Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Лев 19:1-37

1 Locutus est Dominus ad Moysen, dicens: 2 Loquere ad omnem cœtum filiorum Israël, et dices ad eos: Sancti estote, quia ego sanctus sum, Dominus Deus vester. 3 Unusquisque patrem suum, et matrem suam timeat. Sabbata mea custodite. Ego Dominus Deus vester. 4 Nolite converti ad idola, nec deos conflatiles faciatis vobis. Ego Dominus Deus vester. 5 Si immolaveritis hostiam pacificorum Domino, ut sit placabilis, 6 eo die quo fuerit immolata, comedetis eam, et die altero: quidquid autem residuum fuerit in diem tertium, igne comburetis. 7 Si quis post biduum comederit ex ea, profanus erit, et impietatis reus: 8 portabitque iniquitatem suam, quia sanctum Domini polluit, et peribit anima illa de populo suo.
9 Cumque messueris segetes terræ tuæ, non tondebis usque ad solum superficiem terræ, nec remanentes spicas colliges, 10 neque in vinea tua racemos et grana decidentia congregabis: sed pauperibus et peregrinis carpenda dimittes. Ego Dominus Deus vester. 11 Non facietis furtum. Non mentiemini, nec decipiet unusquisque proximum suum. 12 Non perjurabis in nomine meo, nec pollues nomen Dei tui. Ego Dominus. 13 Non facies calumniam proximo tuo nec vi opprimes eum. Non morabitur opus mercenarii tui apud te usque mane. 14 Non maledices surdo, nec coram cæco pones offendiculum: sed timebis Dominum Deum tuum, quia ego sum Dominus. 15 Non facies quod iniquum est, nec injuste judicabis. Non consideres personam pauperis, nec honores vultum potentis. Juste judica proximo tuo. 16 Non eris criminator, nec susurro in populo. Non stabis contra sanguinem proximi tui. Ego Dominus. 17 Non oderis fratrem tuum in corde tuo, sed publice argue eum, ne habeas super illo peccatum. 18 Non quæras ultionem, nec memor eris injuriæ civium tuorum. Diliges amicum tuum sicut teipsum. Ego Dominus.
19 Leges meas custodite. Jumentum tuum non facies coire cum alterius generis animantibus. Agrum tuum non seres diverso semine. Veste, quæ ex duobus texta est, non indueris. 20 Homo, si dormierit cum muliere coitu seminis, quæ sit ancilla etiam nubilis, et tamen pretio non redempta, nec libertate donata: vapulabunt ambo, et non morientur, quia non fuit libera. 21 Pro delicto autem suo offeret Domino ad ostium tabernaculi testimonii arietem: 22 orabitque pro eo sacerdos, et pro peccato ejus coram Domino, et repropitiabitur ei, dimitteturque peccatum. 23 Quando ingressi fueritis terram, et plantaveritis in ea ligna pomifera, auferetis præputia eorum: poma, quæ germinant, immunda erunt vobis, nec edetis ex eis. 24 Quarto autem anno omnis fructus eorum sanctificabitur, laudabilis Domino. 25 Quinto autem anno comedetis fructus, congregantes poma, quæ proferunt. Ego Dominus Deus vester. 26 Non comedetis cum sanguine. Non augurabimini, nec observabitis somnia. 27 Neque in rotundum attondebitis comam, nec radetis barbam. 28 Et super mortuo non incidetis carnem vestram, neque figuras aliquas aut stigmata facietis vobis. Ego Dominus. 29 Ne prostituas filiam tuam, ne contaminetur terra et impleatur piaculo. 30 Sabbata mea custodite, et sanctuarium meum metuite. Ego Dominus. 31 Non declinetis ad magos, nec ab ariolis aliquid sciscitemini, ut polluamini per eos. Ego Dominus Deus vester. 32 Coram cano capite consurge, et honora personam senis: et time Dominum Deum tuum. Ego sum Dominus.
33 Si habitaverit advena in terra vestra, et moratus fuerit inter vos, non exprobretis ei: 34 sed sit inter vos quasi indigena, et diligetis eum quasi vosmetipsos: fuistis enim et vos advenæ in terra Ægypti. Ego Dominus Deus vester.
35 Nolite facere iniquum aliquid in judicio, in regula, in pondere, in mensura. 36 Statera justa, et æqua sint pondera, justus modius, æquusque sextarius. Ego Dominus Deus vester, qui eduxi vos de terra Ægypti. 37 Custodite omnia præcepta mea, et universa judicia, et facite ea. Ego Dominus.
Свернуть

Глава 19 начинает собой вторую часть Книги Левита, той, что у библеистов получила название Кодекса святости. Такое название не случайно: в ней рефреном повторяются слова Бога «будьте святы потому, что свят Я, Яхве, Бог ваш». Что же означает в данном случае святость? Мы сегодня под святостью понимаем, как правило, праведность, притом праведность христианскую. Тех, кто стал образцом такой праведности, мы и называем обычно святыми. Между тем в Книге Левита, и особенно во второй её части, святость понимается в смысле, уже не очень отличающемся от новозаветного.

Тут под святостью понимается состояние освящённости человека, то самое, которое человек обретает, если пребывает в Божьем присутствии. Таким человек становился всякий раз, когда приходил к алтарю и участвовал в жертвоприношении — ведь там, у алтаря, совершенно реально присутствовал Бог, и человек, если был Ему открыт, так же совершенно реально менялся вследствие встречи с Ним.

Проблема, однако, заключалась в том, что, возвращаясь затем к обычной, повседневной жизни, человек вновь откатывался назад, становясь прежним, таким, каким он был до встречи с Богом. Состояние освящённости, или святости, не было устойчивым, оно бывало лишь временным, хотя у людей по-настоящему верующих достаточно регулярным: ведь такие люди приходили к алтарю обычно не реже раза в неделю.

Главным для верующего яхвиста традиционно считалась чистота: ведь состояние чистоты делало человека готовым к встрече с Богом и к освящению. Теперь же целью жизни верующего яхвиста становится не чистота, а именно освящённость, святость как обычное, повседневное состояние. Это была, конечно, сверхзадача: откровение было получено, но как его осуществить, ещё не было ясно.

Тут нужны были новые откровения, и они пришли через пророков, тех, которых библеисты называют обычно поздними, начиная с Амоса и заканчивая Малахией. Пока же Книга Левита предлагает ищущим полноценной духовной жизни и отношений с Богом строгое и неуклонное соблюдение всех заповедей и всех норм ритуальной чистоты. Цель понятна: жить так, чтобы не допускать в своей жизни никакого, даже малейшего, осквернения. Казалось, если так жить, цель будет достигнута. Понадобился опыт многих столетий, чтобы понять, что всё не так просто и что таким способом она не достигается — но это уже отдельная история.

Другие мысли вслух

 
На Лев 19:1-37
1 Locutus est Dominus ad Moysen, dicens: 2 Loquere ad omnem cœtum filiorum Israël, et dices ad eos: Sancti estote, quia ego sanctus sum, Dominus Deus vester. 3 Unusquisque patrem suum, et matrem suam timeat. Sabbata mea custodite. Ego Dominus Deus vester. 4 Nolite converti ad idola, nec deos conflatiles faciatis vobis. Ego Dominus Deus vester. 5 Si immolaveritis hostiam pacificorum Domino, ut sit placabilis, 6 eo die quo fuerit immolata, comedetis eam, et die altero: quidquid autem residuum fuerit in diem tertium, igne comburetis. 7 Si quis post biduum comederit ex ea, profanus erit, et impietatis reus: 8 portabitque iniquitatem suam, quia sanctum Domini polluit, et peribit anima illa de populo suo.
9 Cumque messueris segetes terræ tuæ, non tondebis usque ad solum superficiem terræ, nec remanentes spicas colliges, 10 neque in vinea tua racemos et grana decidentia congregabis: sed pauperibus et peregrinis carpenda dimittes. Ego Dominus Deus vester. 11 Non facietis furtum. Non mentiemini, nec decipiet unusquisque proximum suum. 12 Non perjurabis in nomine meo, nec pollues nomen Dei tui. Ego Dominus. 13 Non facies calumniam proximo tuo nec vi opprimes eum. Non morabitur opus mercenarii tui apud te usque mane. 14 Non maledices surdo, nec coram cæco pones offendiculum: sed timebis Dominum Deum tuum, quia ego sum Dominus. 15 Non facies quod iniquum est, nec injuste judicabis. Non consideres personam pauperis, nec honores vultum potentis. Juste judica proximo tuo. 16 Non eris criminator, nec susurro in populo. Non stabis contra sanguinem proximi tui. Ego Dominus. 17 Non oderis fratrem tuum in corde tuo, sed publice argue eum, ne habeas super illo peccatum. 18 Non quæras ultionem, nec memor eris injuriæ civium tuorum. Diliges amicum tuum sicut teipsum. Ego Dominus.
19 Leges meas custodite. Jumentum tuum non facies coire cum alterius generis animantibus. Agrum tuum non seres diverso semine. Veste, quæ ex duobus texta est, non indueris. 20 Homo, si dormierit cum muliere coitu seminis, quæ sit ancilla etiam nubilis, et tamen pretio non redempta, nec libertate donata: vapulabunt ambo, et non morientur, quia non fuit libera. 21 Pro delicto autem suo offeret Domino ad ostium tabernaculi testimonii arietem: 22 orabitque pro eo sacerdos, et pro peccato ejus coram Domino, et repropitiabitur ei, dimitteturque peccatum. 23 Quando ingressi fueritis terram, et plantaveritis in ea ligna pomifera, auferetis præputia eorum: poma, quæ germinant, immunda erunt vobis, nec edetis ex eis. 24 Quarto autem anno omnis fructus eorum sanctificabitur, laudabilis Domino. 25 Quinto autem anno comedetis fructus, congregantes poma, quæ proferunt. Ego Dominus Deus vester. 26 Non comedetis cum sanguine. Non augurabimini, nec observabitis somnia. 27 Neque in rotundum attondebitis comam, nec radetis barbam. 28 Et super mortuo non incidetis carnem vestram, neque figuras aliquas aut stigmata facietis vobis. Ego Dominus. 29 Ne prostituas filiam tuam, ne contaminetur terra et impleatur piaculo. 30 Sabbata mea custodite, et sanctuarium meum metuite. Ego Dominus. 31 Non declinetis ad magos, nec ab ariolis aliquid sciscitemini, ut polluamini per eos. Ego Dominus Deus vester. 32 Coram cano capite consurge, et honora personam senis: et time Dominum Deum tuum. Ego sum Dominus.
33 Si habitaverit advena in terra vestra, et moratus fuerit inter vos, non exprobretis ei: 34 sed sit inter vos quasi indigena, et diligetis eum quasi vosmetipsos: fuistis enim et vos advenæ in terra Ægypti. Ego Dominus Deus vester.
35 Nolite facere iniquum aliquid in judicio, in regula, in pondere, in mensura. 36 Statera justa, et æqua sint pondera, justus modius, æquusque sextarius. Ego Dominus Deus vester, qui eduxi vos de terra Ægypti. 37 Custodite omnia præcepta mea, et universa judicia, et facite ea. Ego Dominus.
Свернуть
Мы уже видели в Книге Левит много определений святости — святости, как посвященности Богу, как...  Читать далее

Мы уже видели в Книге Левит много определений святости — святости, как посвященности Богу, как принадлежности Его народу, как религиозной и нравственной чистоты. Сегодняшняя глава тоже начинается с призыва к святости: «Святы будьте, ибо свят Я». Но большинство заповедей этой главы мы, наверное, назвали бы «нормами социального поведения» или «признаками гражданского общества». Среди них заповеди о милости к неимущим, о честности в торговле, о мире с соседями, о заботе о родителях. Оказывается, это не просто «мирские заботы», не имеющие отношения к религии, а — ни больше ни меньше — путь святости. Этот путь отличается тем, что его нельзя проходить только в одиночку. Это путь общества, как единого целого, общества, которое начинается с наших семей и заканчивается целой страной и мировым сообществом. Тем, кто привык, что святость — личное дело каждого, следует помнить, что она также может быть делом, совершаемым вместе — со всем миром.

Свернуть
 
На Лев 19:1-2
1 Locutus est Dominus ad Moysen, dicens: 2 Loquere ad omnem cœtum filiorum Israël, et dices ad eos: Sancti estote, quia ego sanctus sum, Dominus Deus vester.
Свернуть
Почти каждое Свое повеление Господь заканчивает словами: «Я Господь Бог ваш». Почему? О чем это должно напоминать и чем это может...  Читать далее

Почти каждое Свое повеление Господь заканчивает словами: «Я Господь Бог ваш». Почему? О чем это должно напоминать и чем это может помочь, когда заповеди кажутся нам невыполнимыми? Эти слова — начальные слова первой заповеди из десяти главных заповедей. Если нет ее, нет и других заповедей. Господь — Бог наш, он сотворил нас, сотворил по Своему образу и подобию, Он дал нам жизнь, свободу, Он любит нас. И Он просит нас быть святыми как он. Да, мы грешники, мы не можем. Но в Евангелии сказано, что человеку это невозможно, а Богу все возможно. В чем-то мы уже подобны ему. Святой — это тот, то принадлежит Богу. Значит, чем больше мы будем отдавать Богу нашу жизнь, самих себя, тем больше мы будем подобны ему, в нас будет проявляться наша настоящая сущность, то, какими Он сотворил нас.

Свернуть
 
На Лев 19:1-2
1 Locutus est Dominus ad Moysen, dicens: 2 Loquere ad omnem cœtum filiorum Israël, et dices ad eos: Sancti estote, quia ego sanctus sum, Dominus Deus vester.
Свернуть
Вторая часть Книги Левита (начиная с гл. 19 и до конца; библеисты называют эту вторую часть книги «Кодексом святости») начинается призывом Бога...  Читать далее

Вторая часть Книги Левита (начиная с гл. 19 и до конца; библеисты называют эту вторую часть книги «Кодексом святости») начинается призывом Бога, обращённым Им к Своему народу: «будьте святы, потому что свят Я, Яхве, Бог ваш». Призыв этот может показаться чем-то рутинным, но если вдуматься в его смысл и вспомнить, когда он прозвучал, он окажется самым настоящим призывом к духовной революции.

Судя по согласному мнению большинства библеистов, вторая часть Книги Левита, называемая обычно «Кодексом святости», была написана в IX или в VIII в. до н.э., в эпоху Первого Храма. Соответственно, и святость понималась в ней так, как понималась она в священнической яхвистской традиции, а не в смысле праведности, как обычно понимаем мы это слово сегодня. В священнической же традиции святость обозначала освящённость человека, то особое духовное состояние, которое обретает человек у алтаря в присутствии Божием, состояние, изменяющее не только сердце и душу человека, но и его тело.

Ранняя священническая традиция, корнями уходящая в Моисееву эпоху, не требовала от человека того, чтобы он пребывал в этом состоянии постоянно. Человеку достаточно было лишь оставаться чистым, потому, что понятие чистоты в священнической традиции связывалось с возможностью подойти к алтарю и освятиться. Теперь же, как видно, планка поднимается выше: от человека требуется не просто чистота, а именно освящённость, которую он должен сохранять всегда, а не только тогда, когда находится в Храме и участвует в богослужении и в жертвенной трапезе.

Вероятно, такое требование появилось в свете нового литургического опыта, появившегося в эпоху Первого Храма, когда общине приоткрылось Царство, как реальность, выражаясь евангельским языком, «не от мира сего». Тогда-то и стало понятно, что в это Царство не войти, не будучи освящённым, а значит, освящённым надо оставаться всегда: ведь неизвестно, когда настанет день Суда и торжества Царства!

Но предложенные в Книге Левита средства оказались неадекватны поставленной задаче: она могла предложить верным лишь более строгие и тщательно разработанные нормы и правила ритуальной чистоты. Они включали, разумеется, и воздержание от греха, но такое воздержание предписывалось и прежде, оно было чем-то само собой разумеющимся.

Ничего удивительного тут нет: поставленная задача была действительно неразрешима до прихода в мир Христа, но об этом автор Кодекса святости знать ещё не мог. Ему была открыта цель, но ещё не было открыто, с Чьей помощью этой цели можно достичь. Однако даже такое неполное откровение задавало духовный вектор на многие столетия вперёд и готовило народ Божий к новым откровениям, благодаря которым ему прояснится уже не только цель, но и средства её достижения.

Свернуть
 
На Лев 19:1-2
1 Locutus est Dominus ad Moysen, dicens: 2 Loquere ad omnem cœtum filiorum Israël, et dices ad eos: Sancti estote, quia ego sanctus sum, Dominus Deus vester.
Свернуть
Вторая часть Книги Левита (начиная с гл. 19 и до конца; библеисты называют эту вторую часть книги «Кодексом святости») начинается призывом Бога...  Читать далее

Вторая часть Книги Левита (начиная с гл. 19 и до конца; библеисты называют эту вторую часть книги «Кодексом святости») начинается призывом Бога, обращённым Им к Своему народу: «будьте святы, потому что свят Я, Яхве, Бог ваш». Призыв этот может показаться чем-то рутинным, но если вдуматься в его смысл и вспомнить, когда он прозвучал, он окажется самым настоящим призывом к духовной революции.

Судя по согласному мнению большинства библеистов, вторая часть Книги Левита, называемая обычно «Кодексом святости», была написана в IX или в VIII в. до н.э., в эпоху Первого Храма. Соответственно, и святость понималась в ней так, как понималась она в священнической яхвистской традиции, а не в смысле праведности, как обычно понимаем мы это слово сегодня. В священнической же традиции святость обозначала освящённость человека, то особое духовное состояние, которое обретает человек у алтаря в присутствии Божием, состояние, изменяющее не только сердце и душу человека, но и его тело.

Ранняя священническая традиция, корнями уходящая в Моисееву эпоху, не требовала от человека того, чтобы он пребывал в этом состоянии постоянно. Человеку достаточно было лишь оставаться чистым, потому, что понятие чистоты в священнической традиции связывалось с возможностью подойти к алтарю и освятиться. Теперь же, как видно, планка поднимается выше: от человека требуется не просто чистота, а именно освящённость, которую он должен сохранять всегда, а не только тогда, когда находится в Храме и участвует в богослужении и в жертвенной трапезе.

Вероятно, такое требование появилось в свете нового литургического опыта, появившегося в эпоху Первого Храма, когда общине приоткрылось Царство, как реальность, выражаясь евангельским языком, «не от мира сего». Тогда-то и стало понятно, что в это Царство не войти, не будучи освящённым, а значит, освящённым надо оставаться всегда: ведь неизвестно, когда настанет день Суда и торжества Царства!

Но предложенные в Книге Левита средства оказались неадекватны поставленной задаче: она могла предложить верным лишь более строгие и тщательно разработанные нормы и правила ритуальной чистоты. Они включали, разумеется, и воздержание от греха, но такое воздержание предписывалось и прежде, оно было чем-то само собой разумеющимся.

Ничего удивительного тут нет: поставленная задача была действительно неразрешима до прихода в мир Христа, но об этом автор Кодекса святости знать ещё не мог. Ему была открыта цель, но ещё не было открыто, с Чьей помощью этой цели можно достичь. Однако даже такое неполное откровение задавало духовный вектор на многие столетия вперёд и готовило народ Божий к новым откровениям, благодаря которым ему прояснится уже не только цель, но и средства её достижения.

Свернуть
 
На Лев 19:12
12 Non perjurabis in nomine meo, nec pollues nomen Dei tui. Ego Dominus.
Свернуть
Клятва именем богов или духов считалась священной издавна, ещё в добиблейские, дояхвисткие времена. В этом случае, обещая что-то другому или самому себе, обещающий как бы призывает в свидетели тех, чьи имена упоминает. Яхвистская практика в этом смысле от языческой отличалась мало: клянясь Богом, человек призывал Его в свидетели...  Читать далее

Клятва именем богов или духов считалась священной издавна, ещё в добиблейские, дояхвисткие времена. В этом случае, обещая что-то другому или самому себе, обещающий как бы призывает в свидетели тех, чьи имена упоминает. Яхвистская практика в этом смысле от языческой отличалась мало: клянясь Богом, человек призывал Его в свидетели данного обещания — обычно обещания сделать что-нибудь для себя или для другого. Скажем, отомстить врагу. Или сделать что-то для друга. Для партнёра. Для господина. Или отблагодарить Самого Бога — совершить, например, благодарственное жертвоприношение в случае благополучного исхода дела.

Или пожертвовать некую сумму в Храм. Или сделать ещё какое-нибудь доброе дело. Или даже недоброе, если речь шла о врагах. Бывало, например, что именем Божьим клялись покарать убийцу, отомстить ему. Но о чём бы ни шла речь, смысл клятвы был всегда один и тот же: Бога делали как минимум свидетелем, а как максимум — участником тех или иных человеческих планов и замыслов. Зачастую не удосужившись даже спросить у Него, как Он Сам относится к задуманному. Впрочем, во времена Моисея, Иисуса Навина или Давида предполагалось по умолчанию, что Бога в свидетели можно призвать всегда, если, конечно, речь не идёт о прямом нарушении Торы, данного Богом Закона.

В этом смысле и предписывает Книга Левита «не клясться ложно». Речь идёт не только о том, чтобы не обещать того, чего исполнять не собираешься, или даже того, относительно чего не уверен, что сможешь это исполнить. Речь о том, что нельзя призывать Бога в свидетели тогда, когда задумал что-то противоречащее Торе. Тут Он уж точно свидетелем быть не захочет. Но есть, конечно, и более серьёзная проблема, связанная с такими клятвами — та самая, из-за которой Иисус, как известно, вообще запрещает Своим последователям клясться именем Божьим. В самом деле: человек, такую клятву дающий, берёт на себя безусловное обязательство её выполнить.

Конечно, на практике во все времена обстоятельства, как говорят юристы, непреодолимой силы считались достаточным основанием для отказа от исполнения данной клятвы или обета. Но это всё же некая поблажка, шаг навстречу человеческой слабости. По большому счёту клятву или обет, данные именем Божьим, нужно исполнить в любом случае — или умереть. Если бы вопрос стоял так, вряд ли нашлось бы много желающих клясться именем Божьим.

А между тем в глазах Божьих он именно так и стоит. И если уж человек не в состоянии отвечать даже за себя, хотя бы потому, что никто из нас не знает, что с ним случится завтра, то давать такие самоуверенные клятвы и приносить не менее самоуверенные обеты вряд ли имеет смысл. О чём, собственно, и напоминает Иисус Своим слушателям, предостерегая их от клятв именем Божьим, в исполнении которых они никогда не могут быть уверенными просто потому, что принадлежат не себе, а как раз Тому, Чьим именем клянутся.

Свернуть
 
На Лев 19:17
17 Non oderis fratrem tuum in corde tuo, sed publice argue eum, ne habeas super illo peccatum.
Свернуть
В нашем обыденном сознании довольно прочно закрепилась связь между враждой и обличением. Собственно, чаще всего обличение и бывает следствием враждебного отношения к обличаемому. А если даже личной вражды и нет, то всё-таки...  Читать далее

В нашем обыденном сознании довольно прочно закрепилась связь между враждой и обличением. Собственно, чаще всего обличение и бывает следствием враждебного отношения к обличаемому. А если даже личной вражды и нет, то всё-таки на обличаемого смотрят, как на противника, которому нужно нанести поражение, политическое, моральное или какое угодно ещё. А вот священнописатель предлагает нам совершенно иную логику. Вражда и обличение для него связаны с совершенно различными духовными состояниями. В самом деле, обличить ближнего нужно для того, чтобы не понести за него греха. Очевидно, речь идёт о ситуации соучастия в том, что является грехом и в чём участвовать никак нельзя. Но неучастие собственно в такой ситуации и означает обличение, ведь, отказываясь поддержать человека, с ним так или иначе придётся объясниться, а такое объяснение, если, конечно, не лукавить, непременно станет обличением. А вот гнев и сердечная вражда, как видно, обличения не предполагают. Конечно, вражда, скрытая в сердце, сама по себе гневом не является, но, не проявляясь так, как должна проявиться, непременно гнев порождает. Такая скрытая вражда, в конечном счёте, никому не приносит пользы: если обличение часто помогает расставить точки над i, то скрытая вражда и порождаемый ею гнев лишь ещё больше запутывают обе стороны. И тогда отношения с ближним заходят в духовный тупик, найти выход из которого бывает порой очень непросто. И неудивительно: ведь обличение, хотя бы и сопровождаемое негативными эмоциями, в основе своей всё же несёт стремление разобраться, кто прав, а кто нет, понять, где грех, а где праведность. Вражда же всегда бывает движима чувствами и интенциями, так или иначе связанными, прежде всего, с самоутверждением за счёт ближнего, а желание подобного рода самоутверждения с самого начала исключает возможность любви, а значит, и возможность того, что отношения эти когда-нибудь станут частью Царства.

Свернуть
 
На Лев 19:18
18 Non quæras ultionem, nec memor eris injuriæ civium tuorum. Diliges amicum tuum sicut teipsum. Ego Dominus.
Свернуть
Вторая половина стиха 18  — это очень известные слова. Может быть, самые цитируемые во всем Ветхом Завете. Конечно, ведь Иисус включил их в Свою формулу главной заповеди закона...  Читать далее

Вторая половина стиха 18 — это очень известные слова. Может быть, самые цитируемые во всем Ветхом Завете. Конечно, ведь Иисус включил их в Свою формулу главной заповеди закона. Но как же много людей до сих пор бегут от ее простого и ясного смысла, подобно тому законнику, который, желая себя оправдать, спрашивал: «А кто мой ближний?» (Лк. 10:29).

Вот классический пример. Человек говорит (или думает): «Написано «как самого себя». А разве я умею любить себя? Значит, мне нужно сначала научиться этому!» — и начинает любить себя. И так попробует, и эдак. Посмотрит со стороны: «Ну, как я себя люблю? Нет, еще недостаточно, надо еще». И опять давай себя любить. Так до ближнего дело и не доходит.

А ведь первая половина стиха показывает, что речь не идет ни о какой саморефлексии. Разве кто-нибудь из нас себе мстит? Злится (например, на собственные ошибки) — может быть, но не имеет злобы — наверняка. И апостол Павел в послании к Ефесянам (5:29) говорит о том же: «Никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее».

Свернуть
 
На Лев 19:18
18 Non quæras ultionem, nec memor eris injuriæ civium tuorum. Diliges amicum tuum sicut teipsum. Ego Dominus.
Свернуть
Заповедь о любви к ближнему, многими сегодня воспринимаемая как исключительно новозаветная, на самом деле существовала задолго до прихода в мир Спасителя. Книга Левита связывает любовь к ближнему с отказом от мести — а тем самым и с новозаветным «правилом другой щеки»: там ведь тоже речь идёт именно о мести, о той материальной или моральной компенсации, которой можно было...  Читать далее

Заповедь о любви к ближнему, многими сегодня воспринимаемая как исключительно новозаветная, на самом деле существовала задолго до прихода в мир Спасителя. Книга Левита связывает любовь к ближнему с отказом от мести — а тем самым и с новозаветным «правилом другой щеки»: там ведь тоже речь идёт именно о мести, о той материальной или моральной компенсации, которой можно было потребовать за оскорбление (речь в данном случае идёт, конечно, не об избиении, а об оскорблении, о пощёчине).

Иисус связывает «правило другой щеки» с той нормой Торы, которая предполагает воздаяние по принципу «око за око, зуб за зуб». Такая норма в Торе действительно присутствует, и предполагает она именно месть. Но в таком случае оказывается, что не только в словах Иисуса, но и в самой Торе есть нормы, противоречащие принципу «око за око, зуб за зуб». Как же такое возможно? Многое станет понятнее, если вспомнить, в каком законодательном контексте эта норма даётся. Появляется она в тексте Книги Исхода (в Книге Второзакония её тоже можно найти, но там она лишь повторена).

Законодательство Книги Исхода много говорит о материальной компенсации в случае преднамеренного или непреднамеренного увечья, нанесённого ближнему: там описана целая система штрафов, разработанная на этот случай. А в дополнение к ней даётся правило «око за око, зуб за зуб». Это, очевидно, некий альтернативный вариант разрешения конфликта. Альтернативный — и весьма архаичный, восходящий ещё к добиблейским, дояхвистским обычаям и нормам. Которые, как видно, во времена, когда было создано законодательство, вошедшее в Книгу Исхода, ещё не были забыты.

Кровная месть и принцип нанесения соразмерного вреда — это оттуда, из дояхвистской старины. Тора не предписывает мести, она лишь ограничивает её как часть существовавшей на тот момент практики. А вот Книга Левита — книга более поздняя — уже требует отказа от мести ради любви к ближнему. Неудивительно, что и Спаситель требует того же: ведь с жизнью Царства месть уж и вовсе никак не совместима. Тем самым Он доводит до конца ту тенденцию, которая была ясно обозначена Торой уже в самых ранних её вариантах. Оно и понятно: Он ведь Сам говорил, что пришёл не разрушать Тору, а явить её в полноте. В полноте Царства.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).