Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Дан 3:1-33

Поделиться
1 Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской. 2 И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор. 3 И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор. 4 Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки: 5 в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор. 6 А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем. 7 Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.
8 В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев. 9 Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи! 10 Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану; 11 а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем. 12 Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.
13 Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю. 14 Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? 15 Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16 И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. 17 Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. 18 Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19 Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, 20 и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем. 21 Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем. 22 И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго. 23 А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
24 И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа. 25 И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил: 
26 "Благословен Ты, Господи Боже отцов наших,
  хвально и прославлено имя Твое вовеки.
 
27 Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами,
  и все дела Твои истинны и пути Твои правы,
  и все суды Твои истинны.
28 
Ты совершил истинные суды
  во всем, что навел на нас
  и на святый град отцов наших Иерусалим,
потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас
  за грехи наши.
29 
Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя,
  и во всем согрешили.
30 
Заповедей Твоих не слушали
  и не соблюдали их,
и не поступали, как Ты повелел нам,
  чтобы благо нам было.
31 
И все, что Ты навел на нас,
  и все, что Ты соделал с нами,
  соделал по истинному суду.
32 
И предал нас в руки врагов беззаконных,
  ненавистнейших отступников,
  и царю неправосудному и злейшему на всей земле.
33 
И ныне мы не можем открыть уст наших;
  мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих
  и чтущих Тебя.
Свернуть

Молитва отроков и песнь, славящая все, сотворенное Богом, как и сама история о том, как Седрах, Мисах и Авденаго отказались поклониться золотому истукану и прошли через испытание огнем, часто упоминается в последующих книгах Священного Писания (1 Макк 2:59; Евр 11:34) и впоследствии в христианском богослужении. Не случайно это свидетельство веры занимает такое место в жизни Церкви. Здесь мы ясно видимо общность духа, которое связывает Ветхий и Новый Заветы, праведников и святых избранного народа и Церкви Христовой. Как отроки свидетельствовали перед Навуходоносором о том, что «Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит», так же и апостол Павел говорил в испытаниях: «Бог, Которому принадлежу я и Которому служу».

Другие мысли вслух

 
На Дан 3:1-33
1 Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской. 2 И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор. 3 И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор. 4 Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки: 5 в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор. 6 А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем. 7 Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.
8 В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев. 9 Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи! 10 Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану; 11 а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем. 12 Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.
13 Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю. 14 Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? 15 Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16 И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. 17 Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. 18 Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19 Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, 20 и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем. 21 Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем. 22 И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго. 23 А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
24 И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа. 25 И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил: 
26 "Благословен Ты, Господи Боже отцов наших,
  хвально и прославлено имя Твое вовеки.
 
27 Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами,
  и все дела Твои истинны и пути Твои правы,
  и все суды Твои истинны.
28 
Ты совершил истинные суды
  во всем, что навел на нас
  и на святый град отцов наших Иерусалим,
потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас
  за грехи наши.
29 
Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя,
  и во всем согрешили.
30 
Заповедей Твоих не слушали
  и не соблюдали их,
и не поступали, как Ты повелел нам,
  чтобы благо нам было.
31 
И все, что Ты навел на нас,
  и все, что Ты соделал с нами,
  соделал по истинному суду.
32 
И предал нас в руки врагов беззаконных,
  ненавистнейших отступников,
  и царю неправосудному и злейшему на всей земле.
33 
И ныне мы не можем открыть уст наших;
  мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих
  и чтущих Тебя.
Свернуть
Сегодняшний отрывок, описывающий гонения, обрушившиеся на верных после указа Навуходоносора, ассоциируется как с...  Читать далее

Сегодняшний отрывок, описывающий гонения, обрушившиеся на верных после указа Навуходоносора, ассоциируется как с событиями конца правления царя Навуходоносора, так и с событиями времён Антиоха Эпифана, когда была написана книга. Сегодня уже можно считать установленным, что последний правитель Нововавилонского Царства Баалтецер (Валтасар греческих текстов) действительно осуществил некую религиозную реформу, вызвавшую недовольство местного жречества. Некоторые историки предполагают, что в ходе реформы он, между прочим, выставил на всеобщее обозрение священные статуи, сделав таким образом полонение богам публичной церемонией (прежде священные статуи и изображения скрывались в глубине храмов, куда доступ непосвящённым был закрыт). По-видимому, это привело к конфликту не только с вавилонской жреческой корпорацией, но и с Синагогой; возможно, наиболее активные её члены, отказывавшиеся принимать участие в такого рода публичных языческих религиозных мероприятиях, действительно подверглись гонениям, хотя никаких точных сведений о них у нас сегодня нет.

Не исключено, однако, что в Синагоге сохранились некие предания о тех гонениях, и автор Книги Даниила воспользовался ими, приписав сами реформы не Валтасару, а его предшественнику на престоле Небукаднецеру (в греческих текстах его называют Навуходоносором). Между тем, при Антиохе Эпифане нечто подобное повторилось в значительно больших масштабах, причём о гонениях Антиоха мы знаем вполне достаточно, в частности, благодаря сохранившимся до наших времён Книгам Маккавеев. Антиох, всерьёз считавший себя сыном Зевса, велел во всех городах страны, включая, разумеется, и Иерусалим, установить алтари Зевса, а заодно и свои собственные: себя он тоже считал если не богом, то, по меньшей мере, полубогом. В Иерусалиме же он, разумеется, не нашёл для своих алтарей другого места, кроме храмового двора. Нетрудно представить себе реакцию евреев на такое кощунство: налицо было осквернение Храма, а значит, и города, вспомнились времена Вавилонского плена, а вместе с тем и проповедь древних пророков о приходе Мессии и о наступлении мессианского Царства после гонений, которые обрушатся на верных незадолго до этих событий. Впрочем, автор книги — отнюдь не экзальтированный энтузиаст: его Даниил — не герой древних преданий, которому чудесное спасение гарантировано законами жанра. Он знает лишь одно: его дело — хранить верность Богу, а спасёт ли его Бог от смерти в конкретной ситуации — это дело Божие, которое от человека не зависит (ст. 13 – 18). Но именно такая верность, а не ожидание непременного чуда, и оказывается залогом спасения (ст. 19 – 27).

Свернуть
 
На Дан 3:1-33
1 Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской. 2 И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор. 3 И собрались сатрапы, наместники, военачальники, верховные судьи, казнохранители, законоведцы, блюстители суда и все областные правители на открытие истукана, которого Навуходоносор царь поставил, и стали перед истуканом, которого воздвиг Навуходоносор. 4 Тогда глашатай громко воскликнул: объявляется вам, народы, племена и языки: 5 в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, которого поставил царь Навуходоносор. 6 А кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем. 7 Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и всякого рода музыкальных орудий, то пали все народы, племена и языки, и поклонились золотому истукану, которого поставил Навуходоносор царь.
8 В это самое время приступили некоторые из Халдеев и донесли на Иудеев. 9 Они сказали царю Навуходоносору: царь, вовеки живи! 10 Ты, царь, дал повеление, чтобы каждый человек, который услышит звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всякого рода музыкальных орудий, пал и поклонился золотому истукану; 11 а кто не падет и не поклонится, тот должен быть брошен в печь, раскаленную огнем. 12 Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.
13 Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю. 14 Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? 15 Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16 И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. 17 Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. 18 Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19 Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, 20 и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем. 21 Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем. 22 И как повеление царя было строго, и печь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго. 23 А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.
24 И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа. 25 И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил: 
26 "Благословен Ты, Господи Боже отцов наших,
  хвально и прославлено имя Твое вовеки.
 
27 Ибо праведен Ты во всем, что соделал с нами,
  и все дела Твои истинны и пути Твои правы,
  и все суды Твои истинны.
28 
Ты совершил истинные суды
  во всем, что навел на нас
  и на святый град отцов наших Иерусалим,
потому что по истине и по суду навел Ты все это на нас
  за грехи наши.
29 
Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя,
  и во всем согрешили.
30 
Заповедей Твоих не слушали
  и не соблюдали их,
и не поступали, как Ты повелел нам,
  чтобы благо нам было.
31 
И все, что Ты навел на нас,
  и все, что Ты соделал с нами,
  соделал по истинному суду.
32 
И предал нас в руки врагов беззаконных,
  ненавистнейших отступников,
  и царю неправосудному и злейшему на всей земле.
33 
И ныне мы не можем открыть уст наших;
  мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих
  и чтущих Тебя.
Свернуть
Сегодня сложно сказать наверное, что стоит за рассказом об исповедничестве трёх отроков и всей историей с золотым изваянием. Некоторыми историками высказывалось предположение, что или в конце правления Навуходоносора, или во время...  Читать далее

Сегодня сложно сказать наверное, что стоит за рассказом об исповедничестве трёх отроков и всей историей с золотым изваянием. Некоторыми историками высказывалось предположение, что или в конце правления Навуходоносора, или во время правления Валтасара по инициативе царя была проведена религиозная реформа, в ходе которой закрытые прежде для обычных людей алтари царских святилищ были открыты (к вящему неудовольствию жрецов).

После этого официальные вавилонские культы (такие, как культ Бел-Мардука — покровителя Вавилона) стали публичными и обязательными для поклонения. Прежде предполагалось, что все жители страны придерживаются государственной религии по умолчанию, теперь требовалось продемонстрировать верность богам Вавилонии публично. Возможно, что в этот период (к концу плена) обозначился и конфликт Синагоги с властями Вавилонии на религиозной почве, смутные отголоски которого можно найти во второй части Книги Исайи. Вскоре, однако, Вавилония пала под ударами персидской армии, и ситуация изменилась коренным образом.

Конечно, в Книге Даниила, написанной много позже упомянутых событий, они отражены уже скорее как легенда, чем как исторически достоверное событие. Но легенда во времена написания книги оказалась более чем кстати: ведь она была написана во времена гонений на Синагогу сирийского царя Антиоха Эпифана. Гонения эти отличались организованностью и систематичностью. Сам Антиох требовал неуклонного публичного почитания всеми без исключения своими подданными Зевса (под разными именами в разных землях, как нередко случалось в древности), которого всерьёз считал своим отцом.

Каждый в свой черёд должен был совершить Зевсу (или Баал-Шамему, как официально именовали его в Иудее) публичное жертвоприношение, которое для всякого верующего еврея было равнозначно отступничеству. Тогда-то в Синагоге появилось множество мучеников — но и множество отступников тоже. Рассказ об исповедничестве трёх отроков должен был поддержать тех, кто хотел сохранить верность Богу Израиля и вере отцов. Конечно, в первую очередь это рассказ о чуде, о чудесном вмешательстве Бога, поддержавшего Своих свидетелей и сохранившего им жизнь.

Но в тексте рассказа звучит понимание того, что чуда могло и не быть. Бог Сам знает, когда вмешаться в ситуацию, если вообще такое вмешательство необходимо. Но верность Богу безусловна, она не зависит от чудес. Такое отношение к чудесам становится понятно, если вспомнить, что во времена Маккавеев, когда и была написана книга, вера во всеобщее воскресение в день Суда и прихода Мессии была уже общераспространённой. Смерть за веру была не концом пути, а лишь его началом. И это был путь в Царство, с которого сворачивать нельзя, даже если ценой станет земная жизнь.

Свернуть
 
На Дан 3:14-20
14 Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? 15 Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16 И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. 17 Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. 18 Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19 Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, 20 и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем.
Свернуть
Ответ трёх отроков традиционно приводится, как образец исповедания верными своей веры и своей верности Богу...  Читать далее

Ответ трёх отроков традиционно приводится, как образец исповедания верными своей веры и своей верности Богу, в Которого они верят. Но исповедание бывает разным. Не так уж сложно исповедовать Бога, о Котором ты точно знаешь, что Он вмешается в критический для тебя момент и избавит тебя от смерти. Тут верным действительно нечего бояться: ведь им, в сущности, ничего серьёзного не грозит, все угрозы оказываются в таком случае всего лишь пугалом.

Иное дело — исповедание с пониманием того, что Бог может и не вмешаться в самый критический момент, что Он может и не спасти от смерти. Традиционно готовность исповедников стать мучениками и умереть за свою веру объясняется их уверенностью в грядущем воскресении или (реже) в бессмертии души и в посмертном воздаянии. Вероятнее всего, вера в воскресение у них действительно была: ведь Книга Даниила датируется, приблизительно, серединой II в. до н.э., эпохой Маккавейских войн, когда вера во всеобщее личное воскресение в день Суда была общераспространённой.

И всё же такой веры недостаточно для того свидетельства, которое требуется от мученика или исповедника. Ему ведь приходится свидетельствовать о своей верности Богу в ситуации, когда и воскресение, и посмертное воздаяние (если свидетель в него верит) ещё для него впереди, а непосредственной реальностью являются предстоящие ему испытания. Если испытания эти окажутся единственной реальностью жизни свидетеля тогда, когда ему придётся свидетельствовать, у него, вполне вероятно, не хватит сил на то, чтобы пройти через них: ведь полагаться в таком случае ему придётся только на свои силы, всё остальное, будь то посмертное воздаяние или жизнь Царства, будет лишь ожидать его в конце пути.

Иное дело, если свидетель уже имеет опыт жизни с Богом в Его Царстве: тогда ожидающие его испытания не останутся единственной реальностью его жизни, тогда в ней будет и иная реальность, реальность силы Божьей и дыхания Царства. Тогда эта сила и это дыхание передадутся и свидетелю, он приобщится к ним, находя в них силу свидетельствовать вопреки и сквозь те испытания, через которые ему приходится проходить. А испытания станут для него ступенью к полноте Царства, в конце пути ожидающей каждого, вставшего на путь праведности.

Свернуть
 
На Дан 3:14-20
14 Навуходоносор сказал им: с умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? 15 Отныне, если вы готовы, как скоро услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей, симфонии и всякого рода музыкальных орудий, падите и поклонитесь истукану, которого я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете в печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?
16 И отвечали Седрах, Мисах и Авденаго, и сказали царю Навуходоносору: нет нужды нам отвечать тебе на это. 17 Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. 18 Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся.
19 Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали ее, 20 и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскаленную огнем.
Свернуть
Всякому христианину известно, что времена гонений — это время испытания верности Богу, верности Христу. В житийной литературе часто встречаются рассказы о чудесах, которыми сопровождалось свидетельство христианских мучеников. Насколько достоверны эти рассказы — вопрос...  Читать далее

Всякому христианину известно, что времена гонений — это время испытания верности Богу, верности Христу. В житийной литературе часто встречаются рассказы о чудесах, которыми сопровождалось свидетельство христианских мучеников. Насколько достоверны эти рассказы — вопрос отдельный. Но вот герои Книги Даниила, готовясь к свидетельству своей верности Богу Израиля, кажется, вовсе и не ждут чуда. Не то чтобы совсем не ждут — они вполне допускают, что Бог, если захочет, сохранит их даже в раскалённой печи.

Но своё свидетельство в зависимость от этого чуда они не ставят. Так же, как не ставили его в зависимость от чудес и христианские мученики. В самом деле: речь ведь идёт о свидетельстве верности Богу и Христу, а не о свидетельстве силы Божьей. Бог, конечно, всегда может вмешаться и явить Свою силу. Если сочтёт это нужным. А если нет, то свидетельством станет сама смерть мученика.

В самом деле: в мире, где жизнь была высшей ценностью, готовность умереть могла означать лишь одно из двух. Либо для идущего на смерть то, ради чего или тот, ради кого он умирает было важнее его собственной жизни — но это было бы для всех очевидным абсурдом. Смерть за идею — феномен нового времени, феномен христианской эпохи. И возможна такая смерть лишь как некое квазихристианское мученичество. Либо идущий на смерть знает иную жизнь. Жизнь во всей её полноте.

В полноте, лишь малую часть которой составляет земная жизнь. И мученик готов отказаться от малой части ради целого. Это и есть свидетельство. Свидетельство того, что слова свидетеля о Боге, о Христе, о Царстве — не просто слова. Что это реальность. Его реальность. Реальность того Царства, в котором он живёт. А то, что считают реальностью его мучители, — лишь бледная тень и злая пародия на реальность Царства. Которая в своё время исчезнет вместе с тем злом, которое пронизывает падший мир, вновь становящийся Царством.

Свернуть
 
На Дан 3:25
25 И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил:
Свернуть
Сегодня в предании о трёх отроках уже трудно отделить легенду от истории. Слишком много анахронизмов в тексте...  Читать далее

Сегодня в предании о трёх отроках уже трудно отделить легенду от истории. Слишком много анахронизмов в тексте, слишком часто встречаются в нём явные преувеличения, гиперболы, свойственные скорее легендам, чем историческим описаниям. Но ведь и легенда, если священнописатель счёл нужным не только её использовать, но и сохранить весь её колорит, нередко разрушающий правдоподобие рассказа, не могла появиться в Библии случайно. В чём же смысл легенды о трёх отроках? Почему и когда она появилась?

Скорее всего она, как и вся Книга Даниила, получила свою нынешнюю форму во II в. до н.э., во время гонений Антиоха Эпифана и Маккавейских войн, ставшими ответом на эти гонения. Эпоха, когда была написана Книга Даниила, была эпохой героев и мучеников, страданий верных и священной войны с неверными, с язычниками-сирийцами, осквернившими Храм и организовавшими гонения на Синагогу. А еще это была эпоха напряжённых, почти лихорадочных мессианских ожиданий, ожиданий Мессии, Который придёт, как победоносный военачальник, после победы становящийся Царём, главой того Царства, которое преобразит мир, положив конец прежней истории.

Книга Даниила — обо всём этом. Но она и о людях, тех обычных людях, которые во времена войн и гонений вовсе не были уверены, что доживут до победы Мессии и торжества мессианского Царства. И легенда о трёх отроках говорила им: они доживут. Доживут потому, что на стороне Мессии не только люди, но и Бог, и Его ангелы, которые не оставят тех, кто сохранит верность до конца.

Даже огонь, из которого не выйти живым, ещё не означает конца: Бог, послав Своих ангелов, может провести Своих верных через огонь так же, как во времена Моисея провёл Он Свой народ сквозь море. Но пройти этим путём будет так же непросто, как впоследствии, когда Мессия действительно придёт, Его ученику будет непросто идти за Ним по воде.

Царство есть Царство: стихии в нём всегда абсолютно послушны дыханию Божию, живущим в Царстве и дышащим этим дыханием необязательно в огне сгорать, а в воде тонуть, и огонь, и вода могут стать для них такими, какими жители Царства захотят их видеть. Главное зависит не от преображённых стихий Царства, а от человека, от того, какой жизнью он живёт: жизнью «мира сего» или жизнью Царства. И если жизнь Царства действительно становится его жизнью, возможно всё. Даже то, что по законам «мира сего» кажется легендой.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).