Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Рим 11:2-12

2 Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: 3 "Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут". 4 Что же говорит ему Божеский ответ? "Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом". 5 Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. 6 Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело.
7 Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились, 8 как написано:
"Бог дал им дух усыпления,
  глаза, которыми не видят,
  и уши, которыми не слышат,
даже до сего дня".
 9 И Давид говорит:
"да будет трапеза их сетью, тенетами
  и петлею в возмездие им.
 
10 Да помрачатся глаза их, чтобы не видеть,
  и хребет их да будет согбен навсегда".
11 Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. 12 Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их.
Свернуть

Что благодать — это дар от Бога, вроде, понятно всем. И что благодать это хорошо — тоже факт. Но вот как ее получают и за что ее дают — вещи гораздо менее ясные. Можно рассматривать благодать как вознаграждение, дающееся нам по нашим заслугам и трудам. И начинать копить себе побольше добрых дел — например, переведенных через улицу старушек, чтобы счастьем жизнь была полна до краев. Ну чем не логика?

Вполне логично. Только так не получается.

В реальности так не выходит, потому что благодать — это что-то, что дает Бог. И не просто дает, но дарит. Дар — дело безвозмездное, его нельзя ни заслужить, ни отработать. А если вспомнить, что для Бога наши дела (внешнее) менее важно, чем наша вера и отношения с Ним — то, что внутри нас — то становится понятно, что заработать нам благодать просто невозможно. Как говорится в одной из молитв Божественной Литургии, «Ты бо един токмо без греха, правда Твоя правда во веки и слово Твое истина». И нет ничего такого, что бы мы могли сделать, чтобы стать такими же, как Бог. Только Он Сам Своею благодатью — даром, даваемым нам «не от дел, но от Призывающего» (Рим. 9:12), — может привести нас в полноту жизни. Именно во Христе мы получаем счастье: «Благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих» (Рим. 5:15).

Другие мысли вслух

 
На Рим 11:11-24
11 Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. 12 Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их.
13 Вам говорю, язычникам. Как Апостол язычников, я прославляю служение мое. 14 Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них? 15 Ибо если отвержение их — примирение мира, то что будет принятие, как не жизнь из мертвых? 16 Если начаток свят, то и целое; и если корень свят, то и ветви.
17 Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня из сока маслины, 18 то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. 19 Скажешь: "ветви отломились, чтобы мне привиться". 20 Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. 21 Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя. 22 Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен. 23 Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. 24 Ибо если ты отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более сии природные привьются к своей маслине.
Свернуть
Сложен путь, которым идет Израиль, Богоизбранный народ. Часто это путь — против «рожна» (цитируя слова Господа к самому Павлу), путь противления Божьей воле...  Читать далее

Сложен путь, которым идет Израиль, Богоизбранный народ. Часто это путь — против «рожна» (цитируя слова Господа к самому Павлу), путь противления Божьей воле. Об этом уже много говорил апостол в этом послании, и боль его за сродников по плоти, за братьев и сестер своих очень велика. И все же, говоря о причинах, которые привели к отпадению Израиля от Бога, Павел настойчиво напоминает — они отпали, но Бог не отнимал у них своего избрания, Бог зовет их, и за них тоже умер Христос. Более того, апостолу очень важно донести до римской общины (и в их лице — до всех остальных христиан, обращенных из язычников) существенное предостережение — помнить о судьбе тех, кто отпал от Бога и делать из этого соответствующие выводы. Самое главное, от чего он хочет обезопасить новорожденную Церковь — от болезни превозношения.

Наша личная встреча с Господом — всегда огромный дар. И сначала мы ходим, оглушенные нежданно полученной благодатью. Думается, все мы помним счастье от осознания Божественной любви и прощения с одной стороны и незаслуженности этого дара, нашего недостоинства с другой. Но человек устроен так, что легко и с радостью помнит о первом и так же легко забывает о втором. И глядя на наших братьев и сестер, которые по тем или иным причинам отворачиваются от Бога, отпадают от церкви, хочется сказать самому себе — ну со мной-то этого не будет, не может случиться. И вот оно  — послание нам от апостола Павла — «Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся.» Не гляди на путь брата своего, «перед своим Господом стоит он или падает» ( 14:4Рим. 14:4), у него свои взаимоотношения с Богом и совершенно уникален замысел Бога о каждом из нас. Гляди на себя, наблюдай за собой и бойся отпасть от Того, кто есть Путь, Истина и Жизнь.

Свернуть
 
На Рим 11:11-24
11 Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. 12 Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их.
13 Вам говорю, язычникам. Как Апостол язычников, я прославляю служение мое. 14 Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них? 15 Ибо если отвержение их — примирение мира, то что будет принятие, как не жизнь из мертвых? 16 Если начаток свят, то и целое; и если корень свят, то и ветви.
17 Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня из сока маслины, 18 то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. 19 Скажешь: "ветви отломились, чтобы мне привиться". 20 Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. 21 Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя. 22 Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен. 23 Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. 24 Ибо если ты отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более сии природные привьются к своей маслине.
Свернуть
Размышляя об исторических судьбах своего народа, Павел не отделяет его от того...  Читать далее

Размышляя об исторических судьбах своего народа, Павел не отделяет его от того Царства, о котором свидетельствует. Он не сомневается в том, что судьба еврейского народа как именно народа Божия отнюдь не закончена, что евреи споткнулись на пути в Царство не с тем, чтобы упасть и уже больше не подняться (ст. 11). История Царства парадоксальна, недавние язычники идут туда впереди тех, кого Сам Спаситель призывал в первую очередь, и нежелание евреев быть первыми на этом пути лишь ещё больше подогревает энтузиазм идущих. Но апостол уверен, что в конце времён, когда Царство раскроется во всей своей полноте, его соплеменники войдут туда, так что ни полнота Царства, ни само воскресение окажутся невозможными без их участия (ст. 12 – 15). Павел понимает, что народ Божий, задуманный Богом ещё до сотворения Им мира, был задуман Богом как народ, освящённый Его присутствием («святой»), и освящённость эта была не привилегией народа, а частью замысла Божия о спасении мира и человека. Потому-то она и не определяется одной лишь исторической судьбой еврейства, внутри которого Бог всегда находит тот остаток, который соответствует Его замыслу о том, каким должен быть Его народ. По выражению апостола, «освящённый корень» народа никуда не делся просто потому, что он не может исчезнуть, его исчезновение означало бы провал всего замысла Божия о спасении, а это невозможно по определению.

А если так, то от освящённого корня освящаются и ветви (ст. 16). Павел, как видно, остаётся верен пророческой традиции в том, что касается отношения к язычникам. Древние пророки не раз говорили о том, что в мессианском Царстве остаток народа Божия встретится с язычниками, ищущими истинного Бога и, наконец, Его нашедшими. Но апостол понимает, что приоритеты у Бога остались прежними: Его народ остаётся Его народом, и спасение недавних язычников возможно лишь в том случае, если они признают тот очевидный для Павла факт, что никакого другого народа Божия, кроме того, история которого начинается призванием Авраама, нет и быть не может. Для наглядной иллюстрации этого положения апостол использует образ прививки и окультуривания дикой маслины, которое было бы совершенно невозможно, если бы, во-первых, не существовало маслины «хорошей», садовых сортов, и если бы, во-вторых, не нашлось садовника, который смог и захотел бы такую операцию произвести (ст. 17 – 24). Как видно, история народа Божия для Павла — единый духовный процесс, где судьба еврейского народа, служение остатка и история Царства становятся единым целым.

Свернуть
 
На Рим 11:11-24
11 Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. 12 Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их.
13 Вам говорю, язычникам. Как Апостол язычников, я прославляю служение мое. 14 Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них? 15 Ибо если отвержение их — примирение мира, то что будет принятие, как не жизнь из мертвых? 16 Если начаток свят, то и целое; и если корень свят, то и ветви.
17 Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал общником корня из сока маслины, 18 то не превозносись перед ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. 19 Скажешь: "ветви отломились, чтобы мне привиться". 20 Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. 21 Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя. 22 Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен. 23 Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их. 24 Ибо если ты отсечен от дикой по природе маслины и не по природе привился к хорошей маслине, то тем более сии природные привьются к своей маслине.
Свернуть
Среди современных христиан довольно широко распространено представление о том, что один союз-завет с Богом как бы сменяет другой. Так, завет с Ноем был заменён заветом с Авраамом...  Читать далее

Среди современных христиан довольно широко распространено представление о том, что один союз-завет с Богом как бы сменяет другой. Так, завет с Ноем был заменён заветом с Авраамом, завет с Авраамом в свою очередь — заветом с Моисеем, затем с Давидом, а венчает пирамиду завет, заключённый через Иисуса Христа, завет новый, мессианский и окончательный, отменяющий все предыдущие, которые с приходом Христа автоматически перестают действовать.

Наверное, так бы оно и было, если бы речь шла лишь о юридическом договоре. Тогда такая логика была бы вполне понятной и абсолютно верной: если в договор, заключённый сторонами, по инициативе одной из них вносятся изменения, то прежняя версия договора автоматически перестаёт действовать. Но ведь речь в данном случае идёт не о договоре в юридическом смысле, а о союзе, об отношениях, связывающих Бога со Своим народом и с отдельными его представителями.

А союз и отношения предполагают определённую динамику, они могут и должны углубляться и наполняться новым содержанием по мере своего развития. И новый этап отношений в этом случае отнюдь не отменяет и не обесценивает предыдущий. По крайней мере, до тех пор, пока предыдущий этап или предыдущие этапы остаются актуальными хотя бы для одного человека. И даже приход Христа и приближение Царства тут ничего принципиально не меняют: ведь в данном случае важны конкретные люди.

Конечно, приближающееся Царство многое меняет объективно, но человек остаётся человеком. И если на земле есть люди, остающиеся на этапе, к примеру, завета с Ноем, то и сам этот завет останется актуальным именно для таких людей. Сказанное тем более верно по отношению к завету с Авраамом или с Моисеем: ведь Тора вошла в мир именно благодаря завету с Моисеем, а она остаётся актуальной и для христиан, если, конечно, вести речь о внутренней Торе. Но тех, кто ограничивается Ноевым заветом, или, как большинство евреев во времена Павла, заветом Авраамовым, нельзя считать отверженными Богом.

Дверь для них всегда остаётся открытой. Они прошли некоторую часть пути в своих отношениях с Богом, остановившись на определённом этапе, однако это не значит, что их путь завершён. Бог их ждёт всегда. И апостол уверен: когда остановившиеся воспользуются своей возможностью, чтобы двинуться дальше и войти в Царство, это будет великий день в истории Церкви и в их собственной истории. День, сравнимый с днём всеобщего воскресения из мёртвых.

Свернуть
 
На Рим 11:1-12
1 Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова. 2 Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: 3 "Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут". 4 Что же говорит ему Божеский ответ? "Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом". 5 Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. 6 Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело.
7 Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились, 8 как написано:
"Бог дал им дух усыпления,
  глаза, которыми не видят,
  и уши, которыми не слышат,
даже до сего дня".
 9 И Давид говорит:
"да будет трапеза их сетью, тенетами
  и петлею в возмездие им.
 
10 Да помрачатся глаза их, чтобы не видеть,
  и хребет их да будет согбен навсегда".
11 Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. 12 Если же падение их — богатство миру, и оскудение их — богатство язычникам, то тем более полнота их.
Свернуть
В сегодняшнем чтении хотелось бы отметить два момента. Первое: сохранение веры происходит не по тому, что мы...  Читать далее

В сегодняшнем чтении хотелось бы отметить два момента. Первое: сохранение веры происходит не по тому, что мы достойны данного нам Богом. Нет, дары и благословения, завет и обетование все это принадлежит нам по благодати Божией. Пример Израиля, поклонившегося Ваалу, убивавшего пророков и, тем не менее, сохранившего веру, дает нам в этом наглядный урок. Народ был неверен, но те, кто искал истину, получили ее. Те, кто жаждал благодати, были ей оделены. И так происходит всегда. Вера живет там, где люди соглашаются хранить ее, а Бог ищет возможность передать людям это сокровище.

Второе: все использует Господь чтобы привести к себе каждого. Израиль отпал, Израиль не принял мессию. Как факт мироустройства - это ужасно. Но, получив в свое распоряжение этот выбор, Господь использует его для того, что бы как можно большее число язычников вошло в Царство Небесное. Это не значит, что мы имеем право делать все , что угодно, потому что Господь может любое преступление обратить во благо. Это значит, что безумное и кощунственное может быть благодатью обращено во благо и добро. Господом, умершим на Кресте ради нашего спасения .

Свернуть
 
На Рим 11:1-10
1 Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова. 2 Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: 3 "Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут". 4 Что же говорит ему Божеский ответ? "Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом". 5 Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. 6 Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело.
7 Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились, 8 как написано:
"Бог дал им дух усыпления,
  глаза, которыми не видят,
  и уши, которыми не слышат,
даже до сего дня".
 9 И Давид говорит:
"да будет трапеза их сетью, тенетами
  и петлею в возмездие им.
 
10 Да помрачатся глаза их, чтобы не видеть,
  и хребет их да будет согбен навсегда".
Свернуть
Свои размышления о Божьем промысле и о свободе человека Павел переносит на отношения еврейского народа со Христом. Он говорит об ожесточении народа в том же смысле...  Читать далее

Свои размышления о Божьем промысле и о свободе человека Павел переносит на отношения еврейского народа со Христом. Он говорит об ожесточении народа в том же смысле, в котором Книга Исхода говорит об ожесточении перед Богом сердца фараона (Исх. 8 : 15, 8 : 32). Отчего так произошло, по-человечески совершенно ясно, а вот почему Бог не вмешался, понять невозможно так же, как невозможно понять, почему Он не вмешался в случае с фараоном, сердце которого было в Его руке, как и сердца тех, кто встречал Спасителя во времена Его земного служения.

Апостолу очевидно лишь то, что, во-первых, ожесточились не все, и, во-вторых, не навсегда. Тут он вспоминает историю с пророком Илией, который тоже был уверен, что, кроме него, верных Богу не осталось, пока Бог Сам не сказал ему, что он не один. Что же до еврейского народа, то Павел вновь говорит об остатке в том же примерно смысле, в каком говорили о нём допленные пророки. Они ведь тоже знали, что Мессию примет не весь народ, а лишь его меньшая часть, которая должна ещё сформироваться, причём в процессе гонений и катастроф.

Так оно и получилось: ещё до плена начавший складываться остаток оказался гоним от властей, а потом, во время плена, остатком стала вся еврейская община Вавилона. И это не образное выражение: в плену евреем мог остаться лишь тот, кто сохранил веру отцов, остальные были обречены на быструю ассимиляцию. В те времена остаток выделялся по религиозному признаку, а образовавшаяся община стала поэтому общиной этноконфессиональной: евреем в послепленные времена был всякий принадлежащий к Синагоге, независимо от того, родился ли он евреем или принял иудаизм.

Но когда Мессия пришёл, оказалось, что религиозность — критерий не главный. Более того: выяснилось, что иногда именно она мешает человеку принять Мессию и войти в Царство. Павел, разумеется, прекрасно это знал, в частности, и по собственному опыту. И потому он заговорил о выделении другого остатка, который примет Мессию и станет новым народом Божьим. Но этот новый народ не замещает собой прежнего, а вырастает из него так же, как послепленное еврейство выросло из еврейства допленного. Вот только теперь главной особенностью народа становится не его религиозность, а его готовность жить по благодати.

Свернуть
 
На Рим 11:1-10
1 Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова. 2 Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: 3 "Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут". 4 Что же говорит ему Божеский ответ? "Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом". 5 Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. 6 Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело.
7 Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились, 8 как написано:
"Бог дал им дух усыпления,
  глаза, которыми не видят,
  и уши, которыми не слышат,
даже до сего дня".
 9 И Давид говорит:
"да будет трапеза их сетью, тенетами
  и петлею в возмездие им.
 
10 Да помрачатся глаза их, чтобы не видеть,
  и хребет их да будет согбен навсегда".
Свернуть
Размышляя о судьбе своих соплеменников и единоверцев, Павел обращается к...  Читать далее

Размышляя о судьбе своих соплеменников и единоверцев, Павел обращается к пророческой традиции и к ключевой для пророческого мессианизма теме остатка. Он вспоминает времена Илии, которому тоже казалось, что верных в народе Божием, кроме него самого, уже не осталось, но ответ Божий поддержал и приободрил пророка (ст. 2 – 4). И апостол тоже уверен, что остаток в еврейском народе не мог не сохраниться (ст. 5). Конечно, историческая ситуация изменилась, но принцип действия Божия остался прежним: как и во времена Вавилонского плена, Он работает не с большинством Своего народа, которое остаётся глухим к Его призывам, а с меньшинством, готовым услышать (ст. 7 – 10). Надо заметить, что в те времена вопрос о мессианском остатке вообще обсуждался в синагогальной среде довольно активно. После Вавилонского плена остатком ощущали себя все репатрианты, возвратившиеся на землю отцов, но теперь, по прошествии столетий, вопрос вновь встал с прежней остротой: все ли из тех, кто принадлежит к еврейскому народу, могут считать себя остатком, о котором говорили пророки? На эту роль претендовала как наиболее активная часть Синагоги в лице фарисейского братства, так и некоторые маргинальные общины и движения наподобие ессейского. Для Павла же, как видно, таким остатком была иудео-христианская община, одним из наиболее ярких представителей которой был он сам (ст. 1).

Но сущность остатка, как её понимал Павел, несколько отличалась от традиционных о ней представлений. Как правило, говоря об остатке, в те времена имели в виду людей наиболее религиозно активных и благочестивых. Апостол же, как видно, на первое место ставит не религиозную активность («дела»), а благодать, без которой в Царство не войти (ст. 6). Это неудивительно: ведь, в отличие от фарисеев или ессеев, для которых пришествие Мессии и наступление Царства было ещё делом будущего, Павел говорит об уже пришедшем Мессии и уже наступающем Царстве, в которое можно войти не потому, что его заслужил, а потому, что Спаситель открывает туда дорогу каждому, кто готов довериться Ему.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).