Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Gen 11:1-32

And the whole earth was of one language, and of one speech.
And it came to pass, as they journeyed from the east, that they found a plain in the land of Shinar; and they dwelt there.
And they said one to another, Go to, let us make brick, and burn them throughly. And they had brick for stone, and slime had they for morter.
And they said, Go to, let us build us a city and a tower, whose top may reach unto heaven; and let us make us a name, lest we be scattered abroad upon the face of the whole earth.
And the LORD came down to see the city and the tower, which the children of men builded.
And the LORD said, Behold, the people is one, and they have all one language; and this they begin to do: and now nothing will be restrained from them, which they have imagined to do.
Go to, let us go down, and there confound their language, that they may not understand one another's speech.
So the LORD scattered them abroad from thence upon the face of all the earth: and they left off to build the city.
Therefore is the name of it called Babel; because the LORD did there confound the language of all the earth: and from thence did the LORD scatter them abroad upon the face of all the earth.
10 These are the generations of Shem: Shem was an hundred years old, and begat Arphaxad two years after the flood:
11 And Shem lived after he begat Arphaxad five hundred years, and begat sons and daughters.
12 And Arphaxad lived five and thirty years, and begat Salah:
13 And Arphaxad lived after he begat Salah four hundred and three years, and begat sons and daughters.
14 And Salah lived thirty years, and begat Eber:
15 And Salah lived after he begat Eber four hundred and three years, and begat sons and daughters.
16 And Eber lived four and thirty years, and begat Peleg:
17 And Eber lived after he begat Peleg four hundred and thirty years, and begat sons and daughters.
18 And Peleg lived thirty years, and begat Reu:
19 And Peleg lived after he begat Reu two hundred and nine years, and begat sons and daughters.
20 And Reu lived two and thirty years, and begat Serug:
21 And Reu lived after he begat Serug two hundred and seven years, and begat sons and daughters.
22 And Serug lived thirty years, and begat Nahor:
23 And Serug lived after he begat Nahor two hundred years, and begat sons and daughters.
24 And Nahor lived nine and twenty years, and begat Terah:
25 And Nahor lived after he begat Terah an hundred and nineteen years, and begat sons and daughters.
26 And Terah lived seventy years, and begat Abram, Nahor, and Haran.
27 Now these are the generations of Terah: Terah begat Abram, Nahor, and Haran; and Haran begat Lot.
28 And Haran died before his father Terah in the land of his nativity, in Ur of the Chaldees.
29 And Abram and Nahor took them wives: the name of Abram's wife was Sarai; and the name of Nahor's wife, Milcah, the daughter of Haran, the father of Milcah, and the father of Iscah.
30 But Sarai was barren; she had no child.
31 And Terah took Abram his son, and Lot the son of Haran his son's son, and Sarai his daughter in law, his son Abram's wife; and they went forth with them from Ur of the Chaldees, to go into the land of Canaan; and they came unto Haran, and dwelt there.
32 And the days of Terah were two hundred and five years: and Terah died in Haran.
Свернуть

К героям этого отрывка очень часто испытывают сочувствие. Вот, старались люди, работали, а недобрый Бог раз — и порушил всё. Ну что Ему, жалко было, что ли?... Однако вопрос в том, чего ради строится башня. Вавилонская башня символизирует цивилизацию, построенную как вызов Богу. Почему-то кажется мне, что вмешательство Бога здесь весьма условно. Вероятнее всего, мероприятие было изначально обречено на провал из-за взаминого непонимания строителей. Даже если вначале они и говорили на одном языке, действуя исключительно с целью доказать, какие они молодцы, каждый из них думал о себе, но не о других. И в этой ситуации не могло не возникнуть непонимание — и оказалось, что все уже говорят на разных языках. Именно на это обречена любая деятельность вне Бога. Позже, в день Пятидесятницы, Святой Дух исцелит эту рану и сделает возможным понимание даже между людьми, говорящими на разных языках.

Другие мысли вслух

 
На Gen 11:1-32
And the whole earth was of one language, and of one speech.
And it came to pass, as they journeyed from the east, that they found a plain in the land of Shinar; and they dwelt there.
And they said one to another, Go to, let us make brick, and burn them throughly. And they had brick for stone, and slime had they for morter.
And they said, Go to, let us build us a city and a tower, whose top may reach unto heaven; and let us make us a name, lest we be scattered abroad upon the face of the whole earth.
And the LORD came down to see the city and the tower, which the children of men builded.
And the LORD said, Behold, the people is one, and they have all one language; and this they begin to do: and now nothing will be restrained from them, which they have imagined to do.
Go to, let us go down, and there confound their language, that they may not understand one another's speech.
So the LORD scattered them abroad from thence upon the face of all the earth: and they left off to build the city.
Therefore is the name of it called Babel; because the LORD did there confound the language of all the earth: and from thence did the LORD scatter them abroad upon the face of all the earth.
10 These are the generations of Shem: Shem was an hundred years old, and begat Arphaxad two years after the flood:
11 And Shem lived after he begat Arphaxad five hundred years, and begat sons and daughters.
12 And Arphaxad lived five and thirty years, and begat Salah:
13 And Arphaxad lived after he begat Salah four hundred and three years, and begat sons and daughters.
14 And Salah lived thirty years, and begat Eber:
15 And Salah lived after he begat Eber four hundred and three years, and begat sons and daughters.
16 And Eber lived four and thirty years, and begat Peleg:
17 And Eber lived after he begat Peleg four hundred and thirty years, and begat sons and daughters.
18 And Peleg lived thirty years, and begat Reu:
19 And Peleg lived after he begat Reu two hundred and nine years, and begat sons and daughters.
20 And Reu lived two and thirty years, and begat Serug:
21 And Reu lived after he begat Serug two hundred and seven years, and begat sons and daughters.
22 And Serug lived thirty years, and begat Nahor:
23 And Serug lived after he begat Nahor two hundred years, and begat sons and daughters.
24 And Nahor lived nine and twenty years, and begat Terah:
25 And Nahor lived after he begat Terah an hundred and nineteen years, and begat sons and daughters.
26 And Terah lived seventy years, and begat Abram, Nahor, and Haran.
27 Now these are the generations of Terah: Terah begat Abram, Nahor, and Haran; and Haran begat Lot.
28 And Haran died before his father Terah in the land of his nativity, in Ur of the Chaldees.
29 And Abram and Nahor took them wives: the name of Abram's wife was Sarai; and the name of Nahor's wife, Milcah, the daughter of Haran, the father of Milcah, and the father of Iscah.
30 But Sarai was barren; she had no child.
31 And Terah took Abram his son, and Lot the son of Haran his son's son, and Sarai his daughter in law, his son Abram's wife; and they went forth with them from Ur of the Chaldees, to go into the land of Canaan; and they came unto Haran, and dwelt there.
32 And the days of Terah were two hundred and five years: and Terah died in Haran.
Свернуть
Притча о Вавилонской башне меньше других притч Пролога Книги Бытия напоминает притчу. Оно и понятно: тут ведь речь идёт о притче, построенной на основании исторических реалий, а не на основании мифологических преданий, как в случае, к примеру, притчи о Ное...  Читать далее

Притча о Вавилонской башне меньше других притч Пролога Книги Бытия напоминает притчу. Оно и понятно: тут ведь речь идёт о притче, построенной на основании исторических реалий, а не на основании мифологических преданий, как в случае, к примеру, притчи о Ное. Однако история историей, а речь всё же идёт о притче — не потому, что реалии недостоверны, а потому, что история оказывается тут лишь исходным материалом для обобщения. Обобщения, связанного с образом Вавилонской башни как именно исторической реальности. Сегодня никто из историков не сомневается, что речь в притче идёт о зиккуратах — ступенчатых пирамидальных храмовых постройках, существовавших в городах Шумера ещё в третьем тысячелетии до Р.Х.

Они не могли не произвести совершенно неизгладимого впечатления на семитских кочевников, которые впервые появились в Месопотамии около XXV в. до Р.Х. Отсюда предания о башнях «до неба», вошедших в легенды — а легенды о совершенно реально существовавших башнях легли в основу притчи. Для полноты картины остаётся лишь добавить, что главный зиккурат Ура — столицы существовавшей в эти времена конфедерации шумерских городов-государств — назывался Этеменанки, что в переводе с шумерского буквально означает «основание неба и земли».

Вот этот образ шумерского зиккурата, вошедший в легенду, и стал основанием притчи, смысл которой оказался бы неполон, если не учитывать того, что зиккураты строились не только в шумерских городах, но и в городах пришедшей на смену Шумеру Вавилонии, в частности, и в её столице — Вавилоне. Там зиккурат существовал и во время написания Книги Бытия — её первые читатели могли видеть Вавилонскую башню воочию. Очередную башню. Притча о Вавилонской башне — это притча о башне, которая постоянно рушится и которую с упорством, достойным лучшего применения, отстраивают снова и снова. Отстраивают, чтобы «сделать себе имя», чтобы «не рассеяться по земле».

Чтобы было чему удержать вместе «один народ одного языка» — и речь тут не о лингвистике, а о политике: на аккадском, на языке древнего Вавилона, «сделать одним языком» означает подчинить единой власти, а «смешать языки» означает такое единовластие разрушить. Разрушает же его не Бог, как может показаться с первого взгляда. Бог лишь приближается, и языки смешиваются, и башню просто бросают недостроенной. Оно и понятно: великая стройка требует великой идеи и предполагает наличие великой империи, сильного государства и твёрдой власти.

Богу же империи не нужны, Ему нужен человек, с которым Он мог бы общаться. Когда Он близко, все «великие идеи», выдуманные человеком, обесцениваются, великие империи шатаются и разваливаются, а «великие стройки» так и остаются недостроенными. Но падший человек не может без «великих идей» и «великих строек», ради этого он готов терпеть и власть над собой великих империй — потому и строятся всё новые вавилонские башни. Строятся и рушатся — так течёт история падшего человечества.

Свернуть
 
На Gen 11:4
And they said, Go to, let us build us a city and a tower, whose top may reach unto heaven; and let us make us a name, lest we be scattered abroad upon the face of the whole earth.
Свернуть
Жителям Шумера из библейской притчи о Вавилонской башни не дают покоя «достижения» их предков, живших до потопа. Те были «исполинами», о которых священнописатель говорит как о «сильных, издревле именитых людях» (в Синодальном переводе они названы «славными», но соответствующее еврейское слово означает...  Читать далее

Жителям Шумера из библейской притчи о Вавилонской башни не дают покоя «достижения» их предков, живших до потопа. Те были «исполинами», о которых священнописатель говорит как о «сильных, издревле именитых людях» (в Синодальном переводе они названы «славными», но соответствующее еврейское слово означает буквально «именитые», т.е. «известные», «люди с именем»). И упомянутые в притче жители Шумерской долины (под которой, очевидно, подразумевается Месопотамская низменность) тоже хотят «сделать себе имя», «стать именитыми» с тем, чтобы «не рассеяться по лицу земли». И начинают «великую стройку», первую, но отнюдь не последнюю в истории падшего человечества, которая закончится так же бесславно, как и все последующие (ирония притчи, между прочим, заключается ещё и в том, что, когда она писалась, а было это, судя по имеющимся на сегодняшний день данным, в Вавилоне в годы плена, там, в Вавилоне, читавшие её могли видеть очередную башню наподобие той, которая описана в притче). Как видно, строителями двигало не просто желание прославиться; они хотели соорудить нечто такое, что объединило бы их, стало бы символом национального единства и государственной мощи. Не случайно предпосылкой «великой стройки» стало именно единство жителей той земли: «один народ и один язык» в аккадском словоупотреблении (а здесь перед нами, очевидно, калька с аккадского) обозначали единовластие. И вот, чтобы упрочить единство и, соответственно, усилить государственную мощь, затевается грандиозный проект, который в конце концов благополучно проваливается. Почему же так? Только или потому, что сильная власть, осуществляющая подобного рода проекты, всегда становится репрессивной, нарушая все данные Богом законы? Наверное, и поэтому тоже. Но, возможно, и не только поэтому. В существовании каждого народа, как и в жизни каждого человека, есть свой смысл, связанный с замыслом Бога об этом народе или об этом человеке. Но можно ли увидеть и понять этот замысел, если целью становится не он, а величие, сила и известность? Ответ очевиден. А репрессивность власти, порождённой обществом, не ищущим смысла, — лишь следствие. Неудивительно, что такое общество и такая власть обречены. Тут можно лишь просить Бога о том, чтобы Он минимизировал последствия неизбежного краха.

Свернуть
 
На Gen 10:32-11:9
32 These are the families of the sons of Noah, after their generations, in their nations: and by these were the nations divided in the earth after the flood.
And the whole earth was of one language, and of one speech.
And it came to pass, as they journeyed from the east, that they found a plain in the land of Shinar; and they dwelt there.
And they said one to another, Go to, let us make brick, and burn them throughly. And they had brick for stone, and slime had they for morter.
And they said, Go to, let us build us a city and a tower, whose top may reach unto heaven; and let us make us a name, lest we be scattered abroad upon the face of the whole earth.
And the LORD came down to see the city and the tower, which the children of men builded.
And the LORD said, Behold, the people is one, and they have all one language; and this they begin to do: and now nothing will be restrained from them, which they have imagined to do.
Go to, let us go down, and there confound their language, that they may not understand one another's speech.
So the LORD scattered them abroad from thence upon the face of all the earth: and they left off to build the city.
Therefore is the name of it called Babel; because the LORD did there confound the language of all the earth: and from thence did the LORD scatter them abroad upon the face of all the earth.
Свернуть
Историческая основа притчи о Вавилонской башне очевидна: семитские племена, среди которых были и предки евреев (тогда ещё ведшие кочевой образ жизни), впервые увидели ступенчатые пирамидальные храмы — зиккураты — в Месопотамии, куда они пришли впервые около середины...  Читать далее

Историческая основа притчи о Вавилонской башне очевидна: семитские племена, среди которых были и предки евреев (тогда ещё ведшие кочевой образ жизни), впервые увидели ступенчатые пирамидальные храмы — зиккураты — в Месопотамии, куда они пришли впервые около середины третьего тысячелетия до н.э. Между тем, сами строители зиккуратов воспринимали их, как лестницу, связывающую небо с землёй. Неудивительно, что в исторической памяти недавних кочевников, постепенно оседавших на землю в Месопотамии и приобщавшихся к цивилизации шумеров — строителей священных башен, возникали предания о строителях лестниц, ведущих на небо. Но священнописатель на основе этих преданий создаёт собственную притчу, в которой расставляет свои акценты. Прежде всего, он обращает внимание читателей, что строители башни хотят стать известными, «именитыми» людьми, чтобы не рассеяться по земле. Такими же «людьми с именем», какими были допотопные «исполины». А для того, чтобы осуществить грандиозный проект, они создают сильное государство, так, что все строители стали «одним народом» с «одним языком» (эти еврейские выражения являются калькой с аккадского, языка древнего Вавилона, в котором они обозначали единство власти на определённой территории и над определёнными народами). В самом деле: как иначе мог самоутвердиться на земле падший человек, как не через демонстрацию собственной силы и значимости? А для этого великие проекты, осуществлённые великими державами, подходят, как нельзя лучше. Вот только Богу, как видно, не нужны ни эти проекты, ни эти державы. Он «сходит», приближается к строителям, и от Его близости рушится великая держава и останавливается великий проект. Когда Бог близко, когда Он рядом, тем, кто чувствует Его близость, становится не до державного величия и не до «великих строек». А история, между тем, вовсе не окончилась в древности: ведь даже современники автора притчи, написанной в Вавилоне во время плена, могли видеть всё ту же башню: зиккураты строили не только шумеры, но и вавилоняне. История падшего человечества продолжалась. История рушащихся великих держав и приходящих в запустение незавершённых великих строек.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).