Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на 1 Кор 14:20

Поделиться
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни.
Свернуть

Сегодня апостол Павел объясняет нам, что младенчество и совершеннолетие — это две одновременно присутствующие в нашей жизни стороны парадокса. Мы призваны быть одновременно маленькими, бессильными, глупыми во всем, где мы пытаемся делать зло, — чтобы и зло наше становилось маленьким, бессильным и глупым, — и взрослыми, умными там, где мы следуем за Христом. Особый пример такой жизни можно увидеть в святости юродивых ради Христа, так почитаемых в Церкви. С точки зрения мира сего христианство может показаться «дуростью», но, как пишет Павел, «мы имеем ум Христов».

Другие мысли вслух

 
На 1 Кор 14:20
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни.
Свернуть
Судя по словам Павла, проблемы с адекватным пониманием слов Спасителя о том, что в Царство можно войти, лишь...  Читать далее

Судя по словам Павла, проблемы с адекватным пониманием слов Спасителя о том, что в Царство можно войти, лишь уподобившись детям, были уже у христиан первого и второго поколения. Вероятно, были в Коринфской церкви люди, считавшие, что стать детьми означает отказаться от пользования собственным рассудком, что, если нужно быть, как дети, то голова не нужна, а жить нужно «сердцем».

На практике такая позиция приводит либо к полной безалаберности в духовной (да и не только в духовной) жизни, либо к тому, что человек, не желающий жить своим умом, бывает вынужден жить чужим. Странная, на первый взгляд, для взрослого человека ситуация легко, однако, объясняется тем, что она позволяет живущему так снять с себя ответственность за собственную жизнь, переложив её на кого-то другого, притом на вполне «евангельском» основании.

И апостол вынужден был напомнить в своём послании коринфским христианам, что Иисус, сравнивая приходящих в Царство с детьми, имел в виду нечто совершенно иное. Он имел в виду отношение детей к тому злу, которого в падшем мире более, чем достаточно. И дело тут, вероятно, не в том, что дети не знают зла: уже Августин, внимательно наблюдавший за детьми, прекрасно понимал, что дети грешат меньше взрослых не потому, что в них меньше греха, а потому, что у них не хватает сил грешить «по-взрослому». Наверное, апостол имел в виду и это тоже: вообще христианину нужно уметь думать, как умеют это делать взрослые люди, но, когда дело касается зла, хорошо бы, чтобы разум христианина отказывался ему помогать участвовать в злых делах.

Такую избирательную разумность Павел, как видно, считает для христиан идеальной. Но есть здесь ещё и другой аспект: отношение ко злу. В нормальном случае детский взгляд на мир — взгляд оптимиста, чтобы сделать из маленького ребёнка пессимиста или, тем более, мизантропа, нужно очень постараться (хотя, конечно, для падшего человека тут нет ничего невозможного). Но детский оптимизм не означает, что дети не замечают того зла, в котором лежит мир. Просто это знание не делает их пессимистами. Зло не становится в детской картине мира определяющим этот мир началом. И тут взрослым христианам действительно есть чему поучиться у детей.

Свернуть
 
На 1 Кор 14:20-40
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни. 21 В законе написано:
"иными языками
  и иными устами
буду говорить народу сему;
  но и тогда не послушают Меня,
  говорит Господь". 22 Итак языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих. 23 Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь? 24 Но когда все пророчествуют, и войдет кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится. 25 И таким образом тайны сердца его обнаруживаются, и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: "истинно с вами Бог".
26 Итак что же, братия? Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование, — все сие да будет к назиданию. 27 Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй. 28 Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу. 29 И пророки пусть говорят двое или трое, а прочие пусть рассуждают. 30 Если же другому из сидящих будет откровение, то первый молчи. 31 Ибо все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение. 32 И духи пророческие послушны пророкам, 33 потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира.
Так бывает во всех церквах у святых.
 34 Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. 35 Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. 36 Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?
37 Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни. 38 А кто не разумеет, пусть не разумеет. 39 Итак, братия, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками; 40 только всё должно быть благопристойно и чинно.
Свернуть
Говоря о языках, Апостол вспоминает пророчество Исайи: «За то лепечущими устами и на чужом языке будут говорить к этому народу»...  Читать далее

Говоря о языках, Апостол вспоминает пророчество Исайи: «За то лепечущими устами и на чужом языке будут говорить к этому народу» (Ис 28:11). Такое наказание определил Господь Израильтянам за то, что они «не хотели слушать» (Ис 28:12) пророка. У Исайи чужой язык — язык завоевателей, знамение Божьей кары. Дар языков, употребляемый не по назначению, не становится ли причиной разделения и, тем самым, знамением наказания?

Апостол устанавливает жесткое правило, запрещая публично говорить языками, если нет истолкователя. Языки не отвергаются вовсе — ими можно говорить в личной молитве (28); однако принцип «молчи в церкви» должен был огорчить тех, кто привык хвалиться этим даром (ср. Мф 6:1-8, 16-18).

Пророки также должны соблюдать порядок. Замечательно, что истинным пророкам послушны и «духи пророческие»; они соблюдают порядок, чтобы верующие могли «поучаться и получать утешение» (а для этого, например, пророки не должны говорить все одновременно — иначе никто ничего не поймет).

Требование «жены... да молчат» — едва ли абсолютный запрет; выше Апостол разрешает женщинам не только молиться, но и пророчествовать, требуя лишь покрытия головы (см. 11:5).

Слова «все должно быть благопристойно и чинно» показывают, что должный порядок — не меньшая ценность, чем свобода пророческого Духа, Который «дышит, где хочет» (Ин 3:8).

Греховный мир склоняет многих людей к мысли, что свобода и порядок несовместимы; но они совмещаются там, где царит любовь. Так должно быть и в Церкви.

Свернуть
 
На 1 Кор 14:13-25
13 А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования. 14 Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. 15 Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. 16 Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет: "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. 17 Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. 18 Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; 19 но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке.
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни. 21 В законе написано:
"иными языками
  и иными устами
буду говорить народу сему;
  но и тогда не послушают Меня,
  говорит Господь". 22 Итак языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих. 23 Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь? 24 Но когда все пророчествуют, и войдет кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится. 25 И таким образом тайны сердца его обнаруживаются, и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: "истинно с вами Бог".
Свернуть
Продолжая разговор о пророчестве и о глоссолалии, Павел указывает на...  Читать далее

Продолжая разговор о пророчестве и о глоссолалии, Павел указывает на важность истолкования того откровения, которое получает «говорящий языками» (ст. 13 – 15). Он прекрасно понимает разницу между спонтанным экстазом, который может пройти для переживающего его без всяких духовных последствий, и откровением как таковым, которое непременно затрагивает духовное «я» («ум») человека. Экстаз иногда действительно оказывается следствием непосредственного воздействия дыхания Божия на природу человека, но собственное духовное «я» человека, которое и делает его самим собой, вполне может остаться при этом незатронутым. И тогда такой человек не сможет ни понять смысла откровения, ни передать его другим (ст. 16 – 17).

Между тем, для христианина, если только он считает себя и действительно является взрослым, духовно зрелым членом Церкви, на первом плане должна быть именно задача собственного духовного развития и духовного развития своей церковной общины, а не радость по поводу своих экстатических переживаний, подобная той радости, которой дети радуются понравившейся им игрушке (ст. 17 – 20).

Конечно, иногда, особенно для людей неверующих, глоссолалия, как и всякое другое явное действие духа Божия, может стать своеобразным свидетельством реальности духовного мира, о котором большинство людей, как правило, не задумывается. Но для самих христиан глоссолалия свидетельством не является, ведь она ничего не прибавляет к духовному опыту ни тех, кто её переживает, ни тех, кто наблюдает её со стороны (ст. 21 – 22). Иное дело пророчество в его традиционной форме: здесь духовная польза налицо, ведь откровение в этом случае принимает форму, в которой оно может быть воспринято и усвоено.

снова на первый план для апостола выходят не переживания отдельных людей сами по себе, хотя бы они и были связаны с их духовной жизнью, а мера участия переживающих в жизни Церкви, а значит, и в жизни Царства, связанная с их переживаниями. В самом деле, любые, даже самые интенсивные духовные переживания сами по себе приходят и уходят. Остаётся лишь Царство и та мера реального участия в его жизни, которая определяет судьбу человека в вечности.

Свернуть
 
На 1 Кор 14:13-25
13 А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования. 14 Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. 15 Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. 16 Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет: "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. 17 Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. 18 Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; 19 но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке.
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни. 21 В законе написано:
"иными языками
  и иными устами
буду говорить народу сему;
  но и тогда не послушают Меня,
  говорит Господь". 22 Итак языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих. 23 Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь? 24 Но когда все пророчествуют, и войдет кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится. 25 И таким образом тайны сердца его обнаруживаются, и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: "истинно с вами Бог".
Свернуть
Продолжая разговор о пророчестве и о глоссолалии, Павел говорит о молитве «духом» и о молитве «умом». Апостол, как видно, в известном смысле противопоставляет друг другу эти два вида молитвы...  Читать далее

Продолжая разговор о пророчестве и о глоссолалии, Павел говорит о молитве «духом» и о молитве «умом». Апостол, как видно, в известном смысле противопоставляет друг другу эти два вида молитвы. Что же он имеет в виду? Под «духом» Павел понимает то, что сегодня, без всякой богословской подоплёки, мы назвали бы просто дыханием.

Речь может идти как о том «дыхании жизни», которое Бог даровал человеку при сотворении, так и о Божьем дыхании, присутствие которого в себе ощущают пророки во время экстаза. Во всяком случае, речь идёт именно об экстатическом переживании, об ощущении некой Божьей силы, воздействующей на человека и иногда не только охватывающей его извне, но и проникающей внутрь.

Как правило, Божья сила ощущается как нечто безличное, так, что человек может лишь отдать себя ей, предполагая, что за ней стоит Сам Бог, пребывающий рядом с человеком и ведущий его за Собой. При этом нередко оказывается, что человек, находясь под воздействием Божьей силы, не только не владеет собой, но даже не всегда и не всё помнит о происходящем с ним после того, как экстаз окончится. Глоссолалия может быть (а может и не быть) элементом такого экстатического состояния.

Между тем, для окружающих такой экстаз мало полезен: он может лишь стать ярким свидетельством того, как действует сила Божья и что она может сделать с человеком. Потому-то Павел и называет такие явления свидетельством для неверующих: человек, не представляющий себе, что такое сила Божья и Его действие, может, глядя на такой экстаз, составить себе об этом более-менее ясное представление.

Но для самих христиан такой экстаз ничего нового не несёт. Иное дело молитва «умом». Под умом апостол понимает здесь не интеллект, а тот духовный центр человеческой личности, который в Библии обычно называют сердцем («умом» его называли греческие философы, и Павел употребляет это слово в своих посланиях, написанных по-гречески). Речь идёт об осознанной молитве, осознанном богообщении, которое может стать и пророческим, если Бог даст человеку пророческое откровение.

Тут уже открывается не только сила Бога, но и Его воля, которую человек ощущает и осознаёт как часть своего собственного духовного пространства. И, соответственно, может осознанно этой воле следовать. Осознанно общаться с Богом. Словом, жить осознанной духовной жизнью. А значит, если Бог ему это поручит, и наставлять других: он ведь не просто переживает некие экстазы, но и понимает значение и смысл того, что ему открывается и что с ним происходит. Так, как и положено жителю Царства.

Свернуть
 
На 1 Кор 14:13-25
13 А потому, говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования. 14 Ибо когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. 15 Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. 16 Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет: "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. 17 Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. 18 Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; 19 но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке.
20 Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни. 21 В законе написано:
"иными языками
  и иными устами
буду говорить народу сему;
  но и тогда не послушают Меня,
  говорит Господь". 22 Итак языки суть знамение не для верующих, а для неверующих; пророчество же не для неверующих, а для верующих. 23 Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь? 24 Но когда все пророчествуют, и войдет кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится. 25 И таким образом тайны сердца его обнаруживаются, и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: "истинно с вами Бог".
Свернуть
Говоря о двух весьма характерных чудесных дарах древней Церкви, о даре молитвы иными языками и даре пророчества...  Читать далее

Говоря о двух весьма характерных чудесных дарах древней Церкви, о даре молитвы иными языками и даре пророчества, апостол Павел в сегодняшнем чтении из послания к Коринфянам без колебаний избирает последнее как дар, совершенно необходимый для жизни Церкви и ее свидетельства. Для нас сегодня важно понимать, что апостол под пророчеством понимает не то, что мы привыкли обозначать этим словом. Речь не идет о грозных предсказаниях, которые сбываются к вящему ужасу смертных. Однажды, говоря с фарисеями, Господь сказал: «Лицемеры! различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете» (Мф. 16:3). Предсказать последствия людских поступков не так сложно, зная, что гордыня, алчность и властолюбие ведут к погибели, а сострадание, прощение и милоседие — к жизни. Апостол Павел говорит о пророчестве в ином смысле, о способности членов Церкви принимать Истину и свидетельствовать о ней. Именно этот дар обличает человека и этот же дар делает его в Церкви способным следовать истине. И этот дар не прекращается в Церкви никогда.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).