Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Рим 3:1-18

1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
9 Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, 10 как написано:
"нет праведного ни одного;
 
11    нет разумевающего;
    никто не ищет Бога;
 
12 все совратились с пути, до одного негодны;
  нет делающего добро,
    нет ни одного".
 
13 "Гортань их — открытый гроб;
  языком своим обманывают;
яд аспидов на губах их".
 
14    "Уста их полны злословия и горечи".
 
15 "Ноги их быстры на пролитие крови;
 
16    разрушение и пагуба на путях их;
 
17 они не знают пути мира".
 
18    "Нет страха Божия перед глазами их".
Свернуть

Сегодня Апостол говорит нам об очень важных вещах. Бог дает людям Свое Слово, чтобы мы могли жить в соответствии с Его замыслом. Кто же из нас в совершенстве исполнил Его волю? Но даже когда человек оказывается неверен своему призванию, Бог остается верен Своей любви. Значит ли это, что Его верность дает нам право забыть о Его призыве и делать зло в надежде, что Бог сможет превратить его в добро? Апостол предостерегает нас от этого. Для нас это единственный способ ответить на Божью верность .

Другие мысли вслух

 
На Рим 3:1-18
1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
9 Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, 10 как написано:
"нет праведного ни одного;
 
11    нет разумевающего;
    никто не ищет Бога;
 
12 все совратились с пути, до одного негодны;
  нет делающего добро,
    нет ни одного".
 
13 "Гортань их — открытый гроб;
  языком своим обманывают;
яд аспидов на губах их".
 
14    "Уста их полны злословия и горечи".
 
15 "Ноги их быстры на пролитие крови;
 
16    разрушение и пагуба на путях их;
 
17 они не знают пути мира".
 
18    "Нет страха Божия перед глазами их".
Свернуть
Наверное, вся жизнь христианина заключается в осознании собственной несравнимости с Богом...  Читать далее

Наверное, вся жизнь христианина заключается в осознании собственной несравнимости с Богом (ни по мудрости, ни по справедливости, ни по милости) и в благодарности Богу за Его отличие от нас и за все то, что Он ради нас сделал... И что интересно, Бог эти различия не сглаживает. Он не гладит нас по головке, приговаривая: «Ах вы Мои бедные! Ну ничего, ничего, вы все равно хорошие...» Нет, наш Бог не таков. Он не скрывает от нас, что мы больны, больны, в общем-то, смертельно. Он впрямую говорит, что мы «злы» (см. Мф. 7:11). Как скажет потом апостол Павел, вторя царю-псалмопевцу Давиду: «Никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим. 3:11-12, см. Пс. 13, 54). Причем Павел четко осознает, что и он точно такой же (см. Рим. 3:9, 1 Тим. 1:15). Господь же видит нас гораздо лучше нас самих. Именно поэтому Он может говорить о том, что в нас есть хорошего, несмотря на общий печальный фон (см. Мф. 7:11). И только Он — знающий о нас даже то, какими мы можем быть, — предлагает нам все равно обращаться к Нему, прося, прежде всего Его Самого и Его царства. И Он не преминет ответить на нашу просьбу — придет и сделает из каждого из нас нового человека (см.Рим. 6:10-11).

Свернуть
 
На Рим 3:1-20
1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
9 Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, 10 как написано:
"нет праведного ни одного;
 
11    нет разумевающего;
    никто не ищет Бога;
 
12 все совратились с пути, до одного негодны;
  нет делающего добро,
    нет ни одного".
 
13 "Гортань их — открытый гроб;
  языком своим обманывают;
яд аспидов на губах их".
 
14    "Уста их полны злословия и горечи".
 
15 "Ноги их быстры на пролитие крови;
 
16    разрушение и пагуба на путях их;
 
17 они не знают пути мира".
 
18    "Нет страха Божия перед глазами их".
19 Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, 20 потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех.
Свернуть
Все люди стали грешниками, и потому никто не имеет права претендовать на праведность, и тем более превозноситься...  Читать далее

Все люди стали грешниками, и потому никто не имеет права претендовать на праведность, и тем более превозноситься над кем-либо на основании «небольшого» количества своих грехов. Даже степень тяжести грехов не должна становиться предлогом для самовозвеличивания, ведь грех отвратителен независимо от степени, да и степень может меняться, маленький запущенный грех обязательно стремится разрастись.

Законом мы не оправдываемся, но познаём грех. Необходимо помнить, что в законе сформулированы правила, помогающие жить и воспринимать мир. Законом задан уровень, на который следует равняться, но который часто остаётся недостижимым в силу человеческой греховности. Так просто и привычно люди отзываются о повседневных греховных поступках, как о чём-то обычном и даже безобидном, а между тем грех — иррациональная тёмная сила, губящая, подобно трясине. Закон — карта болотистой местности, но того, оступился, карта не может вытащить из трясины. Вытаскивает Господь.

Свернуть
 
На Рим 3:9-20
9 Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, 10 как написано:
"нет праведного ни одного;
 
11    нет разумевающего;
    никто не ищет Бога;
 
12 все совратились с пути, до одного негодны;
  нет делающего добро,
    нет ни одного".
 
13 "Гортань их — открытый гроб;
  языком своим обманывают;
яд аспидов на губах их".
 
14    "Уста их полны злословия и горечи".
 
15 "Ноги их быстры на пролитие крови;
 
16    разрушение и пагуба на путях их;
 
17 они не знают пути мира".
 
18    "Нет страха Божия перед глазами их".
19 Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, 20 потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех.
Свернуть
Продолжая разговор о Торе и о грехе, Павел цитирует Книгу Псалмов, выбирая те отрывки, где речь идёт о всеобщей греховности, о том, что праведников на земле не осталось. Это скорее аллюзии на некоторые отрывки из разных псалмов...  Читать далее

Продолжая разговор о Торе и о грехе, Павел цитирует Книгу Псалмов, выбирая те отрывки, где речь идёт о всеобщей греховности, о том, что праведников на земле не осталось. Это скорее аллюзии на некоторые отрывки из разных псалмов, так, что найти приведённый апостолом отрывок в том виде, в каком он находится в послании, невозможно. Такие аллюзии на известные отрывки из Книги Псалмов, из пророческих книг или даже из Пятикнижия были нередки в раввинистических дискуссиях.

Главная мысль Павла понятна: безгрешных людей на свете нет, а значит, нет и невиновных перед Богом и Торой. Именно Тора и обнаруживает греховность человека, ею, по слову апостола, познаётся грех. Здесь Павел поднимает очень серьёзную проблему, актуальную для тех, кто шёл путём праведности, который предполагает Тора, и прежде всего Тора внутренняя. Именно внутренняя Тора, воспринимаемая и переживаемая человеком как духовно-нравственный императив, раскрывала ищущему пути его собственную несостоятельность.

Тора, воспринятая преимущественно или исключительно внешним образом, могла создать иллюзию чего-то такого, на чём можно самоутвердиться, противопоставив себя тем, кто Торы не знает и не соблюдает. Но тогда Тора сводится к тому, что апостол называет «делами Торы» («делами Закона»), к тому, что мы назвали бы сегодня религиозными обязанностями. И тогда, конечно, Тора окажется для следующих ей феноменом исключительно религиозным.

Павел же говорит о другом, он говорит о внутренней Торе и о том духовном пути, который предполагает следование ей. Тут уже дело не в религии. Тут важно соотнести каждый свой шаг, каждую интенцию с внутренней Торой как с системой открытых человеку Божьих интенций. Это духовная работа, несводимая ни к какой религиозной практике. Но как раз именно попытки соотнести свою волю в её конкретных проявлениях с такими же конкретными проявлениями Божьей воли и обнаруживают человеку его несовершенство.

Оказывается, сделать это совсем не так просто даже при всём желании: воля падшего человека подчиняется ему далеко не так легко, и далеко не все свои интенции падший человек может даже просто отследить, не говоря уже об их осознании. И никакие «дела Торы», никакая религиозная практика и внешняя религиозная активность помочь человеку тут не могут. Хотя бы потому, что вся такая практика и любая такая активность затрагивают лишь поверхность человеческой личности, периферию её существования. А путь праведности, соответствующий Торе, требует глубинных изменений.

Свернуть
 
На Рим 3:9-20
9 Итак, что же? имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо мы уже доказали, что как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, 10 как написано:
"нет праведного ни одного;
 
11    нет разумевающего;
    никто не ищет Бога;
 
12 все совратились с пути, до одного негодны;
  нет делающего добро,
    нет ни одного".
 
13 "Гортань их — открытый гроб;
  языком своим обманывают;
яд аспидов на губах их".
 
14    "Уста их полны злословия и горечи".
 
15 "Ноги их быстры на пролитие крови;
 
16    разрушение и пагуба на путях их;
 
17 они не знают пути мира".
 
18    "Нет страха Божия перед глазами их".
19 Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, 20 потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех.
Свернуть
Продолжая разговор о преимуществах еврейства, Павел прямо говорит о том...  Читать далее

Продолжая разговор о преимуществах еврейства, Павел прямо говорит о том, что этих преимуществ нет. Но он, разумеется, говорит о преимуществах не религиозных, а собственно духовных. Речь не идёт ни о какой традиции, ни о какой теологии и даже ни о каком знании Торы как текста. Преимущество в духовном смысле могло бы быть лишь у того, кто мог бы жить, не греша, но таких людей, к сожалению, в нашем падшем мире нет (ст. 9). В подтверждение своей мысли апостол приводит слова древнего псалма, красочно описывающего человеческую греховность (ст. 10 – 18). На это, конечно, всегда можно было возразить, что Тора и не требовала от человека безгрешности, она лишь требовала правильного выбора в конкретной ситуации, выбора, который соответствовал бы нормам Торы. Но Павел в данном случае, как видно, полемизирует с теми, кто был уверен, что избавиться от греха и войти в Царство можно было, исполняя то, что апостол называет по-гречески «делами Торы» или «делами Закона» (ст. 20). Речь, по-видимому, идёт о том, что по-еврейски называется словом мицва, буквально переводимом как «повеление» или «заповедь».

Однако во времена Павла в иудейской среде оно начало обозначать то, что сегодня мы называем обычно религиозными обязанностями. А соблюдение Торы сводилось при таком понимании заповеди к исполнению многочисленных религиозных обязанностей, из которых некоторые находили себе основание в тексте Торы, а другие опирались исключительно на существовавшую в тот период раввинистическую традицию. Здесь можно было бы увидеть не очень заметную на первый взгляд полемику с другой известной раввинистической школой — школой Шаммая, с представителями которой последователи Гиллеля вели постоянные дискуссии. Именно Шаммай был уверен в том, что исполнение религиозных обязанностей само по себе освящает и очищает человека. Но апостол делает акцент на другом. Он говорит о том, что Тора служит вовсе не для того, чтобы соревноваться друг с другом в исполнении множества религиозных обязанностей. Она нужна для того, чтобы, по выражению Павла, «узнать грех», т.е. научиться отличать грех от праведности и видеть то, что мешает идущему в Царство на его пути (ст. 20). Тора не волшебная палочка, открывающая обладающему ею врата Царства, она больше похожа на компас, помогающий не сбиться с пути праведности. И любое другое её употребление делает Тору бесполезной, а надежды на её эффективность — иллюзорными.

Свернуть
 
На Рим 2:17-3:8
17 Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, 18 и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, 19 и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, 20 наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: 21 как же ты, уча другого, не учишь себя самого? 22 Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? 23 Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? 24 Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.
25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. 26 Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? 27 И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? 28 Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; 29 но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.
1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
Свернуть
Поначалу в размышлениях Павла о подлинном и неподлинном обрезании видится полемика с иудеями, не принявшими Христа...  Читать далее

Поначалу в размышлениях Павла о подлинном и неподлинном обрезании видится полемика с иудеями, не принявшими Христа и противодействовавшими евангельской проповеди. Действительно, приход Христа и разделение между теми, кто Его принял и отверг, обострили вопрос о том, кого же следует считать подлинным иудеем: того ли, кто формально признаёт заповеди закона или же тех, кто его исполняет. С ещё большей остротой этот вопрос встал после пополнения христианских общин бывшими язычниками, не прошедшими присоединения к иудейскому народу. Но вслед за этим вопрос встаёт по другому: не относятся ли рассуждения апостола и к нам, не превращаем ли мы, подобно обличаемым Павлом иудеям, в ритуальную формальность наше крещение, не становимся ли мы, знающие заповеди Нового Завета, но не живущие ими, такими же, какими были почитатели ветхозаветных законов, о которых здесь идёт речь?

Но как даже отступление подобных иудеев от сути закона не лишает их великого преимущества во всех отношениях, состоящего в том, что Слово Божие им возвещено, так и формальные христиане не могут отменить правду Евангелия.

Упоминает Павел и приписываемое христианам учение о том, что надо делать зло, чтобы вышло добро. Легкомысленная трактовка поговорки «что Бог ни сделает, всё к лучшему» и сегодня в ходу. Да, всё то, что делает Он, и в самом деле к лучшему, но мы-то не имеем права выдавать свои поступки за Его дела. Не имеем мы и права безответственно делать зло в надежде, что Господь исправит его последствия. Он исправит, но и с нас спросит за зло. Милость Господа безгранична, но злоупотреблять ей мы не вправе.

Свернуть
 
На Рим 2:17-3:8
17 Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, 18 и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, 19 и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, 20 наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: 21 как же ты, уча другого, не учишь себя самого? 22 Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? 23 Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? 24 Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.
25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. 26 Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? 27 И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? 28 Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; 29 но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.
1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
Свернуть
От следования Торе Павел переходит к другой, связанной с Торой, теме: к религии и к религиозности. Апостол, как видно, хорошо понимает разницу между...  Читать далее

От следования Торе Павел переходит к другой, связанной с Торой, теме: к религии и к религиозности. Апостол, как видно, хорошо понимает разницу между Торой как реалией собственно духовной и той религией, которую она порождает. Иудаизм как религия действительно немыслим без Торы. Но сама Тора больше иудаизма.

Более того: соблюдение религиозных предписаний иудаизма ещё не гарантирует того, что в той же иудейской традиции называется «хранением Торы»: можно быть религиозным человеком и вместе с тем нарушителем Торы, и тогда религиозность сама по себе теряет всякий смысл. А можно не быть религиозным вовсе, подобно язычникам, но следовать «естественной» Торе, и следующие такой «естественной» Торе могут оказаться ближе к Богу, чем евреи, уверенные в своём религиозном благочестии.

Конечно, говоря о язычниках, Павел имеет в виду не поклонников каких-то языческих культов, а скорее тех, кого мы сегодня назвали бы светскими людьми: ведь большинство тех, кого называли язычниками, были во времена Павла религиозно индифферентны. Были, конечно, и настоящие, религиозные язычники, но они едва ли оказались бы в числе слушателей апостола и уж точно не стали бы христианами.

Павлу важно прежде всего следование внутренней Торе, а не внешние формы иудейской религии. Он, конечно, прекрасно понимает, что именно попытка следовать внутренней Торе выявит человеческую греховность скорее, чем что-нибудь другое, и сам этот процесс становится для человека судом. Но отсюда вовсе не следует ни то, что Тора сама по себе дурна, ни то, что нужно специально грешить, чтобы раскрыть до конца собственную греховность.

Внутренняя Тора и без того достаточно её раскрывает, а грешить сознательно означает лишь увеличивать меру греховности своей жизни. Нужно лишь не отказываться от того пути, который предполагает следование внутренней Торе, даже если такой путь становится для человека судом. И в этом смысле у евреев как у народа Божия преимущество перед всяким другим народом: ведь именно евреям как народу Божьему Тора была дана для осмысления, осознания и осознанного следования.

Не будь еврейского народа, не было бы не только иудаизма как религии, но и того пути Торы, без которого невозможно полноценное богопознание. А что не все евреи идут этим путём, так ведь путь Торы — дело личного, добровольного выбора человека. Можно заставить человека исполнять религиозные нормы и предписания, но нельзя принудить его к духовному пути, к той духовной работе, без которой этого пути нет. И даже если множество единоверцев Павла оказывается всего лишь религиозными формалистами, их формализм никоим образом не обесценивает ни Тору, ни тот духовный путь, который она предполагает.

Свернуть
 
На Рим 2:17-3:8
17 Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, 18 и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, 19 и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, 20 наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: 21 как же ты, уча другого, не учишь себя самого? 22 Проповедуя не красть, крадешь? говоря: "не прелюбодействуй", прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? 23 Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? 24 Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.
25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. 26 Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? 27 И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? 28 Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; 29 но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.
1 Итак, какое преимущество быть Иудеем, или какая польза от обрезания? 2 Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие. 3 Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? 4 Никак. Бог верен, а всякий человек лжив, как написано:
"Ты праведен в словах Твоих
  и победишь в суде Твоем".
 5 Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев? — говорю по человеческому рассуждению. 6 Никак. Ибо иначе как Богу судить мир? 7 Ибо, если верность Божия возвышается моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же судить, как грешника? 8 И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых.
Свернуть
Продолжая свои размышления о Торе и о той ответственности, которую возлагает...  Читать далее

Продолжая свои размышления о Торе и о той ответственности, которую возлагает знание Торы на народ Божий, Павел говорит о вещах, казалось бы, самоочевидных. Он напоминает о том, что лицемерная проповедь Торы может в глазах Божиих оказаться хуже её откровенного нарушения (Рим. 2 : 22 – 25). Как видно, апостол всё же в своё время многому научился от своего наставника Гамалиила, который, будучи одним из выдающихся представителей школы Гиллеля, по-видимому, разделял свойственное этой школе представление о примате внутренней Торы над внешней. И для Павла, как видно, в центре духовной жизни стоит именно внутренняя Тора. Он прекрасно понимает, что Торе нельзя никого научить так, как профессора обучают студентов любой другой науке. Тора для Павла — путь, по которому нужно пройти, и обучаются ей, идя этим путём. Потому-то апостол и говорит, что нельзя наставлять в Торе других, не наставляя в ней самого себя.

Но в своих рассуждениях Павел идёт дальше и Гиллеля, и Гамалиила. Он снова и снова возвращается к тому универсализму Торы, который оказывается одной из центральных тем Послания к Римлянам. Он говорит: если необрезанный соблюдает Тору так, как обрезанный, то можно ли его по-прежнему считать необрезанным? Чем он тогда хуже еврея, обрезанного по всем правилам Торы, которой он обучался с детства (Рим 2 : 26 – 27)? Если «естественная Тора» ничем не хуже Торы писаной, то и вопрос принадлежности к народу Божию нужно решать, исходя не из формальных критериев, а из практики следования Торе, независимо от её формы. А в таком случае евреем может оказаться не тот, кто принадлежит к еврейскому народу по крови или связан с ним религией, а тот, кто следует Торе, хотя бы и «естественной».

Но тогда вставал закономерный вопрос: а есть ли вообще хоть какие-нибудь преимущества в том, чтобы быть евреем, принадлежать к народу Божию? И апостол отвечает на него утвердительно, но, как и прежде, говорит не о каких-то особых правах на Царство, а о той ответственности, которую Бог возлагает на тех, кому Он доверил Тору (Рим. 3 : 1 – 2). Еврейство для Павла, как видно, ассоциируется не с особыми правами перед Богом, а с особой ответственностью перед Ним. И, уж конечно, принадлежность к народу Божию никак не может быть оправданием греха. По-видимому, некоторые из тех, с кем приходилось встречаться апостолу, были уверены, что даже грешник, если он принадлежит к народу Божию, может быть полезен Богу тем, что своим грехом он ещё больше оттеняет праведность Божию (Рим. 3 : 5 – 8). Павел, разумеется, так не считает: для него грех тех, кому вверена Тора, являются именно грехом, он ничем не лучше и не хуже греха, совершённого любым другим человеком (Рим. 3 : 3 – 4). У Бога есть избранники, но любимчиков у Него нет.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).