Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Перевод Кулакова (ru)
Поделиться

Книга Иисуса Навина, Глава 14

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Западные земли Израиля
1 Вот те владения, которые израильтяне получили в наследие в стране Ханаан; земли, что были назначены им Элеазаром-священником, Иисусом Навином и старейшинами колен Израилевых, 2 и были распределены по жребию между девятью коленами и одной половиной семейств из колена Манассии, как повелел Господь через Моисея. 3 А двум коленам - Рувима и Гада - и другой половине колена Манассии Моисей уже дал наследие - земли за Иорданом, на восточном берегу. Левитам же и на той стороне Моисей не назначил наследственных владений*Букв.: ибо он не дал левитам никакого наследия среди них, т.е. среди упомянутых в этом стихе колен Израилевых.. 4 Потомки Иосифа составили не одно, а два колена - Манассии и Ефрема. А левитам не дали земельного удела - им предоставили лишь селения для проживания и прилегающие к ним пастбища для выгона скота и прочих нужд*Ср. 21:2.. 5 Как повелел Господь Моисею, так и поступили израильтяне при разделе земли.
6 В Гилгале к Иисусу подошли потомки Иуды, и Халев, сын ЕфуннэСм. Числ 13:6., кениззейСм. Числ 32:12; Быт 15:19., сказал ему: «Ты же сам помнишь, что Господь сказал про нас с тобой Моисею, человеку Божию, в Кадеш-Барнеа. 7 Было мне тогда сорок лет. Моисей, слуга Господень, послал меня из Кадеш-Барнеа осмотреть эту землю, и я, возвратившись к нему, рассказал всё без утайки*Букв.: и я принес ему назад слово, как оно было в сердце моем. См. Числ 13; 14.. 8 Однако соплеменники мои, что ходили со мной осматривать землю, своими рассказами навели страх на народ*Букв.: растопили сердце народа.. Я же во всем повиновался*Или: верно следовал; то же в ст. 9 и 14. Господу, Богу моему. 9 В тот день Моисей клятвенно пообещал мне: „Земля*Букв.: и в тот день Моисей поклялся: „Воистину, земля..., в пределы которой ты вступишь*Букв.: всякое место, на которое ступит нога твоя., будет вечным наследием твоим и потомков твоих, ибо ты во всем повиновался Господу, Богу моему“. 10 Ты видишь, что Господь сберег мою жизнь, как обещал. Сорок пять лет прошло с тех пор, как Господь сказал эти слова Моисею, когда израильтяне странствовали еще по пустыне. А ныне, взгляни на меня, мне уже восемьдесят пять. 11 Но я и сейчас еще полон сил, как в те временаБукв.: как в тот день., когда Моисей посылал меня осматривать землю. Сила у меня осталась прежняя: могу и войско в бой повестиБукв.: какой моя сила была тогда, такова она и сейчас для войны и войти, и выйти. Евр. образное выражение войти и выйти означает вести войска на сражение.. 12 Потому ныне я и прошу тебя дать мне эту горную страну, которую тогда пообещал мне Господь. Ты сам слышал в тот день, что живут там великаны*Или: потомки Анака. и города у них большие, хорошо укрепленные. Быть может, Господь пребудет со мной, и я захвачу их, как Он сказал!»
13 Благословил Иисус Халева, сына Ефуннэ, и отдал ему наследие его - Хеврон. 14 И по сей день принадлежит это наследие, Хеврон, потомкам Халева, сына Ефуннэ, кениззея, потому что Халев во всем повиновался Господу, Богу Израиля. 15 А прежде Хеврон назывался Кирьят-Арба (Арбой звали величайшего из потомков Анака). И прекратились войны в этой стране, настал мир*Букв.: и успокоилась страна от войны..

Книга Иисуса Навина, Глава 15

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Раздел земель
1 Земли, что по жребию достались потомкам Иуды и были поделены между семействами этого колена, простирались далеко на юг, до границы с Эдомом и пустыни Цин*Пустынная местность, которая вероятно располагалась в Негеве, вдоль южной границы Ханаана.. 2 Южная окраина их владений начиналась у южного берега Соленого моря*Т.е. Мертвого моря. (у простирающегося на юг залива). 3 Далее проходила она по южной части нагорья Акраббим (Скорпионов), затем по пустыне Цин, к югу от Кадеш-Барнеа, оттуда шла к Хецрону, потом поднималась к Аддару и поворачивала к Каркаа, 4 затем шла через Ацмон к руслу реки Египетской и заканчивалась у Великого моряТ.е. Средиземного.. Таков ихБукв.: ваш. южный предел. 5 Восточной их границей было побережье Соленого моря до устья Иордана, а северная граница начиналась от берега моря, от устья Иордана. 6 Затем линия границы поднималась к Бет-Хогле, проходила вдоль северной стороны Бет-Аравы и восходила к Камню Бохана, сына Рувимова. 7 Потом она поднималась к Девиру из долины Ахор, сворачивала на север в сторону Гилгала, что напротив нагорья Адуммим, на юге долины. Затем граница подходила к водам Эн-Шемеша и простиралась*Букв.: заканчивалась. до Эн-Рогеля. 8 Оттуда, пересекая долину Бен-Хинном вдоль южного склона города евусеев (то есть Иерусалима), поднималась она на вершину горы, что на западе долины Хинном, северной окраины долины рефаимов. 9 От горной вершины линия северной границы проведена была до водного источника Нефтоах и затем поднималась к городам горы*Или: нагорья. Эфрон, сворачивая потом к Баале (или Кирьят-Еариму). 10 От Баалы же шла на запад, к горе Сеир, а потом вдоль северного склона холма , на котором стоял Еарим (или Кесалон), после чего спускалась к Бет-Шемешу и проходила через Тимну. 11 Затем линия границы шла по северному склону Экрона и поворачивала к Шиккероне, далее же доходила до горы Баала, потом - к Явнеэлю и заканчивалась у моря. 12 Западным пределом было побережье Великого моря. Таковы границы земли, поделенной между семействами потомков Иуды*Букв.: таковы границы сынов Иуды, вокруг (всех их владений) по семействам их..
13 А Халеву, сыну Ефуннэ, Иисус отдал часть земель среди владений, отведенных потомкам Иуды, как повелел ему Господь, и прежде всего Кирьят-Арбу (город Арбы, отца Анака), то есть Хеврон. 14 Халев изгнал оттуда трех правителей из рода*Букв.: сынов. Анака: Шешая, Ахимана и Талмая, потомков Анака. 15 Потом выступил он против жителей Девира (старое название Девира - Кирьят-Сефер). 16 Перед боем Халев объявил: «Тому, кто нападет на Кирьят-Сефер и возьмет его, я отдам в жены свою дочь Ахсу». 17 Отниэль, сын Кеназа, брат Халева, захватил этот город, и Халев отдал Отниэлю в жены свою дочь Ахсу. 18 Однажды она пришла, чтобы выпросить у отца еще земли*Букв.: когда она пришла, то уговорила его просить у ее отца поле.. Когда сошла она со своего осла, Халев спросил ее о том, чего она желает. 19 «Прошу тебя о благословенном дареБукв.: дай мне благословение., - отвечала она, - ты дал мне земли в НегевеИли: ты дал мне южные (сухие) земли., так дай мне и водные источники». И он отдал ей верхние и нижние источникиИли: земли Верхний Гуллот и Нижний Гуллот..
20 Таково наследие колена Иуды, поделенное между семействами его потомков. 21 Вот селения, принадлежащие колену Иуды вдоль границы с Эдомом, на юге: Кавцеэль, Эдер*Друг. чтение: Арад. и Ягур, 22 Кина, Димона, Адада, 23 Кедеш, Хацор и Итнан, 24 Зиф, Телем и Беалот, 25 Хацор-Хадатта, Керийот-Хецрон (то есть Хацор), 26 Амам, Шема и Молада, 27 Хацар-Гадда, Хешмон и Бет-Пелет, 28 Хацар-Шуаль, Беэр-Шева и Бизьйотея*LXX: и прилегающие к ней селения., 29 Баала, Иим и Эцем, 30 Эльтолад, Кесиль и Хорма, 31 Циклаг, Мадманна и Сансанна, 32 Леваот, Шилхим, Аин и Риммон всего двадцать девять селений с окрестностями*Или: с окрестными селениями; то же в ст. 36, 41, 44-47, 51, 54, 57, 59, 60, 62 и последующих главах..
33 Вот селения в низинах: Эштаоль, Цора и Ашна, 34 Заноах, Эн-Ганним, Таппуах и Энам, 35 Ярмут, Адуллам, Сохо и Азека, 36 Шаараим, Адитаим, Гедера и Гедеротаим*Или: то есть Гедеротаим. четырнадцать селений с окрестностями.
37 А также Ценан, Хадаша, Мигдаль-Гад, 38 Дилян, Мицпе и Йоктеэль, 39 Лахиш, Боцкат и Эглон, 40 Каббон, Лахмас и Китлиш, 41 Гедерот, Бет-Дагон, Наама и Маккеда шестнадцать селений с окрестностями.
42 Еще Ливна, Этер и Ашан, 43 Ифтах, Ашна и Нецив, 44 Кеила, Ахзив и Мареша девять селений с окрестностями.
45 Во владении потомков Иуды был и Экрон с подвластными ему селениями и окрестностями, 46 от Экрона в сторону моря*Или: на запад. все селения близ Ашдода с их окрестностями, 47 сам Ашдод с его селениями и окрестностями и Газа с подвластными ей селениями и окрестностями до самого потока Египетского и побережья Великого моря*Или: и до границы - Великого моря..
48 В нагорьях: Шамир, Яттир и Сохо, 49 Данна, Кирьят-Санна (то есть Девир), 50 Анав, Эштемо и Аним, 51 Гошен, Холон и Гило одиннадцать селений с окрестностями.
52 Также Арав, Дума*Евр. Рума. и Эшан, 53 Янум, Бет-Таппуах и Афека, 54 Хумта, Кирьят-Арба (то есть Хеврон) и Циор девять селений с окрестностями.
55 Еще Маон, Кармель, Зиф и Ютта, 56 Изреэль, Йокдеам и Заноах, 57 Каин, Гива и Тимна десять селений с окрестностями; 58 Халхул, Бет-Цур и Гедор, 59 Маарат, Бет-Анот и Эльтекон шесть селений с окрестностями*LXX добавляет: Текоа, Эфрата (по-иному Вифлеем), Пеор, Этам, Кулон, Татам, Шореш, Керем, Галлим, Бет-Тер и Манахат одиннадцать селений с окрестностями..
60 Кирьят-Баал (то есть Кирьят-Еарим) и Рабба еще два селения с окрестностями.
61 Города потомков Иуды, расположенные в пустыне: Бет-Арава, Миддин и Секаха, 62 Нившан, Город Соли*Евр. Ир-Мелах. и Эн-Геди всего шесть селений с окрестностями.
63 Однако не смогли потомки Иуды отвоевать Иерусалим у евусеев. Те и поныне живут в Иерусалиме, среди израильтян из колена Иуды.

Книга Иисуса Навина, Глава 16

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Наследие потомков Иосифа
1 Потомкам Иосифа по жребию достались земли, южная граница которых брала свое начало от Иордана, у Иерихона, далее шла на восток до вод Иерихона, потом через пустыню, что раскинулась от Иерихона до горной страны Бет-Эль. 2 От Бет-Эля через Луз*Букв.: к Лузу. граница шла до земель Арки, до Атарота, 3 и далее тянулась на запад, спускаясь к пределам земель Яфлети, к Нижнему Бет-Хорону и к Гезеру и заканчиваясь у самого моря.
4 Такое наследие обрели потомки Манассии и Ефрема, сынов Иосифа.
5 Земли, унаследованные потомками Ефрема, поделены были между их семействами. Восточная граница их наследственных земель протянулась от Атрот-Аддара до Верхнего Бет-Хорона 6 и далее доходила до самого моря. С севера был Михметат; на востоке же граница поворачивала к Таанат-Шило и, огибая его с восточной стороны, шла к Янохе, 7 затем от Янохи к Атароту и Наарате, оттуда - вдоль Иерихона и доходила до Иордана. 8 В западном направлении граница земель потомков Ефрема тянулась от Таппуаха до потока Кана и заканчивалась у самого моря. Таково наследие, обретенное коленом Ефрема и поделенное между его семействами. 9 Потомкам Ефрема были также выделены некоторые из унаследованных потомками Манассии селений с их окрестностями. 10 Однако не смогли потомки Ефрема изгнать ханаанеев, что жили в Гезере. Потому и сегодня ханаанеи живут среди них и работают на них.

Книга Иисуса Навина, Глава 17

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Наследие потомков Иосифа
1 Вот какие владения отведены были по жребию колену Манассии (первенца Иосифа), то есть потомкам Махира (первенца Манассии), отца Гилада: достались имБукв.: ему. Гилад и Башан, потому что МахирБукв.: он. был храбрым воином. 2 Жребием были назначены земли и для остальных потомков Манассии - для семейств Авиэзера и Хелека, Асриэля и Шехема, Хефера и Шемиды; все они были потомками Манассии, сына Иосифа, потомками колена Манассии по мужской линии.
3 У Целофхада, сына Хефера, внука Гилада, правнука Махира, праправнука Манассии, не было сыновей - только дочери. Имена дочерей его - Махла, Ноа, Хогла, Милка и Тирца. 4 Пришли они к Элеазару-священнику, Иисусу Навину и старейшинам и сказали: «Господь повелел еще через Моисея дать нам наследственный удел среди земель наших родственников*Букв.: братьев. Числ 27:1-11.». И, по повелению Господа, Иисус*Букв.: он. определил наследие для них среди владений, что принадлежали братьям отца их. 5 Колену Манассии досталось десять удельных областей, помимо земель Гилада и Башана, находившихся за Иорданом, 6 потому что дочери Манассии получили наследия наравне с его сыновьями*Букв.: унаследовали наследие среди его сынов.. А земля Гилад была отведена остальным потомкам Манассии.
7 Граница земель, принадлежавших колену Манассии, была такой: от Ашера до Михметата, что напротив Шехема, оттуда она сворачивала на юг, к Эн-Таппуаху. 8 Земли Таппуаха были собственностью потомков Манассии, однако сам город Таппуах, расположенный у границы владений Манассии, достался потомкам Ефрема. 9 Потом линия границы спускалась на юг, к потоку Кана. На южной стороне его долины были расположены города, выделенные потомкам Ефрема из числа городов, принадлежавших потомкам Манассии. Далее граница земель Манассии шла по северному берегу потока и выходила к Великому морю - их пределу на западе. 10 Морское побережье к югу от него принадлежало потомкам Ефрема, а к северу Манассии; море же было западной границей земель и тех, и других*Букв.: их границей.. На севере владения Манассии и Ефрема граничили с землями Асира, а на востоке - с землями Иссахара. 11 Среди владений Иссахара и Асира потомкам Манассии принадлежали Бет-Шеан с прилегавшими к нему селениями, Ивлеам с прилегавшими к нему селениями, жители Дора с прилегавшими к нему селениями, жители Эн-Дора с прилегавшими к нему селениями, а также жители Таанаха и Мегиддо с прилегавшими к нему селениями (другое название третьего по счету - Нафет)*Точный смысл масоретского текста здесь не ясен.. 12 Однако не смогли потомки Манассии захватить эти города, и ханаанеи продолжали жить в тех землях. 13 Когда же израильтяне прочно обосновались там*Или: стали сильнее., то заставили ханаанеев работать на себя, так и не изгнав их полностью.
14 Потомки Иосифа спросили Иисуса: «Почему ты выделил нам только один наследственный удел, только одну часть этой страны, когда нас так много? Ведь Господь и по сей день посылает нам благословения, умножая наш род 15 «Если вас так много, то отправляйтесь в лес, и расчищайте для себя надел в землях периззеев и рефаимов, - ответил им Иисус, - раз вам тесно в нагорье Ефрема». 16 «Этого нагорья мало для нас, - сказали потомки Иосифа, - а долину захватить мы не сможем. Ведь у всех ханаанеев, живущих в долине, есть окованные железом колесницы - и у тех, кто живет в Бет-Шеане, и в прилегающих к нему селениях, и в долине Изреэль». 17 Тогда Иисус сказал потомкам Иосифа, коленам Ефрема и Манассии: «У вас очень много людей, и большая сила у вас. Не только этим одним участком сможете вы овладеть. 18 Вся горная страна станет вашей. Очистите ее от леса и живите - весь край этот будет принадлежать вам. И вы изгоните прочь ханаанеев, даже если и сильны они*LXX: потому что вы сильнее, чем они. и железные у них колесницы».

Книга Иисуса Навина, Глава 18

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Земли для семи колен Израиля, 11 Наследие потомков Вениамина
1 Когда страна, обещанная в наследие израильтянам, была ими покорена, вся община израильскаяБукв.: сынов Израилевых; то же в ст. 3. собралась в Силоме. Там поставили Шатер ОткровенияСм. примеч. к Исх 25:22..
2 Среди израильтян оставались еще семь колен, которые не получили своей доли наследия. 3 Потому Иисус сказал израильтянам: «Как долго вы будете бездействовать*Букв.: лениться. ? Когда же вы пойдете и вступите во владение землей, которую дал вам Господь, Бог отцов ваших? 4 Изберите по три человека от каждого колена, и я поручу им обойти всю эту страну. Пусть они осмотрят ее и сделают ее описание, отметив подходящие наследственные уделы для каждого колена, а затем вернутся ко мне. 5 Поделят они эту страну на семь частей. Колено Иуды должно остаться в пределах своих земель, на юге, а семейства Иосифа - в своих владениях*Букв.: дом Иосифа - в своих пределах., на севере. 6 Разметьте границы каждой из семи частей, принесите мне сюда их описание, чтобы я здесь, пред Господом, Богом вашим, мог бросить жребий для вас. 7 Из всех израильтян не будет своего надела только у левитов, потому что их наследие - священническое служение Господу. А потомки Гада, Рувима и половина семейств из колена Манассии уже обрели наследие свое, которое дал им Моисей, слуга Господень, - земли на востоке за Иорданом».
8 Когда люди, избранные народом, собрались и отправились в путь, чтобы составить описание той страны, Иисус дал им такой наказ: «Ступайте, обойдите всю страну, составьте ее описание и вернитесь ко мне. И я здесь, в Силоме, перед Господом брошу о вас жребий». 9 Отправились те люди, обошли всю страну и осмотрели город за городом в каждой из намеченных ими семи частей. Записав всё в свиток, они вернулись к Иисусу, в стан в Силоме. 10 Там, в Силоме, бросил он о них жребий перед Господом и разделил землю между израильтянами по наделам.
11 Первый жребий выпал колену Вениамина - его семействам. По жребию, их владения располагались между владениями потомков Иуды и Иосифа. 12 Их северная граница начиналась у Иордана, далее шла к северу в предгорье близ Иерихона, пересекала нагорье на западе и оканчивалась у пустыни Бет-Авен. 13 Оттуда проходила граница через Луз, то есть Бет-Эль (огибая его с юга), и спускалась к Атрот-Аддару, к холму, расположенному к югу от Нижнего Бет-Хорона. 14 Там граница поворачивала на юг и определяла западный рубеж - от холма, что к югу от Бет-Хорона, а заканчивалась она у Кирьят-Баала, или Кирьят-Еарима, - города потомков Иуды. Это западная сторона. 15 Южная сторона начиналась в окрестностях Кирьят-Еарима и заканчивалась на западе, у водного источника Нефтоах. 16 Затем граница спускалась к подножию горы, расположенной перед долиной Бен-Хиннома, что на севере долины рефаимов, пересекала долину Хинном, проходя вдоль южного склона города евусеев, и тянулась до Эн-Рогеля*Или: спускалась к Эн-Рогелю.. 17 Далее она поворачивала на север и шла к Эн-Шемешу и Гелилоту, что напротив подъема к Адуммиму, спускалась к Камню Бохана, сына Рувимова, 18 тянулась до склона Иорданской долины к северу и спускалась в пустыню. 19 Затем граница проходила к северному склону Бет-Хоглы и заканчивалась у северного берега Соленого моря, возле устья Иордана. Это южная граница. 20 С восточной стороны границей был сам Иордан. Таковы границы вокруг всех владений, полученных в наследие семействами потомков Вениамина.
21 Вот селения, принадлежащие колену Вениамина, его потомкам, согласно их распределению по родам: Иерихон, Бет-Хогла и Эмек-Кециц, 22 Бет-Арава, Цемараим и Бет-Эль, 23 Аввим, Пара и Офра, 24 Кефар-Аммони, Офни и Гева - двенадцать селений с окрестностями; 25 Гивон, Рама и Беэрот, 26 Мицпе, Кфира и Моца, 27 Рекем, Ирпеэль и Тарала, 28 Цела-Элеф и город евусеев (то есть Иерусалим), Гива и Кирьят-Еарим*Так в LXX. Масоретский текст: Кирьят. четырнадцать селений с окрестностями. Таково наследие, обретенное потомками Вениамина и поделенное между их семействами.

Книга Иисуса Навина, Глава 19

Разделение земель> Земля к западу от Иордана> 1 Наследие потомков Симеона, 10 Наследие потомков Завулона, 17 Наследие потомков Иссахара, 24 Наследие потомков Асира, 32 Наследие потомков Неффалима, 40 Наследие потомков Дана, 49 Земельный надел Иисуса Навина
1 Второй жребий выпал Симеону, колену Симеона - его семействам. Их наследственный удел располагался среди земель, полученных в наследие потомками Иуды. 2 В их владения входили*Букв.: и они (имели) как наследие их.: Беэр-Шева (или Шева*Друг. чтение: Шема.) и Молада, 3 Хацар-Шуал, Бала и Эцем, 4 Эльтолад, Бетул и Хорма, 5 Циклаг, Бет-Маркавот и Хацар-Суса, 6 Бет-Леваот и Шарухен - тринадцать городов с окрестностями; 7 Аин, Риммон, Этер и Ашан - четыре города с окрестностями. 8 Принадлежали потомкам Симеона и все окрестности этих селений до самого Баалат-Беэра (Южного Рамата). Таково наследие, обретенное коленом Симеона и поделенное между семействами его потомков. 9 В наследие им досталась часть земель, принадлежавших потомкам Иуды. Надел, назначенный потомкам Иуды, был слишком велик для них, и потому потомки Симеона получили свой наследственный надел среди их владений.
10 Третий жребий выпал потомкам Завулона - его семействам. Граница их наследственных владений достигала Сарида. 11 К западу она тянулась до Маралы, доходила до самого Даббешета и до потока перед Йокнеамом. 12 От Сарида граница поворачивала на восток и шла до пределов Кислот-Тавора, подходила к Даверату и восходила к Яфиа. 13 Оттуда она тянулась на восток до Гат-Хефера и Эт-Кацина, доходила до Риммона и поворачивала к Нэа. 14 Затем граница сворачивала на север к Ханнатону и заканчивалась в долине Ифтах-Эль. 15 Селения Каттат, Нахалаль, Шимрон, Идала и Вифлеем также были во владении потомков Завулона. Всего им принадлежало двенадцать селений с окрестностями. 16 Эти земли со всеми их городами и селениями были наследием потомков Завулона - всех их семейств.
17 Иссахару выпал четвертый жребий, потомкам Иссахара - его семействам. 18 В их владения входили Изреэля, Кесуллот, Шунем, 19 Хафараим, Шион, Анахарат, 20 Раббит, Кишьйон, Эвец, 21 Ремет, Эн-Ганним, Эн-Хадда и Бет-Паццец. 22 Граница их земель простиралась до Тавора, Шахацима и Бет-Шемеша и заканчивалась у Иордана. Сыны Иссахара владели шестнадцатью городами с окрестностями. 23 Эти земли со всеми их городами и селениями были наследием колена Иссахарова - его потомков с их семействами.
24 Пятый жребий выпал колену потомков Асира - его семействам. 25 В их владения входили Хелкат, Хали, Ветен, Ахшаф, 26 Аламмелех, Амад и Мишаль. На западе граница их земель достигала Кармеля и Шихор-Ливната. 27 На восток сворачивала она в сторону Бет-Дагона, огибая с севера земли Завулона и долину Ифтах-Эль, включая в себя Бет-Эмек и Неиэль, и шла на север к Кавулу, 28 Эврону, Рехову, Хаммону, Кане и до самого Сидона Великого. 29 Затем граница поворачивала в сторону Рамы и тянулась до укрепленного города Тира, поворачивала к Хосе и выходила к морю, включая в себя Мехевель, Ахзиву, 30 Умму*Некот. переводы: Акко., Афек и Рехов и их окрестности. Во владении сынов Асира было двадцать два селения с окрестностями. 31 Эти земли со всеми их городами и селениями были наследием колена Асирова - его потомков с их семействами.
32 Потомкам Неффалима выпал шестой жребий, потомкам Неффалима и его семействам. 33 Граница их владений на востоке простиралась от Хелефа, от дуба в Цаананниме, к Адами-Некеву и Явнеэлю до Лаккума и вплоть до Иордана. 34 Затем она поворачивала на запад к Азнот-Тавору, оттуда шла к Хукоку. На юге их надел граничил с землями Завулона, на западе - с землями Асира, а на востоке с владениями Иуды вдоль Иордана. 35 Принадлежали потомкам Нефаллима укрепленные города Циддим, Цер, Хаммат, Раккат, Киннарет, 36 Адама, Рама, Хацор, 37 Кедеш, Эдреи, Эн-Хацор, 38 Ирон, Мигдаль-Эль, Хорем, Бет-Анат и Бет-Шемеш. Всего у них во владении девятнадцать селений с окрестностями. 39 Эти земли со всеми их городами и селениями были наследием колена Неффалима - его потомков с их семействами.
40 Колену потомков Дана, его семействам, выпал седьмой жребий . 41 Им в наследие достались Цора, Эштаол, Ир-Шемеш, 42 Шаалаббин, Аялон, Итла, 43 Элон, Тимната, Экрон, 44 Эльтеке, Гиббетон, Баалат, 45 Ехуд, Бене-Берак, Гат-Риммон, 46 Ме-Яркон и Раккон с прилегающими землями*Букв.: с пределом. напротив Яффы. 47 Однако потомкам Дана не удалось сохранить своих владений. И они пошли войной на Лешем, захватили его и всех жителей Лешема истребили мечом. Овладев городом, потомки Дана поселились в нем. А Лешем переименовали в Дан по имени Дана, праотца своего. 48 Эти земли со всеми их городами и селениями были наследием колена Данова - его потомков с их семействами.
49 Когда завершился раздел земли на наследственные владения, израильтяне выделили надел для Иисуса Навина и отдали ему в наследие. 50 Поступая согласно велению Господа, они дали Иисусу селение, которое он просил, - Тимнат-Серах в нагорье Ефрема. Отстроил Иисус селение это и стал жить в нем.
51 Таковы наследственные владения всех потомков Израиля, распределенные священником Элеазаром, Иисусом Навином и старейшинами*Букв.: главами родов. всех колен Израиля. Распределение наследственных земель велось по жеребьевке в Силоме у Шатра Откровения, пред Господом. Так был совершен раздел всей страны.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

14:3 Букв.: ибо он не дал левитам никакого наследия среди них, т.е. среди упомянутых в этом стихе колен Израилевых.


14:4 Ср. 21:2.


14:6 а) См. Числ 13:6.


14:6 б) См. Числ 32:12; Быт 15:19.


14:7 Букв.: и я принес ему назад слово, как оно было в сердце моем. См. Числ 13; 14.


14:8 Букв.: растопили сердце народа.


14:8 Или: верно следовал; то же в ст. 9 и 14.


14:9 Букв.: и в тот день Моисей поклялся: „Воистину, земля...


14:9 Букв.: всякое место, на которое ступит нога твоя.


14:11 а) Букв.: как в тот день.


14:11 б) Букв.: какой моя сила была тогда, такова она и сейчас для войны и войти, и выйти. Евр. образное выражение войти и выйти означает вести войска на сражение.


14:12 Или: потомки Анака.


14:15 Букв.: и успокоилась страна от войны.


15:1 Пустынная местность, которая вероятно располагалась в Негеве, вдоль южной границы Ханаана.


15:2 Т.е. Мертвого моря.


15:4 а) Т.е. Средиземного.


15:4 б) Букв.: ваш.


15:7 Букв.: заканчивалась.


15:9 Или: нагорья.


15:12 Букв.: таковы границы сынов Иуды, вокруг (всех их владений) по семействам их.


15:14 Букв.: сынов.


15:18 Букв.: когда она пришла, то уговорила его просить у ее отца поле.


15:19 а) Букв.: дай мне благословение.


15:19 б) Или: ты дал мне южные (сухие) земли.


15:19 в) Или: земли Верхний Гуллот и Нижний Гуллот.


15:21 Друг. чтение: Арад.


15:28 LXX: и прилегающие к ней селения.


15:32 Или: с окрестными селениями; то же в ст. 36, 41, 44-47, 51, 54, 57, 59, 60, 62 и последующих главах.


15:36 Или: то есть Гедеротаим.


15:46 Или: на запад.


15:47 Или: и до границы - Великого моря.


15:52 Евр. Рума.


15:59 LXX добавляет: Текоа, Эфрата (по-иному Вифлеем), Пеор, Этам, Кулон, Татам, Шореш, Керем, Галлим, Бет-Тер и Манахат одиннадцать селений с окрестностями.


15:62 Евр. Ир-Мелах.


16:2 Букв.: к Лузу.


17:1 а) Букв.: ему.


17:1 б) Букв.: он.


17:4 Букв.: братьев. Числ 27:1-11.


17:4 Букв.: он.


17:6 Букв.: унаследовали наследие среди его сынов.


17:10 Букв.: их границей.


17:11 Точный смысл масоретского текста здесь не ясен.


17:13 Или: стали сильнее.


17:18 LXX: потому что вы сильнее, чем они.


18:1 а) Букв.: сынов Израилевых; то же в ст. 3.


18:1 б) См. примеч. к Исх 25:22.


18:3 Букв.: лениться.


18:5 Букв.: дом Иосифа - в своих пределах.


18:16 Или: спускалась к Эн-Рогелю.


18:28 Так в LXX. Масоретский текст: Кирьят.


19:2 Букв.: и они (имели) как наследие их.


19:2 Друг. чтение: Шема.


19:30 Некот. переводы: Акко.


19:46 Букв.: с пределом.


19:51 Букв.: главами родов.


Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

Кн Иисуса Навина в евр. тексте называется книгой «Иошуа», по имени центральной фигуры повествования. Иошуа (греч. ‘Ιησου̃ς) означает Ягве-спасение. Это имя, родственное по смыслу именам «Осия» и «Исайя», носило несколько ВЗ-ных лиц. По повелению Божию оно было дано и Тому, Кто явился истинным Спасителем мира (Лк 1:31).

При чтении кн Ис Нав следует иметь в виду три важнейших ее аспекта.

1. Книга была написана, по мнению многих западных библеистов, в эпоху плена — эпоху покаяния. В ней утверждается, что контакты с язычниками и измена вере были главной причиной всех бедствий народа и его изгнания. Поэтому сказания о переселении в Ханаан даны в рамках определенной богословской схемы, но историческая достоверность главных описываемых в ней событий подтверждается данными археологии. Израильтяне представлены непримиримыми врагами язычества. Они не вступают в союзы с хананеями, а изгоняют их из городов, другие же города предают заклятию. Они шествуют по стране под покровительством Ягве, Который предрешил участь нечестивых хананеев. Завоевав Землю Обетованную, Иисус Новин разделяет ее на уделы по числу колен Израилевых. Одноко все это не столько отражение действительной истории, сколько идеальная картина, назначение которой — показать далеким потомкам завоевателей, что Бог был с ними, пока они строго блюли свою веру и не вступали в связь с язычниками.

В действительности же переселение в Ханаан происходило постепенно и не имело характера единой военной кампании. Иисус покорил несколько областей и городов, но распределение территории осуществлялось уже не им. В целом, Ханаан остался страной со смешанным израильско-ханаанским населением. Достаточно сказать, что Иерусалим находился в руках хананеев вплоть до времен Давида. Частые отпадения израильтян в язычество едва были бы возможны, если бы они являлись единственными обитателями Палестины. А отпадения эти происходили постоянно до самого плена (6 в. до Р.Х.). В свете Писаний пророков и НЗ грозная непримиримость Иисуса Навина к иноверцам получает чисто духовный смысл. Нравственный уровень людей того времени нельзя отождествлять с пророческой и тем более НЗ-ной этикой. Поэтому многие рассказы книг отражают представления полудиких кочевников, в сознании которых едва лишь забрезжили простейшие нравственные и религиозные понятия.

2. Некоторые элементы этой книги представляют собой, по всей вероятности, записи устных преданий героического эпоса (записаны они возможно еще между 11 и 10 вв). В них, несомненно, зафиксирован ряд верных воспоминаний об основных событиях времен Иисуса Навина, что подтверждают археологические раскопки в Палестине (название «Палестина» происходит от «пелесет», филистимлян, живших на западном побережьи страны).

3. Религиозный смысл книги сводится к следующему: дар Божий не легко получить, оставаясь пассивным. Чтобы овладеть Землей Обетованной, Израиль допжен был собрать все свои силы и одолеть стоящие на пути препятствия. Это призыв к активности, без которой дар Божий остается недосягаемым. То же самое мы видели в истории борьбы Иакова с ангелом (Быт 32). Знамения, явившиеся во время вступления в Ханаан, символизируют небесную помощь тем, кто борется. Овладение землей есть прообраз вхождения в Царство Божие, которое требует усилий (Мф 11:12).

Книга Иисуса Навина делится на три части: а) завоевание Земли Обетованной (Ис Нав 1-12); б) распределение территории между коленами (Ис Нав 13-21); в) конец жизненного пути Иисуса Навина, в частности его последняя речь и собрание в Сихеме (Ис Нав 22-24). Девтерономической традиции вероятно принадлежат ретушь некоторых подробностей: (Ис Нав 1, Ис Нав 8, Ис Нав 10-12, Ис Нав 22, Ис Нав 23) и новая редакция гл. 24. Сохранение этой ретушированной главы, наряду с главой 23-й, испытавшей ее влияние, но написанной другим лицом, указывает на две последовательные редакции книги.

Завоевание всей Земли Обетованной представлено как результат совместных действий колен. Кн Судей (Суд 1) рисует несколько другую картину: в ней показано, как каждое колено самостоятельно боролось за свою территорию и нередко терпело неудачи; это предание иудейского происхождения, некоторые элементы которого встречаются среди географических сведений, данных в кн Ис Нав (Ис Нав 13:1-6; Ис Нав 14:6-15; Ис Нав 15:13-19; Ис Нав 17:12-18). Исходными пунктами завоевания юга Палестины были, по-видимому, Кадес и Негев, и осуществлялось оно главным образом отдельными группами, которые только постепенно включались в колено Иудино: потомками Халева, Кенеянами и сынами колена Симеонова. Центральная Палестина была завоевана группами, перешедшими Иордан под руководством Иисуса Навина и состоявшими из членов колен Ефремова-Манассиина и Вениаминова, тогда как утверждение на севере происходило медленнее. Освоение различных областей осуществлялось посредством завоевания или мирного проникновения или заключения союзов с тогдашними владельцами страны. Историческая роль Иисуса Навина в занятии Палестины с момента перехода через Иордан до собрания в Сихеме не подвергается сомнению. Принимая 1250 г за приблизительную дату Исхода, можно наметить следующую хронологию: вступление южных групп около 1250 г, занятие центральной Палестины группами, пришедшими из-за Иордана — начиная с 1225 г, экспансия северных групп около 1200 г до Р.Х.

Отцы Церкви видели в Иисусе Навиие прообраз Иисуса Христа: он носит то же спасительное имя; он ведет народ Божий через Иордан в Землю Обетованную, подобно тому как Христос вводит крещеных во имя Его в Царствие Божие; завоевание же и распределение территории были для них прообразами побед и распространения Церкви.

В перспективе ВЗ центральной темой книги является сама земля ханаанская: народ, нашедший в пустыне Бога, теперь получает от него землю. За израильтян сражается Сам Ягве (Ис Нав 23:3-10 и Ис Нав 24:11-12) и дает им в наследие страну, которую обещал их отцам (Ис Нав 23:5-11).

В еврейской Библии исторические книги (Иисуса Навина, Судей и Царств) называются «Небиии ришоним». т.е. «Ранние пророки», в противоположность «Поздним пророкам»: Исайе, Иеремии, Иезёкиилю, Даниилу и двенадцати «малым пророкам». Предание приписывало их составление пророкам: Иисусу Навину, Самуилу и Иеремии. Уже само название этих книг свидетельствует о том, что составители не являются историками в древнем и, тем более, современном смысле слова. Они — глашатаи Слова Божия, избравшие главной темой своих книг отношение Израиля с Ягве, его верность или неверность — неверность в особенности — Богу Завета. Приводя примеры из прошлого, они излагают религиозное учение, выступают как пророки и наставники народа. Их интересуют не столько минувшие события, сколько уроки, которые можно из них извлечь.

Однако назидательный характер «Ранних пророков» не лишает их повествование исторической ценности. Составители этих книг опираются на обширный материал первостепенной важности и значения. Это не только устные рассказы и древний эпос, но и биографии великих людей Израиля, написанные вскоре после их кончины, а также государственные летописи Израильского и Иудейского царств, на которые свящ. писатели часто ссылаются (2 Цар 1:18; 3 Цар 11:41; 3 Цар 14:19; ср 2 Пар 27:7).

Исторические книги составляют одно целое, завершенное не ранее 562 г до Р.Х. (4 Цар 25:27). В Библии они следуют непосредственно за Пятикнижием: в конце кн Втор Иисус Навин указан как преемник Моисея, а события кн Ис Нав начинаются как раз на другой день после смерти законодателя Израиля.

Духовный смысл сборника можно кратко сформулировать следующим образом: Ягве, положив начало существованию Своего народа, ведет его по пути восхождения к тому времени, когда Он окончательно воцарится в мире (Царство Божие). Для этого Он отдает Израилю Землю Обетованную, поставляет Давида монархом и обещает его потомку вечную власть в эсхатологическом Царстве. Но в то же время составители исторических книг сурово и беспощадно обличают народ Божий за его неверность Завету. Эта неверность является прямой причиной тех бедствий, которые обрушиваются на Израиль. Таким образом история превращается в урок и предупреждение. Она содержит призыв к покаянию, который с особой силой прозвучал в эпоху плена Вавилонского.

Второзаконие исторически обосновало учение об избранности Израиля и определило вытекающее отсюда его теократическое устройство; вслед затем кн Ис Нав рассказывает о поселении избранного народа в Обетованной Земле, кн Судей излагает чередование отступничеств и помилований, 1 и 2 кн Царств повествуют о кризисе, приведшем к установлению царской власти и подвергшем опасности теократический идеал, который затем осуществляется при Давиде; 3 и 4 кн Царств описывают упадок, начавшийся при Соломоне: несмотря на благочестие некоторых царей, произошел целый ряд отступничеств, за которые Бог покарал Свой народ.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

14:1-5 Истории раздела Ханаанской земли библейский повествователь предпослал введение, в котором изложил общие основания для этого разделения, состоящие в указании того, кто производил этот раздел, каким способом и кому.


Раздел производили назначенные Моисеем первосвященник Елеазар, Иисус, сын Навина, и начальники поколений (буквально с еврейского «главы отцов колен») или князья колен (Чис 34:17-28). Раздел производился посредством жребия согласно с божественным повелением, которым требовалось, чтобы при определении величины удела принимаема была во внимание многочисленность или малочисленность колена, получающего удел (Чис 26:53-56). Выполнение этого требования, при разделении земли по жребию, внушает то представление, что жребием указывалось только положение достававшегося колену удела в известной части Ханаанской земли, а его величина определялась сообразно с количеством лиц, составлявших колено. Самый способ бросания жребия (18:6; 19:1), нигде не указанный в священных книгах, состоял, по мнению раввинов (Keil. Iosua. 111), в том, что ставились два влагалища (чаши или ящики), в одно из которых клались куски кожи или дощечки с надписью колен, в другое — такие же предметы с надписью частей Ханаанской земли, подлежавших разделу; при этом за выниманием знака с названием колена следовало вытягивание знака с названием области, которая и делалась достоянием колена и сообразно с его численностью расширялась или сокращалась. Вся западно-иорданская страна разделена была между девятью с половиной коленами. В объяснение этого в 3-4 ст. указано, во-первых, то, что два с половиной колена получили уже уделы в восточно-иорданской стране, а одно колено, вследствие своего особого назначения, не получило удела, и, во-вторых, то, что потомство Иосифа образовало два отдельных колена.


Слово посему в 4-м ст. не находит для себя соответствия ни в еврейском тексте, ни в греко-славянском переводе.


14:5 Указывается на божественное повеление в Чис 18:20; 26:53-56.


14:6  Халев был главой рода в Иудином колене (Чис 13:4,7; 1 Пар 2:9,18,42) и князем в этом колене (Чис 34:18,19). Он носил прозвище Кенезеянин, которое усвоено ему и в Чис 32:12, не потому, что происходил от другого народа — кенезеев (Быт 15:19; 36:11,15), на что нет каких-либо указаний, а потому, нужно думать, что имя «Конез» или прозвище «Кенезеянин» носил один из его славных предков, может быть, родоначальник того рода, главой которого он был и члены которого носили то же прозвище (15:17) или имя (1 Пар 4:15). Выступление Халева, сопровождаемого другими членами Иудина колена с просьбой о предоставлении ему Хевронской горы (ст. 12), показывает, что в Иудином колене прежде других почувствовалась потребность в прочном заселении завоеванной страны; в этом выразилось равным образом и особенное расположение этого колена к южной именно части Ханаана.


Сказанное Господом Моисею о мне и о тебе, т. е. о Халеве и Иисусе Навине, находится в Чис 14:24,30.


О Кадес-Варни см. к 10:41.


14:7  И принес ему (Моисею) в ответ, что было у меня на сердце, т. е. Халев высказал искренно вынесенное им из осмотра Ханаанской земли представление о ней, не опасаясь нареканий за это со стороны других, участвовавших в этом осмотре, и не страшась народного гнева (Чис 14:10).


14:8  Братья мои, т. е. другие соглядатаи. Несогласие с ними Иисуса Навина в суждении о Ханаанской земле само собой разумелось в словах Халева, обращенных к нему самому и было слишком хорошо известно присутствовавшим, чтобы особо указывать на это, не возбуждая подозрений в заискивании пред израильским вождем.


14:9-11 Божественное повеление о предоставлении Халеву земли, по которой ходила нога его, в наследственную собственность, передано Моисеем во Втор 1:36. Из слов Халева Господь сохранил меня в живых... уже сорок пять лет, еще блаж. Феодорит выводил заключение, что завоевание Ханаанской земли продолжалось 7 лет. «После Божия приговора, — говорит он, — произнесенного над шестьюстами тысяч» (имеется в виду в Кадесе, по Чис 14), «евреи провели тридцать восемь лет, странствуя по пустыне, посему остается еще семь лет до сорока пяти» (Творения блаж. Феодорита. Т. I, с. 283). К разъяснению этого вывода можно разве присоединить указание на Втор 2:14, где говорится, что со времени выхода из Кадес-Варни и перехода через долину Заред на пути в Ханаан прошло 38 лет. Семь лет войны причислены в словах: и Израиль ходил по пустыне ко времени странствования, так как и в продолжение их народ не имел еще настоящей оседлости.


Словами выходить и входить означается вообще жизненная деятельность человека; ср. Чис 27:17; Втор 28:6 и др.


14:12 Под горой сей разумеется гористая местность, в которой находится Хеврон; здесь соглядатаи видели енакимов исполинского роста (Чис 13:23), которые, несмотря на поражение, нанесенное им Иисусом Навином (11:21), снова завладели этой местностью. В последних словах своей просьбы: может быть (по-еврейски улай = «не ли»), Господь (будет) со мною. Халев, доселе в точности следовавший Господу (ст. 8,9), выражает, конечно, не сомнение в выполнимости своего намерения изгнать енакимов, а надежду и желание сделать это при Божией помощи.


14:13  Иисус благословил его, т. е. пожелал ему Божией помощи.


14:15 О прежнем названии Хеврона см. толк. Быт 13:18.


Словами и земля успокоилась от войны снова (11:23) указывает на мирное состояние Ханаанской земли, как благоприятствовавшее разделению ее между израильским народом.


15:1 Первый жребий вышел Иудину колену, которое получило удел в южной части Ханаана, в которой находился и Хеврон. Удел Иудина колена граничил с Идумеей, простираясь к пустыне Син, по-еврейскому начертанию Цин (см. 3-й ст.)1О необходимости удерживать здесь еврейское название этой пустыни вместо Син — см. толк. Чис 13:22., к югу при конце Фемана. Название Цин носила та пустынная полоса, которая находилась в самой южной части Ханаанской земли (Чис 13:22), близ границы Идумеи (Чис 33:3) и по которой проходила пограничная черта между последней и уделом Иудина колена. Местонахождение пустыни Цин видно в частности из того, что в ней находился Кадес (Чис 20:1; Втор 32:51). Феманевр. слово, употребляющееся в значении нарицательного и собственного имени. Как слово нарицательное феман значит «юг». В этом смысле оно употреблено в 12:3 и 13:4. В значении собственного имени Феман употребляется как личное имя (Быт 36:11,15) и как название области в Идумее (Быт 36:34; Ам 1:11-12; Иез 25:3) или вообще — Идумеи (Иер 47:9,20; Авд 1:8,9; Авв 3:3). Как собственное имя употреблено это слово, нужно думать, и в данном месте, так как указание на юг уже сделано было непосредственно ему предшествующим выражением к югу. Феман может служить здесь обозначением юго-западной Идумейской области, ближайшей к южной части Ханаанской земли2В Ватиканском, Александрийском и Лукиановских списках словам: при конце Османа соответствует ἕως Καδης = даже до Кадис; у блаж. Иеронима они переведены usque ad extremam partem australis plagae = «даже до крайней части южной страны»..


15:2-4 В частности — южная граница Иудина колена начиналась от конца Соленого или Мертвого моря, именно от находящегося в южной его части мелководного, похожего на болото, залива. От этой оконечности она шла на юг к возвышенности Акраввимской, или «подъему Акраввим», что значит «Скорпионов подъем». Под ним имеется в виду крутой, высокий подъем Ес-сафа (ближе к Мертвому морю) или Ель-Иемен (далее от него), находящиеся в вади Фикрэ, которая из средины горной возвышенности, называемой в настоящее время горами Азазимэ, тянется на северо-восток к южной оконечности Мертвого моря. Дальнейший пограничный пункт — Кадис-Варни, полагаемый на месте «Аин Кадис» (10:41), находился к юго-западу от подъема Акраввим. Названные затем библейским писателем Хецрон, Аддар, Каркая3Словам поворачивает к Каркае соответствует в древнейших греческих списках: ἐρκπορεύεται τὴν κατὰ δυσμὰς Κάδης = исходят на запады Кадис. Этот греко-славянский перевод и приведен в конце 3-го ст. в скобках. и Ацмон предположительно указываются некоторыми из исследователей южного Ханаана в местностях около Аин Кадиса; так, Аддор отождествляется с Кадейрат, находящимся к западу от Аин Кадиса, Ацмон — с Казеймэ далее на запад (Trumbull. Kadesh-Barnea. 1884).


Поток египетский, по берегу которого шла южная граница Иудина колена к морю, в настоящее время носит название вади ель Ариш, которая почти на одном градусе широты с Кадесом впадает в Средиземное море у крепости «эль-Ариш», Риноколюры греческих писателей. Широкая долина, по которой течет эта река, имеющая большое протяжение, составляет ту полосу земли, которой пустыня между Египтом и Палестиной разделяется на две части, несходные по самому качеству почвы: на запад — песчаная, солончаковая, бесплодная, на восток — более плодородная; эта долина служит поэтому наиболее соответствующей пограничной линией между Египтом и Ханааном.


15:5-6 Восточной границей Иудина колена служило Соленое, т. е. Мертвое, море во всю его длину. Северная его граница начиналась от оконечности этого моря, служащей устьем Иордана, отсюда она восходила на запад к Беф-Хогле, находившейся на месте нынешнего Аин-Хаджла, как называется лучший в этой местности источник среди лесной чащи, лежащий верстах в 6 к юго-востоку от Ер-Рихи. Место следующего затем пограничного пункта — Беф-Аравы не определено с несомненностью; по мнению проф. А. А. Олесницкого, Беф-Арава соответствует евангельской Вифаваре (Ин 1:28), которая «лежала на линии ерихо-иерусалимской дороги со спуском в Иорданскую долину, следовательно на границе колен Иудина и Вениаминова» (Святая земля. II, 50-51).


Место камня Богана, сына Рувимова, одними указывается в Тувейль-ель-Акабе, верстах в двух на запад от Ер-Рихи, другими к юго-западу от Аин-Хаджла, около мечети Неви Муса, вблизи которой находится камень «хаджр ель-Асгаб» — «камень пальца», отождествляемый с камнем Богана на том основании, что еврейское «боган» значит «большой палец» (А. А. Олесницкий. Мегалические памятники Святой земли. 1895, с. 64). При этом последнем отождествлении граница уклонилась бы очень далеко на юг.


15:7 Названный далее Давир находился, но мнению проф. А. А. Олесницкого, в вади Хот, по которой идет дорога из Иерусалима в Иерихон, на месте развалин «Тур-ед-Дабор», как называется и одна из соседних долин — Вади-Дабор. Развалины находятся в 2-х часах пути к Иерихону от источника апостолов (Святая земля. II, 12). Другие этот Давир полагают значительно далее на восток, на том же Иерихонском пути, в пещере Хорет-ед-Дабер, вблизи названного далее Адуммима. Следующим пограничным пунктом был Галгал, отличный от названного в 4:19. Место этого Галгала определяется тем, что он находился против возвышенности, или «подъема» (по еврейскому тексту маалэ, по славянской Библии схождение) Адуммим. Подъемом Адуммим назван известный подъем из Иорданской долины на возвышающиеся к западу от нее горы, «до такой степени крутой, вьющийся над глубокими обрывами, что дорога по нему прикрыта стенами». Здесь и в настоящее время находится башня, носящая название «Гак ед Дам» (Святая земля. II, 18). Самый Галгал против этого подъема находился на том месте в Ер-Рихе, которое принадлежит русской духовной миссии и на котором найден большой гранитный камень, сделанный в виде круга с круглыми яминами на его поверхности. Этот камень и был названной здесь Галгалой (Святая земля. II, 23-24).


Под потоком, на южной стороне которого находился подъем Адуммим, разумеется главный поток этой местности — Ель-Кельт (Святая земля. II, 29-30).


Воды Ен-Шемеша носят в настоящее время в христианском мире название «источника Апостолов», который находился в 20 минутах пути от Вифании в Иорданскую долину.


Ен-Рогел — источник, носящий у туземцев название «бир Еийюб» = «источник Иова», находится близ Иерусалима, в том месте, где Кедронская долина соединяется с Гинномской.


15:8 Граница Иудина колена — далее — проходит по южной окраине Иевуса — Иерусалима, на которой в качестве пограничного пункта указана долина сына Енномова, называвшаяся кратко долиной Енномовой (Неем 11:30). Начинаясь на западной стороне Иерусалима, она огибает подножие Сионской горы с юго-восточной стороны до соединения с Кедронской долиной. Эта долина известна особенно по совершавшимся в ней жертвоприношениям Молоху (4 Цар 23:10 и др.), омерзительность которых для иудеев последующего времени послужила к тому, что еврейское ее название «гей гинном», сокращенное в геенна (Мф 5:22), сделалось названием места мучений в загробной жизни.


Дальнейшим пограничным пунктом служит вершина горы, которая к западу против долины Енномовой, которая на краю долины Рефаимов к северу. Этим библейским географическим указаниям соответствует так называемая в настоящее время «джебель Тор», или «гора злого совещания», которая возвышается на юго-западной стороне Енномовой долины и вместе с тем служит северным концом долины Рефаимов. Эта последняя, получившая, вероятно, свое название от живших в ней в древние времена рефаимов (Быт 14:5), находится к юго-западу от Иерусалима; она довольно обширна (в длину на час пути, в ширину на ½ часа) и весьма плодородна; в настоящее время носит название Бака; в южном конце ее находится монастырь св. Илии (Мар Елиас).


15:9 Местом источника вод Нефтоах признается нынешняя деревня Лифта, расположенная на час пути к северо-западу от Иерусалима, на восточной стороне вади Ханина, с весьма обильным источником4О вади Ханина — см. Святая земля. II, 262 и далее.. Дальнейшим пограничным пунктом служат, по еврейскому тексту, города горы Ефрона или гора Ефрона по греческим спискам, с которыми согласуется славянская Библия: к горе Ефрона. Преимущество здесь перевода LXX-ти пред еврейским понятно само собой: обозначение пограничной линии через указание нескольких городов, расположенных, конечно, в различных местах горы, является, без сомнения, слишком неопределенным, чтобы оно могло быть избрано библейским писателем. Гора Ефрон, не названная в других местах Священного Писания, предположительно признается за горный хребет, возвышающийся на западной стороне вади Ханина.


О городе Ваал, который есть Кириаф-Иарим, см. к 9:17.


15:10 От Кириаф-Иарима пограничная линия поворачивала к морю, т. е. на запад5По еврейскому тексту «иамма» употреблено здесь, как и во многих других местах, в значении «на запад», что здесь очевидно из перечисляемых далее 8 пограничных пунктов, через которые проходила пограничная линия, прежде чем она дошла до моря (конец 11-го стиха)., — к горе Сеиру (по Ватиканскому сп. Ασσαρ, по Александрийскому сп. Σηειρ), как назван отличный, конечно, от Идумейских гор, горный хребет с остроконечными вершинами, на котором находятся Сорес (ст. 59), далее идет к северной стороне горы Иеарим, где находится Кесалон (Ватиканский сп. Χασλων, Александрийский сп. Χασολων), в настоящее время Кесла, на высокой горе, верстах в 15 к западу от Иерусалима; затем спускается к ВефсамисуLXX-ти: πόλις ἡλιόυ = град солнечный), бывшему городом священников (21:16: здесь Беф-Шемеш) и временным местопребыванием ковчега завета (1 Цар 6:12). Он назывался еще Ир-Шемеш (19:41). В настоящее время на его месте деревня Бет-Емси с источником «Аин-Шемс». Вблизи деревни, на уступе горы находится большой каменный стол, признаваемый местным преданием за тот большой камень, на который поставлен был ковчег завета по возвращении его из Филистимской земли (1 Цар 6:14-15) (Святая земля. II, 256-260). Названная затем Фимна, в 19:43, Фимнафа6У LXX-ти вместо города Фимны читается ἐπὶ λίβα (Ватиканский сп.) или νοτον (Александрийский сп.) = к югу, из чего видно, что греческие переводчики читали здесь «темана» (13:4). Несоответствие этого перевода видно из того, что по нему обозначение границы является здесь географически неопределенным, не заключая названия местности, по которой она проходила. У блаж. Иеронима вместо «к югу» переведено in Thamna. В 19:43, где читаются в еврейском тексте «тимната веекрон», «тимната» у LXX-ти переведено Θαμναθα, как название города., в настоящее время носит название Тибне, к северо-западу от Бет-Емси.


15:11 О Екроне см. к 13:3. Место Шикарона, по Александрийскому сп. «Аккарона», не определено. Дальнейшим пограничным пунктом служит гора Ваала, под которой разумеется горная возвышенность к западу от Акира или Екрона. Как последний перед морским берегом, пограничный пункт назван Иавнеил (Ватиканский сп. Λεμνα, Александрийский сп. Ιαβνηλ, в славянской Библии Иавлил). В последующие времена этот город назывался Иавнеей (2 Пар 26:6) и Иамнией (1 Макк 4:15), служившей местом Иудейской академии и синедриона; в настоящее время деревня Ибне в расстоянии часа пути от моря, в 4-х часах пути на юг от Яффы. Концом северной границы Иудина колена служило великое море, т. е. Средиземное. Оно же служило и западной границей.


15:13-19 К описанию границ Иудина колена библейский писатель в ст. 13-19 присоединил рассказ о завоевании Халевом данного ему удела, показывающий, что надежда его на помощь Божию (14:12) была не напрасна. Этот рассказ изложен и в книге Судей (1:10-15) с некоторыми разностями, в частностях, между событиями, совершившимися по смерти Иисуса Навина.


15:13 Имя (Иисус) не читается в еврейском тексте, равно как и в греческих списках, хотя сказанное здесь дает полное основание подразумевать имя Иисуса Навина в качестве подлежащего при глаголе дал.


Как повелел Господь Иисусу — разумеется то повеление, на которое в 14:9-12 ссылался Халев.


Слова (и дал ему Иисус) читаются только в греческих списках.


15:14 Указываемое здесь изгнание енакимов, представлявших три особых рода, которые носили имена своих родоначальников, было вторичным. Оно вызвано было тем, что это сильное (Втор 2:10) ханаанское племя после первого нанесенного ему поражения (11:21) снова усилилось в Хевроне и ближайших к нему городах, почему Халев, получив этот город в удел, должен был начать с ними борьбу. Он вел ее, конечно, вместе с другими своими родичами и соплеменниками, почему в изложении этого события, находящемся в кн. Судей (Суд 1:10), на первом месте назван Иуда.


15:15-16 О месте Давира см. к 10:38. Назначение такой награды (ср. 1 Цар 17:25) показывает, что Давир был сильно укреплен и взятие его представляло большие трудности.


15:17  Гофониил, бывший впоследствии первым Судьею израильтян (Суд 3:9), был сын Кеназа, брата Халевова7Так два последние слова переданы у LXX-ти: ἀδελφου̃ Χαλεβ по Ватиканскому и другим древнейшим спискам, с которыми согласуется славянская Библия; в позднейших же, в том числе и Лукиановских, вместо этого читается ἀδελφὸς Χαλεβ = «брат Халева юнейший», как переведены эти слова у блаж. Иеронима (frater Cales junior) и переводятся с еврейского в новейшее время.. Правильность принятого у нас перевода этих слов видна из того, что Гофониил, как сын Кеназа, мог быть не братом Халева, как сына Иефониина, а его племянником. Слово (младший) читается в Александрийском и многих других греческих списках, но не читается в еврейском тексте и в Ватиканском списке; по всей вероятности, оно перенесено из Суд 1:13.


15:18 Когда Ахса, выданная за Гофониила, отправлялась к нему, она, буквально с еврейского, «склоняла его» (теситегу) просить у отца ее поле. В таком смысле переданы эти слова и у LXX-ти: συνεβουλεύσατο = совеща с ним. По евр. тексту и греч. переводу, мысль о получении от отца поля, т. е. участка возделанного, принадлежала самой Ахсе. Что ответил Гофониил своей жене, библейский писатель умалчивает, ограничиваясь сведением о том, что сделала сама Ахса. Она, ехавшая, нужно думать, в сопровождении своего отца, сошлаLXX-ти: ἐβόησεν = воззва) с осла. Из этого особого знака почтения, какой младшие оказывали старшим (Быт 24:64; 1 Цар 25:23), Халев понял, что дочь имеет к нему особое дело, поэтому спросил ее: что тебе?


15:19  Дай мне благословение, т. е. подарок, как знак своего особого расположения. В этом смысле слово благословение употреблено в Быт 33:11. Дочь у израильтян не получала по смерти отца, имевшего сына, какой-либо части недвижимого имущества, как это видно из Чис 27:4 и далее. Наделение дочери, выходящей замуж, земельным участком зависело от доброй воли отца, при его жизни, как это, по сообщению путешественников, делают богатые родители в Палестине и в настоящее время делающие для выходящей замуж дочери свадебный подарок, состоящий не из денег, а из участка земли (К. Furrer. Wanderungen durch Palästina. 1865, с. 276). Ввиду этого, Ахса просит у своего отца, имевшего сыновей (1 Пар 2:18-19), как благословение, источников воды, и подтверждает свою просьбу тем, что отец отдал ее в землю полуденную (ὅτι εἰς γη̃ν Ναγέβ δέδωκάς με = яко в землю полуденную отдал еси мя, что составляет наиболее сообразную передачу соответствующих слов еврейского текста). Слово полуденный (по евр. ганнегев) употреблено здесь, нужно думать, для указания на эту южную местность, как на сухую, страдающую недостатком влаги, почему у блаж. Иеронима при переводе этого выражения соединены вместе оба его значения: «южный и сухой»8 Terram australem et arentem dedisti mihi.. Местность, где находились верхние и нижние источники, указывается путешественниками на юго-запад от Хеврона, верстах в 10 от Догерьэ, предположительного места Давира (10:38), в долине Сейль-ель-Дильбэ, в которой и в настоящее время есть верхние и нижние источники, числом 14, вытекающая из которых вода образует поток, орошающий сады на протяжении нескольких верст, что составляет редкое явление в южной Палестине (Tristram. Bible Places. 61). Передавая эту подробность из жизни израильтян во время их поселения в ханаанской земле, библейский писатель показывает, как не только лучшие из мужей, но и из жен дорожили данной им Богом землей и заботились о том, чтобы получить хороший участок в свое владение.


15:21-62 Следующие затем стихи 21-62 заключают перечень городов, находившихся в уделе Иудина колена. Они разделены писателем на 4 разряда по местностям, в которых находились, каковы именно города: 1) на юге, по-еврейски — негев (ст. 21); 2) на низменных местах, по-еврейски — шефела (ст. 33); 3) на горах (ст. 48) и 4) в пустыне (ст. 61).


15:21-32 Из названных здесь городов, находившихся в южной части Иудина колена, известны в настоящее время по своему географическому положению весьма немногие. Так, Кедес находился, если он не отличен от Кадес-Варни, на юго-западной стороне гор Азазимэ, в вади Кадис (10:41). Молада находилась, по Евсевию (у которого она названа Μαλααθων, у ИеронимаMalath), в 4-х римских милях от Арада, в 20-ти римских милях от Хеврона; в настоящее время местом его признается Хурбет-ель-Мильх (Milh), в 4-х часах пути на восток от Вирсавии. Вирсавия указана у Евсевия в 20-ти римских милях на юг от Хеврона; в настоящее время развалины этого города с колодцами древнего устройства носят название Бир-ес-Себа; они находятся на пути из Хеврона к Красному морю, на расстоянии 45-ти километров (около 42 верст) от первого. О Хорме см. к 12:14. Места других из названных здесь городов указываются только предположительно. Например, Циклаг, по греко-славянскому переводу Сикелег, известный из истории Давида (1 Цар 27:6 и др.), указывается английскими исследователями на месте развалин Цухейлика в 11-ти английских милях к югу от Газы, тогда как другими назначаются этому городу другие места к северу и к востоку от Газы. О городах Шема, Кесил, Мадмана, Сансана, Леваоф, Шелихим, Аин и Риммон см. приложение к 19 главе .


15:32  Всех двадцать девять городов. Это общее число городов, названных в 21-32 ст., читается одинаково в еврейском тексте и списках перевода LXX-ти, равно как в таргуме Ионафана и арабском переводе (только в сирском читается 36, по Полиглотте Вальтона), но оно оказывается меньшим того, сколько их названо здесь9По русскому переводу выходит 37 городов, по славянскому — 33. Причина неодинаковости заключается в том, что некоторые из названий, принятые в русском переводе согласно с нынешним еврейским текстом за особые названия, в греко-славянском соединены вместе, как обозначение одного и того же города. Так, в ст. 23-24 названиям: Ифнан, Зиф соответствует в Александрийском сп. и славянском переводе одно составное название ’Ιφναξιφ = Ифнаксиф; равным образом в 25 ст. два названия Кириаф, Хецрон переведены по-гречески одним: αἱ πολεις Ασερων = слав. град Асером. Название же города Хешмана опущено в греко-слав. переводе, а Визиофея, как читается это название в евр. тексте, при ином его чтении, принято греческими переводчиками за нарицательное слово и переведено αἱ κω̃μαιἀυτω̃ν = села их.. Большее число городов сравнительно с общей суммой их некоторые из комментаторов объясняют тем, что в первоначальный перечень городов привнесены были впоследствии названия других городов, находившихся в той же местности Иудина колена, без изменения находившегося в тексте общего их числа; при этом, в частности, предполагают, что это привнесение сделано было в то время, когда возвратившиеся из вавилонского плена иудеи заняли города, находившиеся в южной части Иудина колена, которые перечислены в том же почти порядке в кн. Неемии (Неем 11:21-27), но не значились первоначально в тексте кн. Иисуса Навина (А. Дильман). Это объяснение представляется неправдоподобным, потому что оно основано на крайней несообразительности того, кто, привнося новые названия городов в перечень их, находящийся в книге Иисуса Навина, не обратил внимания на имеющееся здесь общее их число и оставил его без изменения. Против предположения о позднейшем пополнении списка городов в данном месте говорит и то, что в других списках городов, находящихся в кн. Иисуса Навина, наблюдается явление, противоположное мысли о позднейшем пополнении их, — наблюдаются именно пропуски нескольких городов, вследствие чего указанные писателем общие числа их оказываются в других местах значительно превышающими количество названных при этом городов, как это видно из 19:15 и 35-38. Ввиду этого остается, как наиболее вероятное, то объяснение рассматриваемой разности, что читаемое ныне в тексте число 29 не есть первоначальное, что оно явилось вследствие смешения еврейских букв-чисел, которыми оно было написано, с другими сходными по начертанию буквами, но имеющими иное числовое значение. Основанием для такого объяснения служит то известное явление, что в библейском тексте ветхозаветных книг одно и то же событие определяется в различных местах не одинаково (например, пророк Гад предлагает Давиду избрать, между прочим, голод, по 2 Цар 24:13, в продолжение семи лет, а по 1 Пар 21:12, — в продолжение трех лет), вследствие происшедшего в древнее время смешения одних букв-чисел с другими, вследствие чего иудейскими учеными в позднейшее время принято означать числа не буквами, а писать словами. Какое именно число читалось первоначально в 32 ст., это не может быть определено в настоящее время вследствие недостатка сведений о многих из перечисленных в данном месте городов, почему число 29 должно оставаться без изменения.


15:33-36 Под низменными местами разумеется определенная местность в уделе Иудина колена, лежащая между горной возвышенностью и морским берегом. В еврейском тексте она носит название Шефела («низменность»), принимаемая и греческими переводчиками за собственное имя в других местах, напр., Иер 32:44, по-гречески Σεφηλα, в славянской Библии в градах полных; в русском переводе в значении собственного имени это название передано в 1 Макк 12:38: в Сефиле. Обширная равнина Шефела, продолжавшая носить это название во времена Евсевия, простирается от Газы к северу до Лидды и отличается и в настоящее время замечательным плодородием. Перечисление находившихся в ней городов библейский писатель начинает с северной ее части. Из названных им городов известны по своему географическому положению Ештаол и Цора, которые называются обыкновенно вместе (19:41; Суд 13:25 и др.) и находились недалеко один от другого на запад от Иерусалима. Местом Цоры признается нынешняя деревня Цара; местом Ештаола — деревня Ашуа, верстах в 4-х к северо-востоку от Цары. Между Царой и Ашуа указывается Кабр Шамшун — «гробница Самсона», согласно со сказанным в Суд 16:31, что Самсона похоронили братья его между Цорою и Естаолом. Заноах, в настоящее время Зануа, в небольшом расстоянии на юго-восток от Цары. Иармуф см. к 10:3; Одоллам к 12:15. Название (Немра) привнесено из славянской Библии, следующей спискам перевода LXX-ти, из которых в древнем Ватиканском и других списках читается после Одоллама Μεμβρα, в Александрийском и других Νεμρα. Положение Немры неизвестно; сходные с нею по имени Нимра (Чис 32:3) и Нимрим (Ис 15:6) находились: первый в уделе Гадова колена, второй — в Моавитской земле. Сохо, как назывались два города этого имени при спуске с Иудейских гор в равнину, находился, согласно с указанием Евсевия, на месте нынешних развалин Еш-Шувейкэ, в 3½ часах пути на юго-запад от Иерусалима. Об Азеке см. к 10:10. Шаараим (Σακαρειμ по Ватиканскому списку, по другим спискам Σαγαρειμ, слав.: Сагарим) указывается в Телль-Закарийэ, на запад от Сохо. Гедера указывается на месте нынешней деревни Катра или Гадра, находящейся недалеко от Иамнии. Гедерофаим в евр. тексте соединен с предшествующей ему Гедерой союзом ве = и, является, следовательно, в значении названия особого города; но у LXX-ти этому названию соответствует καὶ ἐπαύλεις αὐτη̃ς = и села ее (славянская Библия), т. е. греческие переводчики поняли название: Гедерофаим как слово нарицательное; еврейское гедерот значит «загороди, загоны для скота», а гедерофаим — «две загороди». Ввиду этого значения слова гедерот и перевода его у LXX-ти Гедерофаим принимается у комментаторов не за название особого города, а за другое, синонимическое, название Гедеры. Согласно с этим, в нашем отечественном переводе читается или Гедерофаим. Таким образом, если Гедеру и Гедерофаим принимать за название одного города, то по евр. тексту в равнине Шефеле оказывается четырнадцать городов, как показано в 36-м стихе; привносимая греко-славянским переводом Немра является пятнадцатым городом.


15:37-41 Из перечисленных здесь 16 городов, кроме названных прежде (Лахиса, Еглона и Македа, о которых см. к 10:3,10), более, сравнительно, известно положение города Мицфе или Масора, по греко-славянскому переводу, который находился на месте Телль-ес-Сафие, как называется высокий холм в 2 часах пути на север от Елевферополиса (10:29), с которого открывается обширный вид на окрестности и который мог поэтому служить хорошим сторожевым пунктом или, по-еврейски, мицпа.


15:42-44 Из перечисленных здесь 9-ти городов, кроме названной прежде Ливны (10:29), более известны по своему положению Ахзив и Мареша. Первый находился, вероятно, на месте нынешних развалин Кесаба, в 5 часах пути на юго-запад от Елевферополиса. Второй, по Евсевию, находился в 2 римских милях от Елевферополиса, в 20-ти минутах от которого находятся холмы с незначительными развалинами, называемыми Хирбет Мераш, признаваемыми местом Мареши. Некоторыми опознается и место Ксила, известного из истории Давида (1 Цар 23:1) в нынешнем Кила на восток от Елевферополиса, к северу от Хеврона; но это географическое определение представляется сомнительным ввиду того, что Кила находится в горах Иудина колена, а не на равнине, где указывается книгою Иисуса Навина Кеил.


Что касается поставленного в скобках названия Едом, то оно перенесено из славянской Библии, в которой также ограждено скобками, что указывает на неустойчивое положение этого названия в греческом тексте, из которого оно почерпнуто. И действительно, в греческих списках относительно этого названия заметно значительное разнообразие: в древнем Ватиканском после Βαθησαρ, соответствующего Мареше по еврейскому тексту, читается Αιλων, в Александрийском10Нужно, однако, заметить, что в Александрийском списке название Едом совершенно залито чернилами, почему в кембриджском издании здесь замечено: multa perobscura. и некоторых других — Εδωμ, а в других, в том числе в Лукиановских, нет никакого названия города, как и в еврейском тексте. Существование особого города Едома в Иудином колене равным образом сомнительно: у Евсевия Иеронима город Εδουμα или Едомиа указан в Вениаминовом колене в 12-ти римских милях от Наблуса.


По еврейскому тексту число городов, названных в 42-44 ст., соответствует общей их сумме 9; Едом, указываемый греко-славянским переводом, был бы 10-м, как читается это последнее число в Ватиканском списке вместо 9-ти, читаемого в большинстве греческих списков.


15:45-47 О названных здесь городах Филистимского побережья, которые, хотя и не завоеванные при Иисусе Навине, входили также в удел Иудина колена, см. в толковании к 13:3; о потоке Египетском к 15:4.


15:48-51 Середину удела Иудина колена занимала горная возвышенность, достигающая наибольшей высоты у Хеврона и представляющая вместе с голыми скалами много плодородных долин. Находившиеся в ней города перечислены писателем по еврейскому тексту в пяти, по греко-славянскому переводу (см. ст. 59) в шести группах, в направлении с юга на север. Первую составляют одиннадцать городов, из которых более известны по своему положению следующие.


Иаттир, который находился, вероятно, на месте Аттир, как называются расположенные на двух холмах развалины, в том числе некоторые остатки христианского храма, находящиеся верстах в 20-ти на юг от Хеврона.


Сохо, отдельный от названного в 35 ст., находился в 4-х часах пути на юго-восток от Хеврона на месте обширных развалин, известных под названием Шувейкэ.


Ештемо находился на месте нынешней деревни Семуа в 3-х часах пути на юг от Хеврона, в которой сохранились также развалины крепости и других зданий весьма древней постройки. Во времена Евсевия название «Естема» носило большое селение в Дароме, т. е. в южной части Иудеи.


Аним указывается на месте развалин Гувейн, к югу от Семуа.


Гило, родина известного Ахитофела (2 Цар 15:12), указывается нашим отечественным исследователем (Святая земля. II, 73) в селении Бет-Джале, которое находится на запад от дороги из Иерусалима в Вифлеем, где находится русская школа, основанная архимандритом Антонином. Другие, впрочем, город Гило полагают значительно южнее, ближе к Хеврону в Хурбет Джала.


О Кириаф-Санне, или Давире, см. к 10:48; об Анаве к 11:21; о Гошене к 10:41.


15:52-54 Из следующих затем 9-ти городов, находившихся к северу от вышеназванных, определены по своему местоположению: Дума, названная у Евсевия самым большим селением в Дароме, в 17 римских милях от Елевферополиса; обширные развалины этого города с остатками двух христианских церквей, на юг от Хеврона, на пути в Вирсавию, доселе сохраняют прежнее имя города (Даумэ). Беф-Таппуах, местом которого была нынешняя деревня Теффух, в 2-х почти часах на запад от Хеврона с остатками зданий прежнего города.


15:55-57 Из названных здесь 10-ти городов Маон, известный из истории Давида (1 Цар 23:25; 25:2), находился к юго-востоку от Хеврона, в 4-х часах пути; имя этого города доселе носит холм «Маин» с развалинами древнего города.


Кармил, известный из истории Саула (1 Цар 15:12) и Давида, находился в 3-х часах пути к юго-востоку от Хеврона, вблизи Маона; место его развалин с остатками нескольких церквей сохраняет древнее название Зиф, находился в 1½ часах пути на юг от Хеврона; высокий холм Телль-Зиф с развалинами, множеством цистерн и пещер, служил местом этого города, по имени которого называлась и находящаяся близ него пустыня (1 Цар 23:15) (Святая земля. II, 131).


Юта — в 2-х часах пути на юг от Хеврона; в настоящее время большое магометанское селение Иата или Иитта.


Положение прочих городов этой группы не определено.


15:58-59 Из названных здесь 6-ти городов Халхул находился в 1½ часах пути к северу от Хеврона; на месте его обширные развалины Гильгуль с древними гробницами, между которыми гробница пророка Ионы (или вернее — Гада) особенно почитается у местных мусульман (Святая земля. II, 97).


Беф-Цур, ставший особенно известным во времена Маккавеев, как сильная крепость (1 Макк 4:29); по Евсевию, находился в 20-ти римских милях от Иерусалима, на дороге в Хеврон; развалины его на высоком холме, заросшем кустарником, известны под именем Бурдж Цур, к северо-западу от Халхула.


Гедор — в 11/2 часах пути к северо-западу от Беф-Цура; место его развалин на пустынном холме, с двух сторон окруженном глубокой долиной, на пути из Хеврона в Вифлеем, носит название Хурбет-Джедур11 Святая земля. II, 96. Здесь место Гедора указывается в Аин-ед-Дирве, который у других исследователей отличается от Хурбет Джедур..


Беф-Аноф указывается на месте Бейт-Анун с замечательными остатками зданий из византийско-христианского времени, находящемся в 4-х часах пути на север от Хеврона, вблизи Халхула и Беф-Цура.


Следующие затем в 59-м ст. названия 11 городов, составляющих 5-ю группу и находившихся к северу от перечисленных прежде, поставленные в скобках, не читаются в нынешнем еврейском тексте и в латинском переводе блаж. Иеронима. Они сохранились только в списках греческого перевода LXX-ти. Пропуск здесь в нынешнем еврейском тексте признан и сторонниками последнего и объясняется тем, что опущенный раздел библейского текста оканчивается теми же словами вехацереген = «с их селами», как и предшествующий ему раздел, составляющий первую половину 59-го стиха; древний переписчик еврейского текста, списав первую половину стиха, оканчивающуюся указанным словом, по недосмотру опустил вторую, оканчивавшуюся теми же словами и прямо начал списывать 60-й ст. Пропуск здесь в еврейском тексте виден из того, что по нему самая северная часть удела Иудина колена, ближайшая к Иерусалиму, оказывается не имеющей городов во времена Иисуса Навина, между тем как другие части этого удела, даже самые южные, примыкающие к пустыне, имели значительное число городов, занесенных в перечень.


Из 11 городов, названия которых сохранены переводом LXX-ти, известны по своему положению: Феко, бывший родиной пророка Амоса, находился в 2-х часах пути на юго-восток от Вифлеема; сохранившиеся на его безлюдном теперь месте развалины и между ними — христианского храма доселе носят древнее название Такуа.


Ефрафа, иначе Вифлеем, называемый Иудиным в отличие от другого Вифлеема в Завулоновом колене (19:15), находится в 2-х часах пути от Иерусалима к Хеврону. Он расположен на двух холмах, соединенных между собою невысокой горой, которые окружены плодородными равнинами и заняты виноградниками, фиговыми, миндальными, оливковыми и др. деревьями южных стран, между тем как на час пути к востоку от города начинается пустыня, в которой только мелкий скот может находить скудный корм. От этого плодородия своей почвы, особенно бросавшегося в глаза ввиду близкой к нему пустыни, он получил свое древнее (Ефрафа) и новое (Вифлеем) название, имеющее однородный смысл: первое значит «плодоносное поле», второе «дом хлеба». Один из самых малых городов в земле Иудиной (Мих 5:2), Вифлеем сделался известен, как место родины Давида, и — славным во всем христианском мире, как место рождения по плоти Христа Спасителя. Пещера Рождества Христова с древним великолепным над ней храмом находится в северо-восточной части города.


Фагор, по Евсевию, бывший вблизи Вифлеема, находился на месте нынешних развалин Фагур, между Вифлеемом и Хевроном, к западу от дороги к последнему.


Етам находился также вблизи Вифлеема. В «Иудейских древностях» Иосифа Флавия (VIII, 7, §3) город Ифам описан как приятный по своим садам и источникам и вместе богатый, находившийся в двух схойнах (120 стадий или 21 верста) от Иерусалима. Этому соответствует вади — и «Аин Аттан», находящиеся между Вифлеемом и Фагуром.


Кулон с вероятностью отождествляется с нынешней деревней Кулоние в 1½ часах от Иерусалима по дороге в Рамле и Яффу.


Местом Сорес признается деревня Сарис в 2-х часах пути на запад от Иерусалима.


Карем в настоящее время большая деревня Аин Карим в 2-х часах пути на запад от Иерусалима.


Вефир находился, может быть, на месте нынешней деревни Биттир, расположенной на высокой горе, в красивой местности, в 2-х почта часах пути на запад от Вифлеема.


Города Татами, Галлим и Манохо неизвестны по своему положению.


15:60 О Кариаф-Ваале см. к 9:17.


Аравва неизвестна по своему положению.


15:61-62 Под пустыней разумеется именно та, которая находится между Мертвым морем и горной возвышенностью Иудина колена. Она состоит из горных массивов, склонов и долин, лишенных большей частью растительности. В этой пустынной местности, носившей отдельные названия (пустыни Фекойской, Зиф, Маон) от находившихся вблизи ее городов, писателем оказываются 6 городов, из которых кроме Беф-Аравы (см. 6-й ст.) известно положение только Ен-Геди, находившегося на месте нынешнего Аин Гиди, как называется оазис близ западного берега Мертвого моря, имеющий доселе, благодаря источнику, роскошную растительность.


15:63 Об иевусеях в Иерусалиме см. Предисловие.


16:1 Граница удела, доставшегося по жребию сынам Иосифа, т. е. Ефремову и половине Манассиина колена, начиналась от того места Иордана, которое находится против Иерихона, шла затем к водам Иерихонским, под которыми разумеется, вероятно, находившийся у древнего Иерихона богатый водой источник, называвшийся впоследствии источником Елисея, а в настоящее время Аин-ес-Султан или Ель Кельт (Святая земля. II, 19). Дальнейшим пограничным пунктом служила пустыня, простирающаяся от Иерихона к горе Вефильской — под ней разумеется пустынная местность, идущая на запад от Иерихона с крутыми подъемами на горную возвышенность; в 18:12 она названа пустыней Бефавен.


16:2 От горы Вефильской, названной по имени находившегося на ней Вефиля, граница шла к Лузу, который находился, нужно думать, в некотором расстоянии от Вефиля, что видно отчасти из Быт 28:19, где Иаков дает имя Вефиль месту, на котором он спал и которое находилось не в самом Лузе (ст. 11), Местоположение следующего затем города или вообще местности с именем Архи с положительностью неизвестно; одни место Архи указывают в сохранившей это название деревне на запад от Рамаллы1Деревня Рамалла находится к западу от Беерофа (9:17), по Baedeker. Palästina und Syrien., другие — в деревне Арик, между Вефилем и Вефороном (Tristram. Bible Places. 182).


Место Атарофа, названного далее в ст. 5 и 18:13, Атароф-Адаром, указывается в Хирбет-ель-Атира, как называется деревня с развалинами на юге от Беерофа2У LXX-ти Архи и Атароф составляет одно название: Χαταρωθει по Ватиканскому списку, Αρχιαταρωθ по Александрийскому, согласно с которым в слав. Библии читается: к пределам Архиатарофа. Так как городов, носивших название Атароф, было несколько в Ханаане, то разумеющийся здесь Атароф обозначен точнее через присоединение к его названию имени жившего в нем племени архитян (2 Цар 15:32)..


16:3  Предел Иафлета неизвестен по своему положению.


О нижнем Беф-Ороне см. к 10:10.


Газер, бывший сильною крепостью, расположен был на высоком холме Телль-Джецар, покрытом обширными развалинами, который находится между Екроном (13:3) и Никополисом, носящем в настоящее время название Амвас3Никополис-Алевас находится в 6-ти часах пути на запад от Иерусалима, в 3-х часах на юг от Рамле.. Место Газера, остававшегося до недавнего времени неизвестным с достоверностью, найдено в 1873 г. известным французским археологом Клермоном-Ганно, и это открытие нашло признание со стороны других исследователей.


16:5 Южная граница удела Ефремова колена, одинаковая с описанной в ст. 1-3, обозначена также, начиная с востока; на ней указаны по еврейскому тексту только два пункта: Атароф-Адар, под которым разумеется Атароф, названный во 2-м ст., и Вефорон верхний (см. к 10:11). В списках перевода LXX-ти, а согласно с ними в славяно-русском переводе, читается затем название города Газера (и Газары), перенесенное, вероятно, сюда из 3-го ст., где по греческому переводу оно не читается. Конечными словами описания южной границы служат, как можно думать, начальные слова 6-го ст.: потом идет предел к морю, причем описание границы оканчивалось бы также, как и в 3-м стихе.


16:6-7 Стихи 6-7 содержат описание северной границы Ефремова колена, которое по еврейскому тексту начинается словами «Михмефаф на севере», причем этот город назван подобно Сариду, при описании границы Завулонова колена (19:10-12), как серединный город на этой границе, от которого идет дальнейшее описание ее. Место Михмефафа, однако, не определено. Из 17:7 видно только, что этот город находился «пред лицем Сихема» (по буквальному переводу с еврейского), т. е. недалеко от Сихема, к северу от которого он и указывается на некоторых картах Палестины4Имеется в виду стенная карта Палестины, изданная Купертом в 1866 г.. От Михмефафа граница шла на восток к Фаанаф-Силому, который у Евсевия (под именем Θηναθ) указан в 10 римских милях от Неаполиса (т. е. Сихема) к востоку, на пути к Иордану; согласно с чем местом его признается «Тана», как называются в настоящее время развалины на юго-восток от Наблуса. От Фаанаф-Силома граница шла к Ианоху, находившемуся на месте развалин, носящих название Ианун, в 2½ часах пути на юго-восток от Наблуса. После Ианоха граница спускалась к Атарофу и Наарафу. Первый из них, отличный от Атарофа, указанного во 2 и 5 стихах, находился, вероятно, на склоне гор Ефремовых в направлении к Иорданской долине; но самое место его остается неизвестным. Наараф Евсевия указан в 5-ти римских милях от Иерихона; место его в настоящее время с точностью также не установлено.


16:8 Здесь указывается западная сторона северной границы Ефремова колена. В качестве начального ее обозначения назван Таппуах, к которому она направлялась из Михмефафа, как видно из 17:7, где сказано относительно границы Манассиина полуколена, соседнего с Ефремовым, что граница шла от Михмефафа к жителям Ен-Таппуаха. Местоположение этого города не определено. От Таппуаха граница шла на запад (к морю, см. 15:10), к потоку Кане, под которым скорее всего имеется в виду поток, впадавший в Средиземное море между Кесарией и Яффой, в настоящее время носящий название Нар-ель-Кассаб или Фалаик.


16:9 Сверх городов, указанных на границах, Ефремову колену принадлежали еще другие — с их селами в уделе Манассиина колена. Причина этого заключалась, конечно, в том, что доставшийся этому многолюдному колену удел оказался действительно недостаточным. Хотя заявление его в этом отношении было отклонено Иисусом Навином (17:14-18), но впоследствии оно было, как нужно думать, удовлетворено. Манассиину колену взамен даны были города в уделах Иссахарова и Асирова колена (17:11).


16:10 О Газере см. ст. 3-й.


Слова, огражденные скобками: Наконец пришел Фараон... в приданое дочери своей читаются в древнейших и позднейших списках перевода LXX-ти, но отсутствуют в еврейском тексте и переводе блаж. Иеронима. В некоторых греческих списках они отмечены овелом, что показывает, что в еврейском тексте они не читаются. По последнему, как и переводу LXX-ти, эти слова находятся в 3 Цар 9:16, откуда, нужно думать, и перенесены в кн. Иисуса Навина для более точного обозначения времени, до которого хананеи продолжали жить в Газере.


17:1 Так как Манассиино колено получило уже удел в восточно-иорданской стране (13:29-30), то поэтому библейский писатель, говоря о наделении этого колена новым уделом в западно-иорданской стране, объясняет то, почему он дан и кто именно его получил. Причина указана словами так как он (Манассия) был первенец Иосифа. В силу своего первородства, дающего право на двойную часть наследства (Втор 21:15-17), Манассии дается двойной удел. В восточно-иорданской стране получил удел Махир, первенец Манассии, отличавшийся храбростью, которую он проявил в завоевании Галаада (Чис 32:39). Он назван отцем Галаада в смысле владетеля этой страны1Такое понимание этого выражения основывается на той особенности еврейского текста, что название Галаад употреблено здесь с членом гаггилеад, а когда разумеется под Галаадом собственное имя сына Махира, оно употребляется без члена, как в ст. 3 или Чис 26:29..


17:2-6 В западно-иорданской стране получили удел другие пять потомков Манассии, по племенам их, которые перечислены здесь, как и в Чис 26:30-33, и кроме того пять дочерей Салпаада из поколения Хефера. Дочерям Салпаада, не имевшего сыновей, дан был удел согласно с повелением Моисея и всего общества (Чис 27:1-11). Таким образом, Манассиино колено, по числу 10 родов, получило в Ханаане 10 участков, из которых 5, данных дочерям Салпаада, составляли вместе один участок, имевший принадлежать роду Салпаада.


17:7 Южная граница Манассиина полуколена совпадала с северной границей Ефремова, как видно из названия одних и тех же городов с указанными в 16:8. Она шла от Асира, как назывался город, который у Евсевия указан в 15 римских милях от Неаполиса (Сихема) на пути к Скифополису (нынешнему Бетсану); место его указывается в нынешней деревне Иазир или Тейазир в 512 часах пути на северо-восток от Сихема. От города Асира граница шла к Михмефафу, который против Сихема (о месте его 16:6), — далее направо к жителям Ен-Таппуаха. Направо — по еврейскому тексту гаийамин, что у LXX-ти принято за собственное имя города Иамин, как переведено в славянской Библии, а у блаж. Иеронима и других греч. переводчиков (Акилы и Симмаха) переведено εἰς δεξιά = «направо». Этот последний перевод признавал, по-видимому, правильным Евсевий Кесарийский, как это видно из того, что к названию «Иамин» он не сделал никаких географических указаний, а вместо этого ограничился ссылкой на перевод Акилы и Симмаха. Между тем некоторые из новых комментаторов (Knobel) местом Иамина считают нынешнюю деревню Иамон, на час пути к юго-востоку от Фанааха (о месте его см. ст. 11), в Изреельской долине. В словах к жителям Ен-Таппуаха непонятным является то, что вместо города, горы и вообще местности указаны жители (по евр. тексту иошвей) в качестве пограничного пункта. Вызываемое этими недоумение у LXX-ти устраняется тем, что приведенное еврейское слово принято за название города (’Ιασσειβπο по Ватиканскому сп.; ’Ιαση̃φ по Александрийскому) Иасиф (славянская Библия), положение которого в настоящее время, однако, неизвестно.


17:8 Говоря о Таппуахе, библейский писатель указывает что принадлежащая ему земля находилась в пределах Манассиина полуколена и географически должна была принадлежать ему, но в действительности этот город находился во владении Ефремова колена, был, следовательно, одним из городов, о которых сказано в 16:9.


17:9-10 От Таппуаха граница спускалась вниз к вышеназванному потоку Кане (12:8) и шла по южной его стороне, находящиеся на которой города, лежавшие в пределах Манассиина полуколена, в действительности принадлежали Ефремову; затем граница шла по северной стороне потока и оканчивалась у моря. Это краткое описание границы писатель дополняет следующим пояснением, что находившееся к югу от названного потока принадлежало Ефремову колену, а то, что лежало на север от него, тем владело полуколено Манассиино. Северная и восточная границы последнего указаны еще более кратко: к Асиру примыкали они с северной стороны и к Иссахару с восточной.


17:11 Краткое описание границ Манассиина полуколена библейский писатель восполняет перечислением городов, находившихся в уделах Иссахарова и Асирова колен, но принадлежавших полуколену Манассиину. Какие именно были города и сколько их, относительно этого еврейский текст и древнейшие списки греческого перевода LXX-ти дают неодинаковые указания. Одинаково в том и других указаны следующие города: 1) Вефсан, который расположен был в Иорданской долине, в 1½ часах пути от Иордана, на дороге из Дамаска в Египет; в позднейшее время (Иудифь 3:10) он носил название Скифополя; место его, покрытое обширными развалинами, носит в настоящее время название Бейсан (описание его развалин см. Святая земля. II, с. 387); 2) жители Дора, о местоположении которого 11:2 и 3); жители Мегиддона, о местонахождении его 12:21. Названия других городов: Ивлеама с его селениями, Ен-Дора и Фаанаха, читаемые здесь в евр. тексте, отсутствуют, в Ватиканском списке и два первые в Александрийском, в котором находятся только, в дополнение к Ватиканскому сп. слова καὶ τοὺς κατοικου̃ντας Τάνακ καὶ τὰς κώμας αὐτη̃ς = и живущих в Танахе и веси его. В позднейших греческих списках количество городов читается здесь то же, как и в нынешнем евр. тексте; очевидно, оно восполнено на его основании. Первоначальный вид перевода LXX-ти, как он сохранился в Ватиканском сп. и отчасти в Александрийском, имеет здесь особо важное значение, так как он открывает путь к объяснению следующих за перечислением городов слов еврейского текста: шелошет ганнафет, что по буквальному переводу значит «три высоты» (слово нафет употреблено только в данном месте). Объяснение этого выражения представляет большие трудности вследствие того, что в предшествующих словах, в отношении к которым оно служит, очевидно, заключением, перечислено не три, а шесть городов. У руководящихся исключительно еврейским текстом это число три объясняется в том смысле, что из названных 6 городов оно относится к трем последним: Ен-Дор, Фаанаху и Мегиддо; но какого-либо основания для этого текст не дает. Так как по Ватиканскому списку читаются в данном месте названия только трех городов2В древнем Ватиканском сп. 11-й ст. читается: καὶ ἔσται Μανασση̃ ἐν ’Ισσαχὰρ καὶ ἐν ’Ασὴρ Βαιθσαν καὶ αἱ κω̃μαι αὐτω̃ν καὶ τοὺς κατοικου̃ντας Δὼρ καὶ τὰς κώμας αὐτη̃ς, καὶ τοὺς κατοικου̃ντας Μαγεδδὼ καὶ τὰς κώμας αὐτη̃ς, καὶ τὸ τρίτον τη̃ς Ναφετά καὶ τὰς κώμας αὐτη̃ς., то выражение «три высоты» или «три области» («tresregiones»: Field. Origenis Hexaplorum) является достаточно понятным, почему этот перевод приведенного еврейского выражения и мог бы быть признан за наиболее соответствующую его передачу3Правда, у LXX-ти оно переведено иначе через τὸ τρίτον τη̃ς ΝαφετάВатиканском сп.) или ΗαφετάАлександрийском и др. сп.), что значит: и третья часть Нафефа. Но на исключительной точности этого перевода, принятого и блаж. Иеронимом (tertia pars urbis Nopheth), нет оснований настаивать ввиду трудности представить город, разделенный на три части так, что одна из них принадлежала одному колену, а другие — другому или двум другим. Замечательно, что острожские справщики не удовлетворились греко-славянским переводом третью часть Нефефа и к нему прибавили: «три страны» (В. К. Лебедев, 311), что представляет новый перевод приведенного выражения еврейского текста.. Что касается других, названных здесь в нынешнее еврейском тексте городов, то Ивлеам находился в Изреельской долине, вероятно, на месте нынешнего Белямэ, как называются источник и близ него развалины, верстах в 10-ти на юг от Изрееля; Ен-Дор на северном склоне малого Ермона, на месте нынешней деревни Евдур; о Фаанахе см. к 12:21. Из этих городов Ивлеам и Фаанах названы в Суд 1:27 в числе городов, из которых сыны Манассии не изгнали ханаанитян; отсюда, вероятно, названия этих городов и перенесены в еврейский текст (Нав 17:11); название третьего — Ен-Дора, отсутствующее здесь у LXX-ти, не признается изначальным в евр. тексте и некоторыми из сторонников последнего ввиду отсутствия его в Суд 1:27 по евр. тексту; они видят в нем не более, как видоизменение предшествующего названия Дор (Dillman. Die Bücher Numeri... Iosua. 545).


17:12-13 Из названных здесь городов полуколено Манассиино в начале своего поселения в доставшемся ему уделе не в состоянии было своими силами изгнать живших в них ханаанитян, а впоследствии, когда собралось с силами, не сделало этого потому, что нашло более выгодным иметь живших в них ханаанитян своими данниками. Таким образом, эти города и оставались в течение долгого времени по своему населению ханаанскими, каким был, напр., Вефсан в конце царствования Саула, тело которого вместе с троими его сыновьями повесили филистимляне после Гелвуйской битвы на стенах этого города (1 Цар 31:10), уверенные в том, что позор израильского царя найдет полное сочувствие в жителях этого города.


17:14 К повествованию о том, какой удел получили Ефремово колено и полуколено Манассиино и как они пользовались доставшимися им городами, библейский писатель присоединил изложение события, относящегося к этому последующему времени, и замечательного в том отношении, что в нем проявился особый характер потомков Иосифа. Таким событием было именно выражение пред Иисусом Навином с их стороны недовольства доставшимся им одним уделом, как несоответствующим их многолюдству. По существу дела заявление это не имело основания и было несправедливо. На самом деле эти 1½ колена не были так многолюдны, чтобы требовать большего удела. По последней переписи (Чис 26) Ефремово колено имело взрослых мужеского пола 32 000, все Манассиино — 52 700, половина его, следовательно, могла иметь около 26 000, а в общей сложности они могли состоять из 58 000, между тем как Иудино колено имело 76 000, Даново — 64 400. Притом полученный ими удел представлял хотя и гористую вообще, но весьма плодородную полосу земли, благодаря тому, что находившиеся в нем горы не были очень высоки и скалисты, перемежались плоскогорьями и долинами, орошавшимися многочисленными источниками, а расстилавшаяся на западной стороне гор Саронская долина (от Кармила до Яффы) отличалась необычайным плодородием, которое эта местность сохранила и по настоящее время. При таком положении дела заявление указанных колен служило выражением только их самомнения и притязательности, которые неоднократно проявляли ефремляне и в последующие времена ко вреду общенародной жизни (Суд 8; 12 и др.). На этот раз притязания дома Ефремова не привели к печальным последствиям благодаря мудрому отношению к ним Иисуса Навина.


17:15 Отвечая своим одноплеменникам, он не доказывает несправедливости их требования; он принимает к сведению ссылку их на свою многочисленность и подразумеваемую вместе с тем силу, но отсюда делает совершенно иной вывод, который направлял их деятельность не на расширение их удела за счет прилегающих к нему земель, а на возможно лучшее использование того, что они получили. Он советует им подтвердить свои слова делом и расширить свой удел через изгнание остававшихся в нем ханаанитян. Под лесами в земле Ферезеев и Рефаимов разумеются, по всей вероятности, лесистые местности внутри самого удела этих колен, а не вне его, так как расчистка леса за пределами этого удела была бы вторжением во владение других колен. Если эти леса в словах Иисуса Навина отличаются от горы Ефремовой, то это показывает только, что последнее название прилагалось не ко всему уделу этих колен, а только к главной его части, отличавшейся особенно гористым характером и заселенной ефремлянами. Впрочем, в Ватиканском и Александрийском списках слова в землю Ферезеев и Рефаимов не читаются; в позднейшие греческие списки они перешли из Гекзапл Оригена, как показывает астериск, которым они отмечены в некоторых из этих списков (Field. Origenis Hexaplorum).


17:16  Сыны Иосифа, т. е. ефремляне и манасситы, продолжали, однако, настаивать на том, что гора Ефремова для них все-таки недостаточна, если они, пользуясь советом Иисуса Навина, даже расчистят лесистые местности. Греко-славянский перевод начальных слов этого стиха: οὐκ ἀρκέσει ἡμι̃ν τὸ ὄρος τὸ ’Εφράιμ = не довольно нам горы Ефремли представляет наиболее точную передачу их с еврейского4Читаемый в этом месте еврейский глагол «маца» употреблен здесь, как нужно думать, в значении «быть достаточным», как и в некоторых других местах, напр. в Чис 1:22: ...чтоб... было довольно.. В подтверждение этого они указывали на железные колесницы у ханаанитян, как на непреодолимое препятствие к занятию равнин, составляющих лучшую часть ханаанской земли. В частности они указывали при этом на военные колесницы у ханаанитян, живших в Беф-Сане (ст. 11) и в обширной Изреельской равнине, представлявшей плодороднейшую полосу в Ханаанской земле, которую ханаанитяне отстаивали всеми силами. Изгнать ханаанитян, продолжавших занимать плодороднейшие местности, они чувствовали себя не в силах, не имея такого же усовершенствованного оружия, а поэтому должны были ограничиваться худшей — сравнительно — частью доставшегося им удела, который при этом оказывался недостаточным для них. В этом заявлении ефремлян и манасситов самомнение их сменяется уже малодушием; в нем явно выступает неуверенность в своих силах, недостаток мужества, не говоря уже о надежде на высшую помощь.


17:17-18  17-18. И это заявление не могло, понятно, расположить Иисуса Навина к тому, чтобы увеличить удел одноплеменных ему колен. Борьба с ханаанитянами, остававшимися в их уделе, представляла, конечно, большую трудность, которую испытали потом и другие колена (Суд 1:19), но эта трудность не могла быть непреодолимой после того, как главная сила ханаанитян была сломлена. Ей нужно было противопоставить полное напряжение сил, которыми располагали эти колена, и неодолимое мужество с уверенностью в успехе. На это и указал Иисус Навин дому Иосифову (дальнейших слов евр. текста: Ефрему и Манассии не читается в Ватиканском и Александрийском списках), обращаясь к нему со словами: ты многолюден и сила у тебя велика; не один жребий будет у тебя. Выраженную в последних словах надежду на расширение удела Иисус Навин раскрывает затем с большей определенностью, предрекая своим одноплеменникам, что они вполне будут владеть доставшимся им уделом со включением лесистых местностей и «исходов их» (по евр. тоцеотав), т. е. равнин, которыми оканчиваются горы, и что они изгонят ханаанитян из своего удела, несмотря на их железные колесницы.


18:1 Когда земля была покорена и Ефремово колено заняло свой удел в срединной ее полосе, скиния собрания (Исх 27:21 и др.) была перенесена из Галгала в Иорданской долине в Силом, город Ефремова колена. По Суд 21:19, он находился на севере от Вефиля и на востоке от дороги, ведущей от Вефиля в Сихем. В настоящее время место его (найденное известным географом Палестины Робинсоном) носит название Сейлун. Холм, на котором он был расположен, окружен другими холмами и покрыт развалинами, носящими признаки древности. Силом находился в 8-и часах пути от Иерусалима в Сихем и в 4-х часах от последнего. Он избран местом для поставления Скинии, без сомнения, по божественному указанию, хотя библейский писатель не говорит об этом. Такое представление об избрании Силома внушается как постановлением Второзакония (12:11), по которому Господь избирает место для пребывания на нем Своего имени (это постановление имеет в виду писатель кн. Иисуса Навина в конечных словах 9:27), так и словами пророка Иеремии (Иер 7:12): пойдите на место мое в Силом, где я назначил пребывать имени Моему. Причина избрания этого места для общенародного святилища заключается, можно думать, в том, что последнее, находясь в середине Ханаанской земли, могло быть наиболее доступным для всего израильского народа.


18:3 Нерадение, за которое укоряет Иисус Навин израильтян 7-ми колен, не получивших еще удела, могло происходить и от привычки к кочевой жизни, среди которой родилось и выросло большинство народа, и от сознания больших трудностей, какие представляла для тогдашнего поколения израильтян оседлая жизнь в стране, в которой оставалось еще немало прежнего населения, борьба с которым требовала много мужества и напряжения сил. Такое поведение 7-ми колен не могло долго продолжаться, потому что завоеванная страна, оставаясь в течение долгого времени без оседлого населения, пришла бы в дикое состояние и остававшиеся по местам ханаанитяне усилились бы еще более. Для того, чтобы предотвратить на будущее время неудовольствия, подобные тому, какое выразили ефремляне и манасситяне, и достигнуть возможно более соразмерного с составом колен разделения земли, Иисус Навин принял особую меру, состоявшую в том, что посланы были по 3 от каждого из 7-ми колен выборные, которые должны были собрать более точные и полные сведения о завоеванной стране, остававшейся еще неразделенною, причем выборные должны были иметь в виду то, как надобно разделить им на уделы, т. е. 7-и коленам, или на 7 участков.


18:9 Из сказанного здесь об исполнении выборными возложенного на них поручения видно, что описание осмотренной ими ханаанской земли с находившимися в ней городами, они занесли в книгу, указания которой должны были иметь решающее значение при возможных спорах между коленами относительно владения теми или другими местностями.


18:10-13 Жребий брошен был Иисусом Навином в Силоме пред Господом, т. е. пред священной Скинией, как местом особенного божественного присутствия. Первый жребий вышел Вениаминову колену, которому указан был удел между сынами Иуды и между сынами Иосифа, т. е. в средине между уделами Иудина колена и Ефремова. Вследствие этого северная граница Вениаминова колена совпала с южной границей Ефремова колена, от Иерихона до нижнего Вефорона, описанной в 16:1-3.


18:14 От горы, которая возвышается пред Вефороном с южной стороны, граница поворачивала и шла к морской стороне, т. е. к западной, на юг и выходила к Кириаф-Ваалу, который носил еще название Кириаф-Иарима (9:17) и принадлежал Иудину колену.


18:15 Южная граница Вениаминова колена совпадала с северной границей Иудина, описанной в 15:5-9, с тем различием, что первая описана в направлении с запада на восток, а вторая — с востока на запад. Первая начиналась от «конца» (по еврейскому тексту микцэ), по греко-славянскому переводу ἀπὸ μέρους = от части Кириаф-Иарима, т. е. от границы этого города, шла на запад (= к морю) к источнику вод Нефтоаха (15:9).


18:16-19 Отсюда граница нисходила к концу горы, которая пред долиною сына Енномова, на северном конце долины Рефаимов (15:8), далее спускалась в долину Еннома по южной стороне Иевуса, к источнику Ен-Рогел, и т. д., см. 15:7-5.


18:21 Города, находившиеся в уделе Вениаминова колена, разделены на две группы по географическому положению их. Первую составляли 12 городов, находившихся в восточной половине удела, а именно: Иерихон (2:1), Беф-Хогла (15:6), Емек-Кециц (по греко-славянскому переводу: Амекасис); имя этого, по-видимому, города носит в настоящее время долина между Иерусалимом и Иерихоном, к юго-востоку от источника Апостолов (15:7)1У проф. А. А. Олесницкого (Святая земля. II, 11) говорится именно о долине Каазиз, встречающейся в 20-ти минутах пути из Иерусалима в Иерихон. Название «Каазиз» отечественный исследователь производит однако от слова «азазел» (с. 14), а не от «Кециц»..


18:22  Беф-арава, см. 15:6,61, в последнем месте этот город причислен к Иудину колену. Цемараим, по греко-славянскому переводу Семрим, одними указывается на месте развалин «Самра», на пути из Иерусалима в Иерихон (Проф. А. А. Олесницкий. Святая земля. II, 17-18), другими на горе Цемараимской, одной из гор Ефремовых (2 Пар 13:4).


Вефиль — см. к 7:2.


18:23  Аввим неизвестен по своему положению.


Фара указывается на месте развалин, носящем то же название, в вади Фара, к юго-западу от Иерихона, в 3-х часах пути от него и стольких же от Иерусалима.


Офра у Евсевия и Иеронима указана в 5-ти римских милях на восток от Вефиля; местом этой Офры, отличной от Офры Гедеона в Манассиином колене (Суд 6:11), признается деревня Ет-Таийибэ с развалинами древней крепости на вершине холма, к северо-востоку от Вефиля.


18:24 Из названных здесь трех городов известно положение последнего — Гева (в греко-славянском переводе Гаваа), который находился на месте нынешней деревни Джебы, расположенной на высоком холме, покрытом развалинами, в 21/2 часах пути к северо-востоку от Иерусалима.


18:25 Вторую группу городов Вениаминова колена составляли 14, находившихся вообще в западной половине удела. Из них о Гаваоне см. к 9:3.


Рама находилась, по Суд 19:11-14, на север от Иерусалима, по Евсевию, в 6-ти римских милях от него; согласно с этим, местом его признается селение Ер-Рам, на высоком холме, с развалинами храма и башни, в 2-х часах пути на север от Иерусалима. Эта Рама была тождественна, по всей вероятности, с Рамафаим-Цофим или Рамой, местом рождения и жительства пророка Самуила (1 Цар 1:1,19; 7:17 и далее).


Относительно Бероф см. к 9:17.


18:26-27 Из названных здесь 6-и городов известны по своему географическому положению только первые два. Мицфеславянской Библии Масфа) находился на высокой горе, носящей название Неби Самвиль («пророк Самуил»), в 2-х часах пути к северо-западу от Иерусалима, в 1/2 часе на юг от Гаваона2Описание горы Самуила см. Святая земля. II, 223 и далее; по мнению проф. А. А. Олесницкого, основывающемуся на местном предании, «гора Самуила» есть одно и то же с Рамафаим-Цофим в 1 Цар 1:1 и с евангельским Еммаусом.. О Кефире см. к 9:17.


18:28 Местоположение Целы, служившей местом погребения рода царя Саула (2 Цар 21:14) и Елефа, неизвестно. Цела и Елеф в Александрийском и некоторых других греч. сп. образуют одно название Σηλαλεφ или Σελαελαφ, как и в славянской Библии.


Гивеаф, называемый в др. местах Гивой (Суд 19:12), Гивой Вениаминовой (1 Цар 13:2) или Гивой Сауловой (1 Цар 11:4), указывается обыкновенно на час пути к северу от Иерусалима, на высоком холме Телль-ель-Фуль, на вершине которого находятся развалины башни из древнего материала3По мнению проф. А. А. Олесницкого, это отождествление Гивы Сауловой с Телль-ель-Фуль «не имеет никакого основания». Святая земля. II, 300..


19:1 Второй жребий во время народного собрания в Силоме вышел Симеонову колену, которое по последнему счислению (Чис 26) заключало только 22 200 совершеннолетних мужчин, значительно меньше каждого из других колен. Ему достался удел не в особой местности, а среди удела сынов Иудиных, т. е. ему выделена была часть из участка последних, который, как оказалось при осмотре ханаанской земли, произведенном выборными от 7 колен (18:4), был слишком велик (ст. 9) для Иудина колена: в нем находилось, как видно из 15:21, более 120 городов, кроме селений.


19:2-9 Так как удел Симеонова колена находился в пределах удела Иудина колена, а границы последнего были уже описаны в 15-й гл., то поэтому границы Симеонова колена не обозначены особо, а указаны только города, отошедшие к нему. Они уже названы были в 15:26-32 и 42; они перечислены еще в 1 Пар 4:28-32. Почти все они находились в южной части Иудина удела и только два (Ефер и Ашан) на равнине, ст. 6, ср. 15:42. Есть, однако, разности в названиях этих городов сравнительно с приведенными в 15-й гл., о чем см. в приложении к этой главе .


19:2 После Вирсавии, по евр. тексту «Беер-Шева», читается: и ШеваВатиканском сп. и Александрийском сп. Σάμαα, в позднейших греч. сп. Σαβεε = Савее в славянской Библии). В 15:26-32 не назван город с именем Шева; здесь читается другое, по составу звуков близкое к нему, название Шема (ст. 26), отличавшееся от первого только предпоследней буквой (м), которая могла быть изменена в еврейском тексте (в букву в) под влиянием предшествующего названия Беер-Шева, но сохранена в первоначальном своем начертании древнейшими списками перевода LXX-ти, в которых читается «Семаа»; такое начертание (Σαμαα) имеет и название Шема в Александрийском сп. (в ВатиканскомΣαλμαα). Некоторым подтверждением мысли о тождестве того и другого названия служит то, что как Шема, так и Шева предшествует в обоих местах названию Молада. Что касается неодинаковости начального звука в этих названиях (ш и с), то она не имеет значения, так как еврейские буквы шин и син первоначально выражали один и тот же звук. Ввиду этого оказывается правдоподобным то, что названный в данном месте Шева был особый город, отдельный от Вирсавии, но не отличный от названного в 15:26 Шема. Город Шева указывают (Knobel) на месте развалин «Сааве» к северо-востоку от Вирсавии или, согласно с начертанием этого названия в древнейших греческих списках, в Селямэ (Cook. Commentary. II, 79).


19:4 Названный здесь Вефул не указан в 15-й гл. в числе городов Иудина колена. Есть, однако, основания для отождествления его с названным в этой главе (ст. 30-й) Кесил. Они состоят в том, во-первых, что как этот последний поставлен между Елфоладом и Хормой, так и Вефул в данном месте находится между этими же городами; и, во-вторых, в том, что в древнем Ватиканском и немногих позднейших списках вместо Кесил читается Βαιθηλ, измененное в других греч. сп., под влиянием, очевидно, еврейского текста, в Χασειρ (в Александрийском сп.) или Χεσιλ; это последнее начертание принято в славянской Библии. Сохраненное списками перевода LXX-ти название «Вефиль», принадлежавшее городу Иудина колена, заслуживает внимания и ввиду указания других ветхозаветных книг на существование города с этим именем в уделе этого колена; так в 1 Цар 30:27 говорится о городе Вефиле (по-еврейски Бет-Эл), в который Давид из Секелага послал дары; в 1 Пар 4:30 между городами Симеонова колена указан равным образом Бефуил (по евр. Бетуэл). Эти библейские указания дают основание думать, что в южной части Ханаана, до поселения в нем израильтян, находился город, носивший название Вефиль от находившегося в нем, вероятно, языческого святилища. И, так как названия «Вефиль» и в 15:30 по греческим спискам «Вефул» одинаковы по своему составу и значению (бет = дом, Эл = Бог), то на этом основании можно видеть в них обозначение одного и того же города. Происхождение другого, употребленного в 15:30 по нынешнему еврейскому тексту, названия «Кесил», которое значит «глупый», с вероятностью объясняется тем, что оно дано было Вефилю Симеонова колена, в позднейшее время, в посрамление его, как города, бывшего прежде местом идолопоклонства; с этим Вефилем произошло, можно думать, то же, что и о Вефилем Вениаминова колена, который у пророка Осии Ос 4:15 назван Беф-Авеном, т. е. «домом ничтожества», как сделавшийся местом служения золотому тельцу. Название Кесил вошло в евр. текст, как располагает думать Ватиканский список, после того, как сделан был перевод LXX-ти. Место этого Вефиля-Кесила предположительно указывается в нынешней «Ел-Халяса» или «Елюса» греческих писателей, в которой находился храм Венеры. Халяса с остатками бывшего цветущего города находится в 5½ часах пути на юг от Вирсавии.


19:5 Названные здесь (как и в 1 Пар 4:31) города Бев-Маркавоф и Хацар-Суса также не значатся в числе городов Иудина колена, перечисленных в 15:26-32. Мнение, что эти названия служат обозначением указанных в 15:31 Мадманы н Сансаны, имеет не более как предположительный характер. Предполагается именно, что Мадмана и Сансана в последующее время получили новые названия или прозвища вследствие особого своего значения на торговом пути между Египтом и Сирией, близ которого они находились: первый — Мадмана — получил название Беф-Маркавоф, что значит «дом колесниц», а второй — Сансана — Хацар-Суса, что значит «конский двор», так как в первом был склад колесниц, а во втором — двор для коней при отправке их на продажу; при этом существование таких городов у израильтян подтверждается ссылкой на бывшие у Соломона города для колесниц и — для конницы (3 Цар 9:19; 2 Пар 8:6)23Об этом см., напр., у Keil. Iosua. С. 127.. Так как военные колесницы у ханаанитян были во времена Иисуса Навина, то могли, конечно, существовать в это уже время и особые склады или станции для них, равно как дворы для коней, на большом пути из Египта, откуда получались те и другие в Палестине (3 Цар 10:28-29), а вместе с этим, понятно, могли города, в которых находились эти станции, носить и особые названия. Книга Иисуса Навина представляет и другие примеры двойственных названий, какие носили некоторые из городов (Кириаф-Иарим, Хеврон). Что Мадмана и Сансана находились близ большого пути между Египтом и Дамаском, это не составляет, однако, общепринятого положения. Одни указывают их в местностях, примыкающих вообще к Газе24При этом место Мадманы указывается в Maan Iunes в 4-х часах пути к югу от Газы или в El-Minjaj на восток от последней (Riehm. Handwörterbuch. 936). Место Сансаны указывается в деревне Semsim к северо-востоку от Газы (там же. 1368)., между тем как другие не находят оснований для точного определения их места (Riess. Bibel-Atlas. 1887). С другой стороны, некоторыми из исследователей библейской географии Беф-Маркавоф и Хацар-Суса указываются в иных местностях, чем какие назначаются для Мадманы и Сансаны25Так, Беф-Маркавоф указывается на месте развалин Mirkib, в 4½ часах пути на запад от южной оконечности Мертвого моря (Riehm. Там же. 182) или в 21-м километре к югу от Арада (Riess). Хацар-Суса указывается на месте развалин Susiseh к северо-востоку от Ештемо (Riehm. Там же. 582); о Ештемо, нынешнем Семуа, см. к 15:50.. Перевод LXX-ти не представляет также особых данных для выяснения взаимного отношения тех и других городов26Если Мадмана в древнем Ватиканском сп. носит название Μακαρειμ, созвучное с Маркавоф, то оно в других греч. списках заменяется иными, каковы: Βεδεβηνα в Александрийском сп. или Μεδεμηνα в друг. сп.; Сансана в Ватиканском сп. Σεθεννακ, в Александрийском сп. Σανσαννα; Хацар = Суса в Ватиканском ст. (Σαρσουσειν), в Александрийском сп. Ασερσουσειν. Между этими названиями сходства очевидно немного.. Таким образом, вопрос о том, какие из городов Иудина колена разумеются под названными в данном месте Беф-Маркавофом и Хацар-Сусой, остается в настоящее время без надлежащего решения.


19:6  Бев-Леваофславянской Библии Вефалваф, согласно с Александрийским списком, в Ватиканском Βαθαρωθ) соответствует названному в 15:32 Леваофу, географическое положение которого не определено.


Шарухен соответствует, по-видимому, указанному в 15:32 Шелихин, равно как упоминаемому в египетских памятниках XVIII-й династии Шерухану, который находился на пути из Египта к Газе. В греко-слав. переводе названию Шарухен соответствует οἱ ἀγροὶ αὐτω̃ν — и села их (славянская Библия)27В древнем рукописном славянском переводе слов и села их не читалось. В. Лебедев. 356.; греческие переводчики еврейское слово, соответствующее этому названию, приняли за нарицательное28В переводе блаж. Иеронима оно принято за собственное имя и переведено: Sarohen.. При этом в греко-славянском переводе городов, указанных в ст. 2-6, было 13, как значится в общей их сумме, одинаково читаемой в евр. тексте и древних переводах, между тем, как по еврейскому тексту вместе с Шерухеном оказывается их 14; причем в общей сумме и здесь, следовательно, как в 15:32 вкралась числовая неточность.


19:7  Аин, Риммон, соединенные в Неемии 11:29 (в Ен-Риммоне) под одним названием, как здесь и в Ватиканском списке (’Ερεμμων), составляли два города, как видно из 15:32, где названия их соединены союзом и, и в Александрийском списке, с которым согласуется славянский перевод (Аин и Реммоф). Риммон, указанный у Евсевия (Ερεμβων) в 16 римских милях от Елевферополиса, находился на месте развалин «Умер-Румманим», в 3-х часах пути на север от Вирсавии; ближе последней на полчаса пути, также к северу, находится колодезь (по-еврейски аин) с остатками существовавших около него построек (носящий название Chuelife), который мог быть местом города Аина. Как находившиеся близко один к другому, Аин и Риммон в позднейшее время считались за один город и названия их соединялись вместе, как показывает текст кн. Неемии. Следующие два города: Ефер и Ашан, находившиеся на равнине (15:42), не определены по своему географическому положению.


19:8 Место Ваалаф-Беера = Ваалферикаммофа в слав. Библии, согласно с Александрийским списком (Βαρεκ по Ватиканскому сп.), или южной Рамы, Иамефа в славянской Библии согласно с Александрийским списком (Βαμεθ в Ватиканском списке), также не определено.


19:10 Описание жребия, т. е. удела Завулонова колена, начинается с южной границы, на которой в качестве срединного пункта, от которого она идет к морю, т. е. на запад (ст. 11-й) и на восток (ст. 12-й), указан Сарид. По мнению некоторых, он находился в Телль Шадуб, на северной стороне Изреельской долины, к юго-западу от Назарета.


19:11 Названные здесь города Марала и Дабешеф, на которые шла от Сарида западная сторона южной границы Завулонова колена, неизвестны по своему положению. Под потоком, который пред Иокнеамом (о положении этого города см. к 12:22), разумеется, вероятно, поток Кисон, протекающий верстах в полугорах на восток от холма, на котором стоял Иокнеам, или вади Ель-Мильг, находящаяся у самого холма с западной стороны (Tristram. Bible Places. 214).


19:12 По другую сторону Сарида южная граница Завулонова колена поворачивала на восток к области Кислоф-Фавора, указанной у Евсевия (Αχεσελωφ) в 8 римских милях на восток от Диокесарии (Сепфориса, нынешнего Сефуры), чему соответствует деревня Иксаль, к западу от г. Фавора (ныне Джебель-ет-Тур). Далее граница шла по Даврафу, по Евсевию (Δαβειρα), он расположен был на горе Фавор; в настоящее время на месте его деревня Дебурийе, у подножия Фавора с северо-западной стороны1О Дебурийе — см. Святая земля. II, 425.. Следующему затем пограничному городу Иафие, Иафаги в славянской Библии, могла бы соответствовать деревня Яфа, расположенная в получасе пути от Назарета, но она находится к западу от Дабрафы, а не к востоку или северо-востоку, как должна бы находиться при восточном направлении пограничной линии, вследствие чего отождествление этого города с Яфой возбуждает сомнение.


19:13  Геф-Хефер, через который направлялась далее граница, бывший родиной пророка Ионы (4 Цар 14:25), указывается обыкновенно на месте нынешней деревни Ель-Мешед, на час пути к северо-востоку от Назарета.


Местоположение Итты-Кацина (Касим в славянской Библии) неизвестно.


Риммон находился на месте деревни Руммане в 2½ часах к северу от Назарета.


Следующие: Мифоар (Мафарим в славянской Библии) и Нея (Аннуа) неизвестны также по своему положению. Первое из этих названий (по евр. тексту гамметоар) у современных гебраистов принимается не за собственное имя, а за причастную форму глаг. таар, значит «обходить, простираться», употребленного неоднократно в кн. Иисуса Навина при описании границ, хотя и в других формах. При этом последние слова 13-го стиха по евр. тексту получают такой смысл: «простираясь к Нее»; место последней не определено.


19:14 Здесь указывается северная граница Завулонова колена, она шла к Ханнафонуславянской Библии Еннафоф), место которого указывается (английскими исследователями западной Палестины) в Дер-Ханна, на запад от северной оконечности Геннисаретского озера; по мнению других, Хаанафон соответствует Кане Галилейской, лежавшей гораздо южнее Дер-Ханна, в 2½ часа на север от Назарета. Следующий пограничный пункт долина Ифтах-Елславянской Библии Гай Иеффаил) служит обозначением одной из долин, находящихся около нынешнего Дже-Фата, Иудейской Иотапаты, в 2½ часах пути на север от Сепфориса2Описание Телль-Джефата — см. Святая земля. II, 410..


19:15 Из названных здесь городов: Каттаф, Нагалал и Идеала с достоверностью не известны по своему географическому положению; о Шимрон см. к 11:1; Вифлеем находился на месте деревни Бет Ляхм, расположенной в 2-х часах пути к юго-западу от Сепфориса. Указанное далее по нынешнему евр. тексту общее число городов Завулонова колена 12 оказывается здесь превышающим на 7 количество приведенных в тексте названий городов. Такое несоответствие, наблюдаемое и далее в 30 и 38 ст., объясняется тем обыкновенно, что в данных местах еврейский текст не сохранился вполне, что в древнее время в нем сделан был пропуск. Объяснению этому нельзя отказать в большой вероятности ввиду указанных в 13:8 и 15:59 пропусков, равно как вследствие того, что в 21:34-35 указаны, как принадлежащие Завулонову колену, два города: Карфа и Димна, которые не значатся здесь между его городами. На уяснении причин рассматриваемого явления, впрочем, нет особенных побуждений для нас останавливаться, так как в Ватиканском и Александрийском списках греческого перевода не читается вышеприведенная общая сумма. Слова πόλεις δώδεκα καὶ αἱ κω̃μαι αὐτω̃ν3В Московской греч. Библии эти слова, вопреки Александрийскому списку, читаются. = грады дванадесять и веси их отсутствовали первоначально в переводе LXX-ти; они внесены в него Оригеном, как видно из сохранившегося в некоторых списках астериска, которым они были отмечены в его Гекзаплах (Field. Origenis Hexaplorum). А если в первоначальном переводе LXX-ти не было этих слов, если в том виде, в каком они передаются нынешним евр. текстом, они возбуждают недоумение, то могли бы, думается, они отсутствовать и в нашем отечественном переводе.


19:18 Описание удела Иссахарова колена начинается перечислением находившихся в нем городов, каковы именно: Изреельславянской Библии Иезраель), бывший столицей Ахава, названный у Евсевия «известным селением Есдраила, лежащим в великой равнине между Скифополем и Легеоном» (Мегиддо); он находился на месте нынешней бедной деревни Зераин, на высоком холме, с прекрасным видом, покрытым развалинами, у восточной стороны обширной долины, называвшейся в древние времена Изреельской, в позднейшие Ездрилонскою (Иудифь 1:8), а в настоящее время — Мендж-ибн-Амир.


Кесуллоф, который отождествляется обыкновенно с названным в ст. 12-м Кислоф-Фавором.


Сунем находился, по Евсевию (Σουβημ), в 5-и римских милях на юг от Фавора; в настоящее время на его месте деревня Сулем к северу от Зераина.


19:19  Хафараимславянской Библии Аферарим), по Евсевию (Αιφραιμ), находился в 6 римских милях от Легеона (Мегиддо); в настоящее время он указывается (английскими исследователями западной Палестины) на месте Хурбет-ель-Фарийе, к северо-западу от Мегиддо, в 4-х километрах на юг от Иокнеама (12:22).


Шионславянской Библии Сиан), указанный у Евсевия (Σιων) у горы Фавора, полагается на месте деревни Хирбет-Шаин с источником и развалинами, на север от Фавора.


Анахараф, которому в славянской Библии, согласно с греческими списками, соответствуют два названия: Ренаф и Анахареф, указывается в Ен-Наура на восточном склоне малого Ермона.


19:20 Географическое положение названных здесь трех городов не определено.


19:21 Из указанных здесь 3-х городов известно положение только Ен-Ганнима, который находился на месте нынешнего города Дженина, расположенного на южной стороне Изреельской долины, где дорога из Назарета в Иерусалим начинает подниматься на горную возвышенность4Енганним проф. А. А. Олесницкий отождествляет с Ветулией в кн. Иудифь. Святая земля. II, 385..


19:22 Описываемая в словах этого стиха восточная граница Иссахарова колена определяется указанием трех городов и Иордана, у которого она оканчивалась; под Фавором здесь имеется в виду не гора, а город Завулонова колена (1 Пар 6:77), положение которого, равно как Шагацима и Вефсамиса не определено. Указываемая затем общая сумма городов Иссахарова колена 16, если два последних города присоединить к названным в ст. 18-21, оказывается большею количества перечисленных городов на 1; в Ватиканском и Александрийском списках она, как и в 15 ст., не читается.


19:25-26 Положение названных здесь городов неизвестно или не определено с положительностью. Ясно видно, однако, то, что удел Асирова колена южным своим концом примыкал к Кармилу у моря (по еврейскому тексту гаийама).


Под Шихор-Ливнафом разумеется у современных комментаторов поток, в каковом значении еврейское шихор употреблено в 13:3; здесь, в отличие от Сихора, что пред Египтом, название дополнено словом ливнат, значащим «белый». Этим именем обозначен, вероятно, Нар-Зерка, впадающий в Средиземное море на юг от Дора (11:3).


19:27 От Шихор-Ливнафа граница Асирова колена поворачивала на восток; города и местности, через которые она проходила при этом, касаясь границы Завулонова удела, остаются в настоящее время неизвестными по своему положению, за исключением Кавулаславянской Библии Хавол), который находился на месте нынешней деревни Кабул, находящейся к юго-востоку от Акко, в 4-х часах пути.


Слова (и входит в пределы Асафы) служат передачей славянского перевода (и внидут в пределы Асафà). В Александрийском списке, тексту которого они соответствуют, читается καὶ εἰσελεύσεται τά ὅρια ασαφθα = «и пойдет граница асаффа» (в Ватиканском сп. последнему слову соответствует σαφθαιβαιθμε). В нынешнем евр. тексте нет им соответствующих слов, вследствие чего, по этому тексту, грамматическое сочетание следующих затем названий: Беф-Емек и Неиел признается комментаторами-гебраистами неясным, так как эти названия оказываются слишком отрывочными, не связанными с предшествующими словами, почему эти комментаторы приносят здесь в еврейский текст, на основании перевода LXX-ти, слова «и идет предел» (Dillman. Die Bücher Numeri... und Iosua. С. 560). Из этого видно, что вышеприведенные слова греко-славянского перевода служат передачей выражения, читавшегося в первоначальном еврейском тексте, но не сохранившегося в нынешнем. Что касается последнего из приведенных слов «асаффа» или «саффэ», то оно остается неясным5Не составляет ли, однако, это слово передачи еврейского цафона = «к северу», которое читалось здесь в первоначальном еврейском тексте и оставлено было у LXX-ти без перевода? При этом предположении было бы понятно и опущение рассматриваемых слов в евр. тексте, как происшедшее вследствие того, что в нем находились рядом два предложения со словом цафона (דַבָעֽו הָנופָצ לֵא-הַּתֽבי יֵנֽב‧ו הָנופָצ ל‧וב‧ֽגַה = и к долине Ифтах-Ел к северу и идет предел к северу); написав первое «цафона», писец по недосмотру прямо перешел к тому, что следовало за вторым «цафона», опустив то, что находилось между ними. Смысл сохраненных здесь переводом LXX-ти слов был бы такой: и идет предел на север к Беф-Емеку....


19:28 Места первых трех городов не определены с положительностью; четвертый — Кана находился на месте нынешней деревни, носящей то же название и находящейся к юго-востоку от Тира, в 2½ часах пути от Тира.


О Сидоне великом см. к 11:8.


19:29 От области Сидона граница обращалась к Раме, находившейся на месте нынешней деревни Рамы, к юго-востоку от Тира, на час пути.


Укрепленный город Тир — знаменитый город Финикии, на месте которого в настоящее время существует незначительный городок, с остатками древних сооружений, сохраняющий прежнее название.


Место Хоссы, к которой шла далее граница, неизвестно. Последняя оканчивалась у моря в «области»6По евр. тексту мехевел; хевел значит, между прочим, «полоса земли, область». Ахзива (от ужа в Ахзив в слав. Библии, или от того, что отмечено ужем, т. е. поля, вообще владения). Ахзив, у греко-римских писателей носивший имя Екдинны, находился в 3-х часах пути на север от Акко (Суд 1:31), на месте нынешней деревни Зиб на морском берегу с сохранившимися в ней развалинами.


19:30 Перечисленные в этом стихе три города не определены по своему положению7Из особых названий, какие они носят в греческих списках, заслуживает внимания то, что город Умма назван в древнем Ватиканском списке Αρχωβ, а в значительном числе других Ακκωρ, Ακκωβ или Αφφω, каковые названия внушают представление об Умме, как тождественный с Акко, который по Суд 1:31 принадлежал Асирову колену.. Общая сумма городов Асирова колена: 22 соответствует количеству городов, перечисленных в ст. 25-30, если не включать Шихор-Ливнафа, как названия потока, Асафы, как названия, остающегося неясным по своему значению, и Неиела, как тождественного с Неей в ст. 13-м. Из греческих списков эта сумма не читается в Ватиканском списке; но в Александрийском и многих других списках она находится. И здесь в некоторых из списков сохранился знак (астериск), которым отмечены были в Гекзаплах Оригена внесенные в перевод LXX-ти слова πόλεις εἴκοσι δύο καὶ αἱ κω̃μαι αὐτω̃ν (Field. Origenis Hexaplorum) = грады двадесять два и села их.


19:32-33 Описание границ Неффалимова колена начинается от Хелефаславянской Библии Меелеф), от дубравы, что в Цананниме8Словам в Цананниме соответствует в Ватиканском сп. Βεσεμιειν, в Александрийском Βεσενανιμ = слав. Весенаним, что показывает, что греческие переводчики евр. бецаананним принимали за одно слово, не отделяя «бе» в значении предлога «в».. Место Хелефа не определено9На том основании, что Хелеф в Ватиканском сп. назван Μοολαμ, английские исследователи западной Палестины указывают место его в «Аулам» к юго-западу от южной оконечности Геннисаретского озера., а дубрава в Цананниме по Суд 4:11 находилась близ Кедеса, к северо-западу от оз. Мером (12:22).


Место Адами-Некев не определено с положительностью.


Иавнеил был, вероятно, той Иамнией в верхней Галилее, об укреплении которой Иосиф Флавий говорит в своей биографии10 Φλ. Ιοσηππου βιος . §37. и которая отдана была тетрарху Филиппу11Его же. Περι Ιουδαικου πολεμου. II, VI, 3., но место которой остается неизвестным.


Лаккум, указанный у Евсевия в пределе Неффалимовом, остается неизвестным.


19:34 Хотя названные здесь города неизвестны по своему положению, обозначаемая ими граница была тем не менее южной границей Неффалимова колена; на это указывает особенно то, что она примыкала к Завулону, т. е. соприкасалась с северной его границей.


Об Азноф-Фаворе известно из Евсевия, что он (Αξανωθ) находился в Неффалимовом уделе и расположен был на равнине, в пределах Диокесарии (Сепфориса). Последние слова стиха, которыми указывается конец границы, читаемые в нынешнем еврейском тексте: к Иуде у Иордана, от востока солнца, составляют весьма трудное для объяснения место ввиду отдаленности удела колена Иудина от удела Неффалимова и неизвестности переселений первого в древние времена в северный Ханаан. Недоумение, возбуждаемое этими словами, вызвало со стороны западно-христианских библеистов много разнообразных объяснений, из которых ни одно в настоящее время не признается за действительно разрешающее это недоумение12См., напр., Köhler. Lehrbuch d. Bibl. Geschichte. I, 491-492; или Dillman. Numeri—Iosua. 563.. Ни излагать, ни оценивать эти объяснения нам нет надобности, потому что читаемое здесь в нынешнем еврейском тексте выражение: и к Иуде (у бигуда) не принадлежит к изначальному библейскому тексту, как показывают древнейшие списки перевода LXX-ти; в Ватиканском и Александрийском списках последние слова 34-го ст. читаются с опущением этого выражения: καὶ ὁ Ιορδάνης ἀπ’ ἀνατολω̃ν ἡλίου13В Московской греч. Библии, вопреки Александрийскому списку, однако, читается: καὶ τω̨̃ ’Ιούδα ὁ Ιορδάνης ἀπ’ ἀνατολω̃ν ἡλίου = и ко Иуде Иордан от восток солнца (славянская Библия). = «и Иордан от востока солнца»; слово τω̨̃ ’Ιούδα = «Иуде» или к Иуде внесено в перевод LXX-ти Оригеном, как показывает сохранившийся в некоторых из греческих списков знак (астериск), которым отмечались в Гекзаплах Оригена слова, вносимые из еврейского текста или других греческих переводов (Field. Origenis Hexaplorum). К Иуде не читалось здесь и в древнем рукописном славянском переводе; эти слова впервые внесены были в славянский перевод справщиками Острожской Библии на основании Комплютенской Полиглотты и Альдинской Библии (В. К. Лебедев. 368), а из Острожской Библии перешли и в нынешнюю славянскую Библию. Двойное свидетельство перевода LXX-ти и древнейшего славянского перевода служит, думается, достаточным основанием для того, чтобы выражение к Иуде в данном месте признавать не принадлежащими к первоначальному составу библейского текста.


19:35 Первые два города Циддим (по-еврейски Гацциддим) и Цер (Тириан, Тир в славянской Библии согласно с греческими списками) не определены. У Евсевия первому из них соответствует название Λσεδειμ, второму — Τύρος, о которых сказано только, что носившие эти названия города находились в Неффалимовом колене.


Хамаф находился на месте Ель-Хаммам, как называются теплые источники на западном берегу Геннисаретского озера, недалеко от Тивериады.


Роккаф полагается обыкновенно, на основании талмудического сказания, на месте позднейшей Тивериады, нынешней Табарийэ.


Хиннереф, одинаковое с которым название носило в древние времена и озеро (11:2), находился на северо-западном берегу последнего, в плодороднейшей равнине, в новозаветные времена носящей название земли Геннисаретской (Мф 14:34 и др.), а в настоящее время называемой Ель-Гувейр.


19:36 Место города АдамаВатиканском сп. ’Αρμαιθ, в Александрийском сп. Αδαμι) с положительностью не определено; английскими исследователями Палестины он указывается в Дамийэ, к юго-западу от Тивериады.


Рама находилась на месте Ер-раме, к северо-западу от Геннисаретского озера.


Об Асоре см. к 11:1.


19:37 О Кедес см. к 12:22.


Едрея и Ен-Гацор неизвестны по своему месту.


19:38 38Иреон (Иарион в славянской Библии) указывается на месте деревни Иарон с древними развалинами, к западу от южной оконечности оз. Мером.


Мигдал-Ел, Хорем географически не определены; в Ватиканском сп. оба названия соединены в одно: Μεγαλααρειμ (Мегалаарим); в Александрийском сп. ему соответствует Μαγδαλιη = Магдалиил, Оран в славянской Библии. Этот «Мегалаарим» указывается (английскими исследователями Палестины) в «Медждель Ислим», к северо-западу от Кедеса (12:22).


Беф-Анаф отождествляется с нынешней деревней Энита (Ainita), верстах в 9-и также к северо-западу от Кедеса.


Место Вефсамиса Неффалимова колена неизвестно.


19:40 При описании седьмого удела, доставшегося по жребию Данову колену, границы его не указаны особо, так как он составлен из частей уделов Иудина и Ефремова колен, границы которых были описаны, а перечислены только города, доставшиеся этому колену. Удел Данова колена находился между Иудиным, Ефремовым и Вениаминовым коленами, ближе к берегу Средиземного моря.


19:41 Названные здесь первые два города первоначально принадлежали Иудину колену (15:33). Ир-Шемеш (= «город солнца»; Ватиканский сп. πόλεις Σαμμαυς; Александрийский сп. πόλεις Σαμες = град Самес в славянской Библии) есть иное только по началу название Веф-самиса (15:10) = града солнечна, почему эти названия принимаются обыкновенно за обозначение одного и того же города, находившегося к югу от Цоры.


19:42  Шаалаввин (в славянской Библии Саламин) находился, вероятно, на месте нынешней деревни Селбит, во времена Евсевия (Σαλαβειν) носившей название «Салава».


Аиалон (10:12) находился, по Иерониму (Aialon), «недалеко от Никополя, на месте деревни Алюс», в настоящее время эта деревня называется Иало; она находится верстах в 9-ти на юго-запад от Нижнего Бефорона (16:3) на склоне горы, около большой, плодородной долины Аиалонской.


Место Ифлыславянской Библии Иефла) с положительностью не определено; некоторыми указывается в вали Аталла к северо-западу от Аиалона.


19:43 Место Елона неизвестно.


О Фимнафе см. к 15:10, — Екроне см. к 13:3.


19:44 Место Елтекеславянской Библии Елфеко, в клинописных памятниках Альтаку) не определено с положительностью; английскими исследователями он указывается в деревне Бейт Ликиа, к северо-востоку от Бейт Нуба, находящегося на западе от Гаваона (9:3).


Место Гиввефонаславянской Библии Гавафон) указывается теми же исследователями верстах в 5-ти на север от Модина, находящегося к востоку от Лидды.


Ваалаф (Γεεβελαν, Βααλων, Ваафоф в слав. Библии) указывается теми же учеными в Белаим верстах в 7-ми к северо-востоку от Модина.


19:45  Игудславянской Библии Иуф) находился, вероятно, на месте нынешней деревни Иегуды, к северу от Лидды. Бене-Веракславянской Библии Ваниварок) находился на месте нынешней деревни Ибн-борак, верстах в 8-и к востоку от Яффы.


Гаф-Риммон у Евсевия указан в 12-ти римских милях от Лидды на пути в Елевферополис; самое место его в настоящее время не установлено.


19:46-48 При объяснении начальных слов этого стиха имеет особенно важное значение перевод LXX-ти, в котором по Ватиканскому и Александрийскому спискам читается: καὶ ἀπὸ θαλάσσης ‘Ιερακὼν ὅριον πλησίον ’Ιόππης = и от моря Иеракон предел близь Иоппии.14С приведенным греческим переводом согласовался древний славянский перевод «от моря иераконска близь предел иопись» (В. К. Лебедев, 173-174). Нынешний славянский перевод и от моря Иераконска и Ираккон, предел близь Иоппы следует позднейшему греч. тексту (в Комплютенской Полиглотте и Лукиановских списках), в который внесены были, согласно с Гекзаплами Оригена, слова καὶ Νρεκκών, не читавшиеся в древнейших списках. Из этого перевода видно, что в названии Ме-Иаркон (по евр. умегаийаркон), которым начинается 46-й ст., еврейское «ме» считали не составною частью названия Иаркон, а отдельным от него словом мийам, значащим «от моря»; видно также, что они не читали второго, однородного с предшествующим названия: Ракон (по евр. тексту гараккон), каковая однородность двух рядом стоящих названий возбуждает сомнение в верности нынешнего еврейского текста в данном месте у руководящихся им по преимуществу (Dillman. Numeri—Exodus; Oettli. Deuteronomium... Iosua к данному месту). На основании перевода LXX-ти первая половина этого стиха имеет такой смысл, что со стороны моря или с запада Иеракон или Иаркон был границей Данова колена, находившейся близ Иоппии. Место Иаркона с положительностью неизвестно; одними этот город (собственно Ракон15Название Ме-Иаркон некоторые из западных библеистов признают за слово нарицательное, в котором ме — еврейское слово «вода», а иарконевр. иеракон — «желтый цвет», вследствие чего это название переводится «желтая вода» или «желтая река», за каковую признается Нар-ель-Ауджа (Nahr el-Audja), впадающий в Средиземное море, в 6-ти километрах на север от Иоппии, а Телль-еч-Раккейт признается за библейский Раккон. Это объяснение может располагать в свою пользу соответствием нынешнему еврейскому тексту, в котором иаркон, как нарицательное имя поставлено с членом (гал) и видимым соответствием местности. Перевод LXX-ти имеет, однако, пред ним преимущество в силу своей обоснованности на древнем тексте.) указывается на месте Телль-еч-Реккейт на берегу Средиземного моря в 3-х верстах на север от Иоппии (Oettli. Там же), другими — Ойюн Кара (Oyun Kara) в Саронской долине, верстах в 5 на юго-восток от того же города (Tristram. Bible Places. 51). Во всяком случае местность около Иоппии, а ввиду Суд 5:17 (и Дану чего бояться с кораблями) и самый город Иеракон принадлежали Данову колену. Дальнейшие слова и вышел предел сынов Дановых мал для них, составляющие передачу нынешнего еврейского текста, не читались первоначально в переводе LXX-ти, как видно из Ватиканского и Александрийского списков, в которых нет соответствующих им слов καὶ ἐζηλθεν τὸ ὅριον υἱω̃ν Δαν ἀπ’ αὐτω̃ν16В Московской греческой Библии эти слова читаются (47 ст.) вопреки Александрийскому стиху. = и изыде предел сынов Дановых от них по нынешней славянской Библии. В греческий текст они внесены были Оригеном в его Гекзаплы и отмечены астериском, сохранившимся в некоторых из списков (Field. Origenis Hexaplorum); в позднейших греч. списках (напр. Лукиановских) они читаются наравне с прочим текстом; из изданий, основанных на этих позднейших списках, каковы Комплютенское и Альдинское, они внесены в славянский перевод — впервые — в Острожской Библии, где переданы: Зде не дойде в свершение предел сыном дановым (В. К. Лебедев. 364). В древнем доострожском славянском переводе их не находилось. Двойное свидетельство — перевода LXX-ти по древнейшим спискам и — древнеславянского перевода — об отсутствии этих слов в библейском тексте имеет, бесспорно, для нас высокое значение и само по себе, и ввиду того, что эти слова, как они читаются в еврейском тексте, весьма неясны, как это видно, напр., из перевода блаж. Иеронима: et ipso fine concluditur = «и самим пределом заключается» или из выше приведенного перевода в Острожской Библии17Рассматриваемые слова еврейского текста (םָהֵמ ןָר־יֵנֽב לּובֽג אֵצֵיַו), по буквальному переводу значат «и вышел предел сынов Дановых от них». Более ясный смысл их достигается гебраистами путем так называемой конъектуры, т. е. посредством изменения некоторых из слов еврейского текста в другие, а именно — изменения אֵצֵי в רֵּצֵי = был стянут, стеснен и םָהֵמ = «от них» в םֵהָל = «для них»; при этом и получается перевод «и был предел сынов Дановых тесен для них». Такой состав слов евр. текста в данном месте, не дающий без переделок определенного смысла, возбуждает, естественно, недоверие к себе, а в связи с тем, что у LXX-ти эти слова не переведены, приводит к мысли, что они составляют позднейшую вставку в текст, как высказываются об этом более откровенные из западных библеистов (Oettli в упомянутом комментарии).. За словами, составляющими первую половину 46-го стиха, в переводе LXX-ти по древнейшим греческим сп. следует непосредственно то, что составляет 48-й ст.: вот удел колена сынов Дановых... и села их18В доострожском славянском переводе и принят был этот же указываемый древними списками перевода LXX-ти порядок повествования. В. К. Лебедев. С. 403., между тем по еврейскому тексту и латинскому переводу, с которым согласуется здесь славяно-русский перевод, следует то, что заключается в 47-м стихе, в котором говорится о походе данитян против Лясема. Наибольшая сообразность порядка повествования, принятого в переводе LXX-ти, видна из того, что за перечислением городов, доставшихся Данову колену, следует обыкновенно послесловие (18:28; 19:8 и др. места), какое здесь представляют слова 48-го ст., которые по этому, принятому библейским писателем порядку повествования, должны следовать за 46-м ст. Предпослание этому послесловию сказанного в 47-м ст. является несообразным и в том отношении, что завоеванный данитянами Лясем-Дан не принадлежал к уделу, который первоначально получило это колено. За послесловием непосредственно следует в древнейших списках греч. перевода то, что в 48-м ст. поставлено в скобках, как перенесенное из славянской Библии: и не истребили сыны Дановы Амореев. Эти слова, отсутствующие в нынешнем еврейском тексте, не были, нужно думать, привнесены в тексте греческими переводчиками, на основании Суд 1:34, а находились первоначально и в еврейском тексте, как в последнем находятся в других местах книги подобные настоящему указанию на неизгнание прежних жителей со стороны Иудина колена (15:63; 16:10; 17:12). Присоединение этого указания к описанию удела Данова колена вызывалось здесь тем, что оставление аморреев в его уделе служило прямой причиной излагаемого одинаково по греч. переводу и евр. тексту события, состоявшего в походе сынов Дановых против Лясема. Так как аморреи, остававшиеся в уделе Данова колена, не позволяли сходить в долины, составляющие плодороднейшую часть удела, то поэтому данитяне и решили приобрести еще другое место для поселения, борьба за которое была менее трудной, чем борьба с аморреями в их уделе. Подробнее это событие изложено в Суд 18. Таким образом, события, содержащиеся в ст. 47 и 48, являются изложенными в греческом переводе с большей полнотой и последовательностью. При этом изложении их даваемое еврейским текстом в 46-м ст. особое краткое и неясное указание на недостаточность удела, доставшегося данитянам, оказывается излишним. Ласем, в Суд 18 Лаис, названный Даном, находился при истоке среднего притока Иордана (Леддана) на высоком холме, на месте нынешней деревни Телль-ель-Кади (это арабское название значит то же, что «Дан», т. е. «судья»).


Поставленные в скобках слова: Аморреи оставались жить в Еломе и Саламине... данниками ему, не читаемые в евр. тексте, находятся в древнейших списках перевода LXX-ти (в Лукиановских, как и в переводе блаж. Иеронима отсутствуют). Елом и Саламин соответствуют названным в 43-42 ст. Елону и Шаалаввину. По своему содержанию эти дополнительные слова являются сходными с тем, что сказано, по еврейскому тексту и переводу LXX-ти, в Суд 1:35, с тем различием, что в этом последнем месте событие изложено с большей подробностью, состоящей в указании горы Херес, а вместо Елома назван Аиалон, читаемый и в 19:42, рядом с Шаалаввином.


19:50 Данный Иисусу Навину город Фамнаф-Сараи (Ватиканский сп. Θαμναρχάρης, Александрийский сп. Θαμναθσαρα, славянская Библия — Фамнаф-Сараи) находился на горе Ефремовой, на север от горы Гааша (24:30)19В Суд 2:9 этот город назван по евр. тексту «Тимнат Херес», в русском переводе — Фамнаф-Сараи.. У Евсевия (Θαμναθσαρα) «город Иисуса Навина, в котором доселе находится его гробница», назван Фамной, отождествлен, следовательно, с городом этого имени, названным в 15:10 и 19:43. В новое время, после исследований французского ученого Герена и аббата Ричарда, у западных библеистов принято Фамнаф-Сараи полагать на месте развалин Тибны («Хербет Тибне»), находящихся в верстах в 15-ти (16 километров) к северо-западу от Вефиля. Важнейшим основанием для этого отождествления послужило то, что в некрополе нынешнего Тибна найдена между несколькими гробницами, иссеченными в скале, на юг от холма с развалинами, особенно замечательная гробница («Кубр-ель-Анбие») по своей обширности, архитектурному искусству и найденным в ней каменным ножам, о которых говорится в 21:42 и 24:30 по переводу LXX-ти. Осмотр некрополя в Тибне, произведенный нашим отечественным ученым (проф. А. А. Олесницким), не убедил его в правильности отождествления гробницы Анбие с гробницей Иисуса Навина20Подробный разбор указанных оснований дан в неоднократно названном сочинении «Святая земля». Т. II, 307-328., почему он стал искать другого места для города Иисуса Навина. Оно найдено им на север от Хербет Тибне, «влево от большой дороги из Иерусалима в Наплуз, на расстоянии получаса на запад от Леббена», в местности, на которой находятся две деревни «Харес» и «Кефар (значит «деревня») Харес», с сохранившимися в них остатками древних построек, из грубо обделанных камней. Основаниями для отождествления библейского «Тимнат-Харес» (по кн. Судей) или «Фамархарис» по Ватиканскому списку, с Хефор-Харес служат: во-первых, свидетельство еврейских путешественников XIII и XVI вв., указавших гробницу Иисуса Навина в Кефар-Харес; во-вторых, то, что название «Харес» «во всей области Ефема» сохранилось только в названии этих деревень; в-третьих, то, что на кладбищах обеих деревень есть древние гробницы, «но самого простого, первобытного устройства, без всяких орнаментов»; между ними особенно замечательна одна гробница в Кефар Харесе, отличающаяся особенной древностью и еще тем, что при ней стоит мусульманская часовня — «признак народного уважения к месту», и в-четвертых, то, что гора, заслоняющая деревни Харес и Хефар-Харес с юга, доселе носит созвучное библейской горе Гааш имя: Граш (буква р, которой нет в еврейском Гааш, вошла по арамейскому произношению, как Дармаск = Дамаск21Там же. С. 311, 329-331.. К такому же представлению о месте Фамнаф-Сараи пришли и английские исследователи западной Палестины22«Святая земля» проф. А. А. Олесницкого вышла в 1878 г. Английское издание The Survey of Western Palestine, где изложено приведенное представление о месте Фамнах-Сараи, вышло в 1881 г..


Приложение к ст. 2-8 о городах Симеонова колена


Написание книги и ее писатель. Ряд исторических книг Ветхого Завета начинается книгою Иисуса Навина.1См. «Основное содержание Библии. Ветхий завет».2Проф. А. А. Олесницкий. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений Святых Отцов и учителей церкви. 1894. С. 26-27.3Имеется в виду сказание, находящееся в талмудическом трактате «Барайта», не вошедшем в состав Мишны. Происхождение трактата относят ко II христианскому веку. Текст сказания вместе с латинским переводом и разбором его содержания изложил Marx в Traditio rabbinorum veterrima de librorum Veteris Testamenti ordine atque origine. 1884.4См. вышеуказанное сочинение г. Олесницкого, с. 29, где приведены следующие слова из названного «Синопсиса»: «Начиная с книги Навина даже до книги Ездры не все теми написаны суть, их же написание имут и о них же воспоминают, повествуется же, яко та написана суть от пророк, в коеждо время бывших».5Творения блаж. Феодорита, епископа Кирского. Москва, 1855, т. I, с. 281. Блаж. Иероним приписывал, однако, самому Иисусу Навину написание его книги. См. вышеназванное соч. А. А. Олесницкого, с. 29.6На вышеприведенные места из кн. Иисуса Навина, как свидетельствующие о том, «что не Иисус сию книгу писал», в нашей отечественной библейской литературе указано митрополитом Амвросием. См. его «Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета». Издание новое. В Москве, 1803, с. 43. В начертании церковно-библейской истории написание книги Иисуса Навина приписано ему самому: при этом внесение в состав ее рассказа о завоевании Лаиса признано за дополнение, сделанное в позднейшее время.7См., например: прот. М. Херасков. Обозрение исторических книг Ветхого Завета. Прот. П. А. Владимирский. Опыт краткого толкования на книги Иисуса Навина, Судей, Руфь и на 12 начальных глав I кн. Царств.8Библейская наука. Книга третья. Исторические книги Ветхого Завета. Академические чтения епископа Михаила. Изд. под ред. Н. И. Троицкого. Стр. 9. Подтверждением верности приведенных слов служат разнообразные исключения отдельных мест из ветхозаветных книг, какие делают сторонники отрицательной критики, устраняя из библейского текста все то, что не согласно с их взглядами на историю ветхозаветной религии.9Каковы: Ис Нав 13:2-3, об оставшихся незавоеванными филистимских округах и Гессурской земле, которые изображаются в таком же положении в Суд 3:3; Ис Нав 17:11-12, о хананеях в 5 городах Манассиина колена, о чем одинаково с этим сказано и в Суд 1:27-28.10См. вышеназванное «Краткое руководство» м. Амвросия, с. 43. В еврейском тексте книга Иисуса Навина надписывается: «Иегошуа», в греческом переводе LXX-ти толковников: «Иисус». Такое надписание дано ей «потому, что в ней содержится история и деяния Иисуса Навина, преемника Моисея». Так сказано в «Синопсисе священных книг», приписываемом св. Афанасию Александрийскому. Известное иудейское сказание о том, что «Иегошуа» написал свою книгу и восемь стихов в Законе (Втор 34:5-12), не было общепринятым у отцов и учителей христианской церкви и не соответствует содержанию некоторых мест книги. В самой книге говорится только, что Иисус Навин во время последнего при нем народного собрания, после заключения завета, вписал слова сии в книгу закона (Ис Нав 24:26), т. е. вписал изложенные в 24-й главе увещание к народу и обещание последнего служить Господу. Делаемый отсюда вывод, что сам Иисус Навин написал и прочие отделы, мог бы быть правильным, если бы содержание этой священной книги вполне соответствовало времени Иисуса Навина. Но на самом деле в ней находятся такие места, которые указывают на время, следовавшее за его смертью. Еще блаж. Феодорит остановил внимание на одном из таких мест и пришел к заключению, что Иисус Навин не был писателем книги, носящей его имя. Приведя слова: не сие ли есть писано в книге найденной (Ис Нав 10:13), блаж. Феодорит говорит: «писатель, сказав нам о такой силе пророка, что одним словом воспретил продолжать свое течение великим светилам... и опасаясь, что иный не поверит сему сказанию, говорит, что найдено это в древнем писании. Из сего явствует, что книгу сию написал кто-либо другой из живших позднее, почерпнув это из оной книги». Такое же представление о писателе этой книги внушают и другие изложенные в ней события, между которыми особенную важность в данном отношении имеют следующие. В Ис Нав 15:14-19 говорится о завоевании Халевом городов Хеврона и Давира. Это завоевание с такими же подробностями изложено в кн. Судей (Суд 1:10-15) между событиями, совершившимися по смерти Иисуса Навина (ст. 1). Слова, читаемые там же Ис Нав 15:63: «но Иевусеев, жителей Иерусалима, не могли изгнать сыны Иудины» — указывают также на время, следовавшее за смертью Иисуса Навина, так как завоевание Иерусалима сынами Иудиными, по Суд 1:1.8.21, произошло по смерти Иисуса Навина. Подробное приведенному замечание сделано и в Ис Нав 16:10, о ефремлянах, которые не изгнали Хананеев, живших в Газере. Это событие в Суд 1:29 отнесено также к тем, которые произошли или сделались ясными и обратили на себя внимание по смерти Иисуса Навина (Суд 1:1). Равным образом писателю книги Иисуса Навина известно было и завоевание Дановым коленом Лаиса, названного после того Даном (Ис Нав 19:47). Это событие, изложенное с обстоятельностью в кн. Судей (Суд 18) как завоевание Ласема, получившего тоже название «Дан», совершилось в то время, когда не было царя у Израиля (Суд 18:1), т. е. во время Судей (Суд 19:1; Суд 21:25). Высказываемая некоторыми из составителей учебных руководств по Священному Писанию мысль о том, что указанные места внесены впоследствии в виде дополнений, не может быть признана правдоподобной ввиду того, что места этого рода читаются без опущений в еврейском тексте и в древних переводах; да и сама по себе эта мысль о дополнениях в библейский текст не надежна, так как, по справедливому замечанию одного из отечественных библеистов, «может вести и ведет к печальным, ложным результатам». С устранением мысли о поздних вставках, которым будто обязаны своим происхождением вышеприведенные места кн. Иисуса Навина, последние вместе с некоторыми другими, сходными с ними по содержанию, должны иметь значение указаний на происхождение книги Иисуса Навина после его кончины, а в какое приблизительно время — это можно видеть из других мест этой книги. Так, она написана раньше первых годов царствования Соломона, потому что в Ис Нав 16:10 говорится о хананеях, живших в Газере до сегодня, между тем, во время царствования Соломона этот город был завоеван египетским фараоном и жившие в нем хананеи были истреблены (3 Цар 6:19). Написание ее — далее — нужно относить ко времени, которое предшествовало завоеванию Иерусалима Давидом, когда жившие в нем иевусеи (Ис Нав 15:63) были истреблены (2 Цар 5:6-8); раньше царствования Саула, когда жившие в Гаваоне хананеи подвергались избиению (2 Цар 21:1-2), между тем как в кн. Иисуса Навина (гл. 9) о них говорится как о пощаженных от истребления в силу заключенного с ними клятвенного договора с обязательством доставления воды и дров для жертвенника Господня на месте, какое бы ни избрал Господь (ст. 27). Такого рода указания книги приводят к концу правления Судей, как к такому времени, когда она получила, по всей вероятности, свое происхождение. При этом писателем ее в полном составе, в каком она существует в настоящее время, со включением последних стихов 24-й главы, мог быть Самуил или другой пророк из основанного им пророческого общества.

Предмет, разделение и исторический характер кн. Иисуса Навина. Как излагающая положение того, что делал Господь для основания Своего Царства на земле, кн. Иисуса Навина тесно связана с Пятикнижием, на что указывают начальные ее слова по греко-славянскому переводу, служащему буквальной передачей слов еврейского текста: И бысть по скончании Моисея раба Господня. Но как излагающая особые события из ветхозаветной истории царства Божия, она имеет отдельное, самостоятельное значение. Предметом ее служит совершившееся во дни Иисуса, сына Навина, и через его посредство исполнение божественных обетований о даровании избранному народу Ханаанской земли. Это исполнение состояло в завоевании этой земли и разделении ее между коленами, составлявшими израильский народ. Соответственно этому книга Иисуса Навина делится на две равные части. В первой части от 1 главы по 12 излагается завоевание, во 2-й — от 13-й главы по 22-ю — разделение земли. Последние две главы содержат изложение того, что сделал Иисус Навин по исполнении возложенного на него дела Божия для незыблемого дальнейшего его существования.

Изложенные в этой священной книге сведения о тех из отдельных событий, которые не выходят за пределы обычного хода жизни, не возбуждают сомнений в исторической достоверности. Сведения о таких событиях изложены с такими подробностями относительно мест, где они совершились, лиц, которые действовали в них, сказанных этими лицами отдельных замечательных слов (например, Ис Нав 10:12; Ис Нав 14:7 и др. места), с такою археологической точностью, которые показывают, что писатель книги имел подробные, точные, не только устные, но и письменные сведения о том, что совершалось в описываемое им время. Археологическая точность видна из того, что при изложении событий он оттеняет древние воззрения, когда, например, в Ис Нав 13:6, сидонян причисляет к тем племенам, которые были изгнаны из их владений, а эти последние причисляет к уделу Асирова колена (Ис Нав 19:28), между тем, как при первых израильских царях мысль об этом была уже оставлена и заменилась дружественными отношениями с финикийскими царями (2 Цар 5:11; 3 Цар 5:1 и др. места). Точное знание современной исторической обстановки писатель проявляет и в том, что называет Сидон великим (Ис Нав 11:8; Ис Нав 19:28), а Тир только укрепленным городом (Ис Нав 19:29) между тем, в последующее время первенство между финикийскими городами перешло к Тиру, ставшему «матерью Сидонян»; далее в том, что вместо обычного со времени Судей обозначения границ израильской земли словами: от Дана до Вирсавии (Суд 20:1; 2 Пар 30:5) избирает для обозначения протяжения завоеванной земли гору Халак на юге и Ваал-Гад на севере (Ис Нав 11:17; Ис Нав 12:7). Близкое знакомство с состоянием Ханаана во время завоевания писатель книги проявил и в том, что внес в изложение событий древние ханаанские названия некоторых из городов, в последующее время вышедшие из употребления, каковы Кириаф-Арба (Ис Нав 14:12), Кириаф-Сефер (Ис Нав 15:15), Кириаф-Санна (Ис Нав 15:49), Кириаф-Ваал, и Ваал (Ис Нав 15:9.60). Проявляющаяся во всем этом историческая точность писателя внушает естественное доверие и ко всем другим сообщаемым им в книге сведениям. Недоумения к сомнения вызывают у некоторых из комментаторов только сведения о тех событиях, которые изображены в книге как совершившиеся при действии божественного всемогущества. Внушаемая каноническим достоинством книги Иисуса Навина вера в то, что эти события совершились именно так, а не иначе, находит для себя подкрепление в уяснении целесообразности того, что и как совершилось во времена Иисуса Навина. При действиях его, как вождя израильского народа, особенная божественная помощь нужна была потому, что он, как и весь израильский народ, был только орудием для выполнения божественных обетований о наделении потомков Авраама землей, в которую он был призван и в которой он вместе с ближайшими своими потомками совершал странствования. Если бы израильский народ и его вождь были лишены этой помощи, они оказались бы бессильными выполнить то, что на них было возложено. Как ни ослабили себя ханаанские племена своими пороками и разъединенностью, они даже, при неполном соединении своих сил, могли оказать сильное сопротивление благодаря особенно своей воинственности, укрепленным городам (Числ 13:29; Втор 1:28) и военным колесницам (Ис Нав 11:4). Как недостаточна была сама по себе сила израильтян для завоевания Ханаана, видно из того, что они даже после того, как ханаанским племенам нанесено было поражение, чувствуют себя не в состоянии докончить завоевание (Ис Нав 17:16). Если бы израильский народ для вторжения в Ханаан был вынужден оставаться на восточной стороне Иордана до того времени, когда окончится наводнение, его встретили бы, конечно, ханаанские цари с многочисленным войском и загородили бы ему дальнейший путь. Если этого не произошло, то именно потому, что чудодейственно осушенное русло Иордана во время наводнения дало израильтянам возможность вторгнуться в Ханаан в такое время, когда не ожидали этого, а потому не приняли мер к отражению нападающих.

То, что водворение израильского народа в Ханаан было достигнуто не только его усилиями, но, главным образом, чудодейственной силой Божьей, имеет значение не для того только времени, но для будущего, не только частное, но и более широкое. Такой способ водворения израильтян в обетованной земле служит прообразом благодатного пути, который открыт Господом нашим Иисусом Христом. В этом отношении знаменательным для верующего является то, что, как в землю, обильную молоком и медом, ввел израильтян не кто иной, а именно носивший имя «Иисус» (так называется сын Нуна в Деян 7:45; Евр 4:8); так и путь в Царство Небесное открыт для всего человечества Иисусом Сыном Божиим (Творения блаж. Феодорита. I, 270).

Исторические книги


По принятому в греко-славянской и латинской Библиях делению ветхозаветных книг по содержанию, историческими (каноническими) книгами считаются в них книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, четыре книги Царств, две Паралипоменон, 1-я книга Ездры, Неемии и Есфирь. Подобное исчисление встречается уже в 85-м апостольском правиле 1, четвертом огласительном поучении Кирилла Иерусалимского, Синайском списке перевода LXX и отчасти в 60-м правиле Лаодикийского собора 350 г.: Есфирь поставлена в нем между книгами Руфь и Царств 2. Равным образом и термин «исторические книги» известен из того же четвертого огласительного поучения Кирилла Иерусалимского и сочинения Григория Богослова «О том, какие подобает чести кн. Ветхого и Нового Завета» (книга Правил, с. 372–373). У названных отцов церкви он имеет, впрочем, несколько иной, чем теперь, смысл: название «исторические книги» дается ими не только «историческим книгам» греко-славянского и латинского перевода, но и всему Пятикнижию. «Исторических книг древнейших еврейских премудростей, – говорит Григорий Богослов, – двенадцать. Первая – Бытие, потом Исход, Левит, потом Числа, Второзаконие, потом Иисус и Судии, восьмая Руфь. Девятая и десятая книги – Деяния Царств, Паралипоменон и последнею имееши Ездру». «Читай, – отвечает Кирилл Иерусалимский, – божественных писаний Ветхого завета 22 книги, переведенных LXX толковниками, и не смешивай их с апокрифами… Это двадцать две книги суть: закона Моисеева первые пять книг: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Затем Иисуса сына Навина, Судей с Руфью составляют одну седьмую книгу. Прочих исторических книг первая и вторая Царств, у евреев составляющая одну книгу, также третья и четвертая, составляющие одну же книгу. Подобно этому, у них и Паралипоменон первая и вторая считаются за одну книгу, и Ездры первая и вторая (по нашему Неемии) считаются за одну книгу. Двенадцатая книга – Есфирь. Таковы исторические книги».

Что касается еврейской Библии, то ей чужд как самый раздел «исторических книг», так и греко-славянское и латинское их распределение. Книги Иисуса Навина, Судей и четыре книги Царств причисляются в ней к «пророкам», а Руфь, две книги Паралипоменон, Ездры – Неемии и Есфирь – к разделу «кегубим» – священным писаниям. Первые, т. е. кн. Иисуса Навина, Судей и Царств занимают начальное место среди пророческих, Руфь – пятое, Есфирь – восьмое и Ездры, Неемии и Паралипоменон – последние места среди «писаний». Гораздо ближе к делению LXX стоит распорядок книг у Иосифа Флавия. Его слова: «От смерти Моисея до правления Артаксеркса пророки после Моисея записали в 13 книгах совершившееся при них» (Против Аппиона, I, 8), дают понять, что он считал кн. Иисуса Навина – Есфирь книгами характера исторического. Того же взгляда держался, по-видимому, и Иисус сын Сирахов, В разделе «писаний» он различает «премудрые словеса́... и... повести» (Сир 44.3–5), т. е. учительные и исторические книги. Последними же могли быть только Руфь, Паралипоменон, Ездры, Неемии и Есфирь. Принятое в еврейской Библии включение их в раздел «писаний» объясняется отчасти тем, что авторам некоторых из них, например Ездры – Неемии, не было усвоено в еврейском богословии наименования «пророк», отчасти их характером, в них виден историк учитель и проповедник. Сообразно с этим весь третий раздел и называется в некоторых талмудических трактатах «премудростью».

Относя одну часть наших исторических книг к разделу пророков, «узнавших по вдохновенно от Бога раннейшее, а о бывшем при них писавших с мудростью» (Иосиф Флавий. Против Аппиона I, 7), и другую – к «писаниям», каковое название дается всему составу ветхозаветных канонических книг, иудейская церковь тем самым признала их за произведения богодухновенные. Вполне определенно и ясно высказан этот взгляд в словах Иосифа Флавия: «У иудеев не всякий человек может быть священным писателем, но только пророк, пишущий по Божественному вдохновенно, почему все священные еврейские книги (числом 22) справедливо могут быть названы Божественными» (Против Аппиона I, 8). Позднее, как видно из талмудического трактата Мегилла, поднимался спор о богодухновенности книг Руфь и Есфирь; но в результате его они признаны написанными Духом Святым. Одинакового с ветхозаветной церковью взгляда на богодухновенность исторических книг держится и церковь новозаветная (см. выше 85 Апостольское правило).

Согласно со своим названием, исторические книги налагают историю религиозно-нравственной и гражданской жизни народа еврейского, начиная с завоевания Ханаана при Иисусе Навине (1480–1442 г. до Р. X.) и кончая возвращением евреев из Вавилона во главе с Неемиею при Артаксерксе I (445 г. до Р. X.), на время правления которого падают также события, описанные в книге Есфирь. Имевшие место в течение данного периода факты излагаются в исторических книгах или вполне объективно, или же рассматриваются с теократической точки зрения. Последняя устанавливала, с одной стороны, строгое различие между должными и недолжными явлениями в области религии, а с другой, признавала полную зависимость жизни гражданской и политической от веры в истинного Бога. В зависимости от этого излагаемая при свете идеи теократии история народа еврейского представляет ряд нормальных и ненормальных религиозных явлений, сопровождавшихся то возвышением, подъемом политической жизни, то полным ее упадком. Подобная точка зрения свойственна преимущественно 3–4 кн. Царств, кн. Паралипоменон и некоторым частям кн. Ездры и Неемии (Неем 9.1). Обнимаемый историческими книгами тысячелетний период жизни народа еврейского распадается в зависимости от внутренней, причинной связи явлении на несколько отдельных эпох. Из них время Иисуса Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой. Первые шаги ее в период Судей (1442–1094) были не особенно удачны. Лишившись со смертью Иисуса Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью, и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в обшей политической жизни страны, живут до того изолированно, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд.5.15–17, 6.35, 8.1). В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времен Содома и Гоморры (Суд.19). Одновременно с этим была забыта истинная религия, – ее место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами (Суд.17). Отсутствие в период судей, сдерживающих начал в виде религии и постоянной светской власти, завершилось в конце концов полной разнузданностью: «каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд.21.25). Но эти же отрицательные стороны и явления оказались благодетельными в том отношении, что подготовили установление царской власти; период судей оказался переходным временем к периоду царей. Племенная рознь и вызываемое ею бессилие говорили народу о необходимости постоянной, прочной власти, польза которой доказывалась деятельностью каждого судьи и особенно Самуила, успевшего объединить своей личностью всех израильтян (1Цар 7.15–17). И так как, с другой стороны, такой сдерживающей народ силой не могла быть религия, – он еще недоразвился до того, чтобы руководиться духовным началом, – то объединение могло исходить от земной власти, какова власть царская. И, действительно, воцарение Саула положило, хотя и не надолго, конец племенной розни евреев: по его призыву собираются на войну с Каасом Аммонитским «сыны Израилевы... и мужи Иудины» (1Цар 11.8). Скорее военачальник, чем правитель, Саул оправдал народное желание видеть в царе сильного властью полководца (1Цар 8.20), он одержал целый ряд побед над окрестными народами (1Цар 14.47–48) и как герой погиб в битве на горах Гелвуйских (1Цар 31). С его смертью во всей силе сказалась племенная рознь периода Судей: колено Иудово, стоявшее прежде одиноко от других, признало теперь своим царем Давида (2Цар 2.4), а остальные подчинились сыну Саула Иевосфею (2Цар 2.8–9). Через семь с половиной лет после этого власть над Иудою и Израилем перешла в руки Давида (2Цар 5.1–3), и целью его правления становится уничтожение племенной розни, при посредстве чего он рассчитывает удержать престол за собой и своим домом. Ее достижению способствуют и постоянные войны, как общенародное дело, они поддерживают сознание национального единства и отвлекают внимание от дел внутренней жизни, всегда могущих подать повод к раздорам, и целый ряд реформ, направленных к уравнению всех колен пред законом. Так, устройство постоянной армии, разделенной по числу колен на двенадцать частей, причем каждая несет ежемесячную службу в Иерусалиме (1Пар 27.1), уравнивает народ по отношению к военной службе. Превращение нейтрального города Иерусалима в религиозный и гражданский центр не возвышает никакое колено в религиозном и гражданском отношении. Назначение для всего народа одинаковых судей-левитов (1Пар 26.29–30) и сохранение за каждым коленом местного племенного самоуправления (1Пар 27.16–22) уравнивает всех пред судом. Поддерживая равенство колен и тем не давая повода к проявлению племенной розни, Давид остается в то же самое время в полном смысле самодержавным монархом. В его руках сосредоточивается власть военная и гражданская: первая через посредство подчиненного ему главнокомандующего армией Иоава (1Пар 27.34), вторая через посредство первосвященника Садока, начальника левитов-судей.

Правление сына и преемника Давидова Соломона обратило ни во что результат царствования его отца. Необыкновенная роскошь двора Соломона требовала громадных расходов и соответствующих налогов на народ. Его средства шли теперь не на общегосударственное дело, как при Давиде, а на удовлетворение личных нужд царя и его придворных. Одновременно с этим оказался извращенным правый суд времени Давида: исчезло равенство всех и каждого пред законом. На этой почве (3Цар 12.4) возникло народное недовольство, перешедшее затем в открытое возмущение (3Цар 11.26. Подавленное Соломоном, оно вновь заявило себя при Ровоаме (3Цар 12) и на этот раз разрешилось отделением от дома Давидова 10 колен (3Цар 12.20). Ближайшим поводом к нему служило недовольство Соломоном, наложившим на народ тяжелое иго (3Цар 12.4), и нежелание Ровоама облегчить его. Но судя по словам отделившихся колен: «нет нам доли в сыне Иессеевом» (3Цар 12.16), т. е. у нас нет с ним ничего общего; мы не принадлежим ему, как Иуда, по происхождению, причина разделения в той племенной, коленной розни, которая проходила через весь период Судей и на время стихает при Сауле, Давиде и Соломоне.

Разделением единого царства (980 г. до Р. Х.) на два – Иудейское и Израильское – было положено начало ослаблению могущества народа еврейского. Последствия этого рода сказались прежде всего в истории десятиколенного царства. Его силам наносят чувствительный удар войны с Иудою. Начатые Ровоамом (3Цар 12.21, 14.30; 2Пар 11.1, 12.15), они продолжаются при Авии, избившем 500 000 израильтян (2Пар 13.17) и отнявшем у Иеровоама целый ряд городов (2Пар 13.19), и на время заканчиваются при Асе, истребившем при помощи Венадада Сирийского население Аина, Дана, Авел-Беф-Моахи и всей земли Неффалимовой (3Цар 15.20). Обоюдный вред от этой почти 60-тилетней войны был сознан, наконец, в обоих государствах: Ахав и Иосафат вступают в союз, закрепляя его родством царствующих домов (2Пар 18.1), – женитьбою сына Иосафатова Иорама на дочери Ахава Гофолии (2Пар 21.6). Но не успели зажить нанесенные ею раны, как начинаются войны израильтян с сирийцами. С перерывами (3Цар 22.1) и переменным счастьем они проходят через царствование Ахава (3Цар 20), Иорама (4Цар 8.16–28), Ииуя (4Цар 10.5–36), Иоахаза (4Цар 13.1–9) и Иоаса (4Цар 13.10–13) и настолько ослабляют военную силу израильтян, что у Иохаза остается только 50 всадников, 10 колесниц и 10 000 пехоты (4Цар 13.7). Все остальное, как прах, развеял Азаил Сирийский, (Ibid: ср. 4Цар 8.12). Одновременно с сирийцами израильтяне ведут при Иоасе войну с иудеями (4Цар 14.9–14, 2Пар 25.17–24) и при Иеровоаме II возвращают, конечно, не без потерь в людях, пределы своих прежних владений от края Емафского до моря пустыни (4Цар 14.25). Обессиленные целым рядом этих войн, израильтяне оказываются, наконец, не в силах выдержать натиск своих последних врагов – ассириян, положивших конец существованию десятиколенного царства. В качестве самостоятельного государства десятиколенное царство просуществовало 259 лет (960–721). Оно пало, истощив свои силы в целом ряде непрерывных войн. В ином свете представляется за это время состояние двухколенного царства. Оно не только не слабеет, но скорее усиливается. Действительно, в начале своего существования двухколенное царство располагало лишь 120 000 или по счислению александрийского списка 180 000 воинов и потому, естественно, не могло отразить нашествия египетского фараона Сусакима. Он взял укрепленные города Иудеи, разграбил самый Иерусалим и сделал иудеев своими данниками (2Пар 12.4, 8–9). Впоследствии же число вооруженных и способных к войне было увеличено теми недовольными религиозной реформой Иеровоама I израильтянами (не считая левитов), которые перешли на сторону Ровоама, укрепили и поддерживали его царство (2Пар 11.17). Сравнительно благоприятно отозвались на двухколенном царстве и его войны с десятиколенным. По крайней мере, Авия отнимает у Иеровоама Вефиль, Иешон и Ефрон с зависящими от них городами (2Пар 13.19), а его преемник Аса в состоянии выставить против Зарая Эфиоплянина 580 000 воинов (2Пар 14.8). Относительная слабость двухколенного царства сказывается лишь в том, что тот же Аса не может один вести войну с Ваасою и приглашает на помощь Венадада сирийского (3Цар 15.18–19). При сыне и преемнике Асы Иосафате двухколенное царство крепнет еще более. Не увлекаясь жаждой завоеваний, он посвящает свою деятельность упорядочению внутренней жизни государства, предпринимает попытку исправить религиозно-нравственную жизнь народа, заботится о его просвещении (2Пар 17.7–10), об урегулировании суда и судебных учреждений (2Пар 19.5–11), строит новые крепости (2Пар 17.12) и т. п. Проведение в жизнь этих предначертаний требовало, конечно, мира с соседями. Из них филистимляне и идумеяне усмиряются силой оружия (2Пар 17.10–11), а с десятиколенным царством заключается политический и родственный союз (2Пар 18.1). Необходимый для Иосафата, как средство к выполнению вышеуказанных реформ, этот последний сделался с течением времени источником бедствий и несчастий для двухколенного царства. По представлению автора Паралипоменон (2Пар 21), они выразились в отложении Иудеи при Иораме покоренной Иосафатом Идумеи (2Пар.21.10), в счастливом набеге на Иудею и самый Иерусалим филистимлян и аравийских племен (2Пар.21.16–17), в возмущении жителей священнического города Ливны (2Пар.21.10) и в бесполезной войне с сирийцами (2Пар 22.5). Сказавшееся в этих фактах (см. еще 2Пар 21.2–4, 22.10) разложение двухколенного царства было остановлено деятельностью первосвященника Иоддая, воспитателя сына Охозии Иоаса, но с его смертью сказалось с новой силой. Не успевшее окрепнуть от бедствий и неурядиц прошлых царствований, оно подвергается теперь нападению соседей. Именно филистимляне захватывают в плен иудеев и ведут ими торговлю как рабами (Иоиль 3.6, Ам 1.9); идумеяне делают частые вторжения в пределы Иудеи и жестоко распоряжаются с пленниками (Ам 1.6, Иоиль 3.19); наконец, Азаил сирийский, отняв Геф, переносит оружие на самый Иерусалим, и снова царство Иудейское покупает себе свободу дорогой ценой сокровищ царского дома и храма (4Цар 12.18). Правлением сына Иоаса Амасии кончается время бедствий (несчастная война с десятиколенным царством – 4Цар 14.9–14,, 2Пар 25.17–24 и вторжение идумеев – Ам 9.12), а при его преемниках Озии прокаженном и Иоафаме двухколенное царство возвращает славу времен Давида и Соломона. Первый подчиняет на юге идумеев и овладевает гаванью Елафом, на западе сокрушает силу филистимлян, а на востоке ему платят дань аммонитяне (2Пар 26.6–8). Могущество Озии было настолько значительно, что, по свидетельству клинообразных надписей, он выдержал натиск Феглафелассара III. Обеспеченное извне двухколенное царство широко и свободно развивало теперь и свое внутреннее экономическое благосостояние, причем сам царь был первым и ревностным покровителем народного хозяйства (2Пар 26.10). С развитием внутреннего благосостояния широко развилась также торговля, послужившая источником народного обогащения (Ис 2.7). Славному предшественнику последовал не менее славный и достойный преемник Иоафам. За время их правления Иудейское царство как бы собирается с силами для предстоящей борьбы с ассириянами. Неизбежность последней становится ясной уже при Ахазе, пригласившем Феглафелассара для защиты от нападения Рецина, Факея, идумеян и филистимлян (2Пар 28.5–18). По выражению Вигуру, он, сам того не замечая, просил волка, чтобы тот поглотил его стадо, (Die Bibel und die neueren Entdeckungen. S. 98). И действительно, Феглафелассар освободил Ахаза от врагов, но в то же время наложил на него дань ((2Пар 28.21). Неизвестно, как бы сказалась зависимость от Ассирии на дальнейшей истории двухколенного царства, если бы не падение Самарии и отказ преемника Ахаза Езекии платить ассириянам дань и переход его, вопреки совету пророка Исаии, на сторону египтян (Ис 30.7, 15, 31.1–3). Первое событие лишало Иудейское царство последнего прикрытия со стороны Ассирии; теперь доступ в его пределы открыт, и путь к границам проложен. Второе окончательно предрешило судьбу Иудеи. Союз с Египтом, перешедший с течением времени в вассальную зависимость, заставил ее принять участие сперва в борьбе с Ассирией, а потом с Вавилоном. Из первой она вышла обессиленной, а вторая привела ее к окончательной гибели. В качестве союзницы Египта, с которым вели при Езекии борьбу Ассирияне, Иудея подверглась нашествию Сеннахерима. По свидетельству оставленной им надписи, он завоевал 46 городов, захватил множество припасов и военных материалов и отвел в плен 200 150 человек (Schrader jbid S. 302–4; 298). Кроме того, им была наложена на Иудею громадная дань (4Цар 18.14–16). Союз с Египтом и надежда на его помощь не принесли двухколенному царству пользы. И, тем не менее, преемник Езекии Манассия остается сторонником египтян. Как таковой, он во время похода Ассаргадона против Египта делается его данником, заковывается в оковы и отправляется в Вавилон (2Пар 33.11). Начавшееся при преемнике Ассаргадона Ассурбанипале ослабление Ассирии сделало для Иудеи ненужным союз с Египтом. Мало этого, современник данного события Иосия пытается остановить завоевательные стремления фараона египетского Нехао (2Пар 35.20), но погибает в битве при Мегиддоне (2Пар 35.23). С его смертью Иудея становится в вассальную зависимость от Египта (4Цар 23.33, 2Пар 36.1–4), а последнее обстоятельство вовлекает ее в борьбу с Вавилоном. Стремление Нехао утвердиться, пользуясь падением Ниневии, в приефратских областях встретило отпор со стороны сына Набополассара Навуходоноора. В 605 г. до Р. X. Нехао был разбит им в битве при Кархемыше. Через четыре года после этого Навуходоносор уже сам предпринял поход против Египта и в целях обезопасить себе тыл подчинил своей власти подвластных ему царей, в том числе и Иоакима иудейского (4Цар 24.1, 2Пар 36.5). От Египта Иудея перешла в руки вавилонян и под условием верности их могла бы сохранить свое существование. Но ее сгубила надежда на тот же Египет. Уверенный в его помощи, второй преемник Иоакима Седекия (Иер 37.5, Иез 17.15) отложился от Навуходоносора (4Цар 24.20, 2Пар 36.13), навлек нашествие вавилонян (4Цар 25.1, 2Пар 36.17) и, не получив поддержки от египетского фараона Офры (Иер 37.7), погиб сам и погубил страну.

Если международные отношения Иудеи сводятся к непрерывным войнам, то внутренняя жизнь характеризуется борьбой с язычеством. Длившаяся на протяжении всей истории двухколенного царства, она не доставила торжества истинной религии. Языческим начало оно свое существование при Ровоаме (3Цар 14.22–24, 2Пар 11.13–17), языческим и кончило свою политическую жизнь (4Цар 24.19, 2Пар 36.12). Причины подобного явления заключались прежде всего в том, что борьба с язычеством велась чисто внешними средствами, сводилась к одному истреблению памятников язычества. Единственное исключение в данном отношении представляет деятельность Иосафата, Иосии и отчасти Езекии. Первый составляет особую комиссию из князей, священников и левитов, поручает ей проходить по всем городам иудиным и учить народ (2Пар 17.7–10); второй предпринимает публичное чтение закона (4Цар 23.1–2, 2Пар 34.30) и третий устраивает торжественное празднование Пасхи (2Пар 30.26). Остальные же цари ограничиваются уничтожением идолов, вырубанием священных дубрав и т. п. И если даже деятельность Иосафата не принесла существенной пользы: «народ еще не обратил твердо сердца своего к Богу отцов своих» (2Пар 20.33), то само собой понятно, что одни внешние меры не могли уничтожить языческой настроенности народа, тяготения его сердца и ума к богам окрестных народов. Поэтому, как только умирал царь гонитель язычества, язычествующая нация восстановляла разрушенное и воздвигала новые капища для своих кумиров; ревнителям религии Иеговы вновь приходилось начинать дело своих благочестивых предшественников (2Пар 14.3, 15.8, 17.6 и т. п.). Благодаря подобным обстоятельствам, религия Иеговы и язычество оказывались далеко неравными силами. На стороне последнего было сочувствие народа; оно усвоялось евреем как бы с молоком матери, от юности входило в его плоть и кровь; первая имела за себя царей и насильно навязывалась ими нации. Неудивительно поэтому, что она не только была для нее совершенно чуждой, но и казалась прямо враждебной. Репрессивные меры только поддерживали данное чувство, сплачивали язычествующую массу, не приводили к покорности, а, наоборот, вызывали на борьбу с законом Иеговы. Таков, между прочим, результат реформ Езекии и Иоссии. При преемнике первого Манассии «пролилась невинная кровь, и Иерусалим... наполнился ею... от края до края» (4Цар 21.16), т. е. началось избиение служителей Иеговы усилившеюся языческой партией. Равным образом и реформа Иосии, проведенная с редкою решительностью, помогла сосредоточению сил язычников, и в начавшейся затем борьбе со сторонниками религии они подорвали все основы теократии, между прочим, пророчество и священство, в целях ослабления первого язычествующая партия избрала и выдвинула ложных пророков, обещавших мир и уверявших, что никакое зло не постигнет государство (Иер 23.6). Подорвано было ею и священство: оно выставило лишь одних недостойных представителей (Иер 23.3). Реформа Иосии была последним актом вековой борьбы благочестия с язычеством. После нее уж не было больше и попыток к поддержанию истинной религии; и в плен Вавилонский евреи пошли настоящими язычниками.

Плен Вавилонский, лишив евреев политической самостоятельности, произвел на них отрезвляющее действие в религиозном отношении. Его современники воочию убедились в истинности пророческих угроз и увещаний, – в справедливости того положения, что вся жизнь Израиля зависит от Бога, от верности Его закону. Как прямой и непосредственный результат подобного сознания, возникает желание возврата к древним и вечным истинам и силам, которые некогда создали общество, во все времена давали спасение и, хотя часто забывались и пренебрегались, однако всегда признавались могущими дать спасение. На этот-то путь и вступила прибывшая в Иудею община. В качестве подготовительного условия для проведения в жизнь религии Иеговы ею было выполнено требование закона Моисеева о полном и всецелом отделении евреев от окрестных народов (расторжение смешанных браков при Ездре и Неемии). В основу дальнейшей жизни и истории теперь полагается принцип обособления, изолированности.


* * *


1 «Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги Ветхого Завета: Моисеевых пять (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие), Иисуса Навина едина, Судей едина, Руфь едина, Царств четыре, Паралипоменон две, Ездры две, Есфирь едина».

2 «Читать подобает книги Ветхого Завета: Бытие мира, Исход из Египта, Левит, Числа, Второзаконие, Иисуса Навина, Судии и Руфь, Есфирь, Царств первая и вторая, Царств третья и четвертая, Паралипоменон первая и вторая, Ездры первая и вторая».

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Колену Иудину достался большой кусок земли со множеством городов и полей с источниками вод. Но заканчивается... 

 

Книга Иисуса Навина содержит подробнейшее описание не только общей границы еврейских земель по их периметру, но и границ межплеменных, предельно чётко отграничивая земли племён друг от друга... 

 

Все колена получили земельные участки на отвоёванной земле, и только после этого выделяется участок и для самого Навина... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).