Bible-Center
Whole Bible
Russian Synodal version (ru)
Share

Книга Премудрости Соломона, Глава 16

ПРЕМУДРОСТЬ В ИСТОРИИ> Чудеса Премудрости во время исхода> 1 Животные: наказание, пища, 15 Молния и град. Манна
Посему они достойно были наказаны чрез подобных животных
  и терзаемы множеством чудовищ.
Вместо такого наказания Ты благодетельствовал народу Твоему;
  в удовлетворение прихоти их Ты приготовил им в насыщение
  необычайную пищу — перепелов,
дабы те, мучимые голодом,
  по отвратительному виду насланных гадов,
  отказывали и необходимому позыву на пищу,
а эти, кратковременно потерпев недостаток,
  вкусили необычайной пищи.
Ибо тех притеснителей должен был постигнуть
  неотвратимый недостаток,
а этим только нужно было показать,
  как мучились враги их.
И тогда, как постигла их ужасная ярость зверей
  и они были истребляемы угрызениями коварных змиев,
  гнев Твой не продолжился до конца;
но они были смущены на краткое время для вразумления,
  получив знамение спасения на воспоминание о заповеди закона Твоего:
ибо обращавшийся исцелялся
  не тем, на что взирал,
  но Тобою, Спасителем всех.
И этим Ты показал врагам нашим,
  что Ты — избавляющий от всякого зла:
ибо их убивали уязвления саранчи и мух,
  и не нашлось врачевства для души их,
  потому что они достойны были мучения от сих.
10 
А сынов Твоих не одолели и зубы ядовитых змиев;
  ибо милость Твоя пришла на помощь и исцелила их.
11 
Хотя они и были уязвляемы в напоминание им слов Твоих,
  но скоро были и исцеляемы,
дабы, впав в глубокое забвение оных,
  не лишились Твоего благодеяния.
12 
Не трава и не пластырь врачевали их,
  но Твое, Господи, всеисцеляющее слово.
13 
Ты имеешь власть жизни и смерти,
  и низводишь до врат ада и возводишь.
14 
Человек по злобе своей убивает,
  но не может возвратить исшедшего духа
  и не может призвать взятой души.
15 
А Твоей руки невозможно избежать:
16 
  ибо нечестивые, отрекшиеся познать Тебя,
наказаны силою мышцы Твоей,
  быв преследуемы необыкновенными дождями, градами
и неотвратимыми бурями
  и истребляемы огнем.
17 
Но самое чудное было то,
  что огонь сильнее оказывал действие в воде, все погашающей,
  ибо самый мир есть поборник за праведных.
18 
Иногда пламя укрощалось,
  чтобы не сжечь животных, посланных на нечестивых,
и чтобы они, видя это, познали,
  что преследуются судом Божиим.
19 
А иногда и среди воды жгло сильнее огня,
  дабы истребить произведения земли неправедной.
20 
Вместо того народ Твой Ты питал пищею ангельскою,
  и послал им, нетрудящимся, с неба готовый хлеб,
  имевший всякую приятность по вкусу каждого.
21 
Ибо свойство пищи Твоей показывало
  Твою любовь к детям,
и в удовлетворение желания вкушающего
  изменялось по вкусу каждого.
22 
А снег и лед выдерживали огонь и не таяли,
  дабы они знали, что огонь, горящий в граде и блистающий в дождях,
  истреблял плоды врагов.
23 
Но тот же огонь, дабы напитались праведные,
  терял свою силу.
24 
Ибо тварь, служа Тебе, Творцу,
  устремляется к наказанию нечестивых
  и утихает для благодеяния верующим в Тебя.
25 
Посему и тогда она, изменяясь во всё,
  повиновалась Твоей благодати, питающей всех,
  по желанию нуждающихся,
26 
дабы сыны Твои, которых Ты, Господи, возлюбил, познали,
  что не роды плодов питают человека,
  но слово Твое сохраняет верующих в Тебя.
27 
Ибо неповреждаемое огнем,
  будучи согреваемо слабым солнечным лучом, тотчас растаявало,
28 
дабы известно было, что должно предупреждать солнце благодарением Тебе
  и обращаться к Тебе на восток света.
29 
Ибо надежда неблагодарного растает, как зимний иней,
  и выльется, как негодная вода.

Книга Премудрости Соломона, Глава 17

ПРЕМУДРОСТЬ В ИСТОРИИ> Чудеса Премудрости во время исхода> 1 Тьма Египетская. Столп огненный
Велики и непостижимы суды Твои;
  посему ненаученные души впали в заблуждение.
Ибо беззаконные, которые задумали угнетать святой народ,
  узники тьмы и пленники долгой ночи,
затворившись в домах,
  скрывались от вечного Промысла.
Думая укрыться в тайных грехах,
  они, под темным покровом забвения,
рассеялись, сильно устрашаемые и смущаемые призраками:
ибо и самое потаенное место, заключавшее их,
  не спасало их от страха,
но страшные звуки вокруг них приводили их в смущение,
  и являлись свирепые чудовища со страшными лицами.
И никакая сила огня не могла озарить,
  ни яркий блеск звезд не в состоянии был
  осветить этой мрачной ночи.
Являлись им только сами собою горящие костры,
  полные ужаса,
и они, страшась невидимого — призрака,
  представляли себе видимое еще худшим.
Пали обольщения волшебного искусства,
  и хвастовство мудростью подверглось посмеянию,
ибо обещавшиеся отогнать от страдавшей души ужасы и страхи
  сами страдали позорною боязливостью.
  И хотя никакие устрашения не тревожили их,
но, преследуемые брожениями ядовитых зверей и свистами пресмыкающихся,
  они исчезали от страха,
боясь взглянуть даже на воздух,
  от которого никуда нельзя убежать.
10 
Ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо
  и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы.
11 
Страх есть не что иное,
  как лишение помощи от рассудка.
12 
Чем меньше надежды внутри,
  тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение.
13 
И они в эту истинно невыносимую
  и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь,
  располагаясь заснуть обыкновенным сном,
14 
то были тревожимы страшными призраками,
  то расслабляемы душевным унынием:
ибо находил на них
  внезапный и неожиданный страх.
15 
Итак, где кто тогда был застигнут,
  делался пленником и заключаем был в эту темницу без оков.
16 
Был ли то земледелец или пастух,
  или занимающийся работами в пустыне,
всякий, быв застигнут, подвергался этой неизбежной судьбе:
17 
  ибо все были связаны одними неразрешимыми узами тьмы.
Свищущий ли ветер,
  или среди густых ветвей сладкозвучный голос птиц,
или сила быстро текущей воды,
  или сильный треск низвергающихся камней,
18 
или незримое бегание скачущих животных,
  или голос ревущих свирепейших зверей,
или отдающееся из горных углублений эхо,
  все это, ужасая их, повергало в расслабление.
19 
Ибо весь мир был освещаем ясным светом
  и занимался беспрепятственно делами;
20 
А над ними одними была распростерта тяжелая ночь,
  образ тьмы, имевшей некогда объять их;
но сами для себя
  они были тягостнее тьмы.