Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Деян 5:1-16

Мyжъ же нёкій, ґнaніа и4менемъ, съ сапфjрою жено1ю свое1ю, продаде2 село2
и3 ўтаи2 t цэны2, свёдущей и3 женЁ є3гw2: и3 прине1съ чaсть нёкую, пред8 ногaми ґпcлъ положи2.
Рече1 же пе1тръ: ґнaніе, почто2 и3спо1лни сатанA се1рдце твое2 солгaти д¦у с™о1му и3 ўтаи1ти t цэны2 селA;
сyщее тебЁ не твое1 ли бЁ, и3 продaное не въ твое1й ли влaсти бsше; что2 ћкw положи1лъ є3си2 въ се1рдцы твое1мъ ве1щь сію2; не человёкwмъ солгaлъ є3си2, но бг7у.
Слы1шавъ же ґнaніа словесA сі‰, пaдъ и4здше: и3 бы1сть стрaхъ вели1къ на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Встaвше же ю4нwши взsша є3го2 и3 и3зне1сше погребо1ша.
Бы1сть же ћкw тріе1мъ часHмъ минyвшымъ, и3 женA є3гw2 не вёдущи бы1вшагw вни1де.
Tвэщa же є4й пе1тръ: рцы1 ми, ѓще на толи1цэ село2 tдaста; Nнa же рече2: є4й, на толи1цэ.
Пе1тръ же рече2 къ не1й: что2 ћкw согласи1стасz и3скуси1ти д¦а гDнz; се2, но1ги погре1бшихъ мyжа твоего2 при две1рехъ, и3 и3знесyтъ тS.
10 Паде1 же ѓбіе пред8 ногaма є3гw2 и3 и4здше: вше1дше же ю4нwши њбрэто1ша ю5 ме1ртву и3 и3зне1сше погребо1ша бли1з8 мyжа є3S.
11 И# бы1сть стрaхъ вели1къ на все1й цRкви и3 на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
12 (За? #14#.) Рукaми же ґпcльскими бы1ша знaмєніz и3 чудесA въ лю1дехъ мнHга: и3 бsху є3динодyшнw вси2 въ притво1рэ соломHни:
13 t про1чихъ же никто1же смёzше прилэплsтисz и5мъ, но величaху и5хъ лю1діе.
14 Пaче же прилагaхусz вёрующіи гDеви, мно1жество муже1й же и3 же1нъ,
15 ћкw и3 на стHгны и3зноси1ти нед{жныz и3 полагaти на посте1лехъ и3 на nдрёхъ, да грzдyщу петрY поне2 сёнь є3гw2 њсэни1тъ нёкоего t ни1хъ.
16 Схождaшесz же и3 мно1жество t њкре1стныхъ градHвъ во їеrли1мъ, приносsще нед{жныz и3 стрaждущыz t д{хъ нечи1стыхъ, и5же и3сцэлэвaхусz вси2.
Свернуть

Сегодняшнее чтение рисует нам Царство с несколько неожиданной стороны. На первый взгляд может показаться, что история Анании и Сапфиры, как она описана в сегодняшнем чтении, свидетельствует о требовательности Бога и жестокости законов Царства. В самом деле, не оказывается ли смерть слишком жестоким наказанием за обман (ст. 2 – 3, 8 – 10)? Но в Царстве, как видно, действует иная логика, логика полной свободы и вместе с тем полной ответственности. В самом деле, в первохристианской общине, как видно, никто никого не принуждал при вступлении в обязательном порядке жертвовать Церкви всё, что вступающий имел. Каждый, как видно, мог сам решить, сколько он мог пожертвовать (ст. 4). И если кто-то жертвовал всё, что имеет, то делал это от чистого сердца, с полным осознанием ответственности за то, что делает (Деян. 4 : 34 – 37). В данном же случае всё произошло не так. По-видимому, Анания не очень хорошо понимал, какую меру свободы и ответственности предполагает жизнь в Царстве. Возможно, пожертвования в общину казались ему чем-то наподобие храмовой десятины, которую в обязательном порядке платил каждый еврей. И он решил, вступая в общину, соблюсти положенное правило, позволив себе при этом кое-какие послабления. И тут оказалось, что речь идёт не просто о вступлении в общину, а не больше, не меньше, как о вхождении в Царство, где нет места лукавству. Принцип оказался прост: дай, сколько можешь, но сделай это абсолютно открыто. Нет правил, есть лишь праведность Царства, которая не предполагает никаких ограничений, кроме тех, которые человек определит для себя сам. Но обмана и лукавства такая праведность не допускает. И обманувшие Бога умирают не потому, что Бог жесток. Просто человек, вкусивший жизни Царства, уже никогда не сможет без неё обойтись. Но и оставаться в Царстве, не доверяя Богу до конца, тоже невозможно: двойная бухгалтерия тут неуместна. И потому Анания и Сапфира умирают. В Царстве нет середины: здесь или жизнь во всей её полноте, или смерть во всей её неизбежности. В нашем, ещё не преображённом мире возможно жить не до конца, влачить существование, духовно больше похожее на смерть, чем на жизнь, и при этом не умирать физически. В Царстве такое невозможно: здесь жизнь до конца и смерть тоже до конца. Третьего не дано.

Другие мысли вслух

 
На Деян 5:1-16
Мyжъ же нёкій, ґнaніа и4менемъ, съ сапфjрою жено1ю свое1ю, продаде2 село2
и3 ўтаи2 t цэны2, свёдущей и3 женЁ є3гw2: и3 прине1съ чaсть нёкую, пред8 ногaми ґпcлъ положи2.
Рече1 же пе1тръ: ґнaніе, почто2 и3спо1лни сатанA се1рдце твое2 солгaти д¦у с™о1му и3 ўтаи1ти t цэны2 селA;
сyщее тебЁ не твое1 ли бЁ, и3 продaное не въ твое1й ли влaсти бsше; что2 ћкw положи1лъ є3си2 въ се1рдцы твое1мъ ве1щь сію2; не человёкwмъ солгaлъ є3си2, но бг7у.
Слы1шавъ же ґнaніа словесA сі‰, пaдъ и4здше: и3 бы1сть стрaхъ вели1къ на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Встaвше же ю4нwши взsша є3го2 и3 и3зне1сше погребо1ша.
Бы1сть же ћкw тріе1мъ часHмъ минyвшымъ, и3 женA є3гw2 не вёдущи бы1вшагw вни1де.
Tвэщa же є4й пе1тръ: рцы1 ми, ѓще на толи1цэ село2 tдaста; Nнa же рече2: є4й, на толи1цэ.
Пе1тръ же рече2 къ не1й: что2 ћкw согласи1стасz и3скуси1ти д¦а гDнz; се2, но1ги погре1бшихъ мyжа твоего2 при две1рехъ, и3 и3знесyтъ тS.
10 Паде1 же ѓбіе пред8 ногaма є3гw2 и3 и4здше: вше1дше же ю4нwши њбрэто1ша ю5 ме1ртву и3 и3зне1сше погребо1ша бли1з8 мyжа є3S.
11 И# бы1сть стрaхъ вели1къ на все1й цRкви и3 на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
12 (За? #14#.) Рукaми же ґпcльскими бы1ша знaмєніz и3 чудесA въ лю1дехъ мнHга: и3 бsху є3динодyшнw вси2 въ притво1рэ соломHни:
13 t про1чихъ же никто1же смёzше прилэплsтисz и5мъ, но величaху и5хъ лю1діе.
14 Пaче же прилагaхусz вёрующіи гDеви, мно1жество муже1й же и3 же1нъ,
15 ћкw и3 на стHгны и3зноси1ти нед{жныz и3 полагaти на посте1лехъ и3 на nдрёхъ, да грzдyщу петрY поне2 сёнь є3гw2 њсэни1тъ нёкоего t ни1хъ.
16 Схождaшесz же и3 мно1жество t њкре1стныхъ градHвъ во їеrли1мъ, приносsще нед{жныz и3 стрaждущыz t д{хъ нечи1стыхъ, и5же и3сцэлэвaхусz вси2.
Свернуть
На фоне духовного подъема первохристианской общины эпизод с Ананией и Сапфирой кажется чем-то диким и страшным. Между...  Читать далее

На фоне духовного подъема первохристианской общины эпизод с Ананией и Сапфирой кажется чем-то диким и страшным. Между тем, он отражает тот факт, что близость к Богу — не только великое счастье, но великий риск. Если человек находится только в самом начале религиозных поисков, то его ошибки и блуждания еще не приводят к катастрофе, в то время, как для человека, познавшего Бога, такие вещи уже не допустимы. Сравните: одно дело, когда нас обманывает незнакомый продавец на рынке, а другое — когда предает любимый человек. Если человек уже посвятил, отдал всю свою жизнь Богу, и вдруг оказалось, что все это было фикцией, что от всего этого можно отказаться, то эта посвященная Богу жизнь теряет всякий смысл — и человек умирает...

Свернуть
 
На Деян 5:1-11
Мyжъ же нёкій, ґнaніа и4менемъ, съ сапфjрою жено1ю свое1ю, продаде2 село2
и3 ўтаи2 t цэны2, свёдущей и3 женЁ є3гw2: и3 прине1съ чaсть нёкую, пред8 ногaми ґпcлъ положи2.
Рече1 же пе1тръ: ґнaніе, почто2 и3спо1лни сатанA се1рдце твое2 солгaти д¦у с™о1му и3 ўтаи1ти t цэны2 селA;
сyщее тебЁ не твое1 ли бЁ, и3 продaное не въ твое1й ли влaсти бsше; что2 ћкw положи1лъ є3си2 въ се1рдцы твое1мъ ве1щь сію2; не человёкwмъ солгaлъ є3си2, но бг7у.
Слы1шавъ же ґнaніа словесA сі‰, пaдъ и4здше: и3 бы1сть стрaхъ вели1къ на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Встaвше же ю4нwши взsша є3го2 и3 и3зне1сше погребо1ша.
Бы1сть же ћкw тріе1мъ часHмъ минyвшымъ, и3 женA є3гw2 не вёдущи бы1вшагw вни1де.
Tвэщa же є4й пе1тръ: рцы1 ми, ѓще на толи1цэ село2 tдaста; Nнa же рече2: є4й, на толи1цэ.
Пе1тръ же рече2 къ не1й: что2 ћкw согласи1стасz и3скуси1ти д¦а гDнz; се2, но1ги погре1бшихъ мyжа твоего2 при две1рехъ, и3 и3знесyтъ тS.
10 Паде1 же ѓбіе пред8 ногaма є3гw2 и3 и4здше: вше1дше же ю4нwши њбрэто1ша ю5 ме1ртву и3 и3зне1сше погребо1ша бли1з8 мyжа є3S.
11 И# бы1сть стрaхъ вели1къ на все1й цRкви и3 на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Свернуть
Некоторых читателей Книги Деяний история Анании и Сапфиры приводит в замешательство. В самом деле: если таково наказание за любой, даже сравнительно малый, грех, то можно ли вообще человеку надеяться на спасение? Между тем, история эта является лучшей иллюстрацией того, чем была в духовном смысле иерусалимская община первых...  Читать далее

Некоторых читателей Книги Деяний история Анании и Сапфиры приводит в замешательство. В самом деле: если таково наказание за любой, даже сравнительно малый, грех, то можно ли вообще человеку надеяться на спасение? Между тем, история эта является лучшей иллюстрацией того, чем была в духовном смысле иерусалимская община первых христиан. Как видно, многие, в неё входящие, продавали всё, чем владели, жертвуя затем деньги в общинную кассу. Но, судя по словам, сказанным Петром Анании, обязательным условием вступления это не было. «Разве твоё принадлежит не тебе?» — спрашивает апостол Ананию.

Из этих слов видно, что своим имуществом при вступлении в общину каждый был волен распоряжаться сам, самостоятельно определяя размер пожертвования. Дело было не в том, что Анания пожертвовал не всё, что имел. Дело было в том, что он, как спустя несколько часов и его жена, солгал. «И Бог наказал его за ложь» — поспешил бы закончить мысль благочестивый читатель. Но дело оказывается не так просто. Бог видит сердце человека, и, если бы речь шла о наказании, то Сапфира, вероятно, упала бы мёртвой на пороге, не сказав ни слова.

Да и Анании не пришлось бы задавать столько вопросов. Дело тут не в наказании за ложь, хотя, разумеется, начинать свою жизнь в общине с обмана и лукавства — идея не лучшая. Нарушение заповеди есть нарушение заповеди. Но за ложью в данном случае стоит очевидное желание выглядеть лучше, чем есть на самом деле, сыграть в глазах общины роль того, кем не являешься. А это уж совершенно не совместимо с «единым сердцем и единой душой», о которых говорит автор книги, характеризуя отношения в иерусалимской первохристианской общине. Тут ведь речь идёт о глубине и осознанности тех интенций, что определяют жизнь человека.

И о качестве самой этой жизни, того потока, который в библейских книгах называют «душой». Для жизни в общине духовное качество этой самой жизни должно было быть достаточно высоким. К тому же, жизнь общины представляла собой единый поток, «единую душу». И вот человек, желая войти в эту новую для него жизнь, соприкасается с её потоком. И его собственная жизнь мгновенно распадается, разлетается в клочья — так велико несоответствие между потоком его жизни и потоком жизни общины.

Там, в общине, жизнь настоящая, а у него — воображаемая: он ведь не хочет быть собой настоящим, предпочитая играть роль. Не всегда такое внутреннее разрушение сразу же сказывается на физическом состоянии человека, но если различие слишком сильное, может и сказаться. И тогда возможно всё, что угодно — от обморока до мгновенной смерти.

Только вот о наказании тут говорить не приходится. Если совершенно неподготовленный и прекрасно это понимающий человек пытается подняться на горную вершину, куда открыт путь лишь для подготовленных альпинистов, он не может не представлять себе, чем может окончиться его попытка. И если такой человек в конце концов сорвётся в пропасть, винить ему будет некого, кроме самого себя.

Свернуть
 
На Деян 5:1-11
Мyжъ же нёкій, ґнaніа и4менемъ, съ сапфjрою жено1ю свое1ю, продаде2 село2
и3 ўтаи2 t цэны2, свёдущей и3 женЁ є3гw2: и3 прине1съ чaсть нёкую, пред8 ногaми ґпcлъ положи2.
Рече1 же пе1тръ: ґнaніе, почто2 и3спо1лни сатанA се1рдце твое2 солгaти д¦у с™о1му и3 ўтаи1ти t цэны2 селA;
сyщее тебЁ не твое1 ли бЁ, и3 продaное не въ твое1й ли влaсти бsше; что2 ћкw положи1лъ є3си2 въ се1рдцы твое1мъ ве1щь сію2; не человёкwмъ солгaлъ є3си2, но бг7у.
Слы1шавъ же ґнaніа словесA сі‰, пaдъ и4здше: и3 бы1сть стрaхъ вели1къ на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Встaвше же ю4нwши взsша є3го2 и3 и3зне1сше погребо1ша.
Бы1сть же ћкw тріе1мъ часHмъ минyвшымъ, и3 женA є3гw2 не вёдущи бы1вшагw вни1де.
Tвэщa же є4й пе1тръ: рцы1 ми, ѓще на толи1цэ село2 tдaста; Nнa же рече2: є4й, на толи1цэ.
Пе1тръ же рече2 къ не1й: что2 ћкw согласи1стасz и3скуси1ти д¦а гDнz; се2, но1ги погре1бшихъ мyжа твоего2 при две1рехъ, и3 и3знесyтъ тS.
10 Паде1 же ѓбіе пред8 ногaма є3гw2 и3 и4здше: вше1дше же ю4нwши њбрэто1ша ю5 ме1ртву и3 и3зне1сше погребо1ша бли1з8 мyжа є3S.
11 И# бы1сть стрaхъ вели1къ на все1й цRкви и3 на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Свернуть
Анания и Сапфира не были обязаны продавать всё своё имущество, никто их к этому не принуждал, как не принуждал...  Читать далее

Анания и Сапфира не были обязаны продавать всё своё имущество, никто их к этому не принуждал, как не принуждал и никого из жертвователей. Они могли пользоваться имуществом, оставаясь членами общины, но в их желании и благочестиво выглядеть в глазах братьев, и продолжать пользоваться доходами от пожертвованного, можно увидеть двоедушие, стремление услужить и Богу, и Маммоне.

Моментальная смерть Анании и Сапфиры может показаться чрезмерным наказанием. Но вчитаемся внимательнее, и увидим, что никто их не наказывал. Можно было бы сказать, что они умерли от ужаса, испытав эмоциональное потрясение от осознания содеянного, такое объяснение будет весьма вероятным, но, видимо, неполным. К сожалению, солгав, они поддались соблазну отца лжи и допустили его в сердце. Но бесконфликтное сосуществование святости и зла невозможно. Сердца, устремлнные в разные стороны, разорвались.

Было бы, как говорится, полбеды, если бы грех Анании и Сапфиры ограничился горькими последствиями только для них. Беда состояла в том, что с их поступком в Церковь впервые просочилась ложь. Её зараза не смогла отменить силы Святого Духа, действующие в Церкви, но как знать, не ослабила ли она духовные усилия части христиан, не способствовало ли лукавство супругов гонениям, вскоре обрушившимся на верных?

Свернуть
 
На Деян 5:1-11
Мyжъ же нёкій, ґнaніа и4менемъ, съ сапфjрою жено1ю свое1ю, продаде2 село2
и3 ўтаи2 t цэны2, свёдущей и3 женЁ є3гw2: и3 прине1съ чaсть нёкую, пред8 ногaми ґпcлъ положи2.
Рече1 же пе1тръ: ґнaніе, почто2 и3спо1лни сатанA се1рдце твое2 солгaти д¦у с™о1му и3 ўтаи1ти t цэны2 селA;
сyщее тебЁ не твое1 ли бЁ, и3 продaное не въ твое1й ли влaсти бsше; что2 ћкw положи1лъ є3си2 въ се1рдцы твое1мъ ве1щь сію2; не человёкwмъ солгaлъ є3си2, но бг7у.
Слы1шавъ же ґнaніа словесA сі‰, пaдъ и4здше: и3 бы1сть стрaхъ вели1къ на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Встaвше же ю4нwши взsша є3го2 и3 и3зне1сше погребо1ша.
Бы1сть же ћкw тріе1мъ часHмъ минyвшымъ, и3 женA є3гw2 не вёдущи бы1вшагw вни1де.
Tвэщa же є4й пе1тръ: рцы1 ми, ѓще на толи1цэ село2 tдaста; Nнa же рече2: є4й, на толи1цэ.
Пе1тръ же рече2 къ не1й: что2 ћкw согласи1стасz и3скуси1ти д¦а гDнz; се2, но1ги погре1бшихъ мyжа твоего2 при две1рехъ, и3 и3знесyтъ тS.
10 Паде1 же ѓбіе пред8 ногaма є3гw2 и3 и4здше: вше1дше же ю4нwши њбрэто1ша ю5 ме1ртву и3 и3зне1сше погребо1ша бли1з8 мyжа є3S.
11 И# бы1сть стрaхъ вели1къ на все1й цRкви и3 на всёхъ слы1шащихъ сі‰.
Свернуть
Мы — люди — удивительно непоследовательный народ. Как нам страшно бывает делать шаг...  Читать далее

Мы — люди — удивительно непоследовательный народ. Как нам страшно бывает делать шаг за ту черту, после которой возвращения уже нет. Как нам хочется оставить себе запасной вариант — запасной аэродром… Может, в житейском плане это и срабатывает, но в духовном, как показывает сегодняшняя история про Ананию и Сапфиру, — отнюдь. И сейчас довольно легко понять, чем же была плоха «житейская мудрость» Анании, а что уж говорить про то время, когда волю Божию не искали, а просто знали и видели ее внутри себя, потому что Дух наполнял их. Эта история была практически первой серьезной попыткой дьявола (как нам понятно сейчас — совершенно бесполезной попыткой) взять реванш за Воскресение. Он уже пытался разрушить совсем юную Церковь снаружи — через тех же столь любезных ему фарисеев и книжников. Через тех, кого Христос тоже обвиняет в непоследовательности. Ведь если бы они любили и полагались на Господа всей душой своей и до конца были искренни в своей вере, в т.ч. в слова Моисея, то «поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне» (Ин. 5:46). Но им, как и всем нам, удобнее выбирать, как и во что из предложенного верить, а что оставлять на собственное усмотрение. Впрочем, Бог опять победил. Теперь лукавый пытается изнутри развалить то здание, что основал его враг. Однако мы знаем, что «врата ада никогда не одолеют» Церковь (см. Мф. 16:18), даже сейчас, когда она во многом слабее общины первых апостолов. А тогда, во времена, описываемые в первых нескольких главах Деяний, сила Господня была столь явно над верными Его, что человек, позволивший войти в себя не Духу Господню, но духу лукавому, и при этом претендующий на участие во спасении, просто не может выжить — настолько чисто физически невозможно греху находится пред лицом Божиим. Нам, к сожалению, это уже удается...

Свернуть
 
На Деян 5:12-32
12 (За? #14#.) Рукaми же ґпcльскими бы1ша знaмєніz и3 чудесA въ лю1дехъ мнHга: и3 бsху є3динодyшнw вси2 въ притво1рэ соломHни:
13 t про1чихъ же никто1же смёzше прилэплsтисz и5мъ, но величaху и5хъ лю1діе.
14 Пaче же прилагaхусz вёрующіи гDеви, мно1жество муже1й же и3 же1нъ,
15 ћкw и3 на стHгны и3зноси1ти нед{жныz и3 полагaти на посте1лехъ и3 на nдрёхъ, да грzдyщу петрY поне2 сёнь є3гw2 њсэни1тъ нёкоего t ни1хъ.
16 Схождaшесz же и3 мно1жество t њкре1стныхъ градHвъ во їеrли1мъ, приносsще нед{жныz и3 стрaждущыz t д{хъ нечи1стыхъ, и5же и3сцэлэвaхусz вси2.
17 Востaвъ же ґрхіере1й и3 вси2 и5же съ ни1мъ, сyщаz є4ресь саддуке1йскаz, и3спо1лнишасz зaвисти,
18 и3 возложи1ша рyки сво‰ на ґпcлы и3 послaша и5хъ въ соблюде1ніе џбщее.
19 Ѓгг7лъ же гDень но1щію tве1рзе двє1ри темни1цы, и3зве1дъ же и5хъ, рече2:
20 и3ди1те и3 стaвше глаго1лите въ це1ркви лю1демъ вс‰ глаго1лы жи1зни сеS.
21 (За? #15#.) Слы1шавше же внидо1ша по ќтреницэ 1ќтрw въ це1рковь и3 ўчaху. Прише1дъ же ґрхіере1й и3 и5же съ ни1мъ, созвaша собо1ръ и3 вс‰ стaрцы t сынHвъ ї}левыхъ и3 послaша во ўзи1лище, привести2 и5хъ.
22 Слуги6 же ше1дше не њбрэто1ша и5хъ въ темни1цэ, возврaщшежесz возвэсти1ша,
23 глаго1люще, ћкw темни1цу ќбw њбрэто1хомъ заключе1ну со всsкимъ ўтвержде1ніемъ и3 блюсти1тєли стоsщыz пред8 две1рьми: tве1рзше же, внyтрь ни є3ди1нагw њбрэто1хомъ.
24 Ћкоже слы1шаша словесA сі‰ ґрхіере1й же и3 воево1да церко1вный и3 первосвzще1нницы, недоумэвaхусz њ ни1хъ, что2 ќбw бyдетъ сіе2.
25 Прише1дъ же нёкто возвэсти2 и5мъ, глаго1лz, ћкw се2, мyжіе, и5хже всади1сте въ темни1цу, сyть въ це1ркви стоsще и3 ўчaще лю1ди.
26 ТогдA ше1дъ воево1да со слугaми, приведе2 и5хъ не съ нyждею, боsхусz бо людjй, да не кaменіемъ побію1тъ и5хъ:
27 приве1дше же и5хъ, постaвиша на со1нмищи, и3 вопроси2 и5хъ ґрхіере1й, глаго1лz:
28 не запреще1ніемъ ли запрети1хомъ вaмъ не ўчи1ти њ и4мени се1мъ; и3 се2, и3спо1лнисте їеrли1мъ ўче1ніемъ вaшимъ и3 хо1щете навести2 на ны2 кро1вь чlвёка сегw2.
29 Tвэщaвъ же пе1тръ и3 ґпcли рёша: повиновaтисz подобaетъ бг7ови пaче, не1жели человёкwмъ:
30 бг7ъ nтє1цъ нaшихъ воздви1же ї}са, є3го1же вы2 ўби1сте, повёсивше на дре1вэ:
31 сего2 бг7ъ начaльника и3 сп7са возвы1си десни1цею свое1ю, дaти покаsніе ї}леви и3 њставле1ніе грэхHвъ:
32 и3 мы2 є3смы2 тогw2 свидётеліе глагHлъ си1хъ, и3 д¦ъ с™ы1й, є3го1же даде2 бг7ъ повинyющымсz є3мY.
Свернуть
Пребывание братьев в притворе Соломоновом, при храме, свидетельствует о том, что они соблюдали Моисеев...  Читать далее

Пребывание братьев в притворе Соломоновом, при храме, свидетельствует о том, что они соблюдали Моисеев закон и продолжали ветхозаветную традицию, хотя противники упрекали их в обратном. Но тут же упоминается, что никто из посторонних не смел пристать к ним, и это указывает на то, что ученики Христа начали оформляться как особая общность, отдельная от иудеев. Начался двуединый процесс отмежевания христиан от иудеев и одновременно сохранения христианами ветхозаветных традиций, по новому увиденных в свете Евангелия.

Противники снова пытаются пресечь апостольскую проповедь, заодно с первосвященником действуют «рационалисты»- саддукеи. Вообще-то гонителям всё равно, под какими лозунгами искоренять неугодное учение, но показательно, как даже такие заядлые противники, как фарисеи и саддукеи способны соединяться и «дружить против». Впрочем, причиной ареста в этот раз названа зависть, и это уже говорит о том, что мы имеем дело не с принципиальным спором, а с мелочной враждой. Но это значит также, что теперь обвинители ещё более пристрастны, чем в первый раз.

Ангел освободил узников не для того, чтобы они скрылись, он посылает их в храм продолжать проповедь. Проповедь продолжается и при повторном допросе в синедрионе. Ученики Христа больше не разбегаются, Дух Святой дал им возможность быть стойкими.

Свернуть
 
На Деян 5:12-32
12 (За? #14#.) Рукaми же ґпcльскими бы1ша знaмєніz и3 чудесA въ лю1дехъ мнHга: и3 бsху є3динодyшнw вси2 въ притво1рэ соломHни:
13 t про1чихъ же никто1же смёzше прилэплsтисz и5мъ, но величaху и5хъ лю1діе.
14 Пaче же прилагaхусz вёрующіи гDеви, мно1жество муже1й же и3 же1нъ,
15 ћкw и3 на стHгны и3зноси1ти нед{жныz и3 полагaти на посте1лехъ и3 на nдрёхъ, да грzдyщу петрY поне2 сёнь є3гw2 њсэни1тъ нёкоего t ни1хъ.
16 Схождaшесz же и3 мно1жество t њкре1стныхъ градHвъ во їеrли1мъ, приносsще нед{жныz и3 стрaждущыz t д{хъ нечи1стыхъ, и5же и3сцэлэвaхусz вси2.
17 Востaвъ же ґрхіере1й и3 вси2 и5же съ ни1мъ, сyщаz є4ресь саддуке1йскаz, и3спо1лнишасz зaвисти,
18 и3 возложи1ша рyки сво‰ на ґпcлы и3 послaша и5хъ въ соблюде1ніе џбщее.
19 Ѓгг7лъ же гDень но1щію tве1рзе двє1ри темни1цы, и3зве1дъ же и5хъ, рече2:
20 и3ди1те и3 стaвше глаго1лите въ це1ркви лю1демъ вс‰ глаго1лы жи1зни сеS.
21 (За? #15#.) Слы1шавше же внидо1ша по ќтреницэ 1ќтрw въ це1рковь и3 ўчaху. Прише1дъ же ґрхіере1й и3 и5же съ ни1мъ, созвaша собо1ръ и3 вс‰ стaрцы t сынHвъ ї}левыхъ и3 послaша во ўзи1лище, привести2 и5хъ.
22 Слуги6 же ше1дше не њбрэто1ша и5хъ въ темни1цэ, возврaщшежесz возвэсти1ша,
23 глаго1люще, ћкw темни1цу ќбw њбрэто1хомъ заключе1ну со всsкимъ ўтвержде1ніемъ и3 блюсти1тєли стоsщыz пред8 две1рьми: tве1рзше же, внyтрь ни є3ди1нагw њбрэто1хомъ.
24 Ћкоже слы1шаша словесA сі‰ ґрхіере1й же и3 воево1да церко1вный и3 первосвzще1нницы, недоумэвaхусz њ ни1хъ, что2 ќбw бyдетъ сіе2.
25 Прише1дъ же нёкто возвэсти2 и5мъ, глаго1лz, ћкw се2, мyжіе, и5хже всади1сте въ темни1цу, сyть въ це1ркви стоsще и3 ўчaще лю1ди.
26 ТогдA ше1дъ воево1да со слугaми, приведе2 и5хъ не съ нyждею, боsхусz бо людjй, да не кaменіемъ побію1тъ и5хъ:
27 приве1дше же и5хъ, постaвиша на со1нмищи, и3 вопроси2 и5хъ ґрхіере1й, глаго1лz:
28 не запреще1ніемъ ли запрети1хомъ вaмъ не ўчи1ти њ и4мени се1мъ; и3 се2, и3спо1лнисте їеrли1мъ ўче1ніемъ вaшимъ и3 хо1щете навести2 на ны2 кро1вь чlвёка сегw2.
29 Tвэщaвъ же пе1тръ и3 ґпcли рёша: повиновaтисz подобaетъ бг7ови пaче, не1жели человёкwмъ:
30 бг7ъ nтє1цъ нaшихъ воздви1же ї}са, є3го1же вы2 ўби1сте, повёсивше на дре1вэ:
31 сего2 бг7ъ начaльника и3 сп7са возвы1си десни1цею свое1ю, дaти покаsніе ї}леви и3 њставле1ніе грэхHвъ:
32 и3 мы2 є3смы2 тогw2 свидётеліе глагHлъ си1хъ, и3 д¦ъ с™ы1й, є3го1же даде2 бг7ъ повинyющымсz є3мY.
Свернуть
Описывая жизнь первохристианской общины, священнописатель обращает внимание на те проявления силы Царства, которые должны были быть очевидны каждому. Исцеления, обращения, освобождение одержимых от власти тёмных сил — всё это было хорошо известно и описано в...  Читать далее

Описывая жизнь первохристианской общины, священнописатель обращает внимание на те проявления силы Царства, которые должны были быть очевидны каждому. Исцеления, обращения, освобождение одержимых от власти тёмных сил — всё это было хорошо известно и описано в евангелиях, а во времена первохристианские, когда евангелия ещё не были написаны, рассказы об этих событиях передавались из уст в уста. И вот теперь, на глазах многих, совершалось нечто похожее. История Царства в мире продолжалась.

Было и нечто большее: выйти из тюрьмы сквозь запертую дверь — что-то уж совершенно невероятное… но ведь воскресший Иисус тоже проходил сквозь запертые двери — Ему они не были преградой. В непреображённом мире такое невозможно, в Царстве — вполне. Автор книги и описывает происходящее именно как происходящее в Царстве. То, что происходит — не распространение по Иерусалиму и Иудее новой религии, а распространение по ней Царства. Распространение, на которое, естественно, каждый реагирует по-своему. На которое вынуждены как-то реагировать и религиозные власти: слишком заметно становится всё происходящее.

Заметно — и страшно. Страшно неподконтрольностью и непредсказуемостью. Тем, что страшно любой власти просто потому, что она власть. И религиозные власти Иудеи исключением не были: ведь власть всегда власть в первую очередь, а уж светская она или религиозная — вопрос второй. И больше всего храмовую верхушку и весь Синедрион пугает распространение нового имени, которым можно спастись. Оно и понятно: новое священное имя означает новый путь к Богу.

Что это за новый путь? Кто и как может им воспользоваться? Что всё это значит для прежних путей? Апостолы и все члены нового движения очевидные и явные мессианисты, они всё время говорят о Мессии, чьё имя для них равнозначно имени Божию. Они говорят о Царстве. Что это за Царство? Есть ли в нём место Храму? А старому священству? Или в этом новом Царстве всё будет новым — и Храм, и священство, и богослужение? А что же земная власть?

Все эти вопросы не давали покоя храмовой верхушке и духовным лидерам традиционной Синагоги. Если бы духовные вожди нового движения предварительно согласовали бы свою деятельность с Синедрионом или хотя бы уведомили его, всё было бы иначе. Но ничего такого они не делали. А Храм и Синедрион напряжённо следили за новыми мессианистами. Кто они: союзники или конкуренты? И чем дальше, тем больше становилось очевидно и Храму, и традиционной Синагоге, что союзниками эти новые мессианисты им не станут.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).