Библия-Центр
РУ

Мысли вслух на Ps 68:1-37

Du maître de chant. De David. Psaume. Cantique.
Que Dieu se lève, et ses ennemis se dispersent, et ses adversaires fuient devant sa face.
Comme se dissipe la fumée, tu les dissipes; comme fond la cire en face du feu, ils périssent, les impies, en face de Dieu.
Mais les justes jubilent devant la face de Dieu, ils exultent et dansent de joie.
Chantez à Dieu, jouez pour son nom, frayez la route au Chevaucheur des nuées, jubilez en Yahvé, dansez devant sa face.
Père des orphelins, justicier des veuves, c'est Dieu dans son lieu de sainteté;
Dieu donne à l'isolé le séjour d'une maison, il ouvre aux captifs la porte du bonheur, mais les rebelles demeurent sur un sol aride.
O Dieu, quand tu sortis à la face de ton peuple, quand tu foulas le désert,
la terre trembla, les cieux mêmes fondirent en face de Dieu, en face de Dieu, le Dieu d'Israël.
10  Tu répandis, ô Dieu, une pluie de largesses, ton héritage exténué, toi, tu l'affermis;
11  ta famille trouva un séjour, celui-là qu'en ta bonté, ô Dieu, tu préparais au pauvre.
12  Le Seigneur a donné un ordre, c'est l'annonce d'une armée innombrable.
13  Et les chefs d'armée détalaient, détalaient, la belle du foyer partage le butin.
14  Alors que vous reposez entre les deux murets, les ailes de la Colombe se couvrent d'argent, et ses plumes d'un reflet d'or vert;
15  quand Shaddaï disperse les rois, c'est par elle qu'il neige sur le Mont-sombre.
16  Montagne de Dieu, la montagne de Bashân! Montagne sourcilleuse, la montagne de Bashân!
17  Pourquoi jalouser, montagnes sourcilleuses, la montagne que Dieu a désirée pour séjour? Oui, Yahvé y demeurera jusqu'à la fin.
18  Les équipages de Dieu sont des milliers de myriades; le Seigneur est venu du Sinaï au sanctuaire.
19  Tu as gravi la hauteur, capturé des captifs, reçu des hommes en tribut, même les rebelles, pour que Yahvé Dieu ait une demeure.
20  Béni soit le Seigneur de jour en jour! Il prend charge de nous, le Dieu de notre salut.
21  Le Dieu que nous avons est un Dieu de délivrances, au Seigneur Yahvé sont les issues de la mort;
22  mais Dieu défonce la tête de ses ennemis, le crâne chevelu du criminel qui rôde.
23  Le Seigneur a dit : "De Bashân je fais revenir, je fais revenir des abîmes de la mer,
24  afin que tu enfonces ton pied dans le sang, que la langue de tes chiens ait sa part d'ennemis."
25  On a vu tes processions, ô Dieu, les processions de mon Dieu, de mon roi, au sanctuaire
26  les chantres marchaient devant, les musiciens derrière, les jeunes filles au milieu, battant du tambourin.
27  En chœurs, ils bénissaient Dieu c'est Yahvé, dès l'origine d'Israël.
28  Benjamin était là, le cadet ouvrant la marche; les princes de Juda en robes multicolores, les princes de Zabulon, les princes de Nephtali.
29  Commande, ô mon Dieu, selon ta puissance, la puissance, ô Dieu, que tu as mise en œuvre pour nous,
30  depuis ton Temple au-dessus de Jérusalem. Vers toi viendront les rois, apportant des présents.
31  Menace la bête des roseaux, la bande de taureaux avec les peuples de veaux, qui s'humilie, avec des lingots d'argent! Disperse les peuples qui aiment la guerre.
32  Depuis l'Egypte, des grands viendront, l'Ethiopie tendra les mains vers Dieu.
33  Royaumes de la terre, chantez à Dieu, jouez pour
34  le Chevaucheur des cieux, des cieux antiques.
35  Reconnaissez la puissance de Dieu. Sur Israël sa splendeur, dans les nues sa puissance
36  redoutable est Dieu depuis son sanctuaire. C'est lui, le Dieu d'Israël, qui donne au peuple force et puissance. Béni soit Dieu!
Свернуть

Образ человека, неправедно гонимого и не находящего себе места посреди притеснений издавна истолковывается как один из пророческих образов страдающего Мессии. На то есть все основания: многие подробности, изображённые в псалме, сбылись в земной жизни Спасителя, вплоть до желчи и уксуса, которыми Его поили.

Тем не менее полностью отождествлять человека, повествующего о своих страданиях, с грядущим Мессией нам не позволяет, например, его самокритичное признание: "Боже! Ты знаешь безумие мое, и грехи мои не сокрыты от Тебя". Этот человек не отрицает свою вину и грехи, он их признаёт и исповедует. Но и не признавая себя безупречным, он продолжает надеяться на Господа, тем более, что наличие грехов не делает его гонителей вершителями справедливости.

Можно было бы сказать, что два прочтения псалма противоречат одно другому. Но противоречие снято реальностью Голгофы, где Спаситель искупил наши грехи, разделив страдания со всеми, кому довелось их испытать, а значит, и со слагателем этого псалма.

Другие мысли вслух

 
На Ps 69:11
11  Que j'afflige mon âme par le jeûne et l'on m'en fait un sujet d'insulte;
Свернуть
Как можно относиться к плачущему человеку? Многое, конечно, зависит от того, кто увидел чужое горе. Но всё же даже в падшем мире чужое горе чаще вызывает сочувствие, чем злорадство...  Читать далее

Как можно относиться к плачущему человеку? Многое, конечно, зависит от того, кто увидел чужое горе. Но всё же даже в падшем мире чужое горе чаще вызывает сочувствие, чем злорадство. Исключение составляют случаи, когда плачет враг, которого мы ненавидим. И, хотя Библия советует не злорадствовать и в этом случае, а Евангелие прямо такое злорадство запрещает, избавиться от него оказывается далеко не просто. Но бывает и кое-что похуже. Речь о ситуациях, когда человек плачет оттого, что искренне раскаивается в своих грехах, а окружение его составляют люди глубоко и искренне религиозные. Конечно, о злорадстве в таких случаях речь, как правило, не идёт, особенно, если дело происходит в среде христианской: всё-таки теоретически все христиане (или те, кто себя таковыми считают) признают, что безгрешных людей нет, и раскаяние в совершённом грехе здесь считается нормой. Что же касается времён дохристианских, то тогда, в частности, и в яхвистской среде, на грешника, даже невольного, смотрели, как на неудачника, а на того, кто грешил сознательно, как на человека конченного, с которым не о чем и говорить. Тут, конечно, плач о грехах сочувствия вызвать никак не мог. Но так ли уж отличается в этом отношении ситуация в среде христианской? Конечно, открыто насмехаться над кающимся или презирать его никто не будет. Но вот своеобразного снисходительного «христианского» сочувствия обычно более, чем достаточно. Быть может, и из-за такого отношения в том числе (хотя, разумеется, не только поэтому) исповедь уже в Средние века стала делом, фактически, интимным: христиане стали стесняться своей греховности. Не стыдиться греха, а именно стесняться греховности. Точно так же, как стеснялись её нередко в дохристианские времена. Греха стали стесняться, как в пуританском обществе дурной болезни. И тем самым серьёзно осложнили себе духовную жизнь, которая предполагает, в том числе, и целенаправленную работу по исцелению человека от его грехов. Ведь в церковь человек приходит, помимо прочего, и для этого тоже. И чем меньше будет здесь ложного стыда, тем быстрее пойдёт исцеление.

Свернуть

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).