2 ст.).


Сотнику Августова полкагреч. и слав.: σπείρης Σεβαστη̃ς, спиры Севастийские — Севастийского отряда, названного так по имени г. Севастии.


27:2  Адрамитский корабль. Адрамит — приморский город в малоазийской провинции — Мисии, недалеко от Трояды и Асса (см. к 16:7-8; 20:5-6). Это, вероятно, был корабль одного из адрамитских купцов.


Плыть около Асийских мест, т. е. вдоль берегов Сирии и Малой Азии до Адрамита. Узники были посажены на этот корабль, очевидно, за неимением другого, который бы прямо направлялся в Италию, — в расчете пересесть в одной из малоазийских пристаней на другой корабль до Италии. Такие корабли, при живых торговых сношениях Малой Азии с Италией, можно было найти здесь всегда, как случилось и теперь (ст. 6).


Об Аристархе см. 19:29; 20:4; Кол 4:10; Филим 1:24.


27:3  К Сидону — древнейшему торговому городу Финикии (Мф 11:22), верстах в 100 от Кесарии. Сюда корабль прибыл на другой день, что показывает полную благополучность плавания.


Сходить к друзьям. Вероятно, корабль имел здесь довольно продолжительную остановку, во время которой апостол получил от человеколюбивого Юлия разрешение (конечно, в сопровождении стражи) посетить своих друзей, т. е. христиан (ср. 11:19), и воспользоваться их усердием для удовлетворения нужд апостола и его спутников (христиан) в дальнейшем плавании. «Вероятно, Павел нуждался в этом после многих бедствий от уз, от страха, от постоянной перемены мест. Смотри, как писатель не скрывает и того, что он желал получить пособие» (Иоанн Златоуст).


27:4  Приплыли в Кипр — см. к 4:36 и паралл. Это совершилось, по-видимому, вопреки первоначальному намерению плавателей (ст. 2) по причине противных ветров, отклонивших корабль от принятого направления.


27:5  Переплыв море против Киликии и Памфилии (см. прим. к 11:25 и 13:13), следовательно, не заходя в их приморские города, прибыли в Миры Ликийские — цветущий тогда город в малоазийской провинции Ликии, верстах в 4 от моря, на реке судоходной до самого города. Здесь найден был сотником александрийский корабль, плывший в Италию, на который пересадили узников и конвой. Вероятно, это был тоже купеческий корабль, очень большого размера, везший груз пшеницы (ст. 38) и, кроме того, до 276 человек народа (ст. 37). Почему этот корабль, плывший из Александрии в Италию, настолько уклонился от прямого пути, очутившись в Малой Азии, неизвестно: может быть, был загнан противными ветрами, может быть, торговыми делами, сдачей или приемкой грузов и т. п.


27:7-8 От Мир Ликийских до Книда — города в малоазийской провинции Карии, на полуострове Книдии, при благоприятных условиях плавания, можно было доплыть в один день, равно как и от Книда до известного большого острова Крита. Но корабль плыл эти расстояния медленно, многие дни, задерживаемый неблагоприятными ветрами.


При Салмоне — мыс на восточном берегу Крита.


Хорошие Пристани близ города Ласеи — на южном берегу Крита. Здесь была бухта, хорошо защищенная от северо-западных ветров, затруднявших плавание корабля и заставлявших его спуститься под заслон от них Крита, чтобы южнее его и плыть далее. Но здесь, в усугубление прежней, выступила новая беда — не менее сильные и противные юго-западные ветры.


27:9  Пост уже прошел — разумеется, без сомнения, важнейший пост дня очищения — 10 дня месяца тифи (во II-й половине сентября). Это было, таким образом, после осеннего равноденствия, когда плавание морское, особенно в тех странах, весьма небезопасно.


27:10  Павел советовал, говоря. Апостол Христов достаточно испытал трудность и опасности морских путешествий (2 Кор 11:25 и далее) и был достаточно опытен, чтобы предвидеть бедствия дальнейшего путешествия, воздержаться от которого он давал благоразумный и своевременный совет. Такое естественное, на основании опыта, предусмотрение бедствий плавания не исключает возможности особого прозорливого их предведения, что особенно отмечается далее (ст. 22-24).


27:11-15 Дело яснее должно быть представлено так: Павел давал совет тотчас же зазимовать, хотя бы и в не столь удобной для зимовки пристани, предпочитая из двух зол меньшее. Но сотник, как это и естественно, предпочел довериться более испытанным, по-видимому, морякам, чем простому пассажиру. А эти моряки, в свою очередь, предпочли поддаться влиянию других советов — поискать тотчас же более удобной пристани, не выжидая времени. Намечено было по возможности добраться до пристани Финика, на том же южном берегу Крита, как более защищенной от ветров вдающимися в море мысами. Подувший южный ветер еще более окрылил надежды плавателей, уже мечтавших о получении желаемого. Как вдруг неожиданно налетевший сильный шквал (εὐροκλύδων — северо-восточный ветер) не только затруднил их попытку попасть в намеченную гавань, но и помчал совсем прочь от Крита, в открытое море (ст. 16), до островка Клавды (к юго-западу от Ласеи и хороших пристаней, как раз по направлению Евроклидона).


27:16-20 Близость островка не уменьшила опасность плавания, а только еще более увеличила, ввиду больших мелей в этом месте. Волны били корабль и обычно следовавшую при нем лодку, которую едва можно было удерживать. Приняты были обычные в таких опасностях меры и для спасения самого корабля: обвязывание крепкими канатами и цепями его бортов и т. п.


27:17-20  Боясь чтобы не сесть на мель. Направление ветра давало предполагать возможность, что вблизи африканского берега (для александрийских корабельщиков, вероятно, небезызвестного) корабль может нанести на так называемый большой Сырт — громадную мель недалеко от Триполиса, к востоку. Ввиду этих опасений корабельщики прежде всего спустили парус, чтобы корабль не так сильно ударило и врезало в случае находа на мель. Это отдавало корабль на совершенно беспомощное ношение среди волн. Затем начали выкидывать груз (начав, вероятно, с более тяжелых и менее ценных вещей из груза) для облегчения корабля, глубокая осадка которого, при бездействии паруса, грозила особенною опасностью от волн. Когда эта мера для спасения корабля казалась недостаточною, приступили к последней крайней мере — бросанию всякой клади и вещей пассажиров. Эти вещи, по выражению дееписателя, пассажиры побросали своими руками, т. е. не жалея ничего своего для общего блага и возможной безопасности.


Наконец, стала исчезать всякая надежда на спасение: краткое и сильное изображение страшных бедствий плавания, когда даже крепкой душе Павла оказалось нужным небесное ободрение и подкрепление — не бойся! (ст. 24).


27:21-26  Долго не ели. Конечно, от страшной качки и от сильного беспокойства за свою судьбу. Недостатка провианта на корабле, по-видимому, не было: на нем еще оставалось довольно пшеницы (ст. 38).


В минуты всеобщего уныния и отчаяния апостол проливает в души всем отрадный луч надежды — объявлением бывшего ему откровения, что никто не погибнет, только корабль.


Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу (ср. Рим 1:9) — этими выражениями апостол возбуждает доверие слушателей к словам своим, как человека, близкого к Богу и всецело преданного Ему.


Явился мне в сию ночь — как? во сне или видении наяву (ср. к 23:11), не видно из текста.


Тебе должно предстать пред кесаря — для решения твоего дела (25:11,12). Следовательно, апостолу не суждено погибнуть в море, как бы ни была велика опасность. И не только апостолу, а — вместе с ним и ради его — и всем его спутникам будет спасение: «Бог даровал тебе всех плывущих с тобою» в силу того же самого Своего милосердия, по которому прежде ради немногих праведников Он высказывал готовность сохранять от погибели целые города (Быт 18:22-32).


Для большего удостоверения в безопасности апостол указывает на свою веру откровению Божию, которая действительно не могла не действовать посреди всеобщего отчаяния, и уверенность, что вскоре всем им надлежит быть выброшенными на какой-нибудь остров.


Было ли это тоже открыто Павлу, или это его заключение из слов ангела, или, наконец, собственная догадка его, а только слово его, действительно, вскоре исполнилось.


27:27  В четырнадцатую ночь — со времени отплытия из бухты.


Хорошие пристанист. 8; ст. 18,19.


В Адриатическом море — под этим именем в древности разумели иногда не в тесном смысле нынешнее Адриатическое море или Венецианский залив, но все морское пространство между Грецией с востока, южной Италией и Сицилией с запада (со включением и о. Мальты).


Стали догадываться — быть может, по особому гулу от прибоя волн.


27:29  Бросили с кормы четыре якоря — для большей прочности корабля при стоянке.


27:30  Корабельщики хотели бежать, оставив корабль на произвол судьбы: так сильно было у них отчаяние в спасении и жажда жизни. Вероятно, корабельщики видели невозможность продолжать на нем и дальнейшее плавание. Видели и то, что малый бот не мог быть спасением для всех, почему и решили воспользоваться им для спасения себя, предоставив остальных своей судьбе.


27:31  Павел, уразумевший замыслы корабельщиков, призывает к предупреждению их сотника и воинов, сила которых одна могла остановить гибельный для остальных пассажиров замысел, так как за отсутствием матросов — неопытные в корабельном деле пассажиры и солдаты преждевременно должны были погубить корабль вместе с собою. Замечательно при этом выражение Павла: «вы не можете спастись», если не останутся на корабле матросы... Так была сильна его уверенность в своем собственном спасении. Правда, он должен был верить и спасению всех (ст. 24), но это не только не исключало человеческих средств, но и предполагало оные, почему и требовались хотя бы самые краткие меры против всякой попытки испортить дело общего всех, а не единичного лишь спасения. Отсечением веревок от лодки, тотчас унесенной волнами, замысел эгоистов был разрушен и надежда на спасение всех обеспечена.


27:33 Ср. ст. 27 и 21, прим.


27:34-36 Близость земли и обещанного всем спасения заставляла, однако, ждать и предсказанной гибели корабля, что предполагало катастрофу и немалые усилия ко спасению. Предвидя все это, апостол, вносивший так много ободрения в своих спутников, снова ободряет их, убеждая всех к принятию пищи для подкрепления своих сил.


27:38  Выкидывая пшеницу в море — вероятно, последние остатки груза злополучного корабля, чтобы облегченный от всего он мог ближе выкинуться к берегу, так как лодки для сообщения с берегом уже не было.


27:39  Земли не узнавали. Хотя это была небезызвестная морякам Мальта (см. далее 28:1), однако, они не узнали острова, очевидно, потому, что бурею их выкинуло на неизвестную для них сторону его.


27:40-41 Простое и наглядное изображение попытки подойти к берегу.


Развязали рули, которые обыкновенно связывались для защиты от напора волн, когда корабль просто отдавался на волю ветров, или когда становился на якоря.


Подняв малый парус, чтобы не очень быстро плыть на берег, что — при незнании корабельщиками места — могло быть небезопасно. Но — надлежало исполниться и откровению Божию (26 ст.): корабль все-таки наткнулся на мель и волны тотчас начали окончательно разбивать его.


27:42-44 Был момент новой опасности для узников и Павла, когда воины усомнились в возможности сберечь вверенных их охране на неизвестной земле, и согласились было лучше умертвить их, нежели отвечать за них пред строгим законом (ср. 12:19). К счастью, благоразумный совет и распорядительность сотника, желавшего спасти особенно Павла (по чувству и своего личного уважения к нему и по поручению прокуратора), не допустил погибнуть тем, кого не дано было погубить морю — при всей его ярости. Чтобы предупредить возможность бегства узников, прежде всего сотник велит умеющим хорошо плавать стражам первыми броситься в воду и выплыть на берег. Таким образом на берегу собралась достаточная стража для предупреждения побега спасающихся узников, после чего все спаслись на землю, пользуясь, при неумении плавать, разбитыми остатками и вещами корабля. Так исполнилось со всею точностью слово Божие через ангела Павлу (ст. 22,24).


28:1  Узнали — очевидно, от жителей острова — о его названии Мелит — нынешняя Мальта, около 100 верст к югу от Сицилии и верстах в 350 от африканского берега. До сих пор здесь сохраняется предание о пребывании апостола (губа св. Павла), тесно связанное с дальнейшим рассказом Деяний (ст. 3-6).


28:2  Иноплеменники, βάρβαροι, как называет их дееписатель, впрочем, не за грубость нравов (этому противоречил бы и дальнейший рассказ об их человеколюбии), а по общепринятому обычаю греко-римлян — именовать так всех, не говоривших по греко-римски. Поселенцы Мальты, по всей вероятности, были пунического происхождения (финикийско-карфагенского) и говорили на своем пуническом диалекте.


28:3  Ехидна — порода змей, ядовитейшая (см. к Мф 3:7). При холоде она впадает в оцепенение, из которого выходит немедленно при соприкосновении с теплом.


28:4-6 Спастись от кораблекрушения и умереть минуту спустя от укушения змеи для язычников казалось ясным доказательством, что человек сей совершил величайшее преступление, которое божественное правосудие (δίκηjustitia, богиня суда, дочь Юпитера) не оставляет безнаказанным. Но когда увидели, что Павел спокойно стряхнул ехидну в огонь и не потерпел никакого вреда, то начали говорить, что он — бог. Истинный Бог, для прославления своего служения, позволил ему доказать на себе действительность написанного о безвредности змей для верующего. Ныне на о. Мальте нет более ядовитых змей. По поверию туземцев, их не стало с тех пор, как произошло описанное событие.


28:7  Начальника островаὁ πρω̃τος τη̃ς νήσου — собственно — первый человек на острове, откуда и заключается, что это был и начальник — первый по должности.


Принял нас — не всех спасшихся от кораблекрушения, но нас — в тесном значении слова, т. е. Павла и его спутников — Луку и Аристарха (27:1-2; ср. 10 ст.). Вероятно, сюда надо причислить лишь еще Юлия сотника, на охранении которого состоял Павел.


28:8-9 Вероятно, Павел вошел к Публию, по его приглашению, наслышавшись о чудесном спасении Павла от ехидны и надеясь получить от этого чудотворца помощь и для своего больного отца.


Исцелил его... были исцеляемы — без сомнения — чудесным образом.


28:11  Через три месяца — от 15 ноября 60 года до 16 февраля 61 года, следовательно, когда прошла бурная осень и большая часть зимы и дальнейшее плавание уже не представляло опасности.


На александрийском корабле (27:6), называемом Диоскуры (собственно помеченном Диоскурами — παρασήμω̨ Διοσκούροις — с изображением Диоскуров или именем их). Диоскуры — два известные в древности мифологические герои-близнецы Кастор и Поллукс, считавшиеся покровителями мореплавания.


28:12  Сиракузы — приморский город на юго-восточном берегу Сицилии, верстах в 125 от Мальты.


28:13  Ригия — ныне Реджио, в южной Италии, против Мессины, на северо-восточном углу Сицилии.


Путеолы — ныне Пуццоло, приморский город, в 7 верстах от Неаполя. Гавань Путеолы в то время была одна из самых значительных на западном берегу Италии и именно для торговли с Востоком. Здесь обыкновенно разгружались торговые корабли, чтобы отсюда сухим путем доставляться в столицу тогдашнего мира — Рим. Здесь же и Юлий высадил своих узников и конвой, чтобы следовать в Рим.


28:14 Великое доверие и расположение Юлия к Павлу еще раз выразилось в любезном разрешении промедлить еще 7 дней в Путеолах, по просьбе тамошних братьев-христиан, причем, вероятно, остальные узники и большинство конвоя отправились в Рим без остановки в Путеолах.


28:15  Услышав о нас, благодаря более раннему прибытию других узников и вообще живым сношениям Путеол с Римом.


Аппиева площадь — небольшой городок верстах в 60 от Рима, назван так по имени устроившего его — Аппия Клавдия.


Три гостиницы — местечко для остановки проезжающих верстах в 40 от Рима.


Возблагодарил Бога и ободрился. Два года плена в Кесарии, долгое путешествие, трехмесячное пребывание на Мальте ввиду нового узничества в Риме — все это не могло не утомить энергию и силы апостола, и потому понятно, как живительно было для него сочувствие и любовь христиан. «Смотри, как и он испытал при этом некоторое человеческое чувство. Тот, кто совершил столько чудес, при виде братии ободрился. Отсюда мы видим, что он по-человечески получал и утешения, и огорчения» (Иоанн Златоуст).


28:16  Пришли в Рим. Это было в марте 61-го года, в 7-й год царствования Нерона.


Без сомнения, вследствие добрых отзывов о Павле Феста (25:26-27) и сотника Юлия, Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его (см. к 24:27), отдельно от обыкновенных узников и с большой свободой (ср. ст. 30 и 31).


28:17  Чрез три дня, т. е. по прибытии в Рим, проведенных отчасти в отдыхе, отчасти в беседах с посещавшими апостола христианами и т. п.


Павел созвал знатнейших из иудеев — и здесь апостол следует своему обыкновению (17:2 и паралл.) — обращаться с проповедью прежде всего к иудеям, причем, так как сам он был лишен возможности прибыть для сего в синагогу, то и приглашает представителей иудейства к себе.


Первая беседа апостола с приглашенными иудеями имела целью устранить предубеждения их против апостола и, в устранение каких-либо наговоров на него, дать верные сведения о его деле.


Главные мысли этой беседы апостола таковы: 1) он содержится в узах невинно, не сделав никакого преступления ни против народа, ни против отеческих обычаев или закона Моисеева. 2) На суд кесаря отправил себя сам апостол, и не с целью обвинить в чем-либо свой единоверный народ, а с целью лишь избежать самосуда иудеев, противоречивших признанию его невинным и подлежащим освобождению, со стороны палестинских римских судей... Потребовав суда кесаря, «я сделал это не для того, чтобы другим причинить зло, но чтобы себя избавить от зла, и не по своей воле, но был вынужден» (Иоанн Златоуст).


28:19  Иудеи противоречили — характерная черта, дополняющая рассказ дееписателя о суде Павла пред Фестом (гл. 25). Дело представляется яснее так: после сказанного Павлом пред Фестом (25:8) прокуратор изъявил желание освободить его, но иудеи воспротивились (28:19), и тогда Фест, угождая им, предлагает Павлу судиться в Иерусалиме (25:9), в ответ на что Павел предпочитает потребовать суда кесарева (25:11).


28:20  По сей причине, чтобы заявить о своей невинности и действительных целях обращения к суду кесаря, я и призвал вас, предупреждая могущие возникнуть недоразумения и ложные представления дела. Не враг я народа и закона, как бы говорит апостол, напротив — за надежду Израилеву обложен я сими узами (ср. 26:6). Его дело, таким образом, есть как бы дело целого народа, хранителя божественных обетований.


28:21-22 Речь Павла произвела заметное впечатление. «Они были так увлечены его речью, что стали оправдывать не только себя, но и единоплеменников своих... как бы так говоря: ни через письмо, ни через людей они не сообщали нам о тебе ничего худого; впрочем, мы желали бы послушать тебя. А вместе с тем уже наперед высказывают свое мнение, прибавляя: о ереси сей известно нам, что о ней везде спорят. Не сказали: мы противоречим, но: о ней спорят, дабы отклонить от себя осуждение» (Иоанн Златоуст).


28:23  Очень многие — уже не одни знатнейшие приходят к Павлу в назначенный ими самими день.


О Царствии Божием, т. е. об основании и утверждении его на земле пришедшим Мессию, Господом Иисусом Христом, конечно, с сообщением сведений о Его жизни, учении и деятельности, о Его страданиях, смерти, воскресении и вознесении, подтверждая и проверяя все это пророчествами о Мессии из Ветхого Завета (ср. 17:3).


28:24  Одни, вероятно, меньшая часть — убеждались, а другие — бульшая часть — не верили (ср. ст. 25).


28:25 «Когда они уходили, не согласившись между собою, тогда он приводит слова Исаии (Ис 6:9 и далее), не для того, чтобы укорить этих (не веровавших), но чтобы утвердить тех (уверовавших)» (Иоанн Златоуст) ср. Мф 15:7; 13:14 и далее; Ин 12:40.


28:26-28  Слухом услышите и не уразумеете. «Видишь ли, как он показывает, что они недостойны прощения, если, имея и пророка, издревле предвозвестившего это, не обратились? А словом добре (хорошо) выражает, что они справедливо и отвергнуты, язычникам же дано познание этой тайны. Посему нисколько не удивительно, что они противоречили: ибо это предсказано издревле. Потом снова возбуждает в них соревнование, указывая на язычников, следующими словами: «итак да будет вам известно, что спасение Божие послано язычникам; они и услышат»» (Иоанн Златоуст).


28:29  Когда он сказал сие, Иудеи ушли — ср. 25 ст. Очевидно, иудеи слышали все эти грозные для них слова, не вразумившись ими и заслужив вполне изреченное в них осуждение.


28:30-31 Последние два стиха составляют краткое заключение книги Деяний, напоминающее подобную же форму заключения Евангелия от Луки (24:52-53). Это как будто заставляет признать за несомненное, что книга Деяний отнюдь не есть незаконченная книга, но подобно как и Евангелие Луки — вполне законченное по намерению писателя, слово (Деян 1:1).


28:30  Целых два года — вероятно, до освобождения от уз, а не до мученической кончины своей, которая, по некоторым преданиям, последовала несколько после.


На своем иждивении, ἐν ἰδίω̨ μισθώματι — предполагающем и наем помещения, и обеденное содержание. Так как теперь Павел, как узник, не имел возможности добывать себе содержание по-прежнему — собственным трудом (20:34), то, очевидно, он пользовался усердием верных, не только туземных, но и других основанных им и любивших его обществ христианских (ср. Фил 4:10,18).


28:31  Проповедуя... невозбранно — особенно после того, как первый его ответ пред судом кесаря (2 Тим 4:16) сделал его известным всей претории и всем прочим (Фил 1:12-13), послужив к большему успеху Евангелия (Фил 4:22).


«Будем же, — убеждает св. Златоуст, — подражать Павлу, этой доблестной и адамантовой душе, дабы, шествуя по следам его жизни, мы могли проплыть море настоящей жизни, достигнуть безмятежной пристани, и сподобиться благ, обетованных живущим достойно Христа».


Этим писатель оканчивает свое повествование и оставляет жаждущего слушателя, дабы остальное он дополнил собственным умозаключением... «Ибо, конечно, каково было прежнее, таково же было и последующее... Коринф имел его у себя два года, Азия три, этот (Рим) два, а потом он пришел туда во второй раз, когда и скончался... Ты хотел бы знать последующее? Оно таково же, как и предыдущее: узы, страдания, борьба, темничное заключение, козни, клеветы, ежедневная смерть!» (Иоанн Златоуст). В заключение небезынтересно поставить вопрос: почему в эти два года пребывания Павла в Риме его положение не изменилось ни к лучшему, ни к худшему? Полагают, в объяснение этого, что все это время ожидали кого-либо из Иудеи, уполномоченного поддерживать пред императором обвинение против Павла, или же просто дело замедлилось от небрежности, свойственной римским неограниченным правителям. Наконец, некоторые допускают, что это замедление произошло не без участия друзей Павла, которые видели в том большую пользу и для себя, и для него, при предоставлении ему столь широкой свободы в узах.


Сказания о дальнейшей судьбе апостола заимствуются главным образом из сообщений Евсевия Кесарийского, Симеона Метафраста, Никифора Каллиста, Барония, Климента Римского, Лактанция и других.


Наиболее достоверное время мученической кончины апостола 67 или 68 г. по Р. Х.


Деяния святых апостолов — следующая после святых Евангелий новозаветная книга исторического содержания, вполне заслуживающая и по важности своей занять первое после них место. «Эта книга, — говорит св. Златоуст, — может принести нам пользы не меньше самого Евангелия: такого исполнена она любомудрия, такой чистоты догматов и такого обилия чудес, в особенности совершенных Духом Святым». Здесь можно видеть исполнение на деле тех пророчеств, которые Христос возвещает в Евангелиях, — истину, сияющую в самых событиях, и великую в учениках перемену к лучшему, совершенную Духом Святым. Христос сказал ученикам: верующий в Меня, дела, которые Я творю, и он сотворит, и больше сих сотворит (Ин 14:12), и предсказал им, что их поведут к правителям и царям, что их будут бить в синагогах (Мф 10:17-18), что они подвергнутся жесточайшим мукам и над всем восторжествуют, и что Евангелие будет проповедано во всем мире (Мф 24:14). Все это, равно как и еще многое другое, что Он говорил, обращаясь с учениками, представляется в этой книге исполнившимся со всею точностью... События книги Деяний являются прямым продолжением событий евангельских, начинаясь с того, чем кончаются эти (вознесение Господа на небо), и раскрывая последующую историю Церкви Христовой до заключения в узы более всех потрудившегося из апостолов — Павла. Отмечая особый характер изложения и подбора событий, св. Златоуст называет настоящую книгу содержащею в себе по преимуществу доказательства воскресения Христова, так как уверовавшему в это уже легко было принять и все прочее. В этом видит он и главную цель книги.

Писатель книги Деяний — св. евангелист Лука, по собственному его о сем указанию (1:1-2; ср. Лк 1:1 и далее). Это указание, достаточно сильное само во себе, подтверждается и внешними свидетельствами древнехристианской церкви (свидетельства св. Иринея Лионского, Климента Александрийского, Тертуллиана, Оригена и мн. др.), и внутренними признаками, что все вместе делает полную и безусловную достоверность сказаний дееписателя до мельчайших частностей и подробностей — выше всякого сомнения1Как ближайший спутник и сотрудник св. апостола Павла, дееписатель был сам очевидцем большинства описываемых им событий; об остальных таких событиях он имел возможность слышать от самого апостола Павла (особенно относительно того, что касалось самого Петра), и от других апостолов, с которыми находился в постоянном живом взаимообщении. Влияние особенно Павла на написание Деяний весьма значительно и очевидно. .

Время и место написания книги — в точности неопределимы. Так как книга заключается указанием на двухлетнюю проповедническую деятельность апостола Павла в узах в г. Риме (28:30-31), но при этом не упоминается ни о смерти апостола, ни об освобождении, то следует думать, что во всяком случае она написана до мученической кончины апостола (в 63-64 году по Р. Х.) и именно в Риме (как полагает блаж. Иероним), хотя последнее не бесспорно. Возможно, что во время самих путешествий с апостолом Павлом ев. Лука вел записи всего наиболее примечательного, и только после привел эти записи в порядок и цельность особой книги — «Деяний».

Задавшись целью изложить главнейшие события Христовой Церкви от вознесения Господа до последних современных ему дней, ев. Лука своею книгою обнимает период около 30 лет. Так как при распространении веры Христовой в Иерусалиме и при первоначальном ее переходе к язычникам особенно много потрудился первоверховный апостол Петр, а при распространении в мире языческом — первоверховный апостол Павел, то и книга Деяний соответственно сему представляет две главных части. В первой (1-12 гл.) повествуется по преимуществу об апостольской деятельности Петра и о церкви из иудеев. Во второй — (13-28 гл.) о деятельности Павла и о церкви из язычников.

Под именем Деяний того или другого апостола в отдельности известны были в древности еще несколько книг, но все они отвергнуты Церковью, как подложные, содержавшие недостоверно апостольское учение, и даже как неполезные и вредные.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

21:38 От латинского слова "sica" - кинжал. Сикарии - крайние иудейские националисты, прибегавшие к террору.


22:38 От латинского слова "sica" - кинжал. Сикарии - крайние иудейские националисты, прибегавшие к террору.


23:35 Дворец, построенный Иродом, который служил резиденцией для римских прокураторов, и в котором било и тюремное помещение.


24:6 Отрывок 24:6б-8а: " и по нашему Закону хотели судить его. Но пришел трибун Лисий и с великим насилием вырвал его из наших рук, приказав и его обвинителям идти к тебе" (сравни прежние русские переводы), отсутствует в древнейших рукописях Деян.


25:6 Отрывок 24:6б-8а: " и по нашему Закону хотели судить его. Но пришел трибун Лисий и с великим насилием вырвал его из наших рук, приказав и его обвинителям идти к тебе" (сравни прежние русские переводы), отсутствует в древнейших рукописях Деян.


25:35 Дворец, построенный Иродом, который служил резиденцией для римских прокураторов, и в котором било и тюремное помещение.


27:14 По всей вероятности северо-восточный ветер.


27:17  Сирт, Большой и Малый, два залива на северном песчаном берегу Африки.


Плавучий якорь - по всей вероятности тяжелая доска с грузом, которую спускали с кормы для замедления хода корабля.


27:27 Так называлась в древности часть Средиземного моря между Италией, Сицилией и Грецией.


28:1 Нынешняя Мальта.


28:28 Стих 29 прежних русских переводов: "Когда он сказал это, Иудеи ушли, много споря между собою", отсутствует в древнейших рукописях Деян.


Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

21:20 Букв.: десятки тысяч.


21:23 См. Числ 6:1-21.


21:25 Некот. рукописи добавляют: чтобы они не соблюдали все эти обряды, а.


21:26 Период очищения длился семь дней.


21:38 Греч. сикариос - сикарии, кинжальники, т.е. представители радикальной группировки партии зилотов.


21:40 Букв.: на еврейском языке - здесь Павел обращается к народу, вероятно, на сиро-халдейском наречии; то же в 22:2.


22:3 Или: точному.


22:8 См. примеч. к Мф 2:23.


22:14 Букв.: Бог предназначил / избрал.


22:15 Букв.: потому что.


22:16 См. примеч. «а» к 2:21.


22:17 Букв.: впал в транс. См. примеч. к 10:10.


23:5 Исх 22:28.


23:9 Некот. более поздн. рукописи добавляют: не будем же противиться Богу.


23:16 Букв.: сын сестры.


23:24 Феликс - в 52-60 гг. по Р. Х. наместник римского императора в Палестине.


23:26 Букв.: радоваться. Это слово использовалось в начале письма как приветствие.


23:30 Древн. рукописи опускают это предложение.


23:35 Букв.: в претории, т.е. во дворце, построенном Иродом. Это была резиденция для римских прокураторов, в которой было и тюремное помещение.


24:1 Или: наемный адвокат / юрист.


24:5 а) Греч. ойкумэнэ - мир, обитаемая земля, вселенная.


24:5 б) Или: ереси; то же в ст. 14.


24:7 Некот. рукописи добавляют: и хотели было судить его по нашему Закону. Но трибун Лисий вмешался и, пользуясь властью, вырвал его из наших рук, и приказал нам, его обвинителям, идти к тебе.


24:21 Или: кроме одного возгласа моего.


24:23 Или: служить ему.


24:24 Друзилла - сестра Ирода Агриппы II.


24:26 Некот. рукописи добавляют: чтобы Феликс отпустил его.


24:27 Порций Фест был назначен на должность прокуратора около 60 г. и умер в 62 г. по Р.Х.


25:5 Друг. возм. пер.: пусть ваши руководители.


25:13 а) Ирод Агриппа II - сын Агриппы I, правитель северо-восточных областей Палестины. Вереника - младшая сестра и возлюбленная Ирода Агриппы II.


25:13 б) Букв.: чтобы приветствовать Феста.


25:16 Некот. рукописи добавляют: на смерть.


25:21 Букв.: августа, греч. сэбастос - «августейший», «императорский», почетный титул римского императора; то же в ст. 25. Здесь имеется в виду император Нерон.


26:5 а) Греч. хайресис - выбор, избранный образ мыслей; религиозная группировка, школа, партия.


26:5 б) Или: нашего богопочитания.


26:10 а) 0 Букв.: святых.


26:10 б) Букв.: их убивали.


26:11 Букв.: принуждал их к хуле.


26:20 а) Или: возвещал.


26:20 б) См. примеч. к 3:19.


27:3 Букв.: воспользоваться (их) заботой.


27:14 Эвракилон - греко-латинское название северо-восточного ветра. В некот. рукописях: эвроклидон - вероятно, штормовой ветер.


27:16 а) В некот. рукописях: Клавда.


27:16 б) Речь идет, вероятно, о привязанной к кораблю спасательной лодке.


27:17 а) Сирт - опасный из-за своего мелководья залив у африканского побережья.


27:17 б) Букв.: парус. Здесь это общее понятие, которое может относиться к любой другой корабельной снасти.


27:23 Букв.: от Бога, Чей [я] есть.


27:27 Букв.: по Адриатике. Речь идет об Ионическом море между Грецией и Южной Италией, которое в древности причисляли к Адриатическому морю.


27:28 Сажень - морская единица измерения, приблизительно 185 см.


27:34 В некот. рукописях: нашего.


27:37 В некот. рукописях: 76 / 275.


27:40 Или: поставив передний парус.


27:41 Друг. возм. пер.: но встречные течения занесли их на мелководье.


28:1 а) Букв.: и когда спаслись, узнали.


28:1 б) Т.е. Мальта.


28:2 а) Греч. барбарос - варвар, так греки и римляне называли всех, кто говорил на другом языке; то же в ст. 4.


28:2 б) Букв.: человеколюбием.


28:3 Букв.: ехидна; так в то время называли различных ядовитых змей.


28:7 Греч. протос - первый; здесь титул наместника.


28:11 Знак диоскуров - изображение Кастора и Поллукса, богов-близнецов, считавшихся покровителями мореплавания.


28:15 Форум - рынок, площадь в Древнем Риме, служившая центром политической жизни. Аппиев форум находился примерно в 70 км от Рима. «Три таверны» находились примерно в 53 км от Рима.


28:16 Некот. рукописи добавляют: и центурион передал узников префекту преторианской гвардии.


28:22 а) Греч. хайресис; см. примеч. «а» к 26:5.


28:22 б) Или: спорят.


28:23 Букв.: свидетельствуя.


28:25 В некот. рукописях: нашим.


28:26 Букв.: слухом будете слушать.


28:27 а) См. примеч. к 3:19.


28:27 б) Ис 6:9, 10 (LXX).


28:29 Некот. рукописи добавляют: когда Павел сказал это, иудеи ушли, сильно споря между собой.


«Деяния апостолов» – это в некотором смысле продолжение Евангелия по Луке. Вторая книга была написана евангелистом, как считают исследователи Нового Завета, в Риме между 63 и 68 гг. по Р.Х. Как и Евангелие, она была адресована Феофилу.

В своем рассказе о жизни первых христиан Лука был движим стремлением показать то, что он считал главным: всё, что Бог начал делать на Земле через Христа, Он будет совершать и далее через Свою Церковь. Поэтому через пятьдесят дней после воскресения Иисуса произошло удивительное событие: двенадцати ученикам и всем тем, кто доверился Ему, Бог даровал Свой Святой Дух. И тогда многим людям стало известно, что Иисус Христос – Спаситель мира, именно эти люди и создали первую христианскую общину в Иерусалиме. Лука подробно описывает, как жила с тех пор Церковь и трудилась. Верующие жили и действовали с сознанием того, что Благая Весть об умершем и воскресшем Иисусе должна прозвучать теперь не только в Иерусалиме, но и во всех уголках Земли.

Особая роль в распространении христианской вести была доверена апостолу Павлу. Большая часть книги «Деяния апостолов» посвящена описанию его служения в мире язычников. Лука рассказывает о предпринятых Павлом путешествиях: он проходил по тем землям, где сегодня находятся Турция и Греция, и даже дошел до Рима. Повсюду апостол рассказывал о том, что сделал Бог для спасения всех людей. Всепокоряющая сила этой вести привела к появлению в мире многих христианских общин.

Третье издание «Нового Завета и Псалтыри в современном русском переводе» было приготовлено к печати Институтом перевода Библии в Заокском по предложению Украинского Библейского Общества. Сознавая свою ответственность за аккуратность перевода и его литературные достоинства, сотрудники Института использовали возможность нового издания этой Книги для того, чтобы внести уточнения и, где это потребовалось, исправления в свой прежний многолетний труд. И хотя в этой работе приходилось помнить о сроках, максимальные усилия были приложены для достижения стоящей перед Институтом задачи: донести до читателей священный текст, насколько это возможно в переводе, тщательно выверенным, без искажений и потерь.

Как в прежних изданиях, так и в настоящем наш коллектив переводчиков стремился сохранить и продолжить то наилучшее, что было достигнуто усилиями библейских обществ мира в деле перевода Священного Писания. Стремясь сделать свой перевод доступным и понятным, мы, однако, по-прежнему противостояли искушению использовать грубые и вульгарные слова и фразы – ту лексику, которая обычно появляется во времена социальных потрясений – революций и смут. Мы пытались передать Весть Писания словами общепринятыми, устоявшимися и в таких выражениях, которые продолжали бы добрые традиции старых (теперь уже малодоступных) переводов Библии на родной язык наших соотечественников.

В традиционном иудаизме и христианстве Библия – не только исторический документ, который следует беречь, не только литературный памятник, которым можно любоваться и восхищаться. Книга эта была и остается уникальнейшим посланием о предложенном Богом разрешении человеческих проблем на земле, о жизни и учении Иисуса Христа, открывшего человечеству путь в непрекращающуюся жизнь мира, святости, добра и любви. Весть об этом должна прозвучать для наших современников в прямо обращенных к ним словах, на языке простом и близком их восприятию. Переводчики этого издания Нового Завета и Псалтыри совершили свой труд с молитвой и надеждой на то, что эти священные книги в их переводе будут продолжать поддерживать духовную жизнь читателей любого возраста, помогая им понимать боговдохновенное Слово и верой откликаться на него.

25 апреля 2005 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Прошло неполных два года с тех пор, как «Новый Завет в современном русском переводе» был издан на Можайском полиграфическом комбинате по заказу Просветительного фонда «Диалог». Это издание было подготовлено Институтом  перевода Библии в Заокском. Тепло и с одобрением приняли его читатели, любящие Слово Божие, читатели разных конфессий. Перевод с немалым интересом был встречен и теми, кто только знакомился с первоисточником христианского вероучения, наиболее известной частью Библии, Новым Заветом. Уже через несколько месяцев после выхода в свет «Нового Завета в современном русском переводе» весь тираж разошелся, а заказы на издание продолжали поступать. Поощренный этим, Институт перевода Библии в Заокском, главной целью которого было и остается содействовать приобщению соотечественников к Священному Писанию, стал готовить второе издание этой Книги. Конечно, при этом мы не могли не думать о том, что подготовленный Институтом перевод Нового Завета, как и всякий иной перевод Библии, нуждался в проверке и обсуждении с читателями, с этого и начались наши приготовления к новому изданию.

После первого издания в Институт наряду с многочисленными положительными отзывами поступили ценные конструктивные  предложения от внимательных читателей, в том числе и от богословов и лингвистов, которые побудили нас сделать второе издание, по возможности, более популярным, естественно, не в ущерб аккуратности перевода. При этом мы пытались решить такие задачи, как: тщательный пересмотр прежде сделанного нами перевода; улучшения, где в том была необходимость, стилистического плана и удобное для чтения оформление текста. Поэтому в новом издании, по сравнению с прежним, значительно меньше сносок (удалены сноски, имевшие не столько практическое, сколько теоретическое значение). Прежнее буквенное обозначение сносок в тексте заменено звездочкой к тому слову (выражению), к которому в нижней части страницы дается примечание.

В этом издании, в дополнение к книгам Нового Завета, Институт перевода Библии издает свой новый перевод Псалтыри – той самой книги Ветхого Завета, которую так любил читать и на которую часто ссылался во время Своей жизни на земле наш Господь Иисус Христос. На протяжении веков тысячи и тысячи христиан, как, впрочем, и иудеев, считали Псалтырь сердцем Библии, находя для себя в этой Книги источник радости, утешения и духовного озарения.

Перевод Псалтыри сделан со стандартного научного издания Biblia Hebraica Stuttgartensia (Stuttgart, 1990). В подготовке перевода принимали участие А.В. Болотников, И.В. Лобанов, М.В. Опияр, О.В. Павлова, С.А. Ромашко, В.В. Сергеев.

Институт перевода Библии предлагает вниманию самого широкого круга читателей «Новый Завет и Псалтырь в современном русском переводе» с должным смирением и вместе с тем с уверенностью, что у Бога есть еще новый свет и истина, готовые озарить читающего Его святые слова. Мы молимся о том, чтобы при благословении Господнем настоящий перевод послужил средством к достижению этой цели.

25 апреля 2002 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Встреча с любым новым переводом книг Священного Писания рождает у всякого серьезного читателя закономерный вопрос о его необходимости, оправданности и столь же естественное желание понять, чего можно ждать от новых переводчиков. Этим обстоятельством продиктованы нижеследующие вступительные строки.

Явление в наш мир Христа ознаменовало начало новой эры в жизни человечества. Бог вошел в историю и установил глубоко личные отношения с каждым из нас, с очевидной ясностью показав, что Он – на нашей стороне и делает всё возможное, чтобы спасти нас от зла и погибели. Всё это явило себя в жизни, смерти и воскресении Иисуса. Миру дано было в Нем предельно возможное откровение Бога о Себе и о человеке. Это откровение потрясает своим величием: Тот, Кто виделся людям простым плотником, кончившим дни свои на позорном кресте, – сотворил весь мир. Жизнь Его началась не в Вифлееме. Нет, Он – «Тот, Кто был, Кто есть, Кто грядет». Такое трудно себе представить.

И всё же самые разные люди неуклонно приходили к вере в это. Они открывали для себя, что Иисус – это Бог, который жил среди них и для них. Вскоре люди новой веры стали осознавать и то, что Он живет и в них самих и что у Него есть ответ на все их нужды и чаяния. Это означало, что они обретают новое видение мира, самих себя и своего будущего, новый, неведомый им прежде опыт жизни.

Уверовавшие в Иисуса горели желанием делиться своей верой с другими, рассказывать о Нем всем на земле. Эти первые подвижники, среди которых были и прямые свидетели событий, облекали жизнеописание и учение Христа Иисуса в яркую, хорошо запоминающуюся форму. Ими были созданы Евангелия; кроме того, они писали письма (которые стали для нас «посланиями»), пели песни, творили молитвы и запечатлевали дарованное им Божественное откровение. Поверхностному наблюдателю могло показаться, что всё написанное о Христе Его первыми учениками и последователями никем и никак не было специально организовано: всё это рождалось более или менее произвольно. За какие-нибудь пятьдесят лет названные тексты составили целую Книгу, получившую впоследствии название «Новый Завет».

В процессе создания и чтения, собирания и организации записанных материалов первые христиане, испытавшие на себе великую спасительную силу этих священных рукописей, пришли к ясному выводу, что всеми их усилиями руководил, направляя их, Некто Могущественный и Всеведущий – Сам Святой Дух Божий. Они увидели, что в запечатленном ими не было ничего случайного, что все документы, составившие Новый Завет, находятся в глубокой внутренней взаимосвязи. Смело и решительно первые христиане могли называть и называли сложившийся свод «Словом Божьим».

Замечательной особенностью Нового Завета было то, что весь текст его написан на простом, разговорном греческом языке, который распространился в то время по всему Средиземноморью и стал языком международным. Однако в большинстве своем «на нем говорили люди, не привыкшие к нему с детства и поэтому не чувствовавшие по-настоящему греческих слов».  В их практике «это был язык без почвы, деловой, торговый, служебный язык». Указывая на такое положение вещей,  выдающийся христианский мыслитель и писатель XX века К.С. Льюис добавляет: «Шокирует ли это нас?.. Надеюсь, нет; иначе нас должно было шокировать и само Воплощение. Господь уничижил Себя, когда стал младенцем на руках у крестьянки и арестованным проповедником, и по тому же Божественному замыслу слово о Нем прозвучало на народном, будничном, бытовом языке». По этой самой причине ранние последователи Иисуса в своем свидетельстве о Нем, в своей проповеди и своих переводах Священного Писания стремились передать Благую Весть о Христе на простом, близком народу и понятном ему языке.

Счастливы народы, которые получили Священное Писание в достойном переводе с языков оригинала на доступный их пониманию родной язык. У них эту Книгу можно найти в каждой, даже самой бедной семье. Она стала у таких народов не только, собственно, молитвенным и благочестивым, душеспасительным чтением, но и той семейной книгой, которой озарялся весь их духовный мир. Так созидалась устойчивость общества, его нравственная сила и даже материальное благополучие.

Провидению угодно было, чтобы и Россия не осталась без Слова Божия. С великой благодарностью чтим мы, россияне, память Кирилла и Мефодия, давших нам Священное Писание на славянском языке. Храним мы и благоговейную память о тружениках, приобщивших нас к Слову Божию через так называемый Синодальный перевод, который и поныне остается у нас наиболее авторитетным и более всего известным. Дело здесь не столько в его филологических или литературных характеристиках, сколько в том, что он оставался с российскими христианами во все трудные времена XX столетия. Во многом именно благодаря ему христианская вера не была в России искоренена окончательно.

Синодальный перевод, однако, при всех его несомненных достоинствах не считается сегодня вполне удовлетворительным из-за известных своих (очевидных не только для специалистов) недостатков. Закономерные изменения, произошедшие в нашем языке за более чем столетие, и долгое отсутствие религиозного просвещения в нашей стране сделали эти недостатки резко ощутимыми. Лексика и синтаксис этого перевода перестали быть доступными непосредственному, так сказать, «стихийному» восприятию. Современный читатель во многих случаях не может уже обойтись без словарей в своих усилиях постичь смысл тех или иных формул перевода, увидевшего свет в 1876 году. Это обстоятельство отзывается, конечно же, рационалистическим «охлаждением» восприятия того текста, который, будучи по своей природе духоподъемным, должен быть не только уяснен, но и пережит всем существом благочестивого читателя.

Разумеется, сделать совершенный перевод Библии «на все времена», такой перевод, который оставался бы одинаково понятным и близким читателям бесконечной череды поколений, невозможно, что называется, по определению. И это не только потому, что неостановимо развитие языка, на котором мы говорим, но и потому еще, что с течением времени всё более усложняется и обогащается само проникновение в духовные сокровища великой Книги по мере открытия всё новых и новых подходов к ним. На это справедливо указывал протоиерей Александр Мень, видевший смысл и даже необходимость в росте числа переводов Библии. Он, в частности, писал: «Сегодня в мировой практике библейских переводов господствует плюрализм. Признавая, что любой перевод в той или иной степени является интерпретацией оригинала, переводчики используют самые разные приемы и языковые установки… Это позволяет читателям ощутить различные измерения и оттенки текста».

В русле именно такого понимания проблемы сочли возможным предпринять свою попытку внести посильный вклад в дело приобщения российского читателя к тексту Нового Завета и сотрудники Института перевода Библии, созданного в 1993 году в Заокском. Движимые высоким чувством ответственности за дело, которому они посвятили свои знания и силы, участники проекта выполнили настоящий перевод Нового Завета на русский язык с языка оригинала, взяв за основу получивший широкое признание современный критический текст оригинала (4-е дополненное издание Объединенных Библейских обществ, Штуттгарт, 1994). При этом, с одной стороны, была принята во внимание характерная для русской традиции ориентация на византийские источники, с другой – учитывались достижения современной текстологии.

Сотрудники Заокского переводческого центра не могли, естественно, не считаться в своей работе с зарубежным и отечественным опытом перевода Библии. В соответствии с принципами, которыми руководствуются библейские общества всего мира, перевод изначально замышлялся как свободный от конфессиональных пристрастий. В согласии с философией современных библейских обществ главнейшими требованиями к переводу были признаны верность оригиналу и сохранение формы библейского сообщения везде, где это возможно, при готовности ради точной передачи живого смысла поступаться буквой текста. При этом невозможно, конечно, было не пройти через те муки, которые совершенно неизбежны для всякого ответственного переводчика Священных Писаний. Ибо богодухновенность оригинала обязывала с благоговением относиться и к самой форме его. Вместе с тем в ходе работы переводчикам приходилось постоянно убеждаться в справедливости мысли великих русских писателей о том, что адекватным может считаться только тот перевод, который прежде всего верно передает смысл и динамику оригинала. Стремление сотрудников Института в Заокском быть как можно ближе к подлиннику совпадало с тем, что некогда сказал В.Г. Белинский: «Близость к подлиннику состоит в передании не буквы, а духа создания… Соответствующий образ, так же как и соответствующая фраза, состоят не всегда в видимой соответственности слов». Оглядка на иные современные переводы, передающие библейский текст с суровой буквальностью, заставляла вспоминать известное высказывание А.С. Пушкина: «Подстрочный перевод никогда не может быть верен».

Коллектив переводчиков Института на всех этапах работы отдавал себе отчет в том, что ни один реальный перевод не может в равной степени удовлетворить все многоразличные по своей природе требования разных читателей. Тем не менее переводчики стремились к результату, который мог бы, с одной стороны, удовлетворить тех, кто впервые обращается к Писанию, и с другой – устроить тех, кто, видя в Библии Слово Божие, занимается углубленным ее изучением.

В настоящем переводе, адресованном современному читателю, используются по преимуществу находящиеся в живом обращении слова, словосочетания и идиомы. Устаревшие и архаичные слова и выражения допускаются лишь в той мере, в какой они необходимы для передачи колорита повествования и для адекватного представления смысловых оттенков фразы. В то же время было найдено целесообразным воздерживаться от использования остросовременной, скоропреходящей лексики и такого же синтаксиса, дабы не нарушить той размеренности, естественной простоты и органичной величавости изложения, которые отличают метафизически несуетный текст Писания.

Библейская весть имеет решающее значение для спасения всякого человека и вообще для всей его христианской жизни. Эта Весть не является простым отчетом о фактах, событиях и прямолинейно назидательным изложением заповедей. Она способна тронуть человеческое сердце, побудить читателя и слушателя к сопереживанию, вызвать у них потребность в живом и искреннем покаянии. Переводчики Заокского видели свою задачу в том, чтобы передать такую силу библейского повествования.

В тех случаях, когда смысл отдельных слов или выражений в дошедших до нас списках книг Библии не поддается, несмотря на все усилия, определенному прочтению, читателю предлагается наиболее убедительное, на взгляд переводчиков, чтение.

В стремлении к ясности и стилистическому благообразию текста переводчики вводят в него, когда это диктуется контекстом, слова, которых в оригинале нет (они отмечаются курсивом).

В сносках читателю предлагаются альтернативные значения отдельных слов и фраз оригинала.

В помощь читателю главы библейского текста разделяются на отдельные смысловые отрывки, которые снабжаются набранными курсивом подзаголовками. Не являясь частью переводимого текста, подзаголовки не предназначаются для устного чтения Писания или для его истолкования. 

Завершив свой первый опыт перевода Библии на современный русский язык, сотрудники Института в Заокском намерены продолжать поиск наилучших подходов и решений в передаче текста оригинала. Поэтому все причастные к появлению состоявшегося перевода будут благодарны глубокоуважаемым читателям за всякую помощь, которую они найдут возможным оказать своими замечаниями, советами и пожеланиями, направленными на совершенствование предлагаемого ныне текста для последующих переизданий.

Сотрудники Института благодарны тем, кто во все годы работы над переводом Нового Завета помогал им своими молитвами и советами. Особенно должны быть отмечены здесь В.Г. Воздвиженский, С.Г. Микушкина, И.А. Орловская, С.А.Ромашко и В.В. Сергеев.

Чрезвычайно ценным было участие в осуществленном теперь проекте ряда западных коллег и друзей Института, в частности У. Айлса, Д.Р. Спенглера и доктора К.Г. Хаукинса.

Для меня лично великим благом было трудиться над публикуемым переводом вместе с посвятившими всецело себя этому делу высококвалифицированными сотрудниками, такими как А.В. Болотников, М.В. Борябина, И.В. Лобанов и некоторые другие.

Если проделанная коллективом Института работа поможет кому-то в познании Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа, это и будет наивысшей наградой для всех, кто был причастен к данному переводу.

30 января 2000 г.
Директор Института перевода Библии в Заокском доктор богословия М. П. Кулаков

ПОЯСНЕНИЯ, УСЛОВНЫЕ ЗНАКИ И СОКРАЩЕНИЯ

Настоящий перевод Нового Завета выполнен с греческого текста, в основном по 4-му изданию «Греческого Нового Завета» (The Greek New Testament. 4th revision edition. Stuttgart, 1994). Перевод Псалтыри сделан с издания Biblia Hebraica Stuttgartensia (Stuttgart, 1990).

Русский текст настоящего перевода разбит на смысловые отрывки с подзаголовками. Набранные курсивом подзаголовки, не являясь частью текста, введены для того, чтобы читатель мог легче находить нужное место в предлагаемом переводе.

Малыми прописными буквами в Псалтыри слово «ГОСПОДЬ» пишется в тех случаях, когда этим словом передается имя Бога – Яхве, писавшееся по-еврейски четырьмя согласными буквами (тетраграмматон). Слово «Господь» в его обычном написании передает другое обращение (Адон или Адонай), употреблявшееся применительно и к Богу, и к людям в значении «Господин», друг. пер.: Владыка; см. в Словаре Господь .

В квадратные скобки заключаются слова, присутствие которых в тексте современная библеистика считает не вполне доказанным.

В двойные квадратные скобки заключаются слова, которые современная библеистика считает вставками в текст, сделанными в первые века.

Полужирным шрифтом выделены цитаты из книг Ветхого Завета. При этом поэтические отрывки располагаются в тексте с необходимыми отступами и разбивкой с тем, чтобы адекватно представить структуру отрывка. В примечании внизу страницы указывается адрес цитаты.

Курсивом выделены слова, фактически отсутствующие в оригинальном тексте, но включение которых представляется оправданным, так как они подразумеваются в развитии мысли автора и помогают уяснению смысла, заложенного в тексте.

Приподнятая над строкой звездочка после слова (фразы) указывает на примечание внизу страницы.

Отдельные подстрочные примечания приводятся со следующими условными сокращениями:

Букв. (буквально): формально точный перевод. Он дается в тех случаях, когда ради ясности и более полного раскрытия смысла в основном тексте приходится отступать от формально точной передачи. При этом читателю предоставляется возможность самому ближе подойти к оригинальному слову или словосочетанию и видеть мыслимые варианты перевода.

В знач. (в значении): приводится, когда слово, переведенное в тексте буквально, требует, по мнению переводчика, указания на особый смысловой оттенок его в данном контексте.

В некот. рукописях (в некоторых рукописях): используется при цитировании текстовых вариантов в греческих рукописях.

Греч. (греческое): используется в том случае, когда важно показать, какое именно греческое слово употреблено в оригинальном тексте. Слово дается в русской транскрипции.

Древн. пер. (древние переводы): используется, когда нужно показать, как то или иное место оригинала понималось древними переводами, основанными, возможно, на другом тексте оригинала.

Друг. возм. пер. (другой возможный перевод): приводится как еще один, хотя и возможный, но, по мнению переводчиков, менее обоснованный перевод.

Друг. чтение (другое чтение): приводится тогда, когда при иной расстановке знаков, обозначающих гласные звуки, или при иной последовательности букв возможно чтение, отличное от оригинального, но поддержанное другими древними переводами.

Евр. (еврейское): используется, когда важно показать, какое именно слово используется в оригинале. Часто его невозможно передать адекватно, без семантических потерь, на русский язык, поэтому многие современные переводы вводят это слово в транслитерации на родной язык.

Или: используется в случае, когда в примечании приводится другой, достаточно обоснованный перевод.

Некот. рукописи добавляют (некоторые рукописи добавляют): дается тогда, когда в ряде списков Нового Завета или Псалтыри, не включенных современными критическими изданиями в корпус текста, содержится дополнение к написанному, которое, чаще всего, входит в Синодальный перевод.

Некот. рукописи опускают (некоторые рукописи опускают): дается тогда, когда в ряде списков Нового Завета или Псалтыри, не включенных современными критическими изданиями в корпус текста, не содержится дополнения к написанному, однако в ряде случаев это дополнение входит в Синодальный перевод.

Масоретский текст: текст, принятый в качестве основного для перевода; сноска приводится, когда по ряду текстологических причин: значение слова неизвестно, текст оригинала испорчен – в переводе приходится отступать от буквальной передачи.

ТR (textus receptus) – издание греческого текста Нового Завета, подготовленное Эразмом Роттердамским в 1516 г. на основе списков последних веков существования Византийской империи. До XIX в. это издание служило базой ряда известных переводов.

LXX – Септуагинта, перевод Священного Писания (Ветхого Завета) на греческий язык, сделанный в III–II вв. до Р.Х. Ссылки на этот перевод даются по 27-му изданию Нестле-Аланда (Nestle-Aland. Novum Testamentum Graece. 27. revidierte Auflage 1993. Stuttgart).


ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ (ВЗ)

Быт – Бытие
Исх – Исход
Лев – Левит
Числ – Числа
Втор – Второзаконие
Ис Нав – Книга Иисуса Навина
1 Цар – Первая книга Царств
2 Цар – Вторая книга Царств
3 Цар – Третья книга Царств
4 Цар – Четвертая книга Царств
1 Пар – Первая книга Паралипоменон
2 Пар – Вторая книга Паралипоменон
Иов – Книга Иова
Пс – Псалтырь
Притч – Книга Притчей Соломона
Эккл – Книга Экклезиаста, или проповедника (Екклесиаста)
Ис – Книга пророка Исайи
Иер – Книга пророка Иеремии
Плач – Книга Плач Иеремии
Иез – Книга пророка Иезекииля
Дан – Книга пророка Даниила
Ос – Книга пророка Осии
Иоиль – Книга пророка Иоиля
Ам – Книга пророка Амоса
Иона – Книга пророка Ионы
Мих – Книга пророка Михея
Наум – Книга пророка Наума
Авв – Книга пророка Аввакума
Агг – Книга пророка Аггея
Зах – Книга пророка Захарии
Мал – Книга пророка Малахии

НОВЫЙ ЗАВЕТ (НЗ)

Мф – Евангелие по Матфею (От Матфея святое благовествование)
Мк – Евангелие по Марку (От Марка святое благовествование)
Лк – Евангелие по Луке (От Луки святое благовествование)
Ин – Евангелие по Иоанну (От Иоанна святое благовествование)
Деян – Деяния апостолов
Рим – Послание к римлянам
1 Кор – Первое послание к коринфянам
2 Кор – Второе послание к коринфянам
Гал – Послание к галатам
Эф – Послание к эфесянам
Флп – Послание к филиппийцам
Кол – Послание к колоссянам
1 Фес – Первое послание к фессалоникийцам
2 Фес – Второе послание к фессалоникийцам
1 Тим – Первое послание к Тимофею
2 Тим – Второе послание к Тимофею
Тит – Послание к Титу
Евр – Послание к евреям
Иак – Послание Иакова
1 Петр – Первое послание Петра
2 Петр – Второе послание Петра
1 Ин – Первое послание Иоанна
Откр – Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис)

При ссылке не дается название книги, если указываемое место находится в пределах данной книги, глава не указывается, если дается ссылка на стих из этой же главы.


ПРОЧИЕ СОКРАЩЕНИЯ

ап. – апостол
арам. – арамейский
в. (вв.) – век (века)
г – грамм
г. (гг.) – год (годы)
гл. – глава
греч. – греческий (язык)
др. – древний
евр. – еврейский (язык)
км – километр
л – литр
м – метр
примеч. – примечание
Р.Х. – Рождество Христово
рим. – римский
Син. пер. – Синодальный перевод
см – сантиметр
см. – смотри
ст. – стих
ср. – сравни
т.е. – то есть
т. наз. – так называемый
ч. – час

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с... 

 

Захватывающее повествование о плавании Павла и его спутников в Рим давно уже и вполне справедливо сравнивается с... 

 

Путь в Рим для Павла и его спутников оказался непростым. Плавание вдоль Средиземноморского побережья никогда не бывало лёгким, а особенно зимой. В критической же ситуации нередко оказывается, что интуиция человека, ощущающего дыхание Царства всем своим существом... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).