Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Mat 22:35-46

35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Свернуть

Искушая, то есть пытаясь поймать Иисуса на слове, один из фарисеев спрашивает Иисуса о наибольшей заповеди. Он ждет, что назаретский Учитель скажет что-нибудь несогласное с учением раввинов об иерархии заповедей, а еще лучше — выскажется об обрядах в пренебрежительном тоне. Но, как и в других подобных случаях, Господь не отвечает на такой лукавый вопрос, и говорит о другом. Он говорит не столько об иерархии заповедей, сколько о смысле Божьего Откровения, которое содержится в законе и во всем Писании. Возлюби Бога и ближнего. В этом есть содержание Откровения, в этом есть смысл завета. Чего здесь нет, так это простора для ученых раввинистических изысканий.

Дистанцию между Откровением и мелочной религиозностью подчеркивает следующий далее вопрос Иисуса фарисеям о том, чьим сыном является Христос, которого Давид называет Господом (с точки зрения логики фарисеев, предок не может так называть потомка). Откровение Божие во Христе — это тайна любви, Креста и Воскресения, а никак не сакрализации или десакрализации быта.

Другие мысли вслух

 
На Mat 22:35-46
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Свернуть
Как видно, собеседники Иисуса не устают проверять Его на знание разного рода богословских, раввинистических премудростей. Собственно, вопрос о главной заповеди в...  Читать далее

Как видно, собеседники Иисуса не устают проверять Его на знание разного рода богословских, раввинистических премудростей. Собственно, вопрос о главной заповеди в Торе был вопросом как раз такого рода. Учителя Торы немало спорили о том, в чём заключается главный смысл Торы, какие заповеди в ней нужно считать центральными.

Еврейское предание сохранило историю о человеке, который пришёл к одному из известнейших учителей эллинистических времён, Гиллелю, сказав, что станет его учеником, если тот сумеет объяснить ему суть Торы за то время, которое он сможет простоять на одной ноге. Гиллель ответил: «возлюби Бога всем сердцем, всей душой и всем разумением, и ближнего, как самого себя. Всё остальное — лишь комментарий. Иди и учись». Как видно, в евангельские времена это положение было уже общеизвестным, и фарисеи решили проверить Иисуса на знание соответствующей традиции. А Он в ответ предлагает им вопрос, ответить на который можно, лишь вчитываясь в св. Писание и вдумываясь в его смысл, а не просто повторяя чужие, пусть и исполненные мудрости, слова.

Он обращает внимание собеседников на то, что Мессия, Который, согласно и священным текстам, и общепринятым представлениям, должен быть сыном Давида, оказывается Тем, к Кому Давид, автор псалма, обращается, называя Его «господином» (соответствующее еврейское слово, так же, как и его греческий эквивалент, можно перевести как «Господь» или как «господин», причём еврейский текст псалма предполагает скорее второй смысл). Как видно, Иисус намекает здесь на пророческую традицию, и прежде всего на Книгу Исайи, где о Мессии говорится как о Том, Кто происходит «от дней вечности».

Но в иудейской традиции евангельских времён эта связь не была отслежена, такие смысловые коннотации были для собеседников Иисуса чем-то совершенно неожиданным, и они, не зная, что думать и что отвечать, умолкают. Как видно, Иисус, не отрицая важности и (в некоторых случаях) полезности традиции, всё же на первое место ставит умение прочитать знакомый текст заново, свежим взглядом, увидев его с новой, неожиданной стороны.

И дело тут, конечно, не только в том, чтобы научиться играть со смыслами, содержащимися в тексте. Дело в том, чтобы научиться видеть в знакомом прежде незаметное. Ведь и Царство входит в мир как нечто новое, порой скрытое за знакомым и привычным. И умение увидеть в привычном эту новизну означает также умение увидеть входящее в мир Царство, до времени скрытое за реалиями ещё не преображённого мира.

Свернуть
 
На Mat 22:35-46
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Свернуть
Текст псалма, который цитирует нам сегодня Господь, удивителен своей пророческой мощью. Просто не верится, что такое могло быть...  Читать далее

Текст псалма, который цитирует нам сегодня Господь, удивителен своей пророческой мощью. Просто не верится, что такое могло быть pre factum, до того, как нам была явлена триипостасная сущность Бога. Поэтому, конечно, противники христианства всегда пытались опровергнуть тот факт, что это было пророчество, ибо слишком уж оно сильно. По этой причине Иоанн Златоуст в своих беседах на псалмы именно апологетикой встречает своих слушателей, когда речь заходит о псалме 109. Вот что он пишет. «Когда мы утверждаем, что это ясно сказано о Христе, иудеи не принимают этого, но сочиняют нечто другое». Далее он перечисляет, какие варианты предлагаются в качестве собеседника Бога: Авраам, Зоровавель или даже весь народ. Святитель очень эмоционально опровергает все эти версии. «Основательно ли относить к Аврааму слова: Из чрева прежде денницы родих Тя»? Как можно отнести это и к Давиду, или Зоровавелю, или народу? Сказанное здесь превышает человеческую природу». Кроме того, здесь речь идет о «Лице, имеющем необыкновенное и дивное священство: Ты иерей во век по чину Мелхиседекову». Но далее «они говорят: «Как ты допускаешь другого Господа, когда Писание ясно говорит: "Господь Бог твой. Господь един есть, и Тому единому послужиши, и несть Бог разве Его(Втор 4:35,6:13)". Но ради кого, скажи мне, это сказано? Преимущественно ради твоего, иудей, невежества. Почему ничего подобного не было сказано ни Аврааму, ни Исааку, ни Иакову, ни Моисею, а только тебе одному, когда ты, вышедши из Египта, сделал себе тельца?». Но ведь мы знаем, что исповедуем единобожие. Конечно, для человека нашего века гораздо проще, чем для человека времен Иоанна Златоуста, понять это видимое противоречие. Мы понимаем, что возможно и межипостасное общение, ибо оно явлено нам Христом. Но при этом единство не нарушается. И более того, мы призваны сами осуществить то же единство, единство нераздельное и неслиянное. «Как Ты, Отче, во мне и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино» (Ин 17:21).

Свернуть
 
На Mat 22:41-23:12
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Then spake Jesus to the multitude, and to his disciples,
Saying, The scribes and the Pharisees sit in Moses' seat:
All therefore whatsoever they bid you observe, that observe and do; but do not ye after their works: for they say, and do not.
For they bind heavy burdens and grievous to be borne, and lay them on men's shoulders; but they themselves will not move them with one of their fingers.
But all their works they do for to be seen of men: they make broad their phylacteries, and enlarge the borders of their garments,
And love the uppermost rooms at feasts, and the chief seats in the synagogues,
And greetings in the markets, and to be called of men, Rabbi, Rabbi.
But be not ye called Rabbi: for one is your Master, even Christ; and all ye are brethren.
And call no man your father upon the earth: for one is your Father, which is in heaven.
10 Neither be ye called masters: for one is your Master, even Christ.
11 But he that is greatest among you shall be your servant.
12 And whosoever shall exalt himself shall be abased; and he that shall humble himself shall be exalted.
Свернуть
Фарисеям нравилось быть религиозными людьми. Они были авторитетом для соотечественников, уважаемыми наставниками...  Читать далее

Фарисеям нравилось быть религиозными людьми. Они были авторитетом для соотечественников, уважаемыми наставниками в законе, хранителями культурного предания и прочая, и прочая. Мы тоже не против приветствий в собраниях (если есть такая возможность), готовы сказать свое веское слово в любой ситуации, в общем — быть на высоте. Но суть нашей религии (если можно так назвать жизнь со Христом) совсем не в этом. Мы готовы быть фарисеями своего времени (или уже ими являемся). А готовы ли мы не иметь иного учителя кроме Христа, не иметь иного отца, кроме Бога, не иметь иной родины, кроме Его Царства, быть слугами, а не господами? Соответствует ли это нашим представлениям о религиозной жизни, о предании предков, наследниками которых мы являемся?

Свернуть
 
На Mat 22:41-23:12
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Then spake Jesus to the multitude, and to his disciples,
Saying, The scribes and the Pharisees sit in Moses' seat:
All therefore whatsoever they bid you observe, that observe and do; but do not ye after their works: for they say, and do not.
For they bind heavy burdens and grievous to be borne, and lay them on men's shoulders; but they themselves will not move them with one of their fingers.
But all their works they do for to be seen of men: they make broad their phylacteries, and enlarge the borders of their garments,
And love the uppermost rooms at feasts, and the chief seats in the synagogues,
And greetings in the markets, and to be called of men, Rabbi, Rabbi.
But be not ye called Rabbi: for one is your Master, even Christ; and all ye are brethren.
And call no man your father upon the earth: for one is your Father, which is in heaven.
10 Neither be ye called masters: for one is your Master, even Christ.
11 But he that is greatest among you shall be your servant.
12 And whosoever shall exalt himself shall be abased; and he that shall humble himself shall be exalted.
Свернуть
Для людей, к которым прежде всего было обращено это Евангелие, образ «книжников и фарисеев» означал одновременно...  Читать далее

Для людей, к которым прежде всего было обращено это Евангелие, образ «книжников и фарисеев» означал одновременно людей, не принявших и осудивших Иисуса, и основную «внутреннюю» угрозу их общине — «закваска фарисейская» могла привести верующего к такому же предательству, какое произошло тогда. Итак, на месте законодателя и пророка Моисея сели «религиозные функционеры», и далее Иисус рисует картину, узнаваемую во все времена: первые места на пирах и «в синагогах». Ученики Христа так или иначе, все равно воспримут знакомые им религиозные реалии для построения христианской Церкви — и кому-то придется занимать первые места, руководить, наставлять, быть «учителями» и «отцами». Как же быть? Христос дает парадоксальный ответ: большие должны быть меньшими, начальники — слугами, высокие — низкими. Это возможно, только если и «большие» и «меньшие» — в первую очередь, дети одного Отца, ученики одного Учителя.

Свернуть
 
На Mat 22:41-23:12
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Then spake Jesus to the multitude, and to his disciples,
Saying, The scribes and the Pharisees sit in Moses' seat:
All therefore whatsoever they bid you observe, that observe and do; but do not ye after their works: for they say, and do not.
For they bind heavy burdens and grievous to be borne, and lay them on men's shoulders; but they themselves will not move them with one of their fingers.
But all their works they do for to be seen of men: they make broad their phylacteries, and enlarge the borders of their garments,
And love the uppermost rooms at feasts, and the chief seats in the synagogues,
And greetings in the markets, and to be called of men, Rabbi, Rabbi.
But be not ye called Rabbi: for one is your Master, even Christ; and all ye are brethren.
And call no man your father upon the earth: for one is your Father, which is in heaven.
10 Neither be ye called masters: for one is your Master, even Christ.
11 But he that is greatest among you shall be your servant.
12 And whosoever shall exalt himself shall be abased; and he that shall humble himself shall be exalted.
Свернуть
Вопрос, заданный фарисеям о том, что они думают о Христе, перекликается с вопросом, ранее заданным ученикам о том...  Читать далее

Вопрос, заданный фарисеям о том, что они думают о Христе, перекликается с вопросом, ранее заданным ученикам о том, за кого люди принимают Его. Но фарисеям Он ещё не раскрыл, Кто Он. Тем не менее в сознание фарисеев, заполненное сухой информацией, Иисус пытается заронить зёрна более глубокого понимания Откровения, нежели то, что они привычно вызубрили. Тем, кто привык ожидать Мессию в роли наследника царя Давида, имеющего права на престол своего славного предка, Иисус даёт понять, что Мессия неизмеримо выше и что Его приход несопоставим со всем, что люди привыкли ожидать.

Такие слова могут показаться противоречащими тому обстоятельству, что в Евангелии Сам Христос назван Сыном Давидовым. Но из слов Иисуса не вытекает отвержение этого мессианского титула, ведь Он предлагает не сводить его смысл к буквальному толкованию.

Должно быть, не случайно слушавшие прекратили вопросы именно после этих слов. Видимо, они почувствовали дыхание иного, высшего мира, рядом с которым любые самые мудрые человеческие рассуждения видятся несовершенными.

Однако есть опасность уделять рассуждениям больше внимания, чем делам. Между тем, обличая фарисеев Христос вовсе не отрицает истинность их теоретических убеждений, но обличает разрыв между их словами и делами. То, что было Им сказано по этому поводу тогда, актуально и поныне. Ведь христианство — не набор представлений, но сама жизнь, и разрыв теории с практикой здесь особенно недопустим.

Призыв Христа не называться учителями и быть братьями, называть отцом только Отца Небесного так же, как и многие другие Его слова, поначалу может вызвать недоумение. Ведь надо же как-то обращаться к родному отцу или к школьному учителю, чью профессию никто не отменял! Но надо помнить о многозначности этих слов, нередко употребляемых не по назначению. Здесь речь идёт о том, что недопустимо самовольно ставить себя на место, требующее особенного почитания. В этом случае мы рискуем оказаться похитителями того, что по праву должно принадлежать не нам.

Но если Господь поставит нас туда на служение, уклоняться не следует. Только надо помнить, что мы поставлены трудиться, а не превозноситься.

Свернуть
 
На Mat 22:41-23:12
41 While the Pharisees were gathered together, Jesus asked them,
42 Saying, What think ye of Christ? whose son is he? They say unto him, The Son of David.
43 He saith unto them, How then doth David in spirit call him Lord, saying,
44 The LORD said unto my Lord, Sit thou on my right hand, till I make thine enemies thy footstool?
45 If David then call him Lord, how is he his son?
46 And no man was able to answer him a word, neither durst any man from that day forth ask him any more questions.
Then spake Jesus to the multitude, and to his disciples,
Saying, The scribes and the Pharisees sit in Moses' seat:
All therefore whatsoever they bid you observe, that observe and do; but do not ye after their works: for they say, and do not.
For they bind heavy burdens and grievous to be borne, and lay them on men's shoulders; but they themselves will not move them with one of their fingers.
But all their works they do for to be seen of men: they make broad their phylacteries, and enlarge the borders of their garments,
And love the uppermost rooms at feasts, and the chief seats in the synagogues,
And greetings in the markets, and to be called of men, Rabbi, Rabbi.
But be not ye called Rabbi: for one is your Master, even Christ; and all ye are brethren.
And call no man your father upon the earth: for one is your Father, which is in heaven.
10 Neither be ye called masters: for one is your Master, even Christ.
11 But he that is greatest among you shall be your servant.
12 And whosoever shall exalt himself shall be abased; and he that shall humble himself shall be exalted.
Свернуть
Сегодняшний отрывок содержит, наверное, одно из самых уничижительных определений из данных Иисусом тем...  Читать далее

Сегодняшний отрывок содержит, наверное, одно из самых уничижительных определений из данных Иисусом тем «учителям», которые так любили с Ним полемизировать. Ведь понятие об учителе в иудейской традиции было совершенно неотделимо от личного примера, который учитель должен был подавать своим ученикам. Иисус же, советуя не следовать примеру фарисейских учителей (ст. 3), фактически назвал их лжеучителями.

Между тем, такая характеристика дана была отнюдь не в пылу полемики, она вообще является достаточно типичной, когда дело касается учительства в религиозной сфере. Не случайно Иисус упрекает фарисеев и книжников в том, что они, требуя многого от народа, сами отнюдь не обременяют себя (ст. 4). Такое утверждение на первый взгляд кажется странным: ведь и члены фарисейского братства (включая его лидеров), и учёные раввины-книжники отличались особым, можно было бы сказать подчёркнутым, благочестием, которое, впрочем, Иисус характеризует как показное (ст. 5–7).

Но в том-то и дело, что эти религиозные усилия нередко были, в сущности, лишь попыткой уйти от главного. Духовная жизнь и жизнь религиозная — не одно и то же. Духовная жизнь предполагает отношения с Богом и стремление к Царству; жизнь религиозная может принимать самые разные формы, но в основе её всегда лежит стремление установить отношения с высшими силами, если речь идёт о язычестве, или с Богом, если о монотеизме.

Казалось бы, между религиозностью и духовной жизнью должно быть в таком случае много общего. В известной степени так оно и есть, но всё же духовная жизнь и религиозность — вещи разные. Религия нужна человеку и создаётся человеком; духовная жизнь невозможна без непосредственного участия Бога, без откровения. Но духовная жизнь строже и требовательнее религиозности, она не терпит лукавства и недомолвок, не говоря уже о прямой лжи; в жизни религиозной всё это, к сожалению, может иметь место, и тогда религия вырождается, так, что от неё остаётся лишь пустая оболочка. Но именно такая пустая оболочка может оказаться убежищем для тех, кто боится жизни духовной.

Очень непросто убежать от Бога, Которого знал; невозможно забыть о Царстве, которое видел. Но можно убедить себя в том, что есть вещи поважнее, что есть религиозные обязанности, которые нужно исполнять, традиция, которой нужно следовать, авторитеты, которым положено подчиняться. И если человек сумеет убедить себя в том, что такая религиозность — действительно самое важное в жизни, он не только будет ревностно следовать этому сам, но и другим по возможности не позволит жить иначе. И ученикам своим вместо примеров духовной жизни подаст пример жизни религиозной, нередко и впрямь совершенно «неудобоносимой», а то и вовсе невыносимой. И чем больше такой учитель вместе со своими учениками будет усердствовать, тем дальше будут они уходить от Царства.

Свернуть
 
На Mat 22:34-40
34 But when the Pharisees had heard that he had put the Sadducees to silence, they were gathered together.
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
Свернуть
Можно представить двойственное состояние фарисеев после того, как Иисус заставил смолкнуть саддукеев. Ведь Тот, с Кем они привыкли вести полемику, посрамил их оппонентов...  Читать далее

Можно представить двойственное состояние фарисеев после того, как Иисус заставил смолкнуть саддукеев. Ведь Тот, с Кем они привыкли вести полемику, посрамил их оппонентов. Поэтому вопрос законника о двух наибольших заповедях выглядит прощупыванием: нельзя ли Его перетянуть на свою сторону? Фарисеям, да и не им одним, трудно усвоить, что на самом деле следует принимать решение о том, чтобы самим переходить на Его сторону. Впрочем, и сегодня многие идеологи не могут устоять перед соблазном представить Христа своим предшественником и единомышленником. Им тоже хочется переманить Его в свой лагерь, но то, что кажется стройным в пропагандистских статьях, при встрече с Реальностью рассыпается.

И вот Христос отвечает на вопрос фарисея. Но при этом Он не просто даёт ответ на частный вопрос, но раскрывает центральные основы веры и жизни.

Понятно, что главнейшей заповедью Он назвал слова о любви к Богу, поглощающей все силы и устремления. Однако подобной ей Он назвал заповедь о любви к человеку, а это могло показаться странным для тех людей, которые привыкли ставить привычные им религиозные представления выше всего человеческого. А между тем это и есть то, что Христос принёс людям и что выделяет христианство из ряда всех религий.

Конечно, заповедь о любви к людям не равна заповеди о любви к Богу, она лишь подобна ей. Но человек в христианстве поднят так высоко, как его не поднимает ни одно учение. И только Христос убирает непроходимый барьер между Богом и людьми.

Свернуть
 
На Mat 22:34-40
34 But when the Pharisees had heard that he had put the Sadducees to silence, they were gathered together.
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
Свернуть
В чем же «новизна» Нового Завета? Разве есть хоть что-то новое в словах Иисуса, когда Он, цитируя Ветхий Завет, называет...  Читать далее

В чем же «новизна» Нового Завета? Разве есть хоть что-то новое в словах Иисуса, когда Он, цитируя Ветхий Завет, называет главные заповеди — заповеди любви к Богу и ближнему? Да, потому что до воплощения, вочеловечения Бога люди не исполняли, а нарушали Завет, заключенный с Богом.

Но Бог верен до конца. Он не только Сам исполнил Завет, но сделал это и за сотворенного Им, но согрешившего человека. Падший человек не мог быть верным — и Бог воплотился и Сам исполнил Завет, данный людьми Ему же. Он сделал то, что должны делать мы, Он не только показал нам пример, путь, он Сам стал Путем, по которому нам идти, Истиной, которой мы можем следовать, в которою мы можем верить, и Жизнью, которой мы можем жить.

Свернуть
 
На Mat 22:15-40
15 Then went the Pharisees, and took counsel how they might entangle him in his talk.
16 And they sent out unto him their disciples with the Herodians, saying, Master, we know that thou art true, and teachest the way of God in truth, neither carest thou for any man: for thou regardest not the person of men.
17 Tell us therefore, What thinkest thou? Is it lawful to give tribute unto Caesar, or not?
18 But Jesus perceived their wickedness, and said, Why tempt ye me, ye hypocrites?
19 Shew me the tribute money. And they brought unto him a penny.
20 And he saith unto them, Whose is this image and superscription?
21 They say unto him, Caesar's. Then saith he unto them, Render therefore unto Caesar the things which are Caesar's; and unto God the things that are God's.
22 When they had heard these words, they marvelled, and left him, and went their way.
23 The same day came to him the Sadducees, which say that there is no resurrection, and asked him,
24 Saying, Master, Moses said, If a man die, having no children, his brother shall marry his wife, and raise up seed unto his brother.
25 Now there were with us seven brethren: and the first, when he had married a wife, deceased, and, having no issue, left his wife unto his brother:
26 Likewise the second also, and the third, unto the seventh.
27 And last of all the woman died also.
28 Therefore in the resurrection whose wife shall she be of the seven? for they all had her.
29 Jesus answered and said unto them, Ye do err, not knowing the scriptures, nor the power of God.
30 For in the resurrection they neither marry, nor are given in marriage, but are as the angels of God in heaven.
31 But as touching the resurrection of the dead, have ye not read that which was spoken unto you by God, saying,
32 I am the God of Abraham, and the God of Isaac, and the God of Jacob? God is not the God of the dead, but of the living.
33 And when the multitude heard this, they were astonished at his doctrine.
34 But when the Pharisees had heard that he had put the Sadducees to silence, they were gathered together.
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
Свернуть
Сегодняшнее чтение предлагает нам два эпизода, объединённых между собой темой испытания Иисуса. Один из них...  Читать далее

Сегодняшнее чтение предлагает нам два эпизода, объединённых между собой темой испытания Иисуса. Один из них (точнее — второй, ст. 23–33) представляет собой, по-видимому, один из тех «трудных» вопросов, которые саддукеи, не верившие в воскресение, задавали фарисеям, ставя их в тупик. Ситуация проста: Тора предписывает левиратный брак, а если так, то описанная в вопросе ситуация вполне могла бы сложиться в действительности (ст. 24–28). Но лишь в том случае, если бы в Царстве всё происходило по тем же законам, по каким всё происходит в нашем, ещё не до конца преображённом, мире.

Иисус же прямо отвечает спрашивающим, что такие вопросы может задавать лишь тот, кто не имеет настоящего понятия ни о Торе, ни о Царстве (ст. 29). Впрочем, Иисус не раскрывает им никаких деталей, сказав лишь, что пребывающие в Царстве похожи на ангелов (ст. 30). Учитывая, что представления об ангелах в те времена были достаточно смутными и противоречивыми, такой ответ вряд ли мог удовлетворить саддукеев. Но Иисус тут же даёт им иной пример, позволяющий понять, что такое Царство: здесь нет мёртвых, и воскресение — не возвращение к прежней, непреображённой жизни, а приобщение к жизни новой, где всё иначе и над которой смерть уже не властна (ст. 31–32).

То же касается и вопроса о налогах: можно ли верующему еврею платить налоги римским властям (ст. 16–17)? Вопрос предполагал непосредственную связь мессианизма и мессианского Царства с политической ситуацией, и крайние течения в самой Синагоге нередко смотрели на тех, кто платил налоги оккупационным властям, как на предателей. Но Иисус отвечает совершенно неожиданно: Он берёт римскую монету и задаёт риторический вопрос: а кому эта монета посвящена? Кто на ней изображён? И получает закономерный ответ: император («кесарь») (ст. 19–21). В таком случае, говорит Иисус, пускай император получит своё, Царству от этого урона не будет (ст. 21). И здесь снова мы видим свидетельство о Царстве, которое «не от мира сего»: для Царства не важна политическая борьба, оно приходит в мир не как следствие этой борьбы. Для Царства важен лишь человек. И искренность, без которой в Царство не войти.

Свернуть
 
На Mat 22:15-40
15 Then went the Pharisees, and took counsel how they might entangle him in his talk.
16 And they sent out unto him their disciples with the Herodians, saying, Master, we know that thou art true, and teachest the way of God in truth, neither carest thou for any man: for thou regardest not the person of men.
17 Tell us therefore, What thinkest thou? Is it lawful to give tribute unto Caesar, or not?
18 But Jesus perceived their wickedness, and said, Why tempt ye me, ye hypocrites?
19 Shew me the tribute money. And they brought unto him a penny.
20 And he saith unto them, Whose is this image and superscription?
21 They say unto him, Caesar's. Then saith he unto them, Render therefore unto Caesar the things which are Caesar's; and unto God the things that are God's.
22 When they had heard these words, they marvelled, and left him, and went their way.
23 The same day came to him the Sadducees, which say that there is no resurrection, and asked him,
24 Saying, Master, Moses said, If a man die, having no children, his brother shall marry his wife, and raise up seed unto his brother.
25 Now there were with us seven brethren: and the first, when he had married a wife, deceased, and, having no issue, left his wife unto his brother:
26 Likewise the second also, and the third, unto the seventh.
27 And last of all the woman died also.
28 Therefore in the resurrection whose wife shall she be of the seven? for they all had her.
29 Jesus answered and said unto them, Ye do err, not knowing the scriptures, nor the power of God.
30 For in the resurrection they neither marry, nor are given in marriage, but are as the angels of God in heaven.
31 But as touching the resurrection of the dead, have ye not read that which was spoken unto you by God, saying,
32 I am the God of Abraham, and the God of Isaac, and the God of Jacob? God is not the God of the dead, but of the living.
33 And when the multitude heard this, they were astonished at his doctrine.
34 But when the Pharisees had heard that he had put the Sadducees to silence, they were gathered together.
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
Свернуть
Для учеников Христа, для которых писалось это Евангелие, их вера и надежда были теснейшим образом связаны с Воскресением...  Читать далее

Для учеников Христа, для которых писалось это Евангелие, их вера и надежда были теснейшим образом связаны с Воскресением Иисуса из мертвых после Его казни и погребения. Именно поэтому для них обладал такой важностью короткий рассказ о противниках Иисуса, старавшихся доказать невозможность воскресения. Ведь их аргумент, который поначалу может показаться бессмысленной казуистикой по поводу несуществующей ситуации (семь братьев на одну жену), на самом деле, силен именно своей бессмысленностью! В мире столько абсурда и зла, что смерть представляется скорее лекарством от боли и тупика. Что же будет, если все люди вдруг «воскреснут», то есть вернутся к этой жизни, со всем ее несовершенством и ограниченностью? Как семи братьям поделить несчастную женщину? Христос отвечает с совсем других позиций. Воскресение необходимо, потому что каждый человек так или иначе связан с живым Богом. А это значит, что в воскресении человек живет жизнью Самого Бога, свободной от человеческого абсурда и боли.

Свернуть
 
На Mat 22:15-40
15 Then went the Pharisees, and took counsel how they might entangle him in his talk.
16 And they sent out unto him their disciples with the Herodians, saying, Master, we know that thou art true, and teachest the way of God in truth, neither carest thou for any man: for thou regardest not the person of men.
17 Tell us therefore, What thinkest thou? Is it lawful to give tribute unto Caesar, or not?
18 But Jesus perceived their wickedness, and said, Why tempt ye me, ye hypocrites?
19 Shew me the tribute money. And they brought unto him a penny.
20 And he saith unto them, Whose is this image and superscription?
21 They say unto him, Caesar's. Then saith he unto them, Render therefore unto Caesar the things which are Caesar's; and unto God the things that are God's.
22 When they had heard these words, they marvelled, and left him, and went their way.
23 The same day came to him the Sadducees, which say that there is no resurrection, and asked him,
24 Saying, Master, Moses said, If a man die, having no children, his brother shall marry his wife, and raise up seed unto his brother.
25 Now there were with us seven brethren: and the first, when he had married a wife, deceased, and, having no issue, left his wife unto his brother:
26 Likewise the second also, and the third, unto the seventh.
27 And last of all the woman died also.
28 Therefore in the resurrection whose wife shall she be of the seven? for they all had her.
29 Jesus answered and said unto them, Ye do err, not knowing the scriptures, nor the power of God.
30 For in the resurrection they neither marry, nor are given in marriage, but are as the angels of God in heaven.
31 But as touching the resurrection of the dead, have ye not read that which was spoken unto you by God, saying,
32 I am the God of Abraham, and the God of Isaac, and the God of Jacob? God is not the God of the dead, but of the living.
33 And when the multitude heard this, they were astonished at his doctrine.
34 But when the Pharisees had heard that he had put the Sadducees to silence, they were gathered together.
35 Then one of them, which was a lawyer, asked him a question, tempting him, and saying,
36 Master, which is the great commandment in the law?
37 Jesus said unto him, Thou shalt love the Lord thy God with all thy heart, and with all thy soul, and with all thy mind.
38 This is the first and great commandment.
39 And the second is like unto it, Thou shalt love thy neighbour as thyself.
40 On these two commandments hang all the law and the prophets.
Свернуть
Если бы мы умели так читать Писание, так видеть его суть, как Господь. В ответах о воскресении мертвых и о...  Читать далее

Если бы мы умели так читать Писание, так видеть его суть, как Господь. В ответах о воскресении мертвых и о наибольшей заповеди Он исходит из Пятикнижия, которое Его противники знали чуть ли не наизусть. Он не только отвечает на провокационные вопросы книжников, но и показывает нам, насколько глубоким может быть смысл привычных нам слов из Библии. В таинственном имени Божьем «Бог Авраама, Исаака и Иакова», открытом в рассказе о призвании Моисея (Книга Исхода) мы вдруг открываем весть о воскресении мертвых (напрямую это будет открыто лишь у поздних пророков, а осуществлено — в Воскресении Христовом). А две важнейшие заповеди из Второзакония действительно оказываются сжатой формой Десятословия (Исх. 20), где первые четыре заповеди говорят о любви к Богу, а остальные шесть — о любви к ближнему.

Свернуть

Чтения за9 Сентября 2018

Библия для начинающих

По воскресным дням чтений нет

Трехлетний круг чтения Библии

По воскресным дням чтений нет

Библия за пять лет

По воскресным дням чтений нет

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).