Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Мф 13:31-36

Поделиться
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
Свернуть

Сравнивая Царство с горчичным зерном и закваской, Иисус обращает внимание на некоторые его особенности, которые на первый взгляд могут показаться парадоксальными, хотя, если вдуматься, речь идёт об антиномии, характерной для духовной жизни вообще. В самом деле, если Царство может в какой-то период своего становления оказаться совершенно незаметным, как горчичное зерно или закваска в тесте, если оно вмещается в сердце человека, то речь, вроде бы, нужно вести о реальности чисто субъективной, о внутреннем духовном состоянии человека. С другой же стороны, в конце пути Царство оказывается вовсе не субъективным, напротив, трудно представить себе что-то более явное и объективное, что в такой мере определяло бы не только судьбы отдельных людей в вечности, но и участь всего творения Божия в целом. Так что же такое Царство: внутреннее переживание или объективная данность, всё больше и больше раскрывающаяся в мире? Судя по словам Иисуса, оно одновременно и то, и другое. И, если вдуматься в то, что такое Царство, окажется, что по-другому и быть не может. В самом деле, говоря о Царстве, И Сам Иисус, и все апостолы имеют в виду прежде всего отношения: отношения христиан между собой, отношения их с Иисусом, наконец, отношения Самого Иисуса с Отцом. Но ведь отношения и рождаются, выражаясь библейским языком, в глубине человеческого сердца, это проявления того духовного «я», которое определяет духовное качество жизни человека, его интенции, его систему ценностей и приоритетов. Потому-то путь в Царство и начинается с сердца ищущего, так же, впрочем, как и путь праведности. Но когда отношения между человеком и Богом устанавливаются и укрепляются, у них появляется собственная динамика, собственное духовное пространство, существующее так же объективно, как Бог и человек, ищущий Бога. А когда речь идёт о Христе и о Царстве, в эту динамику включается Он Сам, принесший Царство в мир и готовый открыть путь туда каждому ищущему. Потому-то Царство и рождается, прежде всего, в сердце: ведь и отношения со Христом у человека устанавливается так же, как всякие другие, из той же духовной глубины. И если могут где-то в непреображённом мире появиться ростки новой жизни, жизни Царства, то именно там, в глубине человеческого сердца. Иного места ему в падшем мире нет. А затем эти ростки, проклюнувшись, потянутся к тому, что им сродно. И Царство раскроется в мире во всей своей преображающей этот мир полноте.

Другие мысли вслух

 
На Мф 13:31-36
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
Свернуть
Основная черта Царства Небесного, выступающая в притчах сегодняшнего евангельского чтения — то, что оно...  Читать далее

Основная черта Царства Небесного, выступающая в притчах сегодняшнего евангельского чтения — то, что оно сокрыто от человеческого взгляда и действует неприметным образом. Незаметно прорастает зерно, незаметно действует закваска, никому не видно сокровище, найденное человеком в поле. Кроме того, зерно и сокровище полагаются внутри земли, закваска — внутри муки. Потом Иисус прямо скажет фарисеям: «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21). Это важно, потому что мы ропщем, утверждая, что Бог бросил нас, отсутствует среди нас или вовсе не существует, потому что Его действий не видно. Но все дело в том, что мы не там ищем.

Царства Небесного нет в обществе и государстве: попробуйте представить себе государство как зернышко, брошенное в землю. Иудеи очень хотели увидеть Царство Божие в мощи и престиже своего государства, коль скоро они — народ-богоносец. Результат: «се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:38, Лк. 13:35). Первый, второй и третий Римы уповали на явление Царства Небесного в православии, самодержавии и прочей народности — где они теперь?

Место Царства — внутри человеческой жизни. Как закваска, оно постепенно преобразует твою волю так, чтобы она подчинялась законам Царства. Как зерно, оно растет постепенно, незаметно давая тебе жизнь, чтобы ты приносил плод для других, а не для одного себя. Как скрытое сокровище — это радость, которой никто не отнимет у тебя.

Вовне Царство Небесное проявляется и действует через людей, причем не кого-то другого, а только через тебя. Чтобы увидеть его, нужно начать исполнять его законы, не ожидая этого от окружающих. И еще одна существенная деталь. Царство Небесное не допускает двойного гражданства. Ты либо соглашаешься стать подданным Небесного Царя и постепенно приходишь в «божеский вид» — либо нет.

Свернуть
 
На Мф 13:31-36
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
Свернуть
Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех...  Читать далее

«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его». Этот чудесный образ, который предлагает нам сегодня Господь, возможно, был навеян евангелисту словами пророка Иезекииля: «На высокой горе Израилевой посажу его, и пустит ветви, и принесет плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы, всякие пернатые будут обитать в тени ветвей его» (Иез 17:23). Но чтобы понять правильно тонкую разницу, что отличает образ пророка от того образа, который дает нам Иисус, надо знать, что скорее всего здесь в переводе допущена неточность, которая это тонкое различие стирает. Обратимся к работе Жана Карминьяка, известного французского священника и ученого-гебраиста, «Рождение синоптических Евангелий»: «Мф 13:32 и Лк 13:19 говорят, что горчичное зерно «становится деревом», что является явным преувеличением, потому что это растение не превышает полутора или двух метров. <...> Всё объяснилось бы, если Марк, который, по-видимому, был вдохновлен Иез 17:23, написал NP (произносится anaph) «ветвь», как у Иез, и если переписчик, чья копия предшествовала Мф и Лк, прочитал S (произносится es) «дерево», потому что в кумранской графике буквы NP, если они соприкасаются, сходны с буквой S». И если ветвь, то сразу явным становится богословский смысл, ибо ветвь действительно указывает на то, что прочесть эти два текста надо параллельно, но вот существенная разница: могучий кедр или маленькое горчичное дерево. Сила и слабость. Сила Ветхого Завета становится слабостью в Новом, чтобы стать какой-то иной новой Силой.

Свернуть
 
На Мф 13:31-36
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
Свернуть
Сравнивая Царство с горчичным зерном и закваской, Иисус обращает внимание на некоторые...  Читать далее

Сравнивая Царство с горчичным зерном и закваской, Иисус обращает внимание на некоторые его особенности, которые на первый взгляд могут показаться парадоксальными, хотя, если вдуматься, речь идёт об антиномии, характерной для духовной жизни вообще. В самом деле, если Царство может в какой-то период своего становления оказаться совершенно незаметным, как горчичное зерно или закваска в тесте, если оно вмещается в сердце человека, то речь, вроде бы, нужно вести о реальности чисто субъективной, о внутреннем духовном состоянии человека. С другой же стороны, в конце пути Царство оказывается вовсе не субъективным, напротив, трудно представить себе что-то более явное и объективное, что в такой мере определяло бы не только судьбы отдельных людей в вечности, но и участь всего творения Божия в целом. Так что же такое Царство: внутреннее переживание или объективная данность, всё больше и больше раскрывающаяся в мире? Судя по словам Иисуса, оно одновременно и то, и другое. И, если вдуматься в то, что такое Царство, окажется, что по-другому и быть не может. В самом деле, говоря о Царстве, И Сам Иисус, и все апостолы имеют в виду прежде всего отношения: отношения христиан между собой, отношения их с Иисусом, наконец, отношения Самого Иисуса с Отцом. Но ведь отношения и рождаются, выражаясь библейским языком, в глубине человеческого сердца, это проявления того духовного «я», которое определяет духовное качество жизни человека, его интенции, его систему ценностей и приоритетов. Потому-то путь в Царство и начинается с сердца ищущего, так же, впрочем, как и путь праведности. Но когда отношения между человеком и Богом устанавливаются и укрепляются, у них появляется собственная динамика, собственное духовное пространство, существующее так же объективно, как Бог и человек, ищущий Бога. А когда речь идёт о Христе и о Царстве, в эту динамику включается Он Сам, принесший Царство в мир и готовый открыть путь туда каждому ищущему. Потому-то Царство и рождается, прежде всего, в сердце: ведь и отношения со Христом у человека устанавливается так же, как всякие другие, из той же духовной глубины. И если могут где-то в непреображённом мире появиться ростки новой жизни, жизни Царства, то именно там, в глубине человеческого сердца. Иного места ему в падшем мире нет. А затем эти ростки, проклюнувшись, потянутся к тому, что им сродно. И Царство раскроется в мире во всей своей преображающей этот мир полноте.

Свернуть
 
На Мф 13:31-35
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
Свернуть
Конечно, вырывать эти две притчи о Царстве Небесном из всего набора притч не совсем правильно. Способы описания Царства в Писании различны...  Читать далее

Конечно, вырывать эти две притчи о Царстве Небесном из всего набора притч не совсем правильно. Способы описания Царства в Писании различны. Но давайте представим себе нечто, подобное и этому зерну горчичному, и этой закваске. Это что-то очень маленькое, но способное к росту (об этом же говорят и образы в других притчах), несравнимому с первоначальным размером. Этот рост может происходить как путем внутреннего изменения и развития (зерно-дерево), так и путем воздействия на окружение (закваска-тесто), но так или иначе исходное качество исчезает, преображаясь во что-то новое, приносящее пользу кому-то другому (птицы небесные, домохозяйка). Интересно, правда?

Свернуть
 
На Мф 13:36-43
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Сегодня в центре нашего внимания — наш собственный ответ на вопрос Христа: «а вы за кого почитаете Меня?»...  Читать далее

Сегодня в центре нашего внимания — наш собственный ответ на вопрос Христа: «а вы за кого почитаете Меня?»

По-человечески мы можем себе представлять дело так, что вот, ты задумывался над жизнью, и в конце концов додумался, что Иисус из Назарета — Сын Божий. Но Он Сам говорит, что так не бывает. Не плоть и кровь, то есть не человеческое существо и возможности, открыли это Петру, но Отец Иисуса, Сущий на небесах. Стало быть, эта вера — дар Божий, и как всякий Его дар, этот дар тоже нужно просить. Нелепо сидеть и ждать, когда Всемогущий вспомнит о тебе — Он никогда и не забывал Свое творение. Нужно хотеть, чтобы Он открыл тебе истину о Себе, и просить этого.

Огромное мужество требуется Петру, чтобы высказать эти слова. Пока можно относиться к Иисусу как к одному из пророков, великому учителю духовности или нравственности, все просто и удобно для человека. Но когда ты принял и исповедал, что Он — Сын Божий, меняются твои отношения с окружающим миром и вся твоя жизнь. То, что мы называем человеческой зрелостью, — это, в сущности, способность сказать Богу: «Ты — мой Господь, Ты — Христос, Сын Бога живого», и сделать из этого практические выводы. И тогда ты становишься частью Церкви — Его народа, который не одолеют врата ада.

Кроме того, сегодняшнее евангельское чтение — одна из основ экклезиологии — учения Церкви о себе самой. Краткий рассказ об этом смотри в статье А. Лакирева «Свойства Церкви: единство, святость, соборность и апостоличность».

Свернуть
 
На Мф 13:36-43
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Как видно, притча о пшенице и сорняках кратко и полно излагает смысл того, что можно...  Читать далее

Как видно, притча о пшенице и сорняках кратко и полно излагает смысл того, что можно было бы назвать христианской историей. В самом деле: ведь христианской историей в строгом смысле слова можно назвать не историю так называемых «христианских государств» (которых не бывает по определению) и даже не историю Церкви, если понимать под Церковью церковные структуры, созданные по законам «мира сего», а историю Царства, входящего в мир. Её-то и излагает Спаситель, разъясняя Своим ученикам рассказанную Им прежде народу притчу о пшенице и сорняках. Из Его слов становится ясно, что главной Его задачей в нашем преображающемся, но ещё не преображённом мире является расширение духовного пространства Царства, приобщение к нему всё новых и новых людей. А в центре истории Царства оказывается противостояние тех, кто к этому Царству принадлежит, с силами тьмы, которые действуют в мире, в том числе и через людей. Это противостояние и есть главный нерв всей христианской истории. А завершается она, очевидно, днём Суда и возвращения Христа во славе, который становится и днём окончательного торжества Царства, в конце времён раскрывающегося во всей своей полноте и преображающего мир. Но тогда встаёт закономерный вопрос: а как же два уже прошедших тысячелетия христианской истории, при том, что ещё неизвестно, сколько их будет впереди? Ведь эта история была не только историей святости, которую в известном смысле можно считать историей Царства, но и историей Церкви, во всей её исторической неприглядности, а также и историей государств, которые условно можно было бы назвать христианскими, и даже целой христианской цивилизации! Неужели всё это не имеет к истории Царства никакого отношения? Наверное, всё-таки имеет. Ведь мир, в котором мы живём, находится пока лишь в процессе преображения, а значит, в нём есть место и истории в прежнем, дохристианском смысле слова, истории, которую можно было бы назвать «земной». Но теперь в этой «земной» истории самым важным оказывается вопрос «неба», т.е. Царства. История отдельных государств, народов и цивилизаций зависит от того, нашлось ли в жизни этих государств, народов и цивилизаций место для Царства. И чем больше его находилось, тем более яркой и духовно плодоносной оказывалась цивилизация, тем более полной оказывалась её историческая жизнь. А нежелание дать место Царству приводило нередко к историческим срывам и национальным катастрофам. И неудивительно: ведь вся внешняя история теперь оказывается лишь фоном и сценой для другой истории, истории Царства, входящего в мир. И только в контексте этой новой истории получает смысл существование государств, народов и цивилизаций. Так же, как и жизнь отдельных людей.

Свернуть
 
На Мф 13:36-43
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Есть один важный аспект в Евангелии, соприкасаться с которым болезненно для нашего сознания, и потому мы склонны не замечать его. Евангелие, как и вся Библия, говорит о...  Читать далее

Есть один важный аспект в Евангелии, соприкасаться с которым болезненно для нашего сознания, и потому мы склонны не замечать его. Евангелие, как и вся Библия, говорит о жизни и смерти и не разменивается ни на что меньшее. Без этого мы научились воспринимать христианство как сладко-розовый миф, превращая его в то, что один малопривлекательный мыслитель называл опиумом для народа. Но в этом напряжении выбора между жизнью и смертью весь смысл Евангелия.

Толкования в стиле «все равно все будет хорошо» очень привлекательны и популярны, причем не только в 20-м веке. Но если мы закрываем глаза на возможность погибнуть, то призрачной становится и возможность спастись, и самая жизнь превращается в какую-то слащавую идеологию.

Поэтому так важно то толкование, которое Сам Господь дает притче о пшенице и плевелах в сегодняшнем отрывке из Евангелия от Матфея. Не оставляя возможности перетолкования, Он говорит о гибели делающих беззаконие и спасении праведников. Есть еще целый ряд мест в Новом завете, где Христос говорит о том же самом: возможность погибнуть и возможность спастись совершенно реальны.

Трудность здесь еще и в том, что мы сразу начинаем «вертеть головой» по сторонам, стараясь разглядеть, кто же сыны тьмы, а кто — Царства. И поэтому так важно помнить, что Господь говорит тебе — о тебе, и больше ни о ком другом. Это два варианта твоей и больше ничьей судьбы. Перефразируя сегодняшние слова Христа, апостол Павел в своем письме в Коринф предлагает очень яркий образ: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить» (1 Кор. 9:24).

Свернуть
 
На Мф 13:36-43
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Притча о пшенице и сорняках кратко и полно излагает смысл того, что можно...  Читать далее

Притча о пшенице и сорняках кратко и полно излагает смысл того, что можно было бы назвать христианской историей. В самом деле: ведь христианской историей в строгом смысле слова можно назвать не историю так называемых «христианских государств» (которых не бывает по определению) и даже не историю Церкви, если понимать под Церковью церковные структуры, созданные по законам «мира сего», а историю Царства, входящего в мир. Её-то и излагает Спаситель, разъясняя Своим ученикам рассказанную Им прежде народу притчу о пшенице и сорняках. Из Его слов становится ясно, что главной Его задачей в нашем преображающемся, но ещё не преображённом мире является расширение духовного пространства Царства, приобщение к нему всё новых и новых людей. А в центре истории Царства оказывается противостояние тех, кто к этому Царству принадлежит, с силами тьмы, которые действуют в мире, в том числе и через людей. Это противостояние и есть главный нерв всей христианской истории. А завершается она, очевидно, днём Суда и возвращения Христа во славе, который становится и днём окончательного торжества Царства, в конце времён раскрывающегося во всей своей полноте и преображающего мир. Но тогда встаёт закономерный вопрос: а как же два уже прошедших тысячелетия христианской истории, при том, что ещё неизвестно, сколько их будет впереди? Ведь эта история была не только историей святости, которую в известном смысле можно считать историей Царства, но и историей Церкви, во всей её исторической неприглядности, а также и историей государств, которые условно можно было бы назвать христианскими, и даже целой христианской цивилизации! Неужели всё это не имеет к истории Царства никакого отношения? Наверное, всё-таки имеет. Ведь мир, в котором мы живём, находится пока лишь в процессе преображения, а значит, в нём есть место и истории в прежнем, дохристианском смысле слова, истории, которую можно было бы назвать «земной». Но теперь в этой «земной» истории самым важным оказывается вопрос «неба», т.е. Царства. История отдельных государств, народов и цивилизаций зависит от того, нашлось ли в жизни этих государств, народов и цивилизаций место для Царства. И чем больше его находилось, тем более яркой и духовно плодоносной оказывалась цивилизация, тем более полной оказывалась её историческая жизнь. А нежелание дать место Царству приводило нередко к историческим срывам и национальным катастрофам. И неудивительно: ведь вся внешняя история теперь оказывается лишь фоном и сценой для другой истории, истории Царства, входящего в мир. И только в контексте этой новой истории получает смысл существование государств, народов и цивилизаций. Так же, как и жизнь отдельных людей.

Свернуть
 
На Мф 13:24-43
24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; 25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; 26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. 27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: "господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?" 28 Он же сказал им: "враг человек сделал это". А рабы сказали ему: "хочешь ли, мы пойдем, выберем их?" 29 Но он сказал: "нет — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, 30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою".
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Сегодняшнее чтение включает несколько притч о Царстве, среди которых выделяется притча о пшенице и о сорняках...  Читать далее

Сегодняшнее чтение включает несколько притч о Царстве, среди которых выделяется притча о пшенице и о сорняках (ст. 24–30). Смысл этой притчи, истолкованной Самим Иисусом (ст. 37–43), сводится, как видно, к объяснению тех духовных процессов, которые протекают в мире по сей день и завершатся лишь с возвращением Спасителя. Из объяснения видно, что время между первым пришествием Христа и Его возвращением в конце времён представляет собой не что иное, как период роста и раскрытия в мире того Царства, ростки которого посеял в нём Сын Человеческий (ст. 37–38).

Конечно, растут и раскрываются в мире и иные, тёмные силы (ст. 38–39), так что вся его история в духовном смысле сводится к противостоянию «сынов Царства» с «сынами лукавого». Но завершается это противостояние не концом мира, а его очищением: с возвращением Мессии зло и его носители изгоняются из мира (ст. 40–42), а сам мир становится частью Царства, так, что сияние праведности «сынов Царства» уже ничем не омрачается (ст. 43).

Притча о пшенице и о сорняках напоминает нам о том, что история собственно уже закончилась с пришествием в мир обещанного Богом Мессии-Христа; сегодня мы живём уже не в той прежней истории, а в конце времён, в эпоху наступающего и раскрывающегося Царства, хотя, конечно, мы не можем знать, когда эта эпоха завершится. Не случайно в других притчах Иисус сравнивает Царство с зерном (ст. 31–32) и с закваской (ст. 33): очевидно, Он хочет подчеркнуть незаметный, не всегда видимый рост и раскрытие его в нынешнюю эпоху, при том, что в конце времён результат будет настолько очевиден, что не заметить его будет невозможно. Казалось бы, к чему медлить? Ведь работники предложили хозяину решить проблему сорняков незамедлительно (ст. 28)! Однако хозяин не торопится, боясь повредить пшенице (ст. 29).

Молодую поросль пшеницы действительно не всегда легко отличить от сорной травы. Но ведь Бог знает каждое человеческое сердце, неужели Он может ошибиться? Очевидно, дело не в этом. Бог просто даёт каждому шанс проявить себя до конца. Конец времён наступает не тогда, когда Бог устаёт ждать, а тогда, когда ждать больше нечего. И тогда наступает время жатвы. А значит, и время Царства.

Свернуть
 
На Мф 13:24-43
24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; 25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; 26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. 27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: "господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?" 28 Он же сказал им: "враг человек сделал это". А рабы сказали ему: "хочешь ли, мы пойдем, выберем их?" 29 Но он сказал: "нет — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, 30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою".
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Еще один абсурдный рассказ из области сельского хозяйства. Каждый из слушателей Иисуса прекрасно знает, что...  Читать далее

Еще один абсурдный рассказ из области сельского хозяйства. Каждый из слушателей Иисуса прекрасно знает, что пропалывать сорняки надо как можно раньше, до того, как они высосали соки из полезных злаков, тем более, что отличить одно от другого для опытного земледельца не представляет особого труда. Но (как вы, наверное, догадываетесь), абсурдность содержания этой притчи как раз и призвана показать слушателям, насколько непохож человеческий суд на Божий. Даже «жнецы»-ангелы не в состоянии отличить сорняк от пшеницы на этом поле человеческих жизней. Многие «хорошие люди», несомненно, хотели бы раз и навсегда отделаться от «плохих людей», мешающих им жить полноценной жизнью. Но прополка сорняков может привести к гибели хлеба, а значит, нет четкого различия между «хорошими» и «плохими» людьми — первые могут стать последними, и наоборот.

Свернуть
 
На Мф 13:24-43
24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; 25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; 26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. 27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: "господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?" 28 Он же сказал им: "враг человек сделал это". А рабы сказали ему: "хочешь ли, мы пойдем, выберем их?" 29 Но он сказал: "нет — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, 30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою".
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Притча о плевелах говорит нам о том, чему так трудно следовать в повседневности. Вот мы видим, что Господь...  Читать далее

Притча о плевелах говорит нам о том, чему так трудно следовать в повседневности. Вот мы видим, что Господь рекомендует нам быть осторожными и воздерживаться от скоропалительного суда. Но снова и снова мы чувствуем себя «как боги, знающие добро и зло» и выносящие решения о человеческих судьбах.

Очень легко воскликнуть: «дурную траву с поля вон», и начать искоренять всё то, что плохо или кажется нам таким. (Причём нередко именно кажется, и не более того). И если хозяин поля опасается, как бы при прополке сорняков не повредить доброму колосу, то нас такие трудности не пугают. Мало того, мы рады хоть пол-урожая вытоптать, только бы сорнякам досадить. Правда, при этом мы не хотим подумать и о том, что то, что сегодня выглядит сорняком, завтра может оказаться полезной травой. В мире живой природы, конечно, такие трансформации исключительны, но мы-то живём среди людей, а с нашим братом возможны и не такие изменения.

Плевелы, однако, посеяны не только среди тех, кто нас окружает, но и в наших собственных сердцах. А ведь бессмысленно искоренять окружающие нас сорняки, не трогая те, что растут из нас самих. Этак не заметим, как зарастём по макушку, а то и сами станем плевелами.

И вот в почву, на которой произрастают и колосья, и сорняки, брошено почти незаметное зёрнышко. И странно: сорнякам не удаётся его заглушить, хотя на первых порах они его способны заслонить, так оно мало. Но именно то, что кажется незначительным, нередко оказывается самым важным. Ведь именно то, что растёт из этого зёрнышка, став выше всех деревьев отделит пшеницу от плевел.

Свернуть
 
На Мф 13:24-43
24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; 25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; 26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. 27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: "господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?" 28 Он же сказал им: "враг человек сделал это". А рабы сказали ему: "хочешь ли, мы пойдем, выберем их?" 29 Но он сказал: "нет — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, 30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою".
31 Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, 32 которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.
33 Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё.
34 Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, 35 да сбудется реченное через пророка, который говорит:
"отверзу в притчах уста Мои;
изреку сокровенное от создания мира".
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. 37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; 38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; 39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. 40 Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: 41 пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, 42 и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; 43 тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!
Свернуть
Сам Бог отказывается делать «зачистку» в мире, который Он сотворил. Это значит, что для Него люди не...  Читать далее

Сам Бог отказывается делать «зачистку» в мире, который Он сотворил. Это значит, что для Него люди не делятся на «честных обывателей» и «террористов». Хотя некоторые люди сильно смахивают на бандитов и насильников, на «сорняки общества» (или Церкви, или семьи), Господь не спешит пропалывать поле. И это — при том, что уж Он-то знает, кто на что способен в этой жизни! Он ждет, пока каждый сможет проявить себя, не оставляя надежды на покаяние каждого. Что же тогда говорить о нас, для которых чужая душа — потемки? Какое у нас право делить мир на хороших и плохих? Да и жнецами нас никто не назначал...

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).