Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на 1 Кор 15:51-52

Поделиться
51 Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся 52 вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся.
Свернуть

Слова Павла «не все мы умрём, но все изменимся» звучат таинственно. О какой же перемене говорит апостол? И как она связана со смертью? Учитывая упоминание «последней трубы», возвещающей, как нетрудно догадаться, страшный Суд, можно думать, что речь идёт о том преображении, которое ожидает каждого из нас в конце времён. Обычно фразу «не все мы умрём, но все изменимся» понимают в том смысле, что апостол предполагал скорое возвращение Спасителя во славе, до которого, как думал Павел, вполне могут дожить некоторые из его современников.

Но только ли это имеет в виду апостол? И как связана смерть с последним Судом? Самый простой ответ: в день Суда, «при звуке последней трубы», мёртвые воскресают, представая перед Богом вместе с теми, кому придётся жить в те дни. Всё так; но когда же началось воскресение? Сам Павел «первым из мёртвых» называет Спасителя, имея в виду, что именно Он воскрес первым, начиная Собой тот процесс, который завершится в конце времён. А как участвуют в этом процессе люди? Один из четырёх евангелистов, Матфей, упоминает о том, что в день крестной смерти Спасителя в Иудее раскрылись гробницы, из которых вышли воскресшие из мёртвых люди, которых видели многие из живших тогда в стране. Так кто же тогда воскрес первым? И в каком смысле называет Павел Иисуса «первым из мёртвых», т.е. первым из воскресших?

Быть может, дело тут вовсе не в хронологии? В самом деле, воскресение Спасителя было не чем иным, как зримым торжеством Царства над силами зла и смерти, над тем шеолом, который прежде раньше или позже овладевал каждым, и овладевал безвозвратно. Теперь духовный вектор нашего мира изменился: шеол отступил, уступив Царству. И первым тому свидетельством стали воскресшие в день крестной смерти Спасителя.

Его собственное воскресение подтвердило: обещанный Мессия пришёл, Царство здесь, смерть побеждена и окончательное торжество Царства — вопрос лишь времени. А что же люди? Они, как видно, участвуют в процессе становления Царства в нашем преображающемся, но ещё не преображённом до конца мире. На таком фоне слова «не все умрём» вполне могут относиться не только к тем, кому придётся жить в последние дни существования старого мира, но и к тем, кто приобщился в той или иной мере к жизни Царства на всём протяжении его истории в нашем преображающемся мире.

Как видно, всякий, имеющий отношение к Царству, уже не принадлежит смерти, он не умирает, но и полноты жизни Царства обрести не может до момента полного его, этого Царства, торжества. Но есть в нашем преображённом пока что лишь отчасти мире и люди, Царству непричастные вовсе. Вполне возможно, что их судьба будет такой же, какой была судьба всех людей, живших до прихода в мир Спасителя: шеол, отступивший, но ещё не исчезнувший до конца, а затем, в последний день, воскресение с тем, чтобы, представ перед Богом, и они тоже могли бы сказать своё «да» или своё «нет» Ему и Тому, кто принёс Царство в мир.

Другие мысли вслух

 
На 1 Кор 15:51-52
51 Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся 52 вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся.
Свернуть
Слова Павла «не все мы умрём, но все изменимся» звучат таинственно. О какой же перемене говорит апостол? И как она связана со смертью? Учитывая упоминание «последней трубы», возвещающей, как нетрудно догадаться, страшный Суд, можно думать, что речь идёт о том преображении, которое ожидает...  Читать далее

Слова Павла «не все мы умрём, но все изменимся» звучат таинственно. О какой же перемене говорит апостол? И как она связана со смертью? Учитывая упоминание «последней трубы», возвещающей, как нетрудно догадаться, страшный Суд, можно думать, что речь идёт о том преображении, которое ожидает каждого из нас в конце времён. Обычно фразу «не все мы умрём, но все изменимся» понимают в том смысле, что апостол предполагал скорое возвращение Спасителя во славе, до которого, как думал Павел, вполне могут дожить некоторые из его современников.

Но только ли это имеет в виду апостол? И как связана смерть с последним Судом? Самый простой ответ: в день Суда, «при звуке последней трубы», мёртвые воскресают, представая перед Богом вместе с теми, кому придётся жить в те дни. Всё так; но когда же началось воскресение? Сам Павел «первым из мёртвых» называет Спасителя, имея в виду, что именно Он воскрес первым, начиная Собой тот процесс, который завершится в конце времён. А как участвуют в этом процессе люди? Один из четырёх евангелистов, Матфей, упоминает о том, что в день крестной смерти Спасителя в Иудее раскрылись гробницы, из которых вышли воскресшие из мёртвых люди, которых видели многие из живших тогда в стране. Так кто же тогда воскрес первым? И в каком смысле называет Павел Иисуса «первым из мёртвых», т.е. первым из воскресших?

Быть может, дело тут вовсе не в хронологии? В самом деле, воскресение Спасителя было не чем иным, как зримым торжеством Царства над силами зла и смерти, над тем шеолом, который прежде раньше или позже овладевал каждым, и овладевал безвозвратно. Теперь духовный вектор нашего мира изменился: шеол отступил, уступив Царству. И первым тому свидетельством стали воскресшие в день крестной смерти Спасителя.

Его собственное воскресение подтвердило: обещанный Мессия пришёл, Царство здесь, смерть побеждена и окончательное торжество Царства — вопрос лишь времени. А что же люди? Они, как видно, участвуют в процессе становления Царства в нашем преображающемся, но ещё не преображённом до конца мире. На таком фоне слова «не все умрём» вполне могут относиться не только к тем, кому придётся жить в последние дни существования старого мира, но и к тем, кто приобщился в той или иной мере к жизни Царства на всём протяжении его истории в нашем преображающемся мире.

Как видно, всякий, имеющий отношение к Царству, уже не принадлежит смерти, он не умирает, но и полноты жизни Царства обрести не может до момента полного его, этого Царства, торжества. Но есть в нашем преображённом пока что лишь отчасти мире и люди, Царству непричастные вовсе. Вполне возможно, что их судьба будет такой же, какой была судьба всех людей, живших до прихода в мир Спасителя: шеол, отступивший, но ещё не исчезнувший до конца, а затем, в последний день, воскресение с тем, чтобы, представ перед Богом, и они тоже могли бы сказать своё «да» или своё «нет» Ему и Тому, кто принёс Царство в мир.

Свернуть
 
На 1 Кор 15:51-58
51 Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся 52 вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. 53 Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие.
54 Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное:
"поглощена смерть победою".
 
55 "Смерть! где твое жало?
  ад! где твоя победа?"
 
56 Жало же смерти — грех; а сила греха — закон. 57 Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!
58 Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом.
Свернуть
Павел прекрасно видит связь Торы (и в первую очередь, разумеется, Торы внутренней) с той перспективой окончательной победы над смертью...  Читать далее

Павел прекрасно видит связь Торы (и в первую очередь, разумеется, Торы внутренней) с той перспективой окончательной победы над смертью, которая невозможна без полного преображения человека, без качественного изменения самой человеческой природы. Изменение это должно сделать для человека возможной жизнь в том преображённом мире, который станет реальностью после возвращения Спасителя в конце времён. Преображённый человек уже не будет пребывать во власти греха, его природа, повреждённая грехопадением, будет полностью исцелена.

Более того: обновлённая человеческая природа изменится даже по сравнению с той, что была у человека до падения, став подобной человеческой природе воскресшего Христа. Но это невозможно, если человек не станет живой Торой. Речь идёт, разумеется, не о том, чтобы выучить текст Пятикнижия наизусть. И даже не только о том, чтобы Тора стала для человека абсолютным внутренним императивом, духовным и нравственным — это ещё только внутренняя Тора, о существовании которой в евангельские времена знал каждый верующий еврей.

Живая Тора — это такое состояние человека, когда каждая его мысль, каждое слово и каждое действие определяются только внутренней Торой, и ничем другим. Чтобы такое стало возможным, надо, чтобы человек был полностью свободен от власти над собой того греха, который вошёл в нашу жизнь после падения. Не случайно первое и второе поколение христиан единственный пример живой Торы видело в личности Самого Иисуса Христа: ведь, кроме Него, от греха не был свободен никто.

Но для первых христиан подражание Христу было связано с необходимостью самому стать, с помощью Христовой и во Христе, такой же живой Торой — а это возможно лишь в конце пути, в конце времён, с полным преображением человеческой природы. До тех же пор стремление стать живой Торой неизбежно будет вызывать в падшей человеческой природе сопротивление того греха, который ею владеет после падения, и чем отчётливее внутренняя Тора проявляется в человеке, тем сильнее выявляется её, человеческой природы, повреждённость.

Так Тора придаёт силу греху: пока человек катится по инерции, не пытаясь жить соответственно внутренней Торе, сила греха в нём почти не обнаруживается, но стоит только попытаться изменить духовный вектор своей жизни, как она проявляет себя тем сильнее, чем больше человек стремится следовать внутренней Торе. Тора раскрывает в человеке энергию греха, а Спаситель помогает открывшийся грех преодолеть, преображая совместно с человеком его природу с тем, чтобы в конце времён человек полностью освободился от власти греха. Такова динамика христианской жизни, описанная апостолом.

Свернуть
 
На 1 Кор 15:51-58
51 Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся 52 вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. 53 Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие.
54 Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное:
"поглощена смерть победою".
 
55 "Смерть! где твое жало?
  ад! где твоя победа?"
 
56 Жало же смерти — грех; а сила греха — закон. 57 Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!
58 Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом.
Свернуть
Завершая разговор о преображении и о воскресении, Павел...  Читать далее

Завершая разговор о преображении и о воскресении, Павел проводит чёткую грань между теми, кто выбрал Царство, и теми, кто этого не сделал (ст. 51 – 52). Под «мы» апостол здесь, несомненно, подразумевает христиан, а под христианами — Церковь, которая для него есть не что иное, как община людей, живущих в Царстве. Неудивительно, что Павел говорит в этом случае не о смерти, а об изменении или перемене: ведь для тех, кто выбрал Царство уже теперь, последний день станет чем-то ожидаемым и более-менее предсказуемым, как для всякого, кто после долгого пути достиг наконец намеченной и давно желаемой цели. Конечно, цель вполне может оказаться не совсем такой, какой она представлялась идущим издали, но, во всяком случае, в главном они не ошибутся и не разочаруются.

Иное дело те, кто по каким-то причинам не выбрал Царства во время своего земного пути. Само по себе это не фатально, ведь выбор можно сделать даже в самый последний момент, и если он будет искренним, а причины прежнего промедления достаточно вескими, сделавший выбор получит Царство, подобно работникам одиннадцатого часа из притчи Спасителя. Но для них последний день станет именно днём Суда в полном смысле слова, ведь для них он будет не завершением пути, начатого заблаговременно, а неожиданным началом совершенно для них новой и потому прежде им неведомой жизни. Не случайно Павел говорит применительно к ним именно о воскресении, а не об изменении или перемене: ведь приобщившиеся к Царству тем самым приобщаются уже в известной мере и к тому процессу, который завершается в конце времён всеобщим воскресением и преображением человеческой природы.

В известном смысле можно было бы сказать, что живущие в Царстве, даже в ту меру полноты, которая возможна в нашем, ещё не до конца преображённом мире, воскресают уже теперь, но завершится их воскресение в конце времён с возвращением Спасителя. Что касается всех остальных, то для них всё начнётся и окончится тогда же, в последний день, хотя, конечно, до последнего Суда их судьба в вечности остаётся неопределённой. И лишь после того, как судьба каждого будет определена и процесс всеобщего преображения завершится, победа над смертью окажется полной (ст. 54 – 55). А эта победа, в свою очередь, откроет путь полноте той жизни и того дыхания Божия, которыми пронизано Царство.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).