Библия-Центр
РУ
Вся Библия
La Bible de Jerusalem (fr)
Поделиться

Josué, Chapitre 1

Après la mort de Moïse, serviteur de Yahvé, Yahvé parla à Josué, fils de Nûn, l'auxiliaire de Moïse, et lui dit :
" Moïse, mon serviteur, est mort; maintenant, debout! Passe le Jourdain que voici, toi et tout ce peuple, vers le pays que je leur donne aux Israélites .
Tout lieu que foulera la plante de vos pieds, je vous le donne, comme je l'ai dit à Moïse.
Depuis le désert et le Liban jusqu'au grand Fleuve, le fleuve Euphrate tout le pays des Hittites , et jusqu'à la Grande mer, vers le soleil couchant, tel sera votre territoire.
Personne, tout le temps de ta vie, ne pourra tenir devant toi : je serai avec toi comme j'ai été avec Moïse, je ne t'abandonnerai point ni ne te délaisserai.
" Sois fort et tiens bon, car c'est toi qui vas mettre ce peuple en possession du pays que j'ai juré à ses pères de lui donner.
Seulement, sois fort et tiens très bon pour veiller à agir selon toute la Loi que mon serviteur Moïse t'a prescrite. Ne t'en écarte ni à droite ni à gauche, afin de réussir dans toutes tes démarches.
Que le livre de cette Loi soit toujours sur tes lèvres : médite-le jour et nuit afin de veiller à agir selon tout ce qui y est écrit. C'est alors que tu seras heureux dans tes entreprises et réussiras.
Ne t'ai-je pas donné cet ordre : Sois fort et tiens bon! Sois sans crainte ni frayeur, car Yahvé ton Dieu est avec toi dans toutes tes démarches. "
10 Josué donna ensuite cet ordre aux scribes du peuple :
11 " Parcourez le camp, donnez cet ordre au peuple : Faites des provisions, car dans trois jours, vous passerez ce Jourdain pour aller prendre possession du pays dont Yahvé votre Dieu vous donne la possession. "
12 Puis aux Rubénites, aux Gadites et à la demi-tribu de Manassé, Josué parla ainsi :
13 " Rappelez-vous ce que vous a ordonné Moïse, serviteur de Yahvé : Yahvé votre Dieu, en vous accordant le repos, vous a donné ce pays-ci.
14 Vos femmes, vos petits enfants et vos troupeaux peuvent rester dans le pays que vous a donné Moïse au-delà du Jourdain. Quant à vous, tous les hommes de guerre, vous passerez en formation de combat en tête de vos frères, et vous leur viendrez en aide,
15 jusqu'à ce que Yahvé accorde le repos à vos frères comme à vous, et qu'ils prennent possession, eux aussi, du pays que Yahvé votre Dieu leur donne. Vous pourrez alors retourner au pays qui vous appartient, et vous en prendrez possession, celui que vous a donné Moïse, serviteur de Yahvé, au-delà du Jourdain, vers le soleil levant. "
16 Ils répondirent alors à Josué : " Tout ce que tu nous as ordonné, nous le ferons, et partout où tu nous enverras, nous irons.
17 De même que nous avons obéi en toute chose à Moïse, de même nous t'obéirons. Puisse seulement Yahvé ton Dieu être avec toi comme il fut avec Moïse!
18 Quiconque sera rebelle à tes ordres et n'écoutera pas tes paroles, quoi que tu lui ordonnes, qu'il soit mis à mort! Pour toi, sois fort et tiens bon. "

Josué, Chapitre 2

Josué, fils de Nûn, envoya secrètement de Shittim deux hommes pour espionner, en disant : " Allez, examinez le pays et Jéricho. " Ils y allèrent, se rendirent à la maison d'une prostituée nommée Rahab et ils y couchèrent.
On dit au roi de Jéricho : " Voici que des hommes sont venus ici cette nuit, des Israélites, pour explorer le pays. "
Alors le roi de Jéricho envoya dire à Rahab : " Fais sortir les hommes venus chez toi - qui sont descendus dans ta maison - car c'est pour explorer tout le pays qu'ils sont venus. "
Mais la femme prit les deux hommes et les cacha. " C'est vrai, dit-elle, ces hommes sont venus chez moi, mais je ne savais pas d'où ils étaient.
Lorsqu'à la nuit tombante on allait fermer la porte de la ville, ces hommes sont sortis et je ne sais pas où ils sont allés. Mettez-vous vite à leur poursuite et vous les rejoindrez. "
Or elle les avait fait monter sur la terrasse et les avait cachés sous des tiges de lin qu'elle y avait déposées.
Les gens les poursuivirent dans la direction du Jourdain, vers les gués, et l'on ferma la porte dès que furent sortis ceux qui étaient à leur poursuite.
Quant à eux, ils n'étaient pas encore couchés que Rahab monta vers eux sur la terrasse.
Elle leur dit : " Je sais que Yahvé vous a donné ce pays, que vous faites notre terreur, et que tous les habitants du pays ont été pris de panique à votre approche.
10 Car nous avons appris que Yahvé avait mis à sec devant vous les eaux de la mer des Roseaux, à votre sortie d'Égypte, et ce que vous avez fait aux deux rois amorites, de l'autre côté du Jourdain, à Sihôn et à Og que vous avez voués à l'anathème.
11 En l'apprenant, le cœur nous a manqué et personne n'a gardé courage devant vous, parce que Yahvé, votre Dieu, est Dieu, aussi bien là-haut dans les cieux qu'ici-bas sur la terre.
12 Jurez-moi donc maintenant par Yahvé, puisque je vous ai traités avec bonté, qu'à votre tour vous traiterez avec bonté la maison de mon père et m'en donnerez un signe loyal;
13 que vous laisserez la vie sauve à mon père et à ma mère, à mes frères, à mes sœurs et à tous ceux qui leur appartiennent, et que vous nous préserverez de la mort. "
14 Alors les hommes lui dirent : " Nous mourrons plutôt nous-mêmes, à moins que vous ne révéliez notre affaire. Quand Yahvé nous aura livré le pays, nous agirons envers toi avec bonté et loyauté. "
15 Alors elle les fit descendre par la fenêtre au moyen d'une corde, car sa maison était contre le rempart, elle-même logeait dans le rempart.
16 " Allez vers la montagne, leur dit-elle, de peur que ceux qui vous poursuivent ne vous retrouvent. Cachez-vous là pendant trois jours, jusqu'au retour de ceux qui vous poursuivent, et puis, allez votre chemin. "
17 Les hommes lui dirent : " Voici comment nous nous acquitterons de ce serment que tu nous as fait prêter :
18 à notre arrivée dans le pays, tu attacheras ce cordon de fil écarlate à la fenêtre par laquelle tu nous as fait descendre, et tu rassembleras auprès de toi dans la maison ton père, ta mère, tes frères et toute ta famille.
19 Quiconque franchira les portes de ta maison pour sortir, son sang retombera sur sa tête et nous en serons quittes; mais le sang de quiconque restera avec toi dans la maison retombera sur nos têtes si l'on porte la main sur lui.
20 Mais s'il t'arrive de révéler notre affaire, nous serons quittes de ce serment que tu nous as fait prêter. "
21 Elle répondit : " Qu'il en soit ainsi! " Elle les fit partir et ils s'en allèrent. Alors elle attacha le cordon écarlate à la fenêtre.
22 Ils partirent et allèrent vers la montagne. Ils y restèrent trois jours, jusqu'à ce que fussent rentrés ceux qui les poursuivaient. Ceux-ci avaient battu tout le chemin sans les trouver.
23 Alors les deux hommes redescendirent de la montagne, traversèrent et se rendirent auprès de Josué, fils de Nûn, à qui ils racontèrent tout ce qui leur était arrivé.
24 Ils dirent à Josué : " Yahvé a livré tout ce pays entre nos mains et déjà tous ses habitants sont pris de panique devant nous. "

Josué, Chapitre 3

Josué se leva de bon matin et partit de Shittim avec tous les Israélites. Ils allèrent jusqu'au Jourdain et là, ils passèrent la nuit, avant de traverser.
Au bout de trois jours, les scribes parcoururent le camp
et donnèrent au peuple cet ordre : " Quand vous verrez l'arche de l'alliance de Yahvé votre Dieu et les prêtres lévites qui la portent, vous quitterez le lieu où vous vous trouvez et vous la suivrez,
afin de savoir quel chemin prendre, car vous n'êtes jamais passés par ce chemin. Toutefois, qu'il y ait entre vous et l'arche un espace d'environ deux mille coudées : n'en approchez pas. "
Josué dit au peuple : " Sanctifiez-vous, car demain Yahvé accomplira des merveilles au milieu de vous ";
puis Josué dit aux prêtres : " Prenez l'arche d'alliance et passez en tête du peuple. " Ceux-ci prirent l'arche d'alliance et s'avancèrent à la tête du peuple. Dernières instructions.
Yahvé dit à Josué : " Aujourd'hui même, je vais commencer à te grandir aux yeux de tout Israël, afin qu'il sache que, comme j'ai été avec Moïse, je serai avec toi.
Pour toi, tu donneras cet ordre aux prêtres portant l'arche d'alliance : "Lorsque vous aurez atteint le bord des eaux du Jourdain, c'est dans le Jourdain que vous vous tiendrez. " "
Josué dit ensuite aux Israélites : " Approchez et écoutez les paroles de Yahvé votre Dieu. "
10 Et Josué dit : " A ceci vous reconnaîtrez que le Dieu vivant est au milieu de vous et qu'il chassera certainement de votre présence les Cananéens, les Hittites, les Hivvites, les Perizzites, les Girgashites, les Amorites et les Jébuséens.
11 Voici : l'arche de l'alliance du Seigneur de toute la terre va passer devant vous dans le Jourdain.
12 Dès maintenant, choisissez douze hommes parmi les tribus d'Israël, un homme par tribu.
13 Aussitôt que les prêtres portant l'arche de Yahvé, Seigneur de toute la terre, auront posé la plante de leurs pieds dans les eaux du Jourdain, les eaux du Jourdain seront coupées, celles qui descendent d'amont, et elles s'arrêteront comme en une seule masse. "
14 Or quand le peuple quitta ses tentes pour traverser le Jourdain, les prêtres portaient l'arche de l'alliance en tête du peuple.
15 Dès que les porteurs de l'arche furent arrivés au Jourdain, et que les pieds des prêtres porteurs de l'arche touchèrent les eaux - or le Jourdain coule à pleins bords pendant toute la durée de la moisson -,
16 les eaux d'amont s'arrêtèrent et formèrent une seule masse à une très grande distance, à Adâm, la ville qui est à côté de Çartân, tandis que les eaux descendant vers la mer de la Araba, la mer Salée, étaient complètement séparées. Le peuple traversa vis-à-vis de Jéricho.
17 Les prêtres qui portaient l'arche de l'alliance de Yahvé se tinrent au sec, immobiles au milieu du Jourdain, tandis que tout Israël traversait à sec, jusqu'à ce que toute la nation eût achevé de traverser le Jourdain.

Josué, Chapitre 4

Lorsque toute la nation eut achevé de traverser le Jourdain, Yahvé parla à Josué et lui dit :
" Choisissez-vous douze hommes parmi le peuple, un homme par tribu,
et donnez-leur cet ordre : "Enlevez d'ici, du milieu du Jourdain, là où se sont posés les pieds des prêtres, douze pierres que vous emporterez avec vous et déposerez au bivouac où vous passerez la nuit. " "
Josué appela les douze hommes qu'il avait désignés parmi les Israélites, un homme par tribu,
et Josué leur dit : " Passez devant l'arche de Yahvé votre Dieu, jusqu'au milieu du Jourdain, et que chacun de vous prenne sur son épaule une pierre, selon le nombre des tribus israélites,
pour en faire un signe au milieu de vous; et quand, demain, vos fils vous demanderont : "Ces pierres, que sont-elles pour vous ?"
alors vous leur direz : "C'est que les eaux du Jourdain se sont séparées devant l'arche de l'alliance de Yahvé : lorsqu'elle traversa le Jourdain, les eaux du Jourdain se sont séparées. Ces pierres sont un mémorial pour les Israélites, pour toujours! " "
Les Israélites exécutèrent les ordres de Josué : ayant enlevé douze pierres du milieu du Jourdain, selon le nombre des tribus israélites, comme l'avait dit Yahvé à Josué, ils les transportèrent au bivouac et les y déposèrent.
Puis Josué érigea douze pierres au milieu du Jourdain, à l'endroit où s'étaient posés les pieds des prêtres porteurs de l'arche d'alliance, et elles y sont encore aujourd'hui.
10 Les prêtres porteurs de l'arche d'alliance se tenaient debout au milieu du Jourdain jusqu'à l'accomplissement de tout ce que Yahvé avait ordonné à Josué de dire au peuple selon tout ce que Moïse avait ordonné à Josué ; et le peuple se hâta de traverser.
11 Lorsque le peuple eut achevé de traverser, l'arche de Yahvé passa, avec les prêtres, à la tête du peuple.
12 Les fils de Ruben, les fils de Gad et la demi-tribu de Manassé passèrent en formation de combat à la tête des Israélites, comme Moïse le leur avait dit.
13 Au nombre d'environ quarante mille guerriers en armes, ils passèrent prêts au combat, devant Yahvé, vers la plaine de Jéricho.
14 En ce jour-là, Yahvé grandit Josué aux yeux de tout Israël qui le craignit comme il avait craint Moïse sa vie durant.
15 Yahvé dit à Josué :
16 " Donne aux prêtres qui portent l'arche du Témoignage l'ordre de remonter du Jourdain. "
17 Et Josué ordonna aux prêtres : " Remontez du Jourdain! "
18 Or, lorsque les prêtres portant l'arche de l'alliance de Yahvé remontèrent du milieu du Jourdain, et que la plante de leurs pieds eut touché la terre ferme, les eaux du Jourdain revinrent dans leur lit et se mirent comme avant à couler à pleins bords.
19 Ce fut le dix du premier mois que le peuple remonta du Jourdain et campa à Gilgal, à la limite est de Jéricho.
20 Quant à ces douze pierres qu'on avait prises dans le Jourdain, Josué les érigea à Gilgal.
21 Il dit ensuite aux Israélites : " Quand vos fils demanderont, demain, à leurs pères : "Que sont ces pierres ?"
22 vous expliquerez alors à vos fils : "C'est à pied sec qu'Israël a traversé le Jourdain que voilà,
23 parce que Yahvé votre Dieu assécha devant vous les eaux du Jourdain jusqu'à ce que vous eussiez traversé, comme Yahvé votre Dieu l'avait fait pour la mer des Roseaux qu'il assécha devant nous jusqu'à ce que nous l'eussions traversée,
24 afin que tous les peuples de la terre sachent comme est puissante la main de Yahvé, et afin qu'ils craignent Yahvé votre Dieu, toujours. " "

Josué, Chapitre 5

Lorsque tous les rois des Amorites qui habitaient au-delà du Jourdain, vers l'ouest, et tous les rois des Cananéens qui habitaient face à la mer apprirent que Yahvé avait asséché les eaux du Jourdain devant les Israélites, jusqu'à ce qu'ils soient passés, le cœur leur manqua et ils perdirent courage devant les Israélites.
En ce temps-là, Yahvé dit à Josué : " Fais-toi des couteaux de silex, et circoncis de nouveau les Israélites une seconde fois . "
Josué se fit des couteaux de silex et circoncit les Israélites sur le Tertre des Prépuces.
Voici la raison pour laquelle Josué fit cette circoncision : toute la population mâle, sortie d'Égypte en âge de porter les armes, était morte dans le désert, en chemin, après leur sortie d'Égypte.
Or, tout ce peuple émigré avait été circoncis; mais tout le peuple né dans le désert, en chemin, après leur sortie d'Égypte, on ne l'avait pas circoncis;
car pendant quarante ans les Israélites marchèrent dans le désert, jusqu'à ce que toute la nation eût péri, à savoir les hommes sortis d'Égypte en âge de porter les armes; ils n'avaient pas obéi à la voix de Yahvé, et Yahvé leur avait juré de ne pas leur laisser voir la terre qu'il avait juré à leurs pères de nous donner, terre qui ruisselle de lait et de miel.
Quant à leurs fils, il les établit à leur place, et ce sont eux que Josué circoncit : ils étaient incirconcis, car on ne les avait pas circoncis en chemin.
Lorsqu'on eut achevé de circoncire toute la nation, ils restèrent sur place dans le camp jusqu'à leur guérison.
Alors Yahvé dit à Josué : " Aujourd'hui j'ai ôté de dessus vous le déshonneur de l'Égypte. " Aussi a-t-on appelé ce lieu du nom de Gilgal jusqu'aujourd'hui.
10 Les Israélites campèrent à Gilgal et y firent la Pâque, le quatorzième jour du mois, le soir, dans la plaine de Jéricho.
11 Le lendemain de la Pâque, ils mangèrent du produit du pays : pains sans levain et épis grillés, en ce même jour.
12 Il n'y eut plus de manne le lendemain, où ils mangeaient du produit du pays. Les Israélites n'ayant plus de manne se nourrirent dès cette année des produits de la terre de Canaan.
13 Or Josué, se trouvant près de Jéricho, leva les yeux et vit un homme qui se tenait debout devant lui, une épée nue à la main. Josué s'avança vers lui et lui dit : " Es-tu des nôtres ou de nos ennemis ? "
14 Il répondit : " Non! Mais je suis le chef de l'armée de Yahvé, et maintenant je suis venu. " Josué, tombant la face contre terre, l'adora et dit : " Que dit mon Seigneur à son serviteur ? "
15 Le chef de l'armée de Yahvé répondit à Josué : " Ote tes sandales de tes pieds, car le lieu sur lequel tu te trouves est saint. " Et Josué fit ainsi.

Josué, Chapitre 6

Or Jéricho s'était enfermée et barricadée contre les Israélites : personne n'en sortait et personne n'y entrait.
Yahvé dit alors à Josué : " Vois! Je livre entre tes mains Jéricho et son roi, gens d'élite.
Vous tous les combattants, vous contournerez la ville pour en faire une fois le tour, et pendant six jours tu feras de même.
Sept prêtres porteront en avant de l'arche sept trompes en corne de bélier. Le septième jour, vous ferez sept fois le tour de la ville et les prêtres sonneront de la trompe .
Lorsque la corne de bélier retentira quand vous entendrez le son de la trompe , tout le peuple poussera un grand cri de guerre et le rempart de la ville s'écroulera sur place; alors le peuple montera à l'assaut, chacun droit devant soi. "
Josué, fils de Nûn, appela les prêtres et leur dit : " Prenez l'arche d'alliance, et que sept prêtres portent sept trompes en corne de bélier en avant de l'arche de Yahvé. "
Puis il dit au peuple : " Passez et faites le tour de la ville, et que l'avant-garde passe devant l'arche de Yahvé. "
Il fut fait comme Josué l'avait dit au peuple. Sept prêtres portant les sept trompes en corne de bélier devant Yahvé passèrent et sonnèrent de la trompe; l'arche de l'alliance de Yahvé venait après eux,
l'avant-garde précédait les prêtres qui sonnaient de la trompe et l'arrière-garde venait après l'arche : on allait et l'on sonnait de la trompe.
10 Au peuple, Josué avait donné l'ordre suivant : " Ne criez pas et ne faites pas entendre votre voix qu'il ne sorte pas un mot de votre bouche , jusqu'au jour où je vous dirai : "Poussez le cri de guerre! " Alors vous pousserez le cri de guerre. "
11 Il fit faire à l'arche le tour de la ville en la contournant une fois , puis on rentra au camp où l'on passa la nuit.
12 Josué se leva de bon matin et les prêtres prirent l'arche de Yahvé.
13 Munis des sept trompes en corne de bélier, les sept prêtres marchant devant l'arche de Yahvé sonnaient de leur trompe pendant la marche, tandis que l'avant-garde allait devant eux, l'arrière-garde à la suite de l'arche de Yahvé, et que l'on défilait au son de la trompe.
14 On fit le tour de la ville le second jour une fois, et l'on rentra au camp; c'est ainsi que l'on fit pendant six jours.
15 Le septième jour, s'étant levés dès l'aurore, ils firent le tour de la ville selon le même rite sept fois. C'est seulement ce jour-là qu'on fit sept fois le tour de la ville.
16 La septième fois, les prêtres sonnèrent de la trompe et Josué dit au peuple : " Poussez le cri de guerre, car Yahvé vous a livré la ville! "
17 " La ville sera dévouée par anathème à Yahvé, avec tout ce qui s'y trouve. Seule Rahab, la prostituée, aura la vie sauve ainsi que tous ceux qui sont avec elle dans sa maison, parce qu'elle a caché les émissaires que nous avions envoyés.
18 Mais vous, prenez bien garde à l'anathème, de peur que, poussés par la convoitise, vous ne preniez quelque chose de ce qui est anathème, car ce serait rendre anathème le camp d'Israël et lui porter malheur.
19 Tout l'argent et tout l'or, tous les objets de bronze et de fer seront consacrés à Yahvé, ils entreront dans son trésor. "
20 Le peuple poussa le cri de guerre et l'on sonna de la trompe. Quand il entendit le son de la trompe, le peuple poussa un grand cri de guerre, et le rempart s'écroula sur place. Aussitôt le peuple monta vers la ville, chacun devant soi, et ils s'emparèrent de la ville.
21 Ils dévouèrent à l'anathème tout ce qui se trouvait dans la ville, hommes et femmes, jeunes et vieux, jusqu'aux taureaux, aux moutons et aux ânes, les passant au fil de l'épée.
22 Josué dit aux deux hommes qui avaient espionné le pays : " Entrez dans la maison de la prostituée et faites-en sortir cette femme avec tous ceux qui lui appartiennent, ainsi que vous le lui avez juré. "
23 Ces jeunes gens, les espions, s'y rendirent et en firent sortir Rahab, son père, sa mère, ses frères et tous ceux qui lui appartenaient. Ils en firent sortir aussi tout son clan et les mirent en lieu sûr, en dehors du camp d'Israël.
24 On brûla la ville et tout ce qu'elle contenait, sauf l'argent, l'or et les objets de bronze et de fer qu'on livra au trésor de la maison de Yahvé.
25 Mais Rahab, la prostituée, ainsi que la maison de son père et tous ceux qui lui appartenaient, Josué leur laissa la vie sauve. Elle est demeurée au milieu d'Israël jusqu'aujourd'hui, pour avoir caché les émissaires que Josué avait envoyés espionner Jéricho.
26 En ce temps-là, Josué fit prononcer ce serment : " Maudit soit, devant Yahvé, l'homme qui se lèvera pour rebâtir cette ville Jéricho ! Il la fondera sur son aîné, et en posera les portes sur son cadet! "
27 Et Yahvé fut avec Josué, dont la renommée se répandit dans tout le pays.

Josué, Chapitre 7

Mais les Israélites se rendirent coupables d'une violation de l'anathème : Akân, fils de Karmi, fils de Zabdi, fils de Zérah, de la tribu de Juda, prit de ce qui tombait sous l'anathème, et la colère de Yahvé s'enflamma contre les Israélites.
Or Josué envoya des hommes de Jéricho vers Aï qui est près de Bet-Avèn , à l'orient de Béthel, et il leur dit : " Montez espionner le pays. " Ils montèrent espionner Aï.
De retour auprès de Josué, ils lui dirent : " Que tout le peuple n'y monte pas, mais que deux ou trois mille hommes environ montent attaquer Aï. N'y fatigue pas tout le peuple car ces gens-là ne sont pas nombreux. "
Il n'y monta du peuple qu'environ trois mille hommes, mais ils lâchèrent pied devant les habitants de Aï.
Les habitants de Aï leur tuèrent à peu près trente-six hommes, puis les poursuivirent en avant de la porte, jusqu'à Shebarim, et à la descente, ils les écrasèrent. Alors le peuple perdit cœur et son courage fondit.
Alors Josué déchira ses vêtements, se prosterna face contre terre devant l'arche de Yahvé jusqu'au soir, ainsi que les anciens d'Israël, et tous répandirent de la poussière sur leur tête.
Josué dit : " Hélas, Seigneur Yahvé, pourquoi as-tu tenu à faire passer le Jourdain à ce peuple si c'est pour nous livrer à la main de l'Amorite et nous faire périr ? Ah! si nous avions pu nous établir au-delà du Jourdain!
Excuse-moi, Seigneur! Que dirai-je maintenant qu'Israël a tourné le dos devant ses ennemis ?
Les Cananéens vont l'apprendre, ainsi que tous les habitants du pays, ils se coaliseront contre nous pour retrancher notre nom de la terre. Que feras-tu alors pour ton grand nom ? "
10 Yahvé dit à Josué : " Relève-toi! Pourquoi rester ainsi prosterné ?
11 Israël a péché, il a violé l'alliance que je lui avais imposée : Oui! on a pris de ce qui était anathème, et même on l'a dérobé, et même on l'a dissimulé, et même on l'a mis dans ses bagages.
12 Eh bien, les Israélites ne pourront pas tenir devant leurs ennemis, ils tourneront le dos devant leurs ennemis parce qu'ils sont devenus anathèmes. Si vous ne faites pas disparaître du milieu de vous l'objet de l'anathème, je ne serai plus avec vous.
13 Lève-toi, sanctifie le peuple et tu diras : Sanctifiez-vous pour demain, car ainsi parle Yahvé, le Dieu d'Israël : L'anathème est au milieu de toi, Israël; tu ne pourras pas tenir devant tes ennemis jusqu'à ce que vous ayez écarté l'anathème du milieu de vous.
14 Vous vous présenterez donc demain matin, par tribus, et la tribu que Yahvé aura désignée par le sort se présentera par clans, et le clan que Yahvé aura désigné par le sort se présentera par familles, et la famille que Yahvé aura désignée par le sort se présentera homme par homme.
15 Enfin celui qui sera désigné par le sort en ce qui concerne l'anathème sera livré au feu, lui et tout ce qui lui appartient, pour avoir transgressé l'alliance avec Yahvé et avoir commis une infamie en Israël. "
16 Josué se leva de bon matin; il fit avancer Israël par tribus, et c'est la tribu de Juda qui fut désignée par le sort.
17 Il fit approcher les clans de Juda, et le clan de Zérah fut désigné par le sort. Il fit approcher le clan de Zérah par familles, et Zabdi fut désigné par le sort.
18 Josué fit avancer la famille de Zabdi homme par homme, et ce fut Akân, fils de Karmi, fils de Zabdi, fils de Zérah, de la tribu de Juda, qui fut désigné par le sort.
19 Josué dit alors à Akân : " Mon fils, rends gloire à Yahvé, Dieu d'Israël, et fais-lui hommage; déclare-moi ce que tu as fait et ne me cache rien. "
20 Akân répondit à Josué : " En vérité, c'est moi qui ai péché contre Yahvé, Dieu d'Israël, et voici ce que j'ai fait.
21 J'ai vu dans le butin un beau manteau de Shinéar et deux cents sicles d'argent ainsi qu'un lingot d'or pesant cinquante sicles, je les ai convoités et je les ai pris. Ils sont cachés dans la terre au milieu de ma tente, l'argent par-dessous. "
22 Josué envoya des messagers qui coururent vers la tente, et en effet le manteau était caché dans la tente et l'argent par-dessous.
23 Ils prirent le tout du milieu de la tente, l'apportèrent à Josué et à tous les Israélites et le déposèrent devant Yahvé.
24 Alors Josué prit Akân, fils de Zérah, et le fit monter à la vallée d'Akor avec l'argent, le manteau et le lingot d'or, avec ses fils, ses filles, son taureau, son âne, son petit bétail, sa tente et tout ce qui lui appartenait. Tout Israël l'accompagnait.
25 Josué dit : " Pourquoi nous as-tu porté malheur ? Que Yahvé, en ce jour, t'apporte le malheur! " et tout Israël le lapida et on les livra au feu et on leur jeta des pierres .
26 Ils élevèrent sur lui un grand monceau de pierres qui existe encore aujourd'hui. Yahvé revint alors de son ardente colère. C'est pour cela qu'on a donné à ce lieu le nom de vallée d'Akor, jusqu'aujourd'hui.

Josué, Chapitre 8

Yahvé dit alors à Josué : " Sois sans crainte ni frayeur! Prends avec toi tous les gens de guerre. Debout! monte contre Aï. Vois : je livre entre tes mains le roi de Aï, son peuple, sa ville et sa terre.
Tu traiteras Aï et son roi comme tu as traité Jéricho et son roi. Vous ne prendrez comme butin que les dépouilles et le bétail. Aie soin d'établir une embuscade contre la ville, par-derrière. "
Josué se leva, avec tous les gens de guerre, pour monter contre Aï. Josué choisit trente mille hommes d'élite et les fit partir de nuit
en leur donnant cet ordre : " Attention! vous dresserez une embuscade contre la ville, par-derrière, sans vous éloigner beaucoup de la ville, et soyez tous sur le qui-vive.
Moi et tous les gens qui m'accompagnent, nous nous approcherons de la ville, et lorsque les gens de Aï sortiront à notre rencontre comme la première fois, nous prendrons la fuite devant eux.
Ils nous suivront alors et nous les attirerons loin de la ville, car ils se diront : "Ils fuient devant nous comme la première fois. "
Alors vous surgirez de l'embuscade pour prendre possession de la ville : Yahvé votre Dieu la livrera entre vos mains.
Une fois la ville prise, vous la livrerez au feu, agissant selon la parole de Yahvé. Voyez, je vous ai donné un ordre. "
Josué les ayant renvoyés, ils allèrent au lieu de l'embuscade et se postèrent entre Béthel et Aï, à l'ouest de Aï. Josué passa la nuit au milieu du peuple,
10 puis le lendemain, s'étant levé de bon matin, il passa le peuple en revue et, avec les anciens d'Israël, monta vers Aï en tête du peuple.
11 Tous les gens de guerre qui étaient avec lui montèrent, s'approchèrent jusqu'en face de la ville et campèrent au nord de Aï, la vallée se trouvant entre eux et la ville.
12 Josué prit environ cinq mille hommes et les mit en embuscade entre Béthel et Aï, à l'ouest de la ville.
13 Le peuple dressa l'ensemble du camp qui était au nord de la ville, et son embuscade à l'ouest de la ville. Josué alla cette nuit-là au milieu de la plaine.
14 Dès que le roi de Aï eut vu cela, les gens de la ville se hâtèrent de se lever et de sortir pour que lui et tout son peuple aillent à la rencontre d'Israël pour le combattre, sur la descente qui est face à la Araba; mais il ne savait pas qu'il y avait une embuscade dressée contre lui derrière la ville.
15 Josué et tout Israël se firent battre par eux et prirent la fuite sur le chemin du désert.
16 Tout le peuple qui se trouvait dans la ville se mit à leur poursuite à grands cris. En poursuivant Josué, ils s'écartèrent de la ville.
17 Il ne resta pas un homme dans Aï ni dans Béthel qui ne poursuivît Israël : ils laissèrent la ville ouverte et poursuivirent Israël.
18 Yahvé dit alors à Josué : " Tends vers Aï le sabre que tu as en main, car c'est en ta main que je vais la livrer. " Alors Josué tendit vers la ville le sabre qu'il avait en main.
19 Et dès qu'il eut étendu la main, ceux de l'embuscade, surgissant en hâte de leur poste, prirent leur course, pénétrèrent dans la ville, s'en emparèrent et se hâtèrent de la livrer au feu.
20 Les gens de Aï se retournèrent et virent : voici que la fumée de la ville montait vers le ciel. Aucun d'entre eux ne se sentit le courage de fuir ici ou là, tandis que le peuple en fuite vers le désert se retournait contre ceux qui le poursuivaient.
21 Voyant que ceux de l'embuscade avaient pris la ville et que la fumée montait de la ville, Josué et tout Israël firent volte-face et attaquèrent les gens de Aï.
22 Les autres sortirent de la ville à leur rencontre, de sorte que les gens de Aï se trouvèrent au milieu des Israélites, ayant les uns d'un côté et les autres de l'autre. Ceux-ci les battirent jusqu'à ce qu'il ne leur restât plus un survivant ni un rescapé.
23 Mais on prit vivant le roi de Aï et on l'amena à Josué.
24 Quand Israël eut fini de tuer tous les habitants de Aï, dans la campagne et dans le désert où ils les avaient poursuivis, et que tous jusqu'au dernier furent tombés au fil de l'épée, tout Israël revint à Aï et en passa la population au fil de l'épée.
25 Le total de tous ceux qui tombèrent ce jour-là, tant hommes que femmes, fut de douze mille, tous gens de Aï.
26 Josué ne ramena pas la main qu'il avait étendue avec le sabre, jusqu'à ce qu'il eût dévoué à l'anathème tous les habitants de Aï.
27 Israël ne prit pour butin que le bétail et les dépouilles de cette ville, selon l'ordre que Yahvé avait donné à Josué.
28 Josué incendia Aï et il en fit pour toujours une ruine, un lieu désolé jusqu'aujourd'hui.
29 Quant au roi de Aï, il le pendit à un arbre jusqu'au soir; mais au coucher du soleil, Josué ordonna qu'on descendît de l'arbre son cadavre. On le jeta ensuite à l'entrée de la porte de la ville, et on amoncela sur lui un grand tas de pierres, qui existe jusqu'aujourd'hui.
30 Alors Josué édifia un autel à Yahvé, Dieu d'Israël, sur le mont Ébal,
31 comme Moïse, serviteur de Yahvé, l'avait ordonné aux Israélites, selon qu'il est écrit dans la Loi de Moïse : un autel de pierres brutes que le fer n'aura pas travaillées. Ils y offrirent des holocaustes à Yahvé et immolèrent des sacrifices de communion.
32 Là, Josué écrivit sur les pierres une copie de la Loi de Moïse, que celui-ci avait écrite devant les Israélites.
33 Tout Israël, avec ses anciens, ses scribes et ses juges, se tenait de part et d'autre de l'arche, en face des prêtres lévites qui portaient l'arche d'alliance de Yahvé, les étrangers comme les citoyens, moitié sur le front du mont Garizim et moitié sur le front du mont Ébal, comme Moïse, serviteur de Yahvé, l'avait ordonné pour donner en premier lieu la bénédiction au peuple d'Israël.
34 Puis Josué lut toutes les paroles de la Loi - la bénédiction et la malédiction - suivant tout ce qui est écrit dans le livre de la Loi.
35 Il n'y eut pas un mot de tout ce que Moïse avait ordonné qui ne fût lu par Josué en présence de toute l'assemblée d'Israël, y compris les femmes, les enfants et les étrangers qui marchaient au milieu d'eux.

Josué, Chapitre 9

Quand ils apprirent cela, tous les rois qui étaient de ce côté du Jourdain, dans la montagne, dans le Bas-Pays et sur toute la côte de la Grande mer vers le Liban, Hittites, Amorites, Cananéens, Perizzites, Hivvites et Jébuséens,
se coalisèrent pour combattre d'un commun accord Josué et Israël.
Les habitants de Gabaôn apprirent la manière dont Josué avait traité Jéricho et Aï,
et eurent, eux aussi, recours à la ruse. Ils allèrent se munir de provisions, et chargèrent leurs ânes de vieux sacs et de vieilles outres à vin crevées et recousues.
Ils avaient à leurs pieds de vieilles sandales rapiécées, et sur eux de vieux habits. Tout le pain qu'ils emportaient pour leur nourriture était durci et réduit en miettes.
Ils arrivèrent au camp de Gilgal, auprès de Josué, et lui dirent ainsi qu'aux hommes d'Israël : " Nous venons d'un pays lointain, faites donc alliance avec nous. "
Les hommes d'Israël répondirent à ces Hivvites : " Qui sait si vous n'habitez pas au milieu de nous ? Alors comment pourrions-nous faire alliance avec vous ? "
Ils répondirent à Josué : " Nous sommes tes serviteurs. " - " Mais qui êtes-vous, leur demanda Josué, et d'où venez-vous ? "
Ils répondirent : " C'est d'un pays très éloigné que viennent tes serviteurs, à cause du renom de Yahvé ton Dieu, car nous avons entendu parler de lui, de tout ce qu'il a fait en Égypte
10 et de tout ce qu'il a fait aux deux rois des Amorites qui vivaient au-delà du Jourdain, Sihôn, roi de Heshbôn, et Og, roi du Bashân, qui vivait à Ashtarot.
11 Alors nos anciens et tous les habitants de notre pays nous ont dit : "Prenez avec vous des provisions pour le voyage, allez au-devant d'eux et dites-leur : Nous sommes vos serviteurs, faites donc alliance avec nous! "
12 Voici notre pain : il était tout chaud quand nous en avons fait provision dans nos maisons, le jour où nous sommes partis pour aller chez vous, et maintenant le voilà durci et réduit en miettes.
13 Ces outres à vin que nous avions remplies toutes neuves, les voilà crevées. Nos sandales et nos vêtements, les voilà usés par une très longue marche. "
14 Les notables acceptèrent de leurs provisions et ne consultèrent pas l'oracle de Yahvé.
15 Josué leur accorda la paix et fit alliance avec eux pour qu'ils aient la vie sauve, et les notables de la communauté leur en firent serment.
16 Or il arriva que, trois jours après qu'ils aient fait alliance, on apprit qu'ils étaient un peuple voisin, vivant au milieu d'Israël.
17 Les Israélites partirent du camp et arrivèrent dans leurs villes, le troisième jour. Leurs villes étaient Gabaôn, Kephira, Béérot et Qiryat-Yéarim.
18 Les Israélites ne les attaquèrent pas, puisque les notables de la communauté leur avaient fait serment par Yahvé, Dieu d'Israël, mais toute la communauté murmura contre les notables.
19 Alors tous les notables dirent à toute l'assemblée : " Nous leur avons fait serment par Yahvé, Dieu d'Israël, nous ne pouvons donc plus les toucher.
20 Voici ce que nous leur ferons : Laisse-leur la vie sauve, pour ne pas attirer sur nous la Colère à cause du serment que nous leur avons fait. "
21 Et les notables leur dirent : " Qu'ils vivent, mais qu'ils soient fendeurs de bois et porteurs d'eau au service de toute la communauté. " Ainsi leurs parlèrent les notables.
22 Josué convoqua les Gabaonites et leur dit : " Pourquoi nous avez-vous trompés en disant : "Nous sommes très éloignés de vous", quand vous habitez au milieu de nous ?
23 Désormais vous êtes maudits et vous ne cesserez jamais d'être en servitude, comme fendeurs de bois et porteurs d'eau dans la maison de mon Dieu. "
24 Ils répondirent à Josué : " C'est que l'on avait bien dit à tes serviteurs l'ordre donné par Yahvé ton Dieu à Moïse, son serviteur, de vous livrer tout ce pays et d'exterminer devant vous tous ses habitants. Aussi avons-nous été saisis à votre approche d'une grande crainte pour nos vies. Voilà pourquoi nous avons agi ainsi.
25 Et maintenant, nous voici entre tes mains, ce qu'il te semble bon et juste de nous faire, fais-le. "
26 Il fit ainsi à leur égard; il les délivra de la main des Israélites qui ne les tuèrent pas.
27 En ce jour-là, Josué les mit comme fendeurs de bois et porteurs d'eau au service de la communauté et de l'autel de Yahvé, jusqu'aujourd'hui, au lieu qu'il choisirait. Cinq rois font la guerre à Gabaôn.

Josué, Chapitre 10

Or, il advint qu'Adoni-Çédeq, roi de Jérusalem, apprit que Josué s'était emparé de Aï et l'avait vouée à l'anathème, traitant Aï et son roi comme il avait traité Jéricho et son roi, et que les habitants de Gabaôn avaient fait la paix avec Israël et demeuraient au milieu de lui.
On en fut terrifié, car Gabaôn était une ville aussi grande que l'une des villes royales elle était plus grande que Aï , et tous ses citoyens étaient des guerriers.
Alors Adoni-Çédeq, roi de Jérusalem, envoya dire à Hoham, roi d'Hébron, à Piréam, roi de Yarmut, à Yaphia, roi de Lakish, et à Debir, roi d'Églôn :
" Montez donc vers moi pour m'aider à battre Gabaôn, parce qu'elle a fait la paix avec Josué et les Israélites. "
Ayant opéré leur jonction, les cinq rois amorites montèrent, à savoir le roi de Jérusalem, le roi d'Hébron, le roi de Yarmut, le roi de Lakish et le roi d'Églôn, eux et toutes leurs troupes; ils assiégèrent Gabaôn et l'attaquèrent.
Les gens de Gabaôn envoyèrent dire à Josué, au camp de Gilgal : " Ne délaisse pas tes serviteurs, hâte-toi de monter jusqu'à nous pour nous sauver et nous secourir, car tous les rois amorites qui habitent la montagne se sont coalisés contre nous. "
Josué monta de Gilgal, lui, tous les gens de guerre et toute l'élite de l'armée.
Yahvé dit à Josué : " Ne les crains pas, je les ai livrés entre tes mains, nul d'entre eux ne te résistera. "
Josué arriva sur eux à l'improviste, après avoir marché toute la nuit depuis Gilgal.
10 Yahvé les mit en déroute, en présence d'Israël, et leur infligea à Gabaôn une rude défaite; il les poursuivit même sur le chemin de la montée de Bet-Horôn et les battit jusqu'à Azéqa et jusqu'à Maqqéda .
11 Or, tandis qu'ils fuyaient devant Israël à la descente de Bet-Horôn, Yahvé lança du ciel sur eux, jusqu'à Azéqa, d'énormes grêlons, et ils moururent. Il en mourut plus sous les grêlons que sous le tranchant de l'épée des Israélites.
12 C'est alors que Josué s'adressa à Yahvé, en ce jour où Yahvé livra les Amorites aux Israélites. Josué dit en présence d'Israël : " Soleil, arrête-toi sur Gabaôn, et toi, lune, sur la vallée d'Ayyalôn! "
13 Et le soleil s'arrêta, et la lune se tint immobile jusqu'à ce que le peuple se fût vengé de ses ennemis. Cela n'est-il pas écrit dans le livre du Juste ? Le soleil se tint immobile au milieu du ciel et près d'un jour entier retarda son coucher.
14 Il n'y a pas eu de journée pareille, ni avant ni depuis, où Yahvé ait obéi à la voix d'un homme. C'est que Yahvé combattait pour Israël.
15 Josué, et avec lui tout Israël, revint au camp de Gilgal.
16 Quant à ces cinq rois, ils s'étaient enfuis et s'étaient cachés dans la caverne de Maqqéda.
17 On vint en informer Josué : " Les cinq rois, lui dit-on, viennent d'être découverts cachés dans la caverne de Maqqéda. "
18 Josué dit : " Roulez de grosses pierres à l'entrée de la caverne et postez contre elle des hommes pour y veiller.
19 Et vous, ne restez pas immobiles, poursuivez vos ennemis, coupez-leur la retraite et ne les laissez pas entrer dans leurs villes, car Yahvé votre Dieu les a livrés entre vos mains. "
20 Quand Josué et les Israélites eurent achevé de leur infliger une très grande défaite jusqu'à les exterminer, tous ceux qui avaient réchappé vivants entrèrent dans les places fortes.
21 Tout le peuple revint au camp sain et sauf, auprès de Josué à Maqqéda, et personne n'osa rien faire contre les Israélites.
22 Josué dit alors : " Dégagez l'entrée de la caverne et faites-en sortir ces cinq rois pour me les amener. "
23 On fit ainsi et l'on fit sortir les cinq rois de la caverne pour les lui amener : le roi de Jérusalem, le roi d'Hébron, le roi de Yarmut, le roi de Lakish et le roi d'Églôn.
24 Lorsqu'on eut fait sortir ces rois, Josué appela tous les hommes d'Israël et dit aux officiers des gens de guerre qui l'avaient accompagné : " Approchez et mettez le pied sur la nuque de ces rois. " Ils s'avancèrent et leur mirent le pied sur la nuque.
25 " Soyez sans crainte et sans frayeur, leur dit Josué, mais soyez forts et tenez bon, car c'est ainsi que Yahvé traitera tous les ennemis que vous aurez à combattre. "
26 Après quoi, Josué les frappa à mort et les fit pendre à cinq arbres auxquels ils restèrent suspendus jusqu'au soir.
27 A l'heure du coucher du soleil, sur un ordre de Josué, on les dépendit des arbres et on les jeta dans la caverne où ils s'étaient cachés. De grandes pierres furent dressées contre l'entrée de la caverne, elles y sont restées jusqu'à ce jour même.
28 Le même jour, Josué se rendit maître de Maqqéda et la fit passer, ainsi que son roi, au fil de l'épée : il les voua à l'anathème avec tout ce qui se trouvait là de vivant, sans laisser échapper personne, et traita le roi de Maqqéda comme il avait traité le roi de Jéricho.
29 Josué, avec tout Israël, passa de Maqqéda à Libna, qu'il attaqua.
30 Yahvé la livra aussi, avec son roi, entre les mains d'Israël qui la fit passer au fil de l'épée avec tout ce qui s'y trouvait de vivant; il n'y laissa pas un survivant. Il traita son roi comme il avait traité le roi de Jéricho.
31 Josué, avec tout Israël, passa de Libna à Lakish, qu'il assiégea et attaqua.
32 Yahvé livra Lakish entre les mains d'Israël qui s'en empara le second jour et la fit passer au fil de l'épée avec tout ce qui s'y trouvait de vivant, tout comme il avait agi pour Libna.
33 C'est alors que le roi de Gézer, Horam, monta pour secourir Lakish, mais Josué le battit, ainsi que son peuple, jusqu'à ce qu'il ne lui laissât pas un survivant.
34 Josué, avec tout Israël, passa de Lakish à Églôn. Ils l'assiégèrent et l'attaquèrent.
35 Ils s'en emparèrent le jour même et la firent passer au fil de l'épée. Il voua à l'anathème, en ce jour-là, tout ce qui s'y trouvait de vivant, tout comme il avait agi pour Lakish.
36 Josué, avec tout Israël, monta d'Églôn à Hébron, et ils l'attaquèrent.
37 Ils s'en emparèrent et la firent passer au fil de l'épée, ainsi que son roi, toutes les localités qui en dépendaient et tout ce qui s'y trouvait de vivant. Il ne laissa pas un survivant, tout comme il avait agi pour Églôn. Il la voua à l'anathème, ainsi que tout ce qui s'y trouvait de vivant.
38 Alors Josué, avec tout Israël, retourna vers Debir et l'attaqua.
39 Il s'en empara avec son roi et avec toutes les localités qui en dépendaient; ils les firent passer au fil de l'épée et vouèrent à l'anathème tout ce qui s'y trouvait de vivant; il ne laissa pas un survivant. Comme il avait traité Hébron, Josué traita Debir et son roi, tout comme il avait traité Libna et son roi.
40 Ainsi Josué soumit tout ce pays, à savoir : la Montagne, le Négeb, le Bas-Pays et les pentes arrosées, avec tous leurs rois. Il ne laissa pas un survivant et voua tout être vivant à l'anathème, comme Yahvé, le Dieu d'Israël, l'avait ordonné;
41 Josué les battit depuis Cadès Barné jusqu'à Gaza, et toute la région de Goshèn jusqu'à Gabaôn.
42 Tous ces rois avec leur territoire, Josué s'en empara en une seule fois, parce que Yahvé, le Dieu d'Israël, combattait pour Israël.
43 Puis Josué, avec tout Israël, revint au camp de Gilgal. Coalition des rois du Nord.

Josué, Chapitre 11

Lorsque Yabîn, roi de Haçor, eut appris cela, il fit informer Yobab, roi de Mérom, le roi de Shimrôn, le roi d'Akshaph
et les rois habitant la Montagne au nord, la plaine au sud de Kinnerot, le Bas-Pays, et les coteaux de Dor à l'ouest.
Les Cananéens se trouvaient à l'orient et à l'occident, les Amorites, les Hittites, les Perizzites et les Jébuséens dans la montagne, les Hivvites au pied de l'Hermon, au pays de Miçpa.
Ils partirent ayant avec eux toutes leurs troupes, un peuple nombreux comme le sable au bord de la mer, avec une énorme quantité de chevaux et de chars.
Tous ces rois, s'étant donné rendez-vous, arrivèrent et campèrent ensemble aux eaux de Mérom pour combattre Israël.
Yahvé dit alors à Josué : " Sois sans crainte devant eux car demain, à la même heure, je les livrerai tous, percés de coups, à Israël; tu couperas les jarrets de leurs chevaux et tu brûleras leurs chars. "
Josué, avec tous ses gens de guerre, les atteignit à l'improviste près des eaux de Mérom et tomba sur eux.
Yahvé les livra aux mains d'Israël qui les battit et les poursuivit jusqu'à Sidon-la-Grande et jusqu'à Misrephot à l'occident et jusqu'à la vallée de Miçpa au levant. Il les battit jusqu'à ne pas leur laisser un survivant.
Josué les traita comme Yahvé lui avait dit : il coupa les jarrets de leurs chevaux et livra leurs chars au feu.
10 En ce temps-là, Josué revint et s'empara de Haçor dont il tua le roi d'un coup d'épée. Haçor était jadis la capitale de tous ces royaumes.
11 On passa aussi au fil de l'épée tout ce qui s'y trouvait de vivant, en vertu de l'anathème. On n'y laissa pas âme qui vive et Haçor fut livrée au feu.
12 Toutes les villes de ces rois, ainsi que tous leurs rois, Josué s'en empara et les passa au fil de l'épée en vertu de l'anathème, comme l'avait ordonné Moïse, serviteur de Yahvé.
13 Pourtant toutes les villes qui se dressaient sur leurs collines de ruines, Israël ne les incendia pas, sauf Haçor que Josué incendia.
14 Et toutes les dépouilles de ces villes, y compris le bétail, les Israélites les prirent comme butin. Mais tous les êtres humains, ils les passèrent au fil de l'épée, jusqu'à les exterminer. Ils n'y laissèrent pas âme qui vive.
15 Ce que Yahvé avait ordonné à son serviteur Moïse, Moïse l'avait ordonné à Josué, et Josué l'exécuta sans omettre un seul mot de ce que Yahvé avait ordonné à Moïse.
16 C'est ainsi que Josué s'empara de tout ce pays : la Montagne, tout le Négeb et tout le pays de Goshèn, le Bas-Pays, la Araba, la montagne d'Israël et son bas-pays.
17 Depuis le mont Pelé, qui s'élève vers Séïr, jusqu'à Baal-Gad, dans la vallée du Liban, au pied du mont Hermon, il s'empara de tous leurs rois qu'il fit frapper à mort.
18 Pendant de longs jours, Josué avait fait la guerre à tous ces rois;
19 nulle cité n'avait fait la paix avec les Israélites, sauf les Hivvites qui habitaient Gabaôn : c'est en combattant qu'ils s'emparèrent de toutes les autres.
20 Car Yahvé avait décidé d'endurcir le cœur de ces gens pour combattre Israël, afin qu'ils soient anathèmes et qu'il n'y ait pas pour eux de rémission, mais qu'ils soient extirpés, comme Yahvé l'avait ordonné à Moïse.
21 En ce temps-là, Josué vint exterminer les Anaqim de la Montagne, d'Hébron, de Debir, de Anab, de toute la montagne de Juda et de toute la montagne d'Israël : il les voua à l'anathème avec leurs villes.
22 Il ne resta plus d'Anaqim dans le pays des Israélites, sauf à Gaza, à Gat et à Ashdod.
23 Josué s'empara de tout le pays, exactement comme Yahvé l'avait dit à Moïse, et il le donna en héritage à Israël, selon sa répartition en tribus. Et le pays se reposa de la guerre.

Josué, Chapitre 12

Voici les rois du pays que les Israélites battirent et dont ils prirent le territoire, au-delà du Jourdain à l'orient, depuis le torrent de l'Arnon jusqu'à la montagne de l'Hermon, avec toute la Araba à l'orient :
Sihôn, roi des Amorites, qui habitait Heshbôn, avait pour domaine depuis Aroèr qui est sur le bord de la vallée de l'Arnon y compris le fond de la vallée, la moitié de Galaad et jusqu'au Yabboq, le torrent qui est la frontière des Ammonites;
la Araba jusqu'à la mer de Kinnerot à l'orient, et jusqu'à la mer de la Araba, ou mer Salée, à l'orient, en direction de Bet-ha-Yeshimot, et, au sud, la base des pentes arrosées du Pisga.
Og, roi du Bashân, un des derniers Rephaïm, qui habitait à Ashtarot et à Édréï,
avait pour domaine le mont Hermon et Salka, tout le Bashân jusqu'à la frontière des Geshurites et des Maakatites, et la moitié de Galaad jusqu'aux frontières de Sihôn, roi de Heshbôn.
Moïse, serviteur de Yahvé, et les Israélites les avaient vaincus, et Moïse, serviteur de Yahvé, en avait donné la possession aux Rubénites, aux Gadites et à la demi-tribu de Manassé.
Voici les rois du pays que Josué et les Israélites battirent en deçà du Jourdain à l'occident, depuis Baal-Gad, dans la vallée du Liban, jusqu'au mont Pelé qui s'élève vers séïr, et dont Josué distribua l'héritage aux tribus d'Israël suivant leur répartition :
dans la montagne et le Bas-Pays, dans la Araba et sur les pentes arrosées, au Désert et au Négeb, chez les Hittites, les Amorites, les Cananéens, les Perizzites, les Hivvites et les Jébuséens :
Le roi de Jéricho, un; le roi de Aï, près de Béthel, un;
10 Le roi de Jérusalem, un; le roi d'Hébron, un;
11 Le roi de Yarmut, un; le roi de Lakish, un;
12 Le roi d'Églôn, un; le roi de Gézer, un;
13 Le roi de Debir, un; le roi de Gédèr, un;
14 Le roi de Horma, un; le roi d'Arad, un;
15 Le roi de Libna, un; le roi d'Adullam, un;
16 Le roi de Maqqéda, un; le roi de Béthel, un;
17 Le roi de Tappuah, un; le roi de Hépher, un;
18 Le roi d'Aphèq, un; le roi en Sarôn, un;
19 Le roi de Mérom, un; le roi de Haçor, un;
20 Le roi de Shimrôn Merôn, un; le roi d'Akshaph, un;
21 Le roi de Tanak, un; le roi de Megiddo, un;
22 Le roi de Qédesh, un; le roi Yoqnéam au Carmel, un;
23 Le roi de Dor, aux coteaux de Dor, un; le roi des nations en Galilée, un;
24 Le roi de Tirça, un; nombre de tous ces rois : trente et un. .
Читать далее:Josué, Chapitre 13
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

1 Ис Нав представляет собой продолжение Втор. В этой книге описано, с использованием различных преданий и согласно учению Втор, как Израиль вступил в Землю Обетованную и обосновался на ней.


1:6-9 Заповедь Иисусу Навину. Верность Закону Божию есть залог успешного покорения страны. От Иисуса требуются вера и мужество.


1:12-18 Иисус требует, чтобы колена Рувима, Гада и часть колена Манассии, осевшие в Заиорданьи, приняли участие в общем походе. Впоследствии эти колена проявляли стремление к религиозному и гражданскому сепаратизму (Ис Нав 22:9сл).


2 Сказание о хананеянке Ра(х)аве очень древнее (см Ис Нав 6:24). Она и ее семья поселились среди израильтян; от потомков Раавы произошел царь Давид, а, следовательно, она заняла место в родословии Христа (Мф 1:5). Этот рассказ должен означать, что хананеи, принявшие веру в Бога Израилева, вошли в состав народа Ягве.


2:24 Иерихон был одним из древнейших городов мира (первые жители поселились в нем более 7 тысяч лет назад). Он был разрушен неизвестными завоевателями ок. 2000 г. до Р.Х. От времен Иисуса Навина (13 в.) в городе мало что сохранилось. В этом видят свидетельство его упадка к эпохе завоевания израильтянами. Отсюда "страх" иерихонцев перед нашествием.


3 Переход через Иордан и вступление в землю Ханаанскую являются событиями, как бы частично завершающими начавшееся со времени выхода из Египта становление народа Божия. Исполнение обетовании Божиих сопровождается знамениями как при Исходе, так и при вступлении в Землю Обетованную. Их параллелизм подчеркнут свящ. писателем (Ис Нав 3:7; Ис Нав 4:14, Ис Нав 4:23): Бог останавливает течение Иордана (Jos 3:7-4:18), как Он осушил Чермное море (Исх 14:5-31); как прежде в пустыне евреев вел огненный и облачный столп (Исх 13:21-22; Исх 14:10-20; Ис Нав 3:7), так теперь они следуют за ковчегом Божиим (Ис Нав 3:6-17; Ис Нав 4:10-11); обрезание, которое в кн Ис Нав приписывается народу Исхода, возобновляется для его потомков, родившихся в пустыне (Ис Нав 5:2-9); манна, служившая пищей в пустыне (Исх 16), перестает падать с момента вступления в Ханаан (Ис Нав 5:12) и Пасха празднуется в Галгале после второго "перехода" (Ис Нав 5:10), как она праздновалась в Египте перед первым (Исх 12:1-23; Исх 13:3-10). Полностью же свершатся обетования Божии в Страстях и Воскресении Христа (ср 1 Кор 10:1-3), а затем в крещении и вступлении верующих в Церковь, новый Израиль и истинную Землю Обетованную. Иисус Навин рассматривается святыми Отцами как прообраз Иисуса Христа, имя которого он носит: он был первым "спасителем" в эпоху земных исполнений Обетования.


3:10-13 Присутствие ковчега означало, что сила Господня пребывает в стане Израиля. Таким образом Сам Господь как бы вступает в Свою землю, обещанную Аврааму.


3:16 Сама природа открывает путь ковчегу. Это знамение нужно было, чтобы укрепить веру израильтян в то, что их брань согласна с волей Господней. Подобные перекрытия русла Иордана имели место и впоследствии. Так - согласно одному арабскому летописцу - в 1267 г. в результате колебания почвы произошел завал, задержавший течение Иордана на десять часов. Аналогичное явление имело место и в 1924 г. и в 1927 г. Этот естественный ход событий не лишает их провиденциального значения.


4:14 Иисус обретает в глазах израильтян авторитет не только вождя-предводителя, но и своего рода духовного главы народа.


4:20-24 Рассказ, объясняющий происхождение жертвенника в Галгале. Евр. "галгал " - каменный круг; этим именем стали называться несколько местностей - ср Втор 11:30; 4 Цар 2:1; здесь речь идет о Галгале, находившемся между Иорданом и Иерихоном. Слова стт Ис Нав 4:22-24, вероятно, взяты из богослужебного ритуала. Впоследствии, когда в сознании израильтян укоренилась идея централизации культа, жертвенник в Галгале рассматривался пророками как противозаконный (ср Ос 4:15; Ам 4:4).


5:3-7 Обрезание совершалось, как и в Египте, каменными ножами, что указывает на глубокую древность обряда. То, что многие израильтяне оказались необрезанными, свидетельствует о том, что их родители, не вошедшие в Ханаан, пренебрегали заветами Моисея. Возобновление обряда означало, что народ возвращается под "сень закона".


5:10-12 Вторым религиозным актом Израиля было совершение Пасхи. Это совпало с началом оседлой жизни, на которое указывает "прекращение выпадения манны" (символ конца странствий).


5:13-15 Сказание о явлении "Вождя воинства Господня" означает, что взятие Иерихона будет исключительно делом Промысла Божия. "Воинством Господним" именовались ангелы (см Быт 32:1-2; Пс 102:20). Отсюда наименование Бога Ягве Саваоф, что означает Ягве Воинств или Ягве Сил.


6:2-5 Продолжение сказания, из которого явствует, что явление "Вождя" (5 14) есть Богоявление.


6:17 "Заклятие" (евр - "херем") означает отказ от всей добычи и отдачу ее Богу: люди и животные умерщвляются, драгоценности приносятся в святилище. Это старый языч. обычай, известный у многих народов. У Израильтян он считался одним из правил свящ. войны; его иногда приносили как обет Господу для обеспечения победы (Числ 21 2). Всякое нарушение становится святотатством, сурово наказуемым (Ис Нав 7; ср 1 Цар 15:16-23). Абсолютное правило допускает, однако, некоторые смягчения (Числ 31:15-23; Втор 2:34-35; Втор 3:6-7; Втор 20:13-14; Ис Нав 8:26-27). Данное представление об абсолютной власти Бога в дальнейшем несколько видоизменяется: Бог начинает постепенно осознаваться как милосердный Отец (ср Прем 1:13, книги пророков и НЗ, в частности Мф 5:44-45).


7:2 "Ай" (евр "гай" - развалины) - неизвестный ханаанский город на восток от Вефиля; по данным археологии Вефиль погиб в 13 в. в результате огромного пожара. Между тем о взятии Вефиля предание не говорит. Отсюда отождествление его с "Развалинами", сохранившимися от неизвестного города.


7:5 "Севарим" - каменоломни.


7:11-12 Присвоив посвященное Господу, Ахав навлек проклятие на себя и на всех сынов Израилевых. Избавиться от него можно было только, покарав виновного.


7:26 "Набросали... большую груду камней" - так хоронили преступников (ср Ис Нав 8:29; 2 Цар 18:17; Ис Нав 10:27).


8:18 "Простер копье" - это не просто воинский сигнал, а жест, совершенный по повелению Божию и поэтому действенный, как и жест Моисея (Исх 17:9, Исх 17:11).


8:30-35 Торжественное возобновление Союза-Завета, заповеданное Моисеем (см Втор 27:11сл), совершается у гор Гевал и Гаризим, около Сихема. О взятии Сихема предание умалчивает. Возможно, что жители его добровольно открыли ворота Иисусу Навину и приняли Завет.


"Гаризим" - впоследствии на этой горе воздвигается храм раскольниками-самарянами. Позже его оскверняет Антиох Епифан (2 Макк 6:2; ср 2 Макк 5:23). Иисус упоминает об этом культе в Ин 4:21.


9:9-13 Жители Гаваона, узнав, что израильтяне не заключили союз с хананеями, хитростью добиваются вступления с ними в союз. При этом они говорят о своем благоговении перед Богом Израиля. По данным археологии Гаваон был богатым торговым городом и разрушению не подвергся.


9:27 Жители Гаваона остаются на положении вассалов Израиля "до сего дня", т.е. до начала ранней царской эпохи, когда возникло предание (ср 2 Цар 21). Впоследствии они смешались с израильским населением.


10 В этих главах завоевание Земли Обетованной дано в стилизованном виде: Иисус Навин, находясь во главе всех колен Израилевых, в результате двух экспедиций покоряет весь юг и север Палестины. Другие же главы этой книги свидетельствуют о более медленном и трудном ходе завоевания (см напр Ис Нав 13:1-6; Ис Нав 14:6-13; Ис Нав 15:13-19; Ис Нав 17:12 Ис Нав 17:16и кн Суд 1) и о независимых действиях колен Израилевых.


10:10-11 "Аморреи", спасаясь от войск Иисуса, отступили на запад через единственный возможный проход, где их застиг сильный град (таков перевод LXX и указание Сир 46:7).


10:12-14 Здесь приводится цитата из утерянного сборника древнего эпоса- "Книга Праведного" или по другим переводам "Книга Песен". Не будем искать объяснения этих явлений в астрономии или астральных культах: здесь, как и в песнях Моисея (Исх 15) и Деворы ("Звезды сражались с неба" - Суд 5:20), факт сверхъестественной помощи Израилю свыше получил свое поэтическое отображение.


10:31-39 В этих стт Иисусу Навину приписывается завоевание южного Хеврона и Давира; согласно же Ис Нав 15:13-17и Суд 1:10-15оно совершается Халевом. Города Ливна, Лахис и Еглон, ставшие израильскими гораздо позже, по свидетельству археологов были разрушены и преданы огню. Раскопки обнаружили в них остатки храмов, но идолов там не нашли. Очевидно они были разбиты или переплавлены.


11:7-11 Согласно данным археологии, Асор был захвачен и разрушен, но часть населения в нем осталась. Позднее Асор вновь возобновил войну с израильтянами (см Суд 4:2). Среди развалин Асора были найдены обширные конюшни, что совпадает с указанием библейского предания о коннице Асора (ст Ис Нав 11:9).


11:22 Газа, Геф и Азот - города, впоследствии занятые филистимлянами, остались в руках хананеев. Кроме них не были захвачены Аскалон, Екрон, Авва, Иерусалим, Бефсан, Фаанах, Ивлеам, Мегиддон, Газер. Вефсамис и Давир хананеи вскоре вновь вернули себе. Таким образом, завоевание Ханаана ни в коей мере нельзя было считать полным.


Кн Иисуса Навина в евр. тексте называется книгой «Иошуа», по имени центральной фигуры повествования. Иошуа (греч. ‘Ιησου̃ς) означает Ягве-спасение. Это имя, родственное по смыслу именам «Осия» и «Исайя», носило несколько ВЗ-ных лиц. По повелению Божию оно было дано и Тому, Кто явился истинным Спасителем мира (Лк 1:31).

При чтении кн Ис Нав следует иметь в виду три важнейших ее аспекта.

1. Книга была написана, по мнению многих западных библеистов, в эпоху плена — эпоху покаяния. В ней утверждается, что контакты с язычниками и измена вере были главной причиной всех бедствий народа и его изгнания. Поэтому сказания о переселении в Ханаан даны в рамках определенной богословской схемы, но историческая достоверность главных описываемых в ней событий подтверждается данными археологии. Израильтяне представлены непримиримыми врагами язычества. Они не вступают в союзы с хананеями, а изгоняют их из городов, другие же города предают заклятию. Они шествуют по стране под покровительством Ягве, Который предрешил участь нечестивых хананеев. Завоевав Землю Обетованную, Иисус Новин разделяет ее на уделы по числу колен Израилевых. Одноко все это не столько отражение действительной истории, сколько идеальная картина, назначение которой — показать далеким потомкам завоевателей, что Бог был с ними, пока они строго блюли свою веру и не вступали в связь с язычниками.

В действительности же переселение в Ханаан происходило постепенно и не имело характера единой военной кампании. Иисус покорил несколько областей и городов, но распределение территории осуществлялось уже не им. В целом, Ханаан остался страной со смешанным израильско-ханаанским населением. Достаточно сказать, что Иерусалим находился в руках хананеев вплоть до времен Давида. Частые отпадения израильтян в язычество едва были бы возможны, если бы они являлись единственными обитателями Палестины. А отпадения эти происходили постоянно до самого плена (6 в. до Р.Х.). В свете Писаний пророков и НЗ грозная непримиримость Иисуса Навина к иноверцам получает чисто духовный смысл. Нравственный уровень людей того времени нельзя отождествлять с пророческой и тем более НЗ-ной этикой. Поэтому многие рассказы книг отражают представления полудиких кочевников, в сознании которых едва лишь забрезжили простейшие нравственные и религиозные понятия.

2. Некоторые элементы этой книги представляют собой, по всей вероятности, записи устных преданий героического эпоса (записаны они возможно еще между 11 и 10 вв). В них, несомненно, зафиксирован ряд верных воспоминаний об основных событиях времен Иисуса Навина, что подтверждают археологические раскопки в Палестине (название «Палестина» происходит от «пелесет», филистимлян, живших на западном побережьи страны).

3. Религиозный смысл книги сводится к следующему: дар Божий не легко получить, оставаясь пассивным. Чтобы овладеть Землей Обетованной, Израиль допжен был собрать все свои силы и одолеть стоящие на пути препятствия. Это призыв к активности, без которой дар Божий остается недосягаемым. То же самое мы видели в истории борьбы Иакова с ангелом (Быт 32). Знамения, явившиеся во время вступления в Ханаан, символизируют небесную помощь тем, кто борется. Овладение землей есть прообраз вхождения в Царство Божие, которое требует усилий (Мф 11:12).

Книга Иисуса Навина делится на три части: а) завоевание Земли Обетованной (Ис Нав 1-12); б) распределение территории между коленами (Ис Нав 13-21); в) конец жизненного пути Иисуса Навина, в частности его последняя речь и собрание в Сихеме (Ис Нав 22-24). Девтерономической традиции вероятно принадлежат ретушь некоторых подробностей: (Ис Нав 1, Ис Нав 8, Ис Нав 10-12, Ис Нав 22, Ис Нав 23) и новая редакция гл. 24. Сохранение этой ретушированной главы, наряду с главой 23-й, испытавшей ее влияние, но написанной другим лицом, указывает на две последовательные редакции книги.

Завоевание всей Земли Обетованной представлено как результат совместных действий колен. Кн Судей (Суд 1) рисует несколько другую картину: в ней показано, как каждое колено самостоятельно боролось за свою территорию и нередко терпело неудачи; это предание иудейского происхождения, некоторые элементы которого встречаются среди географических сведений, данных в кн Ис Нав (Ис Нав 13:1-6; Ис Нав 14:6-15; Ис Нав 15:13-19; Ис Нав 17:12-18). Исходными пунктами завоевания юга Палестины были, по-видимому, Кадес и Негев, и осуществлялось оно главным образом отдельными группами, которые только постепенно включались в колено Иудино: потомками Халева, Кенеянами и сынами колена Симеонова. Центральная Палестина была завоевана группами, перешедшими Иордан под руководством Иисуса Навина и состоявшими из членов колен Ефремова-Манассиина и Вениаминова, тогда как утверждение на севере происходило медленнее. Освоение различных областей осуществлялось посредством завоевания или мирного проникновения или заключения союзов с тогдашними владельцами страны. Историческая роль Иисуса Навина в занятии Палестины с момента перехода через Иордан до собрания в Сихеме не подвергается сомнению. Принимая 1250 г за приблизительную дату Исхода, можно наметить следующую хронологию: вступление южных групп около 1250 г, занятие центральной Палестины группами, пришедшими из-за Иордана — начиная с 1225 г, экспансия северных групп около 1200 г до Р.Х.

Отцы Церкви видели в Иисусе Навиие прообраз Иисуса Христа: он носит то же спасительное имя; он ведет народ Божий через Иордан в Землю Обетованную, подобно тому как Христос вводит крещеных во имя Его в Царствие Божие; завоевание же и распределение территории были для них прообразами побед и распространения Церкви.

В перспективе ВЗ центральной темой книги является сама земля ханаанская: народ, нашедший в пустыне Бога, теперь получает от него землю. За израильтян сражается Сам Ягве (Ис Нав 23:3-10 и Ис Нав 24:11-12) и дает им в наследие страну, которую обещал их отцам (Ис Нав 23:5-11).

В еврейской Библии исторические книги (Иисуса Навина, Судей и Царств) называются «Небиии ришоним». т.е. «Ранние пророки», в противоположность «Поздним пророкам»: Исайе, Иеремии, Иезёкиилю, Даниилу и двенадцати «малым пророкам». Предание приписывало их составление пророкам: Иисусу Навину, Самуилу и Иеремии. Уже само название этих книг свидетельствует о том, что составители не являются историками в древнем и, тем более, современном смысле слова. Они — глашатаи Слова Божия, избравшие главной темой своих книг отношение Израиля с Ягве, его верность или неверность — неверность в особенности — Богу Завета. Приводя примеры из прошлого, они излагают религиозное учение, выступают как пророки и наставники народа. Их интересуют не столько минувшие события, сколько уроки, которые можно из них извлечь.

Однако назидательный характер «Ранних пророков» не лишает их повествование исторической ценности. Составители этих книг опираются на обширный материал первостепенной важности и значения. Это не только устные рассказы и древний эпос, но и биографии великих людей Израиля, написанные вскоре после их кончины, а также государственные летописи Израильского и Иудейского царств, на которые свящ. писатели часто ссылаются (2S 1:18; 1R 11:41; 1R 14:19; ср 2Ch 27:7).

Исторические книги составляют одно целое, завершенное не ранее 562 г до Р.Х. (2R 25:27). В Библии они следуют непосредственно за Пятикнижием: в конце кн Втор Иисус Навин указан как преемник Моисея, а события кн Ис Нав начинаются как раз на другой день после смерти законодателя Израиля.

Духовный смысл сборника можно кратко сформулировать следующим образом: Ягве, положив начало существованию Своего народа, ведет его по пути восхождения к тому времени, когда Он окончательно воцарится в мире (Царство Божие). Для этого Он отдает Израилю Землю Обетованную, поставляет Давида монархом и обещает его потомку вечную власть в эсхатологическом Царстве. Но в то же время составители исторических книг сурово и беспощадно обличают народ Божий за его неверность Завету. Эта неверность является прямой причиной тех бедствий, которые обрушиваются на Израиль. Таким образом история превращается в урок и предупреждение. Она содержит призыв к покаянию, который с особой силой прозвучал в эпоху плена Вавилонского.

Второзаконие исторически обосновало учение об избранности Израиля и определило вытекающее отсюда его теократическое устройство; вслед затем кн Ис Нав рассказывает о поселении избранного народа в Обетованной Земле, кн Судей излагает чередование отступничеств и помилований, 1 и 2 кн Царств повествуют о кризисе, приведшем к установлению царской власти и подвергшем опасности теократический идеал, который затем осуществляется при Давиде; 3 и 4 кн Царств описывают упадок, начавшийся при Соломоне: несмотря на благочестие некоторых царей, произошел целый ряд отступничеств, за которые Бог покарал Свой народ.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

1:1-9 Книга Иисуса Навина начинается непосредственным откровением ему Господа, как назначенному уже Моисеем его преемнику (Чис 27:15-23). Перед самым выступлением на поприще деятельности он удостаивается особого откровения для того, чтобы побудить его к выполнению возложенного на него великого дела в обетованием божественной помощи укрепить его мужество. Это откровение особенно нужно было в начале трудного дела, вызывающем обыкновенно колебания и нерешительность. Такого откровения не могло заменить откровение через первосвященнический Урим, на который указал Моисей Иисусу Навину (Чис 27:21), так как через последний получался только краткий ответ на предлагавшийся вопрос при трудных обстоятельствах ( 1 Цар 23:11; 30:8 ). С таким вопросом Иисус Навин не обращался к Господу, как знавший Его волю о своем назначении и предстоявшем деле. Непосредственное откровение ему Господа свидетельствовало также о том, что он, заступивши место Моисея по предводительству народом, имеет непосредственную близость к Богу.


1:1  По смерти Моисея, т. е. по прошествии тридцатидневного оплакивания его народом (Втор 34:8).


Раба Господня: это — почетный титул (или прозвище) Моисея, указывающий на полную преданность и верность его Господу, а вместе с этим и на особую близость Господа к нему. Он употреблен в Чис 12:7; Втор 34:5; 3 Цар 8:56; Пс 104:26 и др.).


Иисус сын Навина — один из главных или князей Ефремова колена (Чис 13:3,4,9) — назван служителем Моисея для указания на особую его близость к нему и преданность. Еврейский глагол «служить» (шарат), от которого происходит слово служитель (мешарет), употребляется для обозначения не подневольного, а добровольного служения и в частности — служения Господу (1 Цар 2:11 и др. места).


1:4 Границы страны, которую имели занять израильтяне, определены здесь сходно с тем, как они указаны во Втор 11:24: южной границей служит Аравийская пустыня, северной — Ливанские горы, восточной — река Евфрат и западной — великое море, называемое ныне Средиземным. Присоединенное к названию Ливана слово «сей» показывает, что с того места, на котором последовало откровение, видна была эта гора1Стан израильтян перед переходом через Иордан расположен был на Моавитской равнине (Втор 34:1-3). Вблизи этого места возвышается гора Нево, с вершины которой Моисей видел все протяжение Ханаанской земли, которую и в настоящее время видят путешественники, сообщающие при этом, что с этой горы можно видеть самую высокую вершину Ливана (Христ. Чт. 1886, май-июнь, с. 779).. Кроме границ указана и определяемая ими страна, названная землею Хеттеев, одного из сильных племен, живших в Ханаане, имя которого ставится нередко на первом месте (Втор 7:1; Нав 9:1 и др. места). Соответствующее этому названию в славянской Библии выражение: всю землю Ефеоню обязано своим происхождением тому, что оно заимствовано из Комплютенской Полиглотты (где читается πα̃σαν γη̃ν ’Εθαίων), а заимствование это из указанного издания вызвано тем, что в большинстве древнейших греческих списков, не исключая и Александрийского,2В Москов. греч. Библии 1821 г. слова: πα̃σαν γη̃ν ’Εθαίων читаются в данном месте, между тем они отсутствуют в Александрийском списке. слов еврейского текста: всю землю Хеттеев не находится; в настоящее время из древних списков известен только Амвросианский, IV-V в., в котором читаются эти слова. Заботясь о полноте славянского текста, наши справщики воспользовались Комплютенским изданием и взяли из него указанное выражение; вследствие этого название хеттеев явилось в необычном начертании, не соответствующем тому, как называется этот народ в других местах славянской Библии, например Быт 10:15 и мн. др. и в частности в кн. Иисуса Навина ( 9:1; 12:8 ).


1:5 Соответствует сказанному во Втор 11:25 и 31:8.


1:6-9 Божественное обетование всесильной помощи не исключает, а усиленно включает и требует подъема и напряжения собственных сил того, кому дается это обетование, как на это ясно указывает троекратное повторение: будь тверд и мужественен. Требуемая твердость и неустрашимость при занятии даруемой израильтянам земли не должна, однако, проявляться в действиях произвольных, беззаконных; напротив, эта мужественная деятельность израильского вождя должна быть строго согласуема с данным законом, которым неуклонно он должен руководиться и повеления которого должны быть постоянно у него не только на устах, но и в душе, — должны быть предметом его размышления (поучайся, или сообразно со значением употребленного здесь еврейского глагола, — гагита, «размышляй»), направленных при этом и тому, чтобы в точности исполнить все, что написано в книге закона. Только при выполнении этого условия твердость и мужество вождя израильского народа увенчаются благословенным успехом.


1:10-2 Вследствие божественного повеления о переходе через Иордан, Иисус Навин делает три распоряжения, выполнение которых должно служить приготовлением успешному выполнению высшей воли.


1:10-11 Первое из них состояло в том, чтобы надзиратели народа, или, по слав. Библии, книгочии, т. е. писцы, исполнявшие обязанности нынешней полиции3Относительно названия израильских писцов см., между прочим, в сочин. Ф. Елеонского «История израильского народа в Египте", с. 112-114., объявили народу о предстоящем переходе за Иордан спустя три дня4Или по буквальному переводу с еврейского: «в продолжение трех дней», что более соответствует и греко-славянскому переводу: ἔτι τρει̃ς ἡμέραι = еще три дня. и заготовлении пищи для пути. Под пищей, или брашном, разумеются обыкновенные съестные припасы (Быт 42:25). Если ниспослание манны еще не прекратилось в это время (Нав 5:12), то она при предстоявшем переходе не могла служить достаточным питательным средством, так как собирание ее не могло быть производимо во время путешествия к Иордану и переходе через последний, а заготовлять манну на несколько дней вперед было бесполезно (Исх 16:20).


1:12-18 Второй приготовительной мерой было напоминание словами Моисея коленам: Рувимову, Гадову и половине Манассиина, получившим в наследство восточно-иорданскую область, об условии, с каким она была им дана (Втор 3:18-20; Чис 32:29-30). Выслушав это напоминание, представители колен выразили полную готовность повиноваться во всем преемнику Моисея, как повиновались ему, и наказывать смертью того, кто не оказал бы такого повиновения.


1:14  За Иорданом, в слав. Библии: у Иордана, об ону страну, страну Иордана (ст. 15). В еврейском тексте этому соответствует: «беэвер гаийрден», которое у LXX-ти переведено: πέραν του̃ ’Ιορδάνου: εἰς τὸ πέραν του̃ ’Ιορδάνου (ст. 15), что значит «по ту сторону Иордана». В таком смысле приведенное еврейское выражение понимается многими христианскими библеистами. Рассмотрение места Пятикнижия и других ветхозаветных книг, в которых употреблено это выражение, показывает, однако, что оно употреблялось для обозначения как восточно-иорданской страны, так и западно-иорданской, т. е. употреблялось в значении, как «по ту сторону», так и «по сю сторону», причем то или другое его значение определяется по тем историческим и географическим указаниям, какие находятся в самом содержании мест библейского текста, в которых употреблено это выражение. Правильность такого понимания еврейского выражения видна из Чис 32:19, а равно из Нав 12:1, где «беэвер гаийарден» с дополнением: к востоку солнца употреблено о восточно-иорданской стране в значении «по ту сторону Иордана», а в 7-м ст. той же главы с дополнением: к западу — о западно-иорданской стране в значении «по сю сторону Иордана"5Обстоятельное рассмотрение других мест библейского текста, в которых употреблено данное спорное относительно точного своего смысла выражение, см. Христ. Чт. 1873, ч. 2, с. 693-730 или в отдельном издании: Разбор мнений современной отрицательной критики о времени написания Пятикнижия. Вып. I, 133-171.. В ст. 14 и 15 данной главы кн. Иисуса Навина это выражение употреблено для обозначения восточно-иорданской страны, в которой два с половиною израильских колена получили свой удел, причем наиболее сообразным, устраняющим недоумение, является здесь перевод: за Иорданом. Употребление этого выражения о восточно-иорданской стране в устах Иисуса Навина, когда он находился в этой стране, тем более понятно, что его книга написана в то время, когда большая половина израильского народа уже несколько десятилетий жила в западно-иорданской стране и обозначение восточной ее половины, как заиорданской страны, вошло в употребление, хотя это не сделалось исключительным термином, как на это последнее указывает сделанное к этому обозначение в ст. 15 дополнение: к востоку солнца. Выражение: все могущие сражаться или всяк крепок по слав. Библии употреблено в том вообще смысле, что 2½ колена должны послать возможно большее количество своих воинов своим соплеменникам для предстоящего завоевания, а не в том тесном смысле, что все могущие сражаться должны идти в поход. Такое ограничение слова все видно из того, что, по 4:13, из Рувимова, Гадова и половины Манассиина колена вооруженных людей перешло через Иордан только около 40 000, между тем как в этих коленах мужчин от 20 лет и выше находилось около 110 тысяч (Чис 26:7,18,34).


1:15  (Бог ваш). Как здесь, так и в других местах русского перевода слова, поставленные в скобках, заимствованы из славянской Библии. В последнюю приведенные слова, не находящиеся в еврейском тексте, заимствованы, вероятно, из Комплютенской Полиглотты или Альдинской Библии, где, как и в Амвросианском списке, читается: ὁ θεὸς ὑμω̃ν, между тем как в Ватиканском и других древнейших списках, равно как в Сикстинском издании, читается: ὁ θεὸς ἡμω̃ν = Бог наш. Славяно-русский перевод данного выражения является более сообразным, так как в дальнейших словах этого стиха и в еврейском тексте употреблены те же слова: Бог ваш, дословно (через ὁ Θεὸς ἡμω̃ν) переданные в Александрийском списке и Комплютенской Полиглотте, между тем как в Ватиканском списке и Сикстинском издании ваш заменено словом: ἡμω̃ν — «наш». Угроза смертью за неисполнение распоряжений Иисуса Навина выражена согласно с Втор 12:12: кто не послушает священника или судьи, тот должен умереть.


2:1 Третья по порядку библейской речи приготовительная мера состояла в тайном посольстве из Ситтима, где находился в то время стан израильтян (Чис 25:1; 33:49), двух соглядатаев для осмотра Иерихона и окружающей его местности. Когда посланы соглядатаи, в тот ли день, в который объявлено о переходе через Иордан, не сказано. Они отправлены не по божественному повелению и не с ведома народа, как прежде (Чис 13), а тайно из опасения, как нужно думать, тяжелых последствий, которыми сопровождалось прежнее посольство соглядатаев (Чис 14). Слова (два юноши) читаются только в греческом переводе LXX-ти, хотя в некоторых древних его списках (Амвросианском) вместо νεανίσκους читается ἄνδρες = «мужи», как обыкновенно называются эти соглядатаи в настоящей главе по еврейскому тексту и переводу блаж. Иеронима. Тогда как имена соглядатаев не названы в библейском тексте, сохранено имя грешницы-иерихонянки, в доме которой они остановились. Слова и остались ночевать представляют перевод еврейского глагола ишкеву, который употребляется обыкновенно в значении «опускаться, ложиться, успокаиваться». Из значений этого глагола, наиболее соответствующих содержанию данного места, является коренное его значение: «опускаться, останавливаться», ввиду цели путешествия двух мужей как соглядатаев; им нужен был не ночлег и даже не отдых после 5-6 часового — приблизительно — пути1От Ситтима до Иордана считается 2½ ч. пути (К. Raumer. Palästina. 1860, с. 266); от Иордана до Иерихона 2 ч. (там же, 206); переправа через разлившийся в то время Иордан, конечно, вплавь около 1 часа., а приют в Иерихоне, из которого они могли бы делать свои наблюдения над его состоянием и настроением его жителей. В значении «остановились» поняли указанное еврейское слово и греческие переводчики, передавшие его через κατέλυσαν2Так читается в Ватиканском, Александрийском и др. древн. списках, а также в Лукиановских. Вместо κατέλυσαν читается κατέπαυσαν — «отдыхали» в Оксфордском списке и Альдинской Библии. — виташа по славянской Библии, т. е. нашли себе на время приют; у блаж. Иеронима оно переведено quieverunt — «успокоились». Почему они этот приют нашли в доме Раави, предположительно объясняется тем, что, находясь в нем, они надеялись всего менее возбудить своим приходом подозрения; а место жительства Раави около городской стены, о чем соглядатаи могли узнать раньше, или, как предполагают некоторые (Cook [Кук]. Commentary. II, 20), от нее самой, встретив ее за городом, делало ее дом наиболее пригодным для наблюдения над состоянием городской стены и обозрения окрестностей. Как бы то ни было, сделанный соглядатаями выбор места для остановки в Иерихоне оказался, не без соизволения божественной воли, вполне целесообразным: они узнали в доме Раави то, что было им нужно.


2:2 Надежда соглядатаев избежать подозрений и преследований не оправдалась, однако. Приход их был замечен и сделался известен иерихонскому царю. В эту ночь — согласно с еврейским текстом и некоторыми из древних списков LXX-ти (Амвросианским и Оксфордским), хотя в Ватиканском, Александрийском3Читаемые здесь в Московской греческой Библии слова τὴν νύκτα не находятся в Александрийском списке. и многих других списках эти слова отсутствуют, почему в славянской Библии они поставлены в скобках. Ими показывается, что известие о приходе каких-то людей из сынов израильских дошло до иерихонского царя спустя уже некоторое время после их прихода, при наступлении ночи.


2:3 От Раави потребована была выдача пришельцев, как людей опасных, пришедших высмотреть всю землю, для удачного нападения на нее. Слово всю, не читаемое здесь в большинстве списков греческого перевода и в славянской Библии, но читается в еврейском тексте и в некоторых греческих списках. Иерихонский царь, очевидно, осведомлен был о намерении израильтян завоевать Ханаан и потому увидел в пришельцах именно соглядатаев, которые прострут свои разведки и на другие ханаанские города, почему посланные от царя и приписывают пришельцам намерение высмотреть всю землю. Поставленное здесь в скобках ночью читается во многих списках греческого перевода и согласно с ними в славянской Библии, но отсутствует в еврейском тексте, и настаивать на внесении его в текст нет побуждений, так как указание на ночь в деле выдачи пришельцев не могло иметь особого значения; это ночью перенесено, вероятно, из 2-го стиха.


2:4-6 Зная крайне тревожное настроение своего правительства, Раавь предвидела это требование о выдаче пришельцев и наперед решила их не выдавать, а потому приняла меры к тому, чтобы укрыть их в своем доме. Посланным же от царя она дала ложное показание, сказав, что не знает, из какой страны и от народа происходят бывшие у нее пришельцы, и что они уже ушли из ее дома перед сумерками, когда надлежало закрывать ворота.


Не произнося суждения о поступке и показании Раави, библейский повествователь дальнейшим изложением ее слое и действий открывает возможность понять побуждения, по которым она действовала так, а вместе с тем и оценить ее поступок.


В снопах льна: в еврейском тексте «бепиште га эц» = по буквальному переводу «в льняной древесине» или «льняных стеблях»; у LXX-ти: λινοκαλάμη̨ — в паздере лняне в славянской Библии, у Иеронима: stipula lini = «льняная солома», т. е. в стеблях льна, только что снятого с поля и еще не мятого, волокно которого не отделено от древесины. На то, что лен был связан в снопы, ни в тексте, ни в переводах нет указания. В Иерихонской долине благодаря тропическому климату лен, как и другие хлебные растения, созревает в марте — апреле и достигает в вышину более 3-х футов, а по толщине подобен тростнику; стебли у льна высушиваются в Сирии и Египте и в настоящее время на плоских кровлях домов4 Н. В. Tristram. The Natural History of the Bible. 1880, XII, 445-446; Cook. Commentary. II, 20.. Ряды такого длинного льна, похожего на тростник, разложенные на кровле, могли действительно служить хорошим укрытием для соглядатаев.


2:7 Как в еврейском тексте, так и в греческом переводе LXX-ти, этот стих начинается словами «а те люди»; слово посланные представляет вольную передачу, внушенную, по всей вероятности, переводом блаж. Иеронима: qui missi fuerant.


До самой переправы, буквально с еврейского: «на переправу», у LXX-ти: ἐπὶ τὰς διαβάσεις = к преходом в славянской Библии. Имеется в виду известное в древности место переправы через Иордан, вблизи Иерихона (Суд 3:28; 2 Цар 19:17), при обыкновенном низком уровне в нем воды.


2:8-11 Когда удалились посланные от царя, Раавь взошла на кровлю к соглядатаям и высказала им побуждение, по которому она не выдала их. Она оказала им милость по тому убеждению, что Господь, Которому они поклоняются, отдаст им Ханаанскую землю. Начало этого она уже видит в необычайном страхе и унынии, овладевшими жителями этой земли. В состоянии такого же страха и под влиянием веры в то, что Господь есть Бог неба и земли, Которому никто безнаказанно не может противиться, она решилась скорее оказать им милость, чем выдать их и через это последнее избегнуть лжи и измены отечественному городу. Последнего Раавь не досказала; может быть, этого ясно и не сознавала, но тем не менее она дала ложное показание посланным от царя, сделала, следовательно, грех, который не навлек на нее осуждения, потому что прощен за ее веру, хотя и несовершенную, но живую и деятельную, которую она проявила в спасении иноплеменников, не без опасности для себя (в случае успешного обыска) и которою она оправдана Богом (Иак 2:25; Евр 11:31); ее вера имеет тем большую цену, что возникла из тех же известий, которые в других произвели только страх.


2:9-11  Господь отдал. Слову Господь в еврейском тексте соответствует «Иегова» или «Иагвэ», как, вероятно, произносилось в древности евреями это божественное имя. Это имя Раавь узнала, конечно, вместе с известиями о делах Его всемогущества, возбудивших в ней веру в Его.


Землю сию: слово сию, поставлено в славянской Библии в скобках, служит передачей определительного члена, с которым поставлено здесь слово «земля» в еврейском тексте и греческом переводе. (Бог) после Господь не читается в еврейском тексте и прибавлено на основании греко-славянского перевода.


Слова (из нас) не находят себе соответствия в Александрийском и некоторых других греческих списках.


Исповедание веры Раави: Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу имеет несомненное сходство с тем, какое внушал израильскому народу Моисей (Втор 4:39), но далеко не полное: в словах Бог на небе Элохим читается без определительного члена, с которым поставлено это божественное имя во Второзаконии (га-элогим) и которым показывается, что обозначаемый им Бог есть Бог в собственном смысле или единственный. Отсутствуют в исповедании Раави и слова, читаемые в указанном месте Второзакония: нет еще, исключающие мысль о бытии другого Бога, кроме Бога Израилева. Это сравнение того и другого исповеданий показывает, что Раавь, хотя высоко поднялась в своей вере над соплеменниками, уверовавши в Бога Израилева, как действительного Бога, не достигла еще, однако, в то время совершенной веры в то, что Он единственный Бог.


2:12-14 Раавь, высказав побуждение, по которому она оказала милость пришельцам, со своей стороны просит их не отказать в милости и ей вместе со всеми близкими ее родными, при завоевании Иерихона, о котором она даже не упоминает, как о деле решенном, и требует, чтобы они подтвердили свое обещание клятвой именем Господа и дали верный знак исполнения клятвы. По чувству благодарности и искреннему желанию оказать милость за сделанное добро, соглядатаи дают клятву; но исполнение ее обусловливают тем, чтобы приход их в Иерихон остался неизвестным никому из посторонних. Слова верный знак или «знамение истинно» (славянская Библия) читаются в еврейском тексте некоторых списках греческого перевода, латинского переводе и Комплютенской Полиглотте, но отсутствуют в Ватиканском, Александрийском и некоторых других списках. Под верным знаком, или, буквально с еврейского «знаком истины», разумеется предмет, удостоверяющий в исполнении клятвы. Таким предметом и послужила указанная в ст. 18 червленая вервь.


Душа наша вместо вас да будет предана смерти, или душа наша вместо вас на смерть. Этот второй, славянский перевод, служащий дословной передачей как греческого, так и еврейского текста, является наиболее сильным и выразительным по своей краткости, которою отличается обыкновенно клятва. В этих словах клятвы не призывается, конечно, имя Божие, но они, необходимо думать, не составляют всего, что сказали соглядатаи, давая Раави клятву. Полагать, что они исполнили ее просьбу — поклясться Господом, — заставляет существование у израильтян понятия о клятве как именно о клятве Господней (Исх 22:11; 2 Цар 21:7), а также то, что клятва соглядатаев, как показывает точное ее исполнение (6:2,21), признавалась вполне обязательной, какой была клятва Господня. Объяснять отсутствие имени Божия в клятве соглядатаев неполнотой сведений о ее содержании со стороны библейского писателя располагает и то, что когда он говорит о клятве, данной послам гаваонским, то не указывает также на то, что начальники израильтян запечатлели ее именем Господним (9:15), хотя эта клятва, как видно из дальнейшего повествования (ст. 18), была клятвой Господней.


Множественное число глагола если не откроете по нынешнему еврейскому тексту, в некоторых греческих списках и латинском переводе, с которыми согласуется славянская Библия (аще не объявиши), заменяется единственным числом; это последнее является наиболее сообразным в данном месте ввиду того, что слова соглядатаев обращены к одной Раави и на присутствие других членов ее семейства при разговоре не указывается в тексте; в единственном также числе выражено это условие по евр. тексту в 20-м ст.: если же откроешь. Заслуживает при этом внимания еще та особенность, что в Ватиканском, Александрийском и некоторых других греческих списках вместо слов соглядатаев: если не откроете сего дела и далее до конца стиха передаются слова Раави: καὶ αὐτὴ εἰ̃πεν ‘Ως ἂν παραδω̨̃ Κύριος ὑμι̃ν τὴν πόλιν, ποιήσετε εἰς ἐμὲ ἔλεος καὶ ἀλήθειαν = она же рече: и будет егда предаст Господь вам град (сей), сотворите мне милость и истину (славянская Библия). Этот древний греческий перевод, принадлежащий LXX-ти (см. Field. Origenis Hexaplorum), в древнее время не был признан за точную передачу подлинника, почему и заменен был, как показывают другие греческие списки (№№ X, XI, 85), иным переводом, согласным с нынешним еврейским текстом. Правильность греческого перевода, представляемого этими последними списками, свидетельствуется переводом блаж. Иеронима, согласным с нынешним еврейским текстом и с греческим переводом последних списков5Латинский перевод данного места: Cum que tradiderit nobis Dominus terram, faciemus in te misericordiam et veritatem = «и когда предаст нам Господь землю, окажем тебе милосердие и истину»..


2:15-16 Раавь удовлетворилась клятвой соглядатаев и пустила их, спустив по веревке через окно своего дома, выходившее за городскою стену, которая, вероятно, служила вместе с тем и задней стеной самого дома. При этом она дала им совет идти в гору и скрываться там три дня.


2:17-20 Оставляя дом Раави, соглядатаи в кратких, несколько отрывочных словах, сообразно с душевным своим состоянием, высказали снова условия, которые она должна выполнить для того, чтобы их клятва сохранила полную свою силу. Во-первых, они указали Раави тот видимый знак, которого она просила. В нынешнем еврейском тексте 18-го ст. слова «знак» нет, но оно читается в греческом переводе: θήσεις τὸ σημει̃ον — поставиши знамение (славянская Библия), равно как в латинском, на основании чего это слово могло бы быть привнесено в русский перевод, равно как и местоимение «сей», читаемое здесь в еврейском тексте, греческом и латинском переводах и относящееся к «червленой верви». Последняя указана соглядатаями ближайшим образом потому, что она по ярко-красному цвету могла служить наиболее заметным отличительным знаком для дома Раави. Но вместе с этим выбор ее зависел и от того, что червленая нить по ветхозаветным обрядовым установлениям принадлежала к символам очищения от проказы (Лев 14:4,6,52) и прикосновения к мертвому телу (Чис 19:6,13), вообще к символам спасения. С этой стороны червленая вервь, отличавшая от других дом Раави, указывала на даруемое ей спасение, а вместе с тем служила прообразом будущего спасения язычников. По словам блаж. Феодорита, «как Иисусом Навином посланные соглядатаи спасли уверовавшую блудницу, знамением спасения дав ей вервь червлену, так апостолы Спасителя нашего древнюю блудницу, различным идолам преданную церковь, отвлекли от прежнего непотребства и сподобили вечных благ, не червленую ветвь употребив знамением, но даровав ей спасение всесвятою кровию» (Творения блаж. Феодорита. Т. I, с. 272.). Два другие условия сохранения Раави и ее семейства состояли в том, чтобы все принадлежащие к последнему во время взятия города находились в ее доме и чтобы она никому не рассказывала об этом деле.


2:17  Если не сделаешь так: это выражение прибавлено для устранения неясности библейского текста вследствие его краткости. Несмотря на это, в других древних и новых переводах нет подобного прибавления.


2:20 Слова (будем от сей клятвы твоей) привнесены из славянской Библии, согласно с переводом LXX-ти: τω̨̃ ὅρκω̨ σου τούτω̨.


Дальнейшие слова (кто нас обидит или) прибавлены также из славянской Библии согласно с большинством греческих списков: ἐὰν δέ τις ἡμα̃ς ἀδικήση̨: в Гекзаплах Оригена эти слова были отмечены, как излишние против еврейского текста (Филд).


3  Гл. 3-4. Они содержат изображение одного события, ознаменованного чудесным проявлением божественного всемогущества. Сообразно с важностью события, библейский повествователь излагает его с особенной обстоятельностью и по особому плану. После указания предварительных распоряжений, касавшихся всего народа и в частности священников (3:2-6), священный писатель последовательно изображает три особые явления, которыми ознаменовался переход израильтян через Иордан. Первое относится к началу события (3:7-17), второе совершилось после перехода через Иордан народа (4:1-14), третьим ознаменовался конец события (4:15-24). Изображение каждого из этих знаменательных явлений начинается изложением божественного повеления (3:7-8; 4:1-3,15-16), зачем следует передача последнего народу (3:9-13; 4:4-7,17) и его исполнение (3:14-17; 4:8-14; 18-20), служащее вместе с тем повествованием о том, как совершилось самое событие. Заключением всего повествования служит данное самим Иисусом Навином объяснение цели, с какой увековечивается это событие, как имеющее высокую важность и для израильского народа и всех народов земли (4:21-24). Вследствие такого раздельного изложения явлений, которыми ознаменован был переход через Иордан, библейское повествование об этом событии, как совершившемся именно при действии божественного всемогущества, отличается особенной полнотой, выразительностью и законченностью и в целом, и в частях. Но вместе с этим в нем находятся и некоторые повторения, происшедшие, можно думать, оттого, что, изображая явления одного события, библейский писатель, вследствие тесной связи одного явления с другим, при изложении предшествующего касается отчасти и того, что относится собственно к последующему (ср. 3:6 с 3:14; 3:12 с 4:2; 4:11 с 4:18).


3:1-6 На другой день после возвращения соглядатаев израильтяне двинулись из Ситтима в направлении к Иордану и на берегу его остановились. В это время окончились те три дня, которые назначены были народу для приготовления его к переходу через Иордан. В это время последовали новые распоряжения относительно порядка шествия и освящения народа.


3:1-2  Ночевали там согласно с первым значением еврейского глагола лин, который употреблялся и в значении «пребывать, оставаться»; в этом втором значении переведен он здесь у LXX-ти (κατέλυσαν) и у блаж. Иеронима (morati sunt), а согласно с этим и в славянской Библии: сташа. Отступать от этого принятого у нас перевода нет особых побуждений. Объяснение через три дня см. в конце главы .


3:3-4 Когда израильский стан расположился на берегу Иордана, последовал новый ряд распоряжений, относящихся к самому переходу через Иордан. Надзирателями было объявлено народу, чтобы он двинулся в путь вслед за ковчегом завета Господня, несомым священниками левитами, в расстоянии не менее 2 000 локтей. Слова Господа Бога вашего составляют передачу еврейского текста и некоторых из греческих списков; славянский перевод: Господа Бога нашего согласуется с большинством греческих списков. (Бог ваш по еврейскому тексту — Элогекем, Бог наш — Элогену). Как в данном месте, так и в других, греческий перевод данного библейского выражения представляет ту особенность, что местоимение «ваш» по еврейскому тексту заменяется в первом местоимением «наш» (8:7; 10:19 и др. места). При суждении о том, которое из этих местоимений было первоначальным в библейском тексте, нужно иметь в виду то, что в кн. Иисуса Навина употреблено в большом числе мест, одинаково по еврейскому тексту и греко-славянскому переводу, божественное имя: Бог ваш (1:11,13,15; 3:9; 4:23; 22:3,4), чем имя Бог наш (22:19,29; 24:17,18,24). Преобладающее употребление первого из этих выражений и точная передача его в большинстве мест по греко-славянскому переводу дают некоторое право смотреть на немногие места греко-славянского перевода, в которых сделано отступление в данном отношении от еврейского текста, как на исключения из общего правила, зависевшие, вероятно, от неясного начертания местоименного окончания. То в частности, что в 3:9, где переданы слова Иисуса Навина, обращенные к народу, употреблено имя Бог ваш, по еврейскому тексту и славянскому переводу, согласно с некоторыми греческими списками и Альдинской Библией, располагает думать, что это же божественное имя читалось в 3:3, где изложены слова надзирателей, обращенные также к народу. Слова (наших и) читаются в древнейших и весьма многих позднейших списках перевода LXX-ти за единичными исключениями, а согласно с этим и в славянской Библии, но не читаются в еврейском тексте, переводе блаж. Иеронима, равно как в Комплютенской Полиглотте. Включение в текст или исключение из него слова наших не изменяет его смысла, так как под священниками (гаккоганим — с определительным членом) разумеются во всяком случае израильские священники из рода Аарона; но привнесенный здесь союз и имеет важное значение для понимания этого места. По еврейскому тексту: когда увидите ковчег... и священников левитов (гаккоганим галевиим), несущих его... Ковчег завета Господня, при переходе через Иордан, несли священники из сынов Левииных (Втор 31:9) или Левиина колена (Втор 10:8). По греко-славянскому переводу ковчег несли и жрецы наши и левиты, не имевшие сана священства. Какой из этих переводов представляет точную передачу первоначального библейского текста, это в достаточной степени выясняется другими местами книги Иисуса Навина. Так, в 3:6, по еврейскому тексту и греко-славянскому переводу одинаково, Иисус Навин говорит священникам, не упоминая о левитах, чтобы они подняли ковчег завета. В 4:9 говорится о месте среди Иордана, на котором стояли ноги священников, несших ковчег завета, без упоминания о левитах. По 4:16-17, Иисус Навин передает божественное повеление священникам, несущим ковчег откровения, чтобы они вышли из Иордана. Совершенное неупоминание в этих местах, изображающих самое совершение перехода через Иордан, о левитах, как участвовавших вместе со священниками в несении ковчега Господня, показывает, что и в 3:3 по первоначальному библейскому тексту говорится только о священниках левитах, а не о священниках и левитах. Правильность этого объяснения видна еще из того, что во Втор 17:18; 24:8 то же еврейское выражение «священники левиты» передано у LXX-ти словами (οἱ ἱερει̃ς οἱ Λευι̃ται) = священники левиты, без союза и. Ввиду этого на греко-славянскую передачу этого выражения в 3:3 и 8:33, где также привнесен в это название ветхозаветных священников союз и, нужно смотреть, как на исключительное явление, свойственное греческому переводчику этой книги1Известно, что греческий перевод LXX-ти в различных книгах Ветхого Завета имеет свои особенности, объясняемые тем, что он сделан был различными лицами. См. Корсунский перевод LXX, с. 56. Книга Иисуса Навина не принадлежит к тем священным книгам, греческий перевод которых отличается точностью и верностью (там же, с. 88)..


3:4 Следуя за ковчегом завета, который был священнейшим местом божественного присутствия (Исх 25:22) и во время странствования от Синая по пустыне шел впереди народа (Чис 10:33), при переходе через Иордан израильтяне должны были не подходить к нему близко, а идти в значительном отдалении от него для того, чтобы ковчег завета, раздвигавший воды Иордана и прокладывавший им путь, постоянно был у них перед глазами и через это делалось для них очевидным совершение чуда, запечатлевался сильнее и неизгладимее необычайный невиданный путь по осушенному руслу реки, только что бывшей перед тем полноводною. Расстояние между ковчегом и народом определено до двух тысяч локтей мерою2Еврейский локоть приблизительно определяется в 483,9 миллиметра (см. например, Schenkel. Bibel-lexicon. Т. IV, 129), что почти соответствует 11 вершкам; при этом 2 000 локтей равняются 450 саженям..


3:5 Как к Богоявлению на Синае Моисей в течение двух дней приготовлял народ через освящение его, состоявшее в омовении одежд и предохранении себя от телесной нечистоты (Исх 19:10,14,15), так и Иисус Навин накануне дня, в который имело совершиться чудесное осушение Иордана, повелевает народу освятиться или очиститься (еврейский глагол кадаш = быть отделенным, святым — употреблен здесь в возвратной форме и значит очищать, освящать себя) через совершение тех обрядов очищения, какие употреблялись в то время и какие возможно было исполнить в оставшееся незначительное время, до утра следующего дня, каковы омовение тела, перемена одежд (Быт 35:2). Исполнение обрядов внешнего очищения, сообразно с общим символическим смыслом их, должно было, конечно, напоминать израильтянам о внутреннем очищении от всего, несогласного с волею Божиею, и к обращению их к Богу в вере и послушании Его заповедям. И то, и другое очищение должно было возвышать умы и сердца израильтян над обыденной действительностью и делать их более способными к тому, чтобы понять и почувствовать чудодейственную силу Божию.


Слова (к утру) читаются почти во всех списках перевода LXX-ти (за исключением № 58), но отсутствуют в еврейском тексте и латинском переводе блаж. Иеронима; свидетельство последних потому здесь особенно важно, что по ним указание времени в двух рядом стоящих предложениях делается однажды (завтра сотворит), а по греко-славянскому переводу — дважды (к утру... завтра), что не обычно в правильной речи.


3:6  Возьмите ковчег или «поднимите» согласно с значением употребленного здесь еврейского глагола сеу и греческого ἄρατε. Слово (Господня) в первой и второй половине стиха привнесено переводом LXX-ти для полноты обозначения ковчега завета и отсутствует в очень немногих греческих списках. В словах (священники) взяли ковчег излагается то, что совершено было в следующий день при переходе через Иордан. Об этом сообщено здесь, как говорится, по предварению, т. е. прежде, чем совершилось, для того, чтобы закончить речь об этом предмете и не возвращаться при дальнейшем повествовании к тому, кем и в каком порядке несен был ковчег завета. Слово (священники), подразумевающееся в еврейском тексте при глаголе взяли, привнесено переводом LXX-ти и читается почти во всех его списках.


3:7 В излагаемом здесь откровении объясняется значение имеющего совершиться чудесного события для Иисуса Навина. Им начнется возвышение его в глазах всего народа как избранного Богом вождя, подобно Моисею, близкого к Господу и пользующегося Его всесильной помощью. Как для Моисея данная ему Господом сила чудотворения (Исх 4:1-8), особенно проявившаяся при Чермном море (14:31), служила свидетельством о божественном его посланничестве, так и для Иисуса Навина осушение русла Иордана имело значение такого же свидетельства.


3:8 Повеление священникам, несущим ковчег завета, остановиться, когда они подойдут к краю Иордана, дано с той целью, чтобы из необычайного действия на иорданскую воду, которое последует за этой остановкой, со всею очевидностью открылась чудодейственная сила Божия, исходящая от ковчега завета. При Моисее символом чудодейственной силы Божией был данный ему жезл. При Иисусе Навине место жезла заступает ковчег завета, служивший престолом Господа (Исх 25:22). «Когда есть установленные благодатные средства, тогда Господь соединяет с ними благодатные действия, ибо Он есть Бог порядка, не действующий произвольно в выборе своих посредств» (Keil [Кейль]. Iosua, 27). Как только войдете в воды Иордана, в славянской Библии: егда выйдете на часть воды Иордана, что служит передачей чтения большей части списков греч. перевода: ἐπὶ μέρους του̃ ὕδατοςВатиканском и некоторых других вместо μέρους читается μέσου — «на средину»). Выражение на часть воды служит переводом еврейских слов «ад кецэ мей», что буквально значит «на конец или край воды», т. е. когда священники войдут в воду у края или берега Иордана, каковое представление с большей ясностью выражено далее в ст. 13 и 15.


3:9-13 Чтобы необычайное дело божественного всемогущества произвело на израильский народ полное свое действие, Иисус Навин наперед всенародно объявляет о нем и объясняет его значение. Последнее для израильского народа состоит в удостоверении его в том, что среди него присутствует Бог живый, т. е. Бог, проявляющий Свое бытие в Божеских действиях, которым ничто в мире не может противиться (Иер 10:10) и что Он поэтому совершенно прогонит от израильтян жившие в Ханаане народы. В истинности этого убедился сам народ, когда он, следуя за ковчегом завета, Владыкой всей земли, увидит, как при вступлении несущих его священников в воду Иордана дно последнего осушится и вода, текущая сверху, станет подобно стене. Мысль об изгнании ханаанских народов выражена в 10 ст. по еврейскому тексту и греко-славянскому переводу в усиленной форме, состоящей в двукратном употреблении здесь глагола «изгонять» в двух различных формах, согласно с чем в славянской Библии сказано: потребляяй потребит. Читаемое в словах к народу (ст. 11 и 13), при наименовании ковчега завета, божественное имя Владыки всей земли3По еврейскому тексту в обоих стихах употреблено одно и то же слово: адон = владыка, как и передано оно по-русски в 13 ст.; вместо этого в 11 ст. переведено оно словом Господь, согласно с греко-славянским переводом. употреблено с той целью, чтобы напоминанием об этом владычестве Бога Израилева возбудить и укрепить веру народа в то, что предвозвещается ему.


3:12 Вместе с тем Иисус Навин повелел народу взять или избрать по одному человеку от каждого из 12 колен, не указывая при этом самого дела, которое они должны исполнить. Хотя последнее относилось к окончанию перехода через Иордан (4:1-5), распоряжение об этом сделано было перед его началом, так как в это время для народа всего удобнее было произвести выбор, а самые избранные, оставаясь вблизи израильского вождя, без замедления могли исполнить то, что им будет указано.


3:14-17 Излагается самый переход через Иордан, который совершился согласно со сделанными распоряжениями. Помимо выполнения последних, библейский писатель в изложение этого события вносит некоторые относящиеся к нему весьма важные подробности. Таково сообщаемое им сведение о том, что Иордан выступает из всех берегов своих во все дни жатвы пшеницы. Скобки, в которые заключены эти слова, не значат, что они заимствованы из славянского или греческого перевода. Приведенные слова находятся в еврейском тексте, как и во всех переводах, и составляют весьма важную часть библейского текста, указывающую именно на сверхъестественный характер этого события. Так как в то время, когда оно совершилось, «Иордан был полон по всем берегам своим» (буквально с еврейского) или наполняшеся во вся краи своя (славянская Библия), то израильский народ, переправлявшийся в полном своем составе, не мог перейти через реку во время ее полноводья по одному из бродов, находящихся близ Иерихона; и если этот переход совершился, то единственно потому, что дно Иордана было осушено всемогущею силою Владыки всей земли. Выступление Иордана из берегов бывает весной, во время жатвы, в апреле и в начале мая, когда оканчивается период дождей и начинается таяние снегов на Ермоне. Прибыль воды в Иордане и в ближайшее к настоящему время настолько значительно, что она наполняет глубокую ложбину, служащую руслом реки, до самых краев и заливает нижний берег, покрытый густой растительностью. Кроме этого нижнего берега Иордан имеет еще другую, выше лежащую его, береговую линию, а в некоторых местах — и третью, до которых в настоящее время не доходит наводнение, но которые образовались, конечно, вследствие бывших в древние времена более сильных наводнений. О таком сильном наводнении и говорит библейский писатель, употребляя выражение Иордан выступил из всех берегов своих, т. е. наполнил до края не только обыкновенное свое русло, но и вышележащие его берега. И в настоящее время глубина воды достигает во время наводнения до полутора сажень (от 10 до 12 футов) при сильном течении4Сведения об этом заимствованы из Cook. Commentary. II, 24 и Keil. Iosua. 29-30.. При таком поднятии воды пользование бродами было совершенно немыслимо, и если соглядатаи и некоторые другие в последующее время иногда, конечно, вплавь переправлялись через Иордан в первом месяце, когда он выступает из берегов, то это было настолько замечательным, что писатель кн. Паралипоменон (1 Пар 12:15) упоминает об этом при изображении храбрости сподвижников Давида.


Во все дни жатвы пшеницы — согласно с греко-славянским переводом: ὡσεὶ ἡμέραι θερισμου̃ πυρω̃ν. В еврейском тексте последним двум словам соответствует одно: кацир, значащее «жатва», без обозначения вида хлебных растений, как в других местах переведено это у LXX-ти, например в Быт 8:22; Лев 19:9 и др. Когда разумеется жатва именно пшеницы, к слову кацир прибавляется хиттим — «пшеница», например в Быт 30:14; Руфь 2:23. В данном месте кн. Иисуса Навина нет этого дополнения, а вместе с тем нет и основания видеть здесь указание на жатву именно пшеницы. Представление о последней тем менее уместно здесь, что переход через Иордан совершился в 10-й день первого месяца (4:19), соответствующего вообще апрелю, а жатва пшеницы в Палестине начинается вообще позднее этого — в мае5 Tristram. The natural history of the Bible. 1880, с. 488: «Жатва пшеницы, — говорится здесь, — начинается спустя около месяца после жатвы ячменя, обыкновенно в мае, хотя она может начинаться и несколько ранее в Иорданской долине», благодаря тропическому климату последней. Также определяется время жатвы пшеницы и у других исследователей. См., например, Riehm. Handwörterbuch des Biblischen Altertums. I, 21., что вполне соответствует и библейским указаниям (см. выше, к 2:6), по которым эта жатва следовала после жатвы ячменя (например, Руфь 2:23: доколе не окончилась жатва ячменя и жатва пшеницы), а жатва ячменя была вообще началом жатвы (2 Цар 21:9: в первые дни жатвы, в начале жатвы ячменя). На основании этого под всеми днями жатвы нужно разуметь вообще все время жатвы.


3:16  Вода стала стеною на весьма большое расстояние до города Адама, который подле Цартана. В каком месте Иорданской долины, вверх по течению священной реки, находился город Адам или Адом по переводу Симмаха и блаж. Иеронима, несомненно отличный от соименного с ним города в Неффалимовом колене (19:36), с точностью неизвестно. Из библейских указаний относительно Цартана, близ которого находился г. Адам, видно, что первый был недалеко от известного Беф-сана (3 Цар 4:12: и во всем Беф-сане, что близ Цартана), лежавшего на западной стороне Иорданской долины, в 11/2 часах пути от Иордана.


Видно далее, что он находился в окрестностях Иордана, где между Сокхофом и Цартаном устроено было литейное заведение царя Соломона (3 Цар 7:46; 2 Пар 4:17). На основами этих указаний и особенностей местности явилось предположение, что Цартану соответствует гора Курн Сартабэ (Sartabeh), которая возвышается на западно-иорданской стороне в расстоянии верст 20 от Иерихона, доходит почти до самого Цартана и, по-видимому, имеет продолжение в противолежащих горах, на восточной стороне Иордана. Город Адам или Адом полагается при этом вблизи Сартабэ, вверх по течению Иордана на восточной его стороне около Дамиэ (Keil. Iosua. 30; Cook. Commentary. II, 24; Riehm. Handwörterbuch. 1786, с. 25). Основанием для этого предположения служит частью некоторое сходство названий (Цартан и Сартабэ), частью свойство местности: Сартабэ, подобно Цартану, находится в той же вообще местности, в которой лежит Беф-сан; Сартабэ отдален от Иерихона на 20 верст, что вообще соответствует библейскому указанию: на весьма большое расстояние или «очень далеко»; положение русла Иордана у Сартабэ, охватываемого с обеих сторон горами, наиболее соответствовало остановке в этом месте течения Иордана. Хотя эта остановка совершилась по сверхъестественному действию божественной воли, но это действие не исключает употребления при этом и естественных посредств. Как для осушения Чермного моря Господь употребил сильный восточный ветер, так и при остановке течения Иордана могло быть избрано такое место, особенности которого могли послужить средством к выполнению божественной воли. В греко-славянском переводе вместо Цартана читается Кариафиарим: от Адама града даже до страны Кариафиарима (славянская Библия), что служит передачей чтения Комплютенской Полиглотты: ἀπὸ ’Αδαμὶ τη̃ς πόλεως ἕως μέρους Καριαθιαρίμ6Этот греческий перевод не изначальный перевод LXX-ти: в древнейших греческих списках вместо приведенных слов читается: ἕως μέρους Καθιαριν по Ватиканскому списку = «до части Кафиэрина» или: ἕως μέρους Καριαθιαρίμ по Александрийскому списку; в других, позднейших: ἀπὸ ’Αδαμὶ (или: Δαμιν, Δαμμιμ) τη̃ς πόλεως ἡ ἔστιν ἕως μέρους Καριαθιαρίμ (Филд). Эти разночтения греческих списков показывают, как в позднейшее время исправляли первоначальный греческий перевод при помощи еврейского текста, под влиянием которого появились слова ’Δαμή или Δαμίν согласно с еврейским: до города Адама.. Названный в этих словах греко-славянского перевода город Кариафиарим, находившийся по их смыслу около Иордана, остается совершенно неизвестным; а известный Кириаф-Иарим находился вдали от этой долины к северо-западу от Иерусалима (см. 9:17). Поэтому, может быть, в некоторых из греческих списков это название города изменено под влиянием еврейского текста в Сарфан (Σαρθαν по сп. № 58). Во всяком случае чтение данного места по еврейскому тексту, несмотря на предположительный характер географического определения (города Адама и Цартана), дает более понятное представление относительно места остановки течения Иордана, чем греческий перевод в большей части его списков и согласующийся с ним славянский.


3:17 По осушенному на большое протяжение руслу Иордана одновременно могли переходить многие, избирая лучшие для этого места. Главная масса народа переходила против Иерихона. Священники же, несшие ковчег завета Господня, стояли на суше среди Иордана твердою ногою. Среди Иордана (по-еврейски беток гайарден) не значит непременно, что место, на котором стояли священники, находилось в середине осушенного русла реки. Еврейский предлог беток употреблялся и в значении «в», например, в Быт 9:21: в [беток] дому или шатре своем; Быт 18:24: во граде и др. места7См. еврейские словари Гезения или Фюрста.. Что в этом именно значении употреблен этот предлог в данном месте кн. Иисуса Навина, равно как в 4:3,5,9,10, это ясно видно из того, что, по 3:8,13,15, священники должны были остановиться с ковчегом завета и действительно остановились, как только вошли в воду Иордана, т. е. они стояли у берега разлившегося Иордана. А так как в библейском тексте нет указания на то, что при последовавшем затем осушении дна Иордана священники с ковчегом завета двинулись далее на середину реки, то поэтому нужно представлять их остававшимися во все время перехода израильтян через Иордан на том месте, где они остановились при своем вступлении в воду Иордана, т. е. у берега разлившейся реки, а не на середине ее, а вместе с этими приведенное еврейское выражение переводить: «в Иордане»8Дальнейшее подтверждение правильности этого понимания см. в объяснении к 4:9.. Что они без движения оставались на этом месте до окончания перехода всего народа через Иордан, на это указывает, нужно думать, и читаемое вслед за приведенными словами выражение твердою ногою, по-еврейски гакен, что современными гебраистами переводится: «твердо», без колебания. В славянской Библии это слово еврейского текста оставлено без перевода, как и в древнейших списках перевода LXX-ти, за исключением Амвросианского, в котором оно переведено через ετοιμη или ἐτοίμως (Swete) = «в готовности»; в других списках, в том числе и в Лукиановских, также через ἐτοίμως; у Акилы и Симмаха — через ἔτοιμοι = «готовые», у блаж. Иеронима accincti = «опоясанные», или «готовые». Общий смысл, выражаемый этими древними переводами состоит в том, что священники стояли на осушенном дне Иордана, готовые исполнять то, что им было указано, т. е. стояли спокойно, а по нынешнему переводу с еврейского — стояли твердо, не колеблясь, с уверенностью в своей безопасности.


О трех днях в ст. 2-м. Какие разумеются три дня, те ли, которые назначены были народными надзирателями в 1:11, или другие, как предполагают некоторые толкователи, представляется неясным. Древнее и наиболее распространенное понимание состояло в том, что здесь говорится об окончании трех дней, указанных надзирателями. При этом возникает, однако, затруднение относительно того, как совместить в эти три дня время отсутствия из стана соглядатаев, которые помимо времени, употребленного или на путешествие в Иерихон, пребывание там и возвращение в израильский стан, пробыли еще на горе три дня. Затруднение это устраняется обыкновенно тем предположением, что в счислении трех дней, проведенных соглядатаями на горе, нужно принимать неполные дни за полные, а именно: остальная часть того дня, в который соглядатаи из Силима пришли в Иерихон, принимается за первый день на том основании, что они вышли, по этому предположению, из Иерихона до начала ночи; затем 2-й целый день провели они на горе, а 3-го только первую половину, во вторую же возвратились в Ситтим. (В отечественной литературе это высказано у прот. М. Хераскова в «Обозрении исторических книг Ветхого Завета».) Такое счисление времени представляется неправдоподобным вследствие несоответствия его с библейским текстом, который с достаточной ясностью дает понять, что соглядатаи оставили дом Раави ночью: присланные от иерихонского царя во 2:2 говорят о них как пришедших в эту ночь; Раавь говорит равным образом о них, как о вышедших из города в сумерки перед закрытием городских ворот (5); а так как на самом деле они удалились из дома Раави уже после сумерек, т. е. по наступлении ночи, то первый день, проведенный соглядатаями вне израильского стана, не может, очевидно, входить в счисление 3-х дней, проведенных ими в горах. Затем, если допустить, что в последний из дней они оставили гору и возвратились к вечеру в Ситтим, то и при этом отсутствие соглядатаев из стана должно было продолжаться около 4-х дней. Так действительно и определяют количество этого времени некоторые из протестантских библеистов и при этом объясняют несовпадение его с тремя днями в 1:11 тем, что надежда Иисуса Навина на более быстрое исполнение соглядатаями порученного им дела не оправдалась по причине непредусмотренных затруднений, какие они встретили в Иерихоне. А что касается 3-х дней, указанных в 3:2, то под ними они разумеют отличные от 3-х дней, названных в 1:11, именно — дни, проведенные израильтянами на берегу Иордана, в продолжение которых делались разные приготовления к переходу (Keil. Iosua. С. 17, 25). И это объяснение нельзя признать удовлетворительным вследствие шаткости его оснований. Если счисление времени, проведенного соглядатаями вне израильского стана, в 4 дня оказывается довольно правдоподобным, то этого нельзя сказать относительно предполагаемой надежды Иисуса Навина на скорое возвращение посланных. Если бы действительно существовала такая надежда и под ее влиянием назначен был трехдневный срок для приготовления народа к переходу за Иордан, а затем эта надежда не осуществилась, то писатель книги сказал бы о промедлении израильтян в Ситтиме более 3-х дней, а не излагал бы обстоятельств возвращения соглядатаев и выступления народа из Ситтима так, как изображаются события при правильном их ходе, чуждом неожиданных задержек. Указать на ошибочность предположения израильского вождя в данном случае было бы для писателя не более трудно, чем для писателя Пятикнижия, который не умолчал о грехе Моисея (Чис 20:12; Втор 1:37 и др. места). Понимание слов через три дня в смысле указания на особые три дня, проведенные израильтянами на берегу Иордана, неправдоподобно вследствие такой же недостаточности оснований. Оно мотивируется потребностью новых приготовлений к переходу через Иордан, как выступивший в то время из берегов. Но приготовления к этому уже сделаны были в Ситтиме, где половодье Иордана не могло быть неизвестным израильтянам. Кроме того, новая остановка израильтян на три дня является несоответствующей божественному повелению именно о переходе через Иордан, требовавшему быстрого исполнения: встань, перейди через Иордан сей (1:2). Если бы при всем том израильтяне остановились еще на три дня на берегу Иордана, библейский писатель ясно указал бы на это, а не употребил бы такого выражения (через три дня), которое предполагает известным читателю, об окончании каких 3-х дней здесь говорится. Бесспорно, наиболее простой и естественный смысл имеют эти слова, если под тремя днями, об окончании которых говорится здесь, разуметь именно дни, указанные в 1:11. К такому пониманию явно располагает и та особенность библейского повествования, что как в начале 3-дневного срока по 1:11, народные надзиратели объявляют распоряжение израильского вождя, так и здесь (3:2), по окончании 3-х дней, они же выступают с объявлением нового распоряжения.


Но если, таким образом, мнение о том, что в 3:2 разумеются особые три дня, оказывается неправдоподобным, если таким же нужно считать и мнение о трех — не более — днях отсутствия соглядатаев из стана в Ситтиме, то каким образом библейский писатель, не разноглася с собой, мог говорить в 1:11 и 3:2 о трех днях, в продолжение которых совершилось между тем событие, продолжавшееся более трех дней? Возможность этого заключается в том представлении, что соглядатаи посланы были не одновременно с распоряжением о трех днях для приготовления к переходу за Иордан, а ранее этого. Основанием для такого представления служит то, что посольство соглядатаев не было следствием божественного повеления о переходе за Иордан, а внушено было другими соображениями. Это повеление, соединенное с обетованием божественной помощи, должно было внушить Иисусу Навину полную уверенность в завоевании Ханаанской земли, несмотря на противодействие врага. Тайное посольство соглядатаев обнаруживает между тем другое настроение. В нем видна некоторая неуверенность в занятии страны, опасения за успешность дальнейшего движения. Если обетование божественной помощи при завоевании Ханаана не исключало усилий со стороны вождя и народа к достижению цели, то несомненно исключало сомнение в успехе предприятия, побудившее прибегнуть к тайному, без ведома народа, посольству соглядатаев для того, чтобы в случае неблагоприятных известий народ не пришел в уныние. Такое неуверенное, тревожное настроение могло быть у Иисуса Навина только до получения божественного повеления и соединенного с ним обетования, а не после. Ввиду этого представляется правдоподобным то довольно давнее9Оно высказано еще Буддеем в его «Historia Ecclesiastica». 1719, т. I, с. 810. мнение, что соглядатаи посланы были ранее получения божественного повеления (1:1-9), а вместе с этим — ранее и назначения трех дней для заготовления пищи. Если библейский повествователь сведения о посольстве соглядатаев изложил после этого божественного повеления и связанного с ним назначения трехдневного срока, то потому, что он при этом руководился не одним порядком следования их по времени, а их важностью и значением для связного, последовательного изложения событий. Во главе их он поставил божественное повеление, затем — вытекавшие из него два распоряжения и, наконец, сведение о посольстве соглядатаев, возвращение которых служило началом дальнейших событий, которые изложены вслед за сведением об этом посольстве10В отечественной литературе приведенное понимание порядка событий, изложенных в 1-2 гл., кратко высказано прот. М. Херасковым в «Обозрении исторических книг Ветхого Завета». 1879, с. 9.. А если последнее было отправлено ранее обнародования распоряжения о трех днях приготовления к переходу за Иордан, то четыре дня, употребленные соглядатаями на путешествие в Иерихон и пребывание в горах, не находятся в разногласии с трехдневным сроком, указанным в 1:11. Равным образом нет побуждений отказываться и от того древнего понимания, что в 3:2 имеется в виду окончание этого же трехдневного срока, а не новых трех дней, проведенных израильтянами на берегу Иордана.


4  Гл. 3-4. Они содержат изображение одного события, ознаменованного чудесным проявлением божественного всемогущества. Сообразно с важностью события, библейский повествователь излагает его с особенной обстоятельностью и по особому плану. После указания предварительных распоряжений, касавшихся всего народа и в частности священников (3:2-6), священный писатель последовательно изображает три особые явления, которыми ознаменовался переход израильтян через Иордан. Первое относится к началу события (3:7-17), второе совершилось после перехода через Иордан народа (4:1-14), третьим ознаменовался конец события (4:15-24). Изображение каждого из этих знаменательных явлений начинается изложением божественного повеления (3:7-8; 4:1-3,15-16), зачем следует передача последнего народу (3:9-13; 4:4-7,17) и его исполнение (3:14-17; 4:8-14; 18-20), служащее вместе с тем повествованием о том, как совершилось самое событие. Заключением всего повествования служит данное самим Иисусом Навином объяснение цели, с какой увековечивается это событие, как имеющее высокую важность и для израильского народа и всех народов земли (4:21-24). Вследствие такого раздельного изложения явлений, которыми ознаменован был переход через Иордан, библейское повествование об этом событии, как совершившемся именно при действии божественного всемогущества, отличается особенной полнотой, выразительностью и законченностью и в целом, и в частях. Но вместе с этим в нем находятся и некоторые повторения, происшедшие, можно думать, оттого, что, изображая явления одного события, библейский писатель, вследствие тесной связи одного явления с другим, при изложении предшествующего касается отчасти и того, что относится собственно к последующему (ср. 3:6 с 3:14; 3:12 с 4:2; 4:11 с 4:18).


4  Переход через Иордан по осушенному его руслу имел высокое значение не только для современников этого события, но и для последующих поколений. Он требовал поэтому увековечения. Как совершилось последнее, изложению этого посвящены первые 9 стихов этой главы.


4:1-9 Мысль об увековечении события принадлежит не Иисусу Навину, а Господу, с повеления Которого начинается это изложение. Хотя божественное откровение об этом дано было израильскому вождю прежде самого перехода, как видно из 3:12, библейский писатель излагает его в данном месте, потому что по своему содержанию оно относится к этой части повествования. По божественному повелению Иисус Навин должен был взять избранных уже прежде со стороны 12 израильских колен (3:12) 12 человек для того, чтобы они подняли со дна Иордана, где стояли ноги священников, 12 камней, вынесли их и положили на месте, где остановится народ на ночлег.


4:2-3  Возьмите... и дайте им повеление согласно с нынешним еврейским текстом; в славянской Библии: пойми... повели согласно с переводом LXX-ти1 Παράλαβε = «пойми» читается в некоторых только греческих списках; в большинстве их вместо этого читается παραλαβὼν — «взяв»: но σύνταξον — «повели» есть обычное чтение древнейших греческих списков Ватиканского, Александрийского и др., Феодотиона и блаж. Иеронима. Так как данное божественное повеление обращено было к Иисусу Навину, а не к народу, то принятая LXX-ю форма повелительного наклонения в единственном числе представляется более соответствующей.


Из средины Иордана — см. объяснение к 3:17. Неподвижно, что служит передачей того же еврейского слова (гакен), как и в 3:17; у LXX-ти2В Ватиканском, Александрийском, в Лукианском и других греческих списках. оно переведено здесь через ἐτοίμους = готовых (славянская Библия), у блаж. Иеронима: durissimos = «твердейшие», причем это слово прилагается не к предшествующим, а к последующим словам: двенадцать камней. Этот греко-славяно-латинский перевод имеет то значение, что по нему для выбора камней, которые требовалось вынести, указывается признак: «готовность», т. е. пригодность для сооружения памятника, или «твердость».


4:4-6 Исполняя божественное повеление, Иисус Навин призвал двенадцать человек, которых назначил и которые, как избранные прежде, оставались на восточной стороне Иордана, в ожидании поручения, которое они должны были исполнить. Словам которых назначил в греко-славянском переводе соответствует слово: ἐνδόξων = «славных», выражающее ту же мысль в более общем виде. Слова (возьмите оттуда) заимствованы из славянской Библии, согласующейся здесь с Александрийским и другими списками, равно как с Альдинской Библии, в которых читается ἀνελόμενος ἐκει̃θεν. То же нужно сказать и относительно слов (лежащим всегда), соответствующих греко-славянскому переводу, но не находящихся в еврейском тексте и латинском переводе.


4:7 Слова в память того привнесены русскими переводчиками для связи речи.


4:9 Кроме памятника, сооруженного из 12 камней, вынесенных из русла Иордана, в Галгале (4:20), Иисус Навин поставил другой еще памятник также из 12 камней на том месте, на котором стояли ноги священников с ковчегом завета, т. е. у восточного берега Иордана (см. объяснения к 3:17). Середина реки не могла служить местом для этого памятника и потому, что не служила местом стояния священников, и потому, что этот памятник, подвергаясь непрерывному действию воды, был бы очень недолговечен. И из этого видно, что еврейский предлог беток употреблен здесь в значении не «среди», а «в», какое значение дано ему здесь и у LXX-ти, в переводе которых читается: (ἐν αὐτω̨̃ τω̨̃ ’Ιορδάνη̨ ἐν τω̨̃ γενομένω̨ τόπω̨) в самом Иордане, на месте иде же... Памятник, стоявший на берегу Иордана, который покрывается водой только во время разлива реки, виден был во время большей части года. Выражение библейского текста поставил Иисус, при отсутствии в божественном повелении указания на этот второй памятник, дает некоторое основание думать, что мысль об его сооружении принадлежала израильскому вождю, выразившему через это наполнявшие его душу высшие чувства, которые он хотел передать и современникам, и последующим родам. В то время, когда жил писатель книги Иисуса Навина, памятник тот еще существовал, чего не сказано о первом памятнике в Галгале.


4:10  Стояли среди Иордана: по греко-славянскому переводу: ἐν τω̨̃ ’Ιορδάνη̨ — во Иордане.


Как завещал Моисей Иисусу. Здесь могут разуметься не особые предписания Моисея, относящиеся к данному событию, ибо таковых предписаний не находится в Пятикнижии, а общие наставления, которыми должен был руководиться Иисус Навин, как поставленный во главу народа (например Втор 31:3,7,23). При этом нужно, однако, иметь виду то, что в Ватиканском, Александрийском и многих других списках перевода LXX-ти вышеприведенные слова не читаются и что соответствующее им греческое чтение: (κατὰ πάντα ὄσα ἐνετείλατο Μουγη̃ς τω̨̃ ’Ιησου̃ς) находится только в очень немногих списках, а из изданий — в Комплютенской Полиглотте, с которою и согласуется здесь славянская Библия. А народ (между тем — прибавлено русскими переводчиками) поспешно переходил. Так как это сказано после указания на то, что священники, несшие ковчег завета, стояли в Иордане, то причиною поспешности, с какою совершался переход, служило, как нужно думать, это стояние священников, требовавшее напряжения сил, которые при большей продолжительности времени могли ослабеть; могло побуждать к этой поспешности и желание окончить переход до начала ночи.


4:11 Сравнение сказанного здесь в библейском тексте с ст. 16-17 этой главы показывает, что библейский писатель в своем повествовании о переходе через Иордан не держался порядка времени, в каком следовали события, почему о переходе ковчега Господня он упоминает здесь прежде, чем последовало божественное повеление об этом.


И ковчег (завета) Господня перешел и священники пред народом. Поставляя ковчег Господа на первом месте впереди священников, библейский писатель дает через это понять величие ковчега, как престола Господа, от которого исходила чудодейственная сила Божия. Вместо священники в славянской Библии читается: и камение, согласно с многими из греческих списков3Разумеются списки: Ватиканский, Александрийский, Лукиановский и другие, равно как Сикстинская греческая Библия.; но это чтение находится далеко не во всех списках перевода LXX-ти; из унциальных — в Амвросианском читается ἱερει̃ς = «священники»; это же слово читается и в некоторых позднейших греческих списках и Комплютенской Полиглотте, равно как в Вульгате. Камение явилось здесь в греческом списке под влиянием, вероятно, сказанного в 5-м ст., что избранные 12 мужей, имевшие вынести камни из Иордана, должны были идти перед ковчегом Господа.


Пред народом, т. е. перед лицом народа, на его глазах, в его присутствии.


4:12-13 К сказанному в 11 ст. о переходе всего народа библейский писатель присоединяет указание на переход через Иордан вооруженных воинов из восточно-иорданских колен в количестве — приблизительно — 40 тыс., согласно с данным этими коленами обещанием (1:12-18) и по чувству долга пред Господом, успокоившим их и давшим им землю. Упоминание об этом событии вслед за указанием на переход ковчега Господня не значит, что воины из этих колен переходили после ковчега, ибо вслед за выходом его из Иордана русло его по-прежнему наполнилось водою, а снова свидетельствует только о том, что библейский повествователь руководился и здесь не порядком времени, в каком следовали события, а внутренним отношением их между собою.


На равнины Иерихонские. Так названа окружающая древний Иерихон обширная плодородная равнина, в древнее время покрытая пальмами, от которых город носил еще название «города Пальм» (Втор 34:3).


4:14 Как в 11 ст., предупреждая ход событий, писатель указал на перенесение ковчега, так и здесь прежде изложения последнего явления, которым закончилось великое событие, он делает заключение, указывая значение события для Иисуса Навина, как вождя народа; значение это состоит в его возвеличении пред всем народом, который после этого стал так же бояться его, как боялся Моисея (Исх 14:31).


4:15-18 Последними знаменательным событием перехода израильского народа через Иордан было вынесение ковчега Господня на сушу, сопровождавшееся тем, что вслед за тем немедленно вода, задержанная в своем течении, устремилась и наполнила по-прежнему все берега Иордана, из чего снова с очевидностью открылось, что от ковчега завета Господня исходила сила, удержавшая обычное течение реки. И повествование об этом последнем событии библейский писатель начинает изложением особого божественного повеления, затем следует передача его священникам и самое исполнение последними.


4:19-20 Народ вышел из Иордана в 10-й день первого месяца, в тот же день, в который его отцы стали приготовляться к празднованию Пасхи и вместе с тем к выходу из Египта (Исх 12:3). Первая остановка его была в местности, получившей название «Галгал» и находящейся к юго-востоку от Иерихона. Первым здесь делом Иисуса Навина было сооружение памятника из камней, вынесенных с осушенного дна Иордана. В настоящее время на небольшом расстоянии от деревни Рихи, существующей на месте Иерихона, указываются три холма, которые носят название Джельджуль, соответствующее библейскому Галгал (Проф. А. А. Олесницкий. Святая земля. Т. 2, с. 33). Евсевий и ИеронимOnomastica Sacra, по изданию de Lagarde, стр. 126 и 233) указывают этот Галгал почти в 2 римских милях от Иерихона. В таком приблизительно расстоянии, именно в 45 минутах пути от Рихи, находится холм, который покрыт большими камнями и носит у местных жителей название Телль-Джельджуль. Около холма находятся следы бывшей стены из необработанных камней, а шагах в 80 от него находится другой холм, также с остатками стены и обломками мозаики. Исследовавший это место немецкий ученый (Чшокке) признал его за Галгал Иисуса Навина, и это мнение принимается некоторыми из западных библеистов (Riehm. Handwörterbuch. С. 518). По свидетельству путешественников VI-VII в., на месте этого Галгала в их время существовал храм, в алтаре которого были расставлены Иорданские камни (Проф. А. А. Олесницкий. Мегалитические памятники Святой земли. 1895, с. 88).


4:21-24 Представляют, в виде общего заключения к повествованию о достопамятном событии, объяснение значения воздвигнутого памятника, служащее вместе с тем объяснением главной цели, с какой Господь проявил Свое всемогущество над водами Иордана. Цель состоит в том, чтобы все народы познали всемогущество Господа и израильский народ навсегда проникся благоговением к нему (σέβησθε — да чтите Господа Бога вашего, по греко-славянскому переводу).


5 Переход через Иордан показал самым делом израильскому вождю и народу, что среди них есть Бог живой, Которому ничто на земле не может противостоять. Но всесильная помощь Божия была обещана при исполнении Его воли, выраженной в законе (1:7-8). Одной из важнейших заповедей закона была заповедь об обрезании всего мужеского пола. Исполнение последней требовалось, в частности, для всякого израильтянина и пришельца, желавшего участвовать в совершении Пасхи, время которой приближалось. Одновременное совершение этого обряда над большинством народа, только что вступившего в неприятельскую землю, представляло, без сомнения, большие трудности и опасности (Быт 34:25), которые могли быть побеждены только надеждой на всесильную помощь Владыки всей земли. Основанием для этой надежды служило то, что испытал народ при переходе через Иордан. Находила себе подкрепление эта надежда и в том действии, какое произвел переход израильтян через Иордан на ханаанские народы. Указанием на последнее и начинается 5-я глава.


5:1 Переход израильского народа через непереходимый в половодье Иордан произвел на всех ханаанских царей и управляемые ими народы поразительное действие и усилил до крайней степени упадок духа, начавшегося уже прежде (2:10-11). При таком подавленном состоянии ханаанские цари не могли немедленно вступить в борьбу с вторгнувшимся в их землю врагом.


Все цари Аморейские... и все цари Ханаанские названы здесь, как цари двух сильнейших народов, владевшие главными областями страны — горами и равнинами. В греко-славянском переводе ханаанские цари названы βασιλει̃ς τη̃ς Φοινίκης = цари финические, т. е. царями отдельного ханаанского племени — хананеев, живших при море, согласно с чем эти цари могут для большей ясности быть названы «Хананейскими».


Переходили они. Соответствующее этим словам еврейское выражение, как оно печатается в тексте (аверену), значит «мы переходили», из чего некоторые выводили, что писатель книги был сам очевидцем описываемого им события. Такой вывод не может быть признан правдоподобным уже потому, что еврейские ученые не признали это начертание еврейского слова правильным и заменили его другим — аверам, значащим: переходили они; не признали правильным первое начертание еврейского слова и LXX толковников, как показывает греко-славянский перевод: ἐν τω̨̃ διαβαίνειν αὐτούς = преходити им, согласный со вторым, измененным начертанием еврейского слова. Нужно при этом иметь в виду и то, что если бы выражение аверену = «мы переходили» и оставалось в еврейском тексте без изменения, оно могло быть употреблено писателем — не очевидцем события — вместо имени народа, к которому он принадлежал, т. е. вместо «сыны Израилевы». Примерами такого употребления личного местоимения вместо названия народа — что так обычно и в настоящее время — служат другие места этой книги (4:23 об осушении Чермного моря пред нами, доколе мы не перешли его; 5:6 дать нам землю) и Пс 65:6 (евр. 66:6), где псалмопевец, воссылая Господу, очевидно, от имени своего народа песнь радости за обращение моря в сушу и переход через реку стопами, восклицает: там веселились мы о Нем.


Выражение (они ужаснулись) служит передачей греческого LXX-ти κατεπλαγήσαν, читаемого в Ватиканском, Александрийском и других списках; оно представляет, по всей вероятности, вторичный, более ясный перевод употребленного здесь еврейского слова ваиммас, которое переведено было у LXX-ти слишком буквально: ἐτάκησαν = истаяша (мысли их); необычность в речи этого выражения и повела, по всей вероятности, к тому, что сделан был новый перевод, одним из которых и было ужаснулись (были и другие его переводы, см. Холмс).


5:2-3 В то время, когда израильский народ расположил свой стан у холма, названного Галгалом, а цари и племена ханаанские находились в состоянии оцепенения от охватившего их страха, последовало Иисусу Навину божественное повеление о том, чтобы он приготовил каменные ножи и сделал снова весь народ обрезанным, каким он был прежде.


Острые (каменные) ножи. В еврейском тексте употреблены здесь два слова харвот цурим, значащие по буквальному периоду «ножи каменные», как переведены эти слова в Вульгате (cultros lapideos). У LXX-ти первоначальный перевод состоял так же, нужно думать, из слов ἐκ πέτρας ἀκροτόμου «из камня острого», как читается в Александрийском и некоторых других списках с опущением слова πετρίνας = «каменные». Слово «острые» представляет позднейший перевод еврейского слова цурим, который не признают точным и западно-христианские комментаторы, опирающиеся вообще на еврейский текст1Разумеются вышеозначенные комментарии Кейля и Кука.. Употребление каменных ножей при обрезании было древним обычаем (Исх 4:25), сохранявшим свою силу и в то время, когда в обыденной жизни начало употребляться железо.


И обрежь сынов Израилевых во второй раз, т. е. снова, вторично сделай весь израильский народ обрезанным, каким он вышел из Египта.


5:4-5 Ст. 4-5-й заключают объяснение того, каким образом израильский народ в общей своей совокупности перестал быть обрезанным; рассмотрение их см. в конце главы .


5:6  Сорок (два) согласно с большинством списков и изданий перевода LXX-ти, за исключением, сколько доселе известно, Ватиканского списка № 58, XIII в., и греческого текста Комплютенской Полиглотты, в которых читается одно τεσσαράκοντα = 40 без прибавления: καὶ δύο = и два. При всем том за первоначальное число лет в данном месте библейского текста с полною уверенностью должно быть принимаемо «40», а не «42», потому, во-первых, что первое есть единственное и неизменное число, которым в книгах Ветхого и Нового Завета (Исх 16:35; Чис 32:13; Втор 1:3; 2:7; 8:2,4; 29:5; Неем 9:21; Пс 94:10; Ам 2:10; 5:25; Деян 13:18) определяется время странствования израильтян по пустыне между выходом из Египта и вступлением в Ханаанскую землю; и, во-вторых, потому, что сорок (арбаим) читается в данном месте по еврейскому тексту. Что касается числа «42», то оно, как определение времени странствования по пустыне, нигде в Библии, кроме данного места кн. Иисуса Навина по большинству греческих списков, не указывается. При этом заслуживает внимания еще то обстоятельство, что в Острожской и Первопечатной Библии читается именно число «40»2Подробнее об этом сказано в соч. «По поводу 150-летия Елисаветинской Библии», с. 52-55. Здесь же дано объяснение и названия «Мавдаритида», читаемого в 5:6, по славянской Библии.. Это же число (quadraginta) читается и в переводе блаж. Иеронима.


Объяснение дальнейших слов 6-го ст. см. комментарий после конца главы .


5:7 Здесь делается объяснение относительно другой части израильского народа, на которую указано во 2-й половине 4-го ст. и которая состояла из необрезанных. Над этою большею половиною народа (см. к 4 ст.), состоявшею из молодого поколения израильского народа, которое сохранил Господь в живых в силу продолжавшегося Завета Его вообще с народом (Чис 14:31), Иисус Навин совершил обрезание. А причина того, что столь многие оставались необрезанными, указывается та, что их (как родившихся) на пути не обрезывали или, дословно с еврейского, «не обрезывали их на пути». По смыслу этих слов причиной не совершения обрезания над родившимися на пути служило самое состояние израильтян, как передвигавшихся в общей своей совокупности с места на место и не имевших возможности делать остановки на несколько дней для того, чтобы совершить обрезание и затем оставаться в течение некоторого времени на месте. Некоторые из комментаторов не довольствуются таким объяснением и присоединяют к нему еще другое, состоящее в том, что осуждение, постигшее старшее поколение, пало отчасти и на младшее (Чис 14:35), которое несло его за грехи отцов своих, и что это осуждение служило причиной, по которой рожденные на пути оставались не обрезанными, причем к последним причисляются именно те, которые родились после возмущения отцов в Кадесе в последние 38 лет (Keil. Iosua. 37-39; Cook. Commentary. II, 28-29). Это объяснение особой причины не совершения обрезания над родившимися на пути представляется правдоподобными потому, что писатель кн. Иисуса Навина не без особенной цели начинает здесь разъяснение того, чем вызвано было возобновление обрезания, с указания на осуждение, которому подверглось старшее поколение израильского народа. Такое указание располагает ставить в связь с этим осуждением и несовершение обрезания над родившимися во время исполнения последнего. Весьма вероятно, что отцы, нарушившие Завет с Богом и подпавшие осуждению, не заботились о том, чтобы их дети носили на себе печать Завета.


5:8-9 Число необрезанных, имевших возраст от одной недели (Быт 17:27) до 38 лет (см. объяснение к ст. 4-5), было значительно больше числа имевших обрезание; не без основания оно определяется от 600 до 700 тысяч (Keil. Iosua. 40). Совершение священного обряда над таким большим числом лиц могло быть при всем том совершено быстро, в течение одного дня, т. е. 11 числа первого месяца (см. 4:19), благодаря большому числу его совершителей, которыми могли быть все обрезанные, составлявшие, как было замечено, около 300 тысяч. То, что народ беспрепятственно согласился на совершение обрезания над большей половиной своего мужского состава в незавоеванной стране, свидетельствует об ином его настроении, чем 38 лет (Чис 14) назад — о его вере в Бога, которая и делала его достойным носить на своем теле знамение Завета. Совершение обрезания именно в Ханаане для израильского народа имело еще то значение, что этим полагался конец египетскому поношению, т. е. насмешкам со стороны египтян над израильским народом, которые состояли, как видно из молитвенных воззваний Моисея к Господу (Исх 32:12,13; Чис 14:13-16; Втор 9:29), в том, что, вышедши из Египта, он не достиг ничего лучшего, не овладел землей отцов своих и только гибнет в пустыне от гнева исповедуемого им Бога. Когда, под всесильным покровом Господа, народ вступил в Ханаанскую землю и в совершении обрезания получил залог общения с Ним и Его благоволения, поношение со стороны египтян перестало тяготеть над ним; оно «свалилось с него», как сваливается камень с горы. От этого «сваливания» или «снятия» поношения с израильтян самое место, где это произошло, получило название «Галгал», что значит «скатывание, сваливание». О месте Галгала см. к 4:20.


Нахождение всего народа в Завете с Богом делало возможным для него совершение Пасхи, наступавшее через два дня. Болезненное состояние обрезанных не могло служить препятствием к этому (Чис 9:10), а приготовить пасхального агнца могли прежде обрезанные; они же оберегали и израильский стан от нападения врагов, от которого обезопасил, кроме того, наведенный на них страх.


Пасха совершена была в 14-й день первого месяца (ср. 4:19) вечером, т. е. сообразно с установлениями (Исх 12:6; Лев 23:5 и др.). Под другим днем Пасхи, с которого израильтяне стали есть произведения земли, нельзя разуметь здесь 15-й день первого месяца, как в Чис 33:3, на том основании, что закон (Лев 23:14,10) запрещал употреблять в пищу новый хлеб прежде принесения в святилище снопа новой жатвы, а это принесение должно было совершаться (11) на другой день праздника (буквально с еврейского «субботы» под которым разумеется 15-й день первого месяца, т. е. Пасха, которая праздновалась, как суббота. Таким образом, употребление в пищу произведений земли от новой жатвы начиналось с 16-го дня первого месяца. После того, как израильтяне стали питаться произведениями ханаанской земли, ниспослание манны, как переставшей быть необходимою, прекратилось.


5:13-1 Когда через совершение обрезания и Пасхи народ укрепил ею общение с Господом и таким образом внутренне приготовился к предстоящему подвигу, обязанностью израильского вождя было приступить к самому делу и прежде всего к завоеванию ближайшего к израильскому стану укрепленного города, т. е. Иерихона. В то время, когда он, занятый, конечно, мыслью об этом, находился вблизи города, ему последовало новое божественное откровение относительно его завоевания. Откровение сообщено было через ангела Господня, явившегося в виде мужа с обнаженным мечом. Принятый за обыкновенного воина, явившийся открыл себя через объявление своего ангельского чина: вождь воинства Господня и указание на святость места. Обнаженный меч и звание явившегося, как вождя воинства Господня, показывали Иисусу Навину на готовность небесных сил помогать в предстоящей борьбе с ханаанскими народами. Основанием для того, чтобы в явившемся Иисусу Навину видеть ангела Господня, служит то, что он, подобно явившемуся в купине (Исх 3:2-5) требует снятия обуви, равно как то, что явившийся носит здесь (6:1), как и в кн. Исход, имя Господь и открывает себя, как Господь. Блаж. Феодорит не соглашался, однако, с теми, которые в явившемся Иисусу Навину видели Бога Слово: по его мнению, «это был архангел Михаил» (Творения блаж. Феодорита. Т. I, с. 277). Он сказал: нет по нынешнему еврейскому тексту. Вместо нет читается αὐτω̨̃ = «ему» в древних и позднейших греческих списках и других переводах, равно как в славянской Библии (при этом переводчики вместо еврейского ло с алеф, как в нынешнем еврейском тексте, читали, очевидно, ло с вав холем, каковое начертание находится и в некоторых еврейских списках) (Keil. Iosua. 43). Греко-славянский перевод: ему и ввиду значительного числа свидетельств в его пользу, и того обстоятельства, что при нем ответ явившегося Иисусу Навину получает большую определенность через указание, к кому он обращен, заслуживает во всяком случае того, чтобы он был отмечен.


Воинством Господним названо здесь не войско израильское, как в Исх 7:4; 12:41, а воинство небесное как в 3 Цар 22:19; Пс 127:2, ибо у израильского войска был уже вождь, Богом поставленный.


(Сюда) привнесено из славянской Библии; этому слову нет соответствующего ни в еврейском тексте, ни в греческих списках, насколько известно.


Слова «господин мой» служат передачей еврейского слова «адони» в нынешнем его начертании. В древнейших греческих списках и позднейших, а также и изданиях греческого перевода читается здесь: Δέσποτα, которое в древнеславянском переводе передавалось словом «Владыко Господи» (В. Лебедев. 247) или Господи, как в нынешней славянской Библии. Греческий перевод показывает, что LXX-т читали здесь соответствующее ему еврейское слово так же, как и в других местах, где оно употреблено в смысле божественного имени (Быт 15:2; 18:30,31 и др.), т. е. «Адонай». Такой перевод представляется более соответствующим потому, что в явившемся, в вожде воинства Господня, Иисус Навин должен был во всяком случае увидеть вышеземное существо или ангела.


Требование снять обувь с указанием на святость места должно было напомнить Богоявление Моисею при Хориве и с большей ясностью показать в явившемся ангела Господня, в котором открывается сам Господь, как и называется явившийся в следующей главе. Прежде чем передать самое откровение, писатель книги сделал краткое замечание о состоянии города, к которому оно относилось (ст. 16). Он говорит именно, что этот город — Иерихон — был сильно укреплен, что в евр. тексте выражено повторением одного и того же глагола сагар = «запирать» в двух формах причастия, каковое выражение буквально может быть передано словами (Иерихон) «запирая был заперт», по греко-славянскому переводу заключен и огражден.


Дальнейшие слова никто не выходил и никто не входил еще более усиливают мысль об укрепленности города, вследствие окружающих его со всех сторон стен, и вместе с тем указывают, что он был готов защищаться от нападения израильтян. Из 6:1 видно, что в Иерихоне были и храбрые люди, могущие защищать свой город.


От страха прибавлено для округления русской речи; вместо этого в некоторых из греческих списков читается ἀπὸ προσώπου, согласно с чем в славянской Библии: от лица сынов Израилевых.


6:1 16-й ст. в других изданиях греческого перевода служит начальными стихом 6-й главы.


Объяснение 4-5-го ст. В том виде, как читаются эти стихи по русскому и славянскому переводам, смысл их неясен. По словам 4-го, поставленным в скобках, необрезанными в израильском народе были, во-первых, те, которые тогда родились на пути, и, во-вторых, те, которые из вышедших из Египта не были тогда обрезаны. Первое из этих положений выражено одинаково и во второй половине 5-го ст.: весь народ, родившийся в пустыне на пути, после того, как вышел из Египта, не был обрезан. Между тем второе положение не находит себе соответствия в начальных словах 5-го ст., где говорится, напротив, что обрезан был весь народ, вышедший из Египта. Причина такого несовпадения слов одного стиха со словами другого заключается в том, что русско-славянский перевод 4-го ст. представляет передачу двух переводов — с греческого LXX-ти и еврейского текста. Слова (сынов Израилевых, которые тогда родились на пути и которые из вышедших из Египта не были тогда обрезаны, всех их обрезал Иисус) служат передачей перевода LXX-ти, как он читается в древнейших списках: Ватиканском, Александрийском, и др.3По этим спискам и основанным на них изданиям (Сикстинскому, — Тишендорфа, и Кембриджскому) 4-5 ст. читаются: ὃν δὲ τρόπον περιέκαθαρεν ’Ιησου̃ς τοὺς υἱοὺς ’Ισραὴλ ὅσοι ποτὲ ἐγένοντο ἐν τη̨̃ ὁδω̨̃ καὶ ὅσοι ποτὲ ἀπερίτμητοι ἠ̃σαν τω̃ν ἐξεληλυθότων ἐξ Αἰγύπτου, πάντας τούτους περιέτεμεν ’Ιησούς. Затем следует 6-й ст. В этих списках вторая половина 4-го и 5-го ст., как читается в русском и славянском переводах, начиная со слов: весь народ, вышедший из Египта... до конца 5-го стиха, отсутствует4В Московской греческой Библии эти отсутствующие в Александрийском списке слова читаются.. Отсутствовала она и в древнем рукописном славянском переводе5В. Лебедев, с. 360. Приведенный здесь доострожский перевод представляет передачу перевода LXX-ти, приведенного в 1-м примечании. Из этого видна совершенная несправедливость мнения, выраженного автором названного труда, будто «переводчики доострожской славянской Библии позволяли в своем труде, по личному усмотрению, делать некоторые опущения сравнительно с греческим оригиналом. На самом деле они переводили то, что было в имевшемся у них греческом подлиннике, которым был, очевидно, греческий список, однородный с древнейшими греческими списками, а не с позднейшими, в которых читается и то, что не находится в первых. Отсутствие второй половины 4-го и 5-го ст., как читается она в позднейших греческих списках, текст которых дополнен был по Гекзаплам Оригена, служит, между прочим, доказательством того, что подлинником для древнего славянского перевода служил не Лукиановский текст, в списках которого в данном месте читается то, что отсутствует в древнейшем славянском переводе.. То, что по славяно-русскому переводу составляет вторую половину 4 и 5 ст., представляет перевод с нынешнего еврейского текста и согласного с ними другого греческого, который сделан был в древнее время и приведен был Оригеном в его Гекзаплах6Этот второй греческий перевод состоял из следующих слов: καὶ οὐ̃τος ὁ λόγος ὃν περιέτεμεν ’Ιησου̃ς΄ πα̃ς ὁ λὰος οἱ ἐκπορευόμενοι ἐξ Αἰγύπτου τὸ ἀρσενικὸν, πάντες ἄνδρες πολένου, οἱ ἀπεθανον ἐν τη̨̃ ἐρέμω̨ ἐν τη̨̃ ὁδω̨̃, ἐξελλθόντων αύτω̃ν ἐκ γη̃ς Αἰγύπτου΄ ὅτι περιτετμημένοι ἠ̃σανπα̃ς ὁ λαὸς ὁ ἐξελθών, καὶ πα̃ς ὁ λαὸς οἱ γεννηθέτες ἐν τη̨̃ ἐρέμω ἐν τη̨̃ οδω̨̃, ἐξελλθόντων αὐτων ἐκ γη̃ς Αἰγύπτου, οὐ περιετμήθησαν (Филд). Также читается этот перевод в Лукиановских и других списках.. Здесь этот второй перевод был отмечен так называемым астериском7Овел и астериск при двух рассматриваемых переводах данного места сохранились в очень немногих списках. См. Field [Филд]. Origenis Hexaplorum. Т. I, II, с. 344., как перевод, которым, согласно с еврейским текстом, восполнялся общеупотребительный в то время текст LXX-ти. А вышеуказанный первоначальный греческий перевод, передача которого составляет первую половину 4-го ст. по русско-славянскому переводу, отмечен был в Гекзаплах так называемым овелом, как излишний против еврейского текста. Эти отличительные знаки (астериск и овел), поставленные Оригеном, ясно указывали на взаимное отношение и значение этих двух переводов, как переводов одного и того же места библейского текста. Но в последующее время, когда изготовлявшие новые списки с исправленного Оригеном греческого текста перестали выставлять поставленные им знаки, оба приведенных периода стали писаться один после другого, как составлявшие одно целое. Таким образом явился греческий текст данного места, какой находится в Лукиановских списках в воспроизведенном по ним издании8Имеется в виду издание de Lagarde: Librorum Veteris Testamenti canonicorum pars prior., а также в Комплютенской Полиглотте и других изданиях греческого перевода LXX-ти, в том числе и в Московской греческой Библии9В этих изданиях читаются один после другого первоначальный греческий перевод 4-5 ст., приведенный в первой сноске, а затем позднейший, приведенный в четвертой сноске. В Московской греческой Библии только начальные слова второго греческого перевода: καὶ οὐ̃τος ὁ λόγος ὃν περιέτεμεν ’Ιησου̃ς опущены.. Комплютенской Полиглоттой пользовались при этом, нужно думать, исправители нынешнего славянского перевода.


Из приведенной справки с древними памятниками библейского текста видно, что послужившие подлинником для русско-славянского перевода два греческих перевода, как именно различные переводы одного и того же места библейского текста, не могут быть соединяемы вместе, потому что при таком соединении, т. е. при совместной передаче того и другого, получается двукратный перевод. А из этого само собой следует, что при переводе данного места библейского текста необходимо делать выбор между существующими двумя переводами и, избрав один из них совершеннейший, сделать по нему перевод. Этот выбор в данном месте кн. Иисуса Навина не представляет особенной трудности. Относительно первого, древнейшего, греческого перевода данного места еще Оригеном было указано, что он не соответствует еврейскому тексту; в частности, выше замечено было, что выражаемое им представление об израильтянах, не имевших обрезания при выходе из Египта, находится в разногласии со словами греко-славянского перевода 5-го ст. К этому нужно присоединить то, что это представление о необрезанных израильтянах при выходе из Египта исключается повествованием кн. Исход. В ней нигде не говорится, что между вышедшими из Египта израильтянами были необрезанные, а между тем это явление, если бы оно существовало, не могло быть обойдено молчанием вследствие понятной его важности ввиду совершившегося через два месяца по выходе из Египта вступления Господа в Завет с израильским народом. Если бы в составе последнего были не имевшие обрезания, над ними перед заключением Завета совершен был бы, без сомнения, этот обряд. Если Моисею ангел Господень угрожал смертью за несовершение обрезания над его сыном, то тем менее могло быть допущено заключение Завета с народом, имевшим в своей среде необрезанных. Времени для совершения обрезания пред заключением Завета было достаточно (Исх 19:10-11). На основании всего этого древнейший греческий перевод 4-5 ст., которым пользовались древние славянские переводчики, должен уступить свое место позднейшему, который имеет перед ним то преимущество, что он вполне согласуется с еврейским текстом, как он читался во времена Оригена и блаж. Иеронима, перевод которого не содержит также слов, соответствующих древнейшему греческому переводу10Перевод блаж. Иеронима по изд. Тишендорфа: Наес autem causa est secundae circum cisionis: Omnis populus, qui egressus est de Aegypto generis masculini, universi bellatores viri, mortui sunt in deserto per longissimos viae circuitus, qui omnes circumcisi erant. Populus autem qui natus est in deserto per quadraginta annos itineris latissimae solitudenis in circumcisus erat., и как читается он в настоящее время. Этот позднейший греческий перевод соответствует также и библейскому повествованию о событиях Исхода и Синайского Богоявления.


Если в силу приведенных оснований слова 4-5 стихов, служащие передачей древнейшего греческого перевода и поставленные в скобках, оставить в стороне, то при этом библейский текст этих стихов имеет такой смысл: все вышедшие из Египта израильтяне, способные к войне, т. е. взрослые, имевшие больше 20 лет (Чис 1:3), умерли в пустыне на пути из Египта; весь народ, вышедший из последнего, был обрезан, а все родившиеся в пустыне во время путешествия из Египта не были обрезаны. Следовательно, из всех имевших обрезание при выходе из Египта оставались в живых только те, которые в то время были моложе 20 лет, а после перехода через Иордан имели от 40 лет и выше; а все прочие израильтяне моложе 40 лет были необрезанными. Если средняя продолжительность жизни в то время была значительно выше, чем в настоящее (Моисей скончался в 120 лет, Иисус Навин — в 110 лет) и достигала 80 лет (Пс 89), то число необрезанных составляло большую половину израильского народа, так как пожилых людей (за 40 лет) всегда меньше, чем молодых. Число обрезанных израильтян, перешедших Иордан, некоторые из комментаторов считают от 250-300 тыс.11 Cook. Commentary. II, 28; Keil. Iosua. 40, считает от 280 до 330 тысяч обрезанных.


Продолжение объяснения 6-го ст. Дальнейшие слова 6-го стиха (потому многие и не были обрезаны), доколе не перемер весь народ — представляют также соединение двух переводов — греко-славянского и другого — по нынешнему еврейскому тексту. Первому принадлежат слова, выделенный скобками, второму — дальнейшие слова до конца стиха. Из греко-славянского перевода внесены только начальные слова, а следующие за ними до конца 6-го ст. заменены переводом с еврейского. В полном своем составе греческий перевод данного места состоит из следующих слов, как они переведены по-славянски: сего ради не обрезани быша мнози от тех воинов, изшедших из земли Египетские, не послушавшии заповедей Господних, имже и определи Господь не видети земли, ею же12Соответствующее этому греческое ἣν правильнее относить к δου̃ναι и переводить: юже. клятся Господь отцем их13В Ватиканском и Александрийском списках ἡμω̃ν — «наших». дати нам землю кипящую медом и млеком. С еврейского это место, без каких-либо дополнений и пропусков, переводится: доколе не (буквально: пока) перемер весь народ, мужи войны (по дословному переводу), вышедшие из Египта, которые не слушали гласа Господня, которым Господь клялся, что они не увидят (буквально: не даст им увидеть) земли, которую Господь с клятвою обещал (буквально: клялся) отцам их дать нам землю, где течет молоко и мед. Сравнение обоих переводов показывает значительное различие их по выражаемой тем и другим мысли. По греко-славянскому переводу здесь указывается причина того, что многие из воинов, вышедших из Египта, не были обрезаны, а затем оказались нарушителями Божиих заповедей. Объяснение это имеет, очевидно, ближайшую связь со словами 4-го ст.: и елицы тогда не обрезани быша от изшедших из Египта. По переводу с еврейского, объясняется здесь то, почему перемерли все вышедшие из Египта взрослые (мужи войны) — указывается на непослушание гласу Господню, как на причину осуждения их на вымирание.


Привнесение в это объяснение библейского писателя слов греко-славянского перевода потому многие и не были обрезаны не является уместным потому, что осужденные на вымирание в пустыне принадлежали к обрезанным при выходе из Египта, как сказано в начальных словах 5-го ст. Слова потому многие и не были обрезаны приложимы только к другой части народа, которая состояла из родившихся в пустыне, но об этой части израильского народа говорится в следующее 7-м ст.


Сделанный в русском переводе опыт соединения двух переводов (с греческого и еврейского) не оказывается, таким образом, достигающим своей цели. Вследствие этого и здесь оказывается необходимым сделать выбор одного из двух переводов данного места, служащего наиболее точной передачей библейского текста. Этим одним переводом греко-славянский не может служить, потому что в нем выражено то же, как и в 4-м ст., представление о существовании многих необрезанных израильтян между вышедшими из Египта. Это представление, как объяснено выше, не согласуется с начальными словами 5-го стиха по греко-славянскому переводу: яко обрезани быша вси людие изшедшии и — с библейским повествованием о событиях Исхода и Синайского законодательства. Перевод с еврейского текста, как не заключающий этого представления, заслуживает уже по этому предпочтения. К тому, чтобы признать его точной передачей библейского текста данного места, располагает и согласие его с переводом блаж. Иеронима, у которого оно передано словами: donec consumerentur qui non audierant vocem Domini, et quibus ante iuraverat ut non ostenderet eis terram lacte et melle manantem = «пока истребились те, которые не слушали гласа Господня и которым прежде клялся, что не покажет им земли, текущей молоком и медом».


Если на основании приведенных соображений сосредоточивать внимание только на словах 6-го ст., не огражденных скобками, то смысл их получается следующий. Библейский писатель объясняет здесь то, как и почему умерли в пустыне взрослые израильтяне, вышедшие из Египта. Это произошло, говорит он, во время 40-летнего хождения по пустыне, на которое осуждены были все совершеннолетние, потому что они оказали неповиновение Господу; за это по божественному определению (Господь клялся) они были лишены наследования обещанной их предкам прекрасной земли.


6 Когда Иисус Навин, исполняя требование явившегося ему, снял обувь свою и вместе с этим ясно понял, что находится в присутствии Божием, Господь открыл ему свою волю.


6:2-6 Божественное откровение начинается возвещением Иисусу Навину определения высшей воли о передаче Иерихона вместе с царем и сильными людьми в руки израильского вождя. Затем Господь указывает самый способ к выполнению этого определения — способ необыкновенный, при котором сила оружия совершенно устранялась и заменялась всемогущей силой Господа Бога Израилева. Он состоял в том, чтобы предшествуемый всеми способными к войне израильтянами и семью священниками с юбилейными трубами ковчег был обносим в течение шести дней по одному разу, а в 7-й день 7 раз, и только при этом последнем обхождении, когда раздастся звук священнической трубы, весь народ воскликнул громким голосом; в это время — стена города обрушится до основания. Самое главное в этом способе, как он только в главных чертах изложен писателем книги, состоит в том, что вокруг Иерихона обносится ковчег или обходит ковчег Господень (10 ст.), который, как служащий престолом Господа, знаменует непосредственное Его присутствие среди Его народа. Такое представление о ковчеге Господнем библейский писатель выразил еще в том, что вместо ковчега употребил (7 ст.) божественное имя: Господь (одинаково по еврейскому тексту и греко-славянскому переводу). Из народа все способные к войне под водительством Господа обходят город подобно тому, как при обыкновенных войнах окружают завоевываемый город неприятельские войска. Но тогда как последние при таком нападении в древние времена насыпали земляные валы, устрояли машины, израильское войско не предпринимает ничего подобного; вместо этого оно должно сохранять полное молчание при обхождении города (за исключением последней минуты), через это выражая благоговение пред своим верховным Вождем, а также и то, что не оружием будет достигнута победа над врагом. На присутствие Господа среди израильского войска указывал еще трубный звук, служивший одним из знамений сошествия Господа на Синай (Исх 19:16), а в обрядовых установлениях служивший напоминанием Господу о Его народе (Чис 10:9). То, что лица (7 священников), предметы (7 юбилейных труб или рогов) и действия (7 дней обхождения вокруг Иерихона, 7 обхождений в 7-й день) определяются священным числом: 7, числом дел Божиих при творении мира, показывает, что эти лица, предметы и действия имеют характер не военный, а священный, проникнутый мыслью о Боге, как единственном виновнике того, что имеет совершиться. Как ничтожно было участие народа во взятии Иерихона, выражением этого служит то, что ему предоставлено было, кроме хождения, одно действие — громкое восклицание при обхождении города в 7-й раз 7-го дня. То, что явившегося Иисусу Навину писатель называет Господом, является согласным с другими местами библейского текста, например с Исх 3:2,4 и далее, где имя Ангел Господень заменяется именами: Господь и Бог. Слова 1-го ст. (и находящихся в нем) отсутствуют в евр. тексте и значительном числе греческих списков. Юбилейными трубами называются особого устройства трубы, в которые трубили при наступлении юбилейного года (Лев 25:9); они отличались от серебряных труб, служивших во время странствования для собирания общества и при объявлении об отправлении в путь (Чис 10:2). В 4-м ст. юбилейная труба названа юбилейным рогом, потому, конечно, что она делалась из рогов животных. В древнейших списках перевода LXX-ти (Ватиканский и Александрийский) 3-й ст. или — по другим изданиям — 4-й и не читается, несмотря на особенную важность его содержания, так как именно в нем излагается повеление об обнесении ковчега вокруг Иерихона. Отсутствовал этот стих и в древнем рукописном славянском переводе (В. Лебедев, с. 360). Но в Амвросианском списке, также древнем, он находится.


6:6-16 Дальнейшее повествование служит изложением того, как Иисус Навин объявил божественное повеление священникам и народу (5-9) и как теми и другими оно было исполнено (9-15). Это исполнение, соответствуя в основном божественному повелению, представляет некоторые подробности, в нем ясно не указанные. Так, распоряжением Иисуса Навина одним из вооруженных людей указано место пред ковчегом завета (6), впереди священников (8), а остальная часть народа, со священниками во главе, которые трубили трубами, должна была следовать за ковчегом (8 и 12); народ во время обхождения Иерихона не должен был разговаривать и делать какие-либо восклицания (9); обхождение начиналось рано по утру (11), а в 7-й день — рано, при появлении зари для того, чтобы до наступления ночи могло быть совершено семикратное обхождение вокруг города.


6:7 (евр. 7). Слова (им, чтобы они сказали) внесены из славянской Библии (...им ...повелите), следующей греческому переводу: αὐτοι̃ς... παραγγείλατε. Этому соответствует в еврейском тексте, как пишется: ваийомеру = «и сказали», а читается: ваийомер = «и сказал». Из этих чтений наиболее сообразным представляется последнее, по которому сам Иисус Навин передал повеление народу, основанием для чего служит то, что в ст. 9 и по еврейскому тексту и по греко-славянскому переводу сам Иисус дал народу повеление и сказал.


6:9  А идущие позади следовали за ковчегом (завета Господня), во время шествия трубя трубами. Этим словам в Ватиканском, Александрийском и некоторых других списках, а равно в Сикстинский Библии, соответствует: καὶ οἱ ἱερει̃ς οἱ οὐραγου̃ντες ὀπίσω τη̃ς κιβωτου̃ τη̃ς διαθήκης Κυρίου σαλπίζοντες = «и священники, шедшие позади ковчега завета Господня трубя»1И в конечных словах 12-го ст. по греческому переводу слово οἱ ἱερει̃ς = «священники» предшествует словам: идучи трубили трубами. Это дополнение из греческого перевода настолько необходимо здесь, что оно делается даже в переводах с еврейского, каков ревизованный английский перевод Библии.. По этому переводу производили трубный звук следовавшие за ковчегом священники, а не народ, шедший вместе с ними. Эта особенность греческого перевода заслуживает особенного внимания, потому что ею разрешается недоумение, возбуждаемое здесь словами нынешнего еврейского текста, по которым трубил во время шествия народ, шедший позади ковчега, между тем как народу в следующем затем стихе внушается сохранять совершенное молчание. Слово «священники», сохраненное греческим переводом данного места, здесь требуется контекстом библейской речи.


6:17-21 Когда в 7-й раз 7-го дня, бывшего, вероятно, субботою, совершалось шествие вокруг Иерихона и священники трубили трубами, Иисус Навин велел народу воскликнуть в знак того, что Господь предал ему город, и вместе с тем объявил, что этот город будет под заклятием, т. е. всецело посвящен Богу, как безвозвратный дар. Заклятие — по-еврейски херем, что значит «отделение», «совершенное посвящение», по греческому переводу ἀνάθεμα, что имеет то же значение. По законам о заклятии (Лев 27:28-33; Втор 13:15; 20:17-18 и др. места) все живое от человека до скота предаваемо было смерти, а все прочее истребляемо или передаваемо в святилище. Заклятие было самым высшим в ветхозаветное время обетом, которым выражали полную, самоотверженную преданность Богу и благодарность (Чис 21:2). Что Иисус Навин наложил заклятие на Иерихон, прежде его взятия, свидетельствует о том, что он вполне сознавал великое значение события, имеющего совершиться. Падение стен иерихонских было столько же чудом божественного всемогущества, сколько и неоцененным даром Божиим израильскому народу, необходимым для завоевания Ханаанской земли. Если бы израильтяне под стенами Иерихона были предоставлены самим себе, взятие этого укрепленного города представило бы для них, без сомнения, величайшие трудности при неимении у них различных орудий, необходимых для взятия подобных городов и непривычке их, как выросших в пустыне, к этому военному делу. При продолжительной осаде Иерихона на выручку его подоспела бы, конечно, помощь со стороны других ханаанских городов и израильтянам пришлось бы одновременно вести войну и с этими последними, и с осажденным городом. Совершившееся, по действию Божию, через самый малый промежуток времени падение стен иерихонских не только избавляло израильский народ от трудностей осады укрепленного города, но вместе с тем служило очевидным для всякого знаком благословения Божия на его усилия овладеть Ханаанской землей, а вместе с тем — залогом успеха в достижении цели. И насколько это чудо божественного всемогущества должно было поднять дух израильтян, настолько же оно, без сомнения, увеличивало упадок духа у ханаанских народов. При мысли о великом значении чудесного падения стен Иерихона становится понятным произнесенный Иисусом Навином необыкновенный обет — посвятить этот город со всем в нем находящимся Господу как начаток городов Ханаанской земли. Действие этого обета не должно было распространяться только на Раавь.


6:17 В словах: Господу (сил) последнее привнесено из греко-славянского перевода, основывающегося на большинство греческих списков, в которых читается: τω̨̃ Κυρίω̨ ΣαβαώθВатиканском и других списках) или: τω̨̃ Κυρίω̨ τω̃ν δυνάμεωνАлександрийском, Амвросианском и других списках).


6:19  Сокровищница Господня, в которую должны были вноситься найденные в Иерихоне золото, серебро и другие металлы, находилась при Скинии Собрания (Чис 31:54).


В словах (вся) стена первое — не находится в некоторых из древнейших (Александрийском, Амвросианском) и позднейших списков, как и в еврейском тексте, и это опущение слова «вся» заслуживает внимание ввиду того, между прочим, что часть стены, на которой или около которой (см. к 2:15) находился дом Раави, должна была сохраниться, в противном случае обрушился бы и дом Раави, который в дальнейших словах библейского повествования (ст. 21-22) представляется уцелевшим вместе со всеми, находившимися в нем.


6:22-23 Раави со всеми ее родственниками была сохранена жизнь вследствие клятвы, данной ей бывшими соглядатаями, которые посланы были в ее дом, чтобы вывести всех находившихся в нем. Как не принадлежавшие к израильскому народу, они водворены были вне израильского стана. Впоследствии Раавь вошла в состав израильского народа и жила среди него, когда оставила, конечно, языческие верования и открыто стала исповедовать Бога израилева. Сказанное о Раави: И она живет среди Израиля до сего дня — показывает, что писатель книги пользовался памятниками, написанными несколько спустя после самих событий. По «Иудейским древностям» Иосифа Флавия (V, 1, §7) Иисус Навин дал ей участок земли и относился к ней с почтением. Живя среди израильтян, она так сблизилась с ними, что сделалась женою Салмона, князя Иудина колена (Руфь 4:20) и матерью Вооза (Мф 1:5), которые были предками Давида, а вместе и предками Христа Спасителя. Апостолы относили Раавь к ветхозаветным праведникам, которые спаслись от гибели верою (Евр 11:31) и соединенными с нею делами получили оправдание (Иак 2:25), а отцы и учители церкви в лице хананеянки Раави, уверовавшей в истинного Бога и оставившей прежнюю порочную жизнь, усматривали прообраз Церкви Христовой из язычников (Творения блаж. Феодорита, епископа Кирского. Т. 1, с. 272).


6:26 Для того, чтобы разрушенные Богом иерихонские стены остались вековечным памятником совершившегося необычайного события, Иисус Навин наложил проклятие на того, кто их захотел бы восстановить. Слова восставит и построит город сей Иерихон указывают на построение не домов, а именно городских стен, делающих населенное место огражденным местом или городом; в таком значении еврейский глагол строить (бана) употреблен, например в 3 Цар 15:17: Вааса начал строить Раму; 2 Пар 11:6: сострои (славянская Библия) или укрепил (русский синодальный перевод) Вифлеем. И так как проклятие обращено было именно на восстановителя городских стен, а не жилых домов, то поэтому и в ближайшее к данному событию время Иерихон не переставал быть населенным местом Вениаминова колена или городом в общем смысле, как видно из Нав 18:21; Суд 3:13; 2 Цар 10:5.


Слова: «Так и сделал Азан... постановил ворота его» отсутствуют в еврейском тексте и переводе блаж. Иеронима, но находятся в древнейших и многих позднейших греческих списках и изданиях. Они находятся в 3 Цар 16:34, где читаются в несколько измененной форме (вместо Азан читается Ахиил, вместо спасенном — Сегуве); отсюда они перенесены в кн. Навина как исполнение пророческого проклятия. В Гекзаплах Оригена к 6:25 не сохранилось указания на эти слова, как излишние против еврейского текста: из этого с вероятностью можно выводить, что в греческом переводе его времени не читались еще эти дополнительные слова.


7:1 Высокое чувство, которое выразилось в посвящении Господу Иерихона, не было столь всеобщим у израильского народа, чтобы не явилось ни одного исключения. Такое исключение оказалось в лице Ахана, который взял из заклятого, т. е. совершил святотатство. Это тяжкое преступление вменено было сынам Израилевым, как составлявшим один народ Господень (Чис 11:29), одно общество (Лев 10:6; Чис 1:53), которое подлежало поэтому ответственности за проступки своих членов, почему должно было истреблять зло из среды себя (Втор 13:5-17; 17:7 и др.), если хотело избегнуть наказания от Бога. Поэтому библейский повествователь, намереваясь говорить о преступлении Ахана, начинает словами: И сделали сыны израилевы преступление, имея в виду указать не на участие народа в совершении преступления, а на виновность его пред Богом за грех одного из его членов.


Слова (великое) (и взяли) внесены из греко-славянского перевода; первое не читается, впрочем, в Александрийском и других списках.


Ахан — так назван этот потомок Иуды по еврейскому тексту в данном месте и в 22:20; а в 1 Пар 2:7 — Ахар. Эта неодинаковость начертания имени отразилась и в греческих списках, из которых в Ватиканском читается в данном месте текста Иисуса Навина имя Ахар, в Александрийском и других списках Ахан. Первоначальным нужно признать это последнее, как указываемое одинаково в двух местах еврейским текстом; буква «р» явилась, вероятно, впоследствии под влиянием названия долины Ахор, в которой он побит был камнями. По родословию Ахан принадлежал к пятому поколению потомков Зары, сына Иуда (1 Пар 2:7), но ввиду большого протяжения времени, отделяющего патриарха Иуду от Ахана, можно думать, что это родословие неполное.


7:2-5 Преступление Ахана открыто было не тотчас после его совершения, а спустя некоторое время, в продолжение которого израильтян постигло неожиданное несчастье, служившее наказанием за его преступление. Оно сделалось известным не прежде постигшей израильское оружие неудачи для того, чтобы через это со всею ясностью открылась не только важность совершенного греха, но и необходимость неуклонного исполнения божественных заповедей для получения божественной помощи при завоевании Ханаана, без которой израильское оружие не могло иметь никакого успеха. Несчастье произошло при завоевании небольшого города Гая, находившегося в недалеком расстоянии от Иерихона, близь Беф-Авена, с восточной стороны Вефиля. Что после взятия Иерихона Иисус Навин направил свое оружие на ту часть Ханаанской земли, в которой находился Гай и которая составляет срединную ее полосу, в этом справедливо усматривается (Cook. Commentary. II, 4-5) замечательный стратегический план, состоявший в том, чтобы, овладев этой полосой, разъединить южную и северную части страны и затем действовать против каждой из них отдельно. Известное положение Вефиля на месте нынешнего Бейтина, к северу от Иерусалима, делает известным и общее положение Гая. Исследователями библейской географии место этого города указывается к востоку от Бейтина, на холме около деревни Дейр Дюван, носящем в настоящее время название Телль («груда камней»), которое напоминает указанное в 8:28 обращение Гая в вечные развалины1 Tristram. Bible Places. 10. Другое указывают, впрочем, место Гая на вершине другого холма, находящегося также вблизи Бейтина и называемое Телль-ель-Гаджар (Keil. Iosua. 55).. Какая местность разумеется под Беф-Авеном, в 18:12, названным пустынею, остается неизвестным с точностью; предполагают, что местность, носившая это название, значившее «дом пустоты», т. е. «идолов», находилась так близко к Вефилю, что в последующее время ее названием стало заменяться название Вефиль («дом Божий»), как несоответствовавшее, по воззрению пророков (Ос 4:15; 5:8), совершавшемуся в Вефиле идолослужению. Такая замена одного названия другим не дает, однако, права смотреть на название Беф-Авен как на внесенное в текст книги Иисуса Навина кем-либо в позднейшее время (Прот. М. Херасков. Обозрение исторических книг Ветхого Завета. 22). Неправильность такого предположения видна из того, что Беф-Авен назван в 18:12 при описании границы Вениаминова колена как совершенно определенная и известная местность; равно как в 1 Цар 13:5 и 14:23 он назван в таком же значении при описании войны Саула с филистимлянами. Несмотря на незначительность Гая, о чем предварительно осведомился Иисус Навин через особо посланных лиц, нападение совершенно не удалось; израильский отряд был отражен с потерей 36 человек и преследуем до Севарима, как назывались, вероятно, каменоломни на спуске с горы. В греко-славянском переводе словам до Севарима соответствуют дондеже сокрушиша (συνέτριψαν), что показывает, что еврейское слово «Севарим» читали иначе и принимали за форму шавар = «ломать, разбивать». Неточность этого перевода признана была уже в древнее время, как показывает один из греческих списков, в котором вместо приведенного греческого перевода на поле поставлено: ἕως Σεβαρεμι — «до Севарима» (Филд). У блаж. Иеронима равным образом читается ad Sabarin.


Сердце народа растаяло и стало, как вода — образное выражение, сходное с употребленными во 2:11, но еще более сильное, указывающее на совершенный упадок духа, уподобляемый пролитой воде: как последняя пропадает, так и мужество исчезло из сердца народа.


7:6-9 Такое сильное уныние народа произвело не самое поражение, как незначительное по числу убитых, а оставление его Богом, лишение божественной помощи, которое он справедливо увидел в этом поражении. Поэтому Иисус Навин и народные старейшины, поверженные в крайнюю печаль и с обычными ее внешними знаками на одежде и на головах (Лев 10:6; Чис 20:5) обратились к Господу: в Скинии Собрания они пали лицем своим на землю пред ковчегом Господним. Молитва Иисуса Навина служит выражением души потрясенной, теряющейся в недоумениях пред совершившимся печальным событием, терзаемой страхом за будущее, но души верующей, ревнующей о славе Божией, а потому смело и искренно выражающей свои тревожные мысли пред Богом. Только что испытанное поражение привело израильского вождя в такое уныние, что для него перестала быть ясной цель великих дел Божиих, совершившихся перед его глазами, и он оказывается в состоянии обратиться к Господу с вопросом, напоминающим жалобы прежнего поколения (Чис 14:2,3) о том, для чего Господь перевел народ через Иордан. Цель этого для него в то время сделалась столь неясной, что при размышлении о ней не исключается возможность предания израильтян в руки аморреев, ввиду чего высказывается даже сожаление о том, что народ не остался за Иорданом. Выражая такие мрачные мысли, Иисус Навин чувствует, однако, всю их несообразность и, как бы в оправдание себя, говорит: О, Господи! что сказать мне после того, как Израиль обратил тыл врагам своим? Это поражение было так неожиданно и столь мало согласовалось с бывшим доселе, что невольно наводило на мрачные мысли и заставило страшиться за будущую судьбу народа. Страх так овладел душой молящегося, что ему представляются уже, как неизбежные, последствия поражения, состоящие в том, что, услышав об этом, хананеи и все жители этой земли окружат израильский народ и истребят его. Но это представление о следствиях поражения, при всей подавленности духа Иисуса Навина, не овладело всецело его душой, так как оно не согласовалось с великим именем Божиим, т. е. с Его Божеским величием!.. Сознанием этого несоответствия, выраженным в виде вопроса, и заканчивается молитва: и что сделаешь имени Твоему великому, т. е. как, если истреблен будет израильский народ, сохранишь Ты от поношения со стороны других народов великое имя Твое, которое Ты показал в событиях израильской истории? На величие имени Божия указывал и Моисей в своих ходатайствах за народ (Чис 14:15; Втор 9:28).


7:10-15 Божественный ответ на мольбу Иисуса Навина последовал ему непосредственно. Он начинается повелением ему, как неповинному в совершившемся, встать с земли, но вместе с тем и упреком, выразившимся в вопросе: для чего ты пал на лице твое? То есть почему овладел тобой такой страх, явились такие мрачные мысли? Разве это согласимо с твердой верой в божественные обетования? Затем в сильных выражениях, состоящих из подобных слов (согрешил, преступили, взяли...) с присоединением еврейской частицы (гам = «даже»), усиливающей значение слов, указывается на великое преступление, совершенное народом, как на причину постигшего его поражения, вместе с угрозою лишить народ божественной помощи, если он не истребит из среды своей заклятого, т. е. если то, что взято из посвященного Богу, не будет возвращено к своему назначению (6:18). Ответ оканчивается повелением — встать, освятить народ (см. 3:5) к утру следующего дня, объявить ему о совершенном кем-то из его среды преступлении и о способе, посредством которого будет найден виновник этого. Ст. 14-й замечателен в том отношении, что в нем с особенной ясностью указан состав израильского народа, как состоявшего из колен, поколений, домов или родов и отдельных семейств; главами последних были «мужи» (по еврейскому тексту и греко-славянскому переводу по мужем вместо по одному человеку). Где именно и как производилось расследование виновного в преступлении, в повествовании особо не указано. Но так как поведено было народу освятиться, а явление народа на место расследования выражено глаголом «приближаться» (по еврейскому тексту вместо подходите), употреблявшимся, хотя и не исключительно, о явлении пред Господом (Лев 16:1), так как указание виновного принадлежало Самому Богу (укажет Господь), то на основании этого можно думать, что местом этого народного собрания служил двор Скинии. Соответствующий слову укажет еврейский глагол (лакад) способствует определению и самого способа, посредством которого найден виновный. Дело здесь в том, что этот глагол в других местах ветхозаветных книг употребляется для обозначения указания, получаемого посредством жребия. Так, в 1 Цар 14:42 Саул говорит: бросьте жребий между мною и Ионафаном... и (по буквальному переводу с еврейского) «указан (иллакед) Ионафан» (чему в русском переводе соответствует: Жребий пал на Ионафана. Этот же глагол употреблен при избрании Саула на царство в 1 Цар 10:20,21, где сказано: и указано колено Вениаминово... и указано племя Матриево... Такое значение еврейского глагола, употребленного в данном месте кн. Иисуса Навина, делает весьма правдоподобным то представление, что, при разыскании виновного в святотатстве, употреблен был жребий, согласно с чем слова: укажет Господь (14) и переведены в Вульгате (sors invenerit = «жребий покажет»). При этом решение посредством жребия принималось за решение Божие (ср. Притч 16:33). Само бросание жребия, нигде не указанное в священных книгах, состояло, вероятно, в том, что дощечки с надписями имен или предметов, подлежавших выбору или решению, или камешки различных цветов клались в ящик или полу (Притч 16:33) и вынутая дощечка или камешек, согласно с наперед условленным значением, служили указанием положительного или отрицательного ответа. Виновному в святотатстве назначена самая тяжкая и позорная казнь через сожжение (ср. Лев 20:14), которое совершалось, однако, не над живым, а над умершим, как видно из Нав 7:25. Причина назначения этой казни указана в том, что совершивший это преступление сделал двойной грех: против Бога, дерзко нарушив Его заповеди о заклятом, как великой святыне Господней (Лев 27:28; Втор 13:17), и вместе с тем нарушив завет с Богом (Исх 19:8) и против своего народа, совершив среди него беззаконие, или — ближе к значению употребленного здесь еврейского слова невала — «позорное дело», унижающее достоинство его, как народа Божия.


7:16-26 Обращение к указанному жребием виновнику преступления со словами сын мой свидетельствует о человеколюбии и кротости израильского вождя.


Воздай славу Господу, как всеведущему, от которого не может укрыться никакая неправда. Эти слова, употреблявшиеся и во время Христа Спасителя (Ин 9:24), служили особым призывом от имени Божия высказать истину.


Прекрасную Сеннаарскую одежду, т. е. сделанную в Сеннааре (Быт 10:10), частнее — в Вавилонии (11:2,9), которая славилась искусством приготовлять разноцветные одежды.


Двести сиклей серебра на наши деньги около 160 руб. (С. А. Булатова. Древнееврейские монеты. 1886, с. 140).


Слиток золота весом в пятьдесят сиклей. Слову слиток в еврейском тексте соответствует лешон, что значит «язык», как и переведено у LXX-ти: γλω̃σσαν, в славянской Библии — сосуд. У комментаторов разумеется большей частью украшение, домашний прибор или оружие в виде языка (у римлян длинный меч назывался «язычком». 50 сиклей золота на наши деньги более 500 руб.2По исследованиям нумизматов (Брандиса, Шрадера и др.) золото в Передней Азии в древние времена ценилось выше серебра в 13 1/3 раз. (Riehm. Handwörterbuch, стр. 482, 1000, 1450). Следовательно, если серебряный сикль стоил 80 к., то золотой — 10 р. 66 к., а 50 золотых сиклей — 533 р.


7:25 Весь народ в лице, конечно, своих представителей участвовал в наказании Ахана, потому что своим преступлением он навлек гнев Господа на весь народ. По закону на израильском народе лежала обязанность истреблять зло из среды своей через наказание виновных (Лев 20:1; 24:16; Втор 17:7 и др.). Что вместе с Аханом были побиты камнями его сыновья и дочери, особо не сказано в библейском тексте; но это справедливо выводится из того, что они приведены были на место казни со всем имуществом отца (ст. 24), и из того, что после слов побили его, т. е. Ахана, все израильтяне камнями непосредственно следует: и сожгли их огнем и наметали на них камни; здесь местоимение их вместо его в предшествующих им словах относится, очевидно, к названным прежде сыновьям и дочерям Ахана, которые, следовательно, также побиты были камнями и затем преданы сожжению. А основанием для наказания детей вместе с отцом, который, собственно, совершил преступление, при существовании закона о наказании только за свое преступление (Втор 24:16), служит то, что сыновья и дочери Ахана знали об этих похищенных из заклятого вещах, хранившихся в шатре, видели, когда отец зарывал их в землю. Это объяснение принадлежит древнехристианскому времени и высказано Прокопием Гасским3 Migne. Patrotogia. S. gr. t. LXXXVII, p. 1017: τοὺς δὲ προσήκοντας ’Αχαρ ὡς συνιεδίτας ἀπώλεσε — «и близких Ахара, как знавших, погубил».. У LXX-ти по древнейшим спискам (Ватиканскому, Александрийскому и др. унциальным) последние слова 25-го стиха: и сожгли их огнем и наметали на них камни не читались; в Гекзаплах Оригена греческий перевод этих слов отмечен астериском, указывающим на восполнение здесь греческого перевода; это дополнение, соответствующее еврейскому тексту, сохранилось в некоторых позднейших греческих списках, а из изданий — в Комплютенской Полиглотте, в которых читается: κατέκαυσαν αὐτα ἐν πυρὶ καὶ ἐλιθοβόλησαν ἀυτοὺς ἐνλίθοις4В Московской греческой Библии эти слова читаются, хотя в Александрийском списке их нет. = «сожгли это в огне и побили их камнями». Этому дополненному чтению греческих стихов и следует славянский перевод с той особенностью, что «это» в нем заменено словом вся, что читается только в латинском переводе (et cuncta quae illius erant, igne consumpta sunt = «и все, что у него было, сожжено огнем»). Таким образом, несмотря на некоторые колебания в передаче данного места по спискам греческого перевода, путем исправления последнего достигнуто согласие его с еврейским текстом.


7:26 Долина близ Галгала, в которой Ахан предан казни, от совершившегося в ней печального события, которое служило завершением тяжкого преступления (ст. 25), получила название Ахор, что значит «горе, беда». У пророков (Ос 2:15; Ис 65:10), в их предсказаниях о будущем спасении, эта долина горя преобразуется в место радости и изображается как место надежды и отдыха.


8:1-2 После того, как народ очистился от лежавшей на нем вины, последовало Иисусу Навину божественное откровение, ободрявшее его обетованием — предать Гай в его руки и повелевшее выступить против него не с малым отрядом, как прежде, а со всеми силами (за исключением, конечно, той части, какая должна была остаться в Галгале для охранения израильского стана). Хотя количество выступившего войска не указано, но во всяком случае, оно должно быть очень значительно. Если из 21/2 восточно-иорданских колен выбрано было около 40 тысяч войска, т. е. около 15 тысяч от колена, то от 12 колен израильских должно было выступить около 180 тысяч. Причина назначения такого большого количества войска против незначительного города 12 тыс. жителей (ст. 25) могла заключаться и в понесенном прежде поражении, ослабившем мужество израильтян, и в том вообще, что взятие даже небольшого города для них, как выросших в пустыне, представляло большие трудности. В этом же заключается и причина повеления — сделать засаду позади города, т. е. с западной стороны (ст. 9). Обращение к такому приему, придуманному человеческим искусством, не представляет ничего не согласного с божественным величием. Так как взятие города Гая предоставлено было самим израильтянам, без особенной сверхъестественной помощи, то они могли и должны были употребить для этого наиболее целесообразные способы. А так как они не были знакомы с последними, то Господь и указывает на один из них, состоявший в устройстве засады. Повелевая сделать это, Господь, по словам блаженного Феодорита, «учит вверившихся Его мановению пользоваться и человеческими промышлениями. Поелику первый город взяли одним звуком труб, то весьма кстати научаются тому, чтобы подвизаться, трудиться и ожидать Божией помощи» (Творения блаженного Феодорита. Т. 1, с. 279-280).


8:3-9 Отряд, назначенный в засаду, должен был отправиться к Гаю ночью и, при небольшом расстоянии его от Галгала (около 20 верст), мог достигнуть окрестностей города ранним утром следующего дня и укрыться в глубокой долине, называемой исследователями1 Tristram. Bible places. 110. К северу от холма Телль-ель-Гаджар, который признается некоторыми местом Гая, находится также глубокая долина с обрывистыми краями. Keil. Iosua. 62. вади Гарит, которая находится между Гаем (о месте его см. к 7:2) и Вефилем. Посланные в засаду должны были, по наказу Иисуса Навина, не отходить далеко от города и быть постоянно готовыми к тому, чтобы вторгнуться в него, когда выйдут его защитники для преследования израильского войска, которое притворно обратится в бегство; овладев городом, находившиеся в засаде должны были зажечь его.


8:10-11 Между тем как посланный отряд занял около Гая назначенное ему место к западу от города, Иисус Навин, проведший ночь среди назначенного в поход войска, ранним утром следующего дня осмотрел его и затем направился к Гаю, идя вместе со старейшинами во главе войска. Он подошел к городу с восточной стороны, а засада находилась с западной. Такое именно представление о месте расположения главного израильского войска выражено в греческом переводе LXX-ти, передачей которого служат слова 11-го стиха, по русскому переводу, согласному со славянским: приближился и подошел к городу с восточной стороны, засада же была к западу от города2В греческом тексте, как и в славянском, скобок здесь нет.. В нынешнем еврейском тексте и переводе блаженного Иеронима вместо вышеприведенных слов конца 11-го стиха читается: и расположились станом с северной стороны Гая, а между ним и Гаем была долина. Эти слова еврейского текста не читались у LXX-ти по древнейшим его спискам (Ватиканскому, Александрийскому и др.); они внесены в греческий перевод Оригеном в его Гекзаплах, из которых перешли затем в позднейшие греческие списки и являются в них то на полях текста в виде примечаний, то в самом тексте, как в Лукиановских списках (Филд) и изданиях Комплютенском и Альдинском, с которыми согласован нынешний славянский перевод 12-го ст., а вместе с ним и русский. Таким образом, данное место библейского текста передано по русскому переводу в двух видах: по древнейшим спискам перевода LXX-ти Иисус Навин подошел к Гаю с восточной стороны, а по еврейскому тексту и некоторым позднейшим греческим спискам — с северной. Древнейший, доострожский, славянский перевод следовал здесь переводу LXX-ти по древнейшим его спискам (В. Лебедев. С. 355): нынешний славянский перевод, как и русский, согласуется здесь в 11-м ст. с древнейшими списками перевода LXX-ти, а в 12-м — с нынешним еврейским текстом и с позднейшими греческими списками. Какой из этих переводов конца 11-го и начала 12-го стиха имеет на своей стороне преимущество, это будет объяснено при рассмотрении следующих стихов.


8:12-13 То, что читается в этих стихах по русскому переводу и нынешнему славянскому, составляет, как было замечено, передачу еврейского текста согласующихся с ним позднейших греческих списков и основанных на последних изданиях греческого перевода, каковы Комплютенская Полиглотта и Альдинская Библия3Вполне соответствующий славяно-русскому переводу 12-13 стихов греческий перевод читается в московской греческой Библии, хотя в Александрийском списке не находится того, что читается в данном месте по этому изданию.. В древнейших греческих списках перевода LXX-ти и основанных на них изданиях, каково Сикстинское, отсутствует то, что содержится в этих стихах по нынешним нашим переводам. В древних греческих списках после конечных слов 11-го стиха: засада же была к западу от города следовал непосредственно 14-й стих: καὶ ἐγένετο ὡς εἰ̃δεν βασιλεὺς Γαι = когда увидел это царь Гайский. В древнем доострожском переводе также не читалось того, что находится в 12-13 ст.4См. В. Лебедев, с. 361, где сказано, что «ст. 12-13, опущенные в доострожском тексте, согласно с АВ (т. е. с Александрийским и Ватиканским списками), в Острожском заимствованы из Альдинского и Комплютенского изданий». Это совпадение доострожского перевода с древнейшими греческими списками в опущении 12-13 стихов знаменательно в том отношении, что этим указывается верный путь к устранению недоумений, возбуждаемых содержанием этих двух стихов. Сказанное в них представляет явное несходство с тем, что изложено в предшествующих стихах. Вместо восточной стороны Гая место для израильского стана указывается здесь на северной стороне; вместо засады в 30 тыс., находившейся между Вефилем и Гаем с западной стороны последнего (9 ст.), здесь говорится о засаде из 5 тыс. также между Вефилем и Гаем с западной стороны города (12 ст.). Разрешение этой второй разности представляет особенные трудности для комментаторов, объясняющих перевод с нынешнего еврейского текста5О различных объяснениях этой разности см. Cook. Commentary. II, 42. В отечественной литературе см. В. Лебедев, с. 322.. Принятое в нашей учебной литературе6См. вышеназванные учебные пособия протоиереев М. Хераскова и П. А. Владимирского. объяснение, что у Гая устроены были две засады, первая в 30 тыс., вторая в 5 тыс., представляется неправдоподобным ввиду того, что первая засада была слишком велика сравнительно с числом жителей Гая, чтобы нужно было подкреплять ее. Неясными являются и последние слова 13-го ст.: И пришел Иисус в ту ночь на средину долины. Из них видно, что, подошедши к Гаю с войском, Иисус Навин не сделал на него в этот день нападения и сам не подвергся нападению со стороны гайского царя; только в следующую за тем ночь он выступил на долину перед городом и при наступлении утра был замечен гайским царем (ст. 15). И это промедление в нападении на город и незамеченность целого войска вблизи его в течение некоторой части дня и ночи возбуждают, естественно, недоумение, для которого библейский текст не дает объяснения. Выход из этих затруднений, представляемых содержанием 12-13 стихов, и дает перевод LXX-ти по древнейшим его спискам, как исключающий из текста эти стихи; а древний славянский перевод, не имеющий их, также усиливает важность этой особенности перевода LXX-ти: если ни LXX-т толковников, ни древние наши переводчики не включили этих стихов в библейский текст, то нам со спокойной совестью можно последовать их примеру и не вносить в отечественный перевод того, что в данном месте явилось в позднейших греческих списках под влиянием нынешнего еврейского текста7Рассмотрение нынешнего еврейского текста 12-13 стихов приводит и некоторых из западно-христианских библеистов, исключительно пользующихся еврейским текстом, ко взгляду на эти стихи, как на позднейшую вставку или глоссу, сообщающую более точное сведение о количестве людей, посланных в засаду (т. е. о 5 только тысячах), чем то, какое дано в 3 ст. (т. е. о 30 тыс.); последнее число признается измененным против первоначального (5 тыс.), которое означено было еврейской буквой ге = 5 тыс.; при этом предполагается, что эту букву переписчик еврейского текста по ошибке принял за ламед = 30 тыс. Это последнее число, как ошибочное, и исправлялось указанной глоссой. Keil. Iosua. 62-63. Хотя автор этого толкования отказался от своего взгляда на 12-13 ст. как на позднейшую вставку, но самое возникновение его у немецкого комментатора указывает на большое недоумение, возбуждаемое нынешним еврейским текстом этих стихов.. На основании этого сказанное в 11 ст., что израильское войско подошло к городу с восточной стороны, сохраняет полную свою силу.


8:14 Как скоро увидел гайский царь приближающееся израильское войско, он поспешно выступил со своими воинами навстречу ему в назначенное место пред равниной. Слова встав рано составляют перевод читаемого в Комплютенском и Альдинском изданиях и в некоторых греческих списках, равно как в еврейском тексте, речения (ваиашкиму = ὤρθρισε); в древнейших греческих списках (Ватиканском, Александрийском и др.) они не читаются. Место, где должны были собраться жители Гая для отражения израильтян, нападение которых, очевидно, ожидалось (ср. ст. 17), было наперед назначено; оно находилось пред равниной (по еврейскому тексту гаараба, как обыкновенно называлась Иорданская долина), под которой разумеется, вероятно, пустынная местность на восток от Гая в направлении к Иордану, по которой шел путь израильского войска к этому городу.


8:17 Воины Вефиля, находившегося недалеко от Гая, были, очевидно, приглашены царем последнего на помощь ввиду ожидавшегося нового нападения израильтян.


8:18-19 Поднятие копья могло быть видно находящимся в засаде, если это сделано было с высокого места, на котором находился, вероятно, израильский вождь во время битвы, а могло тотчас сделаться известным находившимся в засаде и в случае, если от последних посланы были особые люди для получения распоряжений от Иисуса Навина.


8:20  И не было для них места, куда бы бежать, или, по буквальному переводу с еврейского: «и не стало у них рук, чтобы бежать туда или сюда», т. е. не стало силы, органом которой служат руки, или, по переводу блаженного Иеронима: non potuerunt ultra huc illucque diffugere = «не могли туда или сюда бежать». Такой же смысл имеет сходное с этим выражение в Пс 75:6: не нашли все мужи силы рук своих.


8:29 Гайский царь был повешен на дереве после того, как был умерщвлен; так поступлено было и с другими ханаанскими царями по ясному свидетельству 10:26; труп оставался на дереве до вечера (Втор 21:22-23).


8:30-35  Тогда Иисус устроил жертвенник Господу... на горе Гевал. Ближайший смысл выражения тогда... устроил состоит, конечно, в том, что построение жертвенника на горе Гевал совершилось после завоевания Гая, о котором говорилось перед этим. Это понимание возбуждает, однако, недоумение в том отношении, что в предшествующем повествовании не было сказано о завоевании той местности, в которой находится гора Гевал с близ лежащей Гаризим; предпринимать же путешествие в незавоеванную местность, находящуюся от иерихонского Галгала в значительном расстоянии (около 60 верст), с женами, детьми и пришельцами (ст. 35) и оставаться здесь в продолжение нескольких дней вблизи неприятельского города (Сихема) могло быть небезопасным ввиду возможных враждебных столкновений с местным населением, о которых библейский писатель не говорит, однако, в этих стихах. Это соображение приводит многих библеистов к тому представлению, что событие, изложенное в 30-35 стихах, совершилось не вслед за взятием Гая, а значительно спустя после этого и что эти стихи занимают в библейском тексте не то место, какое дано им было первоначально библейским писателем8Это понимание принято отчасти и у нас в названных выше учебных пособиях протоиереев М. Хераскова и П. А. Владимирского.. При видимой своей вероятности это объяснение не может быть признано правдоподобным уже потому, что ст. 30-35 неизменно занимают настоящее свое место в конце 8-й главы по еврейскому тексту и по древним переводам9Единственное, сколько известно, исключение в этом отношении представляет только древний Ватиканский список, в котором ст. 30-35 следуют не после 8:29, а после 9:1-2; но и по этому чтению Ватиканского списка содержимое в 30-35 ст. не отодвигается далее от завоевания Гая, так как в 9:1-2 излагается не то, что сделано было Иисусом Навином после этого завоевания, а то, что предпринимали в это время ханаанские цари.. А что касается приведенного недоумения, то оно устранимо, помимо мысли о том, что событие, изложенное в 30-35 ст., совершилось в другое, позднейшее время. Оно устраняется посредством того правдоподобного предположения, что поход израильтян против Гая не ограничивался завоеванием этого города, а простирался и на другие города среднего Ханаана. А основанием для такого предположения служит то, что средняя часть Ханаана, в которой находились названные горы, несомненно была завоевана Иисусом Навином и что завоевание ее должно было предшествовать завоеванию южного и северного Ханаана. Несомненность завоевания среднего Ханаана очевидна из самого положения его в Ханаанской земле, как центральной полосы, владение которой открывало доступ в другие части этой страны. Для Иисуса Навина это завоевание имело, как замечено было прежде, то особенное значение, что, владея этой полосой, он через это разъединял южный и северный Ханаан и облегчал для себя победу над тем и другим в отдельности. Эту свою задачу он, нужно думать, и выполнил после завоевания Гая, причем простер свое оружие до Сихема. Библейский писатель, кроме сказанного им о Гаваоне и союзных с ним городах (9 гл.), не говорит особо о завоевании среднего Ханаана, как не представлявшем, вероятно, таких замечательных событий, какими ознаменована была описанная им в 10 и 11 главах борьба с царями южного и северного Ханаана, и только упоминанием о вефильском царе, пораженном вместе с другими ханаанскими царями (12:16), показывает, что ему известно было завоевание городов среднего Ханаана. А если завоевание последнего падает на время, следовавшее за взятием Гая, то каких-либо препятствий для всенародного путешествия10Возможность этого путешествия непосредственно после завоевания Гая некоторые из западно-христианских комментаторов объясняют еще тем, что израильский стан перенесен был в это время из Иерихонского Галгала в другой Галгал, названный во Второзаконии (11:30) и находившийся ближе к Сихему, известный в настоящее время под названием Джильджилие, к юго-западу от Силома; вследствие такого положения второго Галгала на торжестве, описанном в 30-35 ст., могли присутствовать жены и дети (Keil. Iosua. 66-70). Это предположение представляется, однако, маловероятным по отсутствию каких-либо указаний на перенесение израильского стана в это время в другое место. Молчание библейского писателя об этом имеет тем большее значение, что совершившееся впоследствии перенесение Скинии из Галгала в Силом он не оставил без упоминания (18:1). к горам Гевал и Гаризим не могло быть, конечно, и Иисус Навин в самой успешности этого завоевания мог найти побуждение к тому, чтобы без замедления исполнить волю своего великого предшественника об обнародовании закона и принесении жертвы Господу в скорейшем времени (Втор 27:2: когда перейдете за Иордан) после вступления в Ханаанскую землю.


Сооружение жертвенника Господу Богу Израилеву на горе Гевал и принесение на нем всесожжения и жертв мира в присутствии всего народа (ст. 35) служили торжественным всенародным выражением преданности Господу, избравшему израильский народ своим народом, за дарованные великие милости. Жертвенник сооружен был согласно с книгой закона (Исх 20:25) и заповедью Моисея (Втор 27:5-7). Начертание закона Моисеева на камнях служило обнародованием его как закона израильской земли. Под списком (по-еврейски мишнэ = повторение, копия) закона Моисея разумеется не одно Второзаконие (τὸ δευτερονόμιον = второй закон), а именно «воспроизведение» или «список» закона Моисея; употребленному здесь слову «список» во Втор 27:3 соответствует выражение напиши все слова закона сего. О священниках (и) левитах см. к 3:3.


9:1-2 Ст. 1-2 составляют общее введение к трем следующим главам (гл. 9-11). В них намечается новое, начавшееся в то время в населении всей Ханаанской земли, движение — соединить свои силы для общей борьбы с израильским народом. Изображая всеобщность этого движения, библейский писатель указывает, как на сочувствовавших этому стремлению всех царей, владеющих важнейшими областями западно-иорданской страны (горами, долинами и берегом Средиземного моря до Ливана) и вместе с тем перечисляет жившие в ней сильнейшие племена, согласно с 3:10.


9:3-4 К общему движению против израильтян не примкнули, однако, жители Гаваона. Гаваон, в настоящее время деревня Эль-Джиб, верстах в 7 на север от Иерусалима; во время Иисуса Навина он был большим городом, подобным столицам ханаанских царей (10:2), хотя и не имел царя. Он находился на пути из среднего Ханаана к Средиземному морю по Вефоронскому спуску и стоял во главе союза из 4-х близлежащих городов. Жители его из племени евеев (ст. 7; 11:19) отличались храбростью (10:2). Несмотря на значительную силу, какой располагал Гаваон, управлявшие им старейшины не присоединились к общему движению, а избрали другой способ для того, чтобы избежать участи, постигшей жителей Иерихона и Гая (3 ст.). В том, что было известно им об израильтянах, о выходе их из Египта (ст. 9), о победах над заиорданскими царями (ст. 10) и завоевании Иерихона и Гая (3), они, подобно Раави, увидели действие высшей силы исповедуемого израильтянами Бога, Который приводит в исполнение Свое решение отдать всю Ханаанскую землю этому народу (ст. 24). Поэтому решились «и они», подобно израильтянам при завоевании Гая, употребить хитрость для сохранения своей жизни; это «и они» пред глаголом употребили (4 ст.) выражено в еврейском тексте через гам гемма, в греко-славянском словами καί γε αὐτοὶ = и сии, в русском оставлено без перевода.


9:7  Как нам заключить с вами союз, говорят старейшины Израиля, имея в виду положительное запрещение заключать союзы с ханаанскими народами (Исх 23:32; 34:12; Втор 7:2).


9:9-10 Говоря о великих делах Бога Израилева, гаваонитяне приспособляются, очевидно, к верованиям тех, к кому они пришли, чтобы просить о заключении союза. При всем этом нельзя отрицать в словах их в некоторой доли правды, как служащей объяснением решимости их встать на сторону нового победоносного народа, а не туземных царей. О переходе через Иордан, о завоевании Иерихона и Гая они умалчивают здесь потому, конечно, что этим они выдали бы близость своего жительства к месту этих недавних событий.


9:14  Израильтяне взяли их хлеба, а Господа не вопросили. Израильтяне, по-еврейски здесь гаанашим, т. е. «известные мужи», яснее обозначенные в 18 и 21 ст. словом несие = князья; в этом значении принято слово «мужи» в 14 ст. у LXX-ти, которые передали его через οἱ ἄρχοντες = князи по славянской Библии. Принятие князьями израильского народа от послов гаваонских хлеба, т. е. вообще съестных припасов, не было, нужно думать, простой пробой последних для удостоверения в продолжительности путешествия их из места жительства, потому что при этом оставалась бы непонятной внутренняя связь между этим действием князей и вопрошением Господа: простая проба хлебных припасов составляет слишком незначительное действие, чтобы на него испрашивать соизволение высочайшей воли. Поэтому если библейский писатель, сказав об этом поступке, непосредственно за этим указывает на невопрошение Господа, то этим самым располагает к тому представлению, что принятие хлеба от гаваонских послов имело иное, гораздо более важное значение: оно служило выражением со стороны израильских князей расположения к послам и их делу, т. е. согласия на сделанное ими предложение. Прежде чем отважиться на такой шаг, израильские князья во главе с Иисусом Навином действительно должны были вопросить Господа, конечно, через первосвященника, согласно с божественным повелением (Чис 27:21).


9:17 Названные здесь три города гаваонского союза достаточно известны по своему положению в средней части Палестины, в небольшом вообще расстоянии на север от Иерусалима. Кефира, в настоящее время Кефр, с сохранившимися развалинами, находится верстах в 12 к западу от Гаваона. Впоследствии этот город принадлежал Вениаминову колену (18:25). Беероф, ныне большая деревня Бирэ, на большой дороге из Иерусалима в Сихем, верстах в 12 от первого. Впоследствии он также принадлежал Вениаминову колену (18:25). Кириаф-Иарим, полагаемый обыкновенно исследователями на месте нынешней мусульманской деревни «Карьет-Эль-Энаб», находился к северо-западу от Иерусалима, в 3-х часах пути на дороге в Лидду. Он получил свое название от окружающего столь редкого в южной Палестине леса (еврейское слово ийаар значит лес), сохранившегося и в позднейшее время, по свидетельству путешественников (Tristram. Bible Places. 78). В древнее время он носил еще название Кириаф-Ваал (15:60) от находившегося, вероятно, в нем жертвенника или храма Ваала и принадлежал Иудину колену, по имени которого назывался еще Ваалом Иудиным (2 Цар 6:2).


9:18 Когда открылся обман гаваонских послов, сыны Израилевы не побили их, т. е. не предали смерти, так как начальники общества клятвенно обещали сохранить жизнь гаваонитян.


Слова (Иисус и) не читаются в еврейском тексте и в древнейших греческих списках, почему, вероятно, и в славянской Библии они поставлены в скобках; следующее за тем (все), также не читаемое в еврейском текста находится во многих греческих списках; оно перенесено, вероятно, из 19-го ст.


9:19-20 Хотя клятвенное обещание начальников, поддавшихся обману гаваонских послов, вызвало ропот в народе, желавшем, очевидно, предать смерти и послов, и их доверителей, как принадлежавших к ханаанитянам, однако начальники настояли на том, чтобы сохранить им жизнь, ссылаясь на данную ими клятву, засвидетельствованную именем Господа Бога Израилева. Причина такой настойчивости начальников указана библейским писателем во второй половине 20-го ст., которая с особенной близостью к еврейскому тексту передана в слав. Библии, согласно с греческим переводом: и не будет на нас гнева клятвы ради, ею же кляхомся им, т. е. в сохранении денного гаваонитянам клятвенного обещания начальники видят единственное средство избегнуть божественного наказания, которое (по Исх 20:7; Втор 5:11) угрожает всякому произносящему напрасно имя Божие. Если начальники, поддавшись обману, дали клятву напрасно и сделали грех, не вопросив об этом деле Господа, то, нарушив клятву, они прибавили бы к сделанному новый тяжкий грех клятвопреступления, через которое бесчестится имя Божие пред теми, кому дана клятва.


9:21 Настаивая на соблюдении клятвы, в силу которой гаваонитянам сохранилась жизнь, начальники не забывают при этом и запрещения вступать в союз с ханаанскими народами, которое имело ту цель, чтобы последние не увлекли израильтян в идолопоклонство. Для предотвращения гибельного последствия от оставления гаваонитян в Ханаанской земле они принимают такую меру, которая вместе служила и наказанием за их обман. Они предложили именно возложить на гаваонитян обязанность рубить дрова и носить воду для всего израильского общества, причем последние, будучи низведены в рабское состояние (ст. 23; Втор 29:11), не могли быть опасными для господствующего израильского населения. Это предложение князей было принято обществом. Слова (И сделало все общество) не находятся в еврейском тексте, равно как в Ватиканском и Александрийском, но читаются в Амвросианском и некоторых других списках (καὶ ἑποίησαν πα̃σα ἡ συναγωγή), причем ход библейской речи получает большую ясность: без этого дополнения конечные слова как сказали им начальники были бы не совсем понятными, так как начальники, делая обществу предложение — в первой половине стиха, — не могли ссылаться на самих себя в такой форме; притом предложение сделать гаваонитян дровосеками и водоносами делается здесь в первый раз. При внесении, напротив, слов и сделало все общество в библейскую речь, конечные слова стиха получат совершенно определенный смысл, выражая согласие общества с предложением начальников. Это согласие общества не было, однако, окончательным решением дела, которое принадлежало, как показывает дальнейшее повествование, Иисусу Навину. Что принятое начальниками решение относительно участи гаваонитян было правильно и согласно с божественной волей, это показали и одержанные вскоре после этого события победы над ханаанскими царями, при особенной божественной помощи, и впоследствии постигший израильскую землю и дом Саула гнев Божий за нарушение клятвенного обещания, данного гаваонитянам (2 Цар 21).


9:23 За обман, как унижающий достоинство человека и вводящий других в заблуждение, Иисус Навин произнес над гаваонитянами проклятие, которым они обрекались на вечное рабство. Так исполнилось над ними проклятие Ноя над Хамом (Быт 9:25). Слова (меня и для) не читаются в еврейском тексте и в латинском переводе, но находятся в греческих списках; по 26-му ст. гаваонитяне должны были рубить дрова и носить воду для общества и для жертвенника Господня.


9:24 Из приведенных здесь слов видно, что искать союза с израильским народом побуждал гаваонитян только страх за свою жизнь, что сведения их о великих делах Бога Израилева приводили их только к уверенности в неизбежной гибели ханаанских народов, а не пробуждали у них, как у Раави, мысли о Нем, как Боге неба и земли, а вместе с этим стремления стать в ряды его исповедников. В этом заключается внутренняя причина того, что они не вошли в состав израильского народа.


9:26 Слова (посему жители Гаваона сделались дровосеками и водоносами для жертвенника Божия) находятся в Ватиканском списке и Сикстинской Библии, но отсутствуют в еврейском тексте, в Александрийском и других греческих списках.


10:1-5 Воинственное движение против израильтян, охватившее ханаанских царей (9:1), еще более усилилось вследствие известия о переходе на сторону первых Гаваона, который открывал им вход в самую середину страны. Угрожающую опасность прежде других почувствовал ближайший к Гаваону Адониседек, царь Иерусалима, который обратился за помощью к царям Хеврона, Иармуфа, Лахиса и Еглона для завоевания Гаваона. Иерусалим, тождественный с Салимом (см. к Быт 14:18), в древние времена носил еще название «Иевус» (15:8; 18:28) от жившего в нем ханаанского племени, а со времени Давида носил его имя (2 Цар 5:6). О Хевроне см. к Быт 13:18. Иармуф, в настоящее время деревня Ярмук с остатками стен древнего города, находился на западной стороне Иудейских гор верстах в 14 на запад от Вифлеема, впоследствии он принадлежал Иудину колену (15:35). Лахис, находившийся потом также в уделе Иудина колена (15:39), был укрепленным городом во времена Иисуса Навина, который взял его только на другой день после приступа к нему (10:32), чего не сказано о завоевании других городов. Он находился к северо-востоку от Газы в равнине (Шефела), на холме Умм Лакис, покрытом теперь развалинами. Раскопки, произведенные немецким ученым Петри в 1890 г., показали большую древность этого города, который в начале своего исторического существования восемь раз был разрушаем и восстановляем из своих развалин. Начало города относится к 1700 г. до Р. Х. Еглон находился недалеко от Лахиса, к востоку от него. Невысокий холм среди равнины, на котором он был расположен, носит название Аджлюн.


10:6-9 Сил Гаваона и трех союзных с ним городов было недостаточно для успешной борьбы с царями южного Ханаана, владевшими укрепленными городами и имевшими войско, приученное к войне, что выразили гаваонитяне, посылая сказать Иисусу Навину, что против них собрались все цари Аморрейские, живущие на горах. Защита союзных городов требовала от израильтян полного напряжения их сил; в первый раз приходилось им вступать в сражение с соединенными силами ханаанских царей, от исхода которого зависело решение вопроса об их положении в Ханаанской земле. Иисус Навин вполне понял важное значение предстоящей битвы, которая справедливо причисляется к величайшим битвам в истории человечества (A. Stanley. Sectures of the Jewisch Church. I, 204), и потому он двинул против врагов все свои силы, весь народ, способный к войне, и всех мужей храбрых. Господь через особое откровение ободрил израильского вождя обещанием всесильной Своей помощи, в надежде на которую Иисус Навин быстро, в течение одной ночи (ср. 9:17) совершил во главе своего войска трудный переход из Галгала к Гаваону (около 17 верст1 Cook. Commentary. II, 49. пути) с подъемом на горы, указанием на что служит употребленный об этом пути (всю ночь шел) в еврейском тексте глагол «ала», значащий собственно: «восходил». Благодаря этому быстрому переходу израильское войско напало на врага внезапно.


10:10 Неожиданное нападение в самое глубокое утро (см. объяснение к 12 ст.) со стороны израильтян, уверенных в божественной помощи, произвело на войска союзников поразительное действие, они не выдержали удара и потерпели сильное поражение под стенами Гаваона. Эту победу библейский писатель, выражая, конечно, воззрение участников сражения, всецело приписывает Господу. Господь привел их в смятение при виде Израильтян (буквально с еврейского: пред Израилем) и поразил2Глагол «поразить» поставлен здесь в единственном числе в еврейском тексте и у LXX-ти: σύντριψιν, после чего в некоторых из греческих списков следует даже Κύριος; с этими списками согласуется древний рукописный (В. Лебедев, стр. 227) и нынешний славянский перевод: сокруши я Господь. По еврейскому тексту то же подлежащее, т. е. Господь, подразумевается и при следующих затем глаголах «преследовать» и «поражать», как это видно из латинского перевода: persecutus est... percussit = «преследовал... поразил» и нескольких позднейших греческих списков (Parsons), в которых читается: κατεδίωξεν, κατέκοπτεν. Вместо этого в древнейших (Ватиканском, Александрийском и Лукиановских) списках читается, однако: κατεδίωξαν, κατέκοπτον, согласно с чем в древнем славянском переводе («прогнаша»; см. В. К. Лебедев, с. 214) и в нынешнем читается: погнаша... сечаху, т. е. израильтяне. Из этих несходных между собою греко-славянских переводов преимущество изначальной точности принадлежит еврейскому тексту и согласным с ним латинскому переводу и позднейшим греческим спискам, в чтениях по которым выражено то воззрение библейского писателя, что Гаваонской победой израильский народ всецело обязан был Господу Богу Израилеву. их в Гаваоне сильным поражением.


10:11 Здесь библейский писатель объясняет то, как Господь преследовал и поражал ханаанских воинов, когда они, после поражения в Гаваоне, обратились в бегство и направились по дороге, проходившей около Гаваона, на запад к известному Вефоронскому подъему (по-еврейски — маалэ, у LXX-ти ἀναβασις = восход), находящемуся между верхним (16:5) и нижним (ст. 3) Беф-Ороном. Положение обоих этих городов вполне известно: первый находился на месте нынешней деревни Бет Ур ель-Фока, второй — Бет Ур ет-табта; первый расположен был на высоком выступе горы, между двумя долинами на запад от Гаваона верстах в 10 (в 2-х часах пути). Между верхним и нижним Беф-Ороном находится крутой, неровный, на час пути, подъем (или спуск) между нависшими горами. Когда воины ханаанских царей устремились по этому спуску в долину, Господь бросал на них с небес большие камни. Последние у LXX-ти и в книге Сираха (46:7) поняты в смысле больших градин (λίθους χαλάζης = камни града), падавших из грозовой тучи, которая служила орудием для поражения ханаанского войска. Выпадение такого необычайно крупного града, причинявшего увечья и смерть, само по себе не составляет, конечно, чего-либо исключительного, неповторимого. Приводимые при этом из ближайшего к настоящему времени примеры этого явления3У западных и отечественных библеистов (см. А. П. Лопухин. Библейская история Ветхого завета. Т. I, 883) указывается на сильную грозу в 1859 г. во время битвы австрийцев при Сольферино и на сильный град в 1831 г. на Босфоре, причинявший людям увечья и смерть. показывают только непреувеличенность сказанного библейским писателем о больших камнях, падавших с неба. А то, что этот необыкновенный град падал именно на ханаанских воинов, искавших спасения в бегстве, служит указанием на высшую помощь, которую Господь посылал своему народу в его борьбе с врагами. Градобитная туча наносила смертельные удары ханаанскому войску и по выходе его из Вефоронского ущелья до Азека и Македа. Оба эти города, принадлежавшее потом Иудину колену (19:35,41), находились на равнине между берегом Средиземного моря и горами Иудина колена (15:33), но самое место их с точностью не определено: Азека, на основании 1 Цар 17:1, находилась в недалеком расстоянии от г. Сохо или Сокхофа (о месте последнего см. к 15:35), причем место ее некоторые (Tristram. Bible Places. 45) указывают в Деир-ель-Аашек, верстах в 10 (8 английских миль) на север от Сохо. Маккеда находилась, по мнению одних, на месте нынешней деревни Суммейль в 2½ часах пути на северо-запад от Елевферополиса4 Keil. Iosua. 79, на основании исследований ван де Вельде. О месте Елевферополиса см. к 10:29., по другим — на месте деревни Ель Мугар (что значит «пещера»), верстах в 3-х (2 английские мили) на юго-восток от Екрона (об Екроне см. к 13:3), около которой находятся пещеры (ст. 16), остающиеся, однако, неисследованными (Tristram. Там же. С. 42). Во всяком случае названные города полагаются к юго-западу от Беф-Орона; в этом же направлении, ближе к последнему, лежала и обширная Аиалонская долина, которая с юга от города Аиалона (19:42), на месте нынешней деревни Иало, тянется на северо-восток, в направлении к Беф-Орону.


10:12 После Гаваонского сражения Господь, по молитве Иисуса Навина, совершил еще другое необыкновенное дело, которому библейский писатель посвятил особый небольшой, как в 3-4 гл., раздел (ст. 12-14), начинающийся указанием времени события. Оно произошло в тот день, в который Господь предал Аморрея, т. е. войско пяти ханаанских царей, в руки Израиля, или, как пояснено в славяно-русском переводе согласно с греческим, после поражения их в Гаваоне. Слова когда побил их в Гаваоне и они побиты были пред лицем сынов Израилевых отсутствуют в еврейском тексте, но читаются в древнейших и многих позднейших списках перевода LXX-ти; они служат более ясным указанием времени излагаемого события. Когда, по смыслу приведенных слов библейского текста, битва под стенами Гаваона окончилась и разбитый здесь неприятель в смятении обратился в бегство, направляясь по дороге к Вефорону, то Иисус Навин, преследуя его, видел и большое число уцелевшего ханаанского войска, и возможность полного его поражения при тогдашнем его состоянии — поражения в этот именно день, пока он не оправился и не укрылся в свои города. Проникнутый этой мыслью и видя в то же время, как высоко поднялось уже солнце, Иисус Навин с дерзновением, свойственным людям, близким к Богу, в присутствии окружавших его воинов (пред израильтянами; буквально с еврейского: «пред глазами Израиля») воззвал к Господу: да станет солнце прямо Гаваону и луна прямо дебри Елон. Так передано это молитвенное воззвание в переводе LXX-ти (στήτω ὁ ἥλιος κατὰ Γαβαών καὶ ἡ σελήνη κατὰ φάραγγα Αἰλών). Этот перевод, дословно переданный в славянской Библии, имеет преимущество пред обычным в настоящее время: стой, солнце, над Гаваоном, и, луна, над долиною Аиалонскою, что он вполне соответствует молитвенному воззванию, которое обращено было к Господу, а не к солнцу и луне (читаемый в этих словах еврейский глагол дом поставлен, нужно думать, в неопределенном наклонении, которое в еврейской речи часто употреблялось, как известно, в значении повелительного, почему он и в грамматическом отношении правильно переведен у LXX-ти словами «да станет»). Это свое воззвание израильский вождь произнес, как можно думать, в то именно время, когда он, преследуя врага, достиг Вефоронской возвышенности и с нее увидел пред собой, на западе, обширную равнину с Аиалонской долиной к юго-западу, а в Беф-Оронском ущелье — массу спускавшегося по нему неприятельского войска, между тем как позади его, на восточной стороне, находился только что оставленный им Гаваон, над которым высилось дневное светило. Солнце поднялось уже довольно высоко с тех пор, как он в глубокое утро этого дня подходил к Гаваону, но еще не настолько был силен блеск его, чтобы совсем померкла луна; бледный круг ее был еще виден на западной стороне над Аиалонской долиной. Такое положение небесных светил, указываемое словами воззвания Иисуса Навина, ведет, естественно, к представлению, что последнее произнесено было не в вечерний, а в дополуденный час, когда солнце видно было еще на востоке, а луна на западе; в вечернее время положение небесных светил было бы, конечно, обратное.


Цель молитвенного воззвания состояла в том, чтобы Господь продолжил этот счастливый день, ознаменованный победой, для совершенного поражения врага. Выражая эту мольбу, Иисус Навин употребил обыкновенный оборот речи, образовавшийся под влиянием простого непосредственного воззрения на небесные светила в их отношении к земле, продолжающий употребляться и в настоящее время, несмотря на известность со времен Галилея того научного положения, что движется не солнце около земли, а наоборот.


13-14. Несмотря на необычайность прошения, оно было услышано Богом и исполнено: солнечный свет продолжался во все то время, доколе народ, а по древнейшим греческим спискам5В Ватиканском и Александрийском списках читается: ἕως ἠμύνατο ὁ Θεὸς τοὺς ἐχθροὺς αὐτω̃ν., с которыми здесь согласуется славянская Библия, Бог6Господь читалось здесь и в древнем славянском переводе, В. К. Лебедев, с. 385. мстил врагам своим (или их), т. е. пока продолжалось в этот день преследование ханаанского войска. Указывая на исполнение молитвенного воззвания Иисуса Навина, библейский писатель вполне сознавал необычайность того, что совершилось, поэтому он, «опасаясь, что иной не поверит сему сказанию, говорит, что это найдено в древнем писании» (Творения блаж. Феодорита. Т. I, стр. 281). По еврейскому тексту, с которым согласуются многие из греческих списков (за исключением, однако, древнейших7В Ватиканском и Александрийском списках ссылка на книгу Праведного отсутствует. Несмотря на это блаж. Феодориту и Прокопию Гасскому (Migne. Patrologia. Ser. graeca, t. LXXXVII, p. 1020) она была известна., библейский писатель ссылается здесь на книгу Праведного, говоря: не это ли написано в книге Праведного? Книга Праведного, утраченная в незапамятные времена, названа еще только в 2 Цар 1:18 как такая книга, в которой записана была песнь Давида на смерть Саула и Ионафана, писанная еврейскими стихами. Ни писатель ее, ни время написания ее неизвестны. Из того, что в нее записана песнь Давида, не следует, конечно, что прежде этого времени не было этой книги или что она закончена была во времена Давида. Книга эта получила, нужно думать, свое начало раньше времени этого царя-песнописца и заключала в своем составе песни и из времени завоевания Ханаанской земли. Из ссылки на нее писателя кн. Иисуса Навина очевидно, что содержавшаяся в ней песнь о Гаваонской победе была во времена писателя общеизвестной в израильском народе и могла поэтому служить живым напоминанием о необыкновенном дне этой победы. Из книги Праведного библейский писатель привел, как можно думать, слова молитвенного воззвания Иисуса Навина и его исполнения, заключающихся во второй половине 12-го и первой — 13-го стиха, в построении которых комментаторы-гебраисты усматривают особенности еврейской стихотворной речи8См., например Cook. Commentary. II, 56., соответствующие характеру этой книги как содержавшей песни, подобные песни Давида. Но дальнейшие слова во второй половине 13-го и в 14 ст., написанные обычной простой речью библейского повествования9Взгляд неоднократно названного протестантского комментатора Кейля на 2-ю половину 13-го и 14-го ст., как написанные стихотворной речью и заимствованные также из книги Праведного, не признается правильным со стороны других комментаторов. См., кроме названного комментария Кука, комментарий Дильмана., принадлежат самому писателю кн. Иисуса Навина. В них он с совершенной ясностью и непреложностью подтверждает то, что почерпнуто из книги Праведного. Предусматривая недоумения, которые возбудит излагаемое событие, библейский писатель излагает снова в двух рядом стоящих предложениях необычайное событие, совершившееся в день Гаваонской битвы. Оно состояло в том, что солнце, достигши, как обыкновенно говорится и в настоящее время, высшей своей точки на небесном своде, продолжало светить полным своим светом: (стояло солнце среди неба или, буквально с еврейского, «в половине неба»), не спеша к закату, вследствие чего этот день продолжался более обыкновенного на целый почти день. К этому своему изложению события библейский писатель присоединяет указание на его необычайность в истории отношений Бога к людям: и не было такого дня ни прежде, ни после того, в который Господь (так) слышал бы гласа человеческого, или, по переводу LXX-ти и древнеславянскому, послушал человека10По Ватиканскому и Александрийскому спискам: ὥστε ἐπακου̃σαι Θεὸν ἄνθρωπον, с опущением φωνη̃ς = гласа. Так же переданы эти слова и в древнем рукописном славянском переводе: Господу послушати человека (В. Лебедев, с. 231). Мнение автора этого сочинения, что Господу вместо Богу по греческим спискам явилось вследствие неверно прочитанного переписчиком сокращенного слова гласу, не представляется правдоподобным, потому что при этом глагол послушати не имел бы подлежащего, т. е. божественного имени, каким по греческим спискам служит Бог, по еврейскому тексту Господь. Но сказалось ли во внесении этого последнего божественного имени влияние еврейского текста на древний славянский перевод?. А в заключение библейский писатель указывает и причину беспримерного исполнения Господом прошения Иисуса Навина, которая состояла в том, что Господь сражался за Израиля. Слова ни прежде, ни после дают понять, что после дня Гаваонской победы прошло уже значительное время, которое давало право указать на беспримерность совершавшегося события. Три следующие одно за другим подобные выражения, в которых оно изложено, показывают, что библейский писатель действительно видел в исполнении молитвенного воззвания Иисуса Навина астрономическое чудо, действительно представлял день Гаваонского сражения продленным более обыкновенного по действию божественного всемогущества. Таково было понимание этого события и у древних иудеев, как видно из кн. Иисуса, сына Сирахова (Сир 46:5) и «Иудейских древностей» Иосифа Флавия (V, 1, §17), а также и у древних христианских писателей. По словам Иустина Философа, «Иисус остановил солнце, будучи наперед переименован именем Иисуса и получившим силу от Духа Его» (Разговор с Трифоном, §113). Прокопий Гасский в продлении дня по молитве Иисуса Навина видит прообраз более продолжительного дня для борьбы с врагами, дарованного Иисусом Христом верующим (Migne. Patrologiae graecae. T. LXXXVII, 1021). Какими средствами Господь продлил день Гаваонской победы, это остается за пределами человеческого знания.


10:15 Сравнение этого стиха с 43-м той же главы показывает дословную одинаковость их содержания, а рассмотрение того, что следует за 15-м стихом с неменьшей ясностью дает понять, что Иисус Навин не возвратился в Галгал после преследования ханаанитян до Азеки (ст. 10), а продолжал свой поход далее к югу и к востоку (ст. 39-40) и только после этого возвратился со своим войском в Галгал. От решения вопроса о том, что значит указываемое в 15-м ст. по нынешнему еврейскому тексту возвращение Иисуса Навина в Галгал, освобождает православного читателя Библии перевод LXX-ти, в древнейших списках которого (в Ватиканском и Александрийском) не читается этот стих, а согласно с ними не читался он и в древнем нашем славянском переводе11 В. Лебедев. 85. В Московской греческой Библии 15-й ст. читается, равно как и в Лукиановских списках.. Впервые в славянском переводе он внесен был острожскими справщиками на основании Альдинского и Комплютенского изданий12Там же. С. 361., опирающихся на позднейшие греческие списки, текст которых дополнен по еврейскому тексту.


10:19  Истребляйте заднюю часть войска их, т. е. отставших на пути из ханаанского войска (Втор 25:18). Сам Иисус Навин не участвовал, как видно из 21 ст., в этом преследовании, оставаясь в Македе.


10:21  Никто на сынов Израилевых не пошевелил языком своим, т. е. никто не нарушал спокойствия (Исх 11:7) и не оказал сопротивления им. Греко-славянский перевод этих слов не восскомле (οὐκ ἔγρυξεν = «не бормотал, не осмеливался говорить») никто же от сынов Израилевых — выражает другое представление, не соответствующее контексту речи.


10:24-25 Приказание израильским воинским начальникам наступить на шеи побежденных царей в присутствии всего войска должно было со всей ясностью указывать всем на полную победу над ханаанитянами; отсюда выражение положить... в подножие ног (Пс 109:1). Этот символический обряд, служивший указанием на полное поражение врагов, употреблялся и в Византийской империи.


10:26 Кроме позорного обряда, побежденные цари не были перед смертью подвергаемы мучениям, как это делалось у других древних народов: повешение, как символ позорной смерти, совершено было над трупами. Ср. 8:29. Так же, нужно думать, поступили и с царем македским.


10:29-30 Место Ливны, принадлежавшей впоследствии Иудину колену и находившейся на равнине (15:33,42), не определено с точностью. У Евсевия и Иеронима Ливна указана вообще в области Елевферополиса, который у географов Палестины (К. Raumer. Palästina; Riess. Bibel-Atlas) обыкновенно признается тождественным с Бетогаброй греко-римских писателей, нынешним городом Бейт-Джибрином, который находится к юго-востоку от Аскалона13Описание Елевферополиса с его обширными пещерами в сочинении «Святая земля». II, 144-160.. В местности Елевферополиса, именно в «Арак ель Менжиэ», как называется покрытый развалинами холм, верстах в 7 (5 английских миль), и указывают некоторые (Cook. Commentary. II, 52; Tristram. Bible Places. 44) место Ливны. «Это положение Ливны (на юг от Македа, который полагается при этом прямо на восток от Аскалона) согласуется с тем, что Иисус Навин после завоевания Македа направился против Ливны, а отсюда к Лахису» (Tristram. Bible Places. 44-45).


10:31-33 О Лахисе см. толкования к 3-му ст. Говоря о положении пришедшего на помощь Лахису газерского царя, библейский писатель не упоминает о взятии города потому, конечно, что Иисус Навин ограничился поражением войска, а Газер, как находившийся значительно севернее Лахиса (см. к 16:3), оставил не завоеванным во время этого похода, который, после завоевания Еглона, из равнины поднялся затем в гористую часть южного Ханаана (для обозначения чего в 36-м ст. в еврейском тексте вместо пошел сказано взошел = ваийаал).


10:37-38 Имя хевронского царя здесь не названо, но, без сомнения, это был преемник убитого в Македе, вступивший на престол в продолжение того времени, в которое Иисус Навин завоевывал вышеназванные города. При завоевании Хеврона, Давира и других городов предаваемо было смерти все дышащее, что находилось в них, т. е. все находившиеся в них жители, но из последних многие или некоторые могли наперед удалиться в другие города или столь многочисленные пещеры в гористой Иудее и затем, по окончании похода, возвратиться в свои города, вследствие чего в Хевроне и Давире по 15:14 и оказались снова енакимы.


10:40-42 Ст. 40-42 представляют общий обзор того, что завоевано было Иисусом Навином во время похода его в южный Ханаан: Иисус поразил всю землю нагорную, т. е. горную возвышенность, впоследствии Иудина колена (15:48) с находившимися на ней городами, и полуденную, по еврейскому тексту — «Негев» (у LXX-ти и в славянской Библии это название оставлено без перевода, как имя собственное), как называлась южная часть Ханаанской земли, простирающаяся от гор Иудина колена до пустыни Фаран (Чис 13:1-18) и от конца Мертвого моря до Средиземного, имевшая значительное количество городов (15:21-32), далее — низменные места, или равнину, по еврейскому тексту «Шефела» (15:33-47), наконец — землю, лежащую у гор (по еврейскому тексту гаашедот, в славянской Библии «Асеидоф»), как называлась (12:8 и др.) холмистая полоса, область горных склонов и холмов, лежащая между равниной и горной возвышенностью Иудина колена. Все дышащее предал заклятию, т. е. поразил всех людей, населявших перечисленные местности, согласно с Втор 20:16; 7:1-2. Словами поразил... от Кадес-Варни до Газы обозначается южная пограничная линия, определяемая двумя названными городами, лежащими на востоке (Кадес-Варни) и на западе (Газа). В настоящее время, благодаря исследованиям (Роулянда, Пальмера, Трумбуля), достаточно обосновано то положение, что Кадес-Варни находился не в долине Араба, у Аин-ель-Вейбэ (см. толк. Чис 13:27), а на юго-западной стороне гор Азазимэ в вади Кадис. Словами всю землю Гошен до Гаваона определяется протяжение завоеванной во время этого похода земли с юга на север. Земля Гошен, без сомнения, отличная от названного в Быт 46:28 Гесема (по-еврейски также «Гошен»), находилась в южной части удела Иудина колена (15:51), но в частности, какая именно местность разумеется под этим названием, не определено точно. Может быть, всею землею Гошен назван тот горный округ, в котором находились города, перечисленные в 15:48-51, к разряду которых принадлежал и Гошен. Предположительно местом последнего признают некоторые (Tristram. Bible Places. 60) «Рафат», как называются обширные равнины с остатками христианского храма, на один час пути к северу от Иаттира (о месте последнего в 15:48).


11:1 Во главе нового оборонительного союза из царей северного Ханаана стал Иавин, царь Асора, бывшего главным здесь городом (ст. 10). Имя Иавин, значащее «мудрый», было, по всей вероятности, не личным, а наследственным именем асорских царей (вроде «фараон» или «цезарь»), почему это же имя носит и гораздо позднейший царь этого города (Суд 4:2). О месте Асора (по-еврейски «Хацор»), принадлежавшего впоследствии Неффалимову колену (19:36), из «Иудейских древностей» Иосифа Флавия (V, 5, §1) известно, что он находился выше (ὑπέρκειται) Самохонитского озера (т. е. Мером), но где именно, доселе не установлено с точностью; более вероятным признается то, что он находился верстах в 3 (2 английские мили) к юго-востоку от Кедеса на отдельно стоящем холме, который носит в настоящее время название Телль-Хара или Харрави и на котором сохранились остатки крепости и других построек из необтесанных камней1Проф. А. А. Олесницкий склоняется в пользу того мнения, что Асор находился на месте древних развалин, раскинутых на северном берегу Самохонитского озера. Святая земля. II, 479.. Мадон по еврейскому тексту и многим греческим спискам, Маррон по Ватиканскому и Амвросианскому спискам, неизвестен также с достоверностью по своему географическому положению; предположительно местом его признается, на основании начертания его в греческих списках, деревня Марон в 2 часах пути к северо-западу от Кедеса. Шимрон по еврейскому тексту, в большей части греческих списков Сомерон или Симоон, принадлежавший потом Завулонову колену (19:15), указывается, предположительно (Робинсоном и др.), в Симуньэ на запад от Назарета, другими — в Семирьэ к северу от Акко. Ахсаф (в греческих списках Азиф или Ахив), бывший потом пограничным городом Асирова колена (19:25), неопределен равным образом по своему положению; предположительно его местом признают (Робинсон) то Кесаф близ Ливанских гор, почти параллельно Тиру, то Акко или Кайфу (Tristram).


11:2 Кроме того, Иавин призвал на помощь царей, которые жили к северу на горе; какая гора имеется в виду, объяснением этого служит соответствующий двум последним словам еврейского текста греко-славянский перевод: τοὺς κατὰ Σιδω̃να τὴν μεγάλην = иже в Сидоне великом, показывающий, что горою названа здесь горная возвышенность, простирающаяся к северу от Асора, не только ближайшая в Неффалимовом колене (20:7), но и дальнейшая, Ливанская. Под названной затем равниною (по еврейскому тексту арава, отсюда греко-славянское Рава) с южной стороны Хиннарофа, разумеется Иорданская долина на юг от Геннисаретского озера, носившего в древнейшие времена (Чис 34:11) название Киннерет от города того же имени в Неффалимовом колене (19:35). Под низменными местами (по еврейскому тексту шефела — «низменность») и Нафоф-Дором (еврейское нафет — «холмистая местность») разумеется равнина вдоль берега Средиземного моря с включением холмистой местности у г. Дора. Последний находился на берегу Средиземного моря к югу от Кармила. В настоящее время на месте известного в древности Дора бедная деревня Тантура или Дандора с массивными остатками древнего города.


11:3 За указанием царей следует, как в 9:1, обозначение народов, помогавших асорскому царю в войне с израильтянами, и населяемых ими местностей (на горе и на равнине). Под землей Массифой (по еврейскому «Мицпэ», что значит «сторожевая башня») подле Ермона, не отличной, нужно думать, от названной далее (8 ст.) долины (по еврейскому тексту бикса) Мицфы, разумеется вообще высокая, гористая местность на самом севере Палестины, соответствующая той высоко лежащей долине, которая тянется между Ливаном и Антиливаном и у греко-римских писателей называлась Келесирией, а у туземцев носит название Бика (Tristram). При этом, в частности, некоторые исследователи (Робинсон) указывают на высокую местность к северу от Авеля2Авель-беф-Мааха (2 Цар 20:14 и др.) находился к северу от оз. Мером., на которой находится деревня друзов Мутелле, как на соответствующую землю Массиф подле Ермона. Из перечня царей и народов, сделанного здесь библейским писателем, следует, что к предстоящему сражению были собраны воины не только из северного Ханаана, но из Финикии и Ливанских гор. На присутствие ханаанских царей, живущих на горе Ливане, указывается и в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия (V, 1, §18). Отсюда понятно употребленное библейским писателем сравнение многочисленного ханаанского войска с песком на берегу моря: снабжено было это войско и самым лучшим в то время оружием — военными колесницами в большом количестве. По «Иудейским древностям» Иосифа Флавия (там же) это войско состояло из 300 тыс. пехоты, 10 тыс. конницы и 20 тыс. колесниц.


11:5 Сборным пунктом ханаанского войска была местность при водах Меромских (по еврейскому тексту мером, по греческим спискам — Маррон, Меррон, Мером). Название вода Мером встречается только в этой главе кн. Иисуса Навина. С ним соединяется обыкновенно представление об озере Мером или так называемое в настоящее время Бахр Хуле. Это представление некоторыми из комментаторов не без основания оспаривается на том основании, что в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия, в рассказе о данном событии, место для стана ханаанского войска указывается не у Семехонитского озера, как называется у иудейского историка оз. Мером, а «Вироф (Βηρωτης), город верхней Галилеи, недалеко от Кедеса» (V, 1, 18); в сочинении Иосифа Флавия «Иудейская война» (II, 20, §6) вместо Вироф указан в верхней также Галилее г. Мероф (Μηρωθ). Это последнее имя служит основанием для того представления, что войско ханаанских царей расположилось на месте нынешней деревни Мейрум или Мейрон3О древностях этой деревни см. Святая земля. II, 472, где не указано, однако, на озеро около этой деревни., находящейся в 11/2 часах пути на северо-запад от Сафеда4Существующий в верхней Галилее г. Сафед не упоминается в Священном Писании. Он находится к юго-западу от оз. Мером. Описание Сафеда см. там же, с. 465 и далее., на высокой горе, из подножия которой вытекает источник, образующий небольшое озеро, которое могло быть названо водою Мером. Несомненно во всяком случае то, что местом битвы Иисуса Навина с царями северного Ханаана служила местность на западной стороне озера Мером.


11:6 Многочисленность войска, собранного асорским царем, не могла остаться неизвестной Иисусу Навину, когда он приближался к месту его расположения во главе своего народа. Поэтому накануне того дня (завтра), в который он должен был встретиться с сильным врагом, израильский вождь, как и перед Гаваонским сражением, был ободрен через особое божественное откровение обетованием ему победы (Я предам или — буквально с еврейского и греческого — я предаю), и такой полной и решительной, что наперед при этом указывается, как нужно поступить с добычей, состоящей из коней и военных колесниц. Господь повелевает то и другое уничтожить: коням перерезать жилы, а колесницы сжечь. Причина этого особого повеления, которое соблюдалось до царствования Соломона (2 Цар 8:4), не указана; но, как показывает дальнейшая история израильского народа, она состояла в том, что, оставив коней и колесницы и сделав их государственной собственностью, израильтяне могли затем полагаться больше на это вооружение, чем на всесильную помощь Господа, а через это лишиться последней и вместе с тем подвергнуться неминуемой гибели, как объяснил Псалмопевец (Пс 19:8-9) и пророки (Ис 2:7; 31:1; Мих 5:10 и др. места).


11:7 Прежде чем ханаанские цари привели в порядок свое многочисленное разноплеменное и разнообразное по вооружению войско, Иисус Навин быстро двинулся против него со всеми из своего народа, способными носить оружие. В 4 дня (по «Иудейским древностям» Иосифа Флавия V, 1, §18) совершив переход из Галгал к Меромским водам, он напал на врага внезапно и своим неожиданным ударом привел его в совершенное смятение, пользуясь которым нанес ему полное поражение.


11:8 Израильтяне преследовали неприятеля до Сидона великого, до Мисрефоф-Маима (Μασερων по Ватиканскому списку) и до долины Мицфы (Μασσωχ по Ватиканскому списку). Сидон — знаменитый в древнейшее время главный город Финикии на берегу Средиземного моря, находившийся в уделе Асирова колена (19:28), но не принадлежавший ему (Суд 1:31), ныне небольшой город Сайда. Мисрефоф-Маим отождествляется многими с нынешней деревней Аин Мешерфи на берегу Средиземного моря, к северу от Акко (близ Рас-ен-Накура), а некоторыми — с Сарептой Сидонской (3 Цар 17:9). О долине Мицфе см. в толковании к 3 ст.


11:10 Слова, огражденные скобками Асор же прежде... сих, читаются в еврейском тексте и греческом переводе LXX-ти и принадлежат, несомненно, к тексту книги.


11:11-13 Из городов северного Ханаана сожжен был один Асор, как сильный город, который, если бы не был сожжен, мог быстро оправиться и сделаться опасным для завоевателей; другие города, построенные на холмах (по-славянски крепки), не возбуждавшие таких опасений и пригодные завоевателям при предстоящем расселении в стране, не были сожжены.


11:16-17 Ст. 16-17 заключают общее обозрение завоеванной земли, в состав которой входили: 1) южный Ханаан (всю эту нагорную землю, всю землю полуденную, всю землю Гашен и низменные места, ср. 10:40); 2) Иорданская долина, примыкающая к ней с запада главная горная возвышенность и приморская равнина (равнину, по-еврейски гаарава, и гору Израилеву и низменные места). Объяснение названия гора Израилева см. в толковании к ст. 21. С юга на север завоеванная земля простиралась от горы Халак, простирающейся к Сеиру до Ваал-Гада в долине Ливанской. Под горою Халак, или «голою, лысою» (см. толк. Быт 36:8), разумеется большей частью у комментаторов цепь гор, на юг от Мертвого моря, которая тянется параллельно Сеирским горам по западной стороне вади Арава, отделяющие Ханаан от Идумеи. Некоторые, впрочем, отождествляют гору Халак с лежащей на запад от Арава горой Мадера, представляющей совершенно голый утес. Местоположение Ваал-Гада не определено с несомненностью: выбор места для этого города колеблется между известной (в позднейшее время) Кесарией Филипповой или Баниас, находящейся на южном склоне Ермона и лежащей севернее Хасбейей. То обстоятельство, что в последующее время вместо Ваал-Гада обозначением северной границы израильской земли сделался г. Дан (Суд 20:1; 1 Цар 3:20 и др.), находившийся близ Кесарии Филипповой (в 4 римских милях), располагает к тому, чтобы именно последнюю признавать местом Баал-Гада, так как при этой близости обоих городов замена одного другим не производила перемены в направлении пограничной линии.


11:18  Долгое время, в течение которого Иисус Навин вел войну с ханаанскими народами, на основании 14:7,10 (см. далее) может быть определенно в 5-7 годов.


11:20 Ожесточение ханаанитян в борьбе с израильтянами приписывается Господу, как Владыке над всем, совершающимся в мире: оно, подобно другим движениям человеческого сердца (Пс 80:13), допущено было Богом, как служившее к наказанию их (чтобы преданы были заклятию) и к очищению Ханаанской земли для израильского народа. Ср. объяснение к Исх 4:21.


11:21-22 Указанная в 18 ст. продолжительность времени завоевания Ханаанской земли и небольшое число перечисленных в гл. 10 и 11 главах городов, завоеванных тогда, внушают то представление, что библейский писатель изложил не все, что сделано было в это время, а ограничился указанием только важнейших событий, имевших решающее значение в деле водворения израильского народа в Ханаанской земле. Это краткое свое изложение он восполняет здесь сведением о походе против Енакимов, живших на горе, в Хевроне, в Давире, в Анаве, на всей горе Иудиной и на всей горе Израилевой. О завоевании первых двух из названных городов было уже сказано (10:36-38). Третий — Анав — назван здесь впервые. Он находился к югу от Хеврона; существующая на его месте деревня и до настоящего времени носит название Анаб.


Рассказ об этом походе внесен библейским писателем не потому только, что в предшествующем повествовании не было упомянуто о поражении енакимов, которые произвели такое устрашающее действие на соглядатаев (Чис 13:29,34), но и потому, нужно думать, что был особый поход против этого исполинского племени, вызванный усилением его в то время, когда Иисус Навин вел войну в других местностях Ханаана. Этот поход направлен был не только против трех названных городов, но и других на горе Иудиной и Израилевой, где жили енакимы. Огражденное скобками (всех) (ст. 21), предпосланное названию Енакимов перенесено из славянской Библии, но оно не находит себе соответствия ни в еврейском тексте, ни в древнейших списках греческого перевода; то же нужно сказать и о выражении (ни одного). Гористая область южного Ханаана получила название горы Иудиной с того времени, конечно, когда поселилось в ней Иудино колено и это название, как и название гора Ефремова (17:15; 24:30 и др.) для обозначения северной части страны, быстро вошло в народную речь вместо прежних названий (Суд 12:15: гора Амаликова), которые, как напоминания прежних владетелей, возбуждали понятное нерасположение в новых ее обитателях. Менее понятно употребление в кн. Иисуса Навина названия гора Израилева, служащего обозначением той же северной половины горной возвышенности, которая по имени сильнейшего из северных колен называлась горою Ефремовою. Первое из этих названий она получила, нужно думать, в то время, когда название Израиль сделалось обозначением северных колен в отличие от южных (Иудина и Симеонова). В книге Иисуса Навина ясных признаков такого обособления между коленами не видно: как при завоеваниях, так и по окончании их преобладает сознание народного единства, почему в кн. Иисуса Навина говорится обо всем обществе сынов Израилевых, о всех сынах Израилевых (Нав 23:2 и др.). Обособление северных колен от южных развивается главным образом во времена Судей (Проф Ф. Я. Покровский. Разделение еврейского Царства. Стр. 125 и далее) и к началу царствования Саула является настолько созревшим, что при первом произведенном осмотре собравшегося войска сыны Израилевы, т. е. воины из других колен, кроме Иудина, считаются особо, а мужи Иудины — особо (1 Цар 11:8; 15:4; 2 Цар 2:9 и др.). Такое обозначение двух частей израильского народа дает основание думать, что название Израиль к концу времени Судей стало прилагаться к северным коленам, а вместе с этим и к местности, занятой ими. Таким образом, в конце времени Судей, т. е. во время Самуила, могло войти в употребление название гора Израилева.


Газа находилась на Филистимском побережье, верстах в 4-х от Средиземного моря, на пути из Египта в Финикию. Этот и доселе довольно населенный город сохраняет свое древнее название (El-ghazzeh). Он входил в удел Иудина колена (15:47) и завоеван был уже по смерти Иисуса Навина этим коленом (Суд 1:18), но затем неоднократно восстановлял свою независимость. Геф (по-еврейски Гат, у LXX-ти Γεθ) также филистимский город, завоеванный впервые Давидом (1 Пар 18:1), а впоследствии разрушенный иудейским царем Озиею (2 Пар 26:6), после чего имя его исчезает из истории. Место его достоверно неизвестно; по Евсевию, он находился в 5 римских милях (7 верст) от Елевферополиса (или Бетогобра) по дороге в Лидду, согласно с чем указывается на географических картах к северо-западу от первого, а некоторые в новейшее время полагают Геф на месте самого Елевферополиса5 Tristram. Bibles Places. 35, 43. О месте Елевферополиса 10:29..


Азот (по-еврейски Ашдод, по греч. спискам Αδελδω, Ασηδωθ, в Деяниях (Деян 8:40) Ασωτοι) находился в уделе Иудина колена (15:47) в пределах Филистимского побережья, на север от Газы, близ морского берега; в настоящее время на месте его находится небольшая мусульманская деревня Есдуд.


11:23  И успокоилась земля от войны, т. е. прекратились походы Иисуса Навина для завоевания Ханаанской земли, так как никто из ханаанитян не выступал открыто против израильтян, с оружием в руках. Господство ханаанитян в стране было сломлено, и израильский народ мог беспрепятственно вступить во владение землей, согласно с существовавшим у него делением на колена. Это общее успокоение страны не исключало, однако, как показывает дальнейшее изложение событий (13:1-6), существования местностей с ханаанским населением, которое, не выступая с оружием в руках против израильского народа, не могло служить препятствием к тому, чтобы последний вступил во владение завоеванной страной.


12:1 Владения восточно-иорданских царей, завоеванные израильтянами, простирались от потока Арнона, служившего южной границей Аморрейского царства (Чис 21:13) до горы Ермона, которая составляет южный выступ Антиливана и носила еще у израильтян название Сион (Втор 4:48). Под всей равниной к востоку разумеется равнина по восточной стороне Иордана, называемая в настоящее время Ель-Гор.


12:2-3 О Есевоне (по-еврейски Хешбон) см. к Чис 21:25.


Город Ароер, принадлежавший потом Рувимову колену (13:9,16), находился на северной стороне потока Арнона, где сохранились от него развалины, носящие название Араар.


И от средины потока. Последнему из этих слов в еврейском тексте соответствует «ганнахал», что значит не только «поток», но и «долина» или так называемая у жителей Палестины «вади», служащая руслом потока в дождливое время года и затем высыхающая; такое значение дано этому слову и в греко-славянском переводе: κατὰ μέρος τη̃ς φάραγγος = от страны дебри. В этой средине долины, как видно из 13:9,16; Втор 2:36 (где употреблено то же выражение с дополнением к нему еврейского гаир, переданного у LXX-ти словом ἡ πόλισ = град), находился город, носивший название Ар-Моав (Чис 21:15-28), служивший вместе с Ароером обозначением южной границы царства Сигона.


О потоке Иавоке см. Чис 21:24.


О Хиннерофском море см. к 11:2.


Город Беф-Иешимоф расположен был на восточной стороне северной оконечности моря равнины, т. е. Мертвого; по Евсевию, Βηθασνμουθ, как он назван здесь, находился от Иерихона на расстоянии 10 римских миль (около 14 верст); место его указывается в развалинах Сувеме. К югу от него возвышается гора Фасги.


12:4 Об Астарофе см. к Быт 14:5, где он назван Астероф-Карнаим.


Едрея, по Евсевию (Αδραα), находился в 6 римских милях от Астарофа; место его указывается на юго-восток от Астарофа в нынешнем Дераат со значительными развалинами.


12:5  Салха, в греческих списках Σεκχαι, Σελχα, Селха, в настоящее время Селхад, в 4-5 часах пути на восток от Босры в Хауране.


Васаном называлась северная часть восточно-иорданской страны или Галаада, простиравшаяся с юга на север от потока Иавока (Втор 3:15) до Ермона, именно до предела Гессурского и Маахского, под которыми разумеются местности на восточной и западной сторонах Ермона (Raumer. Palästina), а от востока на запад от Салхи (Втор 3:10) до Хиннерофского моря (13:27), т. е. Геннисаретского озера.


12:7-8 См. 11:17; 9:1; 10:40.


12:9-12 См. гл. 6, 7 и 10.


12:13-14 О поражении названных здесь трех царей — Гадера, Хормы и Арада библейским писателем прежде не было сказано; ср. замечание к 11:21-23 относительно неполноты повествования о завоеваниях Иисуса Навина. Место Гадера с достоверностью неопределенно. Хорма (в греческих списках ’Ερμαθ, ’Ερμα), носивший у хананеев название Цефат (Суд 1:17), находился в уделе Иудина колена (15:30), но затем принадлежал Симеонову (19:4). По исследованиям (особенно Пальмера), он находился на месте обширных развалин Себаита в южной части Палестины, на западной стороне гор Азазимэ, в верстах в 30 к северу от Кадес-Варни (10:41). Об Араде — см. толк. Чис 21:1.


12:15 О г. Ливне см. к 10:29.


Одоллам, по 15:35, находился в уделе Иудина колена, именно в равнине (15:33), следовательно, на запад от гор этого колена, где находились Лахис (10:39) и Макед (15:41). В первой (1 Цар 22:1) и второй (2 Цар 23:13) книгах Царств сообщена та особенность города или местности, носившей то же название, что здесь находилась Одолламская пещера, в которой скрывался Давид после своего бегства от гефского царя и во время преследования со стороны Саула. Таким библейским указаниям соответствует деревня Дейр Дуббан, в 2 часах пути от Елевферополиса (10:29), около которой в известковых горах находится весьма много пещер, которые могли послужить убежищем для Давида, когда он удалился из Гефа, находившегося невдалеке от этой местности (11:22). Это представление о месте Одоллама, названного в данном месте, подвергается, однако, сомнению со стороны некоторых ввиду того, что в указанном месте 2-й кн. Царств Одолламская пещера представляется находящейся недалеко от Вифлеема. В двух часах пути от последнего в деревне и долине Харейтун находится действительно целый ряд пещер, соединенных между собою переходами. На месте этих Харейтунских пещер и указывается некоторыми Одоллам, названный в кн. Иисуса Навина. В отечественной литературе представление об Одолламской пещере, как находившейся около Вифлеема, принято проф. А. А. Олесницким (Святая земля. II, 94-95). Преобладающим, однако, представлением исследователей библейской географии Палестины остается то, что г. Одоллам, согласно с 15:35, находился в равнине (Шефела), на западной стороне Иудиных гор.


12:16 О Македе и Вефиле см. к 8:17 и 10:10.


12:17 О победе над царями названных здесь городов не сказано в 10 и 11 гл. и места городов с точностью не определены.


О Таппуах (в греческих списках Ταφουτ) известно только из 15:34-35, что он находился в равнине, к западу от гор Иудина колена, в местности, где находились Иармуф (10:5).


Хефер (в греческих списках Οφερ) встречается еще только в 3 Цар 4:10, где названа земля Хефер рядом с Сохо, находившимся в Иудином колене (15:35).


12:18 Города с названием Афек, что значит «крепость», упоминаются неоднократно в других местах кн. Иисуса Навина и прочих ветхозаветных книг (13:4; 15:53; 19:30; Суд 1:31; 1 Цар 4:1; 29:1); но какой из этих одноименных городов разумеется в данном месте кн. Иисуса Навина и где он находился, остается неясным.


Шарон1Это название города принято согласно, как можно думать, с переводом блаж. Иеронима: rex Saron unus. (по-еврейски Лашшарон2Еврейское название Лашшарон, начинающееся слогом «ла», значащим «к», возбуждает подозрение у гебраистов, разрешение которого они находят в соответствующем чтении Ватиканского списка: βασιλέα ’Αφεκ τη̃ς Αρων; при помощи последнего они исправляют нынешнее чтение еврейского текста и «Лашшарон» признают словом составленным из «ла», «к», «шарон», как называлась равнина Сарон; таким образом, 18-й ст. получает смысл: «царь Афека в Сароне» (Дильман)., в некоторых из позднейших греческих списков Λεσαρον) не упоминается более в священных книгах и место его неизвестно.


12:19-20 См. к 11:1.


12:21  Фаанах находился в уделе Иссахарова колена, но принадлежал Манассиину (17:11); он расположен был на месте нынешней деревни Таанук в Изреельской равнине. Мегиддон (по еврейскому тексту «Мегиддо», в греческих списках Μεγιδδων) находился также в уделе Иссахарова колена, но принадлежал Манассиину (17:11). Он расположен был близ Таанаха, как на это указывает неоднократное упоминание о нем рядом с последним (Суд 5:19; 3 Цар 4:12 и др.). Место его указывается к северу от Таанаха в месте развалин, расположенных на двух холмах, носящих название Ледшун. Некоторые (Conder), впрочем, место Мегиддо указывают на Медшедд около Беф-сана, значительно на восток от Изреельской равнины, что признается менее вероятным.


12:22  Кедес, впоследствии принадлежавший Неффалимову колену (19:37), в отличие от других городов, носивших то же название, назывался Кедесом в Галилее. Он находился к западу от оз. Мером. Существующая на его месте небольшая деревня с остатками древности, между которыми указывается гробница Варака (Суд 4:6), доселе сохранила древнее название.


Иокнеам при Кармиле (по греческим спискам ’Ιεκὸμ του̃ Χερμελ, в славянской Библии Иеконам Хермела) находился в уделе Завулонова колена (21:34) и расположен был при потоке (19:11). Его местом признается Телль-эль-Кэмун, как называется высокий, покрытый развалинами холм на юго-восточной стороне Кармила, вблизи потока Киссона.


12:23 О Доре при Нафаф-Доре см. толкование к 11:2.


Место названного здесь Галгала, как читается это название в еврейском тексте, указывается в нынешней деревне Галгулис, которая, по Евсевию, находилась в 6 римских милях на север от Антипатриды в Саронской равнине. То обстоятельство, что в древнем Ватиканском списке это название Галгал передано словом Γαλειλαίας3По Ватиканскому списку 2-я половина 23-го ст. читается: βασιλέα Γωιμ τη̃ς Γαλιλαίας; по АлександрийскомуΓωίμ Γελγεα. = «Галилеи», не колеблет правильности сообщаемого здесь еврейским текстом названия ввиду того, что последнее находится в большинстве греческих списков, равно как и в переводе блаж. Иеронима (rex gentium Galgal = «царь народов Галгал»). Свидетельство греческих списков важно здесь в том, однако, отношении, что им подтверждается понимание еврейского слова гоим (значащего, как нарицательное слово, «народы»), как имени собственного, которое носил этот царь.


12:24 Где находилась Фирца (в греческих списках Θαρσα), бывшая столица Иеровоама, название которой значит «красота», неизвестно с несомненностью; большею частью местом ее признается нынешняя деревня Таллуза, в 2 часах пути на северо-восток от Наблуса, отличающаяся красивым местоположением4Проф. Олесницкий отождествление Фирцы с Таллузой не признает верным; по его предположению, столица Иеровоама находилась на месте нынешнего Хербет Тибне (Святая земля. II, 325-327). О Хербет Тибне см. к 19:50.. По Ватиканскому и Александрийскому спискам число всех пораженных царей вместо 31, как в еврейском тексте, читается 29, что произошло оттого, что в этих списках опущены: царь Македа (16 ст.) и царь Шарона (18 ст.); число кɵ находилось в древнем славянском переводе (Лебедев. 194, 348). В позднейших греческих списках и основанных на них изданиях (Комплютенском и Альдинском), с которыми согласуется нынешний славянский перевод, число 29 изменено на 31 согласно с еврейским текстом.


Написание книги и ее писатель. Ряд исторических книг Ветхого Завета начинается книгою Иисуса Навина.1См. «Основное содержание Библии. Ветхий завет».2Проф. А. А. Олесницкий. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений Святых Отцов и учителей церкви. 1894. С. 26-27.3Имеется в виду сказание, находящееся в талмудическом трактате «Барайта», не вошедшем в состав Мишны. Происхождение трактата относят ко II христианскому веку. Текст сказания вместе с латинским переводом и разбором его содержания изложил Marx в Traditio rabbinorum veterrima de librorum Veteris Testamenti ordine atque origine. 1884.4См. вышеуказанное сочинение г. Олесницкого, с. 29, где приведены следующие слова из названного «Синопсиса»: «Начиная с книги Навина даже до книги Ездры не все теми написаны суть, их же написание имут и о них же воспоминают, повествуется же, яко та написана суть от пророк, в коеждо время бывших».5Творения блаж. Феодорита, епископа Кирского. Москва, 1855, т. I, с. 281. Блаж. Иероним приписывал, однако, самому Иисусу Навину написание его книги. См. вышеназванное соч. А. А. Олесницкого, с. 29.6На вышеприведенные места из кн. Иисуса Навина, как свидетельствующие о том, «что не Иисус сию книгу писал», в нашей отечественной библейской литературе указано митрополитом Амвросием. См. его «Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета». Издание новое. В Москве, 1803, с. 43. В начертании церковно-библейской истории написание книги Иисуса Навина приписано ему самому: при этом внесение в состав ее рассказа о завоевании Лаиса признано за дополнение, сделанное в позднейшее время.7См., например: прот. М. Херасков. Обозрение исторических книг Ветхого Завета. Прот. П. А. Владимирский. Опыт краткого толкования на книги Иисуса Навина, Судей, Руфь и на 12 начальных глав I кн. Царств.8Библейская наука. Книга третья. Исторические книги Ветхого Завета. Академические чтения епископа Михаила. Изд. под ред. Н. И. Троицкого. Стр. 9. Подтверждением верности приведенных слов служат разнообразные исключения отдельных мест из ветхозаветных книг, какие делают сторонники отрицательной критики, устраняя из библейского текста все то, что не согласно с их взглядами на историю ветхозаветной религии.9Каковы: Ис Нав 13:2-3, об оставшихся незавоеванными филистимских округах и Гессурской земле, которые изображаются в таком же положении в Суд 3:3; Ис Нав 17:11-12, о хананеях в 5 городах Манассиина колена, о чем одинаково с этим сказано и в Суд 1:27-28.10См. вышеназванное «Краткое руководство» м. Амвросия, с. 43. В еврейском тексте книга Иисуса Навина надписывается: «Иегошуа», в греческом переводе LXX-ти толковников: «Иисус». Такое надписание дано ей «потому, что в ней содержится история и деяния Иисуса Навина, преемника Моисея». Так сказано в «Синопсисе священных книг», приписываемом св. Афанасию Александрийскому. Известное иудейское сказание о том, что «Иегошуа» написал свою книгу и восемь стихов в Законе (Втор 34:5-12), не было общепринятым у отцов и учителей христианской церкви и не соответствует содержанию некоторых мест книги. В самой книге говорится только, что Иисус Навин во время последнего при нем народного собрания, после заключения завета, вписал слова сии в книгу закона (Ис Нав 24:26), т. е. вписал изложенные в 24-й главе увещание к народу и обещание последнего служить Господу. Делаемый отсюда вывод, что сам Иисус Навин написал и прочие отделы, мог бы быть правильным, если бы содержание этой священной книги вполне соответствовало времени Иисуса Навина. Но на самом деле в ней находятся такие места, которые указывают на время, следовавшее за его смертью. Еще блаж. Феодорит остановил внимание на одном из таких мест и пришел к заключению, что Иисус Навин не был писателем книги, носящей его имя. Приведя слова: не сие ли есть писано в книге найденной (Ис Нав 10:13), блаж. Феодорит говорит: «писатель, сказав нам о такой силе пророка, что одним словом воспретил продолжать свое течение великим светилам... и опасаясь, что иный не поверит сему сказанию, говорит, что найдено это в древнем писании. Из сего явствует, что книгу сию написал кто-либо другой из живших позднее, почерпнув это из оной книги». Такое же представление о писателе этой книги внушают и другие изложенные в ней события, между которыми особенную важность в данном отношении имеют следующие. В Ис Нав 15:14-19 говорится о завоевании Халевом городов Хеврона и Давира. Это завоевание с такими же подробностями изложено в кн. Судей (Суд 1:10-15) между событиями, совершившимися по смерти Иисуса Навина (ст. 1). Слова, читаемые там же Ис Нав 15:63: «но Иевусеев, жителей Иерусалима, не могли изгнать сыны Иудины» — указывают также на время, следовавшее за смертью Иисуса Навина, так как завоевание Иерусалима сынами Иудиными, по Суд 1:1.8.21, произошло по смерти Иисуса Навина. Подробное приведенному замечание сделано и в Ис Нав 16:10, о ефремлянах, которые не изгнали Хананеев, живших в Газере. Это событие в Суд 1:29 отнесено также к тем, которые произошли или сделались ясными и обратили на себя внимание по смерти Иисуса Навина (Суд 1:1). Равным образом писателю книги Иисуса Навина известно было и завоевание Дановым коленом Лаиса, названного после того Даном (Ис Нав 19:47). Это событие, изложенное с обстоятельностью в кн. Судей (Суд 18) как завоевание Ласема, получившего тоже название «Дан», совершилось в то время, когда не было царя у Израиля (Суд 18:1), т. е. во время Судей (Суд 19:1; Суд 21:25). Высказываемая некоторыми из составителей учебных руководств по Священному Писанию мысль о том, что указанные места внесены впоследствии в виде дополнений, не может быть признана правдоподобной ввиду того, что места этого рода читаются без опущений в еврейском тексте и в древних переводах; да и сама по себе эта мысль о дополнениях в библейский текст не надежна, так как, по справедливому замечанию одного из отечественных библеистов, «может вести и ведет к печальным, ложным результатам». С устранением мысли о поздних вставках, которым будто обязаны своим происхождением вышеприведенные места кн. Иисуса Навина, последние вместе с некоторыми другими, сходными с ними по содержанию, должны иметь значение указаний на происхождение книги Иисуса Навина после его кончины, а в какое приблизительно время — это можно видеть из других мест этой книги. Так, она написана раньше первых годов царствования Соломона, потому что в Ис Нав 16:10 говорится о хананеях, живших в Газере до сегодня, между тем, во время царствования Соломона этот город был завоеван египетским фараоном и жившие в нем хананеи были истреблены (3 Цар 6:19). Написание ее — далее — нужно относить ко времени, которое предшествовало завоеванию Иерусалима Давидом, когда жившие в нем иевусеи (Ис Нав 15:63) были истреблены (2 Цар 5:6-8); раньше царствования Саула, когда жившие в Гаваоне хананеи подвергались избиению (2 Цар 21:1-2), между тем как в кн. Иисуса Навина (гл. 9) о них говорится как о пощаженных от истребления в силу заключенного с ними клятвенного договора с обязательством доставления воды и дров для жертвенника Господня на месте, какое бы ни избрал Господь (ст. 27). Такого рода указания книги приводят к концу правления Судей, как к такому времени, когда она получила, по всей вероятности, свое происхождение. При этом писателем ее в полном составе, в каком она существует в настоящее время, со включением последних стихов 24-й главы, мог быть Самуил или другой пророк из основанного им пророческого общества.

Предмет, разделение и исторический характер кн. Иисуса Навина. Как излагающая положение того, что делал Господь для основания Своего Царства на земле, кн. Иисуса Навина тесно связана с Пятикнижием, на что указывают начальные ее слова по греко-славянскому переводу, служащему буквальной передачей слов еврейского текста: И бысть по скончании Моисея раба Господня. Но как излагающая особые события из ветхозаветной истории царства Божия, она имеет отдельное, самостоятельное значение. Предметом ее служит совершившееся во дни Иисуса, сына Навина, и через его посредство исполнение божественных обетований о даровании избранному народу Ханаанской земли. Это исполнение состояло в завоевании этой земли и разделении ее между коленами, составлявшими израильский народ. Соответственно этому книга Иисуса Навина делится на две равные части. В первой части от 1 главы по 12 излагается завоевание, во 2-й — от 13-й главы по 22-ю — разделение земли. Последние две главы содержат изложение того, что сделал Иисус Навин по исполнении возложенного на него дела Божия для незыблемого дальнейшего его существования.

Изложенные в этой священной книге сведения о тех из отдельных событий, которые не выходят за пределы обычного хода жизни, не возбуждают сомнений в исторической достоверности. Сведения о таких событиях изложены с такими подробностями относительно мест, где они совершились, лиц, которые действовали в них, сказанных этими лицами отдельных замечательных слов (например, Ис Нав 10:12; Ис Нав 14:7 и др. места), с такою археологической точностью, которые показывают, что писатель книги имел подробные, точные, не только устные, но и письменные сведения о том, что совершалось в описываемое им время. Археологическая точность видна из того, что при изложении событий он оттеняет древние воззрения, когда, например, в Ис Нав 13:6, сидонян причисляет к тем племенам, которые были изгнаны из их владений, а эти последние причисляет к уделу Асирова колена (Ис Нав 19:28), между тем, как при первых израильских царях мысль об этом была уже оставлена и заменилась дружественными отношениями с финикийскими царями (2 Цар 5:11; 3 Цар 5:1 и др. места). Точное знание современной исторической обстановки писатель проявляет и в том, что называет Сидон великим (Ис Нав 11:8; Ис Нав 19:28), а Тир только укрепленным городом (Ис Нав 19:29) между тем, в последующее время первенство между финикийскими городами перешло к Тиру, ставшему «матерью Сидонян»; далее в том, что вместо обычного со времени Судей обозначения границ израильской земли словами: от Дана до Вирсавии (Суд 20:1; 2 Пар 30:5) избирает для обозначения протяжения завоеванной земли гору Халак на юге и Ваал-Гад на севере (Ис Нав 11:17; Ис Нав 12:7). Близкое знакомство с состоянием Ханаана во время завоевания писатель книги проявил и в том, что внес в изложение событий древние ханаанские названия некоторых из городов, в последующее время вышедшие из употребления, каковы Кириаф-Арба (Ис Нав 14:12), Кириаф-Сефер (Ис Нав 15:15), Кириаф-Санна (Ис Нав 15:49), Кириаф-Ваал, и Ваал (Ис Нав 15:9.60). Проявляющаяся во всем этом историческая точность писателя внушает естественное доверие и ко всем другим сообщаемым им в книге сведениям. Недоумения к сомнения вызывают у некоторых из комментаторов только сведения о тех событиях, которые изображены в книге как совершившиеся при действии божественного всемогущества. Внушаемая каноническим достоинством книги Иисуса Навина вера в то, что эти события совершились именно так, а не иначе, находит для себя подкрепление в уяснении целесообразности того, что и как совершилось во времена Иисуса Навина. При действиях его, как вождя израильского народа, особенная божественная помощь нужна была потому, что он, как и весь израильский народ, был только орудием для выполнения божественных обетований о наделении потомков Авраама землей, в которую он был призван и в которой он вместе с ближайшими своими потомками совершал странствования. Если бы израильский народ и его вождь были лишены этой помощи, они оказались бы бессильными выполнить то, что на них было возложено. Как ни ослабили себя ханаанские племена своими пороками и разъединенностью, они даже, при неполном соединении своих сил, могли оказать сильное сопротивление благодаря особенно своей воинственности, укрепленным городам (Числ 13:29; Втор 1:28) и военным колесницам (Ис Нав 11:4). Как недостаточна была сама по себе сила израильтян для завоевания Ханаана, видно из того, что они даже после того, как ханаанским племенам нанесено было поражение, чувствуют себя не в состоянии докончить завоевание (Ис Нав 17:16). Если бы израильский народ для вторжения в Ханаан был вынужден оставаться на восточной стороне Иордана до того времени, когда окончится наводнение, его встретили бы, конечно, ханаанские цари с многочисленным войском и загородили бы ему дальнейший путь. Если этого не произошло, то именно потому, что чудодейственно осушенное русло Иордана во время наводнения дало израильтянам возможность вторгнуться в Ханаан в такое время, когда не ожидали этого, а потому не приняли мер к отражению нападающих.

То, что водворение израильского народа в Ханаан было достигнуто не только его усилиями, но, главным образом, чудодейственной силой Божьей, имеет значение не для того только времени, но для будущего, не только частное, но и более широкое. Такой способ водворения израильтян в обетованной земле служит прообразом благодатного пути, который открыт Господом нашим Иисусом Христом. В этом отношении знаменательным для верующего является то, что, как в землю, обильную молоком и медом, ввел израильтян не кто иной, а именно носивший имя «Иисус» (так называется сын Нуна в Деян 7:45; Евр 4:8); так и путь в Царство Небесное открыт для всего человечества Иисусом Сыном Божиим (Творения блаж. Феодорита. I, 270).

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

1:1 а) Евр. Ехошуа, сын Нуна. В LXX имя отца Иисуса передано как Навэ. В русской традиции Иисуса называют Навином, т.е. сыном Навэ.


1:1 б) Букв.: служителю Моисея (Числ 11:28).


1:2 Здесь и далее букв.: сынам Израиля.


1:3 Букв.: всякое место, на которое ступит нога ваша.


1:4 а) Скорее всего, речь идет о Негеве - пустынной области с весьма скудной растительностью на юге Палестины.


1:4 б) Т.е. до Средиземного моря.


1:6 а) Или: разделишь эту землю как наследие.


1:6 б) Возможно, имеется в виду договор (завет) Бога с Авраамом, что потомкам его Бог даст ту землю, по которой он странствовал (Быт 17:4-8).


1:7 а) Или: Наставление. См. примеч. к Втор. 1:5.


1:7 б) Евр. глагол содержит в себе такие значения как: быть мудрым, благоразумным, понимать, иметь успех. Здесь сделана попытка передать широту семантического поля этого слова; то же в ст. 8.


1:7 в) Букв.: всюду, куда ни пойдешь; то же в ст. 9.


1:8 Букв.: на всех путях твоих.


1:10 Или: руководителям народа; ср. примеч. к Втор 1:15; LXX: писцам.


1:13 Слово «покой» здесь употреблено в значении «безопасность границ и мир со всеми врагами», хотя в ВЗ оно могло нести в себе и более широкий смысл (см. Руфь 1:9; 3:1).


1:14 а) Имеется в виду восточный берег реки Иордана, здесь говорящий учитывает свое нынешнее расположение - израильтяне еще не пересекли реку. См. также 1:15.


1:14 б) Букв.: которые дал; то же в ст. 15.


2:1 а) Шиттим (букв.: акации) - местность к востоку от Иордана, недалеко от реки, напротив Иерихона, где располагался стан израильтян; ср. Числ 33:49.


2:1 б) Возможно, Рахав была содержательницей ночлежного дома, дешевой гостиницы того времени.


2:6 Крыша на Ближнем Востоке обычно плоская и ночью использовалась для сна.


2:7 Букв.: люди.


2:9 Букв.: этой земли.


2:10 а) Или: Тростниковое море; или: море Суф; Син. пер.: Чермное море.


2:10 б) Букв.: подвергли заклятию. См. Числ 21:21-35.


2:11 Ср. Втор 4:39.


2:12 а) Букв.: к дому отца моего; то же в ст. 18.


2:12 б) Букв.: дайте верный знак.


2:16 Т.е. Рахав советует идти лазутчикам в противоположную от реки сторону, где их никто не подумает искать.


2:19 Букв.: кровь его будет на голове его.


2:24 Букв.: отдал в наши руки.


3:3 Ковчег Завета (Союза) - ларец, в котором находились скрижали с заповедями; подробнее см. Исх 25:10-22. Завет (или: Союз) - ключевое понятие ВЗ, обозначающее особые отношения Бога с Его народом; см. примеч. к Быт 6:18.


3:4 а) Локоть - мера длины, ок. 45 см, т.е. около 900 м.


3:4 б) Букв.: вчера и позавчера.


3:5 Или: посвящения себя самих (Господу) - нужно было выстирать одежды и предохранять себя от телесной нечистоты (Исх 19:10, 14, 15).


3:10 Букв.: узнаете.


3:12 Cм. 4:2.


3:13 Букв.: будут отрезаны.


3:14 Букв.: народ.


3:15 Описываемый здесь переход через Иордан совершался ранней весной. В еврейском календаре месяц Нисан приблизительно соответствует марту-апрелю совр. календаря. Реку Иордан после зимних дождей перейти вброд невозможно. По свидетельству самого Иисуса Навина, переход через Иордан, при большой воде, был не меньшим чудом, чем переход через Красное море (см. 4:23).


3:16 а) Или: в море, (что подле) Аравы.


3:16 б) Букв.: Соленое.


4:6 Букв.: завтра; то же в ст. 21.


4:7 Букв.: были отрезаны, то же самое ниже в этом стихе.


4:10 а) Букв.: которые носили ковчег; или: которые держали ковчег.


4:10 б) Эта часть стиха отсутствует в LXX.


4:11 Или: встали во главе народа.


4:14 Букв.: Израиля; то же в ст. 22.


4:16 Букв.: ковчег Свидетельства; см. примеч. к Исх 16:34.


4:18 Букв.: вчера и позавчера.


4:19 а) Букв.: народ. Это было время, когда должен быть выбран пасхальный ягненок (Исх 12:3).


4:19 б) Гилгал (евр. круг, колесо) - собственно, расположенные полукругом камни (культовое место), что дает возможность отождествлять это место с различными древними городами.


4:24 Букв.: сколь могущественна рука Господа.


5:1 Букв.: растаяло в них сердце, и дыхания в них не стало.


5:2 Букв.: вновь обрежь сынов Израилевых, во второй раз.


5:3 Евр. аралот - мн. ч. от слова орла - крайняя плоть.


5:9 а) Букв.: откатил; евр. глагол галал созвучен с названием местности Гилгал (круг).


5:9 б) Возможно, имеется в виду как позор египетского рабства, так и жизнь без обрезания - поколение, обновившее Завет, Союз с Господом в Гилгале, с этого дня освобождается от позора своих рабов-родителей, а также от поношения за несоблюдение требования об обрезании.


5:10 Букв.: совершили Пасху. О Пасхе см. Исх 12:1-20.


5:11 Букв.: произведения земли той.


5:12 См. Исх 16 и примеч. к Исх 16:15.


5:13 Букв.: человек / муж - Иисус видит Незнакомца, Который довольно скоро объясняет, Кто Он такой (ст. 14, 15), и ободряет Иисуса: теперь он может вести свое земное войско на приступ города.


6:1 Букв.: перед сынами Израиля.


6:4 Евр. шофар - духовой инструмент из бараньего рога; то же в ст. 4, 5, 6, 8, 13.


6:5 Букв.: народ; то же в ст. 6, 9, 15, 19.


6:17 Заклятие (евр. херем) влекло за собой всецелое посвящение Богу. По законам о заклятии (Лев 27:28-33; Втор. 13:1520:17, 18) всё живое, от человека до скота, предавали смерти, а всё прочее истреблялось или передавалось в Святилище. Из библейских и внебиблейских сообщений известно о моральном и религиозном разложении жителей Ханаана того периода. (См. Втор 20:17, 18).


6:24 Букв.: Дома Господнего - обычно так называли Иерусалимский Храм, возможно, здесь это название относится к переносному Святилищу, скинии.


6:25 Букв.: живет она.


7:1 Букв.: сыны Израилевы проявили неверность.


7:3 Букв.: народ.


7:5 а) Или: до Шеварима - географическое название.


7:5 б) Букв.: растаяло сердце народа и стало как вода.


7:6 Букв.: пылью.


7:9 Букв.: удалят имя наше с земли.


7:16 Каким образом Господь указал на виновного, неизвестно, вероятнее всего, это был жребий.


7:19 Или: исповедайся Ему. Клятвенный призыв Иисуса к Ахану говорить правду.


7:21 а) Т.е. из Месопотамии.


7:21 б) Шекель - мера веса (11,5 г.), т.е. 2,3 кг серебра и чуть больше 500 г золота.


7:26 а) Букв.: и отвратил Господь пылающий гнев Свой.


7:26 б) Название долины Ахор созвучно слову «бедствие».


8:2 Букв.: добычу; то же в ст. 27.


8:4 С западной стороны города. Главные ворота города, очевидно, были на восточной стороне. Основной лагерь израильтян располагался на северо-востоке от города.


8:5 Букв.: они.


8:13 Друг. возм. пер.: край (войска); букв.: пята.


8:14 Или: Аравы - географическое название, пустыня на юге Палестины.


8:18 Или: изогнутый меч; то же в ст. 26.


8:20 Букв.: люди / мужчины; то же и ст. 21.


8:24 Букв.: Израиль, то же ниже в этом стихе и ст. 33.


8:26 Или: пока он не предал заклятью всех жителей Ая.


8:29 а) Друг. возм. пер.: посадил на кол.


8:29 б) Ср. Втор 21:22, 23.


8:30 Предписания Моисея, которые Иисус Навин в точности выполнил, описаны во Втор 27:1-8. Горы Гевал и Геризим располагались примерно в 32 км на севере от Ая, неподалеку от города Шехема. Между праотцами израильтян, обновивших Завет, и жителями Шехема существовали давние связи, начиная от Авраама (Быт 12:6, 7) и Иакова (Быт 33:18; 34:1-31). Возможно, это обстоятельство служит некоторым объяснением того, как израильтяне смогли спокойно расположиться в окресностях Шехема, по всей видимости, еще до того, как город был взят. Упоминание того, что при обновлении Завета присутствовали и переселенцы, вероятно, указывает на то, что некоторые из жителей Шехема добровольно перешли на сторону израильтян (ср. Исх 12:38). Исследователи расходятся во мнениях относительно времени и места описываемых здесь событий.


8:31 а) См. Втор 11:26-32 и 27:2, 3.


8:31 б) Или: неотесанных; ср. Исх 20:25.


8:34 См. 1:8 и Втор 28:61; 31:11.


9:4 Точный смысл евр. текста неясен. Друг. возм. пер.: обеспечив себя (припасами).


9:5 Или: заплесневевший, то же в ст. 12.


9:6 Син. пер.: завет.


9:14 Возможно, в знак согласия заключить мирный союз. Друг. возм. пер.: осмотрели.


9:15 Букв.: общины; то же в ст. 18, 19, 21, 27


9:17 Или: покинув Гилгал / место стоянки.


9:21 Или: заготавливать; то же в ст. 23 и 27.


9:22 Букв.: их.


9:26 Букв.: Он.


10:1 а) Букв.: когда услышал.


10:1 б) Букв.: предал заклятью; то же в ст. 28, 35, 37, 39, 40.


10:2 а) В большинстве евр. рукописей: они.


10:2 б) Букв.: подобно одному из городов царских.


10:5 Букв.: сражались / воевали с ним; то же в ст. 29, 31, 34, 36, 38.


10:6 Букв.: не отними руки твоей.


10:9 Букв.: на них.


10:11 а) Возможно, образное описание небывалого урагана с градом.


10:11 б) Букв.: градин.


10:13 Или: Честного. Об этой книге ничего не известно. Ср. 2 Цар 1:18.


10:17 Или: о том, что эти цари спрятались в пещере у Маккеды, было доложено Иисусу.


10:21 Букв.: никто языком своим…


10:32 Букв.: как и все, что он сделал Ливне.


10:37 Букв.: и все его города; то же в ст. 39.


10:38 Букв.: возвратился в Девир.


10:40 а) Букв.: истребил.


10:40 б) Или: Шефелу, т.е. средиземноморское побережье от Газы до Яффы.


11:1 LXX: Мерома.


11:2 Или: холмы Дора / Нафот-Доре.


11:4 Букв.: они.


11:6 Или: Я положу их всех к ногам израильтян.


11:7 Букв.: на них.


11:10 Или: прежде.


11:15 Ср. 1:3-6; Числ 33:50-54; Втор 31:3-5.


11:16 Букв.: взял; то же в ст. 23.


11:20 Букв.: от Господа было, чтобы ожесточили они сердце свое; см. также примеч. к Исх 4:21.


11:21 Или: стер с лица земли / полностью уничтожил Иисус их и города их.


11:23 Букв.: и успокоилась страна от войны.


12:1 а) Букв.: цари земли.


12:1 б) Или: которых истребили; то же в ст. 7.


12:4 Т.е. великанов.


12:6 Букв.: поразили их.


12:9 Букв.: царь Иерихона - один (и так далее по всему списку царей).


12:20 В некот. рукописях: Шимрона.


12:23 а) Друг. возм. пер.: царя (нескольких) народов.


12:23 б) LXX: в Галилее.


Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Когда языческие цари стали угрожать Гаваону, Навин встал на защиту его жителей. Как бы ни был Навин рассержен на них... 

 

Книга Иисуса Навина, особенно те её главы, где описаны завоевательные походы евреев, полна легендарных или полулегендарных описаний еврейского завоевания... 

 

Гай, не взятый первоначально из-за греха Ахана, был побеждён лишь после того, как утих гнев Господень... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).