Библия-Центр
РУ
Вся Библия
Greek/Septuagint (gr)
Поделиться

ΜΙΧΑΙΑΣ, κεφαλίς 6

ἀκούσατε δὴ λόγον κυρίου κύριος εἰ̃πεν ἀνάστηθι κρίθητι πρὸς τὰ ὄρη καὶ ἀκουσάτωσαν οἱ βουνοὶ φωνήν σου
ἀκούσατε βουνοί τὴν κρίσιν του̃ κυρίου καὶ αἱ φάραγγες θεμέλια τη̃ς γη̃ς ὅτι κρίσις τω̨̃ κυρίω̨ πρὸς τὸν λαὸν αὐτου̃ καὶ μετὰ του̃ Ισραηλ διελεγχθήσεται
λαός μου τί ἐποίησά σοι ἢ τί ἐλύπησά σε ἢ τί παρηνώχλησά σοι ἀποκρίθητί μοι
διότι ἀνήγαγόν σε ἐκ γη̃ς Αἰγύπτου καὶ ἐξ οἴκου δουλείας ἐλυτρωσάμην σε καὶ ἐξαπέστειλα πρὸ προσώπου σου τὸν Μωυση̃ν καὶ Ααρων καὶ Μαριαμ
λαός μου μνήσθητι δὴ τί ἐβουλεύσατο κατὰ σου̃ Βαλακ βασιλεὺς Μωαβ καὶ τί ἀπεκρίθη αὐτω̨̃ Βαλααμ υἱὸς του̃ Βεωρ ἀπὸ τω̃ν σχοίνων ἕως του̃ Γαλγαλ ὅπως γνωσθη̨̃ ἡ δικαιοσύνη του̃ κυρίου
ἐν τίνι καταλάβω τὸν κύριον ἀντιλήμψομαι θεου̃ μου ὑψίστου εἰ καταλήμψομαι αὐτὸν ἐν ὁλοκαυτώμασιν ἐν μόσχοις ἐνιαυσίοις
εἰ προσδέξεται κύριος ἐν χιλιάσιν κριω̃ν ἢ ἐν μυριάσιν χειμάρρων πιόνων εἰ δω̃ πρωτότοκά μου ἀσεβείας καρπὸν κοιλίας μου ὑπὲρ ἁμαρτίας ψυχη̃ς μου
εἰ ἀνηγγέλη σοι ἄνθρωπε τί καλόν ἢ τί κύριος ἐκζητει̃ παρὰ σου̃ ἀλλ' ἢ του̃ ποιει̃ν κρίμα καὶ ἀγαπα̃ν ἔλεον καὶ ἕτοιμον εἰ̃ναι του̃ πορεύεσθαι μετὰ κυρίου θεου̃ σου
φωνὴ κυρίου τη̨̃ πόλει ἐπικληθήσεται καὶ σώσει φοβουμένους τὸ ὄνομα αὐτου̃ ἄκουε φυλή καὶ τίς κοσμήσει πόλιν
10 μὴ πυ̃ρ καὶ οἰ̃κος ἀνόμου θησαυρίζων θησαυροὺς ἀνόμους καὶ μετὰ ὕβρεως ἀδικία
11 εἰ δικαιωθήσεται ἐν ζυγω̨̃ ἄνομος καὶ ἐν μαρσίππω̨ στάθμια δόλου
12 ἐξ ὡ̃ν τὸν πλου̃τον αὐτω̃ν ἀσεβείας ἔπλησαν καὶ οἱ κατοικου̃ντες αὐτὴν ἐλάλουν ψευδη̃ καὶ ἡ γλω̃σσα αὐτω̃ν ὑψώθη ἐν τω̨̃ στόματι αὐτω̃ν
13 καὶ ἐγὼ ἄρξομαι του̃ πατάξαι σε ἀφανιω̃ σε ἐπὶ ται̃ς ἁμαρτίαις σου
14 σὺ φάγεσαι καὶ οὐ μὴ ἐμπλησθη̨̃ς καὶ σκοτάσει ἐν σοὶ καὶ ἐκνεύσει καὶ οὐ μὴ διασωθη̨̃ς καὶ ὅσοι ἐὰν διασωθω̃σιν εἰς ῥομφαίαν παραδοθήσονται
15 σὺ σπερει̃ς καὶ οὐ μὴ ἀμήση̨ς σὺ πιέσεις ἐλαίαν καὶ οὐ μὴ ἀλείψη̨ ἔλαιον καὶ οἰ̃νον καὶ οὐ μὴ πίητε καὶ ἀφανισθήσεται νόμιμα λαου̃ μου
16 καὶ ἐφύλαξας τὰ δικαιώματα Ζαμβρι καὶ πάντα τὰ ἔργα οἴκου Αχααβ καὶ ἐπορεύθητε ἐν ται̃ς βουλαι̃ς αὐτω̃ν ὅπως παραδω̃ σε εἰς ἀφανισμὸν καὶ τοὺς κατοικου̃ντας αὐτὴν εἰς συρισμόν καὶ ὀνείδη λαω̃ν λήμψεσθε

ΜΙΧΑΙΑΣ, κεφαλίς 7

οἴμμοι ὅτι ἐγενόμην ὡς συνάγων καλάμην ἐν ἀμήτω̨ καὶ ὡς ἐπιφυλλίδα ἐν τρυγήτω̨ οὐχ ὑπάρχοντος βότρυος του̃ φαγει̃ν τὰ πρωτόγονα οἴμμοι ψυχή
ὅτι ἀπόλωλεν εὐλαβὴς ἀπὸ τη̃ς γη̃ς καὶ κατορθω̃ν ἐν ἀνθρώποις οὐχ ὑπάρχει πάντες εἰς αἵματα δικάζονται ἕκαστος τὸν πλησίον αὐτου̃ ἐκθλίβουσιν ἐκθλιβη̨̃
ἐπὶ τὸ κακὸν τὰς χει̃ρας αὐτω̃ν ἑτοιμάζουσιν ὁ ἄρχων αἰτει̃ καὶ ὁ κριτὴς εἰρηνικοὺς λόγους ἐλάλησεν καταθύμιον ψυχη̃ς αὐτου̃ ἐστιν καὶ ἐξελου̃μαι
τὰ ἀγαθὰ αὐτω̃ν ὡς σὴς ἐκτρώγων καὶ βαδίζων ἐπὶ κανόνος ἐν ἡμέρα̨ σκοπια̃ς οὐαὶ οὐαί αἱ ἐκδικήσεις σου ἥκασιν νυ̃ν ἔσονται κλαυθμοὶ αὐτω̃ν
μὴ καταπιστεύετε ἐν φίλοις καὶ μὴ ἐλπίζετε ἐπὶ ἡγουμένοις ἀπὸ τη̃ς συγκοίτου σου φύλαξαι του̃ ἀναθέσθαι τι αὐτη̨̃
διότι υἱὸς ἀτιμάζει πατέρα θυγάτηρ ἐπαναστήσεται ἐπὶ τὴν μητέρα αὐτη̃ς νύμφη ἐπὶ τὴν πενθερὰν αὐτη̃ς ἐχθροὶ ἀνδρὸς πάντες οἱ ἄνδρες οἱ ἐν τω̨̃ οἴκω̨ αὐτου̃
ἐγὼ δὲ ἐπὶ τὸν κύριον ἐπιβλέψομαι ὑπομενω̃ ἐπὶ τω̨̃ θεω̨̃ τω̨̃ σωτη̃ρί μου εἰσακούσεταί μου ὁ θεός μου
μὴ ἐπίχαιρέ μοι ἡ ἐχθρά μου ὅτι πέπτωκα καὶ ἀναστήσομαι διότι ἐὰν καθίσω ἐν τω̨̃ σκότει κύριος φωτιει̃ μοι
ὀργὴν κυρίου ὑποίσω ὅτι ἥμαρτον αὐτω̨̃ ἕως του̃ δικαιω̃σαι αὐτὸν τὴν δίκην μου καὶ ποιήσει τὸ κρίμα μου καὶ ἐξάξει με εἰς τὸ φω̃ς ὄψομαι τὴν δικαιοσύνην αὐτου̃
10 καὶ ὄψεται ἡ ἐχθρά μου καὶ περιβαλει̃ται αἰσχύνην ἡ λέγουσα πρός με που̃ κύριος ὁ θεός σου οἱ ὀφθαλμοί μου ἐπόψονται αὐτήν νυ̃ν ἔσται εἰς καταπάτημα ὡς πηλὸς ἐν ται̃ς ὁδοι̃ς
11 ἡμέρας ἀλοιφη̃ς πλίνθου ἐξάλειψίς σου ἡ ἡμέρα ἐκείνη καὶ ἀποτρίψεται νόμιμά σου
12 ἡ ἡμέρα ἐκείνη καὶ αἱ πόλεις σου ἥξουσιν εἰς ὁμαλισμὸν καὶ εἰς διαμερισμὸν 'Ασσυρίων καὶ αἱ πόλεις σου αἱ ὀχυραὶ εἰς διαμερισμὸν ἀπὸ Τύρου ἕως του̃ ποταμου̃ Συρίας ἡμέρα ὕδατος καὶ θορύβου
13 καὶ ἔσται ἡ γη̃ εἰς ἀφανισμὸν σὺν τοι̃ς κατοικου̃σιν αὐτὴν ἐκ καρπω̃ν ἐπιτηδευμάτων αὐτω̃ν
14 ποίμαινε λαόν σου ἐν ῥάβδω̨ σου πρόβατα κληρονομίας σου κατασκηνου̃ντας καθ' ἑαυτοὺς δρυμὸν ἐν μέσω̨ του̃ Καρμήλου νεμήσονται τὴν Βασανι̃τιν καὶ τὴν Γαλααδι̃τιν καθὼς αἱ ἡμέραι του̃ αἰω̃νος
15 καὶ κατὰ τὰς ἡμέρας ἐξοδίας σου ἐξ Αἰγύπτου ὄψεσθε θαυμαστά
16 ὄψονται ἔθνη καὶ καταισχυνθήσονται ἐκ πάσης τη̃ς ἰσχύος αὐτω̃ν ἐπιθήσουσιν χει̃ρας ἐπὶ τὸ στόμα αὐτω̃ν τὰ ὠ̃τα αὐτω̃ν ἀποκωφωθήσονται
17 λείξουσιν χου̃ν ὡς ὄφεις σύροντες γη̃ν συγχυθήσονται ἐν συγκλεισμω̨̃ αὐτω̃ν ἐπὶ τω̨̃ κυρίω̨ θεω̨̃ ἡμω̃ν ἐκστήσονται καὶ φοβηθήσονται ἀπὸ σου̃
18 τίς θεὸς ὥσπερ σύ ἐξαίρων ἀδικίας καὶ ὑπερβαίνων ἀσεβείας τοι̃ς καταλοίποις τη̃ς κληρονομίας αὐτου̃ καὶ οὐ συνέσχεν εἰς μαρτύριον ὀργὴν αὐτου̃ ὅτι θελητὴς ἐλέους ἐστίν
19 αὐτὸς ἐπιστρέψει καὶ οἰκτιρήσει ἡμα̃ς καταδύσει τὰς ἀδικίας ἡμω̃ν καὶ ἀπορριφήσονται εἰς τὰ βάθη τη̃ς θαλάσσης πάσας τὰς ἁμαρτίας ἡμω̃ν
20 δώσεις ἀλήθειαν τω̨̃ Ιακωβ ἔλεον τω̨̃ Αβρααμ καθότι ὤμοσας τοι̃ς πατράσιν ἡμω̃ν κατὰ τὰς ἡμέρας τὰς ἔμπροσθεν
Для корректного отображения некириллических текстов желательно установить шрифты Lucida Sans Unicode (для текстов на греческом) и Hirmos (для текстов на церковнославянском). Если Ваш браузер поддерживает технологию CSS3, шрифты будут загружены автоматически.
Комментарии:
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

6:2 "Слушайте, горы": горы (Синай, Нево, Гаризим, Сион, Кармил и т.д.), где обычно происходит встреча Бога с Его народом, часто персонифицируются (Быт 49:26; 2 Цар 1:21и т.д.) и становятся как бы вечными свидетелями.


6:3-4 Слова, прообразующие жалобу скорбящего Господа, Которому люди платят неблагодарностью и от Которого отступают. Эти стт читаются в Великую Пятницу.


6:6-7 На упрек Господа Своему народу отвечает один из верных, что свидетельствует о взгляде пророка на религию как на личные отношения с Богом.


6:6-8 Богу не угодны дары и жертвы, даже самые большие. Он прежде всего ждет от человека справедливых поступков, дел милосердии и смиренномудрия (ср Ам 4:4; Ос 6:6; Ис 1; Пс 50).


6:16 "Обычаи Амврия": Амврий (Омри) - основатель самаринской династии (3 Цар 16:23-26). При нем элементы языч. культа получили широкое распространение.


7:1-7 Пророк видит повсюду несправедливость, но уповает на Ягве, веря, что от Него придет спасение. Возможно, что стих Мих 7:7заключал собою книгу.


7:8-20 Предсказание о восстановлении Иерусалима и новом исходе из рабства.


7:11 "Отдалится определение" - все современные толкователи понимают в смысле: "отдалятся пределы", т.е. расширятся границы Иерусалима, чтобы принять иудеев из рассеяния или обращенных язычников.


7:18-20 Описание мессианского восстановления завершается возвышенной молитвою, восходящей к первому Союзу-Завету, на котором утверждается вера и упование израильского народа.



Пророк Михей (евр Миха или Михайагу — «Кто как Бог?») жил в Иудее в царствование Иофама, Ахаза и Езекии. Его проповедническая деятельность в основном относится ко времени Езекии (Geremia 26:18-19). В гл 1 он назван Морасфитянином (евр ха-морашети), что, вероятно, указывает на его происхождение из иудейского города Морасфы (Морешета). Подобно Амосу, Михей вышел из крестьянской среды и так же, как и Амос, не был членом корпорации «царских пророков», которых он сурово осуждал (Michea 2:6). Поэтому от его обличительных и гневных речей веет большей свободой. Современник пророка Исайи, Михей, хотя и не принадлежал к его школе, но был близок ей по духу.

Кн пророка Михея состоит из ряда отдельных изречений и пророчеств. Она делится на три части: а) обличение грехов общества (Michea 1-3); б) утешение Сиону (Michea 4-5); в) суд и спасение (Michea 6-7). Подлинность книги почти никем не оспаривалась, только ее эпилог (Michea 7:8-20) обычно приписывают другому пророку, жившему позже Михея. Язык его отличается конкретностью, иногда даже резкостью, смелым чередованием образов и игрой слов.

Пророк Михей обладает острым сознанием своего пророческого призвания. Это и дает ему силу бичевать пороки власть имущих, указывать на тлетворное влияние роскоши и богатства, предсказывать, что неверность народа Божиему Завету станет для него роковой. Пророк во всеуслышание говорит о близкой гибели не только Самарии, но и Иерусалима. В то же время он верит в конечное исцеление и спасение Израиля. В гл 4—5 развивается учение об «остатке», впервые намеченное у Амоса. В кратких и выразительных словах Михей суммирует учение о духовной религии, в которой на первом месте стоит не культ, а исполнение того, что требует Ягве: «действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом» (Michea 6:8). Он возвещает рождение в городе Давида — Вифлееме — Мессии, царя мирного, который будет пасти стадо Ягве (Michea 5:1-5). На это пророчество ссылаются евангелисты (Matteo 2:5; Giovanni 7:42). Паримия из книги пр. Михея читается в сочельник Рождества и на вечерне праздника.

Последняя книга евр канона пророков называется просто «Двенадцать», по-гречески Додекапрофетон, т.е. сборник книг двенадцати пророков, называемых «малыми» вследствие краткости, а не из-за меньшей ценности этих книг по сравнению с книгами «великих» пророков. Этот сборник существовал уже в эпоху мудрых Израиля (Сир 49:12). В евр Библии, а по ее примеру в Вульг и в слав. Библии, эти книги расположены в той исторической последовательности, которую им приписывает предание, тогда как в греч Библии порядок несколько иной.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

6 Гл. 6-я представляет обличительную речь пророка к Израилю, имеющую форму судебного состязания. Относительно общего смысла гл. 6-7 см. «О книге пророка Михея».


6:1  Встань, судись и пр. — слова Божии, обращенные к пророку. Судись пред горами (eth-beharim), и холмы да слышат голос твой — горы и холмы призываются в свидетели суда Господа с Израилем. Так как разумные существа, поясняет блаж. Феодорит, «страдают неразумением, то неодушевленные вещи сделаю судьями разумных». Горы и холмы призываются в свидетели и потому, что они были как бы очевидцами тех благодеяний Божиих для народа, о которых идет речь ниже. В слав. тексте рассматриваемое выражение передано несколько иначе — судись с горами (πρὸς τὰ ὄρη), как должно бы передать собственно и евр. eth-haharim: т. е. горы являются не свидетелями суда, а предметом суда. Такую же мысль находили в ст. 1-м многие древние и новые толкователи (Гоонакер). Вместо народа, в таком случае, пророк обращается к горам и холмам, на которых народ расселен. Древние также толковали слова ст. 1-го и в аллегорическом смысле: горы и холмы — это ангелы, которым вверено попечение о делах человеческих (блаж. Иероним) или пред которыми производится суд (св. Кирилл Александрийский), демоны, князья и вельможи иудейские (Санктий, Менохий), Авраам и патриархи, и др. Но нет никакой нужды в таких аллегорических толкованиях.


6:2  Твердые (haethanim) основы земли — значение слова haethanim неясно, и оно переводится различно (Симмах: «древние», блаж. Иероним: audite, слушайте; LXXφάραγγες, дебри, долины). Некоторые комментаторы предлагают читать вместо него глаг. haazinu (Велльгаузен, Новак, Марти) — слушайте, внимайте, как у блаж. Иеронима.


Основы земли (Ис 24:18; Пс 81:5; Притч 8:29) — горы, корнями своими как бы держащие землю. У LXX и слав. вместо твердые основы земли читается: дебри (φάραγγες) основания земли, т. е. глубокие долины, служащие основанием земли.


6:3-5 Начиная самый суд с Израилем, пророк указывает на неблагодарность народа, на забвение им Божиих благодеяний, — именно изведения из Египта, спасения от проклятия, замышлявшегося Валаком и Валаамом (Чис 22:24) и вообще, чудесную помощь при завоевании Ханаанской земли.


6:3  Народ мой — в славянском множ. ч.: людие мои; соответственно этому и даже местоимения во множ. ч. К словам чем отягощал тебя (слав.: стужих вам) у LXX и в слав. добавлено ἢ τί ἐλύπησά, чим оскорбих вас.


6:5  От Ситтима до Галгал (слав.: от Сития до Галгал) — называя имена двух местностей Палестины, пророк желает кратко напомнить время завоевания Ханаана. Долина Ситтим служила последним станом евреев на восточной стороне Иордана (Чис 22:1; 25:1); у Галгал был первый стан евреев по переходе через Иордан; здесь находилась во все время завоевания Ханаана скиния (Чис 33:49; Нав 2:5,10; 10:43; 14:6). Евр. слово schittim есть название дерева акации, от обилия какового получила свое имя и долина.


LXX вместо собств. имени schittim перевели нарицат. ἀπὸ τω̃ν σχοίνων (σχοινος, тростник, трость), но в слав. переведено с еврейского: от Сития.


6:6-7 Ряд вопросов в ст. 6-7 предлагается от имени народа, олицетворенного в одном лице. По мнению некоторых комментаторов (Кейль, Шегг), этими вопросами народ против обвинений в неблагодарности, указывает на то, что он исполняет все предписания о жертвах. Но упоминания в ст. 7 об угождении Богу, о жертве за грехи даст основание большинству комментаторов полагать, что в вопросах выражается покаяние народа и желание узнать путь истинного богопознания. Пророк говорит от лица кающихся и разъясняет, что жертвы сами по себе не могут быть достаточными для Господа. Чтобы сильнее выразить эту мысль, пророк упоминает о самых щедрых и дорогих жертвах, какие только можно предположить. Слова пророка о «жертве первенца» не указывают непременно на то, что такие жертвы приносились в его время в Иудейском царстве, и что ст. 6-8 относятся к царствованию Манассии (Новак): пророк говорит о возможном и о том, что бывало в другие времена (4 Цар 3:27; Иер 7:31; Иез 12:21). Несчетными потоками елея — в слав.: во тьмах козлищ тучных, соответственно чтению LXX-ти χιμὰρρων πιόνων, Вульгата: hircorum pingvium. Возможно, что χιμὰρρων (козлов) возникло из сохранившегося в некоторых рукописях первоначального χειμάρρων (ручьев).


6:8 Пророк указывает истинный путь богоугождения: справедливость, милосердие и смирение. Пророк, как и его предшественники Амос, Осия, Исаия, не отрицает в ст. 8-м жертв вообще, а разъясняет, при каких условиях жертвы получают цену в очах Божиих (ср. Ам 4:4; Ос 5:6; 8:5; Ис 1).


6:9-16 Пророк описывает противоречащее истинному богоугождению поведение народа и возвещает грядущие бедствия.


6:9 Ст. 9 труден для перевода и в различных текстах передается неодинаково. Глас Господа взывает (слав.: призовется) к городу, т. е. к городу Иерусалиму, как думает большинство комментаторов, или к Самарии, как думают некоторые (блаж. Иероним, Юнгеров, Гоонакер). Мудрость (thuschijjah) благоговеет (ireh) пред именем Твоим (schemecha) — перевод предположительный, смысл которого тот, что мудрые должны с благоговением слушать голос Божий. У LXX-ти и в слав. рассматриваемое предложение читается: спасет боящияся имене Его. Глаг. σωζει, спасает, явился у LXX-ти вследствие того, что евр. thuschijjah они, как и блаж. Иероним, ошибочно приняли за форму глаг. jascha (спасать). Чтение φοβουμένους (боящиеся) показывает, что LXX, как и сир., халд. и блаж. Иероним, вместо евр. raah, видеть («благоговейно смотреть»), имели в тексте jareh, бояться. Новейшие комментаторы также предпочитают последнее чтение и, соответственно этому, все рассматриваемое выражение передают: «мудрость есть — бояться имени Его» (Новак, Гоонакер — «имени Твоего»). Слушайте жезл (matteh) и Того, Кто поставил его (umi jeadah) — по смыслу рус. текста, пророк называет жезлом грядущее наказание (ср. Ис 10:5-15; Иез 7:10-11) и призывает послушать Господа, пославшего наказание. Но слова подлинника могут быть переводимы и иначе. У LXX и в слав. тексте они передаются: послушай племя, и кто украсит град. Чтение LXX возникло потому, что евр. matteh, имеющее значение «жезл» и «колено», они принимали в значении колена; jeadah (поставил) прочитали как jaadeh (от jadah, украшать) и, перенеся из следующего стиха частицу od (еще), прочитали ее, как ir (город). Понимание matteh в значении «колена» принимается блаж. Иеронимом (audite tribus), а чтение LXX-ти ir (город) также и новейшими комментаторами; отсюда все не вполне ясное выражение передается: «слушайте, колено и собрание города» (Новак, Гоонакер).


6:11 В ст. 10-11 причины приближающихся бедствий — нечестие, в частности — скопление сокровищ неправдою, обман посредством неправильной меры (ефы) и весов. Ст. 10 представляет некоторые трудности для перевода и передается у LXX-ти, в Вульг. и у новых комментаторов отлично от русского текста. Евр. haisch, принятое в нашем тексте за haesch (ha вопросит. частица и esch — «есть» (ср. 2 Цар 4:19) и переданное словами не находятся ли, у LXX, в сир. и Вульг. понимаются в значении esch — огонь; beth (в доме) LXX приняли за именит. пад. («дан»); существ, ozroth (от azar, собирать), имения, сокровища, перевели двукратно θησαυρίζων θησαυροὺς; слова veephah (мера, ефа) rason (тощая, уменьшенная) seumah (прогневляющая, отвратительная), прочитав, может быть, вместо veephal-veethμετὰ), передали пояснительно μετὰ ὕβρεως ἀδικι̃ας, с укоризною неправды. Отсюда в славянском тексте читается: еда огнь и дом беззаконного собирая имения беззаконная и со укоризною неправды, т. е. «не огонь ли, имеющий все истребить, заключает в себе дом беззаконного, собирающего неправедные богатства». Новейшие комментаторы неясное haisch исправляют в haeschschah (от naschah — сдвигать с места, в гиф. отталкивать, оставлять без взыскания) и передают: «оставлю ли я без взыскания дом нечестивого» и пр. (Марти, Гоонакер). Ст. 11-й дополняет мысль ст. 10-го. Могу ли я быть чистым (haeskeh от sachah) — речь идет в ст. 9-16 от лица Божия; поэтому ст. 11 нужно передать — «могу ли Я очистить его (haasakkehu), как и в Вульгате: num guid justificabo, неужели оправдаю. У LXX вопрос передан в 3-м лице; отсюда в слав.: еда оправдится в мериле (ἐν ζυγω̨̃ — в весах) беззаконник и во вретищи (рус. «в суме») меры (рус. «гири») неправые.


6:12-13 Пророк в прямой форме выражает то, что в ст. 10-11 выражено в форме вопросительной. Речь идет о жителях города, с которым суд у Господа (Иерусалима или Самарии). Вместо слов так как богачи его исполнены неправды в славянском согласно с LXX-ю читается: от них же (ἐξ ὡ̃ν) богатство свое нечестия исполниша; LXX связали ст. 12-й с предыдущим: «от них же» — от неправильных мер и весов. Язык их есть обман (remijjah) в устах их — в слав.: язык их вознесеся во устех их, так как LXX существ. remijjah приняли за форму глаг. rum, поднимать. Я неисцельно (hakkothecha) поражу тебя (hechelethi) — в слав.: и аз начну поражати тя; LXX вместо второго глагола (chalal, поражать), синонимического с первым (nachah — поражать), читали hachilothi от chalol, начинать, каковое чтение принимают и новейшие комментаторы. Форму haschmem (неопред. от schamem — быть немым, опустошенным) LXX перевели изъявит. покл. ἀφανιω̃, слав.: погублю.


6:14-15 Пророк разъясняет, в чем будет состоять наказание народа. Причиной бедствий, по смыслу ст. 14-15, будет служит нашествие неприятелей. Пророк, таким образом, повторяет угрозы, высказанные уже Моисеем (Лев 26:26; 28:33,39,40). Текст греч. и слав. имеют в ст. 14-15 отступления от подлинника. Вместо слов пустота (jeschacha) будет внутри тебя в слав.: и померкнет в тебе, и совратишися; LXX, вероятно, вместо jeschacha читали сходное jecheschach от chaschach, меркнуть), а глаг. vethaseg (рус. будешь хранить, от nasag, укрывать, удалять); перевели словом ἐκνεύσει или, как во многих рукописях, ἐκνεὺσεις, уклониться, совратиться. В конце ст. 15-го в слав. тексте читается предложение: и погибнут законы людей моих; это предложение не имеет для себя соответствия в подлинном тексте, полагают, что оно возникло из ошибочного чтения начала ст. 16-го veischthammer chukkoth amri, сохранил обычаи Амврия.


6:16 Амврий — родоначальник династии, запятнавшей себя идолослужением и беззакониями (3 Цар 16:31; 18:18). Ахав был наиболее ярким представителем этой династии. Через Гофолию, дочь Ахава (4 Цар 8:18), вступившую в брак с иудейским царем Иорамом, нечестие дама Амврия перешло и в Иудею. Вы понесете поругание народа Моего (ammi), т. е. понесете наказание, назначенное народу Моему. Не без основания, однако, некоторые комментаторы (Новак) читают, согласно с LXX-ю, вместо ammiнарода Моего») — amim — народов, людей. Мысль будет та, что Израиль за свое нечестие сделается предметом поругания для всех народов. В слав. тексте ст. 16-го вместо Амврия назван Замврий, как и у LXX, что, конечно, ошибочно; слова жителей твоих у LXX и в слав. отнесены к жителям Самарии, почему в читается: живущие в ней.


7:1  Горе мне — описание нечестия в 1-6 понимается или как речь от лица пророка, скорбящего о развращении вверенного его попечению народа (иер. Антоний, Юнгеров), или как речь олицетворенного Сиона (Новак) или Самарии (Гоонакер), скорбящих о детях своих. Выражения ст. 8 не радуйся ради меня и ст. 10 увидит это неприятельница моя и пр. скорее дают основание думать, что в ст. 1-6 выступает личность коллективная, — Сион или Самария. В ст. 1-м пророк образно выражает мысль, раскрываемую ниже, — мысль об отсутствии в народе правды, добра, добродетельных людей: как по уборке винограда и по собрании плодов нельзя найти ни одной ягоды, ни одного спелого плода, так и в народе ни одного добродетельного человека. В тексте LXX и слав. выражена та же мысль, но образы несколько иные. Вместо слов со мною теперь как по собрании летних плодов (или точнее с евр. «я сделался как собрания (keaspej) летних плодов» (kaiz) в слав.: бых аки собираяй (ὡς συνάγων) сламу (καλάμην, солому) на жатве, — причем καλάμην (солому) добавлено LXX-ю. Вместо слов как по уборке винограда, ни одной ягоды для еды, ни спелого плода в слав.: яко пародок (ὡς ἐπιφυλλίδα, маленькая виноградная кисть, вин. пад. от предшеств. глаг. συνάγων, собираяй) во обимании винограда (ἐν τρυγητω̨̃, при уборке винограда) не сущу гроздию, еже ясти первоплодная. Слов «яже вожделе душа моя» в большей части рукописей LXX-ти нет.


7:2-3 Пророк раскрывает смысл образа 1-го ст. и повторяет обличения высказанные уже ранее, распространяя их теперь на весь народ, а не на одних знатных (ср. 2:1-2,8; 3:3).


Начальник требует подарков — последнее слово добавлено переводчиками по требованию смысла. Слав. текст 2-3 дает мысль сходную с евр.-рус., но в некоторых выражениях отступает от первого. Слова слав. текста: у люте мне душе, греч. οἴ μοι ψυχὴ, — не имеют соответствия в подлиннике ст. 2-го и явились, вероятно, потому, что LXX отнесли к ст. 2-му конец ст. 1-го ivvethah naphschi («желает душа моя»), который они прочитали ojah naphschi, горе душе моей. Все строют ковы (jerovu), чтобы проливать кровь (ledamim, для кровей) — слав.: вси в кровех прятся (δικάζονται), т. е. все судятся ради крови), так как LXX вместо jeerovu (от arav, плести сеть, подстерегать) читали сходное jarivu (от rix, судиться). Каждый ставит (jazudu) брату своему сеть (cherem) — образ заимствован от охотничьих занятий; в слав.: кийждо ближнего своего озлобляет озлоблением, так как вместо jazudu (плетут, ставят) LXX читали jazuru (от zur, притеснять), а слово cherem (сеть) принято ими в значении ἐκθλιβὴ, озлобление. Судия судит за взятки (baschillum) — в слав. с греч.: судия мирная словеса глаголет, т. е. потворствует беззаконникам вместо того, чтобы наказывать их; чтение LXX возникло, вероятно, потому, что евр. baschillum (за взятки) было прочитано keschalom (как мир, о мире), причем к рассматриваемому предложению отнесено было и следующее далее слово haggadol («вельможа»), прочитанное как haddabar (слово). Вельможи (haggadol) высказывают злые хотения души своей и извращают дело (hajeavthuha) — LXX слово haggadol (вельможа), как уже замечено выше, отнесли к предшествующему предложению; редкое hajeavthuha (от abath, смешивать, извращать) они производили или от abar (ἐξαιρέω, отнимаю, 2 Пар 35:23) или от abad (ἐξαίρω, Чис 33:52); кроме того, перенесли из следующего стиха слова thovam, благая их; отсюда получилось неясное чтение слав. текста: желание души его есть; отъиму благая их.


7:4 В начале ст. 4-го общая характеристика народа. Сравнением с терном, делающим землю негодною, приносящим вред, пророк желает указать на негодность народа в нравственном отношении. За это народ постигнет суд — день провозвестников Божиих, т. е. день, предвозвещенный пророками, день посещения или наказания. LXX и слав. в ст. 4-м уклоняются от подлинника. По-видимому, cherek (терн) LXX поняли как причастие от charak (обрубать) или от charaz (резать), причем причастие они дополнили сущ. σὴς, моль; стоящее далее слово jaschar (справедливый) LXX поняли, как причастие от jaschar (прямо ходить); евр. jom mezappecha (день стражей твоих) они прочитали как jom mizpeh (день стражи) и отнесли как обстоят. врем. к предыдущему предложению, а не к последующему; отсюда вместо чтения русского текста: лучший из них — как терн, и справедливый — хуже колючей изгороди, день провозвестников твоих — в слав. читается: яко моль поядаяй и ходяй по правилам (ἐπὶ κανόνος, по ткацкому станку) в день стражбы. По слав. тексту ст. 4 дополняет мысль, выраженную в конце ст. 3, и изображает отношение Бога к народу в день суда («стражбы» — дозора, надсмотра): Господь будет для народа, как моль, поедающая нити (ср. Ос 5:12; Ис 50:9). Вместо чтения рус. текста ныне постигнет их смятение (mevuchatham) в слав.: ныне будут плачи их — LXX, очевидно, mevuchatham производили от bachah, плавать.


7:5-6 Пророк говорит не о будущем только, как полагают некоторые комментаторы (Кейль, Кнабенбауер), но и о настоящем. Такими же словами Господь Иисус Христос изображает состояние человечества пред вторым пришествием (Мф 24:10-12; Мк 13:12).


7:5 Вместо слов не полагайтесь на приятеля (bealuph) в слав.: не надейтеся на старейшины, — так как aluph иногда имеет и значение начальника (Быт 36 гл.).


Стереги двери уст твоих: у LXX и в слав. яснее: хранися, еже сказати ей что.


7:6  Враги человеку — домашние его — у LXX добавлено πάντες, врази вси мужу домашний его.


7:7 В ст. 7-м и далее речь идет от имени олицетворенного Сиона или Самарии. Пророк выражает надежду на милосердие Божие, которое будет оказано, несмотря на развращенность народа.


7:8-9  Не радуйся ради меня, неприятельница моя — неприятельницей называет пророк или определенный враждебный народ — ассириян или вавилонян, или вообще весь языческий мир, с злорадством взиравший на бедствие народа Божия.


Доколи Он не решит дела моегослав.: дондеже оправдит прю мою), т. е. дело с врагами, которые, ничего не потерпев от меня, столь жестоко поступили со мною (Кнабенбауер).


7:10 В уничижении Израиля языческие народы видели доказательство бессилия Иеговы (Ис 10:9-11). Но врагов Израиля покроет стыд, когда они увидят, что Израиль восстановлен, а они подверглись унижению. По мнению большинства толкователей, пророк говорит о Вавилоне (Ефрем Сирин, Кирилл Александрийский, блаж. Иероним), по мнению других, о Ниневии (Гоонакер). Насмотрятся на нее глаза мои — пророк выражает не злорадство о погибели врагов, а радость о торжестве правды Божией.


7:11 Ст. 11-й неодинаково передается в евр. и греч. тексте и труден, как для перевода, так и для истолкования. Русский перевод не дает ясной мысли. По обычному мнению, пророк говорит о будущем восстановлении стен Иерусалима, или если gader (рус. стена) понимать в смысле ограды виноградника, о будущем восстановлении теократии, сравниваемой с виноградником. Пророк выражает свою мысль в форме восклицания: «день сооружения стен» (ограды)! Слово jom в нашем переводе понято как винит. времени на вопрос когда («в день сооружения»), но обыкновенно оно принимается за именительный падеж. В этот день (jom hahu) отдалится (irhak) определение (chok) — мысль русского текста неясна. Слово chok, означая нечто установленное, определенное (Исх 5:14; Лев 10:13; Притч 30:8) имеет, в частности, значение «предела» (Притч 8:29) и именно «предел определенный» (Иов 14:5; 26:10; 38:10; Ис 5:14). В этом смысле, по-видимому, можно понимать слово chok и в рассматриваемом стихе: отдалится предел, т. е. предел теократии, ограничение ее одним народом еврейским. Таким образом, пророк не только предвидит восстановление теократии, но и расширение пределов ее, включение в нее и других, кроме Израиля, народов. LXX поняли слова пророка в противоположном смысле, — как пояснение ст. 10-го, как пророчество о разрушении враждебного города и истреблении враждебного Израилю народа. Отсюда в слав. тексте читается: день глаждения плинфа (т. е. истребления кирпичей), изглаждение твое день оный: и сотрет законы твоя день оный. Блаж. Феодорит поясняет эти слова так: «ты для всех будешь доступна и всеми удобоуловима, все живущие окрест станут разорять и пожирать тебя. Тогда и противозаконные законы твои примут конец». Другие комментаторы, впрочем, понимают текст LXX-ти о Иерусалиме (иером. Антоний, Юнгеров).


7:12  В тот день приидут к тебе, т. е. к Сиону или Иерусалиму, а по мнению Гоонакера, к Самарии. Комментаторы, относящие ст. 12 к Сиону, видят в нем пророчество о собрании народов на Сион по восстановлении теократии в ее чистом виде. Гоонакер же, относящий ст. 12 к Самарии, понимает его как ретроспективное указание на осаду Самарии. LXX дают в ст. 12 мысль отличную от евр. текста. Слово jom hu (в тот день) отнесены LXX-ю к концу ст. 11-го; adecha (к тебе) прочитай, как arecha («города твои»), причем добавлено слово εἰς ὁμαλισμὸν («в поравнение»); евр. leminni (от) произведено от manah (делить); отсюда в слав. тексте начало стиха читается: и гради твои приидут на поравнение (т. е. будут разрушены, сравнены с землею) и в разделение ассирийском. Подобным же образом поняты LXX-ю и дальнейшие слова ст. 12-го: и городов египетских (mazor), и от (uleminni) Египта (mazor) до реки Евфрата (ad-nahar) — слово mazor, название Египта, принято в первом случае в нарицательном значении, крепость (Авв 2:1; Пс 31:21), а во втором как название города Тира; uleminni (и от), как и выше, произведено от manah, делить, и неопределенное ad-nahar (до реки), поясненное в русск. тексте именем Евфрата, пояснено LXX-ю словом Συρίας, Сирии; отсюда получилось чтение слав. текста: и гради твои твердии в разделение от Тира даже до реки Сирския. В конце стиха в некоторых списках LXX-ти и в слав. тексте читаются слова: дние воды и молвы, — не имеющие соответствия в подлиннике; этими словами переводчики могли указать на быстроту нашествия неприятелей. Таким образом, по тексту LXX в ст. 12-м речь о разрушении городов «от моря до моря», а не о собрании народов на Сион. Блаж. Феодорит, при этом, понимает эту речь о враждебных иудеям городах; другие же комментаторы о городах иудейских (Юнгеров).


7:13  А земля та, т. е. земля враждебных Израилю народов, а не земля иудейская или Палестина, как полагают Гитциг, Клейнерт и др.


7:14 В ст. 14-м молитва пророка за народ. Иегова сравнивается с пастырем, а народ с овцами. Кармил — горный хребет на границе колен Ассирова, Завулонова и Иссахарова (Нав 19:11,26), богатый растительностью в пастбищами (Ис 35:2; Иер 50:19; Ам 1:2). Нарицательное значение имени Кармил — сад, огород. Васан — область к востоку от Иордана, славившаяся своими дубами (Ис 2:12; Иез 27:6) и прекрасными пастбищами для скота (Ам 4:1; Иез 39:18). Галаад — заиорданская область от потока Арнона до горы Ермона (Втор 34:1; Нав 22:9; 13:15), богата растительностью и пастбищами (Чис 32:1; 1 Пар 5:9). Смысл молитвы пророка, вследствие неполной ясности текста, комментаторами передается неодинаково. Слова обитающих уединенно, в лесу среди Кармила относят и к будущему (Кейль, Кнабенбауер, Юнгеров) и к настоящему (Новак, Гоонакер) состоянию народа. По первому пониманию, пророк молит о том, чтобы в будущем народ был уединен, отделен от других и чтобы ему предоставлены были лучшие пастбища, т е. обилие благ. По второму пониманию мысли, о будущей изолированности народа от других нет, а пророк говорит о современном состоянии народа, который отрезан от плодородных мест и живет как бы в пустыне, — и говорит именно об остатках десятиколенного царства (Гоонакер).


Как во дни древние, т. е. или в дни Давида и Соломона, или лучше, соответственно ст. 15-му, в дни завоевания ханаанской земли при Моисее и Иисусе Навине.


Вместо да пасутся они в слав.: попасут, но в греч. νεμήσονται, будут пастись.


7:15 По смыслу русск. перевода, ст. 15 и далее содержат ответ Господа на молитву пророка. Но и чтение LXX-ти, и контекст речи говорит за то, что в ст. 15-м продолжается молитва пророка. Поэтому лучше вместо areenu (от raah, видеть, гиф. с суфф. 3-го лица) явлю ему читать hareenu (повелит. накл. с суфф. 1-го лица) покажи нам. Ввиду тяжкого положения народа пророк молит Господа о таком же чудесном содействии, какое было явлено при исходе из Египта.


7:16-17 Пророк изображает впечатление великих дел Божиих, имеющих совершиться над Израилем, на языческие народы.


Устыдятся при всем могуществе своем, т. е. потеряют веру в свое могущество и в своих богов.


Положат руку на уста — образ изумления и благоговейного молчания.


Уши их сделаются глухими — т. е. как бы от грома великих дел Божиих, от грома суда Божия (ср. Иов 26:14; Ис 33:3).


Будут лизать прах как змея, т. е. повергнутся на землю от ужаса. LXX и слав. дают в ст. 16-17 мысли сходные с подлинным текстом.


7:18-20 Хвалебная песнь Господу, представляющая обоснование надежды пророка, выраженной в его молитве, а также заключение ко всей книге. Общая мысль ст. 18-20 та, что по бесконечной своей благости Господь умилосердится над народом и изгладит его беззакония. В ст. 18-м вместо чтения русского текста: не вечно (laad) гневается Он, в слав.: не удержа гнева своего во свидание (εἰς μαρτύριον, во свидетельство); LXX читали не laad (во веки), а leed («во свидетеля»); мысль переданная ими такова: Господь не хранит в себе гнева, чтобы он (гнев) был как бы свидетелем против народа, удерживал от проявления милосердия к последнему.


Премудрый Михей (евр. Michah или в более полном начертании michajahu, — 2 Пар 13:2; 2 Пар 17:7, — означает кто как Бог) в надписании его книги называется «Морасфитином» (евр. hammoraschthi). Это название обыкновенно понимается, как указание на место происхождения пророка — Морахфу. По свидетельству блаж. Иеронима, Морасфа находилась на юге Иудеи, вблизи Элевферополя. Новейшие толкователи отождествляют Морахфу с упоминаемым у Михея в Мих 1:14 Морешеф-Гефом. Следы Морасфы при этом указывают в незначительных развалинах, находящихся к югу от Бейт-Джибрина.

Уроженец Иудеи, Михей свое пророческое служение проходил в Иудейском царстве. По надписанию книги время этого служения падает на царствование Иоафама, Ахази и Езекии, т. е. на конец VIII-го в. до Р. Х. В кн. Иеремии (Иер 26:18-19) сообщается, что когда народ хотел умертвить его за предвещение гибели Иерусалиму, то некоторые из старейшин земли сказали народному собранию: Михей Морасфитянин пророчествовал во дни Езекии царя иудейского и сказал всему народу иудейскому: «так говорит Господь Саваоф: Сион будет вспахан, как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора дома сего лесистым холмом». «Умертвили ли его за это Езекия, царь иудейский, и весь Иуда»? Несомненно, приведенные слова относятся к Михею, писателю пророческой книги. Так как в этих словах Михей представляется пророком времени Езекии, то некоторые новейшие комментаторы этим временем и ограничивают всю деятельность пророка, полагая, что стоящие в надписании кн. Михея имена царей Иоафама и Ахаза представляют позднейшую вставку. Но свидетельством Иер 26:18-19 утверждается только то, что одно известное пророчество Михея, именно пророчество о разрушении Иерусалима (Мих 3:12), было произнесено в царствование Езекии, а не то, что и вся деятельность пророка ограничивалась этим царствованием. Правда прямых и ясных указаний на время Иоафама и Ахаза мы не имеем в кн. Михея. Но это может быть объясняемо тем, что книга пророка представляет не все произнесенные им речи, а только старое изложение их и извлечения из них. Кроме того, содержание пророчества Михея из времени Езекия отчасти может считаться отражением того настроения иудейского народа, которое развилось в царствование Иоафама и Ахаза. Сюда относятся, например, указания на воинственное настроение, которое особенно было сильно при Иоафаме (Мих 4:8; Мих 5:5.10-11; ср. 2 Пар 27:1-7), и на волшебство и идолопоклонство, которое было распространено при Ахазе (Мих 5:12-14; Мих 1:5). Как нет оснований отодвигать начало деятельности Михея ко времени Езекии, так нет данных и для того, чтобы продолжать ее до царствования Манассии (ср. Мих 7:6).

По содержанию кн. Михея обыкновенно разделяется на три части, из которых первых обнимает Мих 1-3, вторая Мих 4-5 и третья Мих 6-7. Предметом пророческих речей Михея была Самария и Иерусалим. Пророк начинает свои речи возвещением разрушения, предстоящего Самарии. С такою же угрозою обращается он и к Иерусалиму, изображая в ряде образов грядущее бедствие (Мих 1). Причиной божественного гнева против Иерусалима служит нечестие жителей Иудеи, в особенности преступления вельмож иудейских, священников, ложных пророков и судей (Мих 2-3). За эти преступления, возвещает пророк, «Сион распахан будет, как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора Дома сего будет лесистым холмом» (Мих 3:12). Эти угрозы в Мих 2:12-13 пророк прерывает обетованием о будущем соединении остатков Израиля и Иуды и возвращении их из плена. Таково общее содержание первой части кн. Михея. Речи Мих 1-3, предсказывающие разрушение Самарии, были произнесены до этого события, т. е. до 722 г. Как видно из Иер 26:18, угрозы пророка против Иерусалима имели условный характер. Так как народ раскаялся, то они не были осуществлены. После завоевания Самарии ассирияне прекратили военные действия в Палестине, и угроза Иерусалиму миновала. Но дух народа был неспокоен, и вот, пророк обращается к народу с утешительными речами. Вторая часть кн. Михея, Мих 4-5, представляет подробное раскрытие утешительного обетования Мих 2:12-13 и возвещение мессианских времен. В эти времена все народы обратятся к закону Иеговы, и настанет царство мира (Мих 4:1-5). Этому будет предшествовать восстановление народа (Мих 4:6-8) и торжество его над врагами, злоумышляющими против Сиона (Мих 4:9-13). Виновником этого славного будущего явится имеющий родиться в Вифлееме Владыка Израиля, «происхождение Которого от дней вечных». Владычество его доставит Израилю могущество над врагами, подобными Ассуру, и сделает его истинным народом Божиим, среди которого не будет уже предметом ложного богопочитания (Мих 5). Третья часть кн. Михея (Мих 6-7) содержит в первой половине обличительную речь пророка к Израилю. Призывая горы и холмы в свидетели суда Господа с Израилем, напоминая о благодеяниях Божиих (Мих 6:1-5) пророк поставляет народу на вид его неправды — лживость, обман, отсутствие милосердая, вообще «обычаи Амврия и дела дома Ахава» (Мих 6-7:8). Народ должен понести наказание за грехи свои, и пророк от имени Господа говорит: «Я неизцельно поражу тебя опустошением за грехи твои» (Мих 6:13-15). Но вместе с тем, пророк снова выражает уверенность в том, что Господь умилосердуется над остатком наследия своего, изгладит беззаконие народа, явит, как в дни исхода из Египта, дивные дела свои, восстановит теократию и расширит пределы ее (Мих 7:11-20). Не вполне ясно, о каком именно царстве говорит пророк в Мих 6-7. Большинство комментаторов понимают речи Мих 6-7, как пророчество об Иерусалиме и царстве Иудейском, о пленении иудейского народа и о восстановлении царства после плена (Мих 7:11). Но некоторые выражения рассматриваемых глав дают основание другим комментаторам относить эти главы не к Иерусалиму и Иудейскому царству, а к Самарии и царству Израильскому. Гоонакер справедливо указывает на то, что в Мих 6-7 не называется ни Иудея, ни Иерусалим или Сион, ни Вавилон. Далее, в молитве пророка о восстановлении народа (Мих 7:14-end) мы не находим ни одного из тех предсказаний славного будущего, которые обычны в описании величия Сиона. Слова молитвы: да пасутся они в Васане и Галааде, как во дни древние (Мих 7:14) — более понятны в отношении к Израильскому царству, нежели в отношении к Иудейскому. Общая картина нечестия народа, начертанная в Мих 6-7, вполне соответствует той, какую мы видим у пророка Осии (ср. Ос 4:1-2; Ос 9:7-8). Такое выражение, как Мих 6:16, опять естественнее понимать в отношении Самарии, чем в отношении Иерусалима. Отмеченные черты Мих 6-7 и дают основание видеть в них речь о Самарии, и именно ретроспективный обзор совершившихся в Самарии событий, разделение справедливости божественной кары, постигшей десятиколенное царство и возвещение остатку этого царства надежды на светлое будущее. Мих 6-7 являются, таким образом, эхом тех братских чувств, которые вызваны были падением десятиколенного царства в душах лучших представителей иудейского народа.

Речи пророка Михея отличаются глубиною и живостью чувства. Особенно сильны те обличения, с которыми пророк обращается к вельможам народа и к ложным пророкам. Живость чувства, одушевляющего пророка, отражается в его речах быстрыми переходами от одной мысли к другой (от обличения к угрозе, от угрозы к обетованиям (Мих 2:8-12; Мих 3:12; Мих 4:1), частым употреблением уподоблений и игре слов (Мих 1:10-15; Мих 2:4; Мих 6:5), обилием образов. При этом, как уроженец деревни, Михей, подобно Амосу, свои образы и сравнения чаще всего заимствует из пастушеской жизни (ср. Мих 2:12; Мих 4:6-7; Мих 5:3-4; Мих 7:14).

Новейшая критика отвергает подлинность большой части кн. Михея, утверждая что первоначальная книга пророка была переработана и восполнена в послепленное время. Но в основе такого воззрения лежит, во-первых, несправедливое применение к книге требований от современного литературного произведения, а во-вторых, особое понимание ветхозаветного профетизма, сводящее последний только к неясным ожиданиям будущего и не допускающее определенных предсказаний этого будущего.

Текст кн. Михея представляет немало трудностей, так как подлинник и переводы передают его неодинаково.

Литература: Проф. П. А. Юнгеров. Книга пророка Михея. Казань. 1890; Арх. Антоний. Толкование на книгу св. пророка Михея. СПб., 1891; Roorda. Commentarius in Vatic. Michae, 1869; Ryssel. Die Textgesfalt und die Echtheit d. Buches Micha, 1887; Cheyne [Шейне]. Micah with notes and Introduction, 1895; См. также комментарии Новака, Марти и Гоонакера.

Пророки и пророчества



Имя. Пророки назывались у евреев nabi, т. е. «говорящий». Слово это имеет корнем глагол, сохранившийся и теперь в арабском языке, – nabaa ­ давать весть. За правильность такого понимания термина nаbi говорит и соответственное ассирийское выражение nabu ­ звать, а также эфиопское nababa ­ говорить. Но если этот эпитет «говорящие» (nebiim) придавался только некоторым лицам, то под ним разумелись, очевидно, особые люди, которые заслуживали своими речами исключительного внимания и уважения, словом, люди, посланные Богом для возвещения Его воли. Таким образом, слово nаbi должно обозначать вестника Божественного откровения. Такой же смысл имеет и термин греческой Библии – προφητης, которым LXX передают еврейское выражение nabi. Кроме того, евреи называли пророков roéh – видящий, chozéh – прозорливец. Эти оба названия указывают на то, что возвещаемое пророком получено им в состоянии видения или особенного восторга (см. Чис.24:3–4 и сл.). Но так как взор пророка направлялся и на внешнюю жизнь еврейского государства, даже на будущее его, то пророки иногда назывались zophim, т. е. стражи (Иер.6:17; Ис.56:10), которые должны предупреждать свой народ об угрожающей ему опасности. Назывались также пророки пастырями (Зах.10:2; Зах.11:3, 16), которые должны заботиться о порученных им овцах – израильтянах, мужами Божиими и др.

Сущность пророчества. Если пророки должны были возвещать людям получаемые ими от Бога откровения, то, очевидно, Бог входил с ними в тесное внутреннее общение. Он должен был говорить с ними и они – с Богом, и Бог, действительно, приходит к ним и говорит с ними, как со своими друзьями, о том, что Он намерен совершить, объясняет им свои планы. В этом и состоит настоящая сущность пророчества. Поэтому уже Авраам называется пророком и другом Божиим (Быт.20:7; Иак.2:23). «Могу ли Я, – спрашивает Бог, – скрыть от Авраама то, что Я намерен сделать?» (Быт.18:17).

И других патриархов Бог называет «Своими пророками» (Пс.104:14–15). Если пророки поэтому выступают как учители и руководители своего народа, то они высказывают не свои собственные убеждения и мысли, а то, что они слышали от Бога. Они и сами ясно сознавали, что через них говорит именно Бог. Поэтому-то у них часто встречается в их пророческих речах надписание: «Бог сказал». Бог влагал им в уста слова свои (Иер.15:19–20), и они с уверенностью говорят о своем послании Богом (2Цар.23:2; Дан.2:27). К себе преимущественно поэтому они относят и название roeh – видящий, которое гораздо сильнее обозначает божественное происхождение пророческого вдохновения, чем другое слово – chozeh, которое иногда потреблялось и для обозначения пророков не в собственном смысле этого слова, которые были, можно сказать, людьми самообольщенными, полагавшими, будто через них говорит Бог (Иез.13:2, 6). 1

Различные состояния вдохновения. Хотя все пророки свидетельствуют: «Господь говорил мне» или «так говорит Господь», однако между пророками было различие в отношении к пророческому самосознанию и в отношении Бога к ним.

а) Особое место среди ветхозаветных пророков принадлежит пророку Моисею, с которым «Бог говорил устами к устам» (Чис.12:8). Служение Моисея как законодателя, а также судии, священника, вождя и пророка также было необыкновенно высоко (Втор.34:10). Он в нормальном, бодрственном состоянии получал откровения от Бога. Господь говорил с ним как друг с другом, прямо высказывая свои веления. Самуил также слышал ясную речь Бога, но не видел при этом никакого образа (1Цар.3 и сл.). Однако неприкрытой ничем славы Божией не видел и Моисей (Исх.33:20, 23).

б) Гораздо низшую форму вдохновения представляет собою то, когда Бог говорил пророкам в видении или во сне (Чис.22:8–9). В состоянии видения, восхищения или экстаза дух человеческий возвышается над обыкновенными границами пространства и времени, над всей временной жизнью и живет душой в потустороннем мире или же переносится в даль будущего (Деян.22:17; Откр.1:10). То, что он видит или слышит в этом состоянии, он может потом сообщить и другим, приведя все им слышанное в известный порядок и давши ему более или менее стройную форму,

в) Иногда вдохновение отнимает у человека волю и он говорит не то, чтобы ему хотелось сказать, или же не понимает вполне сам своих пророчеств. Так Валаам благословлял евреев тогда, когда ему хотелось проклясть их. Он даже падал на землю в обмороке, когда на него сходил Дух Божий (Чис.24:3, 4). В таком же пассивном состоянии вдохновения находился однажды царь Саул (1Цар.19:24).

Совершенно другое бывало с Самуилом, Исаией и др. пророками. В них человеческий дух только незаметно повышал темп своей жизни и деятельности, под действием Духа Божия. Их духовная деятельность, благодаря этому действию Духа Божия, оживлялась, в душе их появлялись новые настроения, их уму открывались новые горизонты, причем они все-таки могли различать, что, собственно, привходило в их душу свыше и что было результатом их собственной духовной деятельности во время получения откровения (Ис.6:5; Иер.1:7; 2Пет.1:20, 21). Здесь Божественное воздействие опирается более на природные индивидуальные духовные способности человека – на полученное им образование (ср. Дан.9:2 и Иер.25:11), отчего у пророков иногда встречаются почти дословные повторения прежних, им, конечно, известных пророчеств (ср. Ис.2:2–4 и Мих.4:1). Однако образованность не была необходимым условием для получения Божественного откровения, как это доказывает пример пророка из простых пастухов – Амоса (Ам.7:14–15). Зато все пророки должны были сохранять полное послушание воле Божией (Мих.3:8) и всегда заботиться об обращении народа израильского на тот же путь послушания Всевышнему.



Особенности пророческого созерцания.


а) Пророки получали часто откровение в форме видений, образов, притч, символов, которые разгадать иногда довольно мудрено и для которых давались поэтому соответственные объяснения (Ам.7:7–8; Дан.8 и сл.; Зах.1:9). Поэтому и сами пророки говорят часто образами, совершают символические действия. При этом на их речах отражаются черты их личности и они сами принимают деятельное участие в придании откровению известной формы. Действия же символические иногда совершались ими в действительности, иногда же пророки рассказывают о них, как о событиях их внутренней жизни (Иер.19 и сл.; Ис.20 и сл.; Ос.1 и сл.; Иез.12 и сл.).

б) Пророки видели будущие события, которые они предвозвещали, как совершавшиеся при них или даже уже как прошедшие. Так, Исаия говорит о смерти Христа как будто бы он был свидетелем страданий Христовых (Ис.63 и сл.). От этого-то они в своих пророчествах нередко употребляют для обозначения будущих событий прошедшее время, которое поэтому и называется прошедшим пророческим (perfectum propheticum).

в) Пророки смотрят перспективно, т.е. все предметы в их созерцании представляются им расположенными на одной картине, в общих очертаниях, хотя бы это были предметы, относящиеся к различным эпохам; впрочем, все-таки они умеют различить, что находится на переднем плане открывающейся пред ними картины и что – позади, вдали. Хотя освобождение из плена Вавилонского и мессианское спасение часто соединяется в одной картине, но однако пророки не сливают одно с другим и первое представляют только как тень второго.

г) Каждый пророк видел только части великого будущего, которое ожидает людей, и потому пророческое созерцание имело характер отрывочности (1Кор.13:9) и один пророк пополняет другого.

Цель пророческого служения. Пророчество представляло собой самый жизненный элемент в общем плане божественного домостроительства и было наиболее рельефным выражением общения Бога с Его народом. В законе Моисеевом дано было твердое основоположение откровению Божественной воли, но если этот закон должен был войти в жизнь народа, то для этого необходимо было, чтобы Бог непрестанно свидетельствовал о Себе как о Царе Израиля. А для этого и были посылаемы Богом пророки. Они постоянно поддерживали в Израиле сознание того, что он представляет собой государство теократическое. Они должны были охранять закон, выяснять дух и силу его заповедей (Втор.10:16; Втор.30 и сл.), обсуждать явления общественной жизни в Израиле с точки зрения закона, наблюдать за поведением царей и священников, которые нередко отклонялись от начертанного для них в законе Моисея пути и, возвещая решения воли Божией касательно будущего состояния народа, вообще оживлять теократический дух. 2

Поэтому пророки были призываемы только из среды избранного народа (Втор.18:18). Главной же задачей их было утвердить в народе веру в пришествие Мессии и Его царство. Христос и Его царство представляют собой центральный пункт, на который обращено внимание пророков.

Содержание пророчеств. Пророки в своих пророчествах изображают историю царства Божия, как оно существовало и должно было существовать в Израиле и во всем человечестве, особенное внимание свое обращая при этом на завершение этого царства. Они не останавливаются в этом случае только на общих очерках будущего, но входят в подробное и обстоятельное описание частных обстоятельств, стоящих в существенной связи с историей царства Божия. Пророк в Вефиле называет имя царя Иосии за 300 лет до его рождения (3Цар.13:2), Иезекииль дает особые специальные указания на судьбу, ожидающую Иерусалим (Иез.24:2, 25–27), Даниил предвидит детали будущих событий, какие должны иметь место в жизни евреев (Дан.11:10–11).

Пророки и прорицатели. Из сказанного уже достаточно ясно, что истинные пророки были совсем не то, что известные и у язычников прорицатели. Между пророчеством и прорицанием существует двоякое существенное различие. Прежде всего, прорицание относится исключительно только к настоящему времени, пророчество же простирается до последнего предела истории, до конца дней, как выражались пророки. Каждый пророк и настоящее оценивает по его отношению к конечной цели. Благодаря этому, все пророчества составляют одно неразрывное целое. Прорицания языческих оракулов представляют собой ряд независимых одно от другого изречений; они похожи на слова, без логической связи следующие одно за другим на столбцах лексикона. Напротив, все израильские пророчества находятся в связи между собой и дополняют друг друга. Затем языческие оракулы говорили только об обстоятельствах или частной или национальной жизни, израильское же пророчество с самого начала охватывало своим взором все человечество.

Несомненность божественного призвания пророков. Пророки доказывали истинность своего призвания Богом посредством великих чудес, которые они совершали силой Божией. Кроме того, нужно принять в этом случае во внимание чистоту их учения и жизни (Втор.13:2, 5; 1Цар.10:6, 9; ср. Мф.24:24). Особенным даром чудотворения владели Моисей, Илия и Елисей. Сами пророки указывали на исполнение своих пророчеств как на доказательство истинности своего избрания Самим Богом. Пророк Иеремия говорит; «если какой пророк предсказывал мир, то тогда только он был признаваем... за пророка, которого истинно послал Бог, когда сбывалось слово того пророка» (Иер.28:9).

Язык пророков. Так как пророки не были безвольными и бессознательными органами Духа Божия, но сохраняли самоопределение и свои характерные индивидуальные свойства при изложении бывших им откровений, то понятно, что и язык пророков носит различные степени совершенства и от простой прозаической речи нередко достигает высоких ступеней ораторства и поэзии. Амос, пастух, заимствует свои образы и картины из сельской жизни, Даниил говорит как государственный муж. Ранние пророки говорят чистым еврейским языком, позднейшие более или менее пользуются халдейским или арамейским наречием. Особенным изяществом и чистотой речи отличается книга пророка Исаии, которого поэтому некоторые называли «царем пророков». Многие речи пророков имеют форму настоящих поэм, сохраняя при этом все свойства еврейской поэзии.

История пророчества. Если уже допотопные патриархи были, в общем смысле, пророками (напр., Енох – см. Иуд.1:14–15:)), если уже во время Моисея пророчество имело своих представителей (Мариам и 70 старейшин – Чис.11:16), если и в смутное время Судей то там, то здесь мерцал огонь пророческого вдохновения (Суд.2:1; Суд.5:1; 1Цар.2:27), то с Самуила (это, после Моисеева периода, уже второй период в развитии пророчества) пророчество вступает в период настоящего процветания и пророки появляются среди Израиля в очень большом числе. Благодаря энергии Самуила, теократическая жизнь в Израиле оживилась, а вместе с тем обнаружилось во всей силе своей и пророческое вдохновение и пророки или ученики пророческие составляют из себя целые корпорации под управлением великого пророка Самуила. Пророки, начиная с Самуила, оказывали огромное влияние на весь ход жизни израильского народа и цари израильские, в общем, были послушны их внушениям. Со времени разделения Еврейского царства на два (третий период), во главе пророков становится энергичный пророк Ахия из Силома и пророки, особенно в Израильском царстве, где не было ни законной царской династии, ни законного священства, приобретают огромное значение. Немало усилий положено было ими также в борьбе с ложными пророками, появление которых падает на время царя израильского Ахава и которые вели царство к гибели своими льстивыми советами. Пророки, как Илия и Елисей, а также пророки-писатели этого периода всячески старались пробудить теократическое сознание в народе еврейском, но пророки следующего, четвертого периода, напротив, начинают говорить о скором падении теократического царства и о его будущем преобразовании в мессианское царство, чем с одной стороны доказывают, что Бог справедливо карает нарушителей Его закона, а с другой стороны утешают верующих в тех тяжких испытаниях, каким они подвергались в те времена. Наконец, в последний, пятый – послепленный период пророки с одной стороны действуют в видах восстановления внутренней и внешней жизни теократии, с другой – обращают свои взоры к будущему преображению этой жизни.

Значение пророческих книг. Писания пророков важны уже по обилию содержащегося в них учительного материала. В них находим мы величественные изображения существа и свойств Божиих, Его могущества, святости, всеведения, благости и пр. Они дают нам возможность проникнуть взором в невидимый мир и в таинственные глубины человеческого сердца. Изображая нечестие и ожесточение Израиля, пророки как бы этим показывают пред нами зеркало, в котором мы можем видеть отражение и своей жизни. Но особенно важны книги пророков для нас, христиан, потому что в них мы находим исполнившиеся с совершенной точностью пророчества об иудеях и других народах, а главным образом предсказания о Христе. Господь Иисус Христос Сам указывал на пророчества, как на самое верное свидетельство о Нем и Его деятельности (Ин.5:39). Наконец, пророчества важны для нас и потому, что часто в них обстоятельно раскрывается то, на что в Новом Завете указывается только намеками, краткими заметками. Так, напр., 53-я глава кн. Исаии выясняет пред нами истинную причину и цель страданий Христовых, а также дает объяснение к словам Иоанна Крестителя о Христе: «се, агнец Божий!» (Ин.1:29)

Распределение пророческих книг в Библии. Всех пророков, записавших свои речи в книги, было 16. Первые четыре – Исаия, Иеремия, Иезекииль и Даниил, называются великими, а прочие 12 – Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Иона, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария и Малахия – малыми, конечно, по сравнительно малому объему их книг. Впрочем, книга Даниила в еврейской Библии отнесена была в число этнографов (кетубим), а книги 12-ти малых пророков составляли одну книгу. Книги пророческие в нашей Библии распределены не по порядку времени их происхождения, а, вероятно, по объему. Хронологический же порядок пророческих книг можно установить такой. Самым древним пророком был Авдий, пророчествовавший около 885-го г. до Р. Х., за ним следуют Иоиль, Амос, Иона, Осия, Исаия, Михей, Наум, Аввакум и Софония. Это так называемые, допленные пророки. Затем идут пророки периода плена – Иеремия, Иезекииль и Даниил и, наконец, пророки послепленные – Аггей, Захария и Малахия (около 427 г.). 3


* * *


1 См. Konig Das Prophetenthum в Beweis d. Glaubens. 1907. 2, 1–3.

2 Социально-политическая деятельность пророков прекрасно очерчена в книге Walter'а: Die Propheten in ihrem socialem Beruf. Freiburg 1900. 1–288 с.

3 О пророчествах вообще более обстоятельные сведения дает еп. Михаил в своих очерках «Библейская наука» (Ветхий Завет, вып. 4). Об исполнении же пророчеств можно читать у Кейта в его книге: «Доказательства истины христианской веры, основанные на буквальном исполнении пророчеств, истории евреев и открытиях новейших путешественников». СПб. 1870 г. С. 1–530.

Скрыть
Комментарий к текущему отрывку
Комментарий к книге
Комментарий к разделу

6:4 а) Букв.: из дома рабства.


6:4 б) Или: выкупил.


6:5 а) Числ 22-24; Иуд 1:11.


6:5 б) В Шиттиме (Долине Акаций) израильтяне расположились лагерем после попытки Валаама проклясть их, там же они были перед входом в землю обетованную (Числ 25:1; Ис Нав 2:1; 3:1); в Гилгале же они разбили свой лагерь, ожидая чуда у стен Иерихона (Ис Нав 4:19-5:12).


6:7 Букв.: плод чрева своего.


6:8 а) Или: хранить верность; букв.: любить милосердие / верность;


6:8 б) Букв.: смиренно ходить с Богом; см. примеч. к Быт 5:22.


6:9 а) Пер. по друг. чтению; масоретский текст: увидит имя.


6:9 б) Друг. чтение: слушай, племя и городское собрание!


6:10 а) Так в древн. переводах; масоретский текст: есть ли (что-то) еще.


6:10 б) Букв.: об эфе - мера объема, около 22 л.


6:11 Так в Вульгате; масоретский текст: чист ли я.


6:12 Букв.: ее.


6:14 Евр. текст не вполне ясен.


6:16 а) Царь Ахав был сыном Авмрия и мужем своевольной язычницы Иезавели. Почти за два века до Михея пророк Илия выступал против идолопоклонства и языческих обычаев, которые Ахав допустил в Израиле (3 Цар 16:21-34; 18:1-18; 21:1-26).


6:16 б) Друг. чтение; масоретский текст: и понесешь ты позор народа Моего.


7:2 а) Или: богобоязненных.


7:2 б) Или: справедливого; то же в ст. 4.


7:8 В ст. 8-10 представлены слова израильтянина или, возможно, пророка, который, говоря от имени всего народа, кается во грехе и выражает уверенность, что в конце концов Господь даст Своему народу победу над его врагами. Местоимения в этих стихах ед. числа жен. рода выступают в роли указания на то, что это говорит «дочь Сиона», олицетворяющая город Иерусалим (ср. 1:13; 4:8, 10, 13). «Враг» здесь, вероятно, символически представляет всех врагов народа Божьего.


7:9 Букв.: не восстановит права мои.


7:11 Или: день, когда отдалятся границы (врагов); друг. возм. пер.: когда будут далеки законы; масоретский текст не вполне ясен.


7:12 Букв.: до реки.


7:14 Или: посреди тучных пастбищ.


7:19 Букв.: их.


7:20 Или: истину.


Он будет суд правый вершить между людьми, споры множества народов, и сильных, и дальних - разрешит; перекуют они мечи на лемеха, копья - на ножи садовые, не поднимут более народы друг на друга меча и искусство войны предадут забвенью (4:3).

Книга Михея дает возможность увидеть в духовной перспективе глазами провидца и правдоискателя бурные события VIII в. до Р.Х. в жизни Северного царства, Израиля, и Южного царства, Иудеи. Пророк предсказывает падение Самарии (столицы северного царства) под натиском полчищ ассирийских поработителей в 722 г. до Р.Х и бесстрашно возглашает предупреждение о разрушении Иерусалима и его Храма - главной святыни Южного царства (3:12, ср. Иер 26:18). Пророческие изречения о грядущем суде чередуются с обещаниями будущих благ народам Израиля и Иуды. И тот, и другой народ нарушили свой Союз (Завет) с Богом. Устами Михея Господь говорит как Обличитель Своего народа, но в то же время через него и дает обещания о благословениях, которые будут даны человечеству с пришествием Того, Кто станет истинным Пастырем Божьего стада.

Михей и Исайя очень близки друг другу по духу и по стилю. Но в отличие от своего знаменитого современника Исайи Михей был простым деревенским жителем, родившимся в мало кому известном Морешет-Гате, на юго-западе от Иерусалима, возле филистимской границы. В конце VIII в. до Р.Х., во времена правления иудейских царей Иофама, Ахаза и Езекии, Иудея находилась в состоянии глубокого духовного упадка. Но это не помешало Михею и, может быть, напротив, даже побудило его прислушаться к проповедям Исайи и, ревнуя о новой, чистой жизни, стать пророком Бога Яхве. Он был одарен удивительным даром духовного видения. Ни массовые кровопролития, ни насилия тех дней не сломили его. Богатые и сильные мира сего не смогли запугать его. Он говорил как человек, живущий в присутствии Бога и увидевший мир Его глазами.

Михей предостерегал жителей Иудеи о надвигающейся национальной катастрофе, но духовные и светские власти Иерусалима были глухи к его проповеди. Они были уверены, что Бог, Храм которого украшал их город, защитит их от всякой беды уже ради одного этого красивого здания. Михей противостоял надменности вождей народа и их неверным представлениям о Боге: Он, по утверждению пророка, не оставит без наказания тех, кто добру и справедливости предпочитает зло и обман. Гибель постигнет и город, и величественный Храм из-за нежелания людей дать в своем сердце место Богу святости и любви.

В книге Михея, где, как можно полагать, собраны его проповеди, предостережения о судах Божьих чередуются со словами о Его милости, что явно отражает характер Бога: Он и в праведном гневе Своем не перестает быть добрым и милостивым. Живые пророческие слова Михея о грядущем Царе-Мессии, жаждущем собрать вместе весь Свой народ (2:12, 13) и утвердить мир и справедливость на земле и в сердцах наших (4:2, 3) питают духовно жаждущих и сегодня. Ведь именно Михей предсказал, что этот Царь-Миротворец при своем первом явлении на нашу Землю должен будет родиться в маленьком иудейском городке Вифлееме (5:2). После того, как это исполнилось при рождении Иисуса Христа, можно ли сомневаться в верности Его предсказаний?

Скрыть

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

 

Перед нами картины нравственного распада. Не стало милосердных, ни на кого нельзя положиться. Состояние тогдашнего общества напоминает пророку опустошение сада после уборки плодов, когда ни одной ягоды не осталось на ветвях... 

 

Что может сделать человек, если вокруг него — сплошной грех? Обличить? А если обличает, а его не слышат?... 

 

Господь предлагает людям судиться с Ним. Мы уже готовы представить такой суд грозным, при этом вряд ли будет... 

Библиотека

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).