Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Гал 6:15

Поделиться
15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.
Свернуть

Обрезание Тора называет «знаком союза» («знамением завета»). Павел говорит о том, что во Христе ни обрезание, ни его отсутствие ничего не значат. Что он хочет сказать этим? Первое, что приходит в голову: теперь, когда в мир через Христа вошло Царство, прежние знаки перестают играть свою роль: ведь о Христе и о Царстве свидетельствуют не какими-то особыми, пусть и традиционными, и исполненными глубокого смысла, знаками, а самой жизнью, словом и делом.

Однако Павел, как правило, говоря об обрезании, имеет в виду иудаизм, а иудаизм становится для него образцом религии, как таковой. Он противопоставляет обрезанных необрезанным в том же смысле, в каком мы сегодня противопоставляем религиозных людей людям светским. Под необрезанными апостол имеет в виду язычников, но важно иметь в виду, что язычники Павловых времён вовсе не были как-то особо религиозны. Они, конечно, вспоминали иногда о своих богах, но особенно в них не верили. По праздникам им ещё по традиции приносили жертвы, и даже публично, но в повседневной жизни о своих богах тогдашние язычники вспоминали редко.

Апостола же это отнюдь не волнует: он считает, что в христианской жизни религиозность — не главное, что смысл христианства в другом, что оно — не религия. Главное в христианской жизни — духовное обновление, тут важно стать тем, что Павел называет «новым творением» («новой тварью»). Жизнь Царства, пронизанного дыханием Божиим, обновляет человека, если он к этой жизни приобщается, меняя саму его природу, физическую и психическую. Человек совершенно реально становится другим, и если этого не видно, значит, человек или не стал ещё христианином в строгом смысле слова, или перемены в нём ещё не стали заметны.

Религия же тут может как помочь, так и помешать, как и всё, что присутствует в жизни человека. Сама по себе она не хороша и не плоха, она может стать инструментом, помогающим человеку на его пути в Царство, но может оказаться на этом пути и помехой. Перед глазами апостола были примеры того и другого, поэтому он не идеализирует религию, но и не демонизирует её, оставляя ей то место, которого она заслуживает: место инструмента, которым каждый распоряжается или на пользу себе, или во вред.

Другие мысли вслух

 
На Гал 6:15
15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.
Свернуть
Обрезание Тора называет «знаком союза» («знамением завета»). Павел говорит о том, что во Христе ни обрезание, ни его отсутствие ничего не значат. Что он хочет сказать этим? Первое, что приходит в голову...  Читать далее

Обрезание Тора называет «знаком союза» («знамением завета»). Павел говорит о том, что во Христе ни обрезание, ни его отсутствие ничего не значат. Что он хочет сказать этим? Первое, что приходит в голову: теперь, когда в мир через Христа вошло Царство, прежние знаки перестают играть свою роль: ведь о Христе и о Царстве свидетельствуют не какими-то особыми, пусть и традиционными, и исполненными глубокого смысла, знаками, а самой жизнью, словом и делом.

Однако Павел, как правило, говоря об обрезании, имеет в виду иудаизм, а иудаизм становится для него образцом религии, как таковой. Он противопоставляет обрезанных необрезанным в том же смысле, в каком мы сегодня противопоставляем религиозных людей людям светским. Под необрезанными апостол имеет в виду язычников, но важно иметь в виду, что язычники Павловых времён вовсе не были как-то особо религиозны. Они, конечно, вспоминали иногда о своих богах, но особенно в них не верили. По праздникам им ещё по традиции приносили жертвы, и даже публично, но в повседневной жизни о своих богах тогдашние язычники вспоминали редко.

Апостола же это отнюдь не волнует: он считает, что в христианской жизни религиозность — не главное, что смысл христианства в другом, что оно — не религия. Главное в христианской жизни — духовное обновление, тут важно стать тем, что Павел называет «новым творением» («новой тварью»). Жизнь Царства, пронизанного дыханием Божиим, обновляет человека, если он к этой жизни приобщается, меняя саму его природу, физическую и психическую. Человек совершенно реально становится другим, и если этого не видно, значит, человек или не стал ещё христианином в строгом смысле слова, или перемены в нём ещё не стали заметны.

Религия же тут может как помочь, так и помешать, как и всё, что присутствует в жизни человека. Сама по себе она не хороша и не плоха, она может стать инструментом, помогающим человеку на его пути в Царство, но может оказаться на этом пути и помехой. Перед глазами апостола были примеры того и другого, поэтому он не идеализирует религию, но и не демонизирует её, оставляя ей то место, которого она заслуживает: место инструмента, которым каждый распоряжается или на пользу себе, или во вред.

Свернуть
 
На Гал 6:11-18
11 Видите, как много написал я вам своею рукою. 12 Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов, 13 ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. 14 А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. 15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. 16 Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию.
17 Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем.
18 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.
Свернуть
Павел прямо говорит, что требующие от галатийских христиан обязательного обрезания учителя хотят, с одной стороны, избежать лишних проблем и даже гонений, а с другой — похвалиться обрезанными по их призыву...  Читать далее

Павел прямо говорит, что требующие от галатийских христиан обязательного обрезания учителя хотят, с одной стороны, избежать лишних проблем и даже гонений, а с другой — похвалиться обрезанными по их призыву членами церковной общины как неким собственным достижением. Первое было связано с тем, что обрезание было знаком принадлежности к еврейской общине.

Обрезанный — значит, еврей. Синагога существовала вполне легально на территории всей Римской империи, и, хотя определённый антисемитизм был присущ и римскому обществу, и римской власти, речь о систематических преследованиях всё же не шла. Необрезанные же автоматически оказывались вне Синагоги, а значит, вне римского правового поля: никаких других оснований для легальной деятельности у отделившихся от Синагоги общин не было. Тут вполне можно было ожидать проблем, вплоть до прямого конфликта с властями.

В этом смысле обрезаться было безопаснее, чем оставаться необрезанными: тогда любое христианское церковное собрание могло сойти за синагогальное, тем более, что власти обычно не склонны были вдаваться в тонкости синагогальной жизни. Но было и другое: желание продемонстрировать собственные «достижения» как учителей и наставников. В самом деле: духовная работа — дело небыстрое и часто не особо заметное, духовные перемены в человеке происходят обычно медленно, и снаружи их не видно. Более того: настоящая духовная работа почти всегда, так сказать, «штучная», тут обычно нет места массовости, так бросающейся в глаза и потому многими так любимой.

Совсем иное дело религиозная пропаганда и призыв к соблюдению тех или иных религиозных норм и предписаний, хотя бы того же обрезания: тут призыв вполне конкретный, ответ тоже вполне конкретный, результат виден всем и сразу, и он вполне может быть даже массовым, если проповедник окажется достаточно активным. Наверное, как раз поэтому религиозная проповедь во всех общинах и во все времена проповедников, особенно начинающих, привлекала куда больше собственно духовной работы. Но религия не заменяет духовной жизни, хотя иногда может её собою подменить. И Павел выступает резко против такой подмены — ведь она отрезает человека от Царства и от его жизни.

Свернуть
 
На Гал 6:11-18
11 Видите, как много написал я вам своею рукою. 12 Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов, 13 ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. 14 А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. 15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. 16 Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию.
17 Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем.
18 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.
Свернуть
Завершая разговор об обрезании, Павел расставляет все точки над i. Он прямо говорит, что проповедники...  Читать далее

Завершая разговор об обрезании, Павел расставляет все точки над i. Он прямо говорит, что проповедники, призывающие галатийских христиан к обрезанию, поступают так лишь для того, чтобы избежать гонений: ведь им, в сущности, безразличен иудаизм, они вовсе не так религиозны и хотят лишь принять вид правоверных иудеев с тем, чтобы избежать неприятностей (ст. 12 – 13). Более того: они, возможно, призывали христиан обрезываться ещё и для того, чтобы заслужить похвалу от тех, кто иначе смотрел бы на них, как на врагов: ведь они не только не выступали против обрезания, но даже приводили к нему многих, а это в глазах лидеров Синагоги само по себе могло заслуживать похвалы, быть может, даже иногда заставляя их смотреть сквозь пальцы на содержание проповеди тех, на кого в ином случае они бы обрушили свой гнев.

Речь шла о своего рода компромиссе: право проповедовать Христа в обмен на обязанность проповедовать необходимость обрезания. Но Павел, как видно, выступает резко против любых подобного рода компромиссов: для него обрезание, как и иудаизм в целом, — вещь слишком серьёзная для того, чтобы делать её разменной монетой. Он подтверждает своё уже не раз высказанное отношение к религии: во Христе она не значит ничего, здесь обрезанные и необрезанные равны (ст. 15).

Для тех, кто это принимает, религия может стать естественной и органичной формой жизни в Царстве, и Павел готов приветствовать сделанный этими людьми выбор (ст. 16). Но себя он считает совершенно свободным в том, что касается его отношения к религии, включая и вопросы, связанные с обрезанием: страдания, перенесённые им ради Христа, апостол, как видно, считает достаточным основанием для такого отношения (ст. 17). Так разрешает Павел неразрешимый в нашем, ещё непреображённом, мире вопрос о религии: в духе той свободы, которая в Царстве примиряет всё, в чём нет греха.

Свернуть
 
На Гал 6:11-18
11 Видите, как много написал я вам своею рукою. 12 Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов, 13 ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. 14 А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира. 15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь. 16 Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию.
17 Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем.
18 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.
Свернуть
Что мы видим, когда мы смотрим друг на друга? Что мы видим, когда смотрим на самих себя? Безусловно, в первую очередь внешние вещи...  Читать далее

Что мы видим, когда мы смотрим друг на друга? Что мы видим, когда смотрим на самих себя? Безусловно, в первую очередь внешние вещи. Даже в мотивации собственных поступков разобраться ой как нелегко, что уж говорить о поступках ближних... И на что опираться, на что ориентироваться, как не на внешние, видимые знаки? «Мы с тобой одной крови, ты и я» — мы ищем людей, таких же, как мы. Ну как минимум очень похожих на нас. Находя в человеке ярко выраженное отличие, мы теряемся... и часто стремимся перестроить этого человека под себя. А иначе как же с ним общаться? Как принять его, если он «не той крови», не такой? Ответ прост. Наши человеческие сходства и различия перед Богом ничто. Во Христе имеет значение только одна Кровь — Кровь Сына Божия, омывающая нас. И единственное, что мы можем сделать, — это выйти из узких рамок своего понимания, принять каждого другого, как он есть — во имя Христа, обновляющего нас.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).